Реферат: Шевырёвы в Калуге - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Шевырёвы в Калуге

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 75 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы


Шевырёвы в Калуге


С. А. Мосина, О.В.Мосин



СТРАНИЦЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОШЛОГО.

История любого города связана с его улицами, переулками и площадями. В Калуге их множество. На них происходили исторические события прошлых лет. Они хранят старинные калужские названия, имена бывших владельцев домов, лавок и магазинов.

Знакомыми для калужан являются Афончиковы, Билибины, Домогатские, Кобелевы, Раковы, Шевыревы, уходящие своими историческими корнями в далекое старокалужское прошлое. Все они прославились тем, что испокон веков занимались торговыми ремеслами. И все благодаря тому, что Калуга занимала одно из видных мест среди других торговых городов России. Это обусловливалось географическим положением города, расположенного на живописных берегах сплавной Оки, на пересечении путей из Москвы к Черному морю и из приволжских городов – к Балтике. В наиболее экономически благоприятные времена через Калугу ежегодно проходило товаров на сумму 7-8 млн. рублей. С Петровских времен Калуга вела активную торговлю со многими городами империи и иностранными городами. За это время сформировались знаменитые калужские торговые династии, которые внесли существенный вклад не только в развитие торговли и ремесел, но и культурную и духовную сферы общества, а также в благотворительность. О некоторых из них рассказано в этом очерке.

Когда-то фамилия Шевырев, увековеченная в названии улицы Шевыревской (по тогдашнему административному делению она входила в первую полицейскую часть, третий околоток), звучала по всей старой Калуге. На этой улице издавна жили их предки, а также там находились торговые лавки Шевыревых. С этой улицей связана судьба основательниц бесплатной народной библиотеки-читальни дочерей мясоторговца Д. В. Шевырева - сестер Ольги и Елизаветы Шевыревых, детство и юношеские годы которых прошли в доме № 40 на ул. Шевыревской (ныне ул. Дзержинского). Недалеко от нее в Татариновском переулке до революции 1917 г. располагался магазин-булочная А. И. Шевырева, дяди народовольца – П. Я. Шевырева (1863-1887), а в Мясных рядах – Шевыревская мясная лавка.

После революции 1917 года Шевыревскую улицу дважды переименовывали, с 1918 г. в улицу Некрасова, а затем в Дзержинскую. В настоящее время это часть улицы им. Дзержинского, от ул. Баумана до городского сельскохозяйственного рынка.

Обратимся к градостроительству старой Калуги. Улица Шевыревская располагалась параллельно Садовой улице. Она начиналась от Георгиевской улицы вблизи старого театра и пересекая улицы Успенскую, Березуйскую и Новомясницкую, упиралась в Масленниковскую улицу, которая была равна ей по длине. На этом отрезке улица в основном сохранила свой старый облик. Здесь преобладают дома, построенные в конце 18 – начала 19-го века. Величественен каменный дом № 25 на северной стороне улицы с красивым узорчатым чугунным балконом – в нем в августе 1906 года открылась подготовительная школа А.И. Шалаевой. В доме № 40 (снесен в 1985 году) жила семья мясоторговца Д. В. Шевырева, дети которого – Ольга, Мария, Елизавета, Апполинария и Николай были причастны к народническому движению 70-х. Неподалеку, в доме № 41 располагалась бывшая городская еврейская синагога, построенная в 1912-1913 годах архитектором Н. И. Новоуспенским для постоянно живущего в Калуге еврейского населения. Дом № 54 в середине 19-го века принадлежал заводчику И. Ф. Зюзину, в 1850-1860 гг. использовался как Дворянское Собрание, с 1881 года – как Дворянский пансион императора Александра II и учительская семинария (новопристроенный корпус) с 1909 г, ныне средняя школа № 3. Доминирующее положение на улице Дзержинского между Московской и Театральной занимает дом № 51 купца Билибина. Дом начал строиться в 1812 году для купца Золотарева, но за недостатком средств не был достроен и спустя десять лет. 26 августа 1860 года в этом доме открылось Калужское женское училище, позднее преобразованное в женскую гимназию. Большое участие в подготовке этого события приняли декабрист П. Н. Свистунов и его единомышленник А. П. Племянников. В декабре 1860 года при гимназии открылась первая воскресная школа для взрослых, где преподавали Е. П. Оболенский, П. Н. Свистунов, воспитанник Г. С. Батенькова К. Э. Лучшев. Среди первых выпускниц гимназии упоминаются основательницы народной библиотеки-читальни – калужанки сестры Ольга и Мария Шевыревы, которые, работая сельскими учительницами, увлеклись идеями народного просвящения, пропагандируя народнические и социал-демократические идеи.


ТОРГОВАЯ ДИНАСТИЯ

Представители некогда большого калужского рода Шевыревых относятся к потомственному старокалужскому роду, многие поколения которого славились торговым ремеслом, известны в Калуге издавна. За долгую историю существования города Шевыревы породнились со многими известными калужскими фамилиями – Рыжовыми, Почапиными, Саниными, Преображенскими, Кобелевыми, Барановыми. Старину фамилии доказывает то, что мирское имя Шевель (искаж. Шевырь) упоминается в начала 17-го века по “Калужским книгам 1617 г”. и “Письмам к дозору Ивана Козьмича Бегичева и подъячего Игната Пчелина”.

В роду Шевыревых на протяжении веков выделяются целые торговые династии. Торговали Шевыревы всем, что придется – и мясом, и продуктами питания, и мелкооптовыми товарами.

Торговцами и собственниками был Александр Александрович Шевырев (старший) (1854-1929), его отец - Александр Иванович Шевырев (1817-1879) и в свою очередь его отец - Иван Иванович Шевырев (1770 - 1842). Торговлей также занимался и калужский мясоторговец Дмитрий Иванович Шевырев, дочери которого сестры Ольга и Елизавета Шевыревы организовали в 1868 г. в Калуге первую бесплатную народную библиотеку читальню, превратив ее в оплот социал-демократии и пропаганду идей народничества.

Идейным теоретиком народнического движения был один из организаторов (вместе с А. И. Ульяновым) “Народной воли” Петр Яковлевич Шевырев (1863-1887) – сын харьковского мещанина Якова Ивановича Шевырева (1824-?), также родом из Калуги, младшего брата Александра Ивановича Шевырева (1817-1879).

Часто бывал в Калуге замечательный критик и историк русской литературы, поэт, академик Санкт-Петербургской академии наук - Степан Петрович Шевырев (1806-1864), который был знаком с П. В. Кириевским, принимал активное участие в издании Оптиной пустыни.

История сохранила имя еще одного представителя рода Шевыревых - Андрея Шевырева по надписи на старинном медном безмене, хранящемся в Калужском краеведческом музее (по описи в 1929 г.) за № 1441, изображающем оленя, двуглавого орла и птиц, с надписью на многогранном утолщении: “Сей безмен Андрея Шевырева. Калуга 1825 года сентября 12 дня”.

Что же известно о Шевыревых? Обратимся к архивной информации:

В Калужских ведомостях за 1874 г. в разделе “собственники” записаны два представителя рода Шевыревых:

629 Шевырев Иван Дмитриевич, мещанин

1128 Шевырев Александр Иванович, мещанин

В архивном фонде Калужской духовной консистории в исповедной ведомости Васильевской церкви г. Калуги за 1851 г. хранятся следующие сведения о Шевыревых.

Вдова Ивана Ивановича Шевырева - мещанка Матрена Ивановна Шевырева (урожд. Рыжова), 65 лет от роду (данные за 1851 г.). Её дети: Александр, 34 года, Яков, 27 лет (Харьковский мещанин Яков Иванович Шевырев – отец народовольца Петра Яковлевича Шевырева (1863-1887), примеч. автора О.В. Мосин). Жена Александрова Ольга Терентьевна, 22 года, Якова жена - Варвара Ивановна, 23 года.

Основание: ГАКО, ф. 33, оп. 2, д. 1331, л. 151.

В архивном фонде Калужской духовной консистории в метрической книге Васильевской церкви г. Калуги за 1854 г. содержится следующая актовая запись:

У калужского мещанина Александра Ивановича Шевырева и жены его Ольги Терентьевны (урожд. Почапина) в 1854 г. родился сын Александр. Крещен 5 июля 1854 г. Восприемниками были калужский мещанин Николай Терентьевич Почапин и калужская мещанка Матрена Яковлевна Почапина.

Основание: ГАКО, ф.33, оп. 4, д. 185, л. 485 об-486.

Кроме этого за 1910 г. в списке повиальных бабок Калуги мы находим вдову М.В. Преображенского – Апполинарию Дмитриевну Шевыреву, проживающую на ул. Масленниковской в доме Преображенского.

В Памятной книжке Калужской губернии за 1910 г . Справочный отдел, стр. 106-125 по г. Калуге числятся магазины:

БУЛОЧНЫЕ

ШЕВЫРЕВ - пер. Татаринский

МЯСО

ШЕВЫРЕВ - Мясные ряды

Шевыревы – старокалужская торговая династия, к которой относится владелец магазина ШЕВЫРЕВ, калужский мещанин Александр Александрович Шевырев (старший) (1854-1929?). Его родители также калужские торговцы: отец - калужский мещанин Александр Иванович Шевырев (1817-1879), а мать – мещанка Ольга Терентьевна Шевырева (урожд. Почапина). Младший брат А. А. Шевырева – Евграф Александрович Шевырев (1866-1915), а сестра – Елизавета Александровна Шевырева (18.?-1931), в замужестве за известным калужским булочником Кобелевым. Родители Александра Ивановича Шевырева: отец – калужский мещанин собственник – Иван Иванович Шевырев (1770-1842), мать - Матрена Ивановна Шевырева (урожд. Рыжова). Их дети – Александр, 34 лет и Яков, 27 лет (по состоянию на 1854 г). Другой представитель рода - калужский мясоторговец Д. И. Шевырев. Все они занимались торговлей. Итак, на протяжении многих поколений торговое ремесло в роду Шевыревых передавалось по наследству от отца к сыну.

Память прошлых лет вот уже многие века сохраняют семейные реликвии. В семейном архиве Мосиных наряду с крестиком, которым крестили детей Шевыревых и старинной куклой работы немецких мастеров 18-го века, в которую по преданию играла императрица Екатерина, купленной Александром Александровичем Шевыревым на аукционе в начале века, хранится родовая книга Ивана Ивановича Шевырева. На ее страницах он, а позднее его сыновья, внуки и правнуки делали записи и пометки о важнейших событиях, рождении и смерти детей и ближайших родственников. В том числе фамилии Шевыревых, Рыжовых, Почапиных, Саниных, Кобелевых, Барановых, Болховитиных. И этот список можно продолжать. Удавшиеся прочитать записи, приводятся ниже.

РОДОВАЯ КНИГА ШЕВЫРЕВЫХ.

Заглавие: Сия книга есмь памятник веры. Куплена в Харькове Калужским мещанином собственником для себя Иваном Ивановичем Шевыревым 1842-го года декабря 10-го числа. Заплачено пятнадцать рублей ассигнациями (стр. 79).

1842-го года марта четырнадцатого богь сподобил меня приобщиться к святым Христовым тайнам (стр. 123).

1843-го года октября 17-го дня в Харькове праздновано по случаю рождения великаго князя Александра Николаевича.

Благодарю всевышняго создателя, что сподобил меня приобщиться к святым твоим божественным бессмертных и животворящих Христовых таинств в 1844 году генваря 26-го (стр. 123).

1845-го года 14-го дня торжественно праздновано в Харькове по случаю родившагося наследника престола Его Императорскаго величества Николаевича Александровича, сына его высочества Александра Николаевича Романова (стр. 124).

1846-го года 20-го числа бог сподобил приобщиться к святым Христовым божественным и животворящим Христовых таинств (стр. 124).

1846-го года апреля 28-го числа в полудни скончался брат наш Сергей Иванович Рыжов. Царство ему небесное и вечный покой. (стр. 161)

1846-го года июля 11-го числа представился раб божий Никифор Михайлович Михайлов в 3 часа по полудни.

1846-го года октября в 2 часа по полудни Иван Иванович Санин представился (стр. 420).

Анна угасает 1851-го ноября 24-го дня (стр. 317).

Съ...Завода и № 24 J. В. для испытаний на второй.....(неразборчиво), после сентябрьской переплавки 1860-го года... (стр. 429).

Сын Евграф родился в 1866 году марта 29-го дня.

Скончалась раба божья Матрена по полудни 25-го марта в три часа на Благовещение..

1879-го июля 11 числа скончался Александр Иванович Шевырев в 10 часов вечера (стр. 429).

1889 года июня 13-го числа скончался Николай Терентьевич Почапин.

1881 году сентября 22-го дня скончалась Малая Почапина...

1885 года марта 17-го родился сын Николай. (стр. 125).

8-го числа в 4 ч. утра скончался брат Александра Почапин (стр. 282).

1882-го года июня 19-го числа родился сын Иоанн Васильевич Кобелев (стр. 278).

1885-го года февраля 9-го дня свадьба Александра Александровича Шевырева с купеческой дочкой девицею Синклитиньей Сергеевной Барановой (стр. 80).

1899-го года мая 30-го дня родилась дочь Ольга.

30 апреля 1910 года умер Ваня Шевырев (стр. 163).

22-10 1915 года умер крестный Евграф Александрович Шевырев.

29/2-1919 года умер Николай Александрович Шевырев.

1929-го 17 мая Четверг 8 часов утра скончался Александр Александрович Шевырев.

1929-го скончалась Синклитья Сергеевна Шевырева.

24-го мая 1931 года умерла Елизавета Александровна Кобелева. (стр. 199)

1939 года 2 ноября умерла Кира Шевырева (стр. 392).

1962 года 26 июня в 23 часа 45 мин скончался Александр Александрович Шевырев (младший). Хоронили на Петров-день.

24 сентября 1963 года (Вторник, в 9 часов вечера) умерла Ольга Александровна Шевырева. Хоронили на Воздвижение 27 сентября в пятницу. (стр. 357).

26 сентября 1979 года умерла Лидия Александровна Шевырева в 15 часов. Хоронили 28 сентября.

12 июня 1980 года хоронили Болховитина Николая Александровича в 11 часов дня на 96-м году жизни (стр 278).

Эти записи свидетельствуют о переплетении семейства Шевыревых со многими известными старокалужскими торговыми династиями: Рыжовыми, Почапиными, Кобелевыми, Саниными, Болховитиными, Барановыми. Отметим наиболее известных.

Купеческий род Рыжовых известен в Калуге с середины 18-го века, их предки прославились гончарным ремеслом наравне с Кувшинниковыми, Гончаровыми, Жориными, Ланеевыми, Хатунцевыми и др. Отмечена благотворительная деятельность Рыжовых на благо города. В 1732 г. калужским купцом Рыжовым построена каменная Спасо-Слободская церковь на Жировке (разобрана в 1932 г., вместо нее построена Детская больница на углу ул. Салтыкова-Щедрина, примеч. авторов О.В. и С.А) с пределами: во имя Черниговской Богоматери и во имя святого мученика Харлампия. В 1848-1850 гг. церковь перестроена на средства Харьковского купца 2-й гильдии Рыжова; им же была построена и колокольня.

Почапины – родственники со стороны жены А. И. Шевырева – Ольги Терентьевны Шевыревой (урожд. Почапиной) – старокалужская торговая династия, имели одноименный магазин в гостиных рядах, в который захаживал сам Н. В. Гоголь во время своего пребывания в Калуге в 1849, 1850 и 1851 гг. и даже, говорят покупал у Почапина свою знаменитую шляпу. А случилось это так. Когда Гоголь прохаживался по гостиному ряду, сильным порывом ветра с его головы сдуло шляпу, которая оказалась в луже. Николай Васильевич подобрал ее и чтобы сменить негодную вещь, поспешил в магазин Почапина, где и приобрел новую шляпу. А старую, потерявшую всякую форму он оставил в магазине Антипина, куда по обыкновению заглянул посмотреть новые журналы и книги. После этого случая гоголевская шляпа долго демонстрировалась в витрине Антипинского магазина, а затем ее в 1851 году будто подносили калужские купцы супруге губернатора Смирнова Александре Осиповне как сувенир о Гоголе.

Другой известный калужанин - булочник-фабрикант Кобелев – муж сестры А. А. Шевырева – Елизаветы Александровны Кобелевой (урожд. Шевыревой). Кобелевы - фамилия в старой Калуге известная. Поручик Илья Иванович Кобелев в 1804 г. даже замещал пост губернского Предводителя дворянства. В начале 20 века Кобелевы владели булочными-кондитерскими “Калужское тесто” на улице Облупской и Воскресенской, где выпекались и продавались знаменитые калужские черные пряники, рецепт приготовления которых навсегда утрачен. “Калужское тесто” даже вошло в разряд местных достопримечательностей. Существует легенда, что после революции 1917 года Кобелев как главный хранитель рецепта калужского теста “обиделся” на советскую власть и отказался открыть рецепт его приготовления, предпочел унести его со своей смертью. Известно лишь, что знаменитое “калужское тесто” готовили из сушенных черных сухарей с добавлением меда и сахарной карамели. По свидетельству очевидцев калужские пряники по вкусу напоминали вяземские. Любопытно, что в доме Кобелевых на ул. Облупской до революции 1917 г. располагалась Еврейская моленная школа (раввин М. Я. Бурман).


РЕВОЛЮЦИОННОЕ НАСЛЕДИЕ

Шевыревы прославились не только торговым ремеслом. Многие их представители разделяли прогрессивные идеи социал-демократии, занимались активной революционно-просветительской деятельностью, пропагандой народнического движения, влились в ряды революционеров-народников. Это прежде всего двоюродный брат А. А. Шевырева (старшего) (1854-1929) – харьковский мещанин Петр Яковлевич Шевырев (1863-1887), народоволец, один из идейных организаторов и руководителей (вместе с А. И. Ульяновым) террористической организации “Народная воля”. Участник подготовки покушения на Александра  1 марта 1887. Вместе с другими организаторами “Народной Воли” заточен и казнен в Шлиссельбургской крепости”.

Про деятельность “Народной Воли” и её главных идейных организаторов известно многое. Однако, мало кто знает, что П. Я. Шевырев через своего отца харьковского мещанини Якова Ивановича Шевырева - родом из Калуги, младшего брата Александра Ивановича Шевырева, был связан со своими родственницами калужанками Шевыревыми, впоследствие также разделявшими прогрессивные социал-демократические идеи. Я. И. Шевырев навещая своего брата часто бывал в Калуге, встречался с семейством Шевыревых. Что же касается Петра Яковлевича Шевырева, то он был очень одиозным молодым человеком, который, будучи студентом Казанского Университета, несмотря на сильную волю и организаторский талант обладал слабым здоровьем, страдал туберкулезом легких. По замыслу Шевырева планировалось создать целую сеть организаций “Народная воля” в крупных центрах империи для организации покушений на царя и крупных государственных сановников. Однако, покушение на царя не удалось, поскольку замыслы народовольцев были раскрыты полицией, все организаторы “Народной воли” были заточены в Петропавловскую крепость и вскоре казнены.

Революционное наследие народовольца П. Я. Шевырева и прогрессивные идеи социал-демократии продолжат его родственницы - калужанки, дочери мясоторговца Дмитрия Ивановича Шевырева – Ольга, Мария и Елизавета Шевыревы. Свою жизнь они посвятили просветительской деятельности и народному образованию. 18 января 1868 г. (по старому стилю) сестры Шевыревы открывают в Калуге бесплатную народную библиотеку-читальню. Вот как описываются эти события в книге “Калужский край”: “.....Десятки выпускниц женской гимназии, работая сельскими учительницами, вели общественно-просветительскую работу среди населения, женщины, нередко подвергались преследованиям за политическую деятельность: Шевырева Ольга после окончания гимназии увлеклась чтением политической литературы, посещала нелегальный кружок. В 1874 году за хранение запретной литературы была арестована, содержалась в Петропавловской крепости, а в 1878 году добровольно последовала за своим мужем Н.И. Скворцовым в сибирскую ссылку. Через год Ольга Шевырева возвратилась в Калугу под негласный надзор полиции.

Из хронологического календаря событий калужской истории В. Продувнова:

….18 января 1868 г. (по ст. стилю) Открытие в Калуге первой бесплатной народной библиотеки-читальни 18 января 1868 года - калужским губернским правлением было разрешено открытие библиотеки в городе Калуге мещанке Елизавете Дмитриевне Шевыревой).

….4 августа 1874 года (по ст. стилю) - арест мещанок сестер Шевыревых Марии и Ольги содержательниц частной библиотеки нелегальной русской и французкой литературы. Они привозили книги из Петербурга и из московской подпольной типографии народника Мышкина. Библиотека в 1700 томов находилась в Калуге на месте нынешнего Дома печати.

Библиотека Шевыревых размещалась на бывшей Почтовой улице (сейчас ул. Марата), на месте современного Дома Печати с редакцией газеты “Знамя”, где в 19 веке стоял каменный двухэтажный дом. Библиотека занимала первый этаж дома, а на втором этаже проживали сами содержательницы библиотеки сестры Елизавета, Мария и Ольга Шевыревы. Новая библиотека сразу сыскала к себе симпатии калужан. Читателей импонировал возраст ее молодых владелиц – Елизавете Шевыревой в то время исполнилось 23 года. Интерес читателей вызывал также и подбор литературы, в которой кроме русского присутствовали издания на французском языке. Библиотека располагала большим по тем временам книжным фондом: 1700 томов на русском и 200 томов на французском языках. Ежегодно библиотека выписывала 16 периодических изданий включая “Русское слово”, ”Современник”, ”Сын отечества”, ”Северная пчела” и др., и регулярно пополнялась новыми книгами и поступлениями. В состав “Кабинета для чтения и библиотеки госпожи Шевыревой”, где хранились запрещенные издания и собиралась учащаяся молодежь, влились книжные фонды “Кабинета для чтения госпожи С. Храповицкой”. Поэтому вместе с фондами и основным контингентом читателей он воспринял и тенденцию соперничества с частными библиотеками Антипина и вновь открытой библиотекой при книжной лавке купца Мясникова. Уступая им вначале по фондам (библиотека Антипина насчитывала 1925 изданий, 5100 томов, 10 периодических изданий; Мясникова – 918 изданий, 3431 том, 8 периодических изданий; Шевыревой – 450 изданий, 825 томов. 13 периодических изданий), библиотека сразу же сравнялась по числу подписчиков, 62 человека против 65 у Антипина и 54 – у Мясникова. Нуждающиеся в серьезных произведениях читатели могли найти здесь “Юридическую энциклопедию”, ”Историю цивилизации в Англии” Бокля, ”Историю 19 в. от времен Венского конгресса” Гарвинуса” и многое другое. Хотя к 1871 г. фонд библиотеки вырос до 2500 русских, 200 французских книг и 16 периодических изданий, число читателей сократилось до 18 человек. Несмотря на явно невыгодные условия существования – затраты на увеличение книжного фонда и недостаток подписчиков, библиотека Шевыревых продолжала бы функционировать, если бы не была закрыта в связи с арестом владелиц и начавшимся в 1874 г. “Делом о Калужской библиотеке Шевыревых и ящиках с сочинениями Лассаля”.

В течение 6 лет с 1868 по 1874 гг. библиотека Шевыревых оказывала идейно-политическое влияние на умы калужан. По замыслу ее основательниц, библиотеке приписывалась ведущая роль в народном просвещении и пропаганде социал-демократических идей среди народных масс и калужан. Но библиотека не была главной целью содержательниц библиотеки – сестер Шевыревых, а лишь способом привлечения к освободительному движению путем пропаганды запрещенных изданий и нелегальной французской литературы среди молодежи. В истории Калужского края эта библиотека сыграла не столько культурно-просветительную роль, сколько революционизирующую. Через нее осуществлялись связи калужских народников с социал-демократическими организациями и типографиями других городов России. Посредством библиотеки Шевыревы напрямую были связаны с московской народнической типографией Ипполита Мышкина, а через нее - с другими городами России: Тверью, Новгородом, Смоленском, Киевом, Екатеринославом, Саратовом, Петербургом. Она распространяла в среде учащейся молодежи запрещенные издания: М. Бакунина “Государственность и анархия”, ”Сила солому ломит”, ”Труд и капитал” Лассаля, ”История крестьянства” и другие. Одна из сестер Шевыревых - Ольга - работала в типографии Мышкина наборщицей и корректором, набирала и печатала сочинения Лассаля, которые рассылались в разные города, в частности, в Калугу, а из Калуги - по уездным городам губернии. И в этом просветительском деле главную роль играли сестры Шевыревы и их библиотека.. По сути она являлась первым опытом бесплатных народных библиотек-читален в Калужском крае.

Судьбы основательниц библиотеки Ольги и Елизаветы Шевыревых трагичны. Все они, включая их сестер Апполинарию, Серафиму, Марию и брата Николая Шевырева были причастны к народническому движению 70-х годов и подверглись политическим репрессиям. В результате обысков и арестов, которые проводились полицией одновременно во всех городах, связанных с типографией Мышкина, библиотека Шевыревых была закрыта, а ее владелицы арестованы и проходили по делу о революционной пропаганде (”Процесс 193-х”). Ольга Дмитриевна (1854 -?), работающая в подпольной типографии Ипполита Мышкина, арестована полицией 4 августа 1874 г., в 1875 году проходила по “Процессу 193-х”: привлекалась за участие в антиправительственной пропаганде и несколько лет содержалась под арестом в Петропавловской крепости. В 1878 году она добровольно последовала за своим мужем Н. И. Скворцовым в ссылку в Тобольскую губернию. Мария (1842-1894) вместе с сестрами участвовала в делах библиотеки, впоследствии была земской акушеркой в Песоченском заводе (г. Киров). Апполинария (1847-1935) работала курьером - привозила книги в библиотеку из Москвы и Петербурга. Она была замужем за начальником технического училища, впоследствии губернского инспектора народных училищ М. В. Преображенским. Вместе с ним, а также сестрой Елизаветой и братом Николаем, она спустя 20 лет состояла членом Общества бесплатной библиотеки-читальни, которая пропагандировала социал-демократические идеи. Впоследствии Апполинария Дмитриевна стала врачом и была последней из сестер, жизнь которой закончилась в их доме № 40 (снесен в 1985 г.) на бывш. ул. Шевыревской (ныне ул. Дзержинского).

Сестрам Шевыревым симпатизировали молодые чиновники контрольной палаты и окружного суда, студент Московского университета Анатолий Эпенетович Лучшев (воспитанник декабриста Г. С. Батенькова), а также Михаил Васильевич Преображенский - муж старшей сестры Шевыревой, который был начальником технического училища, ставшего оплотом социал-демократии и воспитавшего десятки революционеров, в том числе Никифора Вилонова. К сестрам Шевыревым обнаружила симпатию и невеста народника Петра Ткачева - А. Д. Дементьева, прибывшая в Калугу после отбытия наказания в Петропавловской крепости и Литовском замке. Она приехала в Калугу в 1872 г., почти ежедневно бывала в библиотеке или дома у Шевыревых. Также часто она посещала писателя-публициста полковника Н. В. Шелгунова, жившего в Калуге с 1869 г. Свидетельств того, что Н. В. Шелгунов был знаком с Шевыревыми или посещал их библиотеку не имеется, но его осведомленность о делах Шевыревской библиотеки и косвенное влияние на нее через А. Д. Дементьеву несомненно. Это подтверждается интересом Н. В. Шелгунова к вопросам библиотечного дела в Калужском крае в связи с фактом организации в 1870 г. библиотеки товариществом ”Подспорье”. Душой всей благотворительной деятельности “Подспорья” был, несомненно, Михаил Александрович Языков (1812-1885), занимающий в Калуге пост управляющего акцизными сборами. Почитатель антикрепостнической направленности журнала “Современник”, лично знакомый с В. Г. Белинским, М. А. Языков целиком разделял идеи освобождения крестьян. Библиотека для чтения была учреждена М. А. Языковым совместно с либеральными калужскими чиновниками – Н. С. Кашкиным, П. А. Кавторадзе, А. Н. Цуриковым и В. А. Сытиным “с целью доставить жителям всех сословий возможность пользоваться чтением книг, журналов и газет”. Она располагалась в двух мебелированных комнатах в доме купчихи Устряловой (ныне ул. Ленина, д. 107). Исследование Д. И. Малинина ”Щелгунов в Калуге” устанавливает участие Щелгунова в создании товарищества “Подспорье” и открытии библиотеки. Н. В. Шелгунов изучал вопрос общественной пользы товарищества “Подспорья” и был активным подписчиком его читального зала. Оценка деятельности товарищества была дана Н. В. Шелгуновым в его статье ”Дела Калужского “Подспорья”, опубликованной в 1873 г. в журнале “Неделя”. Как положительный момент следует отметить относительную доступность этой библиотеки для широкого читателя. Плата за годовое чтение взималась в размере 5-6 рублей. За разовое посещение уплачивалось 3 копейки. Все это в соединении с довольно крупным книжным фондом (5362 экземпляра) содействовало высокой для того времени посещаемости библиотеки – 2250 посещений в год. Библиотека товарищества “Подспорье” сумела привлечь симпатию читателей и, возможно, в дальнейшем стала на путь воспитательной работы с демократическими читателями, если бы не пожар 1872 г., в ночь с 7 на 8 сентября уничтоживший всю библиотеку.

Идеи народного просветительства получили новое развитие два десятка лет спустя, когда в 1897 году в Калуге при участии Шевыревых было организовано общество бесплатной библиотеки читальни – фактический праобраз библиотеки сестер Шевыревых. Дом на Тиличеевской улице, в котором помещалась библиотека (теперь это обл. тубдиспансер на ул. Революции 1905 г., д. № 8), был флигелем дома заводчицы О. К. Гончаровой, которая разрешила обществу пользоваться им бесплатно. Ольга Карловна Гончарова одновременно сдавала свой дом в аренду губернскому жандармскому управлению и предоставляла квартиру в этом же доме поднадзорной ссыльной, участнице революционного движения с 1892 г. - Е. Н. Адамович. Организация общества бесплатной библиотеки-читальни находилась в непосредственной связи с той политической обстановкой, которая сложилась в Калуге в 90-х годах позапрошлого века. Близость к Москве, постоянное проживание в Калуге политических ссыльных, тесная связь с московским и петербургским студенчеством создавало в Калуге благоприятную атмосферу для восприятия революционных идей. В деятельности общества приняли активное участие те, кто 20 лет назад пытался через библиотеку вести пропаганду освободительных идей – это прежде всего Елизавета и Николай Дмитриевич Шевыревы, их зять Михаил Васильевич Преображенский, Анатолий Эпенетович Лучшев. Членами общества в разное время были состоящие под надзором полиции социал-демократы М. П. Доброхотов, Д. В. Розанов, С. П. Середа, А. А. Гурьев. Среди конспираторов, организовавших “летучую библиотеку” при Бесплатной народной библиотеки-читальни, несомненно, был Д. В. Разломалин, самоотверженный патриот, замечательный пропагандист историко-краеведческих знаний. Его воспоминания “Первые шаги партийной организации в Калуге” пролили свет на организующую, революционизирующую роль Бесплатной народной библиотеки-читальни в общественно-политической жизни Калуги 1897-1900 гг. Библиотекарями в открывшуюся библиотеку-читальню были назначены И. Т. Чулицкая, Е. М. Роганова и Е. И. Виноградская, из которых две первые состояли на учете в жандармском отделении. Триумф Бесплатной народной библиотеки-читальни продолжался несколько лет. Уже в 1902 г. Общество потерпело банкротство, особенно в связи с параллельной деятельностью второй народной библиотеки-читальни, открытой на средства города. В своем уже новом виде Общество бесплатной библиотеки читальни просуществовало до Октябрьской революции 1917 г., которая национализировала частные библиотеки, создав централизованную сеть городских, уездных и сельских библиотек и изб-читален, комплектующихся из запасов частных собраний.

Калуга также отмечена присутствием известного однофамильца - Степана Петровича Шевырева (1806-1864) – российского критика, историка литературы, поэта, академика Санкт-Петербургской Академии наук (1847). Перу С. П. Шевырева принадлежат работы на исторические и философские темы, а также по истории поэзии. Вместе с М. П. Погодиным С. П. Шевырев возглавлял московский журнал “Московитянин”. Теоретик любомудров, сторонник правого крыла славянофильства, он часто бывал в Калуге, был знаком с фольклористом, исследователем древнерусской культуры П.В. Кириевским, происходившим из дворян Калужской губернии и с монахом Козельской Введенской Оптиной пустыри Порфирием (в миру Петр Александрович Григоров). С. П. Шевырев вместе с П. В. Кириевским принимал активное участие в издательстве Оптиной пустыни.

Неизвестно, разделял ли, как его двоюродный брат Петр Яковлевич Шевырев и сестры Шевыревы идеи социал-демократии – Александр Александрович Шевырев (старший) (1854-1929?). Но его осведомленность в семейных делах – безусловно. Политика его мало интересовала. Свою жизнь он целиком посвятил торговому ремеслу и семье, связав свою судьбу с дочерью заводчиков Барановых - Синклитьей Сергеевной Барановой (1860-1929?). Именно с этой историей связана трагическая судьба последнего дореволюционного поколения Шевыревых.


КАЛУЖСКОЕ КУПЕЧЕСТВО

В старой Калуге купечество играло существенную роль практически во всех сферах городской жизни, несло огромный вклад в развитие города. Именно купечество дало России не только экономическое процветание, но и оставило заметный след в духовной сфере деятельности, искусстве, архитектуре, благотворительности. Многие из калужских купцов выросли в собирателей российского духовного и культурного наследия, предпринимателей в высоком смысле этого слова. России широко известны имена братьев Щукиных и Рябушинских, купеческий род которых складывался на калужской земле. Жемчужинами древнего зодчества обозначены палаты калужских купцов Коробовых, Макаровых, Золотаревых. Богатством и добродетелью прославились Шемякины, Малютины, Цыпулины, Теренины, Фалеевы. Но кто знает о десятках купеческих династий Калуги, внесших неповторимый и достойный вклад в развитие своего города, губернии, наконец, России?

По свидетельству историков многие калужские купцы “имели обширные сведения о торговле и мануфактурах и бывали сведущи в самых политических переворотах”. Некоторые даже содержали корреспондентов и поверенных в крупных торговых российских и иностранных городах. В своем отчете в “Государеву комиссию” Калужская городская управа сообщала: “Калужское купечество торгует не только во все области Ея Императорского Величества, а также: в Англию, Голландию, Польшу, во многие коммерческие города”. Внутренняя торговля калужан в основном состояла в оптовой закупке калужских товаров на ярмарках и развоз по ним мелочных товаров. Лавок в Калуге в середине 19-го века было 650; в них реализовалось различных товаров на общую сумму до 530 тыс. рублей ежегодно. Причем товары эти закупались из С.-Петербурга, Риги, Охотска, Якутска, Одессы, а также из-за границы. Богатейшие калужские купцы и фабриканты торговали с иностранными государствами и переправляли в С.-Петербург, Ригу и Одессу сала, конопляного масла, полотен, пеньки и других товаров на 12 млн. рублей в год. Довольно значительной была рыбная торговля, которую калужские купцы закупали в Астрахане, на Дону на сумму 226 тыс. рублей и продавали затем специально приезжавшим покупателям из Москвы, Витебской, Орловской и других губерний. Торговля скотом велась на сумму 235 тыс. рублей в год; скот отправляли в Москву, С.-Петербург, Ригу, в Пруссию и даже в Силезию. Хлеба Калуга закупала на хлебных рынках до 2 млн. чт. и часть его реализовалась в Гжатске, Зубцове и других городах. Общая же торговля Калуги достигала 20 млн. руб. в год.

Расцвет калужской торговли приходится на первую половину 19-го века, после 1840-х годов намечается резкий и заметный упадок производства. Еще в 1835 г. в Калуге насчитывалось 47 купцов 1 гильдии, 95-2-й и 2154 – 3-й гильдии с капиталами на 8.127 тыс. рублей; торговый оборот Калуги оценивался в 75 млн. рублей. К 1860 году картина изменилась – в Калуге насчитывалось лишь 5 купцов 1-й гильдии, 43- 2-й и 993 – 3-й гильдии с капиталом в 2.176 тыс. рублей.

В отличие от торгового оборота уровень производства существенно отставал по темпам своего развития, что было обусловлено неразвитостью капиталистических отношений. В 1880 г. в Калуге насчитывалось 103 фабрики и завода при численности рабочих 1478 человек с уровнем производства на 690 тыс. рублей. Достаточно интенсивно было развито кожевенное производство, в котором было занято 15 заводов; из них на 9 при 75 рабочих производилось продукции на 240 тыс. рублей. С процветанием кожевенного дела связаны имена Грибановых, Коробкова, Посникова, Слобоженинова, Перекалина, Ларина и др. Существенным было рогожное производство, которым занимались в те времена 7 фабрик; на трех из них было 585 рабочих с уровнем производства 56 тыс. рублей. Капиталы в развитие кожевенного дела в Калуге вкладывали Фалеев, Машошин, Вереитинов и др. Щетинным делом занимались Золотарев и Борисов, два их завода при 90 рабочих производили в год продукции на 60 тыс. рублей. Чугунолитейным делом занимались Засыпкины, Лавровы, Киселевы, Барановы. Чугунолитейные заводы по тогдашним временам являлись наиболее прибыльными; например, на заложенных Е. Демидовым заводах Дугненском, Богдано-Петровском и Ханинском численность рабочих составляла 980 чел. (данные 1910 г.), расходы на зарплату 181 тыс. руб.


ЗАВОДЫ

Традиционно в среде калужского купечества выделялись самые богатые торговые люди и целые фамильные династии купцов первой, второй и третьей гильдии, кто владел финансовыми капиталами в сотни тысяч и даже миллионы рублей. Из этой социального сословия вырастали и будущие предприниматели, заводчики и фабриканты, крупные акционеры, благотворители и меценаты. Многие из знатных калужских купеческих фамилий – выходцы из народа. Таковыми были заводчики братья Барановы. Трудовая династия – как сказали бы в наши дни. Их дед – Антип Баранов, родом из Дугны, начинал работать мастеровым у самого Никиты Никитича Демидова. Одним из первых он начал осваивать чугунолитейное дело в Калужском крае - с самого образования Дугненского чугунолитейного завода. По его стопам пошел и сын – Гаврила Антипович Баранов, а когда настало время уходить с завода, он передал трудовое ремесло своим детям – старшему Сергею и младшему Никите. Так, числясь крепостными московского купца Дмитрия Дементьевича Лаврова, молодые братья Барановы впервые очутились на Дугненском чугунолитейной заводе. За годы работы они освоили технологический процесс литья, став как их дед и отец квалифицированными специалистами чугунолитейного дела. Наверное, они никогда не вошли бы в Калужскую историю, если бы не дарованная после крестьянской реформы 1860-го года свобода, которая позволила им заняться торговлей и предпринимательством. Барановы, имея усадьбу возле торговой площади в п. Дугне, открывают трактир “Белую харчевню”, за счет чего в 1870-х годах выкупают от Дугненского общества свою усадебную оседлость. Прошло еще совсем немного времени и новоиспеченные купцы Барановы пополняют ряды калужского купечества. Но Барановы не только купцы, они еще и меценаты. Денежные средства они вкладывают в благотворительность - жертвуют деньги в основанное в Дугне в 1915 г. церковное общество “Отрада и утешение”, на их средства в п. Дугна возведена “Барановская” церковь, открыта больница-лечебница при Ханинском заводе. И сейчас в пос. Дугне возвышается “Барановская” церковь, а вот роскошный дом Барановых в руинах – в разные времена там размещался сельсовет, исполком, торговый центр.

Уже к началу 20 века братья Барановы получают известность, выкупая в аренду Дугненский, Ханинский и Богдано-Петровский заводы, заложенные самими Демидовами. Расцвет металлургической промышленности Калужского края был связан с этими заводами. Основатели чугунолитейного дела – заводчики Демидовы выбрали наши места не случайно. И сейчас эту местность называют Калужской Швейцарией. Богата она полезными ископаемыми – запасами каменного и бурого угля, нерудными строительными материалами (известняками, керамзитовыми и огнеупорными глинами), фосфоритами и железорудными месторождениями, которые встречаются в Калужской области повсеместно (главные месторождения в Жиздре и на реке Протве). Другая железная руда – серный колчедан, который в большом количестве добывался в Боровском и Медынском уездах. Из серного колчедана производили, в основном, серную кислоту и, отчасти, железный купорос. В Калужской области имелись и около 40 месторождений каменного и бурого угля. Наличие такого хорошего топлива как каменный уголь, способствовало деятельности чугунолитейных заводов в Калужском крае. Близость реки Оки и соседство с Тульской областью создавали благоприятные предпосылки для доставки тульской железной руды к заводам по сплавной реке Оке. Наличие постоянных запасов воды было крайне необходимо для функционирования доменных печей. Переработка железных руд и чугуна в Калужской губернии началась с давних пор. Чугун представляет собой сплав железа с углеродом. Его получали тогда, главным образом, из бурого железняка. Процесс восстановления железа из руды проводился в доменной печи. В дальнейшем из этого железа и получали качественный литейный чугун. Уже в середине 17 века на территории нашей области работали первые вододействующие доменные заводы – Поротковский (Протвинский на р. Протве (в старину Поротва)) и Угодский, которые в 1656 и 1678 гг. арендовали голландцы Акема и Марселис. Затем Вахромей Миллер построил еще один молотовый завод севернее Угодского и Боровского уездов, на реке Истье. Примечательно, что в этой местности были открыты целебные источники минеральных вод. В 1722 году сюда приезжал сам Петр I, который лично осмотрел заводы и лечился минеральной водой. Прибывший в Калужскую губернию в 1700 году для устройства заводов горнозаводчик Никита Демидов был хорошо осведомлен о богатствах Калужского края и значении черной металлургии в экономике молодой России. Заложенные им заводы на реке Дугне (Дугненский завод, основан Н. Н. Демидовым в 1702 год), реке Брынь, (“Брынский завод”, построенный Н. Н. Демидовым в 1726 году), чугунолитейный завод у деревни Верхняя Вырка (основан Н. Н. Демидовым в 1740 году) - старейшие в Калужской области. В середине 18 века Дугненский, Брынский и Выровский заводы ежегодно отправляли на внутренний рынок 19 тысяч пудов железа и, кроме этого, посылали значительное количество железа в Петербург для “заморского отпуску” и другим городам России. Производство железа на этих трех заводах в те времена составляло от 40 до 70 тысяч пудов в год, что соответствовало выплавке примерно 60-100 тысяч пудов чугуна. К Демидовским заводам на территории Калужской области также относилось чугунолитейное производство на реке Ломпадь (Людиновский чугунолитейный завод, основанный Е. Н. Демидовым в 1755 году (он куплен в 1820 году И. А. Мальцовым) и Сукремельский завод, построенный прапорщиком П. Е. Демидовым в 1797 году) и реке Черепеть (Ханинский и Богдано-Петровский заводы, основанные в конце 18 – начале 19 века П. Е. Демидовым).

Еще в 1702 году вблизи реки Оки, в 50 км. от Калуги на месте заложенного в 1690 году Львом Нарышкином “железного завода” Никита Демидов начал строить Дугненский чугунолитейный завод. В 1715 году завод унаследовал Евдоким Никитич Демидов, первую плавку чугуна завод произвел в 1720 году. Руду для Дугненского завода поставляли из под Тулы, а леса были поблизости. Главной транспортной артерией являлась река Ока. В 1766 году завод выработал 189 тысяч пудов чугуна и 29 тысяч пудов железа. В расцвет Калужского наместничества в 1785 году на заводе были установлены еще две доменные печи, выпускавшие за год 140 тысяч пудов чугуна который частью сбывался на месте, а большею частью отвозился для переплавки на железо в Людиновский и другие заводы. В 1796 году недалеко от старого Акинфий Демидов построил Ново-Дугненский завод с плотиной и домной, который продолжал развиваться в последующие времена. Во время Отечественной войны 1812 году Дугненские металлурги по заданию М. И. Кутузова отливали для нужд русской армии картечь и ядра. Позднее завод выпускал и известное на всю Россию художественное литьё. Дугненскими мастерами отлиты барельефные плиты для постамента памятника князю Владимиру, установленного в середине 19 века в Киеве на Подоле. В 1861 году на заводе работали 180 литейщиков, 4 горновых, 6 кузнецов, 30 молотобойцев, 13 слесарей, 6 мастеров. Условия работы в те времена были очень тяжелыми. 16 мая 1861 года член комитета по устройству быта помещичьих крестьян Калужской губернии П. Н. Свистунов, ревизовавший завод, доносил о жалобах рабочих на тогдашнего арендатора завода Новикова - на плохие условия труда, низкой заработной плате, незаконных штрафах и вычетах. Недовольства рабочих переросли в стихийные волнения в феврале 1862 г. и в сентябре 1865 г., и прекратились лишь после вмешательства полиции и военных частей калужского гарнизона. Забастовки рабочих, социально-экономические условия тех лет, революционная агитация, моральная атмосфера в обществе – все это приводило к спаду производства. В середины 19 века завод часто переходил из рук в руки, одно время принадлежал купцу Д. Д. Лаврову и бездействовал, в 1910 г. – Шарутину, генерал-майору Е. А. Погожину. В начале 20-го века главным арендодателем на Дугненском чугунолитейном заводе значился калужский купец Никита Гаврилович Баранов, родители которого были оседлыми жителями Дугненского завода - отец и дед работали мастеровыми на этом заводе. Работало в те времена на заводе 450 рабочих (зарплата - 87 тыс. рублей в год). В 1912 году годовой выпуск продукции составлял 154 тыс. рублей в год. Из домны выплавлялось 90 тыс. пудов изделий, в том числе штыка – 70 тыс. пудов. Из вагранки отливалось 80 тыс. пудов разных изделий: горшков – 35 тыс. пудов; котлов – 20 тыс. пудов; сковород – около 20 тыс. пудов; печей – 8 тыс. пудов; вьюшек – 12 тыс. пудов; задвижек – 10 тыс. пудов; плит – 5 тыс. пудов и других предметов – 10 тыс. пудов (по данным Д. И. Малинина).

В 1815 году сын Евдокима Никитича – прапорщик Петр Евдокимович Демидов построил Ханинский чугунолитейный завод на реке Черепети, недалеко от калужского села Ханино. “…Ханинский завод лежит на реке Черепети в 1 версте от станции “Ханино” Туло-Лихвинской железной дороги, - пишет Д. И. Малинин, - этот чугунолитейный завод существовал с давних времен. В 1840 г. он значился за братьями Засыпкиными. В нем, по указу горного правления 1815 г., дозволено устроить доменный горн и пр. на место бывшего в Одоевском уезде Мезгей-Мешвянского завода, уничтоженного за истощением лесов и по случаю прорыва плотины. В 4 верстах от Ханина находится Богдано-Петровский завод, устроенный в 1788 г. прапорщиком П. Е. Демидовым. В настоящее время (данные 1910 г.) оба завода принадлежат Н. Г. Баранову…” (Д. И. Малинин. КАЛУГА. Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 205). Мощность домны Ханинского завода позволяла производить в год до 80 тыс. пудов чугуна, из которого завод изготавливал до 60 тыс. пудов изделий, в том числе эмалированной посуды. В 1912 году на заводе работало 357 рабочих (годовая зарплата - 64 тыс. руб.) Из домны выплавлялось 78 тыс. пудов изделий, из вагранки штыка - 60 тыс. пудов. Из них 32 тыс. пудов шло для эмалировочного завода на горшки, котлы, сковороды и др. Остальные 106 тыс. пудов шли на горшки – 30 тыс. пудов; котлы – 15 тыс. пудов; сковороды – 15 тыс. пудов; печи – 5 тыс. пудов; вьюшки – 10 тыс. пудов; задвижки – 10 тыс. пудов; дверцы – 12 тыс. пудов. В Памятной книжке Калужской губернии на 1913 год содержится следующая информация: “…В селе Ханино Богдановской волости при чугунолитейном заводе, арендуемом купцами Барановыми, лечебница на 5 коек (позднее преобразована в Ханинский лазарет братьев Киселевых на 15 коек). Лечебница находится в заведении земского врача Полюбина Николая Сергеевича. При ней фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. При заводе имеется начальное училище, открытое Земством. Народной читальней в Ханино заведует Киселев Александр Васильевич...” (Памятная книжка Калужской губернии на 1913 год, стр. 141).

10 февраля 1788 года прапорщик П. Е. Демидов пустил в pa6oтy Богдано-Петровский завод, расположенный в вотчинном селе Русанове Калужского уезда. Находился он в четырех верстах от села Ханино. Численность рабочих на этом заводе составляла 172 человека (зарплата - 30 тыс. руб.) (данные 1912 г.). Литья на нем выплавлялось около 65 тыс. пудов в год, из них - изделий из штыка 40 тыс. пуд. Ассортимент продукции завода напоминал ассортимент Ханинского завода. Литье с этих заводов сбывалось по всей России - в Сибирь, Закаспийский край, Закавказье.

Информацию о этих заводах предоставил калужский краевед В. Е. Продувнов.

ХАНИНО

(история населенного пункта).

В Атласе Калужского наместничества за 1785 год Ханино упоминается в Лихвинском уезде как село Хонино. Кроме него на плане нанесены деревня Суворово (на правом берегу речки Черепеть), а также села Костомарово, Клевцово, Колонтаево, Зябрево и Фролово.

(Прим. Атлас Калужского наместничества. СПб. 1785 г.)

Ханинский -чугунолитейный завод

основан Е. Демидовым в 1815 году. На 1881 год Ханинский чугуно-литейный завод принадлежал купцу Киселеву. На нем 340 рабочих (данные 1881 г.), рабочие местные получили 28 десятин, 600 кв. саженей земли на 159 душ. В предыдущем 1880 году работа на заводе велась 10 месяцев. При заводе начальное училище, открытое Земством. Ханинский чугунолитейный завод давал в год продукции на 154.757 рублей.

(Прим. Памятная книжка Калужской губернии за 1881 год, стр. 145).

ГАКО (Государственный архив Калужской губернии). Фонд 32, Опись 2, том 1, единица хранения № 259 “Об устройстве в с. Ханино Лихвинского уезда бесплатной народной читальни 27.10.1897-27.03.1898 гг”- 36 дел.

Ханино и Богдано-Петровский завод

1910 г. “.......Ханино и Богдано-Петровский завод. Ханинский завод лежит на реке Черепети в 1 в. от ст. “Ханино” Туло-Лихвинской ж. д. Этот чугунолитейный завод существовал с давних времен. В 1840 г. он значился за бр. Засыпкиными. В нем, по указу горного правления 1815., дозволено устроить доменный горн и пр. на место бывшего в Одоевском уезде Мезгей-Мешвянского завода, уничтоженного за истощением лесов и по случаю прорыва плотины. В 4 в. от Ханина находится Богдано-Петровский завод, устроенный в 1788 г. прапорщиком Демидовым. В настоящее время (данные 1910 г.) оба завода принадлежат Н. Г. Баранову.

1). Ханино: рабочих 357 человек (начало 1912 г.). Расходы на рабочих и служащих 64 тыс. руб. Из домны выплавлено 78 тыс. пудов и, кроме того, из вагранки переплавлено штыка (чушки, летник и пр.) 60 тыс. пуд. изделий; всего 138 тыс. пуд. Из них 32 тыс. пуд. идет для эмалировочного завода на горшки, котлы, сковороды и пр. Остальные 106 тыс. пуд. идут на горшки – 30 тыс. пуд; котлы – 15 тыс. пуд; сковороды – 15 тыс. пуд; печи – 5 тыс. пуд; вьюшки – 10 тыс. пуд; задвижки – 10 тыс. пуд; дверцы – 12 тыс. пуд. и проч.

2). На Богдано-Петровском заводе рабочих 172 человека; жалованье им и служащим 30 тыс. руб. Литья 65 тыс. пудов, изделий из штыка 40 тыс. пуд. Изделия те же, что и в Ханине. Завод летом 2 месяца не работает. Литье же с обоих заводов сбывается в Сибирь, Закаспийский край, Закавказье и по разным местностям России”

(Прим. Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 205).

1910 г. Туло-Лихвинская узкоколейная ж /д (адрес отправления Москва Тверской бульвар №89) – начальник станции Ханино Цакхер Филипп Иванович. В селе Ханино Богдановской волости при чугуноплавильном заводе, арендуемом купцами Барановыми лечебница на 5 коек. Лечебница находится в заведении земского врача Полюбина Николая Сергеевича. При ней фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. Священник села Марково Соколов Дмитрий Сергеевич. Начальник почтовой конторы Ханино коллежский регистратор Брусенцев Матвей Григорьевич.

(Прим. Памятная книжка Калужской губернии на 1910 год, стр. 88-91).

В Памятной книжке Калужской губернии на 1910 год, стр. 91. Братьями Барановыми арендовался и Богдановский завод - Никитой Гавриловичем Барановым (по сост. на 1910 год).

1913 год. В селе Ханино Богдановской волости при чугунолитейном заводе, арендуемом купцами Барановыми, лечебница на 5 коек. Лечебница находится в заведении земского врача Полюбина Николая Сергеевича. При ней фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. Священник села Марково Соколов Дмитрий Сергеевич. Народная читальня в Ханино ей заведует Киселев Александр Васильевич. Начальник почтовой конторы Ханино коллежский регистратор Брусенцев Матвей Григорьевич.

(Прим. Памятная книжка Калужской губернии на 1913 год., стр. 141).

1916 год. В селе Ханино при чугуно-плавильном заводе, арендуемом купцами братьями Барановыми - больница на 6 кроватей (в 1910 году на 5 кроватей), фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. Ханинский лазарет братьев Киселевых для раненых воинов (на 15 кроватей). Заведующий – врач Лебедев Иван Петрович, заведующий хозяйственной частью Шестаков Владимир Михайлович. Народная читальня в с. Ханино – заведующий Киселев Александр Васильевич. Начальник железнодорожной станции – Хведорос Константин Онуфриевич.

(Прим. Памятная книжка Калужской губернии на 1916 год, стр. 141).

Богдано-Петровский чугунолитейный завод

1908 г. Чугунолитейный завод при сельце Богданове, управляющий купец Баранов Никита Гаврилович. В Ханино почтовое отделение, которым заведует кр. Тимофеев Николай Александрович. Народная читальня в Ханино ей заведует Киселев Александр Васильевич.

(Прим. Памятная книжка Калужской губернии за 1908 г, стр. 100).

Дугненский чугунолитейный завод

Чугунолитейный завод в Дугне находится в 40 в. от Калуги, вниз по течению р. Оки, и в 12 в. от ст. Сызрано-Вяземской железной дороги дер. Ферзиково. Он устроен Евдокимом Демидовым в 1715 г. В 1766 г. на нем уже выработано чугуна 189.481 пудов по 16 коп. за пуд; железа выковано 29.800 пуд. По 43 коп. За пуд. В 1785 г. завод имел два доменных горна; на нем выплавлялось до 140 тыс. пудов чугуна, который частью сбывался на месте, а большею частью отвозился для переплавки на железо в Людиновский завод и на другие.

(Прим. Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 165).

В фондах Калужского государственного объединенного краеведческого музея выявлены сведения о Дугненском Заводе, который в 1902 году арендовал купец Никита Гаврилович Баранов с племянниками.

(Данные Калужского государственного краеведческого музея, ф. № 85/и.)

1902 г. “…..В начале 20-го века на принадлежащем генерал-майору в отставке Е. А. Погожину Дугненском чугуно-литейном заводе арендодателем значится Калужский купец Никита Гаврилович Баранов, родители которого были оседлыми жителями Дугненского завода, отец и дед работали мастеровыми на этом заводе…”.

(Прим. Исторический очерк о Дугне)

1910 г. На Дугненском чугунолитейном заводе – 450 рабочих (данные 1910 г); зарплата – 87 тыс. рублей. Из домны выплавлялось 90 тыс. пудов изделий. Кроме того, штыка – 70 тыс. пуд. Из вагранки получалось 80 тыс. пуд. разных изделий. Других изделий, кроме эмали, горшков – 35 тыс. пуд; котлов – 20 тыс. пуд; сковород – около 20 тыс. пуд; печей – 8 тыс. пуд; вьюшек – 12 тыс. пуд; задвижек – 10 тыс. пуд; плит – 5 тыс. пуд. и других предметов – 10 тыс. пудов

(Прим. Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 165).

ГАКО. Барановы, имея усадьбу около торговой площади, открыли Белую харчевню, за счет чего в 1870-х годах смогли выкупить от Дугненского общества свою усадебную оседлость.

(Прим. ГАКО, ф. 30, оп. 1, д. 529, оп. 7, д. 406, ф. 32, оп. 2, д. 807).

ГАКО. В 1915 году в общине Отрада и Утешение, организованной в Дугне числилась рясофорная послушница Дарья Баранова

(Прим. ГАКО, ф. 33, оп. 2, д. 1685, д. 2221).

Вплоть до 1916 г. в Памятных книжках калужской губернии присутствуют регулярные статистические сведения об этих заводах и их арендодателях – братьях Барановых. Октябрьская революция 1917 г. Декретом Совнаркома национализировала все заводы. Последним управляющим Дугненского чугунолитейного завода был племянник Н. Г. Баранова – С. С. Баранов. Его потомки – внуки Игорь Владимирович (1925 г.р., ветеран войны, награжден трудовыми и военными наградами в т. ч. орденом Ленина) и Александр Владмирович Соколовы (1937 г. р.) ныне проживают в г. Калуге.

Более трехсот лет прошло с тех пор, как на территории нашей области возникли первые Демидовские заводы. С тех пор жизнь изменилась. Наша страна превратилась в огромную индустриальную державу. Но Дугненский завод с его старыми корпусами функционирует и поныне. В первые годы Советской власти на Дугненском заводе производили печную фурнитуру, чугунную кухонную посуду, печи для железнодорожных вагонов в том числе и к тракторам “Фордзон”. В годы Великой Отечественной войны завод выпускал военную продукцию - корпуса к гранатам и “лимонкам”. В послевоенные годы на заводе изготавливали водозапорную арматуру. В экономических условиях рынка завод осваивает новые технологии по выпуску отечественной бытовой продукции из металла и чугуна, которая известна во всей Калужской области.


СУДЬБА ПОСЛЕДНИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА

Жизненные обстоятельства, при которых судьба свела Александра Александровича Шевырева (старшего) и Синклитью Сергеевну Баранову основаны преимущественно на торговых отношениях. Поскольку А. А. Шевырев был торговцем, он знал ее отца – калужского купца и заводчика Сергея Гавриловича Баранова. Совершая торговые сделки, закупая товары он бывал в доме у Барановых в п. Дугна, где и познакомился с его дочерью. По поводу замужества дочери между нею и родителями разыгрался конфликт, поскольку они не хотели выдавать ее замуж за А. А. Шевырева. Поведение Барановых кажется непонятным - Шевыревы в те времена были известной торговой династией в Калуге. Им мог не нравился А. А. Шевырев, который завоевал репутацию простого добродушного человека, недостаточно богатого по их меркам. Возможно, они приготовили для своей дочери более перспективную и богатую кандидатуру в мужья. Рассказывают, что после этого конфликта между родителями Барановой и семьей Шевыревых сложились холодные отношения.

Однако вопреки всему, их венчание все же состоялось 9 февраля 1883 г. в Васильевской церкви города Калуги. Поручителями по жениху были калужские мещане Семен Яковлевич Феофанов и Андрей Тимофеевич Хворостов. Поручителями по невесте были – ее отец: купец Сергей Гаврилович Баранов и калужский Почетный гражданин Иван Васильевич Костромин.

В архивном фонде Калужской духовной консистории в метрических книгах Васильевской церкви г. Калуги содержится следующая информация:

9 февраля 1883 г. бракосочетание калужского мещанина Александра Александровича Шевырева, православного вероисповедания, 28 лет от роду и калужского уезда Дугненского мастерового Сергея Гавриловича Баранова дочери-девицы Синклитьи, православного вероисповедания, 22 лет от роду. Поручителями по жениху были калужские мещане Семен Яковлевич Феофанов и Андрей Тимофеевич Хворостов. Поручителями по невесте были: временный купец Сергей Гаврилович Баранов и калужский Почетный гражданин Иван Васильевич Костромин.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 287, л. 444. об-445.

12 ноября 1883 г. родился сын Виктор. Крещен 14 ноября. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и Калужского купца Сергея Гавриловича Баранова жена Елена Петровна.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 287, л. 440.

17 марта 1885 г. родился сын Николай. Крещен 18 марта. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и Калужская мещанка Елизавета Александровна Кобелева (Елизавета Александровна Кобелева (урожд. Шевырева) – жена калужского фабриканта Кобелева, родная сестра Александра Александровича Шевырева, их потомок Кобелев – серебряный призер Олимпийских игр по прыжкам с трамплина, примеч. автора О. В. Мосин).

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 289, л. 623 об.

20 марта 1888 г. родилась дочь Лидия. Крещена 22 марта. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и мещевского мещанина Василия Ивановича Кобелева жена Елизавета Александровна.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 294, л. 218 об.

17 ноября 1891 г. родился сын Александр. Крещен 18 ноября. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и мещевская мещанка Елизавета Александровна Кобелева.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 294, л. 367 об.

17 октября 1897 г. родились Константин и Иван. Крещены 18 октября. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев, Елизавета Александровна Кобелева и купеческая дочь-девица Ирина Сергеевна Баранова.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 301, л. 209 об.

После венчания и свадьбы новобрачные уединились в Калуге в доме А. А. Шевырева в Татариновском переулке (дом № 10 на ул. Рылеева снесен в 1975 году), посвятив себя торговому ремеслу, семейным заботам и воспитанию детей.

Первым делом А. А. Шевырев решил привести в порядок в доставшийся ему в наследство от отца дом и приусадебное хозяйство. Для этих целей он закупил крупную партию красного дерева для отделки помещений и комнат, новую мебель и другие предметы быта. Модернизировал на новый лад и расширил постоялый двор. Также начал перестройку на новый лад магазина, укрупнил, расширил его, сделав более просторным.

Непредвиденные расходы легли тяжелым бременем на семью. И кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба Шевыревых, если не крупная финансовая помощь со стороны С. Г. Баранова, который содействовал торговому предпринимательству. Ради справедливости следует отметить, что помощь также оказал и зять А. А. Шевырева - Калужский булочник Кобелев. Благодаря этому торговое ремесло постепенно начало процветать, благодаря чему А. А. Шевырев из рядового торговца превратился в богатого почитаемого человека Калуги.

Дом Шевырева соседствовал со многими калужскими знаменитостями. Недалеко от него на углу Садовой и Березуйской улиц (так называлась в то время часть нынешней улицы Рылеева) находился дом вице-губернатора Загряжского. Он был деревянным на каменном первом этаже, но производил впечатление каменного, достаточно вместительного и солидного. В 1825 году дом был продан под Дворянское собрание, а в 1828 году он принадлежал В. В. Зыбину, который сдавал его в аренду то Дворянскому собранию, то благотворительному обществу, то театру. В конце 19-го века в этом здании открылась подготовительная школа М. И. Шалаевой (1883-1918) для девочек, которая в 1905 году была преобразована в гимназию, а с 1912 года – в частную женскую гимназию М. И. Шалаевой. В доме № 15 на углу ул. Рылеева проживала семья участника обороны Севастополя - контр-адмирала М. Ф. Белкина (1825-1909). Дом № 22, где сейчас располагается общество “Знание”, построен в 1785 году князем Г. И. Вяземским, а в 1787 году был продан жене заводчика П. Е. Демидова. В середине 19-го века им владел крупный коммерсант Д. Д. Подкованцев, один из директоров Малютинского банка. В конце 19-го века дом перешел к купцам Борисовым, у которых арендовалось помещение для типографии “Печатня Яковлева”. В 90 годы в доме Борисова жил антрепренер Калужского театра Н. Д. Тиллинг-Кручинин (1864-1933), потомственный калужанин, выпускник калужской гимназии, целиком посвятивший свою жизнь театру. В доме № 19 до революции размещалась лаборатория губернского земства, где в 1907 году, будучи студентом, работал будущий академик Ф. П. Саваренский.

Магазин Шевырев, прозванный в простонародье Шевыля, находился на современной улице Рылеева, дом № 10 и служил каменной пристройкой к хозяевому дому - главной и составной части архитектурного ансамбля, представляющему собой солидный, бревенчатый дом на каменном фундаменте.

Большинство архитектурных элементов внутреннего убранства дома, включая коллонады, лестницы, портики, мебель были изготовлены из красного дерева. Для того времени примечательно, что в доме существовал туалет, тоже в красном дереве, правда с выгребной системой. А всего в архитектурный ансамбль дома входило четыре отдельных здания, включая хозяев дом, каменную пристройку – магазин, пристройку для прислуги и гостей, а также постоялый двор и приусадебное хозяйство - конюшню, десяток крохотных сараев и склад с ледником.

Хозяев дом, с первого взгляда ничем не примечательный, был построен в старо-русском стиле, привлекал простой формы и прочностью. Длинный коридор был сквозным и выходил на противоположную сторону улицы через черный ход. В доме имелись около десятка комнат, включая две небольшие прихожие, гостиную, зал с находящейся в нем русской печью со старинными узорчатыми изразцами, кабинет весь из красного дерева, две спальные комнаты, детская, а также специально оборудованное крохотное помещение, где располагался самодеятельный оркестр. Александр Александрович был страстным любителем русской народной фольклорной музыки, старинных романсов и опер. Он обладал спокойным, выдержанным, деловитым характером, носил густую бороду, одевался традиционно по калужски в дорогой двубортный кафтан, да в брюки-шаровары, заправленные в хромовые сапоги. Высокого роста, развитый физически он отличался трудовой сноровкой и закалкой, так необходимой в торговом деле.

Ассортимент товаров магазина Шевырев был чрезвычайно многообразен. В нем имелось практически все, начиная от продуктов - мяса, рыбы, сыра, колбас, хлеба, сладостей, спиртных напитков, заканчивая гвоздями и скобяными изделиями. Во дворе располагалась конюшня и постоялый двор с приусадебными постройками, на котором размещались периодически прибывающие крестьянские подводы с продуктами и продовольствием. Приусадебное хозяйство - скот, домашняя птица, базировалось прямо во дворе дома.

С Калужской, Тульской и Брянской губернии привозили скот, мясо, птицу, рыбу, мёд. Говорят, что крестьяне, у которых А. А. Шевырев оптом закупал продовольствие и товары уважали его за честность и знали, что он не обманет, “обойдется хорошо”, всегда даст за товар “подходящую цену”. Продовольственных товаров было много, в то время как качество и спрос на них были довольно велики. Поэтому дела торговли шли довольно успешно. В магазине всегда торговали свежим мясом, домашний скот и птицу содержали на скотном дворе. В то время свиные туши стоили от 3 руб. 70 коп. до 4 руб. 50 коп. за пуд; гуси – от 3 руб. 80 коп. до 4 руб. 10 коп. за пуд; индейки – от 6 руб. 40 коп. за пуд и дороже; масло коровье – 12 руб. за пуд; яйца свежие – 2 руб. 70 коп. за сотню; мясо – от 9 коп. до 15 коп. за фунт; рожь – 4 рубля 50 коп. за четверть; овес – 4 руб. 40 коп. за пуд от 9 пудов.

А. А. Шевырёв подключал к торговому ремеслу своих домашних, распределял семейные полномочия, ведал делами торговли, финансов и хозяйства. Несмотря на свою душевную простоту он был деловым, рачительным хозяином. Грубые руки Александра Александровича, запечатленные на старой фотографии тех лет свидетельствуют, что он хорошо знал цену труду. Своих детей – Александра, Виктора, Николая и дочерей Ольгу и Лидию он сызмальству приучал к труду. Дети работали в магазине наравне со взрослыми. В магазине имелся продавец, приказчик, обязанности которого исполнял один из старших сыновей Шевыревых и рассыльный, который доставлял заказанные продукты на дом. Поскольку Александр был самым младшим из братьев, рассыльным работал он. Сам Александр Александрович любил говорить: “я человек торговый без образования, да в нашем торговом деле оно и не к чему, лишь бы расчеты математические производить хорошо умели”. Справедливости ради надо отметить, что он сам в уме мгновенно складывал, умножал и делил многозначные числа. Эта удивительная способность передалась по наследству и его младшему сыну Александру. Впоследствии он будет удивлять окружающих мгновенным умножением и делением сложных четырехзначных чисел.

А. А. Шевырев не заботился о чинах и сословиях. Однажды его спросили: ”Почему Вы, Александр Александрович при деле, да не при гильдии?” “Что-же, можно и в гильдию, да ведь за это нужно платить” - последовал ответ. По воспоминаниям старожилов, Шевырев был рачительным деловым хозяином, с несвойственной торговцу добротой и любезностью. Так, он настрого научал отпускать постоянным покупателям товары и продукты в кредит, зачастую “забывая” долги. Однажды, юная калужанка - Дарья Матвеевна Никитина задолжала Шевырёву значительную сумму денег и боялась заходить в его магазин, обходя его стороной. Встретив ее, он любезно спросил – “Что же ты, сударыня Дарья Матвеевна вовсе не заходишь ко мне?”. “Так ведь долги, Александр Александрович” - ответила она. “Ладно, Вы заходите я Вам всё спишу” – последовал ответ. И сдержал свое слово.

Он учил продавцов хорошо обслуживать покупателей, “что-б де в другой раз заходили”. Рассказывали, что разрезая колбасу, ветчину или окорок, первый кусок всегда шел в обрезь, которую продавали подешевле. Обрезь полагалось делать даже тогда, когда несколько покупателей один вслед за другим брали одинаковый товар. Товар продавали исключительно свежий, все что не могли продать заблаговременно съедали сами или жертвовали бедным и приживалкам (в доме их было несколько). Негодные продукты скармливали на скотном дворе домашнему скоту - поросятам, курам и индюкам. Однажды, в помойную яму сбросили бочку испорченной вишни, которая к тому времени сбродилась и превратилась в винную ягоду. Индюки наклевавшись ее, опьянели, и повалившись на землю крепко уснули. Поскольку А. А. Шевырев был рачительным хозяином: увидев, что индюки “все как один издохли”, он приказал прислуге обчистить их, и перьями набить подушки и перины, что было в точности исполнено. Обчищенных же индюков за ненадобностью сбросили в ту же помойную яму прямо на вишню. Каково же было удивление домашних, когда через некоторое время общипанные индюки проснулись и стали гулять по постоялому двору совершенно голые без перьев!

Торговля была обыденной работой семейства Шевыревых. Трудовые будни начинались с раннего утра и заканчивались поздно вечером. На образование детей, порою просто не хватало времени. Однако домашнее образование имелось. Для этих целей в доме содержалась немка-гувернантка, в обязанность которой входило домашнее воспитание и обучение детей и приживалки – старые убогие незамужние девы, одну из которой звали Муза. Она готовила еду, ухаживала за детьми, стирала белье, помогала по хозяйству.

На работе и в быту А. А. Шевырев был человеком демократических взглядов. После работы всегда накрывался общий стол, в центре которого восседал он сам с супругой, по его правую руку располагались гувернантки и воспитатели, потом дети, сначала девочки, затем мальчики, а по левую руку - другая прислуга, приживалки и только потом рабочие. Хозяин дома был любитель хорошо и вкусно поесть - обеды в доме Шевыревых могли длиться часами. Неизменным атрибутом сервировки стола были красные и белые вина, причем предпочтение отдавалось красным сортам тогдашних вин – “Кавказкому”, ”Церковному”, ”Висант”, ”Бени-Кармо” и ”Кагору”. Стоили они в те времена от 40 коп. до 2 р. 50 коп. за бутыль. Всем детям перед едой обязательно давали выпить столовую ложку красного вина – кагора. Во время трапезы много говорили о делах, о предстоящих планах, редко о политике, иногда хозяин дома брал в руки балалайку, играл на ней и пел русские народные песни.

По праздникам в доме устраивались приемы и музыкальные вечера, в которых активное участие принимал сам Александр Александрович. Он хорошо играл на струнных музыкальных инструментах, исполняя арии из опер и старинных русских романсов, то мельника из оперы Русалка, то арию Альфреда из Тривиаты. Приглашенные гости и домашние слушали, наслаждаясь его тенором. Любовь к музыке, заложенная Александром Александровичем, передалась и его младшему сыну – Александру (1891-1962): позже он артист-исполнитель будет выступать в Калужском театре и исполнять арии из опер и русские романсы.

Семейство Шевыревых дружило с Афончиковыми, Алтынниковыми, Раковыми, Кобелевыми, Болховитиными, Чешихиными, Рыжовыми, Саниными, Перекалиными. Свою дружбу они пронесли через годы. Это прежде всего друг семьи дядя Миша Алтынников – частый долгожданный гость в доме Шевыревых, в годы советской власти работающий вместе с А. А. Шевыревым (младшим) грузчиком на складе церкви Жен Мироносиц. Другие друзья семьи – И. В. Кобелев с Н. А. Болховитиным. По воспоминаниям С. А. Мосиной, про круг знакомств семьи и дружбу с Раковыми и Кобелевыми ей много рассказывал ее отец – А. А. Шевырев (младший). А с Николаем Александровичем Болховитиным они познакомились в конце 50-х на праздновании дня рождения Лидии Шевыревой, когда в дом зашел интеллигентный пожилой мужчина с аккуратной бородкой и в пенсне, опирающийся на изящную костяную трость. На указательном пальце его левой руки красовался золотой перстень с изумительным темно-синим сапфиром. Все в этом человеке выдавало породу и старую закалку. Это был ближний друг Лидии Шевыревой – Николай Александрович Болховитин, который оставался верен ей вплоть до ее кончины. Когда она умерла, он уже совсем немощный больной старик, пришел на ее похороны. В разные годы в круг друзей и знакомых семьи также входили директор калужской школы № 5 - Александр Александрович Федоров, главный технолог предприятия “Аккорд” Фишер, первый секретарь калужского горкома 1972-1984 гг. Борис Степанович Чичкин и другие.


ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА.

Устоявшаяся жизнь семейства Шевыревых с приходом первой мировой начала стремительно разрушаться – все их три сына – Виктор, Николай и Александр ушли воевать. Виктор с нее так и не вернулся, погиб на фронтах второй мировой. Николай вернулся, но ослабленный умер в 1919 г. от брюшного типа.

Младший сын Александр в годы первой мировой войны служил в санитарном обозе, воевал, был контужен, под местечком Пинск немцы применили против русских войск химическую атаку отравляющими веществами, в результате было очень много убитых. Ему вместе с немногими боевыми товарищами удалось после Пинска выжить, но долгое время он не мог говорить – пропал его театральный голос. А когда он вернулся в 1917 г. к своей семье в Калугу, разразилась октябрьская революция с приходом которой закончилась устоявшаяся жизнь семейства Шевыревых. В 1918 году всё их имущество было национализировано, из их дома сделали коммуналку, а из магазина - булочную. Шевыревым вместе с уцелевшими детьми – младшим Александром и сестрами Ольге и Лидии новые власти разрешили жить в пристройке их собственного дома.

“О жизни Шевыревых в первые послереволюционные годы известно немного” – вспоминает С. А. Мосина, - “Они трагично восприняли октябрьские события, умерли от потрясений и нищеты. Что же касается их детей, то сестры Лидия Александровна и Ольга Александровна Шевыревы были последние, чья жизнь окончилась в этом доме. Отцу удалось надолго пережить двух своих братьев. Виктор погиб на фронте первой мировой, а Николай – от брюшного тифа в 1919 году” (их место захоронения неизвестно).

Нам представляется странным, что нет никаких сведений о судьбе Александра Александровича и Синклитьи Сергеевны Шевыревых. Предположительно, они скончались в 1929 году одновременно. На их судьбу выпало много душевных и моральных потрясений в первые годы Советской власти – лишение всего имущества, общественное презрение, смерть двоих детей. Они все еще проживали с тремя уцелевшими детьми в выделенной новыми властями комнате в собственном доме. Как, вдруг буквально исчезли. Их нет в списках умерших и похороненных на Пятницком кладбище. Их послереволюционная судьба, последние годы жизни и смерти – все окутано загадками и тайнами.


СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ

Одна из тайн, которая может найти самый горячий отклик среди калужских кладоискателей и любителей приключений – это судьба фамильного золота, которого, думается, было не мало. Процветающее под протекцией Барановых и Кобелевых торговое ремесло давало семье значительные денежные прибыли. Свидетельством этого служит старинная фотография Шевыревых конца 19-го века, сделанная в день их бракосочетания. Она (С. С. Баранова) сидит в кресле, одетая в шикарное платье, на ней золотые украшения - перстни, серьги и брошь. Рядом с ней, опираясь на трость стоит А. А. Шевырев (старший).

Поскольку после революции 1917 года они не эмигрировали за рубеж, можно предположить, что они как многие бывшие владельцы надеялись, что власть рабочих и крестьян не продержится долго, и вот тогда по истечении времени им могут понадобиться все их сбереженные нажитые капиталы. С другой стороны, надо отдавать отчет, что будучи людьми пожилого возраста они понимали, что эмиграцию в чужую страну они не перенесут и вероятнее всего им придется выжидать. Поэтому они припрятали значительное количество золотых вещей во дворе своего дома.

Куда же делись семейные ценности? Сейчас точно никто не знает, куда делась большая часть семейного золота. Во всяком случае никому из потомков семьи оно не досталось. По рассказам А. А. Шевырева (младшего), весной 1918 года новые власти произвели в их доме обыск, но нашли лишь малую часть золота и драгоценностей, поскольку все фамильное золото было заблаговременно спрятано в чугунные горшки и закопано где-то в сараях дома. По истечении срока давности, когда участников событий уже нет в живых, приводим рассказ А. А. Шевырева (младшего), который дословно звучит так: ”Когда мы поняли, что новая власть отберет у нас все, много времени было потеряно. Мы начали прятать золото куда придется: под половицу, в печь, потом нашли несколько чугунных горшков, сложили все туда и глубокой ночью закопали под сараями нашего дома. Когда же Советы нагрянули к нам с обыском, все золото было хорошо запрятано. Они конфисковали все, что представляло какую-либо ценность: старинные часы, купленные отцом на аукционе, пару сервизов и несколько картин. Довольствуясь награбленным, они избавили нас от своего присутствия”.

Что потом случилось с семейным золотом и драгоценностями остается тайной. Из воспоминаний членов семьи следует, что проведенный весной 1918 года обыск ничего не дал. После этого теряется связь с А. А. Шевыревым и С. С. Барановой. По поводу случившегося существуют две версии: первая - золото вырыли дочери А. А. Шевырева - Ольга и Лидия, на что они существовали все последующие десятилетия вплоть до их кончины в начале семидесятых.

По другой версии, клад нашла приживалка Муза, которая после революции долгое время жила в этом доме, поскольку ей, наряду с другой прислугой выделили там комнату и была хорошо осведомлена о делах бывших хозяев. Первая версия наиболее правдоподобная. Действительно, обе сестры вели очень скромный, уединенный образ жизни, ни с кем, кроме своего брата Александра и ближайшего друга семьи А. Н. Болховитина не общались, замужем не были. В доме у сестер хотя и имелось немного посуды из старинного фарфора, да дюжина серебряных ложек, но все же особой роскоши не было. “Сестры не распространялись про выемку клада, вероятно, опасаясь за свою судьбу” – вспоминает С. А. Мосина, - “однако, однажды на день рождения они подарили маме старинную золотую брошь-кулон виде сердечка, инкрустированного несколькими крупными бриллиантами, вероятно принадлежащую С. С. Барановой, а отцу - несколько старинных ложек из серебра, одна из которых с клеймом 1845 г. перешла в наследство нашей семье. Старинная брошь всем очень понравилась, нечего говорить, что ничего подобного раньше не видели в жизни, поэтому мы решили никогда не продавать ее, а беречь как семейную реликвию. Однако, нужда заставила сделать это - семья жила бедно, дедушку никуда не брали на работу. Тогда мама вытащила бриллианты и сдала их в комиссионный магазин, получив за них большие по тем временам деньги. А потом ей пришлось отнести в комиссионный магазин и саму брошь. После этого все позабыли про фамильные ценности и Шевыревский клад”.

Тем не менее клад не давал покоя обитателям дома, в советское время жильцы жаловались, что сараи во дворе не раз кем-то изнутри перекапывались. По свидетельству С. А. Мосиной, в 1973-74 гг. за год-полтора до сноса дома родственниками были проведены несколько безуспешных попыток найти клад, которые прервались в 1975 г. сносом дома. Со слов жителей соседних домов, строители при сносе дома будто обнаружили под его фундаментом фрагмент золотой цепочки, сережку, да пару старинных ложек. Возможно, это были остатки семейного золота Шевыревых. Однако, не исключено, что оно до сих пор хранится на месте бывшего дома, спрятанное от посторонних глаз на многие века.


ПОСЛЕВОЕННАЯ ЖИЗНЬ. ЭПОХА СОЦИАЛИЗМА

Дом А. А. Шевырева на ул. Рылеева, №10 простоял до его сноса в 1975 г. Еще в начале 70-х можно было видеть следы красоты роскошного внутреннего убранства дома, превращенного в годы Советской власти в многокомнатную коммуналку. Каменные пристройки власти также приспособили под отдельные аппартаменты, а из магазина сделали булочную. Дочерям - Ольге Александровне и Лидии Александровне Шевыревой выделили комнату, по иронии судьбы оказавшейся кабинетом их отца.

Воспоминания о доме хранят детские годы С. А. Мосиной (урожд. Шевыревой) – там все напоминало присутствие прошлого – старые обветшалые колонны, портики и карнизы из красного дерева, остатки роскошной мебели - огромный письменный стол из красного дерева, массивный шкаф, старинное зеркало на резном комоде. Из дома исходила какая-то внутренняя теплота и уют, присутствие старого времени. В 1950-60-х годах они со своим отцом А.А. Шевыревым (младшим) часто посещали его сестер, но в основном, ходили чтобы полюбоваться домом и покопаться в старинных вещах. Путь к заветным апартаментам лежал через длинный коридор и большую закопченную коллективную кухню, по-видимому, в прошлом являющейся гостиной с возвышающимися кое-где сохранившимися резными колоннадами, фасадами и портиками. При виде ее он говорил: ”Подумать только – это была самая красивая комната! Во что же они ее превратили!? Его сестры всегда очень тепло встречали его, приглашали всех к столу, на котором выставлялись красивые старинные чашки с горячим крепким чаем и вазочки с засахаренным вареньем. После чаепития сестры откуда-то доставали старинный атласный, вышитый золотом и вензелями мешочком с лото и начиналась многочасовая игра. Пока взрослые играли в лото, его дочери Светлана, Таня и Кира рассматривали старые вещи, рылись в старом сундуке, где кроме прочего старого барахла хранилось несколько подшивок пожелтевших от времени газет да выцветших фотографий на которых были запечатлены дамы в роскошных платьях и какие-то важные господа. Дом их отца казался родным, все в нем напоминало о прошлом – остатки старинной мебели, обветшалые карнизы, изъеденные червоточинами деревянные фасады и портики. В последний раз они пришли туда уже без него, когда хоронили его сестер Ольгу и Лидию Шевыревых.

На долю А. А. Шевырева выпала тяжелая судьба. Талантливый артист-исполнитель, до революции 1917 г. он выступал в Калужском театре - исполнял арии из опер и русские романсы, сочинял стихи, замечательно играл на гитаре. Встречался с Шаляпиным. В годы первой мировой войны в 1914 году, как и его братья - Виктор и Николай, он воевал и был контужен, что впоследствии негативно сказалось на его голосе - он оглох и потерял слух. Со временем слух возвратился к нему, но петь в театре как прежде он больше уже не мог. Его ждали трудные, тяжелые годы. Был дважды женат. Его первая жена в начале 20-х годов бросила его вместе с малолетней дочерью Кирой, прихватив с собой все ценности и фамильные реликвии. Его вторая жена - Степанида Родионовна Никитина (1915-1979) была из простой семьи. Они очень любили друг друга, хотя их характеры мало совпадали. В семействе Шевыревых верховодила именно она, поскольку его аристократичность и интеллигентность не позволяли противоречить ей. Были бы живы его родители, вряд ли они позволили ему жениться на ней. От их брака было четверо дочерей: Татьяна, Кира, Лидия и Светлана Шевыревы. Семья была большая и ему пришлось зарабатывать на хлеб тяжелым трудом. Поначалу он устроился продавцом в своем магазине, но его вскоре по очевидной причине уволили. Затем приняли на должность заместителя директора в другой магазин и снова уволили. Последующие годы – это годы страданий, мук и унижений. Его называли “буржуем”, никуда не брали на работу. Он работал и ассенизатором, и сторожем, и чернорабочим на складе в церкви Жен Мироносиц. Вместе с ним работал дядя Миша Алтынников – в те времена ближний друг семьи и долгожданный гость в доме.

Он до конца своих дней оставался интеллигентом, несмотря на то, что всю последующую жизнь ему пришлось находиться в иных социальных пластах общества. За всю жизнь мы не услышали от него грубого слова. Казалось, суровые жизненные обстоятельства еще более закалили его: он много читал из художественной и приключенческой литературы, любил поэзию и сказки. Он был неизменным читателем калужской городской библиотеки, понравившиеся книги зачитывал по несколько раз, подолгу их не возвращая. Очень стыдился из-за своих задолженностей, для сдачи которых всегда посылал в библиотеку свою дочь Светлану. И поскольку она была маленькой читательницей библиотеки, то добрая библиотекарша списывала общие долги. Купить книгу он не мог, поскольку в те годы семья жила очень бедно. В семье кроме него, его жены и её матери – Никитиной Дарьи Матвеевны (1890-1982) было четверо детей – Татьяна, Кира, Лидия и Светлана. Сначала семья жила у реки Оки, снимая часть деревянной лачуги, которая протекала в дождь. Во время сильного ветра и грозы все вовсе выходили из нее, поскольку опасались провала крыши. А в половодье река Ока часто затопляла весь огород. Затем Шевыревым, как многодетной семье выделили половину кирпичного дома возле калужского театра на улице Суворова. Другие трудности и испытания ожидали семью на новом месте – возле реки Оки хоть были огороды и пастбища, где мы могли держать коз, снабжающих нас молоком. На новом месте огорода вовсе не было. Зато росли и плодоносили яблонька и вишня, каждый год радуя своими сочными и спелыми плодами. Те времена были очень трудными для семьи - пшеничные булки появлялись на столе только по праздникам, ни о каком мясе, рыбе или колбасе не приходилось говорить. Традиционное послевоенное блюдо, так называемая “тюря” - растолченный лук с солью и хлебом, залитые водой и “тошнотики” - терунки из промерзшей картошки, собранной в конце осени на колхозном поле. Однако, несмотря на нищету сестры все выучились: старшая сестра Татьяна с отличием закончила школу и пищевой техникум, Лидия – электромеханический техникум, а Светлана с Кирой учились на машинисток.

По воспоминаниям С. А. Мосиной, отец был неприспособлен к бытовой жизни - не умел починить ограду, забить гвоздь, зато мгновенно складывал, делил и умножал в уме трех и четырехзначные числа, знал историю и литературу, хорошо исполнял арии из русских опер и русские романсы, сочинял стихи. Одетый в рабочую робу, он не терял чувства достоинства - держался аристократично, хотя по своей природе он был простым добродушным человеком. Иногда его поступки казались смешными и дон-кихотскими, но с возрастом мы поняли, что именно в них заложено благородство его души. Однажды, он притащил в дом маленького пушистого котенка, подобранного им на улице, который вырос до здоровенного кота Барсика. В другой раз он принес слабое, хилое деревце с беспорядочным пучком корешков и принялся заботливо сажать его во дворе. “Зачем Вы сажаете его, Александр Александрович? Ведь все равно не вырастет” - сказала теща. “Что, Вы Дарья Матвеевна, это же владимировка”- последовал его ответ. На радость домашних его деревце прижилось, и на следующий год заплодоносило, долго радуя вишневыми ягодами после его смерти. Дела человека как посаженные им деревья - цветут, плодоносят, радуют глаза многих поколений людей.

Он никогда не жаловался на жизнь, не ругал Советскую власть, лишившую его всего. Советовал поменьше вспоминать и ругать прошлое, а относиться к нему с почтением и уважением. Многое рассказанное им, запечатлено в этом очерке.

Судьба Шевыревых напоминает трагическую судьбу многих бывших калужских владельцев и предпринимателей. Не была благосклонна судьба и к семье Барановых. После революции 1917 года, лишенные всего имущества они не выдержали нового строя – ушли из жизни одновременно. Дочь управляющего Дугненским чугунолитейным заводом С.С. Баранова – Антонина Сергеевна Баранова после объявления в 1937 году ее мужа – дьякона Дугненской церкви Владимира Александровича Соколова врагом народа по статье 58, опасаясь за свою судьбу и судьбу детей вынуждена была оставить Дугну, прожив остаток жизни в Туле в доме своей сестры Татьяны, где она скончалась в 1960 году. Опасаясь репрессий мать отправила своих детей – Игоря и Александра Владимировича Соколовых (1925 и 1937 г.р.) в деревню Лущихино, где они воспитывались сестрой отца учительницей начальной школы – Соколовой Ольгой Александровной, первой в районе удостоенной звания заслуженный учитель РСФСР, награждена орденом Ленина. В настоящее время они на пенсии, проживают в Калуге. И. В. Соколов воевал во время второй мировой войны - ветеран войны, за заслуги перед Родиной награжден орденом Ленина.

Та же участь постигла и семью Шевыревых. Лишенные своего имущества, брошенные на произвол судьбы, они не вынесли моральных и душевных потрясений – ушли из жизни практически одновременно. Где покоится их прах неизвестно. От брака А. А. Шевырёва с С. С. Барановой было одиннадцать детей, шестеро из которых умерло в младенчестве. Оставшихся пятерых детей ожидала сложная судьба:

Виктор Александрович Шевырев (1883-1914?) погиб на фронтах первой мировой, не оставив потомства (место захоронения неизвестно).

Николай Александрович Шевырев (1885-1919?) женился формальным гражданским браком перед войной 1914 г. на девушке незнатного происхождения, из домашней прислуги. Брак не был оформлен домашней прислуги, поскольку родители не дали своего согласия. После окончания первой мировой, вернулся в Калугу, где умер в 1919 г. от брюшного тифа. Похоронен на Пятницком кладбище (могила утрачена). Оставил дочь Шуру Шевыреву (в замужестве Касушкину). Перед смертью просил родителей не отказываться от внучки, воспитать ее, дать ей все необходимое.

Лидия Александровна Шевырева (1888-1963) и Ольга Александровна Шевырева (1890-1977) никогда не были замужем, потомства не оставили. Обе сестры имели слабое здоровье – О. А. Шевырева – инвалид детства. Они были последними, чья жизнь закончилась в доме их родителей. Обе сестры закончили Калужскую гимназию. Л. А. Шевырева работала старшим бухгалтером в калужской “Электросети”. Л. А. Шевырева скончалась в 1963 г, а О. А. Шевырева – в 1977 г. Похоронены на Пятницком кладбище.

Александр Александрович Шевырев (младший) (1891-1962) закончил гимназию, получил домашнее образование. До первой мировой пел в Калужском театре, выступал в любительских и благотворительных концертах с русскими романсами. Дружил с Раковым. В первую мировую ушел воевать на фронт, служил в санитарном обозе. Под местечком Пинск немцы применили против русских войск химическую атаку; выжили немногие, но кто выжил после этого, как он остались инвалидами. После революции поначалу работал продавцом в отцовском магазине, затем грузчиком, чернорабочим, продавцом табака в киоске, ассенизатором. Был женат дважды. Первая жена ушла от него в 20-х годах, прихватив с собой часть фамильных ценностей. Дочь от первого брака – Кира трагически погибла в 1939 году. Ей было 14 лет. Вторая жена – Степанида Родионовна Шевырева (урожд. Никитина) (1915-1979). От их брака родились четыре дочери – Татьяна, Кира, Лидия и Светлана, которые сейчас живут в Калуге.

На этом месте можно было поставить точку, но история продолжается. Одиозные события в нашей стране в начале 90-х годов разбросали потомков Шевыревых по всему свету – сейчас они живут в Америке, Израиле, Германии, Франции. На этом месте можно было поставить точку, но история продолжается. Одиозные события в нашей стране в начале 90-х годов разбросали потомков Шевыревых по всему свету – сейчас они живут в Америке, Израиле, Германии, Франции. Муж Лидии – доктор физико-математических наук, профессор А. А. Ваньков, закончил физмат МГУ, специалист по ядерной физике, автор около 100 научных трудов и монографий. Учился в одной группе вместе с нынешним Президентом Российской академии наук – Велиховым. Живет и работает В США. Дети его пошли по стопам отца. Муж средней сестры Киры – калужанин В. В. Иноземцев – ведущий инженер-конструктор на Калужском турбинном заводе. Их старший сын закончил Калужский филиал МВТУ им. Баумана. Работает в г. Хевроне на предприятии по производству синтетеческих материалов (Израиль). Младший сын остался в Калуге, после окончания инженерно-строительного техникума служил в составе внутренних войск МВД в ”горячих точках”, закончил школу милиции, посвятив себя службе в органах МВД. Старшая сестра Татьяна после окончания с отличием пищевого техникума, большую часть жизни проработала инженером-гальваником на Калужской фабрике “Аккорд”. Сейчас на пенсии. Передовик труда, новатор производства, внесла много рационализаторских предложений по процессу и технике гальванических покрытий, отмечена многочисленными грамотами и поощрениями, неоднократно помещалась на доску почета предприятия. Ее старший сын закончил Московский гидромелиоративный институт, ныне калужский предприниматель. Младший сын работает в Калужском НИИ материалов электронной техники. Его жена, выпускница Калужского педагогического института, преподает математику, алгебру и геометрию в школе № 2 г. Калуги. Светлана вышла замуж за калужанина В. И. Мосина, профессионального военного, полковника запаса. Их сын ученый-химик, занимается краеведением.

Жизнь тем временем продолжается. Но всегда вспоминаются прошлые времена, когда все жили большой дружной многонациональной семьей, работали, воодушевленные трудовыми рекордами и достижениями на благо и процветание нашей великой и могучей Родины. Но заложенные в прошлом традиции живут и сейчас. Как живет в памяти потомков историческое прошлое нашего города


ЛИТЕРАТУРНЫЕ И АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ.

1). Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 205.

2). Памятные книжки Калужской губернии за 1910-1916 гг, стр. 91, стр. 141.

3). Г. Н. Морозова. КАЛУГА. Прогулки по старой Калуге. Калуга. Золотая аллея, 1993, стр. 103, 139, 157, 158, 167, 170.

4) “Калужский край”, Книга 2, Калуга 1977 г, стр. 63-65.

5). Ю.В. Сухонский “ПГ”, № 30 за 11-17.08. 1999 г.

6). ГАКО, ф. 30, оп. 1, д. 529, оп. 7, д. 406.

7). ГАКО, ф. 32, оп. 2, д. 807.

8). ГАКО, ф. 33, оп. 2, д. 1685, д. 2221.

9). Большой энциклопедический словарь. / ред. А. М. Прохоров, 2-е изд., М.: Большая Российская энциклопедия, 1998 г, стр. 1367.

10). ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 287, л. 444. об-445; ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 287, л. 440; ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 289, л. 623 об.; ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 294, л. 218 об.; ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 294, л. 367 об.; ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 301, л. 209 об.

11). О. В. Мосин, С. А. Мосина. Шевыревы в Калуге. Калуга и калужане. 24 декабрь 2003г.




АРХИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ.



ШЕВЫРЕВЫ


Ф


амилии калужан упоминаемые в книге Калужскiя книги 1617 г. “Письма и дозору Ивана Козьмича Бегичева и подъячего Игната Пчелина” (книга 251-1).


П/н № 251 - Шевель


(См. П. Симсон. Известия Калужской Ученой Архивной Комиссии № 1 за 1891 год., стр. 11-40. Типография Губернского правления).


Краткий путеводителю по историческому отделу Калужского Государственного Музея, сост. В. И. Извековым и М. Е. Шереметьевой, Калуга, 1929 г., стр. 21:


”….На стене около двери развешаны старинные безмены – безмен медный, с надписью “Мастер Федар Даманав в Калуге” и плоской резьбой, изображающий оленя, двуглавого орла и птиц на многогранном утолщении, № 1436, безмен медный с надписью: “Сей безмен Андрея Шевырева. Калуга 1825 года сентября 12 дня” на многогранном утолщении, № 1441..”.


В архивном фонде Калужской духовной консистории в метрической книге Васильевской церкви г. Калуги за 1854 г. выявлена следующая актовая запись:


У калужского мещанина Александра Ивановича Шевырева и жены его Ольги Терентьевны Шевыревой (урожд. Почапина) родился сын Александр. Крещен 5 июля. Восприемниками были калужский мещанин Николай Терентьевич Почапин и калужская мещанка Матрена Яковлевна Почапина.

Основание: ГАКО, ф.33, оп. 4, д. 185, л. 485 об-486.


В архивном фонде Калужской духовной консистории в исповедной ведомости Васильевской церкви г. Калуги за 1851 г. имеются сведения о семье Шевыревых.


Вдова мещанка Матрена Ивановна Шевырева, 65 лет, дети ее Александр, 34, Яков, 27, жена Александрова Ольга Терентьевна, 22, Варвара Ивановна, 23.

Основание: ГАКО, ф. 33, оп. 2, д. 1331, л. 151.


В архивном фонде Калужской духовной консистории в метрических книгах Васильевской церкви г. Калуги выявлены сведения о семье Шевыревых:


1. 9 февраля 1883 г. бракосочетание калужского мещанина Александра Александровича Шевырева, православного вероисповедания, 28 лет от роду и калужского уезда Дугненского мастерового Сергея Гавриловича Баранова дочери-девицы Синклитьи, православного вероисповедания, 22 лет от роду.


Поручителями по жениху были калужские мещане Семен Яковлевич Феофанов и Андрей Тимофеевич Хворостов. Поручителями по невесте были: временный купец Сергей Гаврилович Баранов и калужский Почетный гражданин Иван Васильевич Костромин.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 287, л. 444. об-445.


2. 12 ноября 1883 г. родился сын Виктор. Крещен 14 ноября. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и Калужского купца Сергея Гавриловича Баранова жена Елена Петровна.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 287, л. 440.


3. 17 марта 1885 г. родился сын Николай. Крещен 18 марта. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и Калужская мещанка Елизавета Александровна Кобелева.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 289, л. 623 об.


4. 20 марта 1888 г. родилась дочь Лидия. Крещена 22 марта. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев и мещевского мещанина Василия Ивановича Кобелева жена Елизавета Александровна.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 294, л. 218 об.

5. 17 ноября 1891 г. родился сын Александр. Крещен 18 ноября. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Васильевич Шевырев и мещевская мещанка Елизавета Александровна Кобелева.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 294, л. 367 об.


6. 17 октября 1897 г. родились Константин и Иван. Крещены 18 октября. Восприемниками были калужский мещанин Евграф Александрович Шевырев, Елизавета Александровна Кобелева и купеческая дочь-девица Ирина Сергеевна Баранова.

Основание: ГАКО, ф 33, оп. 4, д. 301, л. 209 об.


“На 1874 год числятся избирателями и собственниками в Калуге”


№ 629 Шевырев Иван Дмитриевич, мещанин

№1128 Шевырев Александр Иванович, мещанин


(См. Памятная книжка Калужской губернии на 1910 г. Справочный отдел, стр. 106-125)


За 1910 г по г. Калуге числятся:


БУЛОЧНЫЕ

ШЕВЫРЕВ - пер. Татаринский

МЯСО

ШЕВЫРЕВ - Мясные ряды


Шевыревская улица - с 1918 года была переименована в им. Некрасова, в настоящее время это часть улицы им. Дзержинского (от ул. Баумана до городского с/х Рынка).


“Калужский край, Книга 2, Калуга 1977г, путеводитель Г. Н. Морозовой. КАЛУГА. Прогулки по старой Калуге. Калуга. Золотая аллея, 1993:

Женская гимназия Калуги - упоминается информация о сестрах Ивана Дмитриевича Шевырева - Ольге Дмитриевне и Елизавете Дмитриевне Шевыревых:


“.....Десятки выпускниц женской гимназии, работая сельскими учительницами, вели общественно-просветительскую работу среди населения, женщины, нередко подвергались преследованиям за политическую деятельность:


Шевырева Ольга после окончания гимназии увлеклась чтением политической литературы, посещала нелегальный кружок. В 1874 году за хранение запретной литературы была арестована, содержалась в Петропавловской крепости, а в 1878 году добровольно последовала за своим мужем в сибирскую ссылку. Через год возвратилась в Калугу под негласный надзор полиции.


….Революционная и благотворительная деятельность сестер Ольги, Марии и Елизаветы Шевыревых, основавших 18 января 1868 г. (по ст. стилю) в Калуге первую бесплатную народную библиотеку-читальню (18 января 1868 года - калужским губернским правлением было разрешено открытие библиотеки в городе Калуге мещанке Елизавете Дмитриевне Шевыревой).

(См. “Калужский край”, Книга 2, Калуга 1977г, стр. 63-65).


….4 августа 1874 года (по ст. стилю) - арест мещанок сестер Шевыревых Марии и Ольги содержательниц частной библиотеки нелегальной русской и французкой литературы. Они привозили книги из Петербурга и из московской подпольной типографии народника Мышкина. Библиотека в 1700 томов находилась в Калуге на месте нынешнего Дома печати.

(См. Ю.В. Сухонский “ПГ”, № 30 за 11-17.08. 99 г).


Г. Н. Морозова. КАЛУГА. Прогулки по старой Калуге. Калуга. Золотая аллея, 1993, стр. 167-168).


“…Улица Дзержинского (бывш. Шевыревская) почти равна длине улицы Кирова и параллельна ей. Она начинается от улицы Баумана близ площади Мира, пересекает улицы Плеханова, Рылеева, Марата, Театральную, Московскую, Ленина и заканчивается близ площади Победы. Имя Дзержинского вся улица получила в 1937 году. В доме № 40 /снесен в 1985 году/ жила семья мясоторговца Д. И. Шевырева. Пять дочерей - Апполинария, Елизавета, Ольга, Серафима, Мария - и сын Николай были причастны к народническому движению 70-х годов. Несколько слов о дальнейшей судьбе сестер Шевыревых. Ольга Дмитриевна (1854 -?), работающая в подпольной типографии Ипполита Мышкина, в 1875 году проходила по “Процессу 193-х”: привлекалась за участие в антиправительственной пропаганде и содержалась в Петропавловской крепости. В 1978 году она добровольно последовала за своим мужем Н. И. Скворцовым в ссылку в Тобольскую губернию. Мария (1842-1894) вместе с сестрами участвовала в делах библиотеки, впоследствии была земской акушеркой в Песоченском заводе (Киров). Апполинария (1847-1935) привозила книги в библиотеку из Москвы и Петербурга. Она была замужем за начальником технического училища М. В. Преображенским. Вместе с ним, а также сестрой Елизаветой и братом Николаем, она спустя 20 лет состояла членом Общества бесплатной библиотеки-читальни, которая пропагандировала социал-демократические идеи. Апполинария Дмитриевна стала врачом и была последней из сестер, жизнь которых закончилась в этом доме”

(См. Г. Н. Морозова. КАЛУГА. Прогулки по старой Калуге. Калуга. Золотая аллея, 1993, стр. 167-168).


Там же (источник тот же)…Слева от церкви (Покрова на рву), где в настоящее время находится “Дом печати” с редакциями газет “Знамя” и “Молодой ленинец”, в 19 веке стоял двухэтажный дом, в котором в 1869 году была открыта частная библиотеке сестер Шевыревых. Для того времени библиотека имела немалый фонд: 1500 томов на русском языке и 200 на французком. Библиотека выписывала 16 периодических изданий и регулярно пополнялась новыми книгами. Но библиотека не была главной целью сестер Шевыревых, содержательниц библиотеки, а лишь способом привлечения к освободительному движению путем пропаганды запрещенных изданий среди молодежи. Шевыревы были связаны с московской народнической типографией Ипполита Мышкина, а через нее - с другими городами России: Тверью, Новгородом, Смоленском, Киевом, Екатеринославом, Саратовом, Петербургом. Одна из сестер Шевыревых - Ольга - работала в типографии Мышкина наборщицей и корректором, набирала и печатала сочинения Лассаля, которые рассылались в разные города, в частности, в Калугу, а из Калуги - по уездным городам губернии. И в этом деле главную роль играли сестры Шевыревы и их библиотека. К Шевыревым тяготели сосланная в Калугу невеста Петра Ткачева, Александра Дементьева, семинаристы, молодые чиновники контрольной палаты и окружного суда, студент Московского университета Анатолий Эпенетович Лучшев (воспитанник декабриста Г. С. Батенькова), Михаил Васильевич Преображенский - муж старшей сестры Шевыревых, который был начальником технического училища, ставшего оплотом социал-демократии и воспитавшего десятки революционеров, среди которых был Никифор Вилонов. В результате обысков и арестов, которые проводились одновременно во всех городах, связанных с типографией Мышкина, библиотека Шевыревых была закрыта, а ее владельцы арестованы и проходили по делу о революционной пропаганде /”Процесс 193-х”/

(См. Г. Н. Морозова. КАЛУГА. Прогулки по старой Калуге. Калуга. Золотая аллея, 1993, стр. 157-158).


Г. М. Морозова. История библиотечного дела в Калуге. 1991. Калуга. Вып. 1., стр. 33-35)


Библиотека Шевыревых размещалась на месте современного дома печати с редакциями газет “Знамя”, где в 19 веке стоял двухэтажный дом. Для того времени библиотека имела немалый книжный фонд: 1700 томов на русском языке и 200 на французком. Библиотека выписывала 16 периодических изданий и регулярно пополнялась новыми книгами. “Кабинет для чтения и библиотека госпожи Шевыревой”, где хранились запрещенные издания и собиралась учащаяся молодежь, был не что иное, как “Кабинет для чтения С. Храповицкой”, проданный ею в 1868 г. Елизавете Шевыревой. Поэтому вместе с фондом и основным контингентом читателей он воспринял и тенденцию соперничества с частными библиотеками Антипина и вновь открытой библиотекой при книжной лавке купца Мясникова. Уступая им вначале по фондам (библиотека Антипина насчитывала 1925 изданий, 5100 томов, 10 периодических изданий; Мясникова – 918 изданий, 3431 том, 8 периодических изданий; Шевыревой – 450 изданий, 825 томов. 13 периодическиз изданий), библиотека сразу же сравнялась по числу подписчиков, 62 человека против 65 у Антипина и 54 – у Мясникова. Читателей этой библиотеки импонировал возраст ее молодых владелиц – Елизавете Шевыревой в то время исполнилось 23 года. Интерес читателей вызывал также и подбор литературы. Хотя к 1871 г. фонд библиотеки вырос до 2500 русских, 200 французких книг и 16 периодических изданий, число читателей сократилось до 18 человек. Несмотря на явно невыгодные условия существования – затраты на увеличение фонда и недостаток подписчиков, библиотека Шевыревых продолжала бы функционировать, если бы не была закрыта в связи с арестом владелиц и начавшимся в 1874 г. “Делом о Калужской библиотеке Шевыревых и ящиках с сочинениями Лассаля”. В течение 6 лет эта библиотека оказывала широкое идейно-политическое влияние на умы калужан. В истории Калужского края она сыграла не столько культурно-просветительную роль, сколько революционизирующую. Через нее осуществлялись связи калужских народников с подобными организациями и типографиями Петербурга, Москвы, Твери, Новгорода, Смоленска, Киева, Екатеринослава, Саратова. Она распространяла в среде учащейся молодежи запрещенные издания: М. Бакунина “Государственность и анархия”, ”Сила солому ломит”, ”Труд и капитал” Лассаля, ”История крестьянства” и другие. Именно к сестрам Шевыревым обнаружила симпатию А. Д. Дементьева - невеста Ткачева, прибывшая в Калугу после отбытия наказания в Петропавловской крепости и Литовском замке. Она приехала в Калугу в 1872 г., почти ежедневно бывала в библиотеке или дома у Шевыревых (квартира Шевыревых находилась при библиотеке, которая занимала второй этаж каменного дома на Почтовой улице. Дом недавно сломан, на его месте построено здание Дома печати с редакцией “Знамя”). Так же часто она посещала полковника Щелгунова, жившего в Калуге с 1869 г. У нас нет свидетельств того, что Щелгунов был знаком с Шевыревыми или посещал их библиотеку, но осведомленность о делах шевыревской библиотеки и косвенное влияние на нее через Дементьеву несомненно. Это предположение подтверждается интересом Щелгунова к вопросам библиотечного дела в связи с фактом организации в 1870 г. библиотеки товариществом ”Подспорье”. Исследование Д. И. Малинина ”Щелгунов в Калуге” устанавливает участие Щелгунова в создании товарищества “Подспорье” и открытие библиотеки” (См. Г. М. Морозова. История библиотечного дела в Калуге. 1991. Калуга. Вып. 1., стр. 33-35)


”Шевырев Петр Яковлевич (1863-1887), один из организаторов и руководителей Террористической организации “Народной воли” (примечание Харьковский мещанин, отец – Яков Иванович Шевырев, родом из Калуги – родной брат Александра Ивановича Шевырева). Участник подготовки покушения 1.3. 1887 на Александра . Повешен в Шлиссельбургской крепости”

(См. Большой энциклопедический словарь. / ред. А. М. Прохоров, 2-е изд., М.: Большая Российская энциклопедия, 1998, стр. 1367).


Степан Петрович Шевырев (1806-1864) – российский критик, историк литературы, поэт, академик Санкт-Петербургской Академии наук (1847). Перу С. П. Шевыреву принадлежат работы на исторические и философские темы, а также по истории поэзии. Вместе с М. П. Погодиным возглавлял московский журнал “Московитянин”. Теоретик любомудров, сторонник правого крыла славянофильства. (Калужская энциклопедия, К. , 2001 г). С.П. Шевырев часто бывал в Калуге, был знаком с фольклористом, исследователем древнерусской культуры П.В. Кириевским, происходившим из дворян Калужской губернии и с монахом Козельской Введенской Оптиной пустыри Порфирием (в миру Петр Александрович Григоров). С. П. Шевырев вместе с П. В. Кириевским принимал активное участие в издательстве Оптиной пустыни. (См. Калужская энциклопедия, К. , 2001 г).



КОБЕЛЕВЫ


На 1910 г в Калуге числятся


БУЛОЧНЫЕ

КАЛУЖСКОЕ ТЕСТО

Кобелевой – ул. Облупская

КОНДИТЕРСКИЕ ИЗДЕЛИЯ

Кобелевой – ул. Облупская

Упоминается моленная школа. Раввин Моисей Янкелевич Бурман. Проживал Облупская (ныне Театральная) ул., дом Кобелева.


(См. Памятная книжка Калужской губернии на 1910 год. Справочный отдел, стр. 106-125).



БАРАНОВЫ


ХАНИНО

(история населенного пункта).


В


атласе Калужского наместничества за 1785 год Ханино упоминается в Лихвинском уезде как село Хонино. Кроме него на плане нанесены деревня Суворово (на правом берегу речки Черепеть), а также села Костомарово, Клевцово, Колонтаево, Зябрево и Фролово.

(См. Атлас Калужского наместничества. СПб. 1785 г.)


Ханинский-чугунолитейный завод основан Е. Демидовым в 1815 году. На 1881 год Ханинский чугуно-литейный завод принадлежал купцу Киселеву. На нем 340 рабочих, рабочие местные получили 28 десятин, 600 кв. саженей земли на 159 душ. В предыдущем 1880 году раюота на заводе велась 10 месяцев. При заводе начальное училище, открытое Земством. Ханинский чугунолитейный завод давал в год продукции на 154.757 рублей.

(См. Памятная книжка Калужской губернии за 1881 год, стр. 145 приложения).


ГАКО (Государственный архив Калужской губернии). Фонд 32, Опись 2, том 1, единица хранения № 259 “Об устройстве в с. Ханино Лихвинского уезда бесплатной народной читальни 27.10.1897-27.03.1898 гг”- 36 дел.


Ханино и Богдано-Петровский завод


1910 г. “.......Ханино и Богдано-Петровский завод. Ханинский завод лежит на реке Черепети в 1 в. от ст. “Ханино” Туло-Лихвинской ж. д. Этот чугунолитейный завод существовал с давних времен. В 1840 г. он значился за бр. Засыпкиными. В нем, по указу горного правления 1815., дозволено устроить доменный горн и пр. на место бывшего в Одоевском уезде Мезгей-Мешвянского завода, уничтоженного за истощением лесов и по случаю прорыва плотины. В 4 в. от Ханина находится Богдано-Петровский завод, устроенный в 1788 г. прапорщиком Демидовым. В настоящее время оба завода принадлежат Н. Г. Баранову.


1). Ханино: рабочих 357 человек (начало 1912 г.). Расходы на рабочих и служащих 64 тыс. руб. Из домны выплавлено 78 тыс. пудов и, кроме того, из вагранки переплавлено штыка (чушки, летник и пр.) 60 тыс. пуд. изделий; всего 138 тыс. пуд. Из них 32 тыс. пуд. идет для эмалировочного завода на горшки, котлы, сковороды и пр. Остальные 106 тыс. пуд. идут на горшки – 30 тыс. пуд; котлы – 15 тыс. пуд; сковороды – 15 тыс. пуд; печи – 5 тыс. пуд; вьюшки – 10 тыс. пуд; задвижки – 10 тыс. пуд; дверцы – 12 тыс. пуд. и пр.


2). На Богдано-Петровском заводе рабочих 172 человека; жалованье им и служащим 30 тыс. руб. Литья 65 тыс. пудов, изделий из штыка 40 тыс. пуд. Изделия те же, что и в Ханине. Завод летом 2 месяца не работает. Литье же с обоих заводов сбывается в Сибирь, Закаспийский край, Закавказье и по разным местностям России”

(См. Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 205).



1910 г. Туло-Лихвинская узкоколейная ж /д (адрес отправления Москва Тверской бульвар №89) – начальник станции Ханино Цакхер Филипп Иванович. В селе Ханино Богдановской волости при чугуноплавильном заводе, арендуемом купцами Барановыми лечебница на 5 коек. Лечебница находится в заведении земского врача Полюбина Николая Сергеевича. При ней фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. Священник села Марково Соколов Дмитрий Сергеевич. Начальник почтовой конторы Ханино коллежский регистратор Брусенцев Матвей Григорьевич.

(См. Памятная книжка Калужской губернии на 1910 год, стр. 88-91).


В Памятной книжке Калужской губернии на 1910 год, стр. 91. Братьями Барановыми арендовался и Богдановский завод - Никитой Гавриловичем Барановым (по сост. на 1910 год).


1913 год. В селе Ханино Богдановской волости при чугунолитейном заводе, арендуемом купцами Барановыми, лечебница на 5 коек. Лечебница находится в заведении земского врача Полюбина Николая Сергеевича. При ней фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. Священник села Марково Соколов Дмитрий Сергеевич. Народная читальня в Ханино ей заведует Киселев Александр Васильевич. Начальник почтовой конторы Ханино коллежский регистратор Брусенцев Матвей Григорьевич.

(См. Памятная книжка Калужской губернии на 1913 год., стр. 141).


1916 год. В селе Ханино при чугуно-плавильном заводе, арендуемом купцами братьями Барановыми - больница на 6 кроватей (в 1910 году на 5 кроватей), фельдшер Ермаков Григорий Васильевич. Ханинский лазарет братьев Киселевых для раненых воинов (на 15 кроватей). Заведующий – врач Лебедев Иван Петрович, заведующий хозяйственной частью Шестаков Владимир Михайлович. Народная читальня в с. Ханино – заведующий Киселев Александр Васильевич. Начальник железнодорожной станции – Хведорос Константин Онуфриевич.

(См. Памятная книжка Калужской губернии на 1916 год, стр. 141).


Богдано-Петровский чугунолитейный завод


1908 г. Чугунолитейный завод при сельце Богданове, управляющий купец Баранов Никита Гаврилович. В Ханино почтовое отделение, которым заведует кр. Тимофеев Николай Александрович. Народная читальня в Ханино ей заведует Киселев Александр Васильевич.

(См. Памятная книжка Калужской губернии за 1908 г, стр. 100).


Дугненский чугунолитейный завод


Чугунолитейный завод в Дугне находится в 40 в. от Калуги, вниз по течению р. Оки, и в 12 в. от ст. Сызрано-Вяземской железной дороги дер. Ферзиково. Он устроен Евдокимом Демидовым в 1715 г. В 1766 г. на нем уже выработано чугуна 189.481 пудов по 16 коп. за пуд; железа выковано 29.800 пуд. По 43 коп. За пуд. В 1785 г. завод имел два доменных горна; на нем выплавлялось до 140 тыс. пудов чугуна, который частью сбывался на месте, а большею частью отвозился для переплавки на железо в Людиновский завод и на другие.

(См. Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 165).

В фондах Калужского государственного объединенного краеведческого музея выявлены сведения о Дугненском Заводе, который в 1902 году арендовал купец Никита Гаврилович Баранов с племянниками.

(Калужский государственный краеведческий музей, ф. № 85/и.)


1902 г. В начале 20-го века на принадлежащем генерал-майору в отставке Е. А. Погожину Дугненском чугуно-литейном заводе арендодателем значится Калужский купец Никита Гаврилович Баранов, родители которого были оседлыми жителями Дугненского завода, отец и дед работали мастеровыми на этом заводе.

(См. Исторический очерк о Дугне)


1910 г. На Дугненском чугунолитейном заводе – 450 рабочих (данные 1910 г); зарплата – 87 тыс. рублей. Из домны выплавлялось 90 тыс. пудов изделий. Кроме того, штыка – 70 тыс. пуд. Из вагранки получалось 80 тыс. пуд. разных изделий. Других изделий, кроме эмали, горшков – 35 тыс. пуд; котлов – 20 тыс. пуд; сковород – около 20 тыс. пуд; печей – 8 тыс. пуд; вьюшек – 12 тыс. пуд; задвижек – 10 тыс. пуд; плит – 5 тыс. пуд. и других предметов – 10 тыс. пудов

(См. Д. И. Малинин. КАЛУГА Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. Калуга. Губернская типография. 1912 г. стр. 165).


ГАКО. Барановы, имея усадьбу около торговой площади, открыли Белую харчевню, за счет чего в 1870-х годах смогли выкупить от Дугненского общества свою усадебную оседлость.

(См. ГАКО, ф. 30, оп. 1, д. 529, оп. 7, д. 406, ф. 32, оп. 2, д. 807).


ГАКО. В 1915 году в общине Отрада и Утешение, организованной в Дугне числилась рясофорная послушница Дарья Баранова

(См. ГАКО, ф. 33, оп. 2, д. 1685, д. 2221).


ГАКО. В 1918 г. Дугненский завод, принадлежащий С. С. Баранову был национализирован.

(Калужский государственный краеведческий музей, ф. № 85/и).


1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Доктор, а что посоветуете прописать человеку от хамства?
- Лучше всего парочку гематом.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по истории "Шевырёвы в Калуге", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru