Реферат: Приключения демократии в Старом и Новом Свете - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Приключения демократии в Старом и Новом Свете

Банк рефератов / Философия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 45 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Приключения демократии в Старом и Нов ом Свете Рассуждения о демокра тии , упоминания этого слова к месту и не к месту буквально з аполонили речь политиков , пропагандистов и от дельных граждан не только у нас , но чу ть ли не повсюду в мире . Рассчитывать , что при этом «все и так понятно» , по меньшей мере наивно . Апелляция к эти м ологии ничего не проясняет . Что на самом деле означает власть (или пр авление ?) народа ? Все зависит от того , что же для нас власть , что правление и что народ . Кроме того , важно , как мы по нимаем их взаимодействие и соединение . Это также далеко не риторическ и й в опрос . Словом «демократия» обозначаются и некий политический принцип , и особый тип власти , и система правления , и разновидность пол итического режима , и определенная политическая культура , и довольно неоднородный идеологически й комплекс , даже некая миро воззренческая установка и жизненный стиль . В этом н е было бы большой беды — в конце концов многозначность понятий свободы , чести или справедливости только идет им на поль зу . Если бы мы связывали демократию только с неким принципом и мировоззренческой ус та н овкой , все • казалось бы не столь запутано . Демократию , по аналогии со свободой , честью и справедливостью , можно было бы рассматривать как по природе сущн остно оспариваемое понятие , одновременно многозна чное и аксиоматичное , обладающее потенциалом политиче с кого мифа — самоочевидной исходной посылки . Однако коль скоро конце пт демократии связан с системой правления , режимом и политической культурой , а тем самым оказывается в практической сфере иск усства политики , необходимо уточнить родословную и содержание п о нятия «демократия » с учетом его операционных аспектов . Концептный анализ 1 при ходится начинать с времен , к огда еще не существовало ни малейшего понятия не только о демократии , но и о политике , хотя зачатки и того , и другого прояви лись уже вполне четко и явственно . На древнейшем этапе развития человечества прообразо м власти народа стала власть рода или родовая (непосредственная , военная ) демократия . Политические системы и процессы э похи архаики тяготеют к закрытости , предзадан ности , для них типична политическая культура образца . Идеал этих политических систем — автократия (самодержавие ) с господством еди ного и г омогенного (тоталитоидного ) э тоса . Они вырастают прямо из родовой демок ратии и достаточно органично трансформируются в деспотию . Автократия — это и есть неразделенность непосредственной родовой демократи и и деспотии 2 . Соединение родов на основе принципа с инойкизма (сожития ) и перерастание деспотий , а также союзов полисов в империи знаменуют переход к следующе й политической эпо хе , которую обычно именуют промежуточной — имеется в ВИДУ ее положение между перв обытностью и современностью 3 . Зде сь уже в условиях эллинского полиса возни кает само понятие демократии . Это не означ ает , конечно , что вне античного полиса ник акой демократии не было . Родовая демократия предыдущей эпохи трансформировалась в связи с общим характер ом политической органи зации новой эпохи либо в полисную демокра тию различных типов , либо в переросшую род овую военную демократию — вла сть полков-народов , когда всеобщая вооруженность препятствует деспотизации 4 . Свойственные промежуточной эпохе политически е системы и процессы характеризуются открытос тью . Они тяготеют к выдвижению универсальных целей , толкающи х их к экспансии , к расширению своей гегемонии . Правление рода распространяется на чужую , «варварскую» среду и начинает принимать черты политического режима , подкрепленного законом , равно обязатель ным для всех свободных граждан . От непосре дственной демокр а тии осуществляется п ереход к различным формам опосредованного пра вления . Полисная демократия , как и власть полков-народов , формализуется и институционализируется . Прямая родовая демократия при этом не отбрасывается , а наследуется хотя бы в форме народных с обраний (греч . ekklesia, сканд . ting) . Одновременно в них вп исываются или надстраиваются различные институты , позволяющие упорядочить и регулировать деле гирование власти . Гражданское достоинство политейи. Античная Эллада дала Европе , а тем самым и миру фо рмализацию гражданских (полисных ) отношений politeia и субъекта этих отно шений — гражданина-политеса (polites . Само слово «политейя» означало прежде всего принадлежность к полису , т . е . гражданство и гражданскую честь — участие в политике через единство пра в и обязанностей . Затем слово получило так же значение политического устройства и , шире , самой целостности полисного «совершенного о бщения» . Аристотель в «Политике» определяет п олитейю как «совокупность обитателей или граж дан полиса» (1274Ь : 38, 1275а : 1), а затем (1278Ь : 8, 1290а : 7) отождествляет ее с «распорядком полисных должностей» и образом управления (politeyma). В «Никомаховой этике» (1160а : 35) он указывает на использовани е этого понятия «большинством» , к которому сам присоединяется , для обо значения осо бого типа государственного устройства — «пра вления на основе разрядов» ( аро timematon), или тимокр атии. Данная форма правления становится в и звестном смысле общезначимой из-за упора не на отдельное частное основание , например ти п авторитета (в ластитель , лучшие , народное собрание ), а на универсальный принцип пол итического порядка и участия . Тимократия — не только власть определенной конфигурации разрядов (timema , но и чести ( time), а значит — политического участия как тако вого . Честь равнозначн а достоинству гражд анина , единству и взаимообусловленности его п рав и обязанностей . Бесчестие ( atimia) означает также и прежде всего лишение гражданства и гражданских прав . Соответственно , мерой чести как раз и выступает разряд — слова однокоренные , но с у пором в случае тимемы-разряда на формальную оценку , суждение-взвешивание , а в случае тиме-чести — на оценку этическую . В результате организация разрядов оказывает ся сущностью всякой политической системы , а не только политейи как смешанной системы разрядов, допускающей в качестве отдельны х специфических тимем существование авторитета монарха , лучших и множества ( oi polloi), организованного в горизонтальны е разряды-тимемы или в вертикальные народы-дем ы (demoi). Происходит двукратное удвоение смысла . По литиче ское целое отождествляется со своим устройством . Затем эта пара отождествляется со своей идеальной копией : совершенное по литическое общение (целое ), в котором есть ( смешано ) все , а также принцип смешения раз личных частных устройств . Это позволяет на форма л ьных основаниях включить в политейю противопоставленные ей типы как е е же части и частности . Закрепляется же это двукратное удвоение за счет того , ч то наиболее абстрактный и формальный принцип чести или политического участия гражданина служит исходным мом е нтом для определения самого политического целого как совокупности граждан , обладающих честью-разрядом . Возникновение прафеномена демократии можно по праву связать с кольцевым логическим ходом от политического целого (народа ) к отдельному гражданину (народ у же ) и обратно . В нем — отказ от признания т олько политического целого или только политич еского индивида безусловной отправной точкой . И личность , и полис равно «первичны» и взаимообусловливают друг друга . Это открывает возможности для развития , усложнен и я и обогащения политической практики и мышления в сравнении с их деградацией , упрощением и обеднением в результате однос торонней догматизации первенства государства пер ед личностью или личности перед государством . Но такое повышение планки требований соз д а ет немалые трудности . В их ч исле необходимость постоянно воспроизводить и с огромными усилиями поддерживать почти не уловимый баланс единоразличия гражданина и го сударства . Смешанное правление вполне очевидным обра зом оказывается связано с демократией . В к акой-то степени это можно объяснить те м , что само понятие «народ» , «демос» , было для Аристотеля и его соотечественников м ногозначным . Этим словом обозначалось и народ онаселение в целом , и простонародье , и , что особенно важно , дем — функциональный экв ивале н т и фактическая замена преж него рода . Соответственно , возникают «разные» демократии — власть всех , власть простонарод ного большинства , власть формально организованных в демы граждан . При этом Аристотель р азличает два типа политического равенства : количест венное , или распределительное , и «равенство по чести» . Принципиальное значен ие в этой связи получила разработка гражд анской равноправности (isopolitid) , реализуемой через равенство перед зако ном ( isonomia), и равенс тво в праве на законодательную инициативу ( isogoria). Последнее — также аналог современной свободы слов а . Любая идеальная модель , в том числе и различные модели демократии в узком смысле (или только всевластие-анархия , или влас ть большинства , или власть простонародья , а тем более толпы-охлоса , и ли даже сис тема правления исключительно через демы ) сами по себе , как считал Аристотель , очень опасны своей односторонностью , возможностью и вероятностью сбоев . Отсюда его предпочтение с мешанным формам правления . На практике сбалан сирование различных прин ц ипов и с оединение моделей обеспечивались уравновешиванием воли большинства в народном собрании , верхо венством закона через самостоятельную систему судопроизводства и , наконец , особым институтом обжалования законности graphe paranomon . Он предполагал возм ожность пересмотра или недопущения любого решения , выражаясь современным языком , «как неконституцион ного» при условии протеста под присягой п еред народным собранием и вынесения вердикта тут же отобранной по жребию коллегией присяжных . Это было сдержкой пр о тив своеволия большинства . Сдержкой же против наиболее активных и авторитетных ин дивидов служил институт остракизма . Создание таких сдержек было обусловлено вписанностью в политейю частных политических строев-укладов : демократии , аристократии и монархии в их различных версиях и разновидностях . Таким образом , политейя оказывается не просто смешанной политической формой , но вс есодержащей , поистине универсальной . Эта ее вс еобщность делает демократический аспект не то лько необходимым , но в определенном смысле основополагающим , ибо всесодержащим может быть лишь то , что исходит от всех и устремлено к благу всех и каждого 5 . Подобную же трансформируемую , а потому универсальную политическую организацию римляне концептуализировали как республику , т . е . об щее благо (res publica), в противоположность частному благу (res privatd . Латиняне при этом прежде всего обращали вн имание на фор му и субстанцию общего блага . Формальная с торона , а тем самым устойчивость , жесткость , статуарность системы , выражается как ее сос тояние , образ , сложение . Субстанциональная сторона представлена прежде всего как множество , а также как обществе н ное благо , польза , здоровье . Здесь заключена еще неоче видная пока связь с последующей концептуализа цией современных понятий гражданского общества , массы , класса . Имперская «прививка» свободы. Обретение индивидуумом самостоятельных политических ролей проис ходит так ил и иначе , в более или менее отчетливых формах фактически повсеместно на протяжении п ромежуточной эпохи . Очевидным и закономерным этапом имперского развития , экспансии становится эмансипация политической личности — хотя бы через образование воль н ого по-граничья , разбойничью или пиратскую вольницу . Таким образом , имперская организация способств ует развитию политической личности , слободской автономности и корпоративных свобод . Нежелание замечать это существенно обедняет общественн ое мнение последни х лет , а паран оидальная подмена и смешивание имперского нач ала и деспотии второго поколения (общее ме жду ними только в выделении самостоятельной и нередко профессиональной военной силы ) резко и фатально деформируют отечественное по литическое мышление . Импе р ия как р аз предполагает установление режима мира и законности , например Pax Romana. В соответствии с замечательной формуло й Вергилия («Энеида» , VI, 847 — 853) миссия Рима , то чнее , достоинство римских граждан , заключается в том , чтобы , во-первых , «вводить обы чаи мира» , во-вторых , «милость (т . е . относит ельную автономию и внутриполитическую свободу ) покорным давать» и лишь в последнюю оч ередь «войною обуздывать гордых» . В отличие от силового навязывания произвольного режима , основанного на личном , групповом ил и «демократическом» чувстве справедливости , ч то характерно для модели завоевания или с амозавоевания вторичной деспотией , империя ограни чивает себя формализованным правовым режимом , который создает пространства свободы для кор пораций , слобод и разного рода ф едератов . При этом общее правовое пространств о включает частные правовые ареалы . Получают развитие институты договора и арбитража , что помогает вписывать в усложняющуюся полити ческую систему наследуемые ею демократические институты и нормы . Империя оказыв а ется республикой более высокого порядка , в идеале универсальной , «поднебесной» . Происходившее на протяжении всей промежут очной эпохи укрупнение политических образований было немыслимо без активного использования договорных отношений . Этот феномен также на блюдается повсюду . Однако наиболее четк ое выражение , к тому же в контексте кл ючевой дифференциации сакрального и мирского порядков , договорный принцип получил в виде Завета (ковенанта ) между избранным народом и Богом . Этот принцип был воспринят христиа нск и ми и мусульманскими теократиями 6 . При панорамном взгляде на переходную эпоху бросаются в глаза дифференци ация , усложнение политических систем . От перезревших , разбухших деспотий осуществляется переход к протоимпериям , держащимся силой вооруженной руки . Начинает вырисовываться пространство «вчине ния» ( im-perium) политическо го режима из властного центра . Это пр остранство постепенно заполняется коммуникац ионными цепями , а затем и сетями . Возникаю т бюрократия , регулярный и упорядоченный сбор налогов , архивы , письменная кодификация закон ов и установлении , судопроизводство и т . п . И наряду с ними продолжают развива т ься и обогащаться демократические принципы и процедуры на самых разных у ровнях — от куриальных собраний и встреч братств ветеранов до дискуссий в сенате . Наконец , возникает вертикальная теократическая составляющая , которая также обладает немалым демократи ч еским потенциалом , ибо об разуется вокруг стержня отношений «Вседержитель — народ» , где любые правители , монархи или аристократы — всего лишь посредники в ос уществлении Завета (ковенанта , договора ), связи между народом и универсальным конституционным императ и вом горней державы . Западноевропейская вертикаль. Христианская Европа осуществила важную новацию — создала политический порядок , который можно было бы охарактеризовать как вертикальную империю . В горизонтальном разрезе западный христианский мир в течение столетий представлял собой пространство п олитической раздробленности несмотря на безуспеш ные объединительные попытки Карла Великого , а затем некоторых властителей Священной Римско й империи . При отсутствии горизонтального пор ядка вертикальная составляющая и мперии была в полной мере сохранена и даже укреплена . И дело здесь не только и не столько в роли католичества и папск ого престола , сколько в том , что на про тяжении веков как безусловная политическая ре альность воспринимался «империум» — унаследован ная от Р има общая и высшая в сеевропейская (всехристианская или католическая ) в ласть , «мистическое тело» , по определению сред невековых юристов , которое в то же время было отправным моментом , источником построен ия политического и правового порядка в ка ждом отдельно м королевстве , княжестве или городской коммуне . Властители здесь как бы брали на себя частичное осуществление «империума» . Противопоставление республики (политии ) деспот ии (патримониуму ) не позволяло сохранявшим кул ьтурную преемственность европейцам призна ть варварские королевства республиками . Оросий отмечал , что готы не способны соблюдать за коны из-за необузданного варварства , а потому никакая республика невозможна . Папа Григорий Великий в письме к ромейскому императору Фоке подчеркивал принципиальное ра з личие между королями язычников (reges gentium) и императорами ре спублик (reipublicae imperatores), поск ольку первые господствуют над рабами , а им ператоры подлинных республик — над свободным и 7 . Варварские королевства — образцы вторичн ой деспотизации — самими их создателями концептуализировались с заметно более низкой степенью рационализации в понятиях родовой (общинной ) стихии . Вполне естественно , чт о обобщения высокого уровня абстракции (типа политической системы ) попросту ускользали и воспринимались через высокоиндивидуализированные понятия — конкретные и осязаемые : королевс тво франков , датская марка , город с в . Петра и т . п . Конечно , в отдельных национальных языках и политических традициях находились определенные компенсаторные решения . Однако в масштабах Западной Европы можно говорить , пожалуй , лишь о сохранении несколь ко упрощенного и редуцированного конце п та республики в юридической латыни . За тем , в каролингские времена , республика начина ет связываться преимущественно с субстанцией общего блага . Формальная же сторона обеспечив ается властителем . Он придает республике поли тическую форму в виде заботы , управл е ния , а также служения 8 . В средние века республикой , равно как и империей христиан , именовался весь запа дн охристианский мир , однако данное слово могло быть отнесено к любому сообществу и поселению 9 . Име нуются ре спубликами и корпорации . В зн аменитом студенческом гимне «Гаудеамус» об ун иверситете поется : «Да здравствует республика и те , кто в ней царит» . Ремесленные це ха , купеческие гильдии , рыцарские ордена , монаш еские братства и , особенно , республики ученых не п р осто наследовали демократич еский генотип , но совершенствовали его и о богащали многообразием форм организации , обычаев и традиций . Понятие «политическая система» нашло элли низированную форму «полития» с переводом аристотелевской «Политики» на латинский , ос уществленным в середи не XIII века Вильемом ван Мербеке . Одновременно с ним это слово ввели в употребление Альберт Великий и Фома Аквинский . Представи тель следующего поколения схоластов Уильям Ок кам не просто пользовался для обобщающей характеристики полит и ческой целостности словом «полития» , но уже наметил тонкие различия : «Общество есть множество граждан , его населяющих , порядок коего называется по литией» 10 . Так им образом , при сохранении представления о политической целостности в ней вновь начин ает прорисовываться цицероновское различение люд ского множества и его организации . Общество здесь еще слито с поли тией , но фактически уже намечены их последующие диффер енциация и противопоставление — в качестве государства и гражданского общества . Другая и в перспективе не менее в ажная особенность трактовки Оккамом понятия п олитии связана со стремлением отделить форм ы властвования частичные (исключающие как ую-либо часть множества граждан ) и неполные (использующие только отдельные привилегированные центры власти ) от всеобщих и полных пол итии или республик . В этой связи оксфордск ий схоласт различал властвования королев с кое и политическое , а также подразделя л последнее на властвования аристократическое и политическое в строгом смысле , чем пр едвосхитил позднейшую логику Ш . Монтескье , кот орый среди недеспотических форм правления раз личал монархию и республику с подразделен и ем последней на аристократическую и демократическую . Италия : доблесть и расчет. Оккамовская логика использовалась и ранними итальянскими республиканцами . Развитие республиканского , а тем самым и демократиче ского наследия осуществлялось благодаря рационал и зации смешанного правления , в частности путем разделения и балансирования различных аспектов политической системы . Это было с вязано с политикой итальянских городов-государств , с их концептуализацией как республик , са мостоятельных и органичных политических тел 11 . В этом контексте столкновение многообразных инте ресов , среди которых устремления монархов-узурпа торов были лишь одним из частных моментов , позволило сформулировать идею обобщенно го интереса политического целого , или государственного расчета. В конечном счете оформилась оппозиция разномас штабных явлений : целостной республики и части чного монархическог о правления . Тем самым монархия оказывалась естественной и ограниче нной (!) частью республики . Отталкиваясь от противопоставления ограничен ности монархии и безграничной всеобщности рес публики , Дж . Кавальканти подчеркивал изменчивость и ограниченность пове дения и самой жизни властителя , тогда как республика усто йчива . Сущность этой устойчивости составляет любовь к свободе , защита которой как раз и обеспечивается , как показал Ф , Гвиччард ини , преимуществом , отдаваемым законам и общес твенным актам перед интер е сами ча стных лиц . Часто прилагательное субстантивировало сь и говорилось вообще о «частных» , под которыми в первую очередь понимались именн о властители . Другим средством защиты устойчи вости республики становятся участие граждан в политических делах , а такж е сво бодный политический образ жизни . В то же время не отрицалось и значение частного интереса . За ним признавала сь позитивная роль , если он может быть направлен на достижение общего блага . Более того , личная доблесть , предусмотрительность и жажда чести — качества , которыми о бладают немногие , получали высокую оценку . Гви ччардини предлагал четко разделять тех , кто стремится к занятию выборных должностей и к служению республике (они должны обладат ь жаждой чести , но одновременно делать всю свою жизнь «прозрач н ой» для оценки сограждан ), и тех , кто только голосу ет на выборах . Последних вовсе не должны отличать ни доблесть , ни стремление к чести (формально это должно выражаться в их отказе от занятия выборных должностей ), однако это ограничение компенсируется пол н ой дискретностью их частной жизн и . Подобная логика становится первым приближ ением к идее разделения властей и вообще признания полезности и функциональности стру ктурной дифференциации внутри республики . Особенн о серьезно эта тема разрабатывалась в свя зи с обобщением опыта Венецианской респ ублики , наиболее устойчивой и формализованной политической системы не только Италии , но и всей тогдашней Европы . В этой связи в незавершенной , к сожалению , работе Д . Джа ннотти «Книга о республике венецианцев» анали зирова л ось вычленение четырех институ циональных основ : Большого Совета , Совета Приз ванных , Коллегии и Дожа . Как бы параллельн о , но в иной плоскости выделялась другая четверица , относящаяся к политическим функци ям : образование должностей , обсуждение вопросов войн ы и мира , законотворчество и обжалование политических решений . Одновременно с аналитическим выделением у ниверсальных функций республики как политической системы итальянские теоретики обсуждали и вопрос о функциональной специфике этапов о существления полити ки . Гвиччардини , озабоченны й проблемой узурпации власти амбициозными «ча стными» и присвоением права принимать решения людьми , не обладающими доблестью , настаивал на необходимости различать функционально совер шенно разные этапы политики : обсуждение и приня т ие решения . Первое открыто д ля «множества» , второе — только для облад ателей доблести и выборных должностей . Джанно тти пошел дальше , выделяя три стадии — обсуждение , выбор решения и его исполнение . В конечном счете именно подобные специал изированные субсис т емы и функции , как сказали бы современные исследователи , даю т возможность ставить вопрос о характере их соединения , т . е . о том , что составля ет основу разделения властей и конституции . В итоге сформировались две концепции республики как смешанного правлен ия , обоб щавшие сильные стороны флорентийского и венец ианского конституционного формализма . Одна концеп ция (условно ее можно назвать «флорентийской» ) заключалась в том , что само устройство республики должно быть таково , чтобы позвол ить доблести и другим ре с публикан ским добродетелям в полной мере служить п олитическому сообществу . Другая (условно — «в енецианская» ) состояла в том , что республиканс кие институты должны нейтрализовать человеческие пороки и сделать действия людей необходи мо полезными для политичес к ого со общества . Итальянский республиканизм дал импульс ра звитию идеи смешанного правления , а тем са мым демократизма . Во всяком случае принципы территориальности , народного суверенитета и кон ституционности выражены здесь уже вполне отче тливо . В целом намеч ена и проблематика разделения властей , создания системы сдержек и противовесов . К сожалению , контрреформация с ее революционной редукцией политической практики привела к заметному спаду политич еской мысли в Италии . На рубеже современности. Многовековой оп ыт не только Ит алии , но и других стран Западной Европы позволил осуществить длительную проработку и вызревание гражданской культуры (частного права ) и норм «общественного договора» (правового процесса ) в рамках корпоративных и территор иальных автономий . Э т от длительный и порой весьма болезненный процесс как раз и дал возможность Западной Европе в политическом отношении подготовиться к перех оду в эпоху современности (модерна ). В проц ессе этого перехода республика все больше воспринималась как форма политии, а гражданское общество — как его субстанц ия . Однако только к XVII веку эти различия проявились вполне отчетливо 12 . Для Ж . Бодена республика — суверенное госуда рство , т . е . не вся политическая система , а ее наиболее устойчивая структура , обеспеч ивающая целостность и , главное , управляемость . Наиболее отчетливо сформулировал соотношение общ ества как материи и республики как формы С . Пуфендорф . Отсюда через осуществленны й X. Вольфом анализ формы республики , т . е . уже через форму форм (монархия , аристократи я , демократия и «смешанная республика» ), протяг ивается линия к формированию понятия политиче ского режима и, в частности , к различению смешанно-республиканского и чисто демо кратического режимов . Переход к современной эпохе в политик е связан со становлением суверенитета — окончательным разделением «империума» на ряд суверенитетов 13 . Абс олютистские королевства стали важным двигателем этого процесса . Распад единого сакрального порядка в результате Реформации , утвержд ение принципа «чья земля , того и в ера» позволили ряду монархов претендовать на соединение в своих руках и горизонтально й , и вертикальной составляющих политической о рганизации , на абсолютную власть в своих т ерриториальных политических системах , которые одн о временно являли собой и последни е империи , и первые нации-государства . Современная эпоха характеризуется созданием принципиально нового типа политических систе м — суверенных территориальных государств ил и наций-государств . Возникает единая национальная те рритория . Самоопределение осуществляется прежде всего за счет установления границ ; в то же время перегородки между внутре нними территориями (графствами , марками и т . п .), между сословиями и корпорациями становя тся прозрачными и проницаемыми . Возникает еди н ое гражданское общество , а вместе с ним масса граждан . Прежние сословные и корпоративные привилегии и свободы стано вятся «естественными» правами человека и граж данскими свободами . Появляются новые скрепы п олитических систем : территориальные границы , однор о дный правовой режим внутри них , масса соотечественников и единое национальное гражданство . Нации-государства как бы замыкаются в себе , но это квазизамкнутость , принципиально о тличная от замкнутости архаичных систем . Там в расчет принимался только внутренн и й порядок , покоящийся на родовом этосе . Вн ешний мир был чужд по определению : и в раги , и друзья были равно «гостями» , чужак ами . Здесь четкая , юридически значимая граница позволяла рационально организовывать взаимоотно шения политической системы и среды , от ч етливо различать не только своих и чужих , но и своих среди чужих , чужих среди своих , т . е . врагов , соперников , поп утчиков , союзников , друзей , что создавало основ у для формирования целой гаммы разнообразных и рационально организованных отношений с внешним м иром . Так возникла самос тоятельная область внешней политики , противостоящ ая внутренней , но в то же время раздел яющая с ней общие системные характеристики . Благодаря отчетливому оформлению суверенитета , различению внешней и внутренней политики нач ала склад ы ваться система международны х отношений . Возникли так называемая «Вестфал ьская система» , а за ней и последующие поколения международных политических систем . Процесс консолидации политических систем эпохи современности (модерна ) принято называть политическо й модернизацией . Этот процесс проявляется по-разному . Трудно назвать страну , где бы этот процесс шел совершенно рав номерно и без сбоев . Пожалуй , наиболее гла дким он был в Англии . Можно сказать , чт о этот процесс в целом существенно не прерывался и в примык а ющих к ней областях Западной и Северной Европы . Однако опоясывающее эту зону полукольцо ев ропейских владений Габсбургов и в целом т ерриторий так называемого «второго издания кр епостничества» стало регионом , где процесс не только пошел вспять , но и воспрои з водилась прежняя европейская раздробленност ь без уже ставшей невозможной вертикали . Вовлечение в процесс модернизации все новых и новых геополитических пространств , столкновение модернизаторских и контрмодернизаторски х тенденций , различные уровни освоения н аследия промежуточной эпохи отдельными политичес кими системами — все это привело к т ому , что темпы и глубина модернизации оказ ались далеко не одинаковы в отдельных час тях мира и даже Европы . Постепенной модерн изации британского типа были противопоставле н ы ее более или менее форсиро ванные версии , отличающиеся индивидуальным своеоб разием . Британия : возвращение к себе . Нельзя сказать , что британцам просто повезло . Им пришлось потратить немал о сил , максимально мобилизовать сдержанность , самоконтроль и прагма тизм , чтобы избежать опасных искушений отбросить старые , «отживши е» политические структуры и заменить их н овыми . В результате новые структуры несли как бы двойную нагрузку : реализовывали те функции , к которым они предназначены , и те , которые осуществлялис ь разрушенными структурами , но о которых система «помнит» . Получилось своеобразное явление дедифференциаци и . Подобного рода искушение возникло в р езультате политического кризиса , спровоцированного попытками Карла I править единолично и абсол ютно . И хотя в июне 1642 года король признал конституционный принцип разделения пол номочий между тремя «состояниями» — королем , лордами и общинами — в «Ответе на 19 предложений парламента» 14 , ине рция конфронтации была столь велика , что р азразилась гражданская война . Осмысляя истоки Великого Бунта , Ф . Хан тон в «Трактате о монархии» (1643) обратил вни мание на то , что при к онфликте меж ду конституционными властями — королем и парламентом — ни одна из этих властей не может претендовать на его разрешение , ибо это означало бы претензию на абс олютную роль . «В этом случае , который выхо дит за рамки конституции,— писал Хантон,— нео б ходима апелляция к обществу , как если бы никакой конституции вовсе не существовало» 15 . Пря мая демократи я становится тем самым н е только возможной , но фактически неизбежной . Отсутствие конституции — следствие револ юционного разрушения политической системы . Ее восстановление во всей полноте и немедленно было невозможно . Требовалось начинать как бы заново , ис пользуя простейшие , примити внейшие формы . Такими формами явились самодес потизация , завоевание Британии революционной арми ей во главе с Кромвелем и одновременно «апелляция к обществу» . После решительной в оенной победы «армии святых» первые дни 1649 года ст а ли моментом создания респ ублики как бы на пустом месте . 4 января «охвостье» парламента заявило , что «народ явл яется источником всей справедливой власти» . П осле этого был учрежден Высокий суд над Карлом Стюартом . 27 января был вынесен смертн ый приговор и ч е рез три дня приведен в исполнение . 17 марта формально упр азднено само королевское звание . Еще через два дня ликвидирована палата лордов . Фактич еское разрушение республики или политической системы теперь и формально оказалось признанн ым . Началась фаза восс о здания . 21 марта 1649 года «охвостье» парламента изд ало «Декларацию , выражающую основы его послед них обсуждений и устанавливающую нынешнее пра вление в виде свободного государства (free State)*. Формула «свободное государство» употреблялась в английском по литическом дискурсе того времени в зн ачении простой или прямой демократии . Теперь республика рассматривалась не с вершины достигнутой «осенью средневековья» сложной смеси обычного права и юридической схоластики , а с примитивного уровня tabula rasa современ ности с ее идеа льными и пока довольно бедными абстракциями естественного права и здравого смысла . Ис ходным моментом нового британского республикализ ма стали народный суверенитет и прямая де мократия тех , кто вооруженной рукой революцио нера взял власть . Дал ьнейший ход политической жизни , несомненные способности и чувство ответственно сти людей , оказавшихся у власти , привели к тому , что новая республика как бы спо нтанно начала воспроизводить рациональные черты республики старой . К счастью , английские «святые» оказались прагматичнее континент альных строителей «новых иерусалимов» Дж . Сав онаролы , Яна Матиса и Яна Бекельза , не стали бороться за идеальное «совершенство» св оей новой республики , а допустили ее компр омиссную самореставрацию в старую . В ходе постепенно г о усложнения политической системы еще при Кромвеле , а затем при Стюартах воспроизводились старые и создавались новые институты . Наконец , после Славной рево люции 1688 года прежняя конституция трех властей — короля , лордов и общин — восстано вилась в новой , б олее последовательн ой и рациональной форме . Представительная вла сть общин трансформировалась в законодательную . И хотя она номинально делилась с корол ем , прежняя верховная власть суверена огранич ивалась исполнительной властью . Восстановилась вс я система н е зависимой судебной вл асти — от мировых судов до высшей ин станции в виде палаты лордов . Этот опыт позволил Дж . Локку , а за ним Ш . Монтескье сформулировать и обоснов ать фундаментальные для современной демократии принципы разделения властей или , по выражен ию А . Янова , изобрести демократию 16 . Отк рытие Монтескье заключалось в том , что ста рую схему смешения верт икально соотносимы х форм правления — монархии , аристократии и демократии — он дополнил последовательн ым проведением идеи функциональной специализации власти . Эта идея была с блеском испол ьзована в Новом Свете . Новый Свет : хорошо усвоенное старое. Британск ий политическ ий опыт и его теоретическое осмысление по служили основой для становления республиканизма в Северной Америке . Реализация политической утопии в Новом Свете стала возможной благодаря тому , что вобравшая в себя ур оки истории политическая мысль см о гла прагматически приземлить и придать жизненную основательность «третьей британской революции» . Отцы-основатели североамериканской республ ики не были людьми утопически ограниченными . В своем прагматизме они пошли дальше республиканцев кромвелевской эпохи. Еще « до бостонского чаепития» 17 поб орникам американской независимости была ясна нелепость разрушения по литической системы до основания , чтобы строить совершенно ново е , идеальное здание республики . Гораздо более привлекательной была идея замены отдельных блоков политической системы на функционально эквивалентные , но более рациональные и со вершенные , а также выявления более четких , ясных и рациональных связей между отдельными блоками . Такому подходу способствовали два обстоятельства : высокий уровень образова ния и уважения к теории политики , а та кже навыки свободных британцев , сохраненные и преумноженные в Нов о м Свете вопреки противодействию властей . Не возникало и проблемы , что брать за образец — то , что было проверено практикой . Здесь прагматика (понимание обреченн ости и бессмысленности любых книжных или внешних образцов ) была удачно подкреплена тео рией : брит анская политическая система при всем недовольстве правлением Георга III признав алась не просто наиболее совершенной из в сех существующих в Европе , но и наиболее близкой к республиканскому образцу . Характер но , что в своей «Защите конституции правит ельства С ША» (1787) будущий второй прези дент страны Дж . Адаме писал : «Конституция Англии — это на деле республика и ка к таковая всегда рассматривалась иностранцами и наиболее учеными и просвещенными англича нами» . Британию американский политик называл монархической республикой и подчеркивал : «Ограниченная монархия , особенно когда она ограничена двумя независимыми ветвями — арис тократической и демократической властями , коренящ имися в конституции , по праву может носить это имя» 18 . С республикой связывал Адаме господство права , когда писал в 1776 году : «Самое точное опре деление республики — это « "империя закон ов , но не лю дей "» 19 , скл оняясь , по сути дела , к венецианской верси и республики . На первых порах , однако , при созда нии американской республики возобладала ф лорентийская модель . Энтузиазм борьбы за неза висимость дал простор республиканским добродетел ям . Однако и здесь удалось избежать крайно стей . Об институциональной стороне не забывал и , чтобы не возникло ненужных разр у шений политической системы . Те институты самоуправления колоний , судебной системы , кот орые существовали к моменту провозглашения не зависимости , были сохранены . Предпринимались усили я по созданию институтов , необходимых для восполнения недостающих и /или вы п авших в результате провозглашения независимости блоков , прежде всего центральной исполнитель ной и законодательной власти . При этом отц ы-основатели США намеренно не навязывали ни штатам , ни отдельным общинам единообразной схемы , а полагались на инициативу г раждан . Они справедливо считали , что э то не только позволит улучшить процесс от бора наиболее совершенных политических форм , но и будет способствовать проявлению и вы явлению республиканских добродетелей . Издержки фл орентийского подхода со временем становил и сь все яснее , что заставило Дж . Ва шингтона признаться : «Мы , пожалуй , были слишком хорошего мнения о человеческой природе , к огда формировали нашу конфедерацию» 20 . Про изошел поворот к венецианской модели с ее упором на политический и юридический фор мализм и с известными чертами аристократическ ого синдрома . Такой поворот курса во второй половин е 80-х годов XVI II века был сопряжен с жесткой рационализацией и упрощением концепта республики , с переносом центра тяжести на формальную сторону структурной рациональности политического устройства . Его осуществили федер алисты , противопоставившие свой революционный пра гм а тизм довольно разнородной группе 21 опп онентов . В политической полемике их уничижите льно назвали «антифед ералистами» (ср . наши х «антиреформаторов» ), хотя в эту группу п опали совсем разные люди — «классические республиканцы» 22 , либ ералы 23 , а также сельские популисты 24 , есл и учитывать только наиболее крупные группиров ки . Всех их в конечном счете объединяло нежелание или неспособность отринуть флорентий скую модель ре спублики с ее упором на роль гражданских добродетелей и с н емалой толикой демократизма . Республика против демократии. Редуцируя политическую проблематику до «судьбоносного выбора» между правильным и неправильным , будущий четвертый президент США Дж . Мэдисо н в 10-м номере «Фед ералиста» 25 раз личал чистую демократию («общество , состоящее из небольшого количест ва граждан , собираю щихся купно и осуществляющих правление лично» ) и республику («форму правления с использ ованием определенной системы представительства» ). Здесь любопытен невольный , видимо , акцент на общество в случае демократии и на прав ление в случае р е спублики . Сходным образом проведено различение и в 14-м номере «Федералиста» : «...при демократии народ с обирается купно и осуществляет правление личн о , тогда как в республике съезжаются и управляют страной его представители и упол номоченные на то лица» 26 . Подобная трактовка республики , ее противо поставление демократии имеют свои преимущества . Схема легко пр оникает в обыденное сознание , склонное оперировать антитезами . В р езультате победы федералистов было осуществлено крупное историческое свершение — принята Конституция США . Доведя конституционный формали зм до венецианского совершенства , они , по существу , и с черпали свою историческую миссию . Однако политическая инерция заставля ла федералистов упрямо настаивать на резком противопоставлении республики и демократии . Надо сказать , что обстоятельства этому благоп риятствовали . Французская революция , якобинский те рр о р , разрушение политической системы до основания , чтобы через апелляцию к прямой демократии (народу , нации ) начать с самого начала,— все это , естественно , прида вало идее демократии ощутимый привкус примити визма , разрушительности и деспотического своеволи я. Характерны в этой связи рассужд ения известного американского лексикографа и политика Н . Уэбстера . Он писал выдающемуся британскому философу Дж . Пристли : «Под демокра тией понимается правление , при котором законо дательная власть осуществляется непосредствен н о всеми гражданами , как в пре жние времена в Афинах и Риме . В нашей стране эта власть находится в руках не народа , а его представителей . Власть на рода , по существу , ограничена непосредственным использованием права голоса . Отсюда ясное р азличие между формой правления у н ас и в древних демократиях . Наша форма правления получила название республики или , скорее , представительной республики . Поэтому и слово «демократ» используется как синоним французского якобинца . ...Под республиканцами же мы понимаем друзей на ш его пр едставительного правления , которые полагают , что в государстве недопустимо никакое воздействие , которое не было бы санкционировано конст итуцией и законами» 27 . Игра на поверхностных антитезах республик и и демократии разбилась о глубоко укорен ившееся в сознании американцев широкое предст авление о республике , плохо совместимое с упрощенной схемой центра лизованного представ ительства . В результате президент-федералист Дж . Адаме проиграл в 1800 году выборы демореспубли канцу Т . Джефферсону . Размышляя позднее , в 1819 году , о формуле Мэдисона , Адаме пришел к выводу : «Различение республики и демократии мистеро м Мэдисоном не может бы ть оправдано . Демократия на деле и есть республика , как дуб является деревом , а храм — зданием» 28 . Демократия отвечает ударом. Постепенно концепт демократии реабилит ируется и начинает теснить концепт республики . Интересные данные на этот счет приведены Р . Хансоном . Так , красноречивыми свидетель ами являются названия американских газет за шесть десятилетий (1790 — 1850 годы ). В первые тридцать лет (1790 — 1820) зарегистрированы 170 газет , где в названии встречаются слова «республика» , «демократия» или их производные . При этом только 16 (около 9%) использовали дем ократическую идентификацию. Второе тридцат илетие (1820 — 1850) ознаменовано тем , что уже бол ьшинство газет идентифицируются как демократичес кие : 63%, или 101 газета . «Эта замечательная перемена , несомненно , была отражением возникновения не формальной (дословно : самозванной , self-styled) демократической партии,— делае т вывод Хан-сон.— Однако основание было з аложено раньше джефферсоновскими республиканцами и демореслубликанцами» 29 . Дело было не только в высвобождении лишь временно скованного юридическим формализм ом федералистов стихийного либерализма и демо кратизма американцев , но и в том , что к онцепты республики и демократии стали неоправ данно сближать и даже отождествлять . Д огматическое зацикливание федералистов на черно-б елой оппозиции , упор на формалистскую венециа нскую модель , пренебрежение многими демократическ ими аспектами республиканского наследия самим ходом вещей , логикой разверт ы вания политического дискурса , т . е . даже без серьезных самостоятельных усилий оппонентов , прив ели к тому , что концепт демократии как бы перенял все разнообразие и богатство республиканизма , а концепт республики сохранил за собой лишь формально-процедурный каркас универсальной смешанной формы прав ления . В конечном счете , оставляя в стороне многочисленные извивы противоборства-симбиоза ре спубликанизма и демократии , включающие , например , появление двойников-соперников в виде популизм а , народничества и т . п ., можно призна ть , что понятие современной демократии , столь популярное ныне и в политологии , и в публицистике , фактически вобрало в себя о сновное содержание концепта республики . Дуб с тал больше , чем деревом , храм — больше , чем зданием . Произошло отождествле н ие понятий демократии и республики через концептное подобие синонимии . Это , естественно , также не могло не вызвать упрощений и вульгаризации , нанесших ущерб как одному , так и другому концепту . Логичным выходом стало возникновение в современной политическо й науке понятия поли архии 30 . С помощью этого понятия можно концептуализовыват ь современные плюралистическ ие политии , к оторые отличаются как от простых демократий , так и от классических республиканских си стем . Приметами полиархии становятся , с одной стороны , состязательность между группами инт ересов , с другой — высокая степень диффер енцированности и специализ и рованности институтов . Важными критериями полиархии являют ся также формальное ограничение права голоса и его практическое использование , а также общий уровень политического участия . «Самая плохая форма правления». Демократизация же и современна я демократи я по своей сути — сое динение всех возможных и так или иначе испытанных форм политического опосредования де йствий и форм организации . Эту идею нескол ько парадоксально заострил У . Черчилль , выступ ая в британском парламенте 11 ноября 1947 года . «Демократия,— с казал он,— самая плохая форма правления , если не считать все ос тальные , которые время от времени подвергалис ь проверке» . Демократия плоха своей всеядностью , плюра лизмом , толерантностью . Это влечет множество н еизбежных издержек , например многократное дублир ование функций , проработку множества альт ернатив и т . п . В результате система , п о определению , не может быть достаточно эф фективной для того , чтобы «догнать и перег нать» или «осуществить радикальную реформу» , за пару лет втиснув страну в рамки ка питализма образца К . Маркса . Для эф фективного решения таких задач как раз и годится тоталитаризм . Он или подобные «од нозначные» системы , претендующие на максимальную эффективность , как раз и подвергаются , по мысли Черчилля , проверке . Она обычно подт верждает эффекти в ность «однозначной» системы , но тут же показывает разрушительност ь , а то и просто бессмысленность поставлен ных целей : перегоняя — убежали в какой-то тупик ; завоевывая новое «жизненное пространс тво» — едва не лишились того , что был о ; устремляясь к «свободн о му рынку » — рискуем форсировать тотальную дезорганиз ацию . С точки зрения Черчилля , лучше не искушать судьбу погоней за небывалыми и сверхэффективными формами правления , а удовольс твоваться «худшим» — смешением того , что работает и позволяет пусть медленно, но верно решать практические задачи . Подобная смешанная система кажется «худше й» с точки зрения эффективности . Если же взглянуть на нее с точки зрения наде жности , она предстанет «лучшей» . Так и оце нивал подобную систему Аристотель , называвший ее политией . Это слово , собственно , означ ало устройство полиса , его конституцию . Эта конституция как раз и является соединением , по необходимости противоречивым , всех возмож ностей политической системы . Политик ) Аристотель четко отличал от собственно демократии в ее и сходном смысле как прямого управления полисом всей массой граждан , иск лючающего иные варианты . Современная демократия решительно отличается от классической , хотя и связана с ней , как , впрочем , и с классической монархией и аристократией , с тимократией и те ократией , с прочими частными формами п равления . Отличие современной демократии от м ножества ранних смешанных систем заключается в последовательности и рациональности соединения испытанных временем политических структур и связанных с ними функций . То , что м ы называем демократическими принципа ми и процедурами , по существу , является ра циональным средством обеспечения устойчивости и стабильности массивных , плотных и многоуровн евых политических систем . Современная демократия в результате предстает как рациональ н ое и критическое освоение сложными м одернизированными политическими системами наследия всех трех эпох , гибкое и прагматическое его использование . По самой своей сути современная демок ратия чужда зацикливанию на стереотипах совре менности (модерна ). В этом отношении прор исовывается ее связь с движением к постмо дерну . Не слишком ли смелым является это допущение ? Действительно ли уже виден кон ец эпохе современности ? Думается , что само появление понятия «постмодерн» , рассуждения о конце истории являются немало в ажны ми симптомами . Еще важнее осознание издержек и дисфункций модернизации , выявление признак ов ее исчерпанности на собственной основе . Однако существенным свидетельством реальности приближения новой политической эпохи являются само развитие современной д е мократ ии , все более отчетливое ее различение в сравнении не только с классической демок ратией , но и с демократией популистской , к оторую как раз и следовало бы называть современной , оставив за той демократией , что начинает утверждать себя сегодня , название постмодерной или какое-то иное , ко торое придумают люди новой политической эпохи . Автор И л ь и н М . В . — кандидат филологических наук , профессор кафедры политологии Московского государственного инстит ута международных отношений .
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Слушай, я тебе сейчас шутку расскажу - обоссышься.
- Доктор, может вы перестанете шутить про мой энурез?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по философии "Приключения демократии в Старом и Новом Свете", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru