Курсовая: Природа и человек в лирике Пастернака - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Природа и человек в лирике Пастернака

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 49 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

23 План 1. Введение 2 2. Прир ода и человек в лирике Пастернака 6 2.1 Пер вый сборник стихов "Близнец в тучах": темы и образы 6 2.2 "Сес тра моя жизнь как формула мироощущения Б. Пастернака 9 2.3 Мир внешний и внутренний в изображении Б. Пастернака 17 3. Закл ючение 24 Лите ратура 26 1. Введение Говорят, что боль шой поэт даже чисто внешне " похож " на свои стихи . Это относится и к произведениям Б . Пастернака . У их со здателя могло быть только так ое лицо (с крупными " незде шними " чертами, бездонными, слегка н авыкате глазами ) и такой голос, кото рый профессор Петербургской консерватории Л . Гакель охарактеризовал как " колокольный " , вызывающий в памяти " старые арбатские переулки, в которых звучание колокола застревало, не иссякало ". Б . Пастернак, пожа луй, один из самых сложных в техническом отношении поэтов двадцатого сто летия . Отсюда - парадоксы, связанные с восприя тием его произведений . Наверное, ни с одним крупным поэтом не связано столько высказываний и афоризмов , ставящих по сомнение непреложное достоинство его стихов - не лирического дара, а именно стихо в . Вот одно из них, в интерпретации А . Ахматовой : " Пастернак всегда бросается вплавь : выпл ывет - хорошо, нет - значит, тонет ". Очевидно, подразумевала сь дерзостность и некоторая авантюрность лирических приемов художника , метафорическая насыщенность стиха Пастернак а, особ енно в молодости, стиха, который, п о выражению С . Боброва, " был невероятно неряшлив и груб, будто он еще только учится гово рить, но зато сила его поэтической образности была несравненна . Кое-что от тяжеловесного языка профессиона лов-художников оставалось в нем всегда… И он положил немало труда, чтобы выправить все свои словесные огрехи ". Впрочем, согласимся с поэтом, " гладких стихоплетов на свете " хоть пруд пруди " , а огрехи - это беда Державиных, которых единицы ". Вспоминается и афоризм из книги Л . Гинзбург " Человек за письменным столом ": " Пастернак-по эт не стихов, даже не строф, а строчек ". У него есть отдельные удивительные строки, " которые контекст может только испортить ". В качестве примера автор приводит пастерна ковское восприятие майского распи сания поездов : " Он о грандиозней святого писанья " ( " Сестра моя - жизнь ... "). Может быть, в этом отношении еще ха рактернее строка " Здесь прошелся загадки таинственный ноготь… " , открывающая стихотворение и образующее вн утри него отдельное самоценное произведение . Продолжая мысль Л . Гинз бург, что в ряде стихов Пастернака обнаруживаются столь выразительные с трофы, что они затмевают и даже " остр аняют " все другие . Яркий пример-первая строфа стихотворения " Любить иных - тяжелый крест… " , п редставляющая собой законченное эстетичес кое целое, не нуждающееся в развитии . Известно, что В . Маяковский из всех многочисленных строф стихотворения " Марбург " выделял одну, кото рую называл гениальной : В тот день всю тебя, от гребенок до ног, Как трагик в провинции драму Шекспирову, Носил я с собою и знал назубок, Шатался по городу и репетировал . По словам Маяковского, Пастернак " пишет так, что прочтешь и з адо хнешься от удивления ". Стихотворение " Да вай ронять слова… " способствовало з акреплению за поэтом характеристики " всесильный бог деталей " , с которым он едва ли был согласен . Во в сяком случае на замечание филолога и переводчика Н . Вильмонта о " вза и мном опылении выразительных детал ей " в его стихах Пастернак, игнориру я комплимент, отозвался весьма своеобразно : " Откуда вы знаете, что я хочу весь мой век играть деталями ? Может быть, это слабость мысли, а не сила в идения . Шли годы, и уже в наше время э та тема неожиданно зазвучала в предисловии С . Аверинцева к двухтомнику стихов О . Мандельштама . По мнени ю исследователя, " поэзия Пастернака - убежденное уравнивание случайног о с сущностным и постольку апофеоз конкретности ; у него " чем случайней, тем вернее " и даже Бог - " всесильный Бог деталей ". А поэзия - " лето, с м естом в третьем классе "; напротив, по эзия Мандельштама идет путем поступательного очищения субстанции от с лучайных признаков, продолжая в этом отношении импульс символизма, хотя сильно его модифицируя . Пастернак ж ивет среди вещей своего века, беря их совершенно всерьез , - чего стоят заоконные " стаканчики купороса " , за которыми " нич его не бывало и нет "! - он братается с в ещами, упраздняет дистанцию между бытом и бытием… ". Частное, конкретную вещь, считает С . Аверинцев, Пастернак возводит в абсолют, тогда как у Ма ндельштама частное пропадает за целым, деталь не заслоняет общего . Однако разговор о частностях поэтики, стилистических удачах и погрешностях все ж е приобретает весьма условный характер . Сам Пастернак по этому поводу выразился очень определенно : " Плохих и хороших строчек не существует , а бывают плохие и хорошие поэты, т.е. целые системы мышления, производит ельные или крутящиеся вхолостую ". " Эпоха Б . Пастерна ка " , воспринимаемая им самим катастр офически ( как путь " из дыр эпохи роковой / В иной тупик непроходимый "), уникальна своей протяженностью во времени : с 10-х по 50-е включительно . Из великих русских поэтов двадцатого в ека этот путь прошла только А . Ахмат ова . И это тем более странно , что Россия-страна, в которой за стихи убивали . Об этом говорила Ахматова . Писал О . Мандельштам, а Пастернак выразил ту же мысль в первом варианте перевода " Фауста ": Немногих, проникавших в суть вещей И раскрывавших всем души скрижали, Сжигали на кострах и распинали, По воли черни с самых давних дней . Пастернаку, вспоминает О . Ивинская, были близки слова Гейне : " Везде, где великий дух высказывает свои мысли, есть Голгофа " , ч то в известном смысле по дтвердила и судьба самого поэта . Однако Пастернак не был склонен к трагическому воспр иятию мира наподобие Блока, Ходасевича или Цветаевой . Ему сродни Мандельштам, также прошедший через суровые испытания, но сохранивший при этом высокий душевный тонус и любовь к жиз ни . Пожалуй, главное . Что характеризует лирику поэта, - удивление перед чудом существования - вот поза . В которой за с т ыл Пастернак, завороженный своим откр ытием : " опять весна " ,-пишет в предисловии к первому изданию Боль шой серии Библиотеки поэта А . Синяв ский . Причем, удивление поэта разде ляет и сама природа, все элементы мироздания : Весна, я с улицы, где тополь удивлен . Где даль пугается, где дом упасть боится, Где воздух синь, как узелок с бельем У выписавшегося из больницы… (" Весна, я с улицы, где тополь удивлен . . " , 19 18 ) На эффекте " удивления " (мы удивляемся тополю, а тополь - весне ) и одновременно " поэтического расчлен ения " обыденного построено стихотв орение " Сестра моя - жизнь… " , в основе которого – ме тафора, лишний раз подтверждающая мысль о " братании " Пастернака с вещ ами, явлениями мира и даже самой жизнью . О " лихорадке счастья " , которой был охвачен мир его ранних стихо в . Таким образом, поэзия Пастернака в оплощает в себе изначальное ощущение жизненной свежести, то, что Ахматов а связывала с его принадлежностью к миру детства (" Он награжден каким-то вечным детством… ") . О. Мандельшта м понимал поэтическое творчество как игру Отца (небесного ) с детьми . Сходную трактовку давал и Б . Пастернак, видя в искусстве игру ребенка, резвящегося перед лиц ом какого-то высшего, идеального существа . Этюды Шопена, своего любимого композитора, п оэт называл исследованием по теории детства . Именно ребенку свойственно ощущение внутренней близости все му одухотворяемому им сущему, некая фамильяризация бытия . Отсюда-назначение и " гений " Поэта , Х удожника " мерить все на свете по-своему, чувство короткости со вселенной, счастье ф амильной близости с историей и доступности всего живого ". Цель данного исследования : определить своеобразие решения темы природы и человека в лири ке Пастернака , в ыявить ведущие образы и м отивы , а ктуальные для разных периодов тв орчества поэта . 2 . Природа и человек в лирике Пастернака 2.1 Первый сборник стихов " Близнец в тучах ": темы и образы Б .Л. Пастернак родился 10 февраля 1890 года в Москве . Его отец, из вестный график и живописец, долгое время был профессором Московского уч илища живописи . Среди его близких з накомых-Поленов, Ге, Левитан . Нестер ов, Серов, Рубинштейн, Л . Толстой, к ро ману которого " Воскресенье " художник сделал прекрасные иллюстраци и . Мать-профессиональная пианистка , наделенная большим талантом, но оставившая искусство ради семьи . Ее культурная атмосфера формировала ху дожественные пристрастия будущего поэта . Его первым увлечением стала музыка . Юноша испытывает сильнейшее влияние близкого их дом у Скрябина, с 13 лет посвящает себя сочинению музыки, пр о фессионально занимается теорией композиции . Все обещало успех в этой области, однако спу стя шесть лет Пастернак неожиданно оставляет занятия музыкой, решив . Что лишен абсолютного слуха . До последних лет жизни поэт, верный своей ус тановке - в искусстве надо быть перв ым или не заниматься им вообще - не был убежден в правильности принятого им тогда решения . Но в любом случае этот пово рот в биографии не обернулся большой утратой . Ибо музыка вошла в жизнь поэта и составила сердцевину его ли рики . " Это, возможно, самый музыкальн ый из всех поэтов, - пишет Н . Вильмонт . -И эта музыкальность идет от интонационной и звуковой магии ". Сам Пастернак со свойственным ему т яготением к образности говорил, что поэзия своим врожд енным слухом подыскивает мелодию природы среди шума словаря и, подобрав ее, как подбирают мотив, предается затем импровизации на эту тему . Прорыв в " тьму мелодий " осознается и м как ва ж нейший природный импульс, з наменующий рождение Поэта (" Так начи нают . Года в два . . " , 19 21 г ). " Кровное родство " т ворчества Пастернака с музыкой делает предметом своей статьи и професс ор Л . Гаккель : " …музыка полнее любых искусств…дает ощущение коренной цел остности…какого-то химического родства всего со всем ". Оценивая Лирику Пастернака с музыковедческой точки зрения, нередко упо требляют выражение " ритмический ди намизм ": энергия ритма в стихах поэта " потрясающе сконцентрирована ". Художественную манеру Б . Пастернака можно сопоставить со стилем И . Стравинского . Так или иначе, художес твенный метод П астернака имеет основу, соприродную музыке : " любое его творение-это некий круг и громадное поле смыслов, еди ное звуковое поле " , в котором все соп одчинено . Отсюда - невозможность традиционн ого, упрощенно-семантического подхода к стихам поэта, кажущаяся несообр азность, случайность логических связей внутри них . Но эта пастернаковская случайность оказывается, по мн ению Ю . Тынянова, " более сильной связью, чем самая тесная логическая связ ь ". Б . Пастернак пост упает на юридический факультет, а затем переводится на философское отде ление историко-филологического факультета Московск ого университета . Он занимается в се минаре Г . Шпета, изучает философию Ю ма ; далее продолжает образование в М арбургском университете под руководством известного философа Германа Когена, который предлагает поэту остаться в Германии с перспективой про хождения доцентуры . Однако Пастерн ак столь же неожиданно расстается с философией, как ранее - с музыкой . В Марбурге он переживает свою первую любовную драму ( " Марбург ") , т ак что, как свидетельствуют биографы, в Москву он возвр ащается ( успев до этог о посетить Швейцарию и Италию ) не ст олько философом , сколько поэтом . Летом 1913 года Б . Пас тернак завершает первую книгу стихотворений " Близнец в тучах " , котора я появляется в печати в следующем году . Название сборника шокировало читателей . Оно воспринималось в духе футуризма как нечто экстравагантное и лишенное смысла . Мало кто обратил внимание на философско-символическую под оплеку, заключенную в этом словосочетании . В названии книги обнаруживается связь с древнегреческим мифо м о братьях Диоскурах, Касторе и Полидевкте , к оторые были очень привязаны друг к другу ; но при этом Полидевкт (с ын Зевса ) был бессмертен, а Кастор (сын царя Тиндарея ) должен был умереть, как все люди . Когда Полидевкт был взят отцом на Олимп, он из любви к брату п оделился с ним своим бессмертием . По этому считалось, что оба они, превра тившись в созвездие Близнецов, попеременно появлялись на небе в качеств е утренней и вечерней звезды . Этот миф понадобился Пастернаку для иллюстрации прин ципиального тезиса о родстве смертного и бессмертного начал в искусств е, читателя и поэта . Ведь, как будет с казано в романе " Доктор Живаго " " …и скусство всегда, не переставая, занято двумя вещами . Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно твори т этим жизнь ". Искусство, в частности поэзия . Объединяет земное с вечным : каждый читатель (Кастор ) имеет свое зем ное ограниченное, восприятие откры вающейся ему поэзии (Полидевкт ), таящей в себе вечную жизнь, бессмертие . Однако читатель необходим поэту, как Кас тор Полидевку . Они – братья-близнец ы, претворяющие в жизнь поэтическое искусство . Б. Пастернак был убежден, что читате ль - своег о рода соавтор поэта, что именно в восприятии читателя поэзия получает свое развитие, обретает бессмертие и бесконечность . Этот взгляд на приро ду поэзии останется у Пастернака неизменным . В 1953 году он пишет : настояще е искусство " ро бк о желает быть мечтой читателя " , пред метом читательской жажды, и нуждается в его отзывчивом воо бражени и не как в дружелюбной снисходительн ости, а как в составном элементе…как нуждается луч в отражающей поверхно сти… чтобы играть и загораться ". Сами же стихи первой поэтической книги, равно как и сле дующей (" Поверх барьеров " , 19 17 ) , о тмечены повышенной метафоричностью (" Я жизнь в стихах собью так туго,/ Чтоб можно бы ло ложкой есть… " , " Памяти Марины Цветаевой " . 19 430 . эффонией ( звукописью ), которо й молодой Пастерна к предавался , п о словам Н . Вильмонта, " с какой-то блаженной очумелостью и радостной серьезностью ". Я люблю тебя черной от сажи Сожигания пассажей, в золе Отпылавших андант и адажий, С белым пеплом баллад на челе . С загрубевшей от музыки коркой На поденной душе, вдалеке Неумелой толпы, как шахтерку, Проводящую день в руднике,- Вот, пожалуй, самое характерное из ранних стихотворений поэта (" Скрипка Паганини "), в которых, как пишет близко знавший Пастернака литературов ед и переводчик К . Локс, " …слова лезли откуда-то из темного хаоса первичного . Часто он и сам не понимал их значения и лепил строку за строкой в каком-то отчаянно м опьянении - жизнью, миром, самим собой… " 2.2 " Сестра моя жизнь как формула мироощущения Б . Пастернака " Сестра моя – жизнь " (1922 ) - лучший поэтический сборник Пастернака . Он включает в себя стихотворения, создававшиеся летом 1917 г ода, в частности такие шедевры, как " П амяти Демона " , " Про эти стихи " , " Сестра моя – жизнь и сегодня в разливе… "" Определение поэзии " , " Любимая-жуть ! Когда любит поэт… " и др . " Лето 1917 года было летом сво боды, - напишет в 1926 году Пастернак М . Цветаевой, подразумевая " поэзию времени " и " свою ". Лето составляет атмосферу книги, это апогей чувств поэ та, то состояние природы и мира, когда все вещи, люди и события до конца выя вляют свою скрытую сущность . Выявля ют с помощью поэта, художника : " Я виде л лето на земле, как бы не узнававшее себя, естественное . Как в откровении . Я составил о нем книгу . В ней я выразил все, что можно узнать о революции самого небывалого и неул овимого "(" Охранная грамота " , 19 30 ). Книга имеет двух адресатов : Елена Виноград и Михаил Юрьевич Лермонтов . При чем книга посвящена не памяти Ле рмонтова, а " самому поэту, как если бы он еще жил среди нас, - его духу, все еще действенному в литературе ". Лермонтов для Пастернака был олицетворени ем " творческой смелости и открытий, основанием повседне вного свободного поэтического у тверждения жизни ". Не случайно сборник открывается стихотворением " Памяти Демона ". Это посвящение свидетельствовало о непрочности связ ей поэта с футуристами, отказавшимися от литературных традиций и призыв авших " сбросить " Пушкина и прочих классиков " с корабля современности " , перешагнувших через про шлое и настоящее в умозрительное, ирреальное будущее . Пастернак же, комментируя смысл посвящения, писал Ю .М. Кейдену (1958 ): " Пушкиным началась наша современная культура… Пушкин возвел до м нашей духовной жизни, здание русского исторического самосознания . Лермонтов был его первым обитателем . В интеллектуальный обиход нашего в ремени Лермонтов ввел глубоко независимую тему личности, обогащенную в последствии великолепной конкретностью Льва Толстого, а затем че ховской безошибочной хваткой и зоркостью к действительно сти… " Эти же качества воспитывает в с ебе и Пастернак . Стихотворение " Памяти Демона " имеет для него программный характер . Ему двадцать семь . Столько же, сколько было Лермонтову в последний год ж изни . Он понимает, что пора выходить на пик своей поэтической формы, освобождаться от " заигрывания " (письмо к К .Г. Локсу от 27 .1. 19 17 г ) со своими " демонами " -как литерату рными, так и социально-идеологическими . Но , избавившись от демоно в-искусителей, сотворить Демона идеального - олицетворение поэтической си лы и любви . Поэтому от читателя треб уется максимальная работа воображения ; он вновь приглашается в соавторы, чтобы понять и почувствовать такие , н апример . строчки : …И не слышал колосс, Как седеет Кавказ за печалью . " Сестра моя – жизнь " -книга о любви ; Демон конце нтрирует ее в себе . Ему присуща боле е широкая палитра чувств (слышал, как седеет ), более интенсивных , по ср ав нению с простыми смертными, сравнимых с горной лавиной . Почему " седеет Кавказ за печалью "? Очевидно, здесь расчет на визуальный эффект, ориентация на картину М . А. Врубеля " Демон(с идящий )", к стати написанную в год рождени я Пастернака(1890 ). Печаль-это сам Демон . За ним - горы . Чувства Демона передаются природе(основное содержание кни ги - слиян ие души человека с мирозданием ) Кавк аз седеет от чувств Демона, который сам внешне не меняется . Но за " п ечалью " можно понять и как " после печали " , " от печали " , " вследс твие печали ": временная последовате льность, причинно-следственная связь в воздействии Демона на природу, ра створения его в ней . Лермонтовский и врубелевский Демон с оголенными руками оборачивается пастернаковским Демоном, " не сплетающим " , как его предшественник, " исхлестанных, в шрамах "( от терний жизни земной и надземной ) рук . " Стихотворение читает ся…как передача творческого состояния самого автора . Это к нему, к поэту, Демон " приходил по ночам…от Тамары " как воплощение живого духа Лермонтова " как связующее золотой век с серебряным . Это стихотворение выходит за рамки поэтического посв ящения Лермонтову . Это " пролог к целой книге, предвосхищение ее колл изий . Детали старого сюжета - решетка мона стырского окна , л ампада - ассоциативно перемещ аются в план бессонных творческих ночей ; мы вспомним потом о Демоне, когда нечто " демоническое " скажетс я в лирическом " я " книги - в образе поэта ( " Лю бимая-жуть ! Когда любит поэт… "); и даже мотив " Спи, подруга… " не умещаетс я в сюжете Тамары - он неоднократно повторяется в любовных положениях " Сестры ": " И фата-морганой любимая спит " , " Спи, царица Спарты… " Субъективный план стихотворения(творче ство ) тоже растворяет Демона в широ ком " разливе " жизни, приглушает его главное романтическое свойство-про тивостояние миру " Это принципиальный момент, касающийся отличия метода Б . Пастернака от " зрелищно-биографического самовыражения " , свойственного большинству его современни ков, на романтический манер противополагавших миру свое поэтическое " Я ". " Под романтической манерой, - пишет Пастернак в " Охранной грамоте " ,-кр ылось целое мировосприятие . Это было пони м ание жизни, ка к жизни поэта . Оно перешло к нам от си мволистов, символистами же было усвоено от романтиков, главным образом н емецких . Усилили его(такое понимани е судьбы и роли поэта ) Маяковский и Е сенин ". Добавим сюда Гумилева, Ходас евича и Цветаеву как не менее ярких выразителей той же тенденции . Б . Пастернак в как ой-то мере следует этой традиции, когда противопоставляет свое мировиде ние . Свой " резон "(" что в грозу лило вы глаза и газоны… " )" ста ршим ". " людям в брелоках " , обывателям (" Сестра моя - жизнь и сегодня в разливе… "), когда клеймит их лживый, " ухмыляющийся комфорт " , " подмену больших чувств н а " спаивание " и " общелягушачью…икр у " пошлых связей, воздвигая надо все м этим свое отношение к женщине как к " вакханке с амфор " и красоте мира, " утру в степи под владычеством Пылящихся звезд… " (Любимая-жуть ! Когда любит поэт… "). Однако это противостояние поэта мещанскому окружению , ! " надежному куску " сытой, торгашески-заурядной жизни не становится основным конфликтом книги . Оно снимается, захлестывается пастернаковским приятием жизн и во всех ее проявлениях - от запаха винной пробки до Млечного Пути, от " чела подруги " до " лица лазури ". Конфликт этот пре о долевается также и утверждением всевластной, очищающей силы и скусства . Это было своего рода долгожданной компенсацией за ра спад и ужасы войны . " Дурной сын " земли, которой " тошно от стука костей " ( " Дурной сон ") и которая, " зачерпывая бортом скорбь " , несется куда-то в пуч ину вместе " со стонущей от головокр ужения " вселенной " Артиллерист стоит у кормила… "), сменяется ощущением наступившей гармонии . Летом 1917 г . Пастернаку, по его же с обственным словам, открылась " вечно сть , сошедшая на землю ". Он ощутил грозу как " мокрый нахлест счастья " на розах, ресницах и тучах, состояние . Когда даже " хобот малярийный " комара, выросший до гигантских размеров, воспринимается к ак " стрекало озорства " , одно из проявлений жизненной благодати . Название же книги " Сестра моя - жизнь " ассоц иируется в нашей критике с принципом " благоговения перед жизнью " , выдвинутым немецким философом-гуманистом А . Швейцером и восходит к характеру общения с п риродой (брат-солнце, сестры-птицы и . т.д.) средневекового монаха Франциска Ассизского . К образу которого примерно тогда же обратил ся и М . Волошин ( " Святой Франциск " , 1919 г ). Отсюда - пастернаковское " Определение поэзии ". Это вся жизнь, ц елое мироздание во всем многообразии звуков и запахов, разливе красок, б огатстве ощущений . Это и " ночь, леденящая лист " , и " двух со ловьев поединок " , и " слезы вселенной ", и чувственное осязание " ку паленных доньев " , " и сады, и пруды, и ограды… " Творчество-это совокупность всех жизнепроявл ений : " Сон, и совесть, и ночь и любовь оно ". Поэт ому сами стихи принадлежат не только поэту и его слушателям . Вся окружающая поэта жизнь, неисчерпаемост ь мира порождает их и вбирает обратно . На тротуарах истолку С стеклом и солнцем пополам, Зимой открою потолку И дам читать сырым углам… ( " Про эти стихи ") Происходит смещение привычных понятий : стихи предназначаются не другу, не человече ству, а рамкам окна, потолку и зиме . И тянет их не к триумфальным воротам, а к " дыре, засыпанной крупой ". П астернаковская поэзия пронизывает, одухотворяет собой прозу жизни, нап олняя ее красотой . Прозаизмы перест ают ощущаться как прозаизмы, ведь поэзия " валяется в траве под ногами ". Но при этом " и через дорогу за тын перейти/Нельзя не топча мирозданья ". Этот подход к строительному материалу стихотворения, предполагающий, казалось бы, совмещение несовместимых начал, вполне соответствовал магистральному на правлению в европейской поэзии 10-20-х гг .Г. А поллинер, Б . Сандрар , П . Элюар, Ю . Тувим, В . Незвал смело ввод или в стихи самые прозаические материи . Проявляли настоящую нежность по отношению к простым нюансам б ыта . Запредельные сферы, отрешеннос ть от мира и тематическая замкнутость символистов остались в прошлом, ус тупив место так называемому " поэтич ескому реализму ". Пастернаковские о бразысродни будничным афишам г . Апо ллинера, которые вдруг " запели " (поэма " Зона ") или " толстой веревке, гд е суши тся фермерш белье на заре " Р . Деснона (" Ночь ночей без любви ") , п о соседству с которой беседуют влюбленные . Во всех этих случаях " возвышенное, высокое…гармонически смыкается в нечто еди ное с земным, обычным…Роль поэта - не нарушить , н е спугнуть, превратиться в уши , в ноздри, в глаза, и вбирать, впитывать себя то, что источается, рас точается природой… " А потом , возможно . И уступить право на " декла мацию " чердаку или сырым комнатам . Эта установка непосредственно декларируется в стихо творении " Весна " , вошедшем в сборник " Поверх барьеров ": Поэзия ! Греческой губкой в присосках Будь ты, И меж зелени клейкой Тебя б положил я на мокрую доску Зеленой садовой скамейки . Расти себе пышные брыжи и фижмы . Вбирай облака и овраги, А ночью, поэзия, я тебя выжму Во здравие жадной бумаги . В статье " Несколь ко положений " (1918, 1922 ) эти мысли приобретают характер теоретических формул 6 2Современные течения вообразили, что искусство как фонтан , т огда как оно-губка . Они решили , что ис кусство должно бить . Тогда как оно д олжно всасывать и насыщат ь ся . Они сочли, что оно может быть разложено на средства изо бразительности, тогда как оно складывается из органов восприятия ". " Великолепное косноязычие " ранних стихов замкнутого в себе поэта сменяется его диалог ом со своей душой, другими людьми ( да и как иначе - ведь жизнь " расши блась весенним дождем обо всех "), с пр иродой, с самим мирозданием , с которым Пастернак делит ся своей любовью и которое гармонизирует своим творчеством . Однако, выпуская душевную энергию в простра нство, поэт сторицей возвращает эту стихию чувств обратно, поскольку : И сады, и пруды, и ограды, И кипящее белыми воплями Мироздание - лишь страсти разряды, Человеческим сердцем накопленной . (" Определение творчества ") " Милый Пастернак, - писала ему М . Цветаева . - Вы явление природы…Бог задумал вас дубом, а сделал челове ком, и в Вас ударяют все молнии… " Не уд ивительно, что вся природа в стихах Пастернака приходит в движение, одух отворяется , н аполняется поэтической сил ой . Чьи стихи настолько нашумели, Что и гром их болью удивлен,- Вопрошает готовый " обнять небосвод " и " влить " в поцелуй " таянье Андов " поэт, ощущая Как " звезды бла гоуханно разахались " , как целуются к апли дождя, " И рушится степь со ступе нек к звезде ". Мгновение раздвигает г раницы, гроза получает статус " момен тальной навек ". Это и есть то , ч то сам Пастернак назвал " импрессионизмом вечного ". Возможность так ощущать жизнь дается лишь в редкие, ка тастрофические моменты земной истории, которые вдвойне, втройне обостр яют поэтическое восприятие : " В это з наменитое лето 1917 года, - вспоминает писатель, - в промежутке между двумя революционными сро ками, казалось, вместе с людьми митинговали и ораторствовали дороги, дер евья и звезды . Воздух из конца в коне ц был охвачен горячим тысечеверстным вдохновением и казался личностью с именем, казался ясновидящим и одушевленным ". Пастернаку это дало возможность, как мало кому из поэтов, вы разить в стихах ощущение жизненной свежести, здоровья и новизны, вызывае мое большим чувством . Вот один из об разов, ставших классическим : " И вдру г пахнуло выпиской из тысячи больниц… " ( " Дождь "). В стихотворении " Л юбимая-жуть ! .. " эта метафора достигает вершинного звучания : И всем, чем дышалось оврагам века, Всей тьмой ботанической ризницы Пахнет по тифозной тоске тю фяка, И хаосом зарослей брызнется . Мир Пастернака " м ногоглаз " ,-заметил Вяч . Вс . Ива нов,-вещи глядятся друг в друга и в поэта ". А сам поэт словно меняется с ними местами . Стихотворение написано как бы от лица природы, причем поэт ощущает себя ее частицей, элементом мироздания . " Обычный параллелизм - " я и сад " -оборачивается рав енством : " я - сад " ,-отмечает А . Синявский . Если Маяковский и Цветаева хотят го ворить за весь мир от своего лица, то Пастернак предпочитает, чтобы ми р говорил за него и вместо него : " не я про весну, а весна про меня " , " не я-про сад, а сад - про меня ". Что и говорить - поэт меньше всего заботился о " зрелищно-биографическом самовыражении ". Более того, он старался затеряться в огромном, но для него всегда целостном мире, ставя себя в один ряд с любо й, пусть неодушевленной его частицей, например с деревьями по ту сторону водного простора . В п озднем стихотворении " Зам орозки " (1956 ) встречаем такие характерные пастернаковские строки . Холодным утром солнце в дымке Стоит столбом огня в дыму . Я тоже, как на скверном снимке, Совсем неотличим ему . Пока оно из мглы не выйдет, Блеснув за прудом на лугу, Меня деревья плохо видят На отдаленном берегу . Это специфический пастернаковский " реализм " , который составляет " особ ый градус искусства, высшую ступень авторской точности ". Французский поэт Б . Сандрар сказал про Марка Шагала : " Корову берет и коровой рисует ". Пастернак, подхватим эту метафору, деревья берет и деревьями р исует, точнее деревьями смотрит . По этому и создается такое ощущение, что его поэтический образ, наподобие в оронки, втягивает в себя . 2.3 Мир внешни й и внутренний в изображении Б . Паст ернака В 1923 году выходи т четвертая книга Б . Пастернака " Темы и вариации " , факт ически вобравшая в себя то, что по каким-либо причинам не вошло в предыдущ ий сборник . Ведущей и здесь продолж ает оставаться тема любви, которая в ряде случаев наполняется литератур ными ассоциациями, идущими от Шекспира , Г ете и Пушкина . По сравнени ю со стихами третьей книги, эта тема приобретает более трагическое звуча ние, которое достигает апогея в цикле " Разрыв ". Уже в предыдущем сборнике Б . Пастернак зарекомендовал себя как поэт ночи . Ночь сопутствует любви, обуславливает безд онность и загадочность чувства . Нын е же " алмазный хмель " души сменяется мрачными озарениями в духе Н овалиса, пронизывающими черную безысходность ночи . За образами стихов - высверки галлюцинирующих видений, котор ые можно " уловить " , только " войдя " самому в подобное состояние . Только тогда можно представить себе отв леченные понятия( " ошибается ль еще тоска ? ") чуть ли не в качестве действ ующих лиц житейской драмы . Редчайши й случай : " помешательство " вводится в ранг собеседника поэта - он к нему обращае тся, бросает вызов : " Помешай мне, попр обуй . Приди, покусись потушить… " Природа этих стихов музык альна и, ка к сказал один критик, д аже " пианистична ": Заплети этот ливень . Как волны, холо дных локтей И . как лилий, атласных и властных бес сильем ладоней ! Отбивай, ликованье ! На волю ! Лови их,-ведь в бешенной этой лапте- Голошенье лесов, захлебнувшихся эхом охот в Калидоне… Поэт обращается к мотивам античных мифов, совершая контаминацию ( смешение сюжетов ): Аталанта, быстроногая амазонка, участница К алидонской охоты, первой ранившая вепря, объединяется в едином поэтичес ком " кадре " с охотником Актеем (Актеоно м ), превращенным богиней Артемидой в оленя(Аталанта - одна из ипостасей Артемиды ). Смещаются акценты . Кто же к ого здесь преследует ? Неважно . Превыше смысловых нюансов - сама атмосфера стиха, воссоздающая доисторическую свежесть " естественных отношений " С естры моей жизни " , " таянья Андов " , сти хотворения " Люби мая-жуть ! " Образ амазонки Атланты по лучил трагическое развитие в стихотворении " Маргарита " 1919 года, где рису ется страшная победа грубой мужской силы над женской естественностью и неискушенностью… " (Е . Пастернак ). Но и это не главное . Ведь ва жны не слова, не семантика текста, а интонация . Стихи Пастернака, по определению Н . Вильмонта, " преосуществлялись в воспаленную бессмыслицу, однако расчетл иво теперированную и уже этим причастную смыслу ". Именно это опр а вдывало пр опуски логических связей, а иногда и их полное отсутствие . " Мой друг, мой нежный, о точь-в-точь, ка к ночью, в перелете с Бергена на полюс… " - о чем это стихотворен ие . седьмое в цикле ? При чем тут Берген, " труп затертого до самых труб норвежца "? Ясно, что имеется в виду дрейфовавшая на корабле " Фрам " полярная экспедиция Ф . На нсена . Но дело не в " сюжете " и не в фактической подоплеке стиха . Душевный холод, внутреннее оледенение проникают в любовные отношения и вызывают ассоциации с затертым среди льдов кораблем Нансена, с гагарами , летящими на полюс и с самим " севером вне последних поселений " -трагической развязкой, смертью . Но, как и в любой трагедии, здесь ощутим катарсис, в ыраженный в обращении к любимой : " До свадьбы заживет, мой друг, угомонись . Не плачь ". Любовь и сост радание преодолевают холод отчуждения и смерти . В следующем, восьмом, стихотворении, поэтический " бред " удивительно пластичен, можно сказать, скуль птурен . И в то же время это ворожба, ш аманство . Между строк угадывается я зык жестов . Силовое поле стиха созд ается " распадением " любви на ревность и жертвенность . Лирический герой представляет свою любиму ю где-то в другом месте с кем-то другим и непроизвольным жестом, пытаясь уд ержать ушедшее, обнимает свою тоску, пустоту… Мой стол не столь широк, чтоб грудью всею Налечь на борт и локоть завести За край тоски, за этот перешеек Сквозь столько верст прорытого прости . Поэтические галлюцинации приводят к раздвоению созн ания : лирический герой " пребывает " одновременно и за своим столом, и там, где сейчас его любимая . Последняя строфа воспринимается к ак вопль подсознания, как мольба, в которой принимают участие голос и рук и , обращенная к природе, звездам, мирозданию . Единство мироздания, ощутимое в " Сестре моей - жизни " , нарушено любовной трагедией, созвучной с общественной катаст рофой, которая косвенно отразится в стихах поэта, начиная со второй поло вины 20-х гг . Поезда – жизнь - окончательно отбывают " в пургу на север " , и этот обр аз перекликается с тем, что завершает весь цикл : " Открыть окно, что жилы отворить ". Вообще же страшные приметы истории в стихах Пастернак а этого периода встречаются довольно редко . Так в цикле стихотворений " Болезнь " (1918-1919 ) упоминается " шум машин в подвалах трибунала ". Больной видит сон : пришли и подняли . Он вскакивает : " Не его ль ? ". Не т, пока пронесло . А вот еще одна строф а, более жуткая и фантасмагорическая : Как схваченный за обшлага Хохочущею вьюгой нарочный, Ловящий кисти башлыка, Здоровающегося в наручнях . (" Кремль в буран конца 1918 года ") В целом эти настроения уходят в подтекст , создавая по дспудное напряжение внешне " невинных " стихов конца 10-х - начала 20- х гг . Позд нее в стихотворном романе " Спекторс кий " (1925-1931 ) они воплотятся в конкретных картинах красн ого террора : Угольный дом скользил за дом угольный, Откуда руки в поле простирал . Там мучили, там сбрасывали в штольни, Там измывался шахтами Урал . Если " Сестра моя - жизнь " адресовалась Лермонтову, то " Темы и вариации " в значительной степени переплетаются с фигурой Пушкина (ци кл " Тема с вариациями "). Лермонтовский Демон уступил место пушкинс кому Сфинксу(намек на африканское происхождение поэта и неразгаданную тайну его творчества ). В качестве основных произв едений Б . Пастернак выбирает пушкин ское стихотворение " К морю " и поэму " Цыганы ". В судьбе крупнейшего поэта з олотого представитель века серебряного привлекают два момента : прощание с романтизмом юности и пророче ский дар . " Тема с вариациями " основывается на музыкальных законах композ иции : задается тема, которая перелив ается мотивами и вариациями во всех стихотворениях цикла . Самым, пожалуй, компактным и семантически на сыщенным из них является третье . Так же, как и " тема " , оно посвящено одному мгновению в жизни поэта, тому, в течен ие которого просыхает черновик стихотворения " Пророк " и высыхают слез ы радости на лице его автора . Б . Пастернак совме щает в кадой строфе три плана изображения : море, пустыня, интерьер помещения(кабинет или спальня ); в третьей строфе присутствуют два дополнит ельных : снежный Архангельск и начин ающийся день на Ганге . Поэтому важно подчеркнуть значение случившегося - событие, объединяющее не только Север, Юг , В осток и Запад, но и землю , воздух, огонь , в оду, первичные стихии мир а . Не случайно слово " пророк " возвышается над строфой и стягивает ее на себя, фонологически отражаясь в словах " черновик ". " просыхал " и семантически пересекаясь с " Архангельском " (архангел ): Море тронул ветерок с Марокко . Шел самум . Храпел в снегах Архангель ск . Плыли свечи . Черновик " Пророка " Просыхал, и брезжил день на Ганге . Более того, идущие от " пророка " нити пронизывают все стихотворение, раздвигают пространственные границы от спальни до п устыни, от пустыни до звезд и космоса . Поэт подводит нас к важному выводу : создание этого стихотворения - событие вселенского масштаба ; один миг пушкинского вдохновения равен веч ности . 1923-1930 гг . в творчест ве Пастернака можно охарактеризовать как время эпических исканий . Писатель работает над поэмами " Высокая болезнь " , " Девятьсот пятый год " , " Л ейтенант Шмидт " , романом в стихах " Спекторский ". Поэта, как свидетельствовали близко его знавшие люди, с юн ых лет привлекала фигура лейтенанта Шмидта ; его идеалом был тип человека, ориентированного, как пишет Вяч . Вс . Иванов, " на повторение ева нгельской жертвенности ": …Я жил и отдал Душу свою за други своя . Постепенно эта тема становится явственно преобладаю щей . Она и вызывает к жизни евангель ский цикл Пастернака , вошедший в ро ман " Доктор Живаго ". В 20-е годы Б . Пастер нак примыкает к литературному объединению " Леф ". Но эстетические уста новки Левого фронта на подчеркнуто тенденциозное, агитационное искусс тво были поэту глубоко чужды . Связь с этим объединением базировалась на личных отношениях Пастернака с Мая ковским и Асеевым, а также стимулировалась общими устре млениями лучших представителей " Лефа " к стихотворному новаторству . Однако сам Пастернак чувствовал себя там инородным телом, о чем открыто говорил в 1928 г . Он ощущал себя свободным художником, поэтом-импрессионистом, е сли понимать под этим стремление " з апечатлеть наиболее точно, во всей полноте, во всей сложности, то или иное мгновение своего бытия " (К . Чуковский ), описывать " предмет со все х концов разом " , пропуская несущест венное, заботясь лишь " о передаче ат мосферы, настроения или состояния в их подлинности " (Н . Банников ), короче говоря, отобразить " действительность в ее естественном беспор ядке " (А . Синявский ). В конце 20-х гг . посл е завершения работы над историческими поэмами Б . Пастернак вновь обращается к лирике (сбо рник " Второе рождение " , 19 32 ). Именно тогда время в какой-то степени подмяло поэта под се бя, что привело к созданию стихотворений (" К другу " и др .), о бразы и настроения которых не могут быть названы со звучными душе поэта . У Пастернака н аблюдаются спады поэтической энергии, длительные перерывы в оригиналь ном творчестве, что в целом соответствует общей картине упадка русской л ирики на рубеже 20-30-х гг . , н а излете серебряного века . Закономерно, что именно в это время поэт усиленно занимается п ереводами . Высшее достижение позднего Пастернака-роман " Доктор Живаго " (1955 ) - повествование о чел овеке " у времени в плену " , о преступлении времени перед человеком . " Доктор Живаго " нетрадиционен в отношении жанра . План романа, который поэт призывал не рассматривать в т еологической плоскости, содержится, согласно авторскому видению, в прил оженных к нему стихотворениям . Это р оман лирико-философский, исповедальный . Еще весной 1920 г .Б. Пастернак говорил о по эзии как о Книге ( в зна чении Библии ), как о " кубическом куске горящей, дымящей ся совести ". Он остался до конца верен этому пони манию творчества . Ведь " неумение найти и сказать правду-недостаток, которого никаким умением говорить неправду не покрыть ". 3. Заключен ие В заключение нашей работы мы пришли к следующим вывод ам : 1 .Б. Пастернак воспринимает мир через пре дметное, материальное . Его поэзия на сыщена метафоричностью . Метафора с троится на ассоциативном сближении явлений . Причем метафоры как бы нанизываются друг на друга . Особой чертой поэзии Пастернака является у сложненный синтаксис . 2 . Мысль о родственности лирическог о героя(и человека вообще ) природе, ж изни как способу существования этого мира откровенно высказана в загла вии стихотворного сборника " Сестра моя - жиз нь ". Один из важнейших творческих пр инципов Пастернака, утверждающий связь поэта с миром, - чувствительность к подр обностям, природным и бытовым " мело чам "( игре цвета и света, " отделке " кленового листа и . т.п.) 3 . Отличительная ч ерта поэтического стиля Пастернак а - чрезв ычайная сила и интенсивность контакта лирического героя с миром . Речь " навзрыд " и " взахлеб " , лирический " напор " , стремительное и бурное движение стиха п ередают подход к жизни и к миру . 4 . Человек и мироздание у Пастернака даны в одном измерении и масштабе ; и человек, и природа одинаково одушевлены и одухотворены . Причем поэт не " одушевляет " явления приро ды, а свидетельствует об их одушевленности как о факте . Пастернаковское лирической " я " -лишь необычайно чутк ий свидетель, а не инициатор одушевления мира . 5 . В лексическом с трое поэзии Пастернака особенно велика роль глаголов-сказуемых и субст антивированных глаголов, позволяющих создавать динамические картины ж ивого мира . Пейзаж ( традиционно - один из видов внешней описате льности ) у поэта лишается статичнос ти, сближается со сценами жизнедеятельности людей . Вот почему его атрибутами нередко становятся реалии б ытового окружения или человеческого труда . 6 . Поэтическая лексика Пастернака о тражает общую тенденцию его лирики - стирание границ между высоким и низким, поэт ическим и прозаическим, общим и частным . У Пастернака почти нет неологизмов, но его ст ихотворения производят впечатление лексической новизны . Это связано с тем, что поэт стремится к живоп исной точности именования, избегая традиционных словесных формул, пред почитая отдельное и уникальное . Литератур а 1 . Альфонсов В . Поэзия Бор иса Пастернака . - Л ., 19 90 2 . Баевский В .Б. Пастернак-лирик : Основы по этической системы . - Смоленск , 19 93 . 3 . Баевский В .С. Пастернак . М., 19 97 4 . Гинзбург Л . О лирической поэзии . М., 19 93 5 . Воспоминания о Борисе Пастернаке . - М ., 19 93 . 6 . Лихачев Д .С. Бори с Леонидович Пастерн ак . М., 19 89 . , Т.1 7 . Пастернак Е . Борис Пастернак : Материалы для биографии . - М ., 19 89 . 8 . Пинаев С .М. Над бездонным провалом в вечность… М ., 20 01 9 . Русская литература 19-20 веков . М., 20 04 . т .2 ,
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Сколько требуется выпускников Гарварда, чтобы поменять
лампочку?
Двое. Один звонит папе, второй держит его коктейль.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Природа и человек в лирике Пастернака", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru