Реферат: Экзарх Леонид Федоров - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Экзарх Леонид Федоров

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 174 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Экзарх Леонид Федоров 7 марта 1935 года , после двенадцати лет н епрерывных мытарств и скитании по тюрьмам и местам ссылок , скончался в г.Вятка экз арх Леонид Федоров , с мая 1917 года возгл авлявший католическую Церковь восточного обряда в России . Не стало великого исповед ника веры , замечательного иерарха и горячего русского патриота . Когда большевики его судили в апреле 1923 года , он - будучи сам себе защитником - так начал свою защитительн ую речь : "Вся моя жизнь была построена на двух элементах : на любви к Церкви , к которой я присоединился , и на любви к Родине , которую я обожаю ... С того времени , как я присоединился к католической Церкви , един ственной задачей моей сделалось приблизить мо ю Р одину к той Церкви , которую я считаю истинной ..." Слова эти подтверждаютс я всей его трудовой и подвижнической жизн ью . После него осталась огромная переписка : с матерью , за время десятилетнего его п ребывания за границей ; со всеми сотрудниками по церковному делу в России , Италии , Галиции и , главным образом , с митрополито м Андреем Шептицким . Сотни страниц , исписанных его мелким и четким почерком , представляю т ценный материал не только для составлен ия его биографии , но и для истории его времени , в особенности - для исто рии католического дела в России и истории российского экзархата . К счастью вся эта переписка , за мелкими исключениями , сохранила сь и сосредоточена в архивах митрополита А.Шептицкого во Львове . Кроме того сохранились отчеты и донес ения его к папа м Бенедикту XV и Пию XI, письма к нунцию Черетти , к кардиналам Бруну , Маркони , Таччи , епископу Тибериену , ге нералу иезуитов Ледоховскому , о.Уольшу , возглавлявш ему папскую миссию помощи голодающим в Ро ссии , и др . Леонид Федоров родился в Петербурге 4 ноябр я 1879 года в довольно зажиточной се мье . Рано лишившись отца , не пережившего п отери своего состояния , он остался на попе чении матери , с трудом зарабатывавшей средств а к существованию . Мать его была женщиной замечательной . Ей он обязан , главным обра зом , св о им первым интеллектуальным развитием и духовным воспи-танием . Впоследствии она , по примеру сына , присоединилась к католической Церкви и была одним из са мых деятельных членов русского католического прихода , зародившегося в Петербурге в начале нынешнего сто л етия . Одиннадцати лет он поступил в классич ескую гимназию , по окончании которой поступил в Петербургскую духовную академию , но ост авил ее на третьем курсе . Чувствуя призван ие к католичеству , монашеству и священству , он в 1902 году уехал за границу и как в се его соотечественники , чувствовавшие призвание к святому делу Унии , направился во Львов , в Галицию , к митрополиту Анд рею Шептицкому , который и принял его в лоно Вселенской Церкви и с тех пор стал его духовным отцом , руководителем его занятий , а затем - н епосредственным иерархическим начальником . Учение свое он продолжал сначала в иезуитской папской коллегии в Ананьи под Римом . Пробыл там до 1907 года , но курса закончить не смог , так как русское посо льство в Риме пригрозило ему , что если он продолжит свое пребывание в иезуит ском учреждении , то ему будет запрещен обр атный въезд в Россию . 2 ноября 1907 года он перебрался в Колле гию De Propaganda fide в Риме . Но и здесь посольство не оставило его в покое , и 26 июля 1908 года он перебрался в Швейцарию , где в Фрейбургском университете и закон чил в 1910 году свое богословское образование . Давнишнее желание стать священником могло , наконец , осуществиться . Перед тем как сде лать этот решительный шаг , Л.Федоров в кра тком очерке изложил митрополиту Андрею истори ю по степенного развития своих стремлений к монашеской жизни . Мы заимствуем из этого очерка наиболее характерные места . "Мысль о монашестве зародилась у ме ня еще в России , когда мне было всего 14 лет . В это время я в первый раз прочитал Библию и некоторые ее к ниги , а именно : книгу Иова , Экклесиаста и Премудрости Соломона . Они произвели на меня неотразимое впечатление : блеск мира , его приманки , земные идеалы показались мне просто й мишурой , беганьем белки в колесе , истинн ой "суетой сует ". На меня напала невырази м ая тоска , доходившая до тупого отчаяния , так как к мрачным взглядам я был отчасти расположен с самого детства . Необычайная впечатлительность моего характера и внимательность к окружающим меня людям и событиям позволила мне видеть и прон икать в такие уголк и человеческой совести , какие недоступны другим даже взрос лым ... Постоянно звучали в ушах слова Эккле сиаста : "Кто умножает познания , умножает скорбь ". Вот эта-то скорбь и была первым толч ком на пути монашества . Не стремление уйти от греховного мира , а прос т о от скучного , пошлого мира , закрыть глаза на калейдоскоп жизни и открывать их только для созерцания вечности ". "Потом наступило время философского раз вития . Я наперерыв читал Канта , Гегеля , Фих те , Якоби , Малешотта и других . Мать всегда держалась того ори гинального мнения , что молодой человек должен читать все и сам во всем разбираться без посторонней помощи . Не было поэтому книги настолько атеистической и грязной , которую я не м ог бы прочитать . Я всласть зачитывался фра нцузскими романистами , не минула ме н я и итальянская эпоха Возрождения со своей разлагающей литературой , период немецк ого Zerstreuung был также мне известен : одним слово м моя голова стала похожа на помойную яму , куда сливаются всякие отбросы . В Ро ссии не известна гармония жизни и веры : в одн о и то же время я мог читать Поля де Кока , задумываться н ад Якоби и восхищаться Иоанном Златоустом . Но Господу было угодно спасти и вырват ь меня из этого хаоса ". "Мне было уже 17 лет , когда после Ш опенгауера и Гартмана мне попались под ру ку буддийские книг и . Почва моего самоо бразования была настолько подготовлена к миро воззрению буддийского философа , что я , прочиты вая сутру за сутрой , казалось читал свои собственные мысли ". "Мне было уже 20 лет , когда путем усердного чтения и изучения святых Отцов , соборов и истории Церкви я пришел к убеждению в истинности Вселенской Церкви . Благодать Господня , осиявшая меня в тот же самый момент , когда я уже терял веру , произвела во мне новый пере ворот и напомнила о живом , реальном Христе - Спасителе мира . Я стал сознател ь ным верующим , апологетом христианства , пос вятившим всю свою жизнь защите и распрост ранению учения Церкви : мое решение стать с вященником становится непреклонным . Но как бы ть ? В русской Церкви священнику необходимо жениться , а мне было противно даже дума ть о браке . Переходить сейчас же в католичество я еще боялся и хотел , по крайней мере , окончить духовную академию и пробыть три года священником , чтобы написать магистерскую диссертацию . Единственный выход - монашество . Вп рочем , факт пострижения освобожден у нас в России от новициата и духовных подвигов . В один месяц студент третьего курса академии постригается в совершенны е монах и , становится через неделю диаконом , а пот ом живет как вольная птица , без всякого контроля ... Я знал , что жизнь русского мо наха -"ученого " - только жалкая карикатура истинн ого монашества . Изучая творения восточных аск етов я понял , что монашество - э т о усовершенствование себя путем мучительн ой борьбы , и приближение к Иисусу Христу ". "Наконец , я решил сделать бесповоротный шаг и уехать за границу с целью стать католиком . Католическая Церковь была дл я меня не только источником познаваемой в ечной истины, но и стала для меня новой силоамской купелью , из которой я вышел совершенно обновленный . Годы учения , в особенности в Ананьи , были для меня поч ти новым откровением . Строгая регулярная жизн ь , ясная , светлая умственная работа , жизнерадос тные окружавшие мен я товарищи , неисп орченные современной атеистической культурой , даж е сам народ , живой , умный , пропитанный наск возь истинно христианской цивилизацией - всё э то подняло меня на ноги и вдохнуло но вую энергию . Здесь я горячо полюбил не только вообще народ , но и, в частн ости , наш русский народ , и сделать что-нибу дь для бедного , смиренного русского народа-аск ета стало необходимой потребностью ". "Византийская снисходительность и терпе-ливо сть к злу уступили во мне римскому preat mundus - fiat justitia (пусть погибн ет мир , но сотворится справедливость ). С этой же точки зрения я взглянул на обрядовые несогласия в Ц еркви и на несправедливое отношение римских латиноманов к восточным . Отсюда желание б орьбы и деятельности , желание во что бы то ни стало пробить дорогу , хо т я бы ценой собственной головы . Здесь появляется уже иная мысль о монашестве : оно начинает представляться мне средством для достижения цели в нашей святой борьбе за попранные права , и осуществления мисси и на Востоке ". "А если так , то разве моральное тело - монашеская конгрегация - не сильнее в тысячу раз каждого отдельного миссионе ра ..." Вот мысли , с которыми будущий экзарх подходил к делу , которое считал "великим и святым ", и к которому он теперь считал себя "готовым вполне ". Митрополи т Шептицкий , во изб ежание каких-либо н еприятностей для Федорова и , впоследствии , осл ожнений с русским правительством , не хотел сам посвящать его , а отправил его в Константинополь к католическому болгарскому епис копу восточного обряда преосвященному Михаилу Мирову , который и рукоположил Федоро ва 25 марта 1911 года . Молодой священник известил об этом своего покровителя следующей "откры ткой ": "Господь благословил . Вашего Высокопреосвяще нства нижайший послушник Иерей Леонид ". Три года затем провел о.Леонид в Г алиции , исполняя ра зные поручения митропо лита Андрея . Он свободно владел латинским , итальянским и немецким языками . Под псевдонимами Д-р Леони или Кремони (Dr Leoni или Cremoni) он напечатал ряд богословских и исторических трудов в пражской "Slavorum Litterae theoligicae"и в "Roma e l'Oriente" в Гротта-Ферр ата . Принимал участие в Велеградских съездах , где на латинском языке выступал с до кладами и принимал участие в прениях . Ехать в Россию было еще пр еждевременно . Но митрополит посылал его кажды й год в Россию на несколько недель дл я поддержания связи с русскими католиками и получения сведений о положении дел в России . Три обширных и полны х инт ереса доклада о.Леонида свидетельствуют о том , насколько добросовестно он относился к э тим поручениям . Объявление воины застало его в Конста нтинополе . Он счел своим долгом вернуться на родину . Прибыл в Петербург , но и дву х недель не пробыл там , как б ыл арестован и выслан в административном поря дке в Сибирь в Тобольск под строгий н адзор полиции . Митрополит Шептицкий всегда был каким-то пугалом для царского правительства : кроме опасения его католической пропаганды , главным образом боялись его "политиче ской " ро ли , предполагая в нем главу украинского се паратистского движения . Как ни старались люди действительно осведомленные доказать министерст ву внутренних дел всю неосновательность этих обвинений , все старания разбивались о "тв ердое убеждение правительс т ва ": митроп олит Андрей - заклятый враг России , о.Леонид - его агент , соглядатай , шпион , иезуит , католик и т.д . Место ему - в ссылке в Сибир и . Три года пробыл он там и только в марте 1917 года , после свержения царского правительства и объявления Временным пра вительством амнистии всем политическим ссыльным , смог о.Леонид вернуться в Петроград , где с нетерпением ожидали его митрополит Шеп тицкий и все собравшиеся освобожденные русски е священники-католики . До переворота 1917 года католическое богослу жение вост очного обряда , как известно , было запрещено , и русские католики могли молиться только скрытно . Временное правительство , придя к власти , немедленно провозгласило свободу совести , вероисповедания и культа . Нак онец-то появилась возможность открыто организова т ь русских католиков . Иерархический глава их , митрополит Шептиц кий , оказался в Петрограде ; мало того , в вывезенном в 1914 году из Львова архиве ми трополита и очутившимся в охранном отделении в Петрограде , оказались и все документы , устанавливающие права и полномочия мит рополита , данные ему папой Пием X. Митрополи т дождался приезда в Петроград всех русск их священников-католиков . 28 мая , в воскресенье "в сех святых ", после торжественной службы в Мальтийской церкви , он собрал их под своим председательством на первый русский Со бор в помещении католической школы св.Екатери ны . На соборе присутствовали отцы Зерчанинов , Колпинский , Верховский , Дейбнер , Федоров , Суса лев , Абрикосов . Кроме того , были приглашены латинские епископы Цепляк , Ропп , Лозинский , каноник Могил евской епархии , и несколько прелатов и ксендзов латинского клира . Из мирян прису тствовали директор католической гимназии св.Екате рины Цибульский (свидетель от польских мирян ) и В.В.Балашов (свидетель от русских католи ков-мирян ). Собрание это было обставле но особ енно торжественно . Все были в парадных оде яниях . В часовне были выставлены Святые Да ры . Отец Колпинский прочел по-русски и по-л атински акт установления в России Экзархата . Своим представителем на всю Россию , за исключением Малороссии и Белоруссии , м итрополит Андрей назначил протопресвитера о.Леонида Федорова с титулом экзарха . Этот акт был скреплен подпися ми все х присутствующих , в том числе и представителей латинского клира , а также присягой восточного клира Папе и Экзарху . Таким образом русские католики были , н аконец , официально , канонично и открыто органи зованы и выделены в особую группу со своей канонической иерархией , временно подчи ненной митрополиту Шептицкому , а потом , после утверждения папой , непосредственно Римскому Престолу . Митрополит хотел сейчас же посвятить о . Леонида в епископы с подчинением его непосредственно Риму и тем самым закончить намеченную еще Пием Х программу , но уступил личной просьбе экзарха повременить . Во-первых , до полного урегулирования в Ри ме положения о русском экзархате , а во-вто рых , дать ему , Федорову , испытать силы и приготовиться для епископского служения . Здесь будет уместным сказать , что это утверждение экзарха состоялось в Риме в 1921 году . Причина такого замедления связа на сначала с условиями военного времени , а затем - с невозможностью для митрополита Андрея прибыть в Рим раньше для личного доклада Святейшему Отцу . Только 24 февраля 1921 года папа Бенедикт XV подтвердил все facultates (полномочия ), данные митроп олиту Андрею папой Пием Х для русского дела , а 1 марта последовало и утверждение Леонида Федорова экзархом с пожалованием е му титула апостольского протонотария . В последний раз , насколько нам и звестно , в официальных документах экзарх упом инается в 1930 году . В послании папы Пия XI от 2 февраля 1930 года к кардиналу Пампили по поводу преследования христиан в России ч итаем : "...нашего представителя для католиков во ст о чного обряда экзарха Леонида Ф едорова ..." Теперь вернемся к нашему собору . На нем были приняты постановления , регулирующие конституцию русской католической Церкви , ее богослужения , поведение клира , печатание книг и т.д . Временное правительство , уведомлен ное об основании Экзархата , одобрило его и пр изнало . Оно немедленно пригласило экзарха в заседавшую тогда комиссию по выработке нов ого положения католической Церкви в России . Представителем от польско-латинской группы кат оликов в комиссию вошел епископ Це п ляк . Так за несколько часов было достигнут о то , чего столетиями не удавалось оформит ь царскому правительству . Открывалось широкое поле деятельности для русского католического движения . Препятствия , веками создававшиеся самодержавным правительством для св ободного обсуждения спорных церк овно-религиозных вопросов , исчезли . Голос русской религиозной мысли мог звучать свободно . Д уховно освобожденные русские люди - католики и православные - могли беспрепятственно встречаться , и что особенно дорого ,- в чисто ру с ской обстановке , на русской земле , под руководством и водительством своих р усских католических священников и в дружном сотрудничестве с представителями духовенства православного . В России , - благодаря отчасти политике правительства , умышленно старавшемуся представи ть католическую Церковь как исключительно лат инскую и даже польскую , отчасти благодаря историческим условиям , в которых находилась Б рестская Уния , и потом - в Галиции - восточно -католическая церковь (мы имеем в виду гла вным образом примеры посте п енной латинизации ), - у всех русских , какое бы поло жение они ни занимали и на какой бы ступени образования они ни находились , креп ко и непоколебимо оформилось убеждение , что Уния - это "польская ", "иезуитская ", "папская " хит рость для привлечения православ н ых в "настоящее " католичество . Слова "Уния ", "униа ты " прямо претили религиозному и патриотическ ому чуству русского человека . С первых шагов русскому католическому духовенству надо было русским людям ясно показать , что ничего подобного теперь уже немыслимо . На епархиальном петроградском соборе были выработаны самые строжайшие меры , чтобы в корне пресечь всякие латинизатор ские попытки : греко-российский обряд должен ос таваться неприкосновенным во всей своей чисто те , как заповедал папа Пий Х ,- "ни больш е , ни м еньше , не иначе ". Затем русский католический клир поставил себе задачей сближение с православным ду ховен-ством , братское к нему отношение , исключа ющее всякий политический задор . Вот как сам экзарх определял задачи като-лической миссии в России : "Прозелит изм и обращение отдельных лиц не должны составлять главной задачи нашей миссии , так как это мало поможет Унии . Главной це лью мы считаем распространение и популяризаци ю самой идеи Унии , распространение здравых идей о католичестве и сближение с прав ославным духовенством . Не осветивши ро ссийскую тьму настоящим пониманием католичества , нечего и думать о крупных успехах . Мы , конечно , не отказываемся принимать приходящи е к нам души , но не ставим это гла вной целью нашей миссии . Путем прозелитизма можно приобрести, даже в латинский об ряд , тысячи душ , но эти тысячи душ буду т только новым препятствием между ними и теми десятками миллионов , которые мы долж ны привести в "единое стадо ". Поэтому , когда приходится нам выбирать между эфемерным успехом в приобретении новых д уш и основными задачами нашей миссии , мы , н е колеблясь , жертвуем первы-ми для второй цели " (см . письмо экзарха к о . Евреинову в Рим от 18 июля 1921 года ). Остановимся мы главным образом на том , что экзарх считал первостепенной задачей своей миссии . Плоды его "политики " сказались немедл енно . В крупных центрах России , главным об разом в Петрограде и Москве , на приглашени е восточных католиков с радостью откликнулись православные . Организовывались съезды , читались рефераты , устраивались беседы , даже диспуты , в которых , с благословения патриарха Тихона , принимали участие представители прав о-славного духовенства . Экзарх - прекрасный оратор , проповедник , апо логет и незаменимый знаток по вопросам сх измы - выступал всюду с докладами , всегда н асыщенными примиряющим элементом . Его всегда слушали с неослабным вниманием и правосл авные и католики . В зале при школе св.Е катерины в Петрограде он говорил на тему "Святая Уния ". Беседа собрала такую массу народа , что большой зал был переполнен . Православные благодарили его за объ ективное изложение данной темы . Особенно поразил слушателей его реферат , прочитанный в Москве , на тему "Ты еси Петр ", который представлял собой разбор т олько одного 18-го стиха XVI главы Евангелия о т Матфея . Конференция проходила в недавно организованн ой о.В.Абрикосовым женской доминик анской общине . В течение трех с половиной часов говорил экзарх при неослабном вним ании аудитории . Дух мира и любви не по кидал многолюдного собрания . Один из присутствовавших православных зая вил потом : "Примирительный тон экзарха уж так примирителен , что даже подозрительно , что за ним кроется ". А один православный священник признался : "o.Леонид говорит так хо рошо и кротко , что миряне (т.е . православные ) могут соблазниться ". Насколько возможно было , экзарх посещал и другие ц ентры . Особенно знаменательна была его поездка в мае 1922 года в Могилев , где его речь положительно всколыхнула массу прежних униатов . В Петрограде под начальством экзарха основываются женский орден "Святого Семейства ", "Община сестер Святого Духа ", "Обще ство Иоанна Златоуста ". В Москве под руководством о.В . Абрикосова и матери Екатерины (Абрико совой ) развивается женская доминиканская община , деятельность которой достойна отдельной моногр афии . Ее процветанию положило конец советское правительство , разогна в по местам ссылок всех ее членов . Во время голодных 1918, 1919 и 1922 годов экзарх неоднократно обращался к Святейшему Престолу за помощью для голодавшего народа и находил благожелательный отклик у пап Бенедик та XV и Пия XI, присылавших посильную помощь . Именно к этому времени относится сбли жение экзарха с иезуитом о.Уолшем (Walsh), оказавшим неоценимые услуги голодавшему народу и д елу миссии . Объясняться с ним экзарху прих одилось на латинском языке . В кратком некрологе не перечислишь вс его того , что сдел ал экзарх за как их-нибудь пять лет и в каких невероятно тяжелых условиях . Прежде всего , не гладко складывались у него отношения со всеми членами подчинен ного ему клира . Из всех русских католическ их священников , бывших в распоряжении митропо лита Шептицкого для назначения своего з аместителя , о.Леонид был по своим нравственным качествам , по духовной и богословской под готовке несомненно самым подходящим кандидатом . Но по годам он был моложе многих (е му было всего 37 лет ), особенно таких ветеран ов , как о.Зерча н инов и о.Дейбнер . Трудно было подчинить их своей непреклонно й воле , церковной дисциплине , к которой та к не привык русский человек . Они были склонны смотреть на него как на "старшего товарища ", т.е . с обычным русским разгильдя йством . Приходилось на священн и ческих собраниях сурово напоминать им о "начальс тве ", что , по признанию экзарха , ему "стоило ужасных мук ". Много разочарования и горя пришлось претерпеть ему от них . Латинское духовенство было глубоко убежде но , что святая Уния невозможна в России , что инт еллигенция согласится на католи чество только латинского обряда , что в вос точном обряде будет только небольшая кучка мещан и крестьян . Взгляд совершенно неправи льный . "Только те , кто становятся католиками восточного обряда , - пишет экзарх , - являются " наст о ящим семенем " будущего единения . Они совершают тяжкий подвиг под градом насмешек и укоризн как со стороны пр авославных , так и со стороны своих братьев латинян ; но , мало-помалу , самим своим сущес твованием они открывают русским людям глаза на вселенский дух католической Це ркви ". Латиняне считали недопустимым применение в России энциклики папы Льва XIII "Orientalium dignitas Ecclesiarum" (Досто инство Восточной Церкви ). В то же время клир восточный держался обратного мнения , и не было письма экзарха в Рим , в к отором бы он не настаивал на том , чтобы эта энциклика была формально и открыто применена в России . Ясно , что полного доверия , дружного со трудничества между обоими клирами всегда быть не могло . К сожалению , бывали недоразумен ия и столкновения . Это тем боле е б ыло чувствительно для экзарха , так как мат ериально он во многом был зависим от латинян . А материальное положение день ото дня , год от году становилось для экзарха и всего восточного клира все более тяжелы м и отчаянным . Вот как сам экзарх опис ывает это в письме от 6 апреля 1922 года : "Вашему покорнейшему слуге , экзарху росс ийскому , протопресвитеру и протонотарию апостольс кому " приходилось в 1918-19 гг . голодать до того , что тряслись руки и колени , и приходи тся до сих пор рубить и колоть дрова , ломать на дрова дома и заборы , быть молотобойцем в кузнице , возить тачки с поклажей и мусором , разрабатывать огороды и дежурить на них по ночам ... Только милостью Божией могу я объяснить себе , что еще не умер или не приведен в по лную негодность , несмотря на анемию и подагрический ревматизм , который грызет меня , как крыса старое дерево ... Бога р ади не думайте , что тут играет роль хо ть самая малейшая гордость или обида , или зависть . Нет , тысячу раз нет . Если апо столы и святые не стыдились быть нищими Христа ради , то н ам несчастным , обремененным "грехи многими ", как думать о каком-то самолюбии . Я имею здесь в виду совершенно другое . По непреложным законам грешной человеческой психологии нищий - всегда нечто презренное и пренебрегаемое , а в нашем лице пренебрегается так и м образом вся Восточная Церковь ... Вам , дорогой Владыко , нужно было бы открыть на это глаза кому следует , подчеркивая , что на спасение 120 миллионного , почти католического наро да не может быть жалко никаких денег , и что много и очень много денег с необход и мостью должно уйти на под готовку настоящей миссии , на , так сказать , утрамбовку того пути , по которому двинутся наши наследники . Поэтому было бы в высш ей степени полезно , чтобы мы получили дене жную помощь не от местного латинского кли ра , а исключительно из заграницы ..." Но главные затруднения для успешной р аботы экзарха исходили , конечно , от советского правительства . Но все эти трудности и тяжелые условия ничуть не умаляли апостоль ского рвения и духа о.Леонида . Духовный облик его особенно ярко проя вляется в связи с вопросом о назнач ении русского епископа для экзархата . Вот как он выражается в письмах к митрополиту Шептицкому от 6 апреля 1922 года и от 1 июл я 1923 года : "Вы пишете "ut exsarcha fiat episcopus" (да станет экзарх епископом )... Не обвиня й те ме ня , дорогой Владыко , в малодушии , в желании свалить с себя , со своих плеч тяжелое бремя и возложить его на другого . Я помню , что обещал Вам не отказываться о т епископства , когда это будет необходимо , но эти пять лет моего иерархического слу жения пока з али мне , что я сове ршенно не пригоден для этого великого сан а ... У меня нет самых существенных свойств , необходимых епископу , у меня , к сожалению , нет даже духа любви к моим верным , мало духа молитвы , нет твердой , непреклонно й воли проводить мои реформы , н е т прозорливости и знания людей , умения не только "вести свою линию ", но и внушат ь ее другим ... У меня нет любви к человеческому обществу . Про меня справедливо говорят , что "он мученик , но не органи затор " в том именно смысле , что я , безу словно , вы н ослив , но не умею за ставить окружающих меня проникнуться моими ид еями ... Как я благодарен Создателю , что Вы тогда (т.е . при назначении экзархом ) у держали свою десницу и не возложили ее на меня . Я не принадлежу , как Вы зна ете , к тем лицемерно скром н ым субъектам , которые , заявив с воплем и рыда нием о своем недостоинстве , потом смиренно подставляют под омофор "выи своя ". Я чело век здравого и сухого рассудка , который за ставляет меня серьезно относиться ко всякому делу , а в особенности - к делу Святой Ц е ркви . Если я - хороший пропо ведник - обладаю детальным знанием Восточной Ц еркви , умею хорошо служить и ощущать дух восточного обряда ; если я терпелив как осел и умею гнуться во все стороны ; если я развиваю иногда большую энергию , з ащищая Церковь и не щажу для э того сил и здоровья , - это еще не патен т на епископство . Все это с успехом мо жет сделать любой священник ... Вам скажут о моей любви , ласковости , будут превознос ить мои кротость и терпение , даже будут говорить о моем умении проникать в чел овеч е скую душу . Но все это тол ько мои отдельные усилия , virtus ex necessitate (усилия по необходимости ), усилия , которые не укладываются в мою сущность , никогда не делаются мои м внутренним "Я "... Я строго проверил себя и пришел к тому убеждению , что "рожденны й ползать , летать не может ". Я , может быть , идеальный творец чужих поруч ений , но не творец , и не Израиль , борющ ийся с Богом , а Иов , лежащий на гноище . Я овладел западной мыслью и ясностью , но дряблая восточная натура крепко засела во мне и не поддае т ся ни каким воздействиям . Книга , келья , спокойное стояние на клиросе и бесконечные службы , а прежде всего один jчество и бегство от людей - вот моя атмосфера ... Соединить же апостольскую жизнь с созерцательной я не могу . Вы знаете , как я люблю иезуи т ов , но никогда не решусь всту пить в их орден , т.к . этот идеал для меня недостижим ... Самое тяжелое для меня - это люди ... В эти тяжелые годы я , иногда разбитый и измученный , вместо того , чтобы лечь спать , садился в кресло и в полной тишине и одино ч еств е , при свете одной только лампады , просижи вал в кресле два-три часа и наслаждался уединением . Я осознавал себя совершенно ото рванным от мира , ни о чем почти не думал и смотрел на лик Христа , озаренны й тихим светом лампады ... "все суета и т омление духа " . Какая сущая правда . Неопределимая тяга к монашеству и уеди нению усиливается во мне настолько , что я уже думаю не о студитах [монашеский в осточный орден , восстановленный о.Климентом , братом митрополита Андрея Шептицкого ], а о камал дулах [монахи-о т шельники ]... Воспитанный в правилах строгой дисциплины , я совершен но не понимаю , как может подчиненный не слушаться своего начальника . И в то вре мя , когда настоящий епископ , принимая во в нимание человеческие слабости , должен мерами отеческого любо в ного воздействия обра зумить непокоренного , я только способен его покарать ... Для России в качестве еписко па нужен теперь человек святой , исполненый gravitate sacerdotali (священнического авторитета ), прозорливый , твер дый , умеющий внушать к себе ув а жение ... Протянуть несколько лет в каче стве экзарха я еще кое-как сумею , но пр инять на себя такую громадную ответственность , т.е . быть первым восточным епископом в России - это свыше моих сил ..." Сколько в этих признаниях смирения и беспощадной строгости к самому себе и к своей работе . Между тем , он жил исключительно для этого , для интересов св ятой Унии , которой посвятил все свои силы , для блага которой не боялся говорить правду всем . В конце декабря 1922 года , нака нуне ареста и предания суду , он писал ми т рополиту Шептицкому : "Я пригот овил целый отчет ad usum privatum Summi Pontifici (для личного пользов ания Святейшего Отца ), о котором будете зн ать вы и кучка самых преданных и близ ких людей . Это уже не отчет о нашей миссии , а изложение тех причин, к оторые губят дело восточного католичества . Пу скай за этот меморандум меня гонят с места , но нужно раз навсегда , хотя бы в самой спокойной и почтительной форме ска зать правду в глаза ..." А кому , как не ему , было знать эту правду . Главным утешением экзарха , по жалуй , единственным , были те редкие письма , которые доходили до него от митрополита Андрея . "У меня нет даже слов , - пишет он Владыке , - выразить Вам всю ту светлую радость , какую я испытал при получении Ва шего письма . Значит , Вы все-таки живы ; иными словами , я стою на твердом камне и , как глубоко убежденный , чувст-вую силу ваших молитв за себя и за нашу Церк овь ". В другом месте - уже из тюрьмы - он пишет : "Спасибо , дорогой Отец , за Ваше письмо . Наконец-то светлый , радостный луч , након ец-то струя чист о го воздуха в мое исстрадавшееся сердце . Вспомнишь Вас - и снова хочется жить , получишь весточку - и снова хочется работать . Хотелось бы услышат ь дорогой голос , неумолимо вещающий Христову истину . Есть за кого держаться в моем абсолютном одиночестве ". Так в спомин ает экзарх своего "учителя и отца ", котором у "был предан без остатка ". Главным врагом экзарха было , конечно , советское правительство . На каждом шагу прихо дилось наталкиваться на распоряжения , неприемлемы е для католического священника . Ограбление це р квей , непомерные налоги , запрещение препо давать Закон Божий и катехизис детям моло же восемнадцати лет , требования подписывать о бязательства , запрещенные Римом , и т.д ., - все это постоянно вызывало столкновения и недо вольство советского "начальства ". А тут еще экзарх оказался горячим работником по сближе-нию православных с католиками . Призрак единения Церквей немало страшил большевиков : они понимали , что католичество - сила , бороться с которой нелегко . "Раз в ы католик , значит и контрреволюционер ", - вот опр еделенный взгляд советского судебного ведомства . Вполне естественно , что 5 декабря 1922 года все католические церкви Петрограда оказались опечатанными , а в январе 1923 года все като лическое духовенство - четырнадцать священников с епископом Цепляком во гл аве было вызвано в Москву на суд Верховного три бунала . В числе привлеченных был и экзарх . Все они обвинялись в том , что с 1918 года проводили незаконные священнические собр ания , на которых принимали все меры для того , чтобы возбудить "религиозные предрасс удки " народных масс и всячески помешат ь советской власти проводить в жизнь свои "полезные " реформы . А экзарху было предъяв лено специальное обвинение в том , что он организовывал протесты православного и катол ического духовенства против антицерковных меропр и ятии советской власти . Ни суд , ни предстоящий приговор не страшили экзарха . Уже сколько раз раньше , когда за отказ подчиниться требованиям "нач альства " ему грозили расстрелом , он в резк ой форме отвечал , что ни тюрьмы , ни рас стрелов не боится и смотрит на них как на мученический венец . А теперь о н пишет митрополиту Андрею из Москвы 7 мар та 1923 года : "Если дело дойдет до расстр елов , то жертвой может быть буду и я , чего мне , каюсь вам , очень бы хотелось . Я убежден , что если прольется наша кр овь , и п р итом в возможно больш ем количестве , это будет самый лучший fundamrntum Ecclesiae russicae catholicae (основание русской католической Церкви ), иначе мы будем не жить , а прозябать с реди нашего темного , беспросветного советского быта ... Впрочем , не "яко же а з хощу "... Господь судил иначе ... Процесс по обвин ению экзарха послужил только большему торжест ву Церкви . "Уже сам мой внешний вид,-пишет он 25 апреля 1923 года,-сделал многое . Среди латинских сутан и бритых лиц выделялась моя боро да , вызывая всеобщее нед оумение : что ж е это такое , значит и такие католики б ывают . Людская молва , благодаря газетам , донесл а теперь в самые укромные уголки России отголоски процесса , а вместе с ними и рассказы о русской католической Церкви и ее экзархе . Это теперь уже неотъемлем ы й исторический факт . Так как я уже знал , что мы были обречены заран ее и о никакой справедливости на суде речи быть не могло , то постарался с честью выйти из создавшегося положения ". Он сам был своим защитником . Его р езкие ответы и защитительная речь вызва ли восхищение многих присутствовавших . На суде он предстал самой яркой фигурой католической Церкви . Его фраза : "Хотя мы и подчиняемся советской власти вполне искренн о , но смотрим на нее , как на наказание Божие за грехи наши ", - вызвала сенсацию и ходила п о всей Москве . Он смело говорил , что о никакой свободе со вести в совдепии речи быть не может . Э то почувствовали все . Выяснилось также и о тношение большевиков к идее соединения церкве й : она представлялась им только как общий политический фронт против больше в изма . "Мои десять лет тюрьмы , - пишет экзарх , - я получил именно за это . Прокурор (Кр ыленко ), охарактеризовав меня как идущего напр олом против советской власти , заявил , что мой фанатизм не может смягчить моей участ и . "Это он , - закричал он , указывая на ме ня патетическим жестом , - собрал вместе православных и католиков для противодействия власти . Это он организовывал общий фронт против коммунизма ... Церковь и советская вла сть - это антиподы и вместе ужиться не могут . Всякая проповедь с церковной кафедры пр о тив атеизма уже есть полити ческая контрреволюционная агитация ..." Так с сат анинской злобой , захлебываясь от бешенства , кр ичал на суде прокурор ". Единственное , чего боялся экзарх , - это быть высланным из России . Он не хотел покидать родины , своего дела , сл ужения , своей бедной , распыленной паствы . В тюрьме , среди осужденных , он мог продолжать апостол ьскую деятель-ность : из тюрьмы он мог , хоть урывками , управ-лять экзархатом . Приговорили его к десяти годам тюремн ого заключения . Переносил он его бодро . "Зд оро вье мое , - пишет он , - достаточно расш аталось , затронута верхушка правого легкого , н о в общем чувствую себя бодро . Состояние духа , по милости Божией , тоже хорошее , хотя очень тяжело без литургии : чувствую себя каким-то никуда не годным человеком ..." И там , в тюрьме , у него налаж ивалось "дело ". Тюрьма была переполнена лучшими представителями православного духовенства : тихон овцами - епископами и священниками . Отношения с ними установились самые сердечные . "Я , - пиш ет экзарх , - настроил своих латинян как сле д ует , и ни одного резкого слов а не вылетает из их уст . Я постоянно спускаюсь к ним на первый этаж и он и меня принимают как своего . В особенности склонен к соединению епископ X. Думаю , что придется посеять не одну горсть добрых семян ". На этот раз он пробыл в тюрь ме три года и два месяца . В силу к акого-то манифеста он подпал под "амнистию " и был выпущен , но его минимальная свобода была ограничена так называемым "минусом 6": запрещением въезда в шесть главных городов и во все морские гавани . Местом жительс тв а он выбрал Калугу . Благодаря вниманию и доброте местного латинского священ ника (о.Иоанна Павловича ), он имел возможность устроиться с относительным удобством , а г лавное - мог служить обедню . Паства (всего ч еловек 50) была вся латинская , и его восточна я сл у жба вызывала сначала недоуме ние и даже смущение , но авторитетное слово о.Иоанна сразу положило этому конец . "Iternum et iternum" (снова и снова ), - записывает экзарх , - всё в нашей миссии зависит от отнош ения к нам наших латинских коллег ". О е го прихожана х в Москве и Петрограде доходили до него печальные известия . "Тридца ть шесть моих лучших прихожан , - пишет он , - опять сидят по тюрьмам и ссылкам . Сред и них есть старушки , да вдобавок еще и больные . Не отличаются здоровьем и другие мои верные чада . Их ест цинга (на Соловках и в Сибири ), туберкулез и другие немощи . Раскинуты они по всему пространству нашего необъятного отечества ... Сид ят , как говорится , ни за что , ни про что , или вернее за то , что они русск ие католики . Но телесная их немощь с и збытком покры в ается божественной благ одатью . Их редкие письма дышат такой яснос тью духа , таким смирением перед волей Пров идения , такой радостью за свои страдания в о Христе , что мне остается только благодар ить Бога и учиться у Него христианской стойкости ". Это письмо , п омеченное 23-им мая 1926 года , - последнее известие , которое дошло до нас непосредственно от самого экзарха . За канчивается оно словами : "Хотелось бы мне , чтобы как-нибудь было доведено до сведения Святейшего Отца , что я так глубоко трон ут его заботами обо мне недостойно м , что мне становится подчас стыдно за такое незаслуженное участие и что я ду маю о том счастливом моменте , когда лично смогу поклониться его апостольским стопам ". Отрывочные данные для дальнейшего нашего повествования мы смогли почерпнуть ис ключительно из уст и письменных воспо минаний других русских католиков , разделивших с ним мытарства по местам заключений и ссылок , конечно тех из них , которым по разным обстоятельствам посчастливилось выйти и з советского "рая ". Имен их , на данный м омент , д а ть мы не можем . Недолго пришлось экзарху пользоваться сво бодой . Прослышали о его освобождении и пре бывании в Калуге жители г . Могилев , где он в свои приезды в 1922 году посеял с толь благодатные семена сближения между право славными , униатами и католиками , и решили просить при-слать им униатского священника для завершения дела Унии . Кого же посла ть ? Все давно арестованы , сосланы ... Экзарх п оехал сам и своим горячим словом вновь всколыхнул массы верующих . Бывать в Могилеве ему не возбранялось , но вести униат скую пропаганду было тяжким преступлением . На этот раз уже безо всякого суда , одним административным р аспоряжением экзарх ссылается на Соловки . В Белом море , на группе Соловецких островов , начиная с XIV столетия был основан ряд монастырей , сыгравших видну ю роль в исто-рии России и в духовном развитии русского народа . Большевики превратили монас тыри в тюрьмы , а все острова - в место ссылки и каторжных работ в самых кош марных условиях . Когда ГПУ арестовывает русск ого свободного гражда-нина , то первой мыслью арестованного бывает :"Только бы н е на Соловки ". Туда-то и попал в октябр е 1926 года наш экзарх . Но к великому свое му утешению встретил он там целый ряд своих единоверцев из Петрограда и Москвы . Были там и сестры-доминиканки . Встретили ег о все как отца род н ого . "Как сейчас помню момент встречи с ним , - записывает один из единоверцев . - Я был на работе на лесопильном заводе . Пр ибегает ко мне о.Н . с радостным известием : приехал экзарх и просит повидаться с ним и освободить его из карантинной ро ты . Я имел неле гальный вход туда и поэтому быстро оказался в страшной 13-ой роте . В первой полутемной комнате увидел я экзарха в ужасных условиях среди так называемой шпаны - мелкого уголовного элемент а . Он был одет по-светски , в старой ори гинальной шляпе . Сердце мое сж а лос ь , когда я увидел в таком виде и в такой обстановке нашего дорогого экзарха , бледного и усталого . Несмотря на усталость он , как всегда , был бодр . Я быстро получил разрешение на его нелегальный выход и мы с радостью приветствовали нашего дорогого архипа с тыря . Почти на другой же день мы устроили ему возможност ь совершить Божественную Литургию . А какая радость была для всех нас и для сес тер , когда , после отбытия двухнедельного каран тина , экзарх появился в нашей часовне , сов ершил в ней службу и произнес нам мудрую и сердечную проповедь ". Он поучал и утешал их : "Мы жертва за схизму Востока , я не устану повтор ять это всегда , и должны с терпением н ести этот крест ... Мы - удобрение для духовно го возрождения России ..." Совершать эти обедни и молиться за русский на род-вот б ыла первая и главная задача всех этих каторжан . Несмотря на все преследова-ния тюр емной администрации , им это удавалось почти ежедневно , памятуя слова экзарха : "Помните , ч то наши обедни на Соловках - возможно един ственные в России обедни восточны х священников , молящихся за Россию . Надо стремиться во что бы то ни стало отслужить хоть одну обедню в день ". Сначала было разрешено для проведения служб использовать одну заброшенную часовню . Потом последовало запрещение служить вообще . Приходилось служит ь тайно , где попало : в подвалах , в лесу на камне или п од защитой развесистой ели . А с июня 1929 года положение еще более ухудшилось . С цен трального острова всю "духовную команду " перев ели на самый суеверный небольшой остров А нзер , где условия во всех отно ш ениях были еще тяжелее . Двадцать три человека оказались в одной комнате длино ю в четыре метра и около двух метров шириной . Обедни ухитрялись служить на чердаке под самой крышей : было так низко , что в се могли стоять только на коленях и с лужить приходилось только по ночам . Воис тину оправдывалось заме-чание одного местного следователя-большевика : "Где ксендз , там и обед ня ". Так проходили месяцы и годы . Эти п осто-янные заботы о возможности совершить Свя тую Жертву , эти служения обеден во мраке ночи под постоян н ым страхом быть застигнутым на "месте преступления ", посто янные заботы о том , как достать вина , х леба , облачение , утварь , - все это заставляло наших ссыльных проходить большую школу дух овной жизни . И жизнь эта била сильным ключом и оставила в их душах све т лые воспоми-нания : если , обыкновенно , советс кий гражданин с содроганием и проклятием вспоминает о пребыва-нии на Соловках , то о дин из наших священников (после восьми лет ссылки ) пишет в своих воспоминаниях : "Я счастлив , что был на Соловках ..." Экзарх проб ыл там до 1931 года . По том его перевели в город Котлас Вятской губернии , где он работал на каком-то зав оде . Сведений о его пребывании там мы до сих пор почти не имеем . Знаем , что здоровье его совершенно пошатнулось , а в конце марта 1935 года окольными пут я ми пришла весть о его кончине в городе Вятка . Не стало Божьего человека и мученика Церкви , жизнь и деятельность которого зас лужи-вает более серьезного и обстоятельного о писа-ния , чем настоящий некролог . Литература Париж , 1935 г . Печатается по : кн . Волк онский П.М . Экзарх Леонид Федоров (Некролог ) // Логос , № 48, - Брюссель-Москва , 1993
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Почему вы не готовы к экзамену?
- Кот сам с собой не поиграется, знаете ли...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru