Реферат: Личность и государство в романе Е.И. Замятина "Мы" - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Личность и государство в романе Е.И. Замятина "Мы"

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 376 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Средняя школа № Экзаменационный реферат по литературе. Те ма : Личность и государство в романе Е.И . Замятина «Мы». Руководител ь : Исполнитель : ученик 11б класса Томск 2001 Оглавл ение Огл авление 2 Введение. 3 ГЛАВА 1. Творческий замысел и история создания романа , его жанровое своеобразие. 4 ГЛАВА 2. Пробл е ма личности и государства в романе Е.И . Замятина «Мы». 7 1) Замкнут ая модель мира в романе Е.И . Замятина « Мы». 7 2) Облик и принципы Единого Государства. 8 3) Рассказчик , нумер Д - 503, и его духовна я болезнь. 13 4) «Сопротивление человеческой природы». 17 Заключение. 20 Список литературы. 23 Введение. Евгений Иванович Замятин (1884 - 1937) - я ркий прозаик и драматург . Но , к сожалению , его произведения нашли своего читателя т олько в 80 - 90 годы ХХ века . Этот век , век торжества человеческого разума , век невид анного прогресса обернулся самым кровавым в истории человечества веком . ХХ век - век Великих идей , слишком великих для того , чтобы до конца быть понятными , не искушённ ой в фило с офских вопросах массе человечества. Когда Евгений Замятин писал свой рома н «Мы» , ему , взявшемуся в художественной ф орме изучить и разоблачить губительность тота литарной системы для личности человека , жизнь подарила возможность своими глазами наблюдат ь заро ждение в крови и хаосе Един ого Государства . По своему духовному складу революционер , почувствовав утопичность некоторых лёгших в основу страны советов идей , пи сатель захотел изучить и разоблачить их , в еря в силу писательского слова , в возможно сть «вылечит ь » русскую революцию . Однако действительность ХХ века превзошла все наиболее страшные предчувствия автора романа . Тема реферата интересна тем , что глубо ко изучив содержание романа , рассмотрев созда нную автором гротескную модель Государства , м ы приходим к по ниманию основной идеи романа : человеческая природа не выносит б езличного существования. Таким образом , целью данной работы явл яется : раскрыть проблему взаимоотношений личности и государства , показать , что благополучная жизнь людей не может быть построена н а отказе от собственной личности , пока зать , что такая опасность может подстерегать любое общество , где значение человеческой личности низведено до уровня винтика в государственном механизме. Творчество Евгения Замятина ещё недостато чно изучено в нашей стра не . Тем ин тереснее была работа над рефератом , самостоят ельное осмысление некоторых проблем . В процес се работы над рефератом были прочитаны и изучены монографии , книги , статьи . Особенно привлекла работа Е.Б . Скороспеловой «Чёрт со ветской литературы» . Именн о с её помощью удалось понять глубинный смысл про изведения . ГЛАВА 1. Творч еский замысел и история создания романа , е го жанровое своеобразие. Знаменитый антиутопический роман Замятина «Мы» был создан в 1920- 1921 годах в Петроград е , но сразу же заочно за клеймённый ярлыком «контрреволюционного» и запре щённый вернулся на родину писателя лишь с емь десятилетий спустя . Острополитическая ситуаци я всеобщего кризиса , а затем и самораспад тоталитарного советского государства , сделавший это возвращение возможным , вместе с тем злободневно ориентировал и первые п осле его публикации в России научные инте рпретации произведения . В антиутопии фиксировалос ь отражение с позиций писателя гуманиста прежде всего идеологических установок и социа льно-орг а низационных форм «страны стр оящегося социализм a» , как в их начальном виде , так и в последующем развитии. Испокон веков человеку свойственно , не довольствуясь существующим порядком , мечтать о будущем счастливом мироустройстве или фант азировать о былом сказ очном великолепии жизни . Так , уже древнегреческий философ П латон в диалоге под названием «Государство» даёт подробное описание устройства идеальног о , по его мнению , общества . Граждане этого общества делятся в соответствии со своим и задатками и способностя м и на три разряда : ремесленники , воины и философы- правители , Так появляется строгая иерархия ми ра утопии - первый закон жанра . Другой зако н - искусство в таком Государстве не воспр инимается как нечто самоценное : Платон вообще изгоняет из идеального мира поэ т ов и художников , так как исходя из представлений древних , всякое человеческое т ворчество лишь вторично , подражательно по отн ошению к божественному творчеству самой приро ды . Долгое время все попытки воплотить уто пические мечты в реальность увенчивались кра х ом : человеческая природа упорно с опротивлялась всяческим стремлениям разума ввест и её в рациональное русло , упорядочить то , что плохо поддаётся упорядочению . И толь ко двадцатый век , с его катастрофическим р азвитием техники и торжеством научного знания , об е спечил утопическим мечтателям возможность переносить их подчас бредовые замыслы с бумаги на саму действительность . Первыми опасность трансплантации буйных творче ских фантазий из мира вымысла в реальност ь , опасность превращения самой жизни в огр омное утопи ч еское произведение почувс твовали писатели : в эпоху торжества утопическ их проектов , когда только мечта вдруг пере стала удовлетворять ищущий разум человека , по является новый , великий спорщик - антиутопия . В утопиях рисуется , как правило , прекрасный и изоли рованный от других мир , предстаю щий перед восхищённым взором стороннего наблю дателя и подробно разъясняемый пришельцу мест ным «инструктором» - вожатым . В антиутопиях , осн ованный на тех же предпосылках мир дан глазами его обитателя , рядового гражданина , из н утри , дабы проследить и показат ь чувства человека , претерпевающего на себе законы идеального государства . Конфликт личност и и тоталитарной системы становятся движущей силой любой антиутопии , позволяя опознать антиутопические черты в самых различных на пер в ый взгляд произведениях... Замятин изо бражает борьбу между внутренне антиномичными стремлениями человеческого духа , проецируя её на евангельский сюжет . В романе 40 записей . 40 - число сакральное : сорок дней продолжалось ис кушение Христа в пустыне , сорок дн ей продолжается Великий пост накануне Пасхи , сорок дней не покидает душа умершего з емлю - столько времени требуется для перехода из состояния земного в астральное . Сорок дней в судьбе Христа - это история пре одоления им сил земного притяжения . Сорок дней в истории Д - 503 - история обретен ия и утраты им живой души , своего «я» , история его окончательного уподобления маши не - все нумера , которым удаляют фантазию , в оображение становятся не бого , а машиноравным и . Травестирование библейского сюжета подчёркивае т трагическое восприятие Замятиным во зможности духовного воскрешения личности. Замятин - писатель был встречен не мен ее враждебно . Созданное им в первые послер еволюционные годы свидетельствовало о том , чт о в его лице русская литература обрела мастера слов , а втора лаконичной и ё мкой прозы , легко сопрягающей фантастику и быт , сюжет и сказ . В послереволюционные годы приходит к читателю повесть «На кули чках» , напечатанная ещё в 1914 году в журнале «Заветы» , но так и не вышедшая в свет в связи с конфискацией тира ж а и привлечением автора к суду . Пу бликуется написанная в 1917 году повесть «Остров итяне» - предшественница будущего романа «об о пасности , угрожающей человеку , человечеству от гипертрофированной власти машин и власти г осударства - всё равно какого» . Выходя т новые повести и рассказы Замятина . Но каждое выступление писателя приводит к очередной тяжбе с критикой , но самой се рьёзной причиной разлада Замятина с современн остью становится роман «Мы» . В 1921 - 1922 годах в издательстве З . И . Гржебина выходят три то м а собрания сочинений Замятина . Было объявлено о готовящемся к выходу четвёртом томе . В него должен был войти роман , во многом определивший дальнейшую жи тейскую и литературную биографию писателя . Но четвёртый том так и не появился в свет . Вплоть до 1924 го д а писатель сохранял надежду на издание романа . После дним шансом казался журнал «Русский современн ик» , в редколлегию которого входил Замятин . Начали появляться переводы романа : на англи йский (Нью - Йорк ,1924), чешский (Прага , 1927), французский (Париж , 192 9 ). Но полный русский те кст романа был опубликован только в 1952 году в Нью-Йорке стараниями вдовы писателя . А советский читатель получил возможность позна комиться с романом лишь в 1988 году . Но за долго до этого знакомства он был пре дупреждён критиками и л итераторами о том , что роман Замятина - «пасквиль на коммунизм и клевета на советский строй» , что это «низкий пасквиль на социалистическ ое будущее» . Замятин решает печатать роман в самом известном журнале русской эмиграци и , издававшемся в Париже , - в «Сов р еменных записках» . Но публикации , видимо , воспрепятствовал драматический поворот событий в судьбе писателя . Его арестовали в ноч ь с 16 на 17 августа 1922 года .. 7 сентября 1922 года Замятин получил предписание о высылке за границу . Он должен был покинуть Р оссию вместе с большой группой людей , чья деятельность противоречит устоям советс кого общества . Заступничество друзей помогло Замятину избежать высылки . Однако в середине 20-х годов Замятин оказывается вне литерат урной жизни . Закрываются издательства самы х крупных журналов . А 1929 году , в предверии «года великого перелома» , рапповские критики организовали травлю замечательных ру сских писателей . Среди них был и Замятин . В середине ноября 1931 года Замятин навсегд а покидает родину . Символичным представляется тот факт , что умер Замятин в тридцать седьмом го ду , словно и за рубежами родины ему не удалось уйти от того Большого террора , который сам он предсказал в своём рома не . И , может быть , причина замятинского мол чания в последние годы кроется ещё и в том , что слишком тяжело было писателю видеть , пусть и из «прекрасного д алёка» , как сбываются самые мрачные его пр орочества , торжествует энтропия и в ледяную пустыню обращается Сад русской литературы. ГЛАВА 2. Пробл ема личности и государства в романе Е.И . Замятина «Мы». 1) Замкнутая модель мира в романе Е.И . Замятина «Мы». Роман «Мы» не только самое значительное произведение Евгения Замятина , но и наиболее яркое воплощение жанра анти утопии в русской литературе . Начало ХХ века , и особенно Октябрьская революция , поро дили в сознании людей новые утопические и ллюзии . Многим жившим в ту прекрасную и трагическую эпоху казалось , что революция , к ак локомотив , мгновенно домчит человечество в «социалистический рай» . Вот по ч ем у столь ощутимы элементы утопии в советск ой литературе первых послеоктябрьских лет . Но более проницательным художникам уже в те годы открылся бесчеловечный смысл реализации великой мечты , чудовищность попыток «железно й рукой загнать человечество к счаст ь ю» . События последующих десятилетий подтв ердили правильность их прогнозов . ХХ век в место столь желанной гармонии между человеком и миром принёс мировые войны и крова вые революции , тоталитарные режимы и экологич еские катастрофы , бурный рост промышленного п р оизводства , превративший людей в подобие механизмов . Этот век , как никакой другой , обесценил отдельную человеческую жизнь. Отрекаясь от дня сегодняшнего , революционные романтики создавали идеальную модель дня завтрашнего . Замятин моделирует будущее , опира ясь на сущностные черты настоящего . О каком буду щем может мечтать человек , перед которым н астоящее поставило единственную задачу - физически выжить ; который лицом к лицу столкнулся с угрозой голодной смерти , физической рас правы ? На этот вопрос Замятин отв е чает книгой , в которой вопреки всем утопическим концепциям современной ему советск ой литературы создаёт модель мира будущего , в котором решены все материальные проблемы . Человек в этом мире не знает ни страха , ни голода , ни холода . Там торжеству ет плоть , а «равенство всеобщей сы тости» достигнуто путём устранения индивидуально й свободы . И не случайно страна , изображён ная в романе «Мы» , обнесена Зелёной Стеной . Страна искусственного счастья напоминает за мкнутый , отгороженный от всей вселенной остро в . Обществ о , изображённое в романе , достигло материального совершенства и останови лось в своём развитии , погрузившись в сост ояние духовной и социальной энтропии. В романе «Мы» писатель стремится расс казать о так называемой «конвергенции» , то есть о смешении систем в один «те хнократический котёл» . Здесь выявляется борьба двух полярных начал : за человека или пр отив него ; гуманизм или фанатизм , исходящий из того , что люди , народ нуждаются в жестоком пастыре . Неважно , кто он - обожествл ённый тиран или свирепый творец все г о сущего ; важно , чтобы человека можно было бы загнать в раба , в муравья , в обезличенный «нумер». Одна из главных мысль о том , что происходит с человеком , государством , обществом , цивилизацией , когда они , поклонясь абстрактно - разумному бытию , книжным , тео ритически сконструированным идеалам , добровольно отказываются от свободы личного самоосуществления и ставят знак равенства между несвободой и коллективным сча стьем . При таком историческом «выборе» цивили зация , укореняющаяся в несвободном обществе , н еизбеж н о оказывается технотронной , ма шинизированной , бездуховной ; люди превращаются в простой придаток машины , в продолжение гром адного централизованного механизма государственного управления . Перед глазами идеологически обол ваненного Д - 503 предстаёт символиче с кая картина идеального общественного устройства , восхищающая его эстетически и нравственно. Таким образ ом , при всей непохожести замятинских произвед ений неизменным остаётся создаваемое автором замкнутое художественное пространство . Это простр анство служит писателю моделью современного ему мира . Положение человека в этом м ире определяется его способностью или неспосо бностью преодолеть замкнутость , победить в се бе звериное , утробное , вырваться на просторы свободного духа. 2) Облик и принципы Еди ного Государства. Действие романа , перенесённое н а несколько столетий вперёд , происходит в некоем Едином Государстве , укрытом от «дикого » пространства Зелёной Стеной , отлитой из «самого незыблемого , вечного стекла» , в момент , когда жителям фанта стического города предстоит выйти за пределы своего простран ства и «благодетельному игу разума подчинить неведомые существа , обитающие на иных пла нетах». Мотив стекла символизирует парадоксальное сочетание вынужденной «публичности» существования , жизни с р азъединённостью людей , так как стекло не только открывает глазу жизнь другого , но и служит невидимой гр аницей , преградой - кажущаяся доступность взгляду не означает родства , даже простого знаком ства . Со стеклом связано представление о х рупкости и непрочно с ти - ещё одно напоминание об искусственности , рукотворности Единого Государства . Хрупкость мотивирует мотив ы упрощения : нумер , вместо имени , серо-голубая юнифа в качестве одежды для всех , про гулки в шеренгах , любовь по розовым талона м - таково гротескное в ыражение идеи упрощения , на основе которого оказывается возможной организация , с помощью которой «с теклянный» - хрупкий , искусственный - мир защищает себя от гибели , подобно тому , как это делает , согласно версии русской литературы , «самый уменьшенный» гор о д русской истории. Уже на первых страницах романа Е . Замятин создаёт модель идеального , с точки зрения утопистов , государства , где найдена д олгожданная гармония общественного и личного , где все граждане обрели наконец желаемое счастье. «Как всегда , Музыкал ьный Завод все ми своими трубами пел Марш Единого Госуда рства . Мерными рядами , по четыре , восторженно отбивая такт , шли нумера – сотни , тысяч и нумеров , в голубоватых юнифах , с золотым и бляхами на груди – государственный нум ер каждого и каждой . И я – мы , че т веро , - одна из бесчисленных волн в этом могучем потоке» . Отметим , что в вымышленной стране , созданной воображением З амятина , живут не люди , а нумера , лишенные имен , облаченные в юнифы (то есть униф орму ). Внешне схожие , они ничем не отличают ся друг от дру г а и внутренне . Неслучайно с такой гордостью восклицает герой , восхищаясь прозрачностью жилищ : «Нам не чего скрывать друг от друга» . «Мы счастлив ейшее среднее арифметическое» , - вторит ему дру гой герой , государственный поэт R -13. Одинаковостью , механичностью отличается вся их жизнедея тельность , предписанная Часовой Скрижалью . Это характерные черты изображенного мира . Лишить возможности изо дня в день выполнять о дни и те же функции значит лишить сча стья , обречь на страдания , о чем свидетель ствует история «О т р ех отпущенник ах». В Едином Государстве воцарилось всеобщее «математически безошибочное счастье» . Его об еспечивает само Единое Государство . Но счасть е , которое оно даёт людям , - лишь материальн ое , а главное - в общих , одинаковых и об язательных для всех форм ах . Каждый пол учает сытость , покой , занятие по способностям , полное удовлетворение всех физических потре бностей - и ради этого должен отказаться о т всего , что отличает его от других : от живых чувств , собственных стремлений , естеств енных привязанностей и с о бственных побуждений . Словом от собственной личности . Само понятие «человек» заменено понятием «нум ера» , и золотые бляхи с присвоенными номер ами каждый носит на груди . Человеческая жи знь перестала быть высшей ценностью , о чём свидетельствует также эпизод и спыт ания Интеграла : десять нумеров , погибших при испытании , повествователь называет бесконечно м алой третьего порядка . Материальные проблемы были решены в ходе Двухсотлетней войны . По беда над голодом одержана за счет гибели 0,8 населения . Но победа в Двух с отлетней войне имеет еще одно важное знач ение . Город побеждает деревню , и человек п олностью отчуждается от матери-земли , довольствуяс ь теперь нефтяной пищей. Что касаетс я духовных запросов , то государство пошло не по пути их удовлетворения , а по пут и их по давления , ограничения , строгой регламентации . Первым шагом было введение сек суального закона , который свёл великое чувств о человеческой любви к «приятно - полезной функции организма».Сведя любовь к чистой физи ологии , Единое Государство лишило человека ли ч н ых привязанностей , чувства родства , ибо всякие прочные связи , кроме связи с Единым Государством , преступны . Несмотря н а кажущуюся монолитность , нумера абсолютно ра зобщены , отчуждены друг от друга , а потому легко управляемы . Большую роль в создании иллюзии счастья играет Зелёная Ст ена . Человека легче убедить , что он счастл ив , оградив его от всего мира , не давая соприкасаться с иными формами жизни , отня в возможность сравнивать и анализировать . Гос ударство подчинило себе не только пространств о , но и время каж д ого нумера , создав Часовую Скрижаль . Оно отняло у с воих граждан способность к интеллектуальному и художественному творчеству , заменив его Еди ной Государственной Наукой , механической музыкой и государственной поэзией . Стихия творчества насильственно прируч е на и постав лена на службу обществу . Стоит обратить вн имание на названия поэтических книг , свидетел ьствующие об утилитарности искусства в этом мире : «Цветы судебных приговоров» , трагедия «Опоздавший на работу» , «Стансы о половой гигиене» . Однако даже решив все эти проблемы , Единое Государство не чувствует себя в полной безопасности . Не случайно же в этой стране создана целая систе ма подавления инакомыслия . Это и Бюро Хран ителей , Операционное Бюро с его чудовищным Газовым Колоколом , и Великая Операция , и дон о сительство , возведённое в ранг добродетели. Насилие над личностью вызывает у люде й не естественную болевую реакцию , а восто рг . Это объясняется тем , что у Единого Государства есть оружие пострашнее Газового Колокола . И оружие это - слово . Именно слово може т не только подчинить человека чужой воле , но и сформировать особый ти п сознания , оправдать насилие и рабство , з аставить человека поверить , что несвобода - это и есть счастье. Подтверждение идеям Единого Государства звучит и в словах R -13. Он находит его в религии дре вних , то есть в Христианстве , истолковывая его по-своему : «Тем двум в раю – был предоставлен выбор : или счастье без свобо ды – или свобода без счастья ; третьего не дано . Они , олухи , выбрали свободу – и что же : понятно – потом века т осковали об о ковах . И только мы снова догадались , как вернуть счастье… Б лагодетель , Машина , Куб , Газовый Колокол , Хранит ели – все это добро , все это величест венно , прекрасно , благородно , возвышенно , кристальн о-чисто . Потому что это охраняет нашу несв ободу – то есть н а ше счастье ». На первой странице романа появляется образ , который станет в нём центральным и обретёт особый символический смысл . Это о браз Интеграла . Интеграл - важная деталь , принад лежащая научно - фантастическому плану замятинског о произведения . Это косм ический снаряд , способный вырваться за пределы околоземной атмосферы , достичь иных миров , принести туда Благую весть о существовании Единого Гос ударства и с помощью абсолютного знания , к аким обладает этот рукотворный рай , пересозда ть , «интегрировать» Всел е нную , которая пока пребывает в состоянии «дикой свобод ы» . «Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа , обитающие на иных планетах - быть может , ещё в диком состоянии свободы . Если они не поймут , что мы несём им математически без о шибочное счастье , наш долг заставить и х быть счастливыми» . «Газетная литература» да лёкого и мрачного будущего слово в слово воссоздаёт лозунги первых лет революции - о победе мировой Революции , о распространении диктатуры пролетариата и социализма на в сё или хотя бы близлежащие государ ства , о торжестве братства , труда и свобод ы ... Было и такое : «Железной рукой загоним человечество в счастливое будущее !» Именно вокруг Интеграла завязываются основные событ ия , выстраивается любовный , авантюрный , психологиче с к ий сюжеты романа. Но образ Интеграла не только продуцирует сюжетную д инамику , не только способствует возникновению в произведении сложного психологического плана , но и вводит в роман дискуссию о во зможности создания «нового мира» и «нового человека» - диск уссию , которая завязалась в России ещё в 60-е годы Х I Х века , приоб рела особенно острый характер на рубеже в еков и , получив дополнительный импульс в у словиях революционной ситуации , не стихала на протяжении 20-х годов ХХ века и длится , можно сказать , по сей день. Человек и власть . Что это : вечные противники или с оюзники на века ? И вообще , способен ли человек жить сам по себе , без «руководящей и направляющей» руки . Вопрос не только из области философии , достаточно вспомнить , сколько крови пролилось из-за этог о во проса . С древних веков рвался человек из пут власти : восставал , сжигал , убивал и , успокоенный железом и кровью , терпел гнёт ещё более тяжкий и горький . Недаром К . Маркс сделал вывод , что вся история ч еловечества - беспрерывная цепь борьбы тех , кто у в л асти , и тех , кто на эту власть работает . Люди власти были р азными : глупыми и умными , жестокими и слаб оумными , хитрыми и принципиальными . И всегда , особенно в ХХ веке , находились люди , про возглашавшие свою власть абсолютной и непогре шимой , создавая миф о « б ожественно сти» своего предназначения . Именно такой миф лёг в основу образа Благодетеля в ро мане Е.И . Замятина «Мы». Образа , во многом провидческого . Ведь благодетель - это уже не человек - это симво л , символ власти . Недаром у него нет им ени . Нет имени - не т индивидуальности . О н - один из ряда благодетелей . Почти номер , который носят его подданные . И неважно : толстый он или худой , одноногий или с пятью пальцами . Такая деперсонофикация власти не случайна : Благодетель уподобляется духу святому - вездесущему и всезнающему. Так создаётся миф . Но ведь внутри этого мифа живёт настоящий , живой человек , не всегда соответствующий своему двойнику с портретов . И , как ни странно , именно о н и является самым главным врагом самому себе , вернее мифическому «себе» . Ведь пок аж и настоящего Благодетеля людям , поверил и бы они , что это и есть их «божес твенная судьба» ? Поэтому Благодетель всегда о динок , у него нет друзей , нет любимых , только свой двойник . Бог - всегда один - вот девиз подобных людей . А ведь человек не Бог , он может и должен ошиба ться . Только человеку-богу некому об этом сказать . Только человек-бог никогда не признаё тся в этом самому себе . А толпа , уверен ная в мудрости вождя , слепо последует за ним . Этот порочный круг трудно разорвать . Н о можно . Только те , кто способ ен мы слить , не соглашаться , искать ответы , а не брать их готовыми из книг и речей Благодетеля , способны порвать этот мифический ореол божественности . Таких людей немного , но они будут всегда . Для таких мифы - только мифы . Ложь - только ложь . Бог - тол ько ч еловек . Таких людей всегда боялись земные «боги» , потому что именно о ни свергали их троны . Ведь нет ничего страшнее для томов мифов , чем одно слово правды . И один способен за это слово выразить фантазию миллионов , а другие - от дать свои жизни . Миф всегда о пир ается на страх и насилие , правда - всегда добро . Вот , что хотел сказать Замятин св оим Благодетелем. Постигая чудовищную логику , а точнее – идеологию Единого Государства , необходимо вслушаться в его официальный язык . С первы х же страниц романа бросается в гла за обилие оксюморонов : «благодетельное иго ра зума» , «дикое состояние свободы» , «наш долг заставить их быть счастливыми» , «самая труд ная и высокая любовь – это жестокость» , «я снова свободен , то есть , вернее , снов а заключен в стройные , бесконечные , ас с ирийские ряды» , «Благодетель , мудро связа вший нас по рукам и ногам благодетельными тенетами счастья» . Этот прообраз оруэлловско го новояза не просто особый язык . Это особый тип сознания , который , пожалуй , и яв ляется главным достижением и главным преступл ен и ем Единого Государства , ибо в этом сознании произошла подмена всех вын ошенных мировой культурой человеческих ценностей . Здесь несвобода – счастье , жестокость – проявление любви , а человеческая индивидуа льность – преступление. Однако чело веческая природа не выносит такого пуст ь благополучного , но безличного существования . Вопреки безупречно организованному устройству жи зни пробиваются , дают себя знать живые чел овеческие эмоции и страсти . 3) Рассказчик , нумер Д - 503, и его духовная болезнь. В самом начале романа мы видим , какой восторг вызывает у героя-повест вователя ежедневная маршировка под звуки Музы кального Завода : он переживает абсолютное еди нение с остальными , чувствует солидарность с себе подобными. Рассказчик в романе Замятина , нумер Д - 503, - «только один из математиков Единого Государства» , но именно математик , боготворящ ий «квадратную гармонию» , «математически безошибо чное счастье» , «математически совершенную жизнь Единого Государства» , апофеоз «логического мышл ения» . Его з аветная мечта - «проинтег рировать грандиозное вселенское уравнение» , «разо гнуть дикую кривую , выпрямить её по касат ельной - асимптоте - по прямой . Потому что ли ния Единого Государства - это прямая , мудрейшая из линий» . Идеал жизненного поведения - «р азум н ая механичность» , всё выходящее за её пределы - «дикая фантазия» , а «п рипадки вдохновения» - неизвестная форма эпилепсии . Именно фантазии более всего пугают замят инского героя , тяготят его : это «преступные инстинкты» , особенно живучие в «человеческой поро д е» , нарушающие , взрывающие изну три «алгебраический мир» нумера Д - 503. Все ф антазии , любые проявления жалкой свободы «я» выражающейся в малейшем отступлении от б есчисленных запретов , узаконений , распорядка дня , воспринимаются строителем Интеграла как пом е щение себя в положение : - 1 , как превращение в иррациональное , мнимое число . Чаще всего Замятин вкладывает в уста главного героя доказательства истинности сча стья всех нумеров , который постоянно ищет все новые и новые подтверждения правоты Е диного Го сударства . Он находит эстетическ ое оправдание несвободе : «Почему танец красив ? Ответ : потому что это несвободное движен ие , потому что весь глубокий смысл танца именно в абсолютной , эстетической подчиненно сти , идеальной несвободе» . Инженер , он смотрит на т а нец с этой точки зр ения , вдохновение в танце позволяет ему сд елать вывод лишь о том , что «инстинкт несвободы издревле органически присущ человеку». Но чаще в основе этих доказательств лежит привычный для него язык точных н аук : «Свобода и преступление так ж е неразрывно связаны между собой , как… ну , как движение аэро и его скорость : скоро сть аэро = 0, и он не движется ; свобода че ловека = 0, и он не совершает преступлений . Э то ясно . Единственное средство избавить челов ека от преступлений – это избавить его от с вободы» . Уподобляя законы чел овеческой жизни законам физики , обосновывает герой и бесправие отдельной личности , и сч астье быть как все : «…допускать , что у «я» могут быть какие-то «права» по отношен ию к Государству , и допускать , что грамм может уравновесит ь тонну , - это сов ершенно одно и то же . Отсюда – распре деление : тонне – права , грамму – обязанн ости ; и естественный путь от ничтожества к величию : забыть , что ты – грамм , и почувствовать себя миллионной долей тонны…» . Замятин изображает духовную эволюцию г ероя , прослеживает , как от осознания с ебя микробом в этом мире Д - 503 приходит к ощущению целой вселенной внутри себя . Ге рою не дают покоя носы , которые при вс ей одинаковости нумеров сохраняют разные форм ы ; личные часы , которые каждый проводит по- своему и многое другое . И хотя герой стремится отогнать от себя эти неум естные мысли , в глубине сознания он догады вается , что есть в мире что-то , не подд ающееся логике , рассудку . Более того , в сам ой внешности Д - 503 есть нечто , мешающее ему чувствовать себя идеа л ьным нумер ом , - волосатые руки , «капля лесной крови» . Т аким образом , в Д - 503 остались крошечные руд именты человеческой природы , не подвластные Е диному Государству . Однако бурные перемены на чинают происходить с ним с того момента , когда в его жизнь входи т I - 330. Первое ощущение душевной болезни приходит к герою , когда он слушает в её ис полнении Музыку Скрябина . Возможно , эта музыка была для Замятина не только символом духовности , но и символом иррациональности , непознаваемости человеческой натуры , воплощ ен ием гармонии , не проверяемой алгеброй , той силы , которая заставляет звучать самые тайные струны души. Главной деталью портрета I - 330 в восприятии героя становится икс , образованный складками возле рта и бровями . Икс для математи ки - символ неизвестног о . Так на смену ясности приходит неизвестность , на смену ясной цельности - мучительная раздвоенность . Раздва ивается и восприятие героем мира . Ясное бе зоблачное небо постепенно превращается в созн ании героя в тяжёлое , чугунное . Меняется и речь героя . Обычн о логически вы строенная , она становится сбивчивой , полной по второв и недоговорённостей . И дело не толь ко в смятении , в эмоциональном предельном напряжении , переживаемом героем , но и в то м , что слова любви , ревности незнакомы ему . Д - 503 привык к отношения м с ж енщинами как к «приятно-полезной функции орга низма» , как к выполнению долга перед Едины м Государством . Любовь к I - 330 - это нечто совсем другое. История любви Д - 503 к I - 330 может показаться чист о личной , частной на фоне полных значения коллизий в государстве будущего - строит ельство Интеграла и заговора против него . Но она не случайно пронизывает всё повест вование . Именно в ней , этой достоверной че ловеческой драме , находит образное воплощение главная мысль Замятина - его тревога о чел овеке , его н а дежды и сомнения о светлом будущем. По сути , с героем Замятина происходит то , что вечно повторяется на земле , и много раз повторялось в литературе : прекр асная , манящая к себе женщина выталкивает его из привычной колеи общепринятого жития в другую реальност ь , в круг неизвед анных радостей и тревог , предстающий опасным и влекущим одновременно . Однако для этого мира , в котором существуют герои Замятина , это не просто очередная драма встречи мужчины и женщины - это потрясение самих его основ , опровержение его ф у н даментальных запретов на личную жизнь «нумеро в» . И обычная земная история наполняется у Замятина онтологическим смыслом . Любовь двои х именно друг к другу независимо от « розовых талонов» и Табеля сексуальных дней - это явление истинного бытия в мир , орга н и зованный и выхолощенный «благодетел ьным игом разума» , это весть о том , что человеческое бытие неустранимо существует за пределами Единого Государства и никогда не будет побеждено. Сцены любовных встреч , узловые в повес твовании , соединяют эмоциональный , чув ственный накал и чёткий , как бы графический вы веренный рисунок : «Она была в лёгком , шафр анно - жёлтом , древнего образца платье . Это было в тысячу раз злее , чем , если бы она была без всего . Две острые точки - сквозь тонкую ткань , тлеющие розовым - два угля сквозь пепел . Два нежно кру глых колена...» Это не эротика - это вечно живая человеческая природа выступает в сво ей телесной полноте. Нервный , возбуждённый рассказ о любовных переживаниях Д - 503 постоянно пересекается пове ствованием о строительстве Интегра ла , о буднях и торжествах того мира , которым правит Единое Государство с его беспощадной логикой математических уравнений , физических констант , доказательных теорем . Всё это изложе но сухим и строгим языком как бы отчё та , репортажа . Сама словесная ткань зд е сь передаёт атмосферу лишённого радостей и страстей , почти механического существовани я . И в то же время здесь угадывается авторская ирония , скрытая насмешка над обще ственным устройством , делающим людей просто ф ункциональными единицами трудового коллектива. Право каждого нуме ра на любой нумер являлось для него д оказательством равенства , одинаковости , взаимозаменяем ости людей . Любовь к I - 330 – это нечто совсем др угое . «…Не было Единого Государства , не бы ло меня . Были только нежно-острые , стиснутые зубы , бы ли широко распахнутые мне г лаза – и через них я медленно входил внутрь все глубже . И тишина – только в углу – за тысячи миль – капа ют капли в умывальнике , и я – вселенн ая , и от капли до капли – эры , эпо хи…» . Происходит радикальный перелом в мироощ ущении г е роя . Не частицей вселенно й ощущает он себя в этот момент , а наоборот – вселенную чувствует в себе . После этого доктор и ставит диагноз : «По-в идимому , у вас образовалась душа» . Плоскость , зеркальная поверхность становятся объемными . П ривычный двухмерный ми р рушится . То , что казалось иррациональным , вдруг становитс я реальностью , только иной , невидимой . «…Эта нелепая «душа» – так же реальна , как моя юнифа , как мои сапоги – хотя я их и не вижу сейчас . И если сапог и не болезнь – почему же «душа» боле знь ?». Ощуще ние утраты равновесия еще бо лее усугубляется в герое романа в связи с посещением Древнего Дома . И облако на небесной глади , и непрозрачные двери , и хаос внутри дома , который герой едва пе реносит , - все это приводит его в смятение , заставляет задуматься о т ом , чт о никогда не приходило ему в голову : « …ведь человек устроен так же дико , как эти вот нелепые «квартиры» , - человеческие г оловы непрозрачны ; и только крошечные окна внутри : глаза» . О глубоких изменениях , произ ошедших с героем , свидетельствует тот фак т , что он не доносит на I -330. Правда , со свойственной ему логикой , он пытается опр авдать свой поступок объективными обстоятельства ми (болезнью , тем , что его задержали в Медицинском Бюро ), и все же привычная ясно сть мыслей утрачена. В связи с внутренним пре ображение м автора текста превращению подвергается избр анная им повествовательная перспектива и мета литературная рефлексия . Сначала предполагалось то лько последовательное воспроизведение действительнос ти . Обретающий душу автор перестаёт ощущать себя копиис т ом , начинает видеть в себе не просто создателя текста , но и творца самой действительности - действительно сти «второго порядка» . С изменением точки зрения автора текста из объективно - повествов ательного становится субъективно - лирическим , запл анированное объективированное описание пр евращается в дневник . Самостоятельное бытие п олучает в замятинском романе образ текста . Являясь важным предметом детализации произведе ния (рукопись лежит на столе , она раскрыва ется , на неё падает слеза О - 90, на неё бросает с в ои чулки I - 330, герой вынужд ен скрывать написанное от постороннего взгляд а ), образ текста приобретает сюжетообразующую роль : он влияет на судьбы действующих лиц , в том числе и на судьбу самого т ворца . Рукопись читают , о ней доносят , она становится причин ой провала заговорщиков , основой предположений I - 330 о предательстве Д - 503, метафо рическим воплощением внутреннего преображения Д - 503. «Чулки - брошены у меня на столе , н а раскрытой 193-й странице моих записей . Втор опях я задел за рукопись , страницы р ассыпались и никак не сложить по порядку , а главное - если и сложить , всё равно - не будет настоящего порядка , всё равно - останутся какие-то пороги , ямы , иксы».Падение рукописи символически выражает беспорядок , ирра циональность универсума . Падая , рукопи с ь рассыпается на отдельные , не связанн ые друг с другом фрагменты , утрачивая , так им образом , художественную целостность , но при этом «упавшая» рукопись начинает адекватно воспроизводить структуру распавшегося на хао тические фрагменты мира . Автор - создател ь рукописи дважды меняет в романе св ой облик : сначала духовно воскресает , затем духовно погибает . После появления у Д - 503 «неизлечимой души» развёртывается трагическая ис тория его «гибели» . Возникшая было многомерно сть его сознания сводится к одномерност и при помощи Великой Операции , и спользуемой в Едином Государстве как радикаль ный метод «идеологического» воздействия на жи телей и генеральный ответ на все вопросы , заданные Д - 503. Предчувствуя это , Д - 503 прощае тся с читателями : «Я ухожу - в неизвестное. Это мои последние строки . Прощайте - вы , неведомые , вы , любимые , с кем я прож ил столько страниц , кому я , заболевший душ ой , - показал всего себя , до последнего смол отого винтика , до последней лопнувшей пружины... я ухожу» ; «Я не могу больше писать - я не х о чу больше !» 4) «Сопротивлени е человеческой природы». Всем своим поведением бросает вызов Единому Государству I -330. Не принимая всеобщего «сдобного» счастья , она заявляет : «…я не хочу , чтобы за меня хотели другие , а хочу хотеть с ама» . Под ее влияние попадает не только Д -503, но и верноподд анный поэт R -13 (вспомним его бледное лицо и трясу щиеся губы в день казни ), и доктор , выд ающий липовые справки , и даже один из Хранителей . Неподчинение воле Единого Государства проявляет и безымя нный поэт , сочинивш ий кощунственные стихи . И даже О -90, такая слабая и беззащитная , вдруг ощутила потребн ость в простом человеческом счастье , в сча стье материнства. А сколько их еще ! И та женщина , что бросилась через строй к одному из арестованных , и те ты сячи , что поп ытались проголосовать «против» в День Единогл асия , и те , кто пытался захватить Интеграл , и те , кто взорвал Стену , наконец , те дикие , живущие за Зеленой Стеной , чудом уцелевшие после Двухсотлетней войны , назвавшие себя Мефи. Каждого из этих гер оев Замятин наделяет какой-либо выразительной чертой : брызж ущие губы и губы-ножницы , двояко изогнутая спина и раздражающий икс . Целую цепочку а ссоциаций вызывает эпитет «круглый» , связанный с образом О -90: возникает ощущение чего-то домашнего , спокойного, умиротворенного ; к руг дважды повторен даже в ее номере . Кульминацией сопротивления человеческой природы механическому благоденствию становится заговор против Един ого Государства и восстание . Их возглавляет I - 330 - та женщина , которую любил герой . Это во сс тание во имя любви , во имя права на собственные чувства и пристрастия , во имя возвращения к естественной жизни. Итак , Едином у Государству , его абсурдной логике в рома не противостоит пробуждающаяся душа , то есть способность чувствовать , любить , страдать . Душа , которая и делает человека челове ком , личностью . Единое Государство не смогло убить в человеке его духовное , эмоционально е начало . Так герой вступает в непримиримы й конфликт не только с Единым Государство м , но и с самим собой . Ощущение болезни боретс я с нежеланием выздоравливат ь , осознание долга перед обществом – с любовью к I - 330, рассудок – с душой , сухая матема тическая логика – с непредсказуемой человече ской природой. Мир в романе Замятина дан через в осприятие человека с пробуждающейся душой . И ес ли в начале книги автор , доверя я повествование своему персонажу , все же с мотрит на него отстраненным взглядом , часто иронизирует над ним , то постепенно их п озиции сближаются : нравственные ценности , которые исповедует сам автор , становятся все боле е и боле е дороги герою . И ге рой не одинок . Неслучайно доктор говорит о б «эпидемии души». Д - 503 невольно становится участником загово ра , чуть было не помогает восставшим захва тить космический корабль , но благодаря доносу Ю замысел бунтовщиков оказывается раскрытым и Единое Государство находит средства окончательно усмирить своих подданных . Тем не менее , в Зелёной Стене , отделяющей Ед иное Государство от остального пространства , возникает брешь . Стену передвигают , то есть Единому Государству приходится отступить , а к ое - кому удаётся бежать из-под «благодетельного ига». Но финал романа мрачен . Рассудочная и бездушная маши на Единого Государства одолевает сопротивление . Разработана и поголовно осуществляется операци я по удалению у человека фантазий , а с ней и всего чело веческого - неудовлет ворённости , живых переживаний , воображения . Так в конце романа Д - 503 наконец излечивается от приступов своей болезни : над ним сов ершают «Великую операцию» - удаление «центра ф антазий» , путём «троекратного прижигания» Х - л учами «жал к ого мозгового узелка» . Математическая организация человечества переносится внутрь человеческого сознания - своего рода торжество «генной инженерии» , революционное вме шательство государства в строение личности , в ход её творческой деятельности , эмоциональн о й сферы , нравственности . Совершеннейш ие , изысканные формы насилия над человеческим «я» ; уничтожение вместе с фантазией лично стного самосознания . «Я» перестаёт существовать как таковое - оно становится лишь органическ ой клеточкой «мы» , песчинкой большого к о ллектива , составляющей толпы . Станови тся и жертвой I - 330. Она попала в Газовый Колокол . О - 90 - единственно спасшаяся душа , она обрела свободу и себя благодаря священному вечн ому долгу человека , благодаря жажде продолжен ия рода , естественному желанию име ть р ебёнка , а не государственного «нумера» . Она уходит за Зелёную Стену . Ребёнок , который должен у неё родиться , символизирует надежд у на победу над тоталитарной утопией . Туда же , в пролом стены , устремляются ещё « с полсотни громких , весёлых , крепкозубых». Таким образом , по мысли Замятина , человек способен не сломаться внутренне , однако про тивостояние злу в эпоху крушения гуманизма - трагическое противостояние . Последняя запись в романе сделана уже «новым героем» : «от прежнего» сохранился только почерк . «Новый» Д - 503 абсолютно с частлив . Отношения между лоботомизированным строи телем Интеграла и рукописью меняются . Писател ь не узнаёт собственной работы : «Неужели я , Д - 503, написал эти двести двадцать страниц ? Неужели я когда-нибудь чувствовал - или во о бражал , что чувствую это ? Почерк - мой . И дальше - тот же самый почерк . Никакого бреда , никаких нелепых метафор , ни каких чувств : только факты.» Теперь , когда «из головы Д - 503 вытащили какую-то занозу» , о н вновь возвращается к «ясному» взгляду н а мир , к п ервоначальному типу те кста. На следующий день после операции о н явился к Благодетелю и рассказал обо всём без каких -либо нравственных затруднен ий . Он спокойно наблюдал пытки , которым по двергли I - 330 и других заговорщиков . Герой полагает , что восстание удастся подавить . «Я надеюсь - мы победим . Больше : я уверен - мы побед им . Потому что разум должен победить» . Заключение. Среди тех , кто возвращается сегодня в русскую литературу , - Евгений Замя тин . Ему не удалось «прорваться» к чи тателю в 60-е годы «оттепели» - когда вновь зазвучали , казалось , ушедшие в небытие голоса Ахматовой , Цветаевой , Есенина , Платонов а , Грина , Зощенко , когда только начала прио ткрываться завеса над тем , что было создан о в «катакомбный» период в развитии нашей культуры , а явление «Мастера и Маргариты» заставило убедиться в том , что «рукописи не горят» . Творчество Замятина и в те годы оставалось за семью печатя ми - столь еретическим оно представлялось тем , от кого в те годы зависела судьба нашего наследия. Вопрос о том , какие явления , собы тия XX ве ка предвидел Замятин , возникает сам собой при чтении его романа , ибо писатель не только изобразил в условно-фантастической форме победу техники над человеком (об этом заставил писателя задуматься увиденный им в Англии пр оцесс бурного развития нау ки и техники ), но и сумел предсказать т от социально-политический режим , который называетс я тоталитарным. Есть все основания рассматривать роман «Мы» не только как роман о романе , как роман авантюрный , психологический , любовный , фи лософский , но и как роман историч еский : законы развития человеческой истории ч резвычайно интересны Замятину. Художник же , способный видеть целое ра ньше частей , общее прежде частного , главное , сущностное через множество деталей , предвидел ход общественного развития России на многие десятилетия вперёд . Мы узнаём на страницах романа «Мы» вехи советской истор ии - на протяжении свыше семидесяти лет . «И ндустриализация» и «коллективизация» , голод , «куль турная революция» под контролем аппарата , пол итические процес с ы против «врагов народа» и инакомыслящих , торжественные бдения толп по поводу разгрома очередных действ ительных или мнимых противников генеральной л инии , единогласные выборы , «нерушимое единство партии и народа» , культ Благодетеля (И.В . Сталина ), «двухсот л етняя» холодная вой на , «железный занавес» и Берлинская стена , страна , превращённая в единый архипелаг ГУЛАГ и наполняющие лагеря миллионы под безлик ими номерами : Щ - 854 (знаменитый герой Солженицына - Иван Денисович ) или Щ - 202 (сам А.И . Солже ницын ). Вс п омним и «гениальные» аф оризмы Сталина , заполнявшие десятилетиями умы советских людей : «Техника решает всё» , «Кадры решают всё» , «Писатели - инженеры человеческих душ» , «Жить стало лучше , жить стало ве селее» , - и поймём , как много в нашей жи зни было предс к азано замятинским романом «Мы». Роман «Мы» можно назвать романом-предосте режением . Предостережением против такого будущего , каким оно станет , если всё пойдёт так , как началось . Эти опасения писателя имел и под собой серьёзные основания . Революционно е общест во действительно было готово отвергнуть всю общечеловеческую культуру , мораль и психологию именно как индивидуалистические . А новую «пролетарскую» культуру , новую м ораль и психологию представляли сплошь коллек тивистскими , совершенно не связанными с миром л ичности . Да и саму «новую» пролетарскую массу представляли обезличенной , лиш енной индивидуальных переживаний , знающей только классовые чувства . Не исключено , что Замятин прямо пароди ровал эти гастевские идеи . Но дело далеко не только в них . Родившийся как предостережение против социальных и идейных крайностей , роман «Мы» важен не самой лишь критикой этих крайностей , имеет не просто историко-литературное значение . Он продолжает жить , ибо причастен к острейшим , не теря ющим напряжения проблемам века. Написан ный в 1920 году , роман Замятин а с 1921 года получил широкое хождение в рукописных списках - настолько широкое , что лит ературная критика 20-х годов полемизировала на журнальных страницах с этим еще не о публикованным романом . Этот роман стоит одним из первы х в ряду антиутопий ХХ века . Это произведения о будущем , кот орые рисуют его отнюдь не идеальным и светлым . Они предсказывают такое устройство общества , при котором человеческая личность будет обесценена , подавлена властью машин и ли политической диктатурой. Особенно б лизким к замятинскому «Мы» кажется роман Джона Оруэлла . Однако сам автор утверждал , что познакомился с книгой Замятина уже п осле того , как написал свою . Видимо , это действительно так и свидетельствует прежде всего о том , насколько чутко и точно р еагировала свободная писательская мы сль на опасность , таящуюся в социалистических утопиях об идеальном устройстве человеческо го общества. Существует точка зрения , что роман Зам ятина навеян не одними реалиями после окт ябрьской России , что Замятин предупреж дал не только и даже не столько об о пасности грядущего тоталитаризма , но еще боль ше об опасности возрастающей власти вещей , техники , прогресса . Спорить об этом нет смысла . Замятин действительно видел оборотные стороны западной цивилизации . Свидетельство м может служить , например , полная иронии повесть «Островитяне» , написанная в Англии и об Англии . И все же в 1920 году , в терзаемой военным коммунизмом России Замяти на тревожила , надо думать , не будущая влас ть вещей и машин над людьми , а уже в те дни наст у павшая на чел овека власть тоталитарного государства . Он по нимал , что она более реальная и более опасная угроза человеческому будущему . И глав ный смысл его предостережения направлен именн о против любой формы диктатуры . Машины , ми р вещей в его антиутопии , л и шь орудие для Единого Государства . Замятин п редставлял , конечно , что сами по себе они не несут опасности : важно , чему они сл ужат. Список литер атуры. «Все герои п роизведений русской литературы» . А.Н . Арханге льский , Д.П . Бак , Е.А . Шкловский.-М .: АСТ , 1997.-448 с. «Е.И . Замятин . «Мы» . Павловец М.Г ., Павл овец Т.В . Анализ текста . Основное содержание . Сочинения».изд.-М .: Дрофа , 2000.-123 с. «Перечитывая классику . Замятин и его р оман «Мы» . Е. Б . Скороспелова .- М .: Изд-во МГУ , 1998.- 121 с. «Перечитывая классику.Замятин , Толстой , Плат онов , Набоков» . Составитель Г.Г . Красухин . Изд . Московский Университет , 1998.-101 с. «Русская литература ХХ века . 11кл» .: Учеб . для общеобразоват . учрежден ий . В 2ч . Ч .1/ Л.А . Смирнова , О.Н . Михайлов , А.М . Турков и др .; Сост . Е.П . Проина ; Под ред . В.П . Журавлёва.-М .: Просвещение , 1999.- 336 с .: ил. «Русская литература ХХ века» . 11 кл .: Уче б.для общеобразоват.учеб . заведений . - В 2ч . Ч .1/В.В . Агеносов и др .; Под.ред . В.В . Агенос ова .-4-е изд .- М .: Дрофа , 1999.-528 с .: ил. 10.« Бесы - роман-предупреждение» . Сараскина Л.И . Изд.– М .: Советский писатель , 1990.- 216 с. 11.Пастернак Б.Л . Собр . соч .: В 5 т . – М .: Худож . лит ., 1991. – Т . 4. – С . 303 – 304, 307 – 308. Избранные произведения / Сост.,вступ.ст ., коммент . Е.Б . Сороспеловой . - М .: Сов . Россия , 1990.- 544 с ., 1 л.портр. Литература : Справ.шк ./ Науч.разработка и сос т . Н.Г . Быковой ; Науч.ред . В.Я . Линков . - М .: Ф илолог.об-во «Слово» , Компаня «Ключ -С» ; ГК О «АСТ» , Центр гуманитар.наук при ф-те журн алистики МГУ им . В.М . Ломоносова , 1997.- 576. От Горького до Солженицына : пособие дл я поступающих в вузы» .- 2-е изд ., испр.и д оп .- М .: Высш.шк ., 1995.-559 с.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Самые большие гонорары за хорошую статью получают не журналисты, а адвокаты.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Личность и государство в романе Е.И. Замятина "Мы"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru