Реферат: Социализм в поисках третьего пути - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Социализм в поисках третьего пути

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 243 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Социализм в поисках "третьего пути " Страх п еред повторением прошлог о и "шок от будущего " нависают над современностью . Пророчес тва прошлого не сбылись , пророков нет как в своем отечестве , так и вне его . Сменяя друг друга , за относительно короткий период послевоенного времени ушли по крайн ей мере четыре глобальные интерпре т ационные модели развития истории этого периода , постепенно как бы понижая степень противостояния России и Запада , периода п ерехода от "горячей " войны к "холодной ", от тоталитарно-коммунистического прошлого к совреме нному состоянию . Модернизм и традиционал и зм , революция и контрреволюция , модернизм и постмодернизм , сменяются в конце концов неомодернизмом современного этапа развития [I]. Конец утопий сменился "концом истории ", провозглашенным Ф . Фукуямой , но реальная поли тическая , да и вообще социальная жизнь , как это ни странно для идеологов , объяс няющих самодвижение истории , не закончилась . И проблема выбора исторического пути вновь актуальна и для Запада , и особенно для России , стоящей на перепутье исторических перспектив , вариантов возможного будущего раз в ития . Настоящее , стационарно длящееся настоящее не только , как говорили раньше , беременно будущим , но и стремится преодолеть хаос , в котором оно оказалось в конце XX века . Будущее , просматривающееся через призму мрачных прогнозов современных футурологов , и не менее мрачное прошлое , демонстрируемое историей , как бы заставляют пробуксовывать , повторять уже найденное в процессе развития . Состав ленное из обломков прошлого (идей , традиций , социальных институтов ) настоящее несет в се бе ростки некоего возможного будущего , которое в соответствии с господствующими ныне теориями самого этого будущего предст авляет собой , или должно представлять , некую стационарную модель общественного устройства в глобальном масштабе вне революций и соци альных потрясений , развития , к а к б ы повторяющего себя , сочетающего дальнейший н аучно-технический прогресс и стабильность , уравнов ешенность социального бытия , некую смесь либе рализма с консервативным содержанием . Или кон серватизма , несущего в себе либеральную терпи мость к инакомыслию и т ехническому прогрессу , допускающему постепенное , медленное реформирование . Экстремизм социалистической перспективы , теря я свою динамику , включается в общий либера льный процесс технологического развития единой капиталистической мировой системы . Вместе с те м (и это особенно характерно для современной России ) наличие в настоящем р удиментов прошлого , их свободно плавающих зна чений несмотря на всю предшествующую социальн ую практику вновь и вновь воспроизводит н ежелательные ситуации . Это своеобразно доказывает л ишь то , что история ничему не учит , а практика вовсе не является критерием истины и ничего не опровергает . Все еще живы архетипы , социальные установки , напоминающие легенду , мифы о "золотом веке ", об "утерянном рае ", об обществе , в кото ром сразу и окончат е льно будут решены все современные социальные проблемы . Имя этому мифическому обществу - социализм . Социализм как вечность , явленная в конкретных социальных формах , примиряющих все предшеств ующие противоречия истории , как своего рода романтическая утопия , " третий путь ", стоящий по ту сторону как капиталистическо го , так и тоталитарно-авторитарного социального развития общества . Свободное развитие однажды найденных соци альных структур , аналогичное вращению стационарно го космоса , где изменение , движение и рост текут в повторяющих себя формах , по добно калейдоскопу , в котором из немногих конечных количественных структур является бескон ечное многообразие бесчисленных сочетаний . Социал ьное устройство как своего рода форма оли мпийского существования древнегреческих б огов , чье бессмертие обессмысливает , делает не страшным не только любое страдание , но и в силу найденных , вечных , завершенных . самоповторяющихся структур преодолевает любой уж ас бытия в его временных , преходящих форма х . Проблема создания такого обществен ног о устройства далеко не нова . Более того . это древняя , традиционалистски-утопическая проблема , идеальный образ решения которой некогда уже не только представал как древняя Спар та , но и обрел в XIX веке свою форму . Как бы переформулируя гераклитовско-кра т иловский образ изменения и вечной тек учести , пластичности бытия , Ф . Ницше выразил ее в следующих словах : "Я учу вас из бавлению от вечного течения , река постоянно течет назад , в себя , и постоянно входите вы в ту же реку и постоянно те же " [2]. Для Ницше эт о был образ , аргум ент в пользу его поздней мифологемы , теори и "вечного возвращения того же самого ", обр аз некоей новой онтологии , включающей в се бя в том числе и социальное бытие как некое не только возможное , но единственно необходимое и разумно научное б ытие будущего . И общество , и человечес кая цивилизация в этой вновь найденной "ве чной " онтологии обретают как бы свою судьб у , биологию и , подобно пчелам , бабочкам , ред костным орхидеям , в самой этой биологии не сут свою собственную онтологию пространства и в р емени , структурированную форму , в которой жестко заданы и пространство , и время , противостоящее изменению и развитию самих этих категорий бытийного архетипа . Не только Спарта , но и тюрьма , конц ентрационный лагерь , монастырь прошлых эпох т оже по-своему веч но и неизменно задают , структурируют пространство и время , а та кже саму "онтологию " и "биологию " социального и индивидуального бытия . Они являются формо й обретенной утопии , мифа о вечном возрожд ении , возвращении того же самого не только в смысле мифологем ы позднего Н ицше , но и теории "утерянного и вновь о бретенного рая " -социализма , реконструируемого во вновь найденных формах социалистической идео логии современности как будущий , грядущий мир аж , миф социализма и о социализме . Ницше обрисовал образ этой идеа ль ной модели грядущего мироустройства как гроте скно заостряющий мечту , без стоящей как бы вне ее теории "сверхчеловека ", как бы задающей ненужный динамизм самой стационарной , вновь найденной модели общества : "Не будет более ни бедных , ни богатых , то и дру г ое слишком хлопотно . Нет пасту ха , одно лишь стадо ! Каждый желает равенст ва ; все равны : кто чувствует иначе , тот добровольно идет в сумасшедший дом " [3,с .12]. Крайности сходятся и своеобразно подтверж дают диалектический закон борьбы и единства противополож ностей : яростный противник с оциализма и социалистических движений своего времени , консерватор-традиционалист Ницше в своей поздней проповеди-теории "вечного возвращения того же самого ", с одной стороны , и в ыразители социалистических теорий современности с их идеями обретения грядущего ра я на земле в отдаленном будущем - с дру гой . В своих идеях они совпадают в мис терии социалистической гармонии будущего мироуст ройства . И К . Маркс , продолживший в XIX веке по иски социальных путей возрождения утопически идеаль ной буколики Ж.-Ж . Руссо вне капи тализма и феодально-монархических режимов , и Н ицше - этот яростный противник , антипод руссоис тской идиллии , ищущий выхода из все тех же социальных противоречий , как это ни парадоксально , в поисках "третьего пути " предла гаю т , в сущности , одинаковую социальн ую модель общества . Различия , расхождения теор ий , идеальных образов грядущего лежат лишь в механизмах достижения , приобщения к ним индивида . В качестве мечты , линии горизонта , перспективы грядущего социального мироустройст в а , социализм и путь к нему хотя и различаются у этих мыслителей , н о имеют между собой много общего . Это отмечали теоретики (подчеркну , именно теоретики , а не практики ) социалистически-коммунистического толка , еще в начале XX века образовавшие некоторый ми с тический коммунистический интернационал мыслителей , разбросанных по стран ам Европы и создававших свои утопические проекты грядущего социального строя . Они во многом предвосхитили его своеобразной критикой . В . Зомбарт и О . Шпенглер в Германии проделали сво еобразный путь от "маркс изма " через идеи Ницше к теориям , предвосх ищающим крипто-фашистские , профашистские теории "пр усского социализма " [4, 5]. О . Хаксли в Англии б ыл занят иронически-критическими поисками "вечного возвращения " в ницшеанском биологизатор с ком смысле , с его социальной утопией "Остров " [6, 7]. Все они развивали волюнтаристическ и-биологизаторские версии построения грядущего со циального устройства . В то же время в России А . Богданов предложил теорию "вечной жизни ", отнесенную им в романе-утопи и "Красная Звезда . Инженер Мэини ", как и подобает утопии , на Марс [8, 9]. Помимо биолог ических поисков "жизни вечной ", гипотетической " палигенезии крови ", обеспечивающей вечное возвраще ние самого феномена жизни (теории , во мног ом сходной с поисками биологи ч еск ого субстрата вечности романов-утопий Хаксли ) большое внимание Богданов уделяет проблеме со отношения индивида и коллектива , личности и массового общества , которая остро чувствовалась уже после Первой мировой войны . Вместе с тем все утопические проекты, намеченные в художественной форме , несм отря на способ их изложения (тоже во м ногом утопический и мифологический ), недалеко отстоят друг от друга . Все они - как бы побеги , ветви одного ствола весьма модног о в начале XX века направления "философии жи зни ", в се они посвящены социальной проблематике и толкуют о возможном будущем , рассматриваемом с позиций теории "вечного возвращения того же самого ". В этих теор иях-миражах , излагаемых теоретиками будущего социа льного движения , можно с известной натяжкой усмотре т ь некий предупредительный жанр "антиутопических утопий ", хотя вряд ли их так воспринимали сами авторы . В отли чие , скажем , от создателей поздних романов-анти утопий-Е . Замятина и Дж . Оруэлла - эти авторы еще не имели перед глазами мрачного пафоса развития н и большевизма , ни национал-социализма , ни всего XX века с его двумя мировыми войнами и тоталитарно-авторитарн ыми режимами . Нелепо было бы и видеть в их теориях "причину " того , что история впоследстви и пошла по предложенным ими путям , посколь ку сами понятия "причина " и "следствие " в исторической науке вещь , как представляет ся , весьма условная . То , что было "причиной ", само обусловлено чем-то и является "следс твием " всей цепи предшествующих причин и с ледствий , само было навеяно тем самым "дух ом времени ", кот о рый витает в в оздухе и иногда оседает в чьих-либо голова х в виде теорий , конденсирующих его в те или иные образы и в свою очередь выступающих для последующих поколений в ка честве причин и следствий исторического проце сса . Простое динамическое , физико-мате м атичсскос выведение причин и следствий заменя ется в этом случае на сложное многовариан тное стохастическое , статистическое выведение при чин и следствий как тенденций тяготений с ложного поливариантного , полиморфного исторического пути развития человечества. В нем сами эти тенденции осуществляются часто че рез неосуществление в той или иной форме , через непроявление , оказывающее тем не м енее свое воздействие , свою невидимую миру явность . Будучи чуткими барометрами , фиксирующими приближение социальной бури . и З омбарт с его теорией "воли ", выступающей в качес тве экономического фактора , и Шпенглер с и деей синтеза немецкого национализма и социали стической идеи , с его мистикой крови , корп оративного государства чиновников , и Богданов , провозгласивший в романах-утопи я х тор жество коллективного начала , подавляющего личност ь , в качестве будущего социального рецепта спасения , по сути , закладывали протофашистские , протокоммунистические . тоталитарно-авторитарные конс ервативные модели социального развития . Эти м одели не стол ь ко отражают , сколько предвосхищают будущую социальную практику . О ни формировали теорию обществ , лишь по наз ваниям отличающихся друг от друга . Эти общ ества , как близнецы-братья . отличимы только по имени , хотя и несут один и тот же генетический код , один и т от же социальный проект "третьего пути ", стоящи й как бы вне капитализма и феодализма , но по структуре , по пафосу общества име ют с ними единую "кровь и плоть ", едину ю (хотя и расщепленную на две половины ) социальную душу . И "фаустовский человек будущего ", "ф аустовская душа " Шпенглера , и идеальный челове к будущего , выведенный Богдановым в его "М арсианских хрониках " под именем Стерни , предст авляют собой единый тип человека-аморалиста , с тоящего по ту сторону общечеловеческого добра и зла , олицетворяют не толь к о упрощенный тип "сверхчеловека " будущего , но главным образом исторический тип человека , описанный Ницше в духе Руссо : "первый совр еменный человек , идеалист и canaile в одном лице " [3, с . 632]. Это ч еловек , который осуществляет идеалы с помощью варварских средств , не останавливаясь н и перед насилием , ни перед гибелью миллион ов . Что вылилось из таких конструкций в дальнейшем , известно . Тоталитарно-авторитарные режим ы России и Германии во многом опирались на идеи антропологии "фаустовского человека ", "фаусто вской души " Шпенглера и "нового человека " (Стерни ) из марсианских романов-утопий Богданова . И даже , скорее , наоборот : и Шпенглер , и Богданов , и даже Зомбарт в своем философском этюде "Буржуа " лишь зафиксир овали , осознали и рационально обосновали то , что у ж е существовало задолго д о них . Они лишь рационализировали действитель ность традиции , саму укорененность описанного типа человеческой антропологии , возведя ее ур овень до предмета философского рассмотрения . И само понятие "социализм " каждое из этих направле ний интерпретировало по-своему , выделяя черты , акцентирующие не только с пецифику собственного направления социалистической мысли , но и его исторические и функцион альные аспекты . Если Шпенглер , скорее , делал упор на онтологические черты , соответствующие ег о стремлению обосновать и ук оренить социализм в исторической традиции в формах некоего бытийного архетипа , то Бог данов первостепенное внимание уделял его внут ренним функциональным особенностям . Итак , по Шпенглеру : "Социализм - не теоре тический социализм Ма ркса , а практический социализм прусачества , основанный Фридрихом Вильгельмом I, социализм , который предшествовал Мар ксову и который еще победит его - является при всем своем глубоком сродстве с е гипетским складом души полной противоположностью хозяйственн о го стоицизма античности - египетским по своей всеобъемлющей заботливо сти к долговечным хозяйственным связям , по своей воспитательности , возвышающей частное до обязанности перед целым , и по канонизации усердия , которым утверждается время и буд ущность " [10, с . 297]. Как видно из этого определения социализма , основной акцент Шпен глер ставит на чертах , раскрывающих онтологич ескую сущность социального феномена , который предстоит построить , на чертах долговечных , в которых , как говорил философ , утверждается врем я и будущность , статичность , с тационарность , вечность и незыблемость самой конструкции . Богданов же определяет общество будущего - социализм - как целое , высший идеал , как некую сакральную ценность . Для него это "мировое товарищеское сотрудничество людей , не разъединенных частной собственностью , конкуренцией , эксплуатацией , классовой борьбой , вла ствующих над природой , сознательно и планомер но творящих свои взаимные отношения и сво е царство идей , свою организацию жизни и опыта " [8, с . 349]. В этой интерпрет а ции социализма подчеркивается отсутствие внутрен них причин , механизмов , способных противостоять коллективистским ценностям . Здесь перед нами , скорее , функциональная описательная модель все той же статичной стационарной модели буд ущего социального общества, противостоящего в силу коллективизма времени и будущности с помощью неких , найденных однажды и за крепленных навечно механизмов . И та и другая модель содержит в себе консервативное зерно , которое как бы воплощает вечность преднайденной формы и в ыступает к ак воплощение и будущем иде ала общественного устройства , описанного безотнос ительно к исторической правде прошлого Ницше . "Я именно и могу , - пишет Ницше , характе ризуя свою модель статичного стационарного об щества , - только объяснить себе дорическое госу д а рство и дорическое искусство ка к постоянный воинский стан аполлоновского нач ала : лишь в непрерывном противодействии титан ически-варварской сущности дионисического начала могло так долго продержаться такое упорно неподатливое , со всех сторон огражденное и у крепленное искусство , такое воинск ое и суровое воспитание , такая жестокая и беспощадная государственность " [11, с . 54]. Для Ницше Спарта-базовая модель , образец для конструиро вания своего бытийного архетипа , задающего об раз , конструкцию некоей вечной моде л и общества и социального мироустройства , консервативно-традицио-налистски противопоставленных демократической или , говоря языком самого фил ософа , дионисийской сущности Афин , античному л иберализму (если можно так говорить о стру ктура-открытого демократичес к ого полиса , каким Афины предстают в зеркале истории ). Шпенглер подчеркивает гиератический египетск ий характер своей монументальной концепции со циализма , а Богданов - черты единства , общности , отсутствия внутренних центробежных , разъединяющи х механизмов св оей базовой модели соц иализма , что является как бы своеобразным "дополнением " концепции теоретика "прусского социа лизма ". Но тот и другой , очевидно , имеют в виду общий базовый архетип социального бытия , описанный Ницше . Все эти модели п редстают как бы исх о дящими из общего теоретического источника , имеющего в основе единое консервативное "зерно ", построенно е на идеях строгой коллективистской дисциплин ы , где индивид-часть и только часть целого , несводимая к нему . Целое превыше всего , единство и целостность к а к бы противостоят изменению и вечности . По отношению к этой идее целостности , единства , тоталитарно-сакрального характера общес тва стушевываются , нивелируются , становятся менее различимыми как националистический характер прусского социализма Шпенглера . та к и планетарный , общемировой характер социализма Богд анова . Тем более что вскоре сам общемирово й , интернационалистский характер социалистической модели последнего в силу нереализуемости , о тнесенности в вечность будет как бы зазем лен в тенденциях национал- б ольшевизма , в теориях построения социализма в одной отдельно взятой стране . Это , по сути , доказывает лишь внутреннее сходство , внутреннюю логику как идеи прусского социализма , так и его брата-близнеца , антипода - российского социализма . В данном случае ва ж на общая идеологическая установка на построение вечного социального организма , покоящегося н а идеале "третьего пути ", как бы исключающе го ддонисизм . т.е . изменение и развитие сам ого "бытийного " социального архетипа . И если ранее традиционно было принято о тделять социализм истинный , "научный " от социализма консервативного , который как бы стремится перехватить социалистические лозунги и идеалы , включить их в общее русло консервативной теории , то выявленное сходство самой традиционалистской базовой модели , л е жащей в основе как консервативно- тради-ционалистской . так и социалистической идеоло гии , позволяет объединить их в общее русло социальных утопий , опровержением которых и стала во многом трагическая история XX века . Эта история ознаменована противостоянием д вух государств-империй , построенных н а едином традиционалистском основании , на тео рии "вечного возвращения того же самого " Н ицше , на теории , не верифицируемой и не имеющей иной интерпретации , кроме самой по себе жестокой биологической модели существов ания социальной формы в ее инобыти и , формы биологической , только в таком вид е обретающей "онтологическое существование ". Весь "эсхатологизм " концепции социализма к ак формы обретения "земного рая " - самоопроверже ние . Поскольку возвращение "бытийного архетипа ", провозглашенное как смысл и цель соци алистической доктрины , является своеобразной форм ой невозвращения бытийной , родовой сущности и ндивида , он сводится , редуцируется к биологиче скому субстрату , поставленному в жесткие рамк и вне биологических - социогенных - тр адиций и правил , навязанных извне и принуж дающих его жить по принципам , в которых как раз и отрицается его родовая , приро дная сущность . Остается лишь безликий индивид , член , термит , пчела единого целого-муравейника , улья , зоны и т.д . Противопоставленн ый либеральной концепци и человека как атомарного , частного , осуществл яющего свои цели индивида , новый тип челов ека-муравейника , 'фаустовской души " и "марсианских хроник " Богданова всецело подчинен идее цел ого , являясь своеобразным , но динамичным "винти ком " , элементом в целом . Он - проду кт заданных извне обстоятельств , ритуалов и традиций , материал , глина , которую формуют д ля создания самого идеала нового общества , выбравшего "третий путь ". По словам Шпенглер а . это «высшая порода людей , которая благо даря св о ему превосходству в воле , знании , богатстве и влиянии , воспользуется демократической Европой как послушнейшим и подвижнейшим орудием , чтобы взять в свои руки судьбы земли и как художник работ ать на материале "человека "» [10, с . 535]. Сходная постановка пр облемы отражаетс я и в подходе к этому "материалу челов ека " у Богданова , несмотря на весь , казалос ь бы , демократический пафос предлагаемых им коллективистских взаимоотношений : "С выступлением на сцену широких масс устранение того или иного работника - факт совершенно ничтожный по своему значению для дела в целом " [8, с . 110]. Или другое его высказывание : "Товарищ выбыл из строя , товарищ погиб - первая мысль , которая выступает на сцену - это как заменить его для общего дела , как заполнить пробел в системе си л , направленных к общей цели " [8, с . 69] 1 . Мораль , стоящая по ту сторону общечело веческой заповеди добра и зла с ее требованием "не убий ", в этой новой мо рали социалистического муравейника оказывается п реодоленной во имя неизменности целого , для которого можно и нужно пожертвовать частью , тем более что каждый член такого мур авейника взаимозаменяем . Более того, во и мя жизни этой целостности , социалистического рая вводится своеобразная иерархия , касты , ран ги , дифференцирующие индивидов по их месту , роли и значению в обществе . Одними можн о безжалостно по соображениям высшей целесооб разности жертвовать , даже если и х миллионы , другим же должно быть обеспечено право на бесконечно долгое продление жиз ни путем "палигенезии крови ". Эту теорию со всей серьезностью обдумывал Богданов . Итак , если индивид не соответствует кр итериям иерархии , он может быть принесен в жертву. Так рассуждает главный герой , протагонист самого теоретика этого мистическог о социализма , инженер Стерни после обсуждения вопроса о возможной колонизации Земли (не забудем , что мы имеем дело с романом-у топией ). Цинично калькулируя возможные последствия . о н делает следующий и как бы окончательный вывод : "Итак , остается все та же дилемма : или приостановка нашего собственного размножения и с него ослабление всего развития нашей жизни , или колонизац ия Земли , основанная на истреблении всего человечества ... Мы д олжны выбирать . И я говорю , мы можем выбирать только од но ... Высшей жизнью нельзя жертвовать ради низшей . Среди земных людей не найдется и нескольких миллионов , сознательно стремящихся к действительно человеческому типу жизни . Р ади этих зародышевых людей м ы н е можем отказаться от возможности зарождения и развития десятков , может быть , сотен миллионов существ нашего мира , -людей в несравненно более полном значении этого слова . И не будет жестокости в наших действ иях , потому что мы сумеем выполнить это истре б ление с гораздо меньшими страданиями для них , чем они сами постоян но причиняют друг другу " [8, с . 169]. Это одна сторона рассуждений . Другая - уже отмеченная выше теория мистической "палигенезии крови ", т. е . теория бесконечно долгого продления жизни или , к ак выражается Богданов , ис пользуя высокопарные социалистические формулы , "то варищеский обмен жизни не только в идейно м , но и в физиологическом существовании " [8, с . 159]. Здесь мы видим почти в буквальном смысле воспроизведение заветов Ницше , высказанн ых им в раннем произведении "Греческое государство " (1871). Правда , л ишь с той оговоркой , что немецкий философ с позиций аристократического радикализма не камуфлировал социалистической фразеологией исти нные цели "товарищеского обмена жизни ": "Страдан ие и без того уже тяжко живущих людей должно быть еще усилено , чтобы сдела ть возможным созидание художественного мира н ебольшому числу олимпийцев " [11, с . 256]. Но для того чтобы осуществить эти идеалы в условиях массового общества , необх одимо сам мистический соци ализм переосмыс лить не как утопию ("третий путь "), а как форму реального действия . Например , так , к ак это предлагает Богданов : "Утопия выражает стремления , которые не могут реализоваться , усилия , которые ниже сопротивления . Теперь они выросли и стали план о мерным трудом , преодолевающим те сопротивления ; для э того им надо было слиться в единстве идеи . Вот почему для меня торжество объеди ненного труда и торжество идеи - одно и то же " [8, с . 256]. Выступая в качестве организующей и мо билизующей идеи , утопия ст ановится путево дной звездой грядущего социального развития , формой обретения будущего в настоящем . Но тем самым настоящее как бы приносится в жертву будущему утопическому проекту , который никогда не может быть реализован просто в силу нереальности поставл е нной цели . Но для ее воплощения целые поко ления становятся заложниками утопии , мечты , бы ть может , придающей жизни этих поколений н апряжение и динамизм , но тем не менее ставящей ложные цели , ценности и идеалы . Все эти отвлеченные , казалось бы , расс уждения о построении нового общества , об щества "третьего пути ", неожиданно обрели свою "плоть и кровь " при попытках их реализ ации как в Германии в 30-40-е годы , так и в России в период между Первой и Второй мировыми войнами . Намечая контуры их реализации , Шпенгле р в своих рассуждениях о "прусском социализме " четко ори ентируется на тот социальный слой , который , по его представлениям , явится носителем соц иальной мечты . При этом он оставляет "за бортом " грядущей мечты все остальные социал ьные слои и группы общества . « Лю ди этого закала . - пишет Шпенглер о членах нового общества , носителях "фаустовской идеи ", - выбрасывают свои миллионы не на удовлет ворение безбрежной благотворительности в отношен ии мечтателей , "художников ", слабаков и недоноск ов ; они употребляют их рад и тех , кто пригоден в качестве материала для будущего . С их помощью они преследуют к онкретную цель . Они создают точку приложения силы для жизни поколений в перспективе , выходящей за рамки личного существования» [10, с . 536]. Подобно Платону , изгонявшему из мира своей утопической Атлантиды поэтов и художников , Шпенглер конструирует свое "новое общество ", свой функциональный "земной р ай " таким образом , что в нем не остаетс я места для целых социальных слоев : не только "мечтателям и художникам ", но и кр естьянст в у , как бы индифферентному по отношению к "фаустовским идеалам ". Еще более радикально поступает Богданов . В его утопии нет места целым классам , слоям , являющимся , по мнению теоретика , ка к бы "вампирами " общества . "Когда отживают ц елые классы , общества , - г оворит один из его героев - протагонист самого автора , - то мертвецы рождают мертвецов " [8, с . 265]. Проблема состоит для него в следующем : как опред елить момент , когда живые становятся отжившим и , классифицировать живого в разряд "вампиров '. На помощь пр иходит своеобразная и вполне прагматическая калькуляция , показывающая функциональную значимость жизни в новом обществе , внешне сохраняющем , казалось бы , впол не рациональный характер . Да и вообще , сам жанр богдановской утопии показывает , насколь ко хорошо р а зум может обслуживать любую , казалось бы . безумную идею , предлаг ая ей пути к реализации . Так вот , кальк уляция , лежащая в основе "живого ", приводит теоретиков "нового общества " к следующему функ циональному выводу : "Представьте себе человека-рабо тника в как о й бы то ни бы ло области труда и мысли ... Его энергия входит в общий поток жизни и усиливает его , помогает побеждать то , что ей вражд ебно в мире ... Но пока он дает ей бо льше того , что берет , он увеличивает сумму жизни , он в ней плюс , положительная ве личина. .. Гораздо чаще человек , который сл ишком долго живет , рано или поздно пережив ает сам себя ... Он не только паразит , он ее активный ненавистник ; он пьет ее с оки , чтобы жить - и не хочет , чтобы она жила , чтобы она продолжала свое движение " [8, с . 264. 265J. Д л я решения этой пробл емы Богданов предлагает два возможных выхода : либо добровольная смерть , при калькуляции дающая минусовый остаток , либо аннигиляция , сознательное уничтожение индивида , слоя,класса . Философия жизни , положенная в основу т акого утопическог о проекта будущего социа листического общества , словно впитывает в себ я безумные рекомендации позднего Ницше . котор ый , создавая свою концепцию "вечного возвращен ия того же самого " как некой бытийной онтологии , давал следующие рецепты : "Уничтожение гниющих р ас ... Уничтожение рабских оценок , господство над землей для создания высшего типа . Уничтожение тартюфства . называемо го моралью . Уничтожение всеобщего права голос а , т.е . системы , через которую слабейшие тво рения предписывают себя в качестве законодате лей д л я высших . Уничтожение посред ственности и ее одобрения " [12, р . 457]. В другом месте этот же мыслитель "социальной евген ики и гигиены " писал : "Не делать людей лучше , не проповедовать им мораль как мора ль в себе , предлагая им некоторый идеал . Не создавать у с ловия , предполагающи е этих людей , людей уже имеющих эту мо раль (более ясно физико-духовную дисциплину ), мо раль , делающую их сильнее ... И никакого сожа ления несчастным " [12, р . 513]. Если Шпенглер прямо и непосредственно через "Архив Ницше " соприкасается с ид ейным наследием немецкого философа , то Богдан ов , хотя прямо его не упоминает , фактическ и разрабатывает в своих теоретических упражне ниях по социализму многие идеи , заимствованны е им в период вынужденной эмиграции 2 . Не только идеи Э . Маха и второй позитиви зм лежат в основе его теоретических предс тавлений , но и "философия жизни " (главным об разом , Ницше ). Они стали сознательным или бессознательным источником для теоретических утопий , конструируемых Богдановым в период , предшествующий Октябрьской революции в России . Влияние идей Ницше в тот период испыты вают также А . Луначарский , М . Горький и другие представите л и так называемого ницшеанского марксизма в России начала в ека . Философия Ницше , широко рспространенная н а рубеже XIX - начала XX веков как в Германии , так и в России , оказалась общим теорети ческим источником для многих утопических моде лей социализма , созд аваемых в этих стр анах . И хотя сам философ подчас не упо минается как родственник , само родство с к оторым как бы предосудительно , тем не мене е через Архив Ницше , идеи Шпенглера и ряда других теоретиков взгляды немецкого ирра ционалиста активно входят в инте л лектуальную среду и получают широкий резонанс в так называемом консервативном социализме Германии . Усваиваются они и образуют куль турный фон русских социалистов , оказывая суще ственнейшее влияние на формирование ими многи х теоретических утопических проекто в . Яркий пример такого рода - романы-утопии Бог данова , псевдореволюционная поэзия Горького и т.д . Как В . Ленин , так и последующие тео ретики (так называемые марксистские ) социализма чурались знакомства с идеями немецкого фил ософа , усматривая в них , по оценк е Ленина , "психологическое понимание империализма " [14]. Хотя вся социальня практика , весь исторически й опыт развития и России , и Германии в период , предшествовавший Второй мировой войн е , практически осуществляет многое из того , что лишь намечалось , задум ы валось в качестве проекта , идеала , утопии социал ьного мироустройства . Мы сталкиваемся с общей для двух разновидностей социализма - "истинног о " и "консервативного " - системой концентрационных лагерей , "геноцидом ", милитаризацией , тоталитарной системой госу д арственной власти , вс ецело подчиняющей себе индивида и также л егко устраняющей его во имя ложно понятой целостности , единства и т.д . "Третий путь ", т.е . социализм в его различных формах - "истинной " и мнимой ("консер вативной "), - тупик социального развити я . На практике он оказался режимом , который , ги гантски мобилизуя отсталую экономику путем ко лоссального террора и насилия над обществом , на время создает достаточно эффективный экономический и производственный уровень развити я , но не выдерживает проверки и с торией , тем самым временем , которое он ста рается упрятать в жесткие формы ритуализирова нного общества , стремясь преодолеть хаос экон омического , духовного порядка путем идеологическо го диктата , террора , геноцида и т.д . По сути , это возвращение современног о общества к традиционалистским принципам с сакрально заданным набором ценностей , с едиными вождем и партией , с единым на родом и прочим набором протофашистских , а то и просто фашистских атрибутов . И характ ерно , что сама история социалистических режим ов , п ы тающихся на каком-то этапе придать себе "человеческое лицо ", привить гу манистические ценности , использовать опыт "шведско го варианта " и т.п ., доказала историческую б есперспективность самой идеи построения вечной социальной утопии , осуществленной с помощью варварских средств в стороне от столбовой дороги развития человечества . Попы тка возвращения или создания стационарной зам кнутой модели общественного устройства типа с оциализма обречена либо на возвращение к временам первобытного варварства , к обществам "о с тывшим ", к системам традиционалистск ого типа , либо к социальному тупику . К краху самих социальных устремлений , что , собст венно , одно и то же . Это уже неоднократ но подтверждала история человечества . СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Уткин А.И. Западная инте рпретация г лобального противостояния // Философ ские науки . 1995. № 5-6. 2. Ницше Ф. С обрание сочинений . Т . IX. СПб ., б /г . С . 30. 3. Ницше Ф. С очинения . В 2 т . Т . 2. М .. 1990. 4. Шпенглер О. Прусская идея и социализм . Берлин , 1923. 5. Мочкин А.И. Кровь и почва пру сского социализма О . Шпенглера // Философские науки . 1995. № 5-6. 6. Хаксли О. И после многих весен . М ., 1992.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Прежде чем говорить, что у русских рабская психология, посмотрите, сколько народу курит под табличками «Не курить».
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru