Курсовая: Межнациональные конфликты и факторы, их определяющие - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Межнациональные конфликты и факторы, их определяющие

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 41 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Федеральное агентство по образованию РФ Пермский государственный технический университет, Кафедра социологии и политологии Курсовая работа по курсу "Введение в специальность" по теме "Межнациональные конфликты и факторы, их определяющие" Выполнила: Емельянова Ольга, студентка 1 курса группы С-09-1 Проверил: профессор Слюсарянский М.А. Пермь 2009 Содержание · Введени е o 1. Понят ие межнационального (этнического) конфликта o 2. Факторы, определяющи е содержание межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве o 3. Социокультурный анал из осетино-ингушского конфликта o 4. Нагорно-Карабахский конфликт: национальная драма и коммунальная склока o 6. Профилактика и урегу лирование межэтнических конфликтов o Заключение o Список литературы Введение С начала существования цивилиз ации не было, пожалуй, периодов межнациональной и межрелигиозной стабил ьности, особенно длительных. По вине германских нацистов межнациональн ые конфликты в 20 веке достигли уровня геноцида. Но и после Второй мировой войны проблемы межэтнических отношений оставались острыми в связи с кр ушением колониальной системы и ростом национального самосознания во м ногих странах мира. Вооруженные конфликты в Югославии, Нагорном Карабах е, Молдове, Южной и Северной Осетии, Чечне оказались серьезными проблема ми 90-х годов. Почти все многонациональные го сударства подвержены межнациональным трениям и конфликтам, корни кото рых уходят вглубь истории. В них в сложный узел сплетаются социальные, ду ховные, государственные, правовые, демографические и иные проблемы наро дов. Это касается и промышленно развитых, и развивающихся стран, причем с амой разной политической ориентации, уровня экономического развития, о бщественно-политического строя, государственного и конституционного у стройства, разной конфессиональной принадлежности. Современный этап развития пост советского общества характеризуется коренными изменениями во всех сфе рах общественной жизни. После произошедших перемен, образовавшихся раз личий и несовпадений политических, правовых, экономических, национальн ых и других интересов между бывшими союзными республиками и их автономн ыми образованиями обусловили обострение и появление новых очагов воор уженных межнациональных конфликтов. Трагические события, произошедшие и продолжающиеся на межнациональной почве в различных регионах бывшег о союза, Советской Федеративной Республики Югославия и в некоторых друг их регионах мира, относятся к числу наиболее острых и болезненных, предс тавляющих реальную угрозу для жизни и здоровья граждан, территориально й целостности и даже независимости государств, охваченных межнационал ьным противостоянием. [1] Конфликты и межнациональное пр отивостояние могут обуславливаться различными причинами, служащими по чвой для возникновения насильственных действий конфликтующих сторон, чаще всего несколькими, так как любой межнациональный конфликт уникале н и имеет свою специфику, что затрудняет его классифицирование. Проблематика данной курсовой з атрагивает не только понятие и собственно факторы, влияющие на возникно вение и развитие межэтнических конфликтов, но и специфические черты нек оторых из них. Курсовая опирается на работы российских и зарубежных этно социологов, исследовавших проблему межэтнических конфликтов и их соци альные аспекты, такие как Гулиев, Панеш, Асанбеков, Толмач, Арутюнян, Дроби жева, Антонян и другие. На основе их работ будут сделаны выводы о том, что с обой представляют собственно межнациональные конфликты, какие факторы могут оказать влияние на возникновение и развитие межнациональных кон фликтов. Кроме того будут рассмотрены конкретные примеры конфликтов, та кие как Нагорно-Карабахский и Осетино-Ингушский, будут выделены их специ фические черты. 1. Понятие межнационального (э тнического) конфликта "Межэтнические конфликты (неред ко их называют просто этническими) стали распространенным явлением в со временном мире. По данным Стокгольмского международного института по и сследованию проблем мира в Осло, две трети всех насильственных конфликт ов в середине 90-х годов были межэтническими. Переход к демократизации в на шей стране и распад СССР также сопровождались острыми межнациональным и, межэтническими напряжениями и конфликтами. Один из принципиальных вопросо в для понимания таких конфликтов - вопрос об их связи с самим феноменом эт ничности: является ли связь между ними сущностной, заложенной в самом эт ническом многообразии человечества, или она сугубо функциональна? Если признать истинным первый подход, то тогда ингушей и осетин, арабов и евре ев, армян и азербайджанцев следует признать "несовместимыми". Если исход ить из второго, то надо сделать вывод: не этничность составляет суть таки х конфликтов, она - форма их проявления. В конфликтных ситуациях обнажа ются противоречия, которые существуют между общностями людей, консолид ированными на этнической основе. Далеко не в каждый конфликт бывает вовл ечен весь этнос, это может быть его часть, группа, которая ощущает на себе или даже осознает противоречия, ведущие к конфликту. По существу конфлик т есть способ разрешения противоречий', проблем, а они могут быть самыми р азными. Функциональный подход к понима нию конфликта характерен для большинства этноконфликтологов. В.А. Тишко в определяет межэтнический конфликт как любую форму "гражданского, поли тического или вооруженного противоборства, в котором стороны, или одна и з сторон, мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических ра зличий". Из-за непонимания природы, сути межэтнических конфликтов часто идут споры. Молдаване нередко говорят, ч то у них нет с русскими конфликта, это прокоммунистический режим сопроти вляется в Приднестровье. Чеченские события многие тоже называют не межэ тническим конфликтом, а криминальным переделом собственности. Подобные оценки появляются пот ому, что, с одной стороны, приписывание коллективной агрессии, ненависти народу унижает как достоинство отдельных людей, так и достоинство народ а в целом. А с другой стороны, такие оценки часто возникают из-за нежелания признать, что в отношении какой-то группы допускалась дискриминация или что у этнической группы могут быть специфические интересы. Особенно противоречивыми были оценки национальных движений в республиках Прибалтики, Грузии, Татарст ане. Не только общественные деятели, но и многие ученые квалифицировали их как политические движения, причем одни - как движения за отделение от С ССР, другие - как антисоветские. Социолог А.Г. Здравомыслов рассм атривает национальные движения, например в Прибалтике, в качестве одной из форм межнациональных конфликтов (этот термин кроме него используют т акже некоторые другие социологи, в том числе В.Н. Иванов, И.В. Лододо, А.И. Кот ов). Это понятно, поскольку сами межнациональные конфликты А.Г. Здравомыс лов трактует как конфликты, "которые так или иначе включают в себя национ ально-этническую мотивацию". Межэтнические конфликты множе ственны по своей природе. Даже если этнокультурные требования (язык, обр азование и т.п.) демонстрируются как главные, то за ними всегда можно обнар ужить социальные интересы. В эстонском национальном движении 1987-1989 гг. при дание государственного статуса эстонскому языку служило одним из осно вных требований, однако было совершенно ясно, что эстонский язык - это не т олько символ престижа народа, но и средство занять ключевые места в обще стве, ибо русские в большинстве своем эстонского языка не знали. Так же во спринимались языковые требования в Молдове, на Украине, в других государ ствах "нового зарубежья" России. Задача социологического иссле дования - выявить мотивацию и реальные интересы участвующих в межэтниче ском конфликте групп, их символы и ценности, проецирующиеся на отношения между этносами. Именно поэтому для понимания и регулирования конфликто в важно проанализировать их причины и конкретные социальные ситуации, в которых действуют социальные группы этнических общностей." [2] 2. Факторы, определяющие содер жание межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве " В начале массовых межэтнических конфликт ов, в частности после событий в Алма-Ате (в 1986 г), Якутии (1986 г), Сумгаите (1988 г), в св язи с национальными движениями в Армении и республиках Прибалтики, перв ые объяснения их причин в СССР ученые и политики давали, чаще всего исход я из своих профессиональных и общественных позиций. По официальной версии, конфликт ы явились следствием отступления от ленинской национальной политики. Н о одни видели это отступление в сталинских репрессиях, депортациях целы х народов, в декларативном характере федеративных отношений. Такая верс ия, по сути, давалась на XXVIII съезде КПСС, на последнем пленуме ЦК КПСС по наци ональным отношениям. Другие ученые, например В.И. Козл ов, считали, что отступление от ленинской национальной политики было доп ущено тогда, когда большевики отошли от ориентации на единое централизо ванное государство и согласились на федерацию с национально-государст венными образованиями. С идеей решить национальные про блемы путем пересмотра принципа государственного устройства, перехода к национально-культурной автономии для всех наций как на уровне России, так и на уровне территорий с образованием 15-20 федеративных земель выступа л до 1994 г.Г.Х. Попов (с этой идеей последняя его статья вышла в "Независимой га зете" 26 января 1993 г). Однако после заключения Договора между государственны ми органами Российской Федерации и государственными органами республи ки Татарстан Г.Х. Попов, выступая по телевидению в "Диалоге" с Ф.К. Бурлацким , признал, что наилучшим способом решения национальных проблем является вариативный подход к ним, и привел в качестве примера приостановку конфл икта в случае с Татарстаном. Как следствие прошлого режима р ассматривал межэтнические конфликты И.М. Крупник, считавший, что эти кон фликты есть "возвращенное насилие". Кроме политических версий была предложена модель социально-структурных изменений как основы противор ечий, приводящих к конфликтам. Ее выдвинули этносоциологи - Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. и другие авторы учебника "Этносоциология", которые считают, что в основе межэтнической напряженности лежат процессы, связанные с мо дернизацией и интеллектуализацией народов. Это процессы, без которых ме трополия так же не могла развиваться, как и регионы. Они привели к тому, чт о в престижных видах деятельности нарастала конкуренция между титульн ыми национальностями и русскими. У многих народов к концу 70-х годов не тол ько сформировалась полиструктурная интеллигенция (т.е. помимо админист ративной и занятой в сфере просвещения, как было в основном в ЗО-бО-х годах , появилась еще и научная, художественно-творческая, а у некоторых национ альностей - и производственная), но и сложились новые ценности и представ ления, в том числе о самодостаточности и важности большей самостоятельн ости. Такие представления и ценности не совпадали с теми, которые были у р усских в республиках. Большинство из них приехали сюда с установкой помо гать (у многих помогали их родители), а следовательно, они и ощущали себя п о статусу выше местного населения, титульных этносов. Данный подход предлагает одно и з объяснений, которое в ряде случаев может быть даже главным, но не для все х конфликтов. В каких-то из них социологический параметр можно найти, изу чая процесс формирования "образа врага" вокруг этнической группы, скажем , экономических посредников, "экономического бизнеса", как это было в отно шении турок-месхетинцев или "лиц кавказской национальности" на городски х российских рынках. Социальный "запал" конфликта может содержать безраб отица, охватывающая ту или иную этническую группу в полиэтническом сооб ществе. Так было, например, в Туве; потенциально эта опасность до сих пор с уществует в ряде республик Северного Кавказа. Но подобными причинами ни как не объяснить национальные движения в Прибалтийских республиках, в Г рузии, на Украине. Подход к объяснению причин межэтнических конфликтов с точки зрения социально-структурных изменений в этносах помогает понят ь глубинные, сущностные причины именно таких крупных конфликтов. В.А. Тишков считает, что в целом "с оревновательность и конкуренция в сфере трудовых отношений и экономич еских взаимодействий редко когда может быть названа в числе основных фа кторов крупных конфликтов". Если говорить о мировой социоло гии, то данный подход близок к объяснительной концепции конфликтов Т. Па рсонса в рамках структурно-функциональной модели, которую признавали и в чем-то дополняли также В. Ньюман, Д. Снайдер, Ч. Тилли*, Л. Козер'". В известной мере небезосновательным был подход С. Хантингтона", который, изучая моде рнизацию традиционных обществ, фиксировал внимание на высокой политич еской мобилизации в переходные периоды. Он объяснял ее тем, что урбаниза ция, образование и широкая доступность информации порождают у групп, вов леченных в модернизационный процесс, новые потребности и представлени я о способах их удовлетворения. Но реальные возможности таких обществ, в том числе социально-экономические, растут медленнее, чем потребности лю дей. Правительства не могут их удовлетворить. Отсутствие соответствующ их политических институтов затрудняет, а иногда делает невозможным выр ажение требований в рамках закона. Несовершенство политической систем ы, неспособность ее решать противоречия ведут к конфликтам. В книге А.Г. Здравомыслова, котор ая вышла значительно позже того, как начались острые межэтнические конф ликты в СССР и на постсоветском пространстве, причины конфликтов интерп ретируются очень близко к тому, как они представлялись нам ранее. Главна я причина возникновения такого рода конфликтных ситуаций - стремление с оциальных групп, вновь вовлекаемых в политический процесс, дать свою инт ерпретацию национальных интересов сообщества. Помимо структурно-функциональ ного подхода в объяснительных моделях причин межэтнических конфликтов существуют также поведенческие концепции. Они не отрицают значения соц иально-структурных факторов, но акцентируют внимание на социально-псих ологических механизмах, стимулирующих конфликт. В рамках этих концепци й широко известна теория фрустрации агрессии (Д. Доллард, Н. Миллер, Л. Берк овиц). Напомним, что фрустрация есть состояние опасности от ущерба, нанес енного группе, стресс, ощущаемый как препятствие в осуществлении цели, к оторые, согласно данной теории, ведут к агрессии. Социологи и политологи, изучая р еальные социально-культурные и политические ситуации, насытили эту тео рию конкретным содержанием. Так Гурр, под руководством которого было про ведено кросс-национальное исследование в 114 странах мира, показал значен ие в межэтнических конфликтах относительной депривации. При этом не про сто подчеркивалась опасность депривации в связи с ухудшением условий ж изни группы, но сама она рассматривалась как разрыв между ценностями-ожи даниями людей и возможностями. Вспомним, как часто на бытовом у ровне, да и среди профессионалов можно слышать: вот если бы у нас не было э кономических трудностей и "все жили бы хорошо", то никаких этнических кон фликтов не было бы. Но ведь и в Канаде, и в Бельгии все живут неплохо, а межэт нические конфликты есть. Теория относительной депривац ии в рамках концепции фрустрации обращает особое внимание на то, что к по иску "образа врага" приводит не просто плохое материальное положение. Ис следователи переносят акцент именно на ожидания и ориентации, реализов ать которые оказывается невозможно. Если обратиться к ситуации Сове тского Союза в конце 70-х и в 80-х годах, то и там можно найти подтверждение это й теории. Именно в тот период улучшения социальной ситуации резко возрос ли потребности и ожидания народов, что сделало необходимым новый прорыв в области общей модернизации. А вместо этого начались другие процессы: у худшение экономического положения в стране и нарастание политической нестабильности. Страхи и неудовлетворенность росли у людей всех национ альностей, но те, которые как раз переживали период перехода от традицио нного общества к современному, переносили свою неудовлетворенность на Центр, на русских, которые ассоциировались с ним. Нереализованные ожидания част о бывают присущи группам, которые располагают интеллектуальным потенц иалом, богатством, но не имеют соответствующего их представлению о себе высокого престижа и социального статуса. Г. Донски обратил внимание на т о, что такие статусные несоответствия создают сильно фрустрированное б ольшинство внутри группы и стимулируют конфликты. Ситуация в Карабахе, г де армяне были более образованной группой и имели больший достаток, но н е были допущены во властные структуры в той мере, в какой они считали спра ведливым, создавала у них постоянное чувство ущемленности, неувереннос ти, несправедливости. Отказ группе в удовлетворении е е базовых потребностей, включая потребности в идентичности и безопасно сти, вызывает "страх уничтожения" группы, и это, по мнению Гурра, делает этн ические конфликты постоянным и неизбежным элементом социально-политич еской системы. Исходя из этого, даже предпринимались попытки создания сп исков "меньшинств риска", которые не только ощущают систематическую диск риминацию, но уже и предпринимали политические действия ради того, чтобы отстоять свои интересы перед государствами, претендующими на управлен ие ими. В доказательство несостоятель ности данной объяснительной концепции обычно приводят следующие аргум енты: 1) этнические группы не являются настолько сплоченными, чтобы все время бороться за идентичность. Против оречия внутри групп бывают не менее разрушительными, чем между группами; 2) "инициируют насилие не те групп ы, которые больше всего обездолены с точки зрения "базовых потребностей"; зачинщиками подавления "других" являются группы (точнее, представители и х элит), которые обладают титульным статусом и хорошо развитыми культурн ыми институтами"; 3) полевые исследования и другие данные по этничности в состоянии конфликта не подтверждают тезис о глуб око укоренившемся межэтническом отчуждении и ненависти; 4) опасно применять тезис, которы й делает легитимным понятие "насилие из-за групповых потребностей". Вопрос о роли элит - один из ответ ственнейших при интерпретации причин конфликтов. Он органичнее всего в монтирован в концепцию коллективного действия, которая в историко-соци ологическом и политическом аспектах разработана в трудах Ч. Тилли и его соавторов. Концепция коллективного дейст вия заслуживает серьезного внимания при объяснении межэтнических конф ликтов. Главным в ней является обоснование первенствующего значения ко ллективных интересов, которые побуждают людей действовать во имя них, вы бирая те или другие формы действий. Не фрустрации, а "наложение коллектив ного интереса на возможность его достижения" рассматривается как механ изм, формирующий действия. Борьба между группами ведется не вообще, а по п оводу конкретных вопросов". По мнению Тилли, в наибольшей мере мобилизую т людей вопросы политической жизни, связанные с борьбой за власть. Одним из первых среди отечестве нных специалистов о феномене власти в этнических конфликтах заговорил В.А. Тишков. "Именно вопрос о власти, о гедонистических стремлениях элитны х элементов в обществе к ее обладанию, о ее связи с материальным вознагра ждением в форме обеспечения доступа к ресурсам и привилегиям является к лючевым для понимания причин роста этнического национализма и конфлик тов", - писал он уже в 1993 г. Этому вопросу очень большое зна чение придавали и политики, в частности Р.Г. Абдулатипов и С.М. Шахрай. И все же конфликтологи понимают, что и данный подход не лишен определенной сла бости: он не позволяет объяснить массовой мобилизации, интенсивности чу вств, группового стремления к реализации целей. В средствах массовой информаци и по отношению к этнической элите нередко употребляются термины "этниче ские предприниматели", "этнические активисты", "манипуляторы". Часто эти эм оциональные оценки дают люди, которые устали от конфликтов, переживают з а группы, вовлеченные в них и страдающие от насилия. Но бывает, что такие с тереотипы намеренно насаждаются, дабы "закрыть глаза" на реальные против оречия в обществе. Этническое "манипулирование" не льзя понять без изучения всего комплекса причин, процессов и условий про текания конфликтов. Как справедливо подчеркивают А.А. Попов и В.Н. Стрелец кий, "манипуляции опасны тогда, когда существуют некие предпосылки для т ого, чтобы они увенчались успехом"; "такие предпосылки должны быть актуал изированы, операционально сориентированы, морально легитимизированы". Абсолютизация роли элиты в борьбе за власть как источнике конфликтов ди скредитирует концепцию и порождает мифы. Анализируя этнические конфлик ты в Российской Федерации и странах ближнего зарубежья, коллектив Центр а этнополитических и региональных исследований под руководством Э.А. Па нна считал целесообразным выделить исторические причины возникновени я и эскалации конфликтов. К ним были отнесены несправедливости админист ративно-политической иерархии народов (союзные, автономные республики, автономные области, округа и т.д.); произвольная перекройка границ национ альных образований; депортации народов. Как результат насилия рассматр ивается и несбалансированность преобразований общества, когда социаль ное и экономическое неравенство, конкуренция на рынке труда, земли и жил ья перерастают в межэтнические конфликты. Такова, по мнению ученых, прир ода конфликтов-бунтов - ферганских (1988 г), душанбинских (1990 г), ошекских (1991 г) и др угих подобных событий. Чаще всего этническая общность, "подвергшаяся нап адению", выступала в роли "козла отпущения". Переход к демократизации, сопро вождавшийся борьбой в обществе старых и новых политических элит, стал де тонатором, который в полиэтническом обществе привел к тому, что борьба "п риобрела этнополитическую окраску". К обострению этнополитических кон фликтов приводили неумелые, непоследовательные шаги по преобразованию государства в реальную федерацию, попытка силой остановить дезинтегра ционные тенденции в республиках (тбилисские события 1989 г., бакинские 1990 г., в ильнюсские 1991 г). Некоторые конфликты рассматри ваются как следствие распада СССР, когда в отделившихся республиках в бо рьбу "за свою долю политического и территориального наследства" вступил и бывшие автономии или желавшие ее получить (Абхазия, Южная Осетия, Гагау зия в Грузии, Приднестровье в Молдове, Карабах в Азербайджане). Э.А. Паин, А.А. Попов и другие участ ники коллектива видят причину конфликтов и в целенаправленных действи ях политиков по разжиганию конфликтов. Они приводят примеры использова ния оппозицией конфликтов для захвата власти (так действовали в борьбе с Э.А. Шеварднадзе сторонники 3. Гамсахурдия в Грузии, провоцируя эскалацию конфликта в Южной Осетии). Они также считают, что конфликты используются как средство удержания власти. Так, когда радикально-националистическа я оппозиция в Молдове выступала за решительные военные действия против Приднестровья, президент республики выбрал тактику действий "на опереж ение". Для социологов важен еще один фа ктор, отмеченный Э.А. Паиным и его коллегами, которые назвали его "инерцион ным", - растущая взаимная отчужденность народов. Этнофобии и ксенофобии, п редубеждения и ненависть к врагу, усиливающиеся в широких слоях населен ия вследствие вооруженных конфликтов, становятся настолько сильными, ч то оказывают давление на власть, снижая ее готовность к диалогу и урегул ированию конфликтов в будущем. Таким образом, понять причины ко нфликтов, исходя из какой-то одной теории, нельзя потому, что, во-первых, ка ждый конфликт имеет свою специфику, а во-вторых, казуальные основы их мог ут меняться в ходе эскалации конфликтов, особенно если они затяжные. При значительном разнообразии объяснительных моделей конфликтов адекватность выбора конкретной мод ели зависит от типа того конфликта, который мы собираемся изучать." [3] 3. Социокультурный анализ осе тино-ингушского конфликта На сегодняшний день на Северном Кавказе существуют множество "горячих точек", порожденных этническими к онфликтами, угрожающие существованию народов, порождающие опасные раз рушительные процессы. Многие из конфликтов до сих пор находятся в стадии вооруженного нападения. Один из таких конфликтов произошел между Осети ей и Ингушетией. "Во время Гражданской войны осет ины, кроме состоявших в терском казачестве, в основном заняли нейтральну ю сторону, казаки в основном заняли сторону белых, ингуши - красных. В связ и с последним, при образовании Горской АССР, ингуши получили значительно е количество прежде населенных казаками земель, а также ряд осетинских с елений (Чми, Ларс, Балта), причем значительное количество казаков и осетин было оттуда выселено. Территория нынешнего Пригородного района на тот м омент входила в состав Ингушской автономной области и заселена была, в о сновном, ингушами.7 марта 1944 года, после депортации чеченцев и ингушей в Каз ахстан и Сибирь, район был передан Северо-Осетинской АССР и заселён осет инами. В значительной степени это были осетины, насильно выселенные из К азбегкского района, переданного Грузии. В 1956 году Чечено-Ингушская АССР б ыла восстановлена, но в иных границах - Пригородный район остался в соста ве Северной Осетии." [3] И на сегодняшний день конфликт остается неурегулир ованным, так как крайне сложно разобраться, чья правда и кому эта террито рия принадлежит по праву. В 1996 году был проведен социологич еский опрос населения во Владикавказе (Северная Осетия), Пригородном рай оне (Северная Осетия) и в Назрани (Ингушетия), на основе которого был прове ден социокультурный анализ осетино-ингушского конфликта и получены вы воды, представленные ниже. "1. Тип социальных отношений, в рам ках которого происходит конфликт. Чтобы идентифицировать характ ер общества, в котором формируется и осуществляется поведение группы, ра ссматривались три типа социальных отношений - отношения иерархии, конку ренции и сотрудничества. С этих позиций, нынешнее обществ о представляется респондентам в следующем виде (в %): Как мы видим, обе конфликтующие общины не менее чем на одну треть (осетины жестче) ориентированы на отнош ения иерархии и подчинения: большинство ингушской общины (54%) видит свое о бщество как основанное на началах сотрудничества и взаимопомощи, то осе тинская община оценивает уровень сотрудничества почти на половину ниж е (29%), придавая одновременно настолько же большее значение отношениям кон куренции и борьбы (32%); Таким образом, наиболее высокая степень конкуренции и борьбы групп продолжает оставаться на местном ур овне конфликта. 2. Индекс социокультурного разви тия конфликтующих групп. ИСКР, измеряющий уровень цивили зационного развития группы на основе ценностной ориентации личности, п одтверждает, что: организация ингушского и осети нского обществ имеет разную социальную структуру; Ингушская община значительно б ольше сохраняет элементы родового (дотрадиционного) строя, осетинское ж е общество имеет общинную природу; Из этого следует, что осетинская "традиционность" органичнее вписывается в российскую государственнос ть. 3. Уровень социальной пассивност и/активности. Уровень социальной пассивност и/активности выражает ориентацию личности, с одной стороны, на "социальн ую справедливость", а с нею - на ее зависимость от государства, с другой сто роны, на самостоятельное удовлетворение своих базисных потребностей - н а восприятие стратегии развития. Результаты опроса позволяют та к оценить уровень социальной пассивности/активности конфликтующих гру пп (в %): Большая "активность" ингушской о бщины, особенно ее элиты, объясняется, пожалуй, более быстрым процессом с оциально-экономического развития этой группы, выражающимся, в частност и, в продолжающейся организации в Ингушетии собственной государственн ости и зоны экономического благоприятствования; 4. Базовая модель конфликтного п оведения групп. Ориентация на базовую модель ко нфликтного поведения определялась в контексте цивилизационного разви тия - ценностной склонности личности к: 1) избеганию конфликта (-5); 2) гегемонистскому поведению (0); 3) статусному поведению (+5) или 4) ро левому поведению (+10). Результаты опроса показывают, в какой мере конфликтующие группы склонны к выбору тех или иных моделей ко нфликтного поведения: как осетинская, так и ингушская общины в целом склонны к гегемонистской модели поведения - к "победе" и "бо рьбе" с использованием насилия, т.е. они постоянно создают взаимную угроз у возвращения конфликта в вооруженную стадию; вместе с тем сохранение в ингушс ком обществе элементов родового (дотрадиционного) строя проявляется в с клонности этой группы опираться на стратегию избегания конфликта - на ра зрыв дистанции с осетинской группой в Пригородном районе за счет создан ия социально-экономических и политических условий для их раздельного с уществования; элита осетинской общины, играющ ая ключевую роль в решении конфликта, как показывает ее ИСКР (+3,91) и соответ ствующий ему параметр модели поведения (+4,02), находится где-то на этапе пере хода от идеологической фазы модернизации (по нашей методике - от 2,5 до 4,0 усл овных единиц развития) к политической фазе (от 4,0 до 6,0 единиц) и поэтому она о бладает достаточным цивилизационным ресурсом для принятия политическ ого решения, основанного на статусной модели поведения, которая потенци ально ориентирована на стратегию "урегулирования” - на отказ от "победы" и "борьбы" в пользу "преобладания" и "игры". 5. Шкала авторитарности/либераль ности. Для определения шкалы авторита рности/либеральности предлагался вопрос с двумя альтернативными ответ ами, первый из которых идентифицировал авторитарный тип личности, а втор ой - либеральный тип. Результаты опроса выглядят сле дующим образом (в %): соотношение между авторитарно и либерально ориентированными личностями в обеих общинах, как и в случае измерения уровня пассивности/активности, зеркально (до наоборот) не сов падает с общероссийскими показателями, однако, если судить по внутренне му конфликту, то оно подтверждает более выраженную склонность осетинск ой общины к авторитарным и силовым методам решения конфликта. 6. Уровень поддержки выбранных с торонами стратегий решения конфликта. Респондентам было предложено л ибо выбрать одну из официальных альтернатив - сохранение Пригородного р айона в составе РСО-А или его возвращение в РИ, либо высказаться за третий вариант решения конфликта. Результаты опроса таковы (в %): здесь явно прослеживается боль шая сплоченность осетинской группы вокруг официальной позиции своего руководства, тогда как у ингушской группы, особенно в Пригородном районе , наблюдается некоторая вариантность перспектив решения конфликта; из третьих вариантов решения ко нфликта, приведенных в ответах осетинской группы, упоминаются: возвраще ние территории района казакам (их прежним хозяевам); истребление ингушск ого народа Пригородного района; изгнание ингушей с территории РСО-А; пре доставление ингушам права проживания в составе РСО-А; приведение законо в субъектов РФ по территориальным вопросам в соответствие с законами Ро ссии; компромисс сторон; необходимость переговоров; ингушская община же сформулиро вала третий вариант таким образом: федеральное правление; совместная юр исдикция в районе двух республик с образованием свободной экономическ ой зоны; предоставление району статуса отдельного субъекта РФ; решение п роблем за столом переговоров." [4] Таким образом, можно сделать выв оды о том, что обе общины предрасположены к возвращению вооруженного кон фликта, к гегемонии, к "победе" и "борьбе" с использованием насилия, то есть в опрос о взаимной угрозе остается актуальным. Но осетинская община, по ре зультатам исследования, более склонна к конкуренции и силовым методам р ешения конфликта, нежели более активные, склонные к сотрудничеству ингу ши, готовые признать Пригородный район территорией общей юрисдикции ил и даже отдельным субъектом. Но все же эти данные отражают лишь субъектив ные мнения людей, а отнюдь не политику самих государств. 4. Нагорно-Карабахский конфли кт: национальная драма и коммунальная склока Великие конфликты между нациям и подчиняются, в основном, той же логике, что и "маленькие" конфликты между семьями или индивидами. Дмитрий Фурман в своей статье "Карабахский конфл икт: национальная драма и коммунальная склока" проводит параллели между карабахским конфликтом и ссорой соседей в коммунальной квартире. По его мнению, это не упрощение, так как коммунальная склока - тоже трагедия, люди тут тоже мучают друг друга, обманывают, накапливают раздражение (не стол ько на соседа, сколько на всю судьбу, на тяжелую жизнь, своеобразным симво лом которой является сосед). Борьба наций - "масштабнее" физически, но вовс е не "глубже", не "умнее". Она трагичнее количественно, а не качественно. Ссор а между соседями может иметь очень глубокие основания: если начинать раз бираться в их биографиях, психологиях и т.д., то здесь также сложно добрать ся до "исторической правды" - кто первый начал, сознательно ли спровоциров ал сосед А соседа Б, ставя свою кастрюлю на его конфорку, или просто не под умал, и действительно ли эта конфорка искони и по праву принадлежит сосе ду Б. Скандал всегда имеет какую-то ко нкретную и рациональную причину: кастрюли не на той конфорке, соседских кур, залезших в чужой огород и т.д. участники конфликта удовлетворяются э тими причинами и фокусируются на них. Но трезвое размышление обязательн о покажет, что конкретная и рациональная причина не способна объяснить в спыхнувшей ссоры. Конкретная причина в таких случаях - это скорее предло г, предлог, ставший символом, структурировавшим сложнейшие психические процессы. В карабахском конфликте мы види м то же не соответствие внешних формальных и "проговариваемых" причин и п ричин глубинных, " не проговариваемых" и даже не осознаваемых. Внешне все п редставляется несложным. Есть Нагорно-Карабахский автономный округ, бо льшинство населения которого составляют армяне и которая территориаль но фактически примыкает к Армении, но входит в состав Азербайджана. Армя не - и карабахские, и не карабахские - считают, что это несправедливо, и на ру беже 1987-1988 годов начинается массовое движение армян за передачу НКАО от Аз ербайджанской ССР Армянской ССР. Далее разворачивается цепь событий, пр иведших к теперешней ситуации, когда нет уже ни Азербайджанской ССР, ни А рмянской ССР, но есть независимые Армения и Азербайджан, ведущие полнома сштабную, с применением танков и авиации, войну, в ходе которой убито и беж ало или было изгнано из родных мест и в Армении, и в Азербайджане значител ьно больше людей, чем все население Нагорного Карабаха. Роль первоначаль ной и формальной причины здесь совершенно аналогична роли прихода сосе дских кур в огород, повлекший за собой поножовщину. Сам по себе факт компактного про живания армян в Азербайджане на примыкающей к Армении территории не мож ет быть необходимым и достаточным объяснением конфликта, так как есть гр омадное количество примеров, когда ситуация аналогичная - а конфликта не т. У карабахских армян, правда, были еще и многочисленные претензии к Баку (трудности с приемом ереванского телевидения, невнимательное отношени е Баку к армянским историческим памятниками т.д.). Но совершенно несомнен но, что положение армян в Карабахе было лучше и они обладали большими пра вами, чем, например, азербайджанцы, так же давно и компактно проживавшие в Армении, в Зангезуре, как армяне в Карабахе, но никакой автономии не имевш ие. Но, тем не менее, никакого движения за присоединение к Азербайджану не создали. Закавказье - это довольно тесное "общежитие", в котором по воле судьбы оказались соседями народы с очень ра зными культурами и разным прошлым. Армяне и азербайджанцы культурно и пс ихологически отличаются друг от друга не меньше, чем отличались оказавш иеся в коммуналке семьи потерявших все и измученных дворян и семьи тольк о что перебравшихся в город крестьян. Армяне - народ с очень древней и о ригинальной культурой, его религия - особая ветвь христианства. Когда-то очень давно существовали армянские царства, но они погибли и вот уже мно гие столетия история армян - история народа без государства, окруженного чуждыми мусульманскими народами и подчиненного им. Естественно, что у э того народа - сильное ощущение несправедливости, комплекс культурного п ревосходства над соседями и одновременно - страха над их превосходством и физической силой, острое ощущение униженности своего положения. Такой народ - "трудные соседи", но азербайджанцы, никогда не бывавшие в их "шкуре", искренне удивляются, чего же этим соседям не хватало и для чего они все эт о затеяли. У азербайджанцев иная культура и психология. Они не переживают комплекса униженности и страха окруженн ости врагами, у них значительно меньшее чувство уникальности вследстви е принадлежности к громадной мусульманской и тюркской общностям. Они от носительно легко принимают реальность, уходя в "быт", в интересы семей и ло кальных общностей. Их иррациональность заключается в быстрых эмоциона льных переходах от судорожной активности к "опусканию рук", принятию реа льности такой, какая она есть. Конфликт возник именно в 1987-1988 год ах вследствие ослабления российского контроля и перспективы его полно й ликвидации. Страх армян, страх свободы, когда свободен будешь не только ты, но и твой сосед, который может впоследствии оказать на тебя и твою исто рию давление, - со страшной силой устремился наружу. Направлен был конфликт именно н а азербайджанцев, так как, во-первых, они относительно более слабы, наибол ее этнически близки к туркам, устроившим резню в 1915 году (воевать с турками армяне не могли: Турция - потенциально сильная страна, входящая в НАТО); во- вторых, Карабах получил от Москвы в 20-е годы статус автономной области, в о тличие от азербайджанцев, проживающих в Армении, что позволило армянам в ыдвигать свои "особые" права на карабахские земли; в-третьих, в борьбе с Аз ербайджаном армяне могли рассчитывать на поддержку влиятельных сил во всем СССР и даже во всем мире. Вдобавок, армяне - христианский, почти запад ный народ, в отличие от азербайджанцев, мусульман, потенциальных "фундам енталистов". Нереализованные ожидания част о бывают присущи группам, которые располагают интеллектуальным потенц иалом, богатством, но не имеют соответствующего их представлению о себе высокого престижа и социального статуса. Г. Донски обратил внимание на т о, что такие статусные несоответствия создают сильно фрустрированное б ольшинство внутри группы и стимулируют конфликты'*. Ситуация в Карабахе, где армяне были более образованной группой и имели больший достаток, но не были допущены во властные структуры в той мере, в какой они считали спр аведливым, создавала у них постоянное чувство ущемленности, неуверенно сти, несправедливости. Накопившееся у армян общее недо вольство своей судьбой, своей историей в ситуации резкого ослабления вн ешнего контроля приняло наиболее естественную, "удобную" форму борьбы за Карабах. И, очевидно, именно потому, что весь накопившийся "конфликтный по тенциал" уходит в русло борьбы с азербайджанцами, ряд других конфликтов не состоялся. Не произошло масштабного армяно-грузинского конфликта, у а рмян сложились хорошие отношения с Ираном, и даже началось что-то нечто в роде диалога с главным историческим врагом - Турцией. Конфликтный процесс на Юге Росс ии. Понятие "Юг России" стало широко распространятся вместо привычного - "Северный Кавказ". В рамках Программы фундаментал ьных исследований Президиума РАН "Адаптация народов и культур к изменен иям природной среды, социальным и техногенным трансформациям" осенью 2006 г . был проведен экспертный опрос. Эксперты рассмотрели конфликтогенные ф акторы, действовавшие на Юге России в конце 90-х годов и в 2001-2006 годах и, на осно ве полученных данных, попытались определить конфликтный потенциал Юга России в середине первого десятилетия XXI века, спро гнозировать и оценить новые угрозы и риски стабильности региона, специф ичные для второй половины этого десятилетия, и пришли к следующим вывода м. По их мнению, в 1990-е годы факторами , сильнее всего влияющими на развитие конфликтов в данном регионе, являл ся исторический фактор (нациестроительство в регионе в 1920-1930-е гг., депортац ии периода Великой Отечественной войны задели национальную память, ува жение к предкам народов Северного Кавказа, попытались разорвать многов ековую связь с историей, чего народы не смогли стерпеть; 2) политика центральных органов власти в 1990-е гг. была провальной по отношению к данному региону, так как ко лонизация Кавказа XIX века, массовые репрессии и депортация народов перво й половины XX века, дискриминация в постдепортационный период запустили механизмы возникновения конфликтов, а политика 1990-х гг. не учла данных осо бенностей конфликтных процессов. Например, с точки зрения ряда эксперто в, войны в Чечне могло бы и не быть, если бы в политике Центра в отношении Че чни тщательнее учитывался прошлый российско-чеченский опыт. Обострени е этнополитического конфликта в Карачаево-Черкесии, имеющего длительн ую предысторию, включая депортацию карачаевцев, упразднение их автоном ии в годы Великой Отечественной войны и т.д., непосредственно было обусло влено провалами национальной и федеративной политики России в 1990-е гг., не пониманием сути происходящих в те годы в регионе процессов. В 2001-2006 гг. центральное место среди факторов эксперты выделили следущие: 1) особенности развития экономик и в данном регионе повлияли на конфликтогенность. Массовая безработица, демодернизация экономики и преобладание архаичных форм ведения хозяйс тва, слабое развитие социальной сферы, дотационный характер многих реги онов предполагали неудовлетворенность населения и как следствие - агре ссивность, новый передел собственности, затрагивающий интересы новых и старых этнополитических элит чреват осложнениями межклановых отношен ий; 2) политика центральных органов власти по смене высшего звена федеральной элиты России в ходе выборов, п о мнению экспертов, может обострить ситуацию на Северном Кавказе в будущ ем; 3) национально-территориальное у стройство Юга России предполагает тесное соседство нескольких народов , культур, религий, внешне и внутренне сильно отличающихся, имеющих разны е ценности, модели поведения и ритуалы, что часто приводит к недопониман ию друг друга народами и, как следствие, к конфликтам. Данные конфликтогенные фактор ы специфичны для Юга России, и не могут быть перенесены по аналогии для об ъяснения межэтнических конфликтов в других регионах. 6. Профилактика и урегулирова ние межэтнических конфликтов "На развитие межэтнических конф ликтов влияют не только причины, приводящие к ним, но и другие обстоятель ства: во-первых, то, насколько широко они разрастаются, какое охватывают п ространство (при этом имеется в виду не просто территория, что важно особ енно для насильственных конфликтов, а именно какая это территория - равн инная, горная, лесистая, болотистая и т.д.); во-вторых, население какого типа поселений вовлечено в конфликт - большого города, малого города, поселко в и т.д. Имеют значение также интенсивность и время развития конфликта, по скольку, например, чем затяжнее конфликт, тем сложнее выходить из него. И, конечно, немалую роль играет т о, какого типа субъекты вовлечены в конфликт. Как показали события на пос тсоветском пространстве, это могут быть и достаточно массовые этнонаци ональные движения типа тех, что наблюдались в республиках Прибалтики, Ар мении, Грузии, и локальные столкновения численно небольших групп. От всех этих обстоятельств зави сят возможности и способы регулирования конфликтов. Методом ослабления конфликта я вляется деконсолидация сил, участвующих в конфликте, с помощью системы м ер, которые позволяют отсечь (например, путем дискредитации в глазах общ ественности) наиболее радикальные элементы или группы и поддержать сил ы, более склонные к компромиссам, переговорам. Важно в процессе регулирования конфликта исключить воздействие факторов, способных консолидировать т у или иную конфликтующую сторону. Таким фактором может быть применение с илы или угроза ее использования. Опыт Чеченского конфликта очень нагляд но продемонстрировал это. Приемом торможения конфликтов является использование широкого спектра санкций - от символических до в оенных. В ситуациях, когда военные операции шли на территории государств "нового зарубежья", а вооруженные силы и военная промышленность официал ьно перешли под юрисдикцию России, она использовала в качестве меры возд ействия дозирование или прекращение поставок вооружения, боеприпасов, горюче-смазочных материалов воюющим сторонам. Однако были случаи, когда санкци и приводили к ожесточению насилия, "работали" на экстремистские силы, а ст радали от них те, кому меньше всего хотели причинить вред. Так было с угроз ами этнополитических санкций в адрес республик Прибалтики, Украины. Вооруженное вмешательство счи тается допустимым только в одном случае: если в ходе конфликта, принявше го форму насильственных столкновений, имеют место массовые нарушения п рав человека. При вооруженном вмешательстве окончательное решение, согласно международной практике, принимает пре зидент. При этом, как показывает мировой опыт, должна быть уверенность, чт о на стороне использующих силу есть ее безусловное преимущество и что бы строе прекращение насильственных столкновений возможно. Если вооружен ные силы используются на территории других государств, то обязательно т ребуется заручиться санкциями международных организаций. Как правило, наиболее эффективе н прерыв конфликта. Данный способ ослабления конфликта позволяет расши рить действие прагматических подходов к его регулированию. И еще, что то же очень важно, в результате этого меняется эмоциональный фон конфликта , снижается накал страстей, идут на спад психозы, ослабевает общая консол идированность групп в конфликте. Особые правила существуют и в пе реговорном процессе. Для того чтобы добиться успеха, его важно прежде вс его прагматизировать. Прагматизация переговоров состоит в разделении глобальной цели на ряд последовательных задач. Обычно стороны бывают го товы заключить договоренности по жизненно важным потребностям, по пово ду которых и устанавливаются перемирия: для захоронения погибших, обмен а пленными. Затем переходят к наиболее актуальным экономическим, социал ьным вопросам. Политические вопросы, особенно имеющие символическое зн ачение, откладывают и решают в последнюю очередь. Если ясно, что в данный м омент решить их невозможно, то используют тактику так называемых "отложе нных решений". Подобный прием принес успех и в Приднестровье, и в Южной Осе тии. Бывают случаи, когда переводу ко нфликта в стадию переговоров мешает личностная позиция лидеров. Переговоры должны вестись таки м образом, чтобы каждая сторона стремилась найти удовлетворительные хо ды не только для себя, но и для партнера. Как говорят конфликтологи, надо с менить модель "выигрыш-проигрыш" на модель "выигрыш-выигрыш". Каждый шаг в переговорном процессе следует закреплять документально. Полезным считается участие в пе реговорах посредников и медиаторов. В особо сложных ситуациях легитима цию договоренностям придает участие представителей международных орг анизаций. Урегулирование конфликтов - это всегда очень сложный процесс, граничащий с искусством. Намного важнее не допускать развития событий, приводящих к конфликтам. Сумма усилий в это м направлении определяется как предупреждение конфликтов. В процессе регулирования конфл иктов этносоциологи выступают экспертами для выявления и проверки гип отез о причинах конфликта, для оценки "движущих сил", массовости участия г рупп при том или другом варианте развития событий, для оценки последстви й принимаемых решений. Но главное - именно они могут представить основну ю базу информации для предупреждения конфликтов." [2] Заключение Изучение межэтнических конфли ктов является, несомненно, очень важной и необходимой задачей для социол огии и других наук, так как, изучив причины конфликта, мы сможем найти пути их урегулировать и не допустить в будущем. Эксперты как причины возникнов ения этнического конфликта на постсоветском пространстве выделяют не только исторические причины, такие, как несправедливость администрати вно-политической иерархии народов (союзные, автономные республики, авто номные области, округа и т.д.); произвольная перекройка границ национальн ых образований, но и другие факторы. Среди политических факторов ра ссматриваются распад СССР, когда в отделившихся республиках в борьбу за собственную независимость вступили бывшие автономии или желающие её п олучить; отступление от ленинской политики, выраженное в сталинских реп рессиях, депортациях целых народов, в декларативном характере федерати вных отношений. Процессы, связанные с модерниза цией и интеллектуализацией народов, которые привели к тому, что в прести жных видах деятельности и нарастала конкуренция между титульными наци ональностями и русскими, претендующими на привилегированные и престиж ные места, в том числе во власти. Поведенческие концепции допол няют данные социально-структурные факторы теорией фрустрации агрессии (к поиску "образа врага", к агрессии приводит постоянное состояние опасно сти от ущерба, нанесенного группе) и теорией относительной депривации (а кцент делается не на материальное положение, а именно на ожидания и орие нтации этноса, реализовать которые невозможно). Концепция коллективног о действия обосновывает главенствующее значение коллективных интерес ов, заставляющих людей действовать во имя них, а не из-за собственных побу ждений. Чаще всего такими интересами выступают политические вопросы, св язанные с борьбой за власть. Переход к демократизации, сопро вождающийся борьбой старых и новых политических элит, также может стать причиной того, что в многонациональном обществе разовьется межэтничес кий конфликт, тем более что иногда политики действуют целенаправленно н а их разжигание, используя подобные конфликты как средство удержания вл асти. Конфликты часто "расслаиваются ", поэтому для прогнозирования, предупреждения и разрешения этнических к онфликтов важно установить не только их причины, но и увидеть многообраз ие всех факторов, его составляющих. Конфликты не похожи один на друг ой и, следовательно, однозначного пути для урегулирования различных кон фликтов нет, в разных частях мира не могут быть решены, используя только о дин и тот же метод. Конфликт зависит от двух составляющих: обстоятельств а и конфликтующих сторон. Следовательно, разрешение этого конфликта над о искать именно в этих двух факторах. Конфликт никогда не бывает стат ичным. Он постоянно развивается фактически по всем параметрам. Сам факт развития, изменения конфликта открывает возможности для его урегулиро вания. Именно в силу появления новых аспектов в отношениях между сторона ми-участниками конфликта они могут прийти к согласию, которое еще вчера казалось невозможным. Таким образом, если конфликт не урегулируется в да нный конкретный момент, то это не означает, что он вообще не подлежит урег улированию. Суть урегулирования как раз и заключается в том, чтобы измен ить ситуацию и сделать возможным нахождение мирного взаимоприемлемого решения. Двадцатый век не дал универсаль ного рецепта решения таких конфликтов. Единственно, что стало очевидным , - эти конфликты не имеют решения, если не достигнуто согласие между непос редственными сторонами конфликта. Третья сторона может выполнять либо роль посредника, либо - гаранта. А условием мирной трансформации конфлик та может быть только отказ от применения силы, именно потому, что в конечн ом итоге нужна готовность к устранению ненависти между конфликтующими сторонами. Список литературы 1. Антонян Ю.М., Дав итадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: проблемы, решения. - М., 2004. 2. Арутюнян Ю.В. Этносоциология, М., 1998. C.229. 3. Арутюнян Ю.В. Этносоциология, М., 1998. С.231. 4. http://ru. wikipedia.org/wiki/Осетино-ингушский_конфликт 5. Скакунов Э.И. Социокультурный анализ Осетино-ингушского конфликта // Соц иологические исследования, 1997, №7. 6. Арутюнян Ю.В. Этносоциология, М., 1998.255. 7. Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические проблемы современности и кул ьтура межнационального общения/Учебное пособие под ред. проф. В.А. Шапова лова/. - Ставрополь, 1993. 8. Авксентьев В.А., Гриценко Г.Д., Дмитриев А.В. Динамика регионального конфли ктного процесса на Юге России (экспертная оценка) // Социологические иссл едования, 2007, №9. 9. Государственная политика России в конфликтных зонах (аналитические ма териалы). Центр этнополитических и региональных исследований. М., 1994. 10. Гулиев М.А. Этноконфликтология (учебный курс). - Москва-Ростов-на-Дону, 2007 11. Дробижева Л.М. О новом мышлении в межнациональных отношениях // Что делат ь? В поисках идей совершенствования межнациональных отношений в СССР. М ., 1989; ее же. Русские в новых государствах. Изменение социальных ролей // Росси я сегодня: трудные поиски свободы. - М., 1993. 12. Дробижева Л.М. Этнические конфликты // Социальные конфликты в меняющемс я российском обществе (детерминация, развитие, разрешение) // Полис. - 1994. - №2. - С .109 13. Дробижева Л.М. Этнополитические конфликты. Причины и типология (конец 80-х - начало 90-х гг.) // Россия сегодня. Трудные поиски свободы. М., 1993. С. 227-236. 14. Здравомыслов A.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространс тве. - М., 1997. 15. Здравомыслов А.Г. "Социология конфликта". - М.: Аспект Пресс, 1996 16. Кузнецов В.А., Чеченов И.М. История и национальное самосознание (проблемы современной историографии Северного Кавказа). Владикавказ, 2000. 17. Паин Э.А., Попов А.А. Межнациональные конфликты в СССР // Советская этногра фия. 1990. № 1. 18. Панеш Э.Х. Этническая психология и межнациональные взаимоотношения: Вз аимодействие и эволюция. СПб., 1996; 19. Попов А.А. Причины возникновения и динамика развития межнациональных к онфликтов в пост-СССР. Тезисы доклада в Московском Центре Карнеги. 1996. С.4; 20. Стрелецкий В.Н. Этнотерриториальные конфликты в постсоветском простр анстве: сущность, генезис, типы. Доклад, представленный в Московском Цент ре Карнеги. 1996. С.7. 21. Чернявская А.Г. Психология национальной нетерпимости // Фурман Д. Караба хский конфликт: национальная драма и коммунальная склока. Минск, 1998.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
— Е-2.
— Мимо.
— Е-625 идентичный натуральному.
— Убил!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по социологии "Межнациональные конфликты и факторы, их определяющие", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru