Реферат: Лингвистическая катастрофа - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Лингвистическая катастрофа

Банк рефератов / Искусство и культура

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 108 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Лингвистическая кат астрофа Где опасность, там и спасение. Фридрих Гельдерлин Из некоторых психофизиологических экспериментов следует, что реакции человека на многие, существенно важные внешние раздражители медленнее примерно на 1 секунду аналогичных реакций животного. Возможно, что причи на этой основополагающей задержки, или паузы, - скрытая речевая деятельн ость. Вспомним в этой связи рассуждения Э. Кассирера о наличии в человеке между системой стимулов и реакций символической системы, которая являе тся причиной разрывов, запаздываний, аналогичные пассажи у Лотмана в "Ку льтуре и взрыве", идеи Сеченова о связи торможения и сознания, идеи Павлов а о специфике второй сигнальной системы, блестящую теорию тормозной дом инанты Б. Поршнева, исследования Фромма о причинах человеческой деструк тивности, теорию внутренней речи Выготского и пр. Если мы примем эту гипотезу как рабочую, то сразу получаем некоторые важ ные результаты, которые переводят нашу проблематику в область экзистен циальной антропологии. Гипотеза скрытой языковой деятельности, наличи е в нас языковой, символической, знаковой "пленки", приводит к представлен ию о нашей позиции в мире как о позиции фундаментально опосредованной, а следовательно - принципиально проблематичной и вопросительной. Язык ка к бы вынуждает нас останавливаться и осуществлять свой выбор там, где "ра ньше" это без запинок делал "инстинкт". "Непосредственная" же, т.е. до-языковая, позиция остается как бы "позади", "за спиной" человека, хотя и соприсутствует в нем как уровень его "животной" те лесности. И это соприсутствие, заметим, носит конститутивный характер дл я понимания фундаментальной человеческой ситуации, которую мы и называ ем лингвистической катастрофой. Изменение онтологической позиции при переходе от "пред-человеческого" с остояния (постоянным представителем которого в человеке является его т елесность, его младенческий, а может быть, и внутриутробный, досознатель ный опыт) к собственно человеческому и парадоксальное удержание "нечело веческого" и "человеческого" вместе носит фундаментальный характер и пре дставляет собой некую первичную, элементарную человеческую ситуацию. Э та ситуация, в силу своей первичности в принципе неустранима, пока мы гов орим о человеке как носителе своего тела и языка, речевого сознания. Эта с итуация является границей, строго очерчивающей поле собственно челове ческой проблематики. В упомянутом секундном просвете, в этой временной "трещине" рождается че ловеческая историчность. Здесь как бы свернута вся история человека, но свернута не в смысле ее предопределенности, а как некое поле вероятносте й, некий набор возможных состояний, среди которых может осуществляться и сторический выбор. Но вероятность истории, это бесконечное поле возможн остей, есть хоть и неопределенный, но все же неким специфическим образом ограниченный "набор состояний" - и ограничен он именно упомянутой антроп ологической ситуацией. Человек по своей структуре как бы абсолютно своб оден, но эта свобода все же имеет границу. А именно: он не может вернуться в " непосредственность" до-языкового бытия, пока к нему применимо понятие "ч еловек". Вернее, такая возможность ему, конечно, предоставлена, но ее радик альность как раз и очерчивает логический предел человеческой экзистен ции: возвращение в "непосредственность" и "тотальность" бытия осуществим а, пожалуйста, но только ценой языковой деятельности. Это означает следу ющее: так как язык является глубоко погруженной структурой, он в принцип е неуничтожим, хотя способы как явной, так и (в основном) неявной борьбы с я зыком, речью и сознанием в человеческой культуре весьма изощренны и разн ообразны. Язык неуничтожим, пока человек жив и не болен тяжелыми органич ескими формами потери речи. Но именно эта неуловимость, неустранимость в нутренней речи в последовательном стремлении человека избавиться от п роблематичности своего существования может привести и приводит вместо уничтожения языка - к уничтожению "человека человеком", т.е. к ничем (кроме о писываемой первичной ситуации) не мотивированному убийству или самоуб ийству. Таким образом, только смерть, сознательное или неосознаваемое самоубий ство, является окончательной и логически предельной формой возможного " возвращения" человека (и человечества) в абсолютную непосредственность и "полноту" бытия. Так, не вполне психоаналитически я предлагаю интерпрет ировать "принцип Танатоса", предложенный Фрейдом. Эта "формальная" функци я самоубийства и смерти непосредственно связана с проблемой и логикой с вободы, о чем так сильно и тонко говорил Камю в "Эссе об абсурде". Эта связь с мерти и свободы в человеке - фундаментальна. Следует оговорить, что мы упо требляем понятие "человек" почти везде так, чтобы подчеркнуть структурно е тождество индивидуального опыта и опыта человека как вида в целом. Идем дальше. Опираясь на мнение Выготского, можно принять предположение , что существует до-человеческая речь животных, как, впрочем, и до-человече ское мышление. Судя по всему, генезис мышления и речи не совпадают и тольк о у человека образуют некое фундаментальное единство. Но рефлексивная и объективирующая деятельность сознания возможна только посредством яз ыка, поэтому сознание необходимо строго отличать от мышления. Операции с ознания как операции различения, а следовательно, и индивидуации, объект ивации, отчуждения - специфичны и, судя по всему, возможны только в рамках языковой деятельности. Языковая рефлексивная пленка неустранима, и име нно она вносит специфический разрыв в отношение Мир-Человек, и она же в ко нечном счете дает средство для осознания и описания этого разрыва. Более того - само указанное отношение структурно определимо только через нали чие этой языковой пленки и этого разрыва. Обратим внимание на данную сам ореферентность. Упомянутая языковая пленка (первоначально, в развитии р ечи это слова-предложения и собственные имена, так сказать, именной унив ерсум языка, который Эмиль Бенвенист предлагает отличать от генетическ и более поздней, но не менее важной местоименной и темпоральной структур ы актуальной речи - l'instance de discours) имеет тенденцию как бы не замечаться, бессозна тельно отождествляться с Миром, и это является уже первичной мифогенной ситуацией (см.: Лотман, Успенский "Миф. Имя. Культура"). Очень важно, что описываемая ситуация носит как бы автоматический харак тер, принадлежит к неосознаваемой работе языка и осознаваться может тол ько post factum. Эта ситуация парадоксальна, так как представляет собой пример бе ссознательной работы языкового сознания. Требует пояснения, почему мы п редпочитаем говорить здесь именно о сознании. Тут можно вспомнить хотя б ы традицию классического трансцендентализма - от Фихте до Сартра - с его о собым вниманием к так называемому непозиционному сознанию. Но, поскольк у нам важен именно лингвистический поворот, ограничимся ссылкой на иссл едования Э. Бенвениста о "субъекте в языке", где обращается специальное вн имание на автореферентные, рефлексивные языковые структуры. И вот эти ун иверсальные (т.е. общие всем языкам мира) структуры языковой деятельност и, а именно местоименные и темпоральные, мы назовем фундаментальным созн анием. Таким образом, уже первичный языковой акт ввергает человека в ситуацию л ингвистической катастрофы, необратимо разрывает в человеке непосредст венность - чего? Мира? Да, в определенном смысле мира, но мира, понятого как а бсолютная до-сознательная тотальность и "безусловное тождество". Это не внешний и не внутренний мир, но мир как логически и экзистенциально пред ельное понятие, в котором не мыслится и немыслимо разделение на внутренн ее и внешнее, в котором трансцендентное и имманентное человеку как бы по лностью тождественны. Этот логически "тотальный" универсум некоторым об разом связан с присутствием в человеке опыта "до-сознательной", до-языков ой телесности, и связан также с упомянутой выше логикой смерти. Назовем э ту логически необходимую в наших рассуждениях тотальность Фундаментал ьным Бессознательным. Соприсутствие и взаимодействие в человеке фунда ментального сознания и Фундаментального бессознательного делает пози цию человека радикально парадоксальной и конфликтной (это именно та сам ая структура экзистенциального абсурда от Тертуллиана до Камю). Структу ру этого конфликта обозначим как фундаментальный диссонанс. Автореферентные речевые акты необратимы, т.е. обладают историчностью. Кр оме того, необратимость человеческой ситуации, как уже было отмечено, св язана с тем, что человек не может вернуться в до-языковое состояние, состо яние лепета. Не может, но наше предположение заключается в том, что все же стремится, ведь человек, все его существо, несмотря на кажущийся комфорт, предоставляемый языком в человеческой деятельности и общении, все же "по мнит" о "райской непосредственности" и беспроблемности до-языкового бесс ознательного бытия. Этот момент стремления "назад" назовем фундаменталь ной ностальгией. Фундаментальная ностальгия является неизбежной человеческой реакцие й на открытость, необратимость языкового акта, и также неизбежно приводи т к попыткам обратить рефлексивные акты, полностью или хотя бы частично их компенсировать. Этой работой по гармонизации фундаментального дисс онанса занимается Культура и Социум, внося структуру закрытости в откры тость и историчность фундаментального сознания. Для этого используется наркотический инструмент арий. Он обладает двояким характером: "вербальным" - Миф, и "экстра- или метав ербальным" - экстатические и собственно наркотические практики, которые можно объединить под общим понятием Ритуал ("современные", так сказать, вы рожденные формы использования наркотиков все же сохраняют генетическу ю связь с ритуальной наркоманией). Как Миф, так и Ритуал относятся семиоти кой к так называемым "вторичным моделирующим системам". Но оказывается, ч то вторичные моделирующие системы есть реакция на экзистенциальный ди ссонанс первичной моделирующей системы - естественного языка. В стремле нии ослабить напряженность диссонанса Миф совершает некие специфическ ие языковые операции над самим языком (в частности, фундаментальную опер ацию повтора; пользуясь музыкальным термином, назовем подобные операци и ostinato-операциями) с целью зациклить, ограничить, в пределе полностью нейтр ализовать необратимость и свободу речевого темпорального потока. Риту ал же стремится вообще к тотальной девербализации, т.е. к уничтожению фун даментального сознания, языка как такового. Весьма важной формой борьбы с языковой деятельностью и фундаментальным сознанием как дегармонизир ующей структурой являются практики молчальничества, распространенные в самых разных культурных регионах. Сюда относятся практики восточных е диноборств, православный исихазм, культура молчания у Мейстера Экхарта, коаны и медитативная практика дзена, суфийская и буддийская мистика и пр . Причем как раз в этих предельных формах обнаруживается фундаментальна я граница, лежащая в глубинах самого человека. Практика молчания исходит из неявного или явного предположения о глубинной и абсолютной "пустоте сознания", которое , благодаря как раз этой своей "пустоте" в процессе мист ической медитации отождествляется, сливается с сущностью Абсолюта. Но н а самом деле человеческое фундаментальное сознание по своей первичной структуре с самого начала обременено языком с его оппозиционной структ урой, с его рефлексивными, а следовательно, разрывающими любое тождество операциями. Эта распространенная во всех культурах мира предпосылка об абсолютной внутренней чистоте сознания связана с тем, что возможность о сознания человеком своей языковой деятельности в ее глубинной форме кр айне затруднена и обычно осуществляется на самых поздних культурных ст адиях, да и то при специальных исследованиях. Важно, что, уже владея речью, человек сов ершает рефлексивные акты как бы само собой, спонтанно, так как осуществл ение этих актов принадлежит самой структуре языкового сознания, а обыде нный язык в основном употребляется неосознанно. Человек, научившись гов орить, тем самым становится обреченным на осуществление спонтанных акт ов автореференции, т.е. рефлексивности и индивидуации - например, в просте йшем акте произнесения личного местоимения. Очень показательно в этом с мысле табуирование местоименных личных форм в некоторых культурах, что важно для изучения первичных ответов закрытости на открытые вызовы язы ка. Наше предположение заключается в том, что эти ответные механизмы, свя занные с глубинной экзистенциальной потребностью человека в гармониза ции фундаментального диссонанса, начинают бессознательно включаться к ак бы уже одновременно с осуществлением первичных речевых актов; поэтом у так трудно уловить в анализе их различие (но некоторые лингвистические феномены, например именное предложение, позволяют, вероятно, это сделат ь). Таким образом, различие первичного и вторичного моделирования опуска ется непосредственно в саму языковую среду. Именно этим можно объяснить колоссальную роль лингвистики в семиотических структуральных штудиях. Таким образом, человек (и в основном помимо своей воли, так как язык "навяз ывается" ему в детстве говорящими людьми) становится носителем фундамен тального сознания, фундаментального диссонанса - сущностно несвободны м от него. Тем самым человек предстает как лингвистическая и экологическ ая катастрофа. Мы свободны в конечном счете от всего, кроме своего языка, т .е. кроме деятельности фундаментального сознания. Эта внутренняя, а зате м и внешняя, экологическая и экзистенциальная, катастрофичность как бы в ынуждает человека к методичной бессознательной борьбе с языком, в том чи сле средствами самого языка. На уровень сознания эта проблематика вывод ится только в так называемые Осевые эпохи, по Ясперсу, когда рождается фи лософская рефлексия и мировые религии. Борьба с языком, пока это относит ся к архаическим стадиям, в основном бессознательна, и поэтому как бы "ест ественна". Но попытки на более поздних "осевых стадиях" сознательно погас ить динамику языка, купировать его историчность, рефлексивную природу, е го связь с сомнением и вопрошанием, эти попытки, уже будучи следствием "св ободного", т.е. сознательного выбора, оказываются, при всей их неизбежност и и психологической понятности, нарушением свободы самого сознания, его суверенности. Такие попытки, если они осуществляются уже развитым социу мом и пусть даже, как кажется, служат его гармонизации, оказываются, во-пер вых, опасными для носителей "незаконных" рефлексивных актов, во-вторых, оп асными для самой историчности, и в конечном счете обречены на неуспех. Ти пичным представителем таких репрессированных носителей незаконной ре флексии является Сократ. Подобные "особые точки", даже если они только пот енциальны, в той или иной степени всегда являются объектом репрессивной деятельности социума. Ситуация, при которой социум начинает методично п оддерживать рефлексию, характерна только для поздних стадий либеральн ого общества и связана с тонкими правовыми механизмами. Существенно, что фундаментальное сознание, как в силу своей коммуникати вности, так и в силу автореферентности обладает структурой со-мнения, ст руктурой диалога. Показательно следующее этимологическое сближение, с ущественное для понимания природы и внутренней формы сознания: со-знани е = со-мнение = со-весть; со + (знать = мнить = ведать); семантически близкие индо европейские корни (см. этимологический словарь); con-scientia/лат/- сознание, совест ь. Естественная свобода языкового сознания в наше время ставит, по сути, пе ред человеком следующий выбор: Либо: а) признать и принять, что человек по своей внутренней структуре и ка к вид является лингвистической катастрофой. Это означает - признать свою прискорбную несвободу от сознания-сомнения-совести (т.е., собственно, от я зыка и речи), осознать и признать ограничение, накладываемое этим на чело века, и быть как бы гарантом свободы и открытости языковой деятельности, при всем колоссальном риске, с этим связанном. Для обеспечения этого мал о деклараций - необходимы довольно сложные формализованные, в том числе юридические и экономические, процедуры. Я думаю, что только такая позици я обладает открытостью и связана в конечном счете со структурой либерал ьной парламентской, т.е. в буквальном смысле речевой, "говорильной" цивили зации. При этом, учитывая ситуацию фундаментального диссонанса, лингвис тической катастрофы - опасность человека для себя и окружающего мира ост ается и всегда останется реальностью. И это очень важно понимать именно в целях поиска подлинных средств для решения проблем. Человек внутри себ я катастрофичен, именно поэтому он продуцирует катастрофы в окружающем мире. Но решение как социальных, так и экологических проблем возможно, су дя по всему, только в открытом обществе, которое может быть понято лингви стически, и именно потому, что воплощает собой на формальном уровне откр ытость речевого акта. Открытое общество оказывается предпочтительнее и сильнее вовсе не из любви человека к свободе, так как любовь человека к н есвободе, его ностальгическое стремление избежать совести и ответстве нности ничуть не менее, а может быть, и более сильно, что безжалостно показ ано Достоевским в "Великом инквизиторе". Но все другие средства, кроме либ ерально-экономических и правовых, как показывает опыт ХХ века (который м ожно понять как еще одну отчаянную, экзистенциально неизбежную попытку разрешить фундаментальный диссонанс) приводят к тотальному увеличению насилия, а затем и к экономическому падению и неконтролируемости эколог ических изменений. Или, в качестве альтернативы: Либо: б) пытаться отчаянно и во что бы то ни стало освободиться от лишних с тепеней свободы, навязанных человеку языком, путем как его "остановки", та к и его уничтожения в себе или в социуме. Другими словами - пытаться устран ить, или полностью контролировать, что то же самое, лингвистическую ката строфу. Но лингвистическая катастрофа не есть нечто внешнее, это - сам чел овек, его Тень. Поэтому ограничение свободы языковой деятельности и опас но, и в конечном счете обречено на неудачу в современной ситуации, когда о ткрытость из языка необратимо проникла не только в структуру экономиче скую и социальную, а усиливается и поддерживается новейшей информацион ной технологией постиндустриального общества. При этом вторая позиция, даже с самыми благими намерениями, неизбежно и логично приводит к возмож ности, уже достаточно хорошо осознанной экологическими экстремистами, тотального уничтожения человечества во имя сохранения природы. После о пасности, так сказать, "классического тоталитаризма" возникает опасност ь неклассического, "зеленого тоталитаризма", с которым человеку придется иметь дело в ХХI веке. Не нужно особенно доказывать естественную связь эт ой позиции с абсолютным насилием, смертью и структурой закрытости. Фундаментальный факт заключается в том, что перед человеком как видом, с тоит именно эта альтернатива - хочет он того, или нет. Функция радикальной рефлексии, которая есть только продолжение естественной рефлексивност и языка, - сделать эту альтернативу максимально осознанной. Человечество , если оно хочет выжить именно как вид (так как индивидуальное самоубийст во не должно быть, я полагаю, предметом правового запрета), не может избави ться само от себя, не может уйти от лингвистической катастрофы, но может о тдать себе отчет в самом себе и принять неизбежный и трагический риск, ри ск быть самим собой. Так мы опять возвращаемся к слову познавшего все кра йности человеческой экзистенциальной драмы, одного из великих безумце в - Гельдерлина: "Doch, wo Gefahr ist, waechst das Rettende auch" - "Там, где опасность - там растет и спасение". М.А.Аркадьев Список литературы Для подготовки данной работы были использованы мате риалы с сайта http://www.rusword.com.ua/
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
— За десять лет супружеской жизни мы с мужем лишь один раз вышли из дому вдвоем.
— Наверное, вместе ходили в театр?
— Нет, у нас был пожар.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по культуре и искусству "Лингвистическая катастрофа", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru