Реферат: Мандельштам - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Мандельштам

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 293 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Реферат на тему: «Творчество О.Э. Мандельштама» Выполнила: Проверила: Оглавление Краткая био графия 3 Стихи о неи звестном солдате 3 Сочинения: 13 Литература: 13 Краткая биография МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич [3 (15) января 1891, Варшава 27 декабр я 1938, лагерь Вторая Речка под Владивостоком], русский поэт, прозаик, перевод чик, эссеист. Начинал как представитель акмеизма. Поэзия насыщена культу рно-историческими образами и мотивами, отмечена конкретно-вещественны м восприятием мира, трагическим переживанием гибели культуры. Сборники «Камень» (1913), «Tristia» (1922), цикл «Воронежские тетради» (опубликован 1966). Книга «Раз говор о Данте» (опубликована 1967), автобиографическая проза, статьи о поэзи и. Репрессирован; реабилитирован посмертно. Стихи о неизвестном солдате Сердце робкое бьется тревожно, Жаждет счастье и дать, и хра нить! От людей утаиться возможно, Но от звезд ничего не сокрыть. Афанасий Фет Все даты, кроме тех, недознанных, Все сроки, кроме тех, в глазах, Все встречи, кроме тех, под з вездами, Все лица, кроме тех, в слезах. Марина Цветаева "Стихи о неизвестном солдате" — одно из самых вершинных, гениальны х творений Осипа Мандельштама — является одновременно одним из самых з начительных произведений мировой поэзии XX века. Написано оно 1-15 марта 1937 г. В разгул Красного террора в России. Во время око нчательного становления Фашизма на Западе. Между Первой и Второй Мирово й войной... Давайте вспомним его. СТИХИ О НЕИЗВЕСТНОМ СОЛДАТЕ Это т воздух пусть будет свидетелем, Дальнобойное сердце его, И в землянка х всеядный и деятельный Океан без окна — вещество... До чего эти звезды изветливы! Все им нужно глядеть — для чего? В осужде нье судьи и свидетеля, В океан без окна, вещество. Помнит дождь, неприветливый сеятель,— Безымянная манна его,— Как ле систые крестики метили Океан или клин боевой. Будут люди холодные, хилые Убивать, холодать, голодать. И в своей знаме нитой могиле Неизвестный положен солдат. Научи меня, ласточка хилая, Разучившаяся летать, Как мне с этой воздушн ой могилой Без руля и крыла совладать. И за Лермонтова Михаила Я отдам тебе строгий отчет, Как сутулого учит м огила И воздушная яма влечет. Шевелящимися виноградинами Угрожают нам эти миры И висят городами ук раденными, Золотыми обмолвками, ябедами, Ядовитого холода ягодами — Растяжимых созвездий шатры, Золотые созвездий жиры... Сквозь эфир десятично-означенный Свет размолотых в луч скоростей Нач инает число, опрозраченный Светлой болью и молью нулей. И за полем полей поле новое Треугольным летит журавлем, Весть летит св етопыльной обновою, И от битвы вчерашней светло. Весть летит светопыльной обновою: — Я не Лейпциг, я не Ватерлоо, Я не Би тва Народов, я новое, От меня будет свету светло. Аравийское месиво, крошево, Свет размолотых в луч скоростей, И своими к осыми подошвами Луч стоит на сетчатке моей. Миллионы убитых задешево Протоптали тропу в пустоте,— Доброй ночи! в сего им хорошего От лица земляных крепостей! Неподкупное небо окопное — Небо крупных оптовых смертей,— За тобой, от тебя, целокупное, Я губами несусь в темноте — За воронки, за насыпи, осыпи, По которым он медлил и мглил: Развороченны х — пасмурный, оспенный И приниженный — гений могил. Хорошо умирает пехота И поет хорошо хор ночной Над улыбкой приплюсну той Швейка, И над птичьим копьем Дон-Кихота, И над рыцарской птичьей пл юсной. И дружит с человеком калека — Им обоим найдется работа, И стучит по ок олицам века Костылей деревянных скамейка,— Эй, товарищество, шар зем ной! Для того ль должен череп развиться Во весь лоб — от виска до виска,— Ч тоб в его дорогие глазницы Не могли не вливаться войска? Развивается череп от жизни Во весь лоб — от виска до виска,— Чистотой своих швов он дразнит себя, Понимающим куполом яснится, Мыслью пенитс я, сам себе снится,— Чаша чаш и отчизна отчизне, Звездным рубчиком шит ый чепец, Чепчик счастья — Шекспира отец... Ясность ясеневая, зоркость яворовая Чуть-чуть красная мчится в свой до м, Словно обмороками затоваривая Оба неба с их тусклым огнем. Нам союзно лишь то, что избыточно, Впереди не провал, а промер, И боротьс я за воздух прожиточный — Эта слава другим не в пример. И сознанье свое затоваривая Полуобморочным бытием, Я ль без выбора пь ю это варево, Свою голову ем под огнем? Для того ль заготовлена тара Обаянья в пространстве пустом, Чтобы бел ые звезды обратно Чуть-чуть красные мчались в свой дом? Слышишь, мачеха звездного табора, Ночь, что будет сейчас и потом? Наливаются кровью аорты И звучит по рядам шепотком: — Я рожден в девян осто четвертом, Я рожден в девяносто втором...— И в кулак зажимая истер тый Год рожденья,— с гурьбой и гуртом Я шепчу обескровленным ртом: — Я рожден в ночь с второго на третье Января в девяносто одном Ненадеж ном году — и столетья Окружают меня огнем. 1937 "Стихи о неизвестном солда те" — основное стихотворение "Третьей Воронежской тетради". Оно само по с ебе является циклом, вокруг которого располагаются дополнительные тем атические (и словесные) циклы." В частности, "небесные" стихи. Предтечей "Солдата" безусловно являет ся стихотворение, написанное еще в 1923 г. — "А небо будущим беременно ... — Опя ть войны разноголосица На древних плоскогорьях мира, И лопастью проп еллер лоснится, Как кость точеная тапира ... Итак, готовьтесь жить во времени, Где нет ни волка, ни тап ира, А небо будущим беременно — Пшеницей сытого эфира ... Давайте бросим бури яблоко На стол пирующим землянам. И на стеклянном блюде облака Поставив яств посередине... Как шапка холода альпийского, Из года в год в жару и лето, На лбу высоком человечества Войны холодные ладони. А ты, глубокое и с ытое, Забременевшее лазурью, Как чешуя многоочитое, И альфа и омега б ури: Тебе чужое и безбровое, Из поколенья в поколенье, — Всегда высок ое и новое Передается удивление. Как видно из этих строчек основные темы для будущего шедевра уже на мечены (собственно, само это стихотворение — также самостоятельный шед евр, но все же ...) Тема Неба, Тема Войны и Смерти, Тема Человека во Вселенной, Т ема Будущего. В этом произведении уже взята та непостижимая метафизичес кая высота Слова, которая позже повторится (хотя в искусстве ничего не по вторяется — значит будет еще выше, еще непостижимее) — в "Солдате". Одновременно с "Солдатом", в 1937 г. были написаны еще несколько стихотворен ий, ступеньками ведущие, подготавливающие нас к той головокружительной вершине, которая предстоит в итоге. Вот отрывки из них : Не кладите же мне, не кладите Остроласковый лавр на виски, Лучше сердце мо е разорвите Вы на синего неба куски ... И когда я усну, отслуживши, Всех живущих прижизненный друг, Он раздастс я и глубже и выше — Отклик неба — в остывшую грудь. Заблудился я в небе — что делать? Тот, кому оно близко — ответь! Легче б ыло вам, Дантовых девять Атлетических дисков звенеть, Задыхаться, чер неть, голубеть ... Может быть, это точка безумия, Может быть, это совесть твоя Узел жизни, в котором мы узнаны И развязаны для бытия. ................................................ Чистых линий пучки благородные, Направ ляемы тихим лучом, Соберутся, сойдутся когда-нибудь Словно гости с отк рытым челом ... "Работая над "Солдатом", точнее над его "небесной" частью, О.Мандельштам вспомнил слова Гумилева о том, что у каждого поэта свое отн ошение к звездам, и сказал, жалуясь, что у него звезды появляются, когда ма териал кончается ..." До чего эти звезды изветли вы? Все им нужно глядеть — для чего? В осужденье судьи и свидетеля, В о кеан без окна вещество. или — Для того ль заготовлена та ра Обаянья в пространстве пустом, Чтобы белые звезды обратно Чуть-чу ть красные мчались в свой дом?.. Читая эти строчки, хочется продолжить фразу Мандельштама, слегка изменив ее — " ... когда о тработанный материал кончается, и появляется неч то новое ..." Вообще же Мандельштам слегка лукавил и немного воображал — м атериал был всегда! А вот как писал о звездах Афанасий Фет: Долго ль впивать мне мерцание ваше, Син его неба пытливые очи? Долго ли чуять, что выше и краше Вас ничего нет во храмине ночи? Может быть нет вас под теми огнями: Давняя вас погасила эпоха, — Так и п о смерти лететь к вам стихами К призракам звезд, буду призраком вздоха? "Угасшим звездам" Неправда ли, как "далеки" друг от друга звезды первого и второго поэта, ка кая разная у них аура, какое разное к ним отношение. Общее — лишь вечное "з вездное вопрошение" и сами звезды... "На первом этапе работы разрабатывалась тема пехоты, окопов, свороч енных пластов земли (насыпи, осыпи) и неба, если на него смотреть из окопов ... Отсюда сохранившийся в окончательном тексте эпитет "дальнобойный" (к с лову "воздух") — дальнобойные орудия — это новинка первой мировой войны, и в этом же отрывке "яд Вердена" — воспоминания об ядовитых газах — новов ведении этой же-войны." Вот запись из черновика (их было очень много — черновых варианто в на каждый отрывок) Этот воздух пусть будет св идетелем, Дальнобойное сердце его, Яд Вердена — всеядный и деятельны й Океан без окна — вещество ... или другой вариант — Этот воздух пусть будет св идетелем — Безымянная манна его — Сострадательный, темный, владете льный — Океан без души, вещество ... Темный, отравленный воздух — уже не воздушный океан, а вещество — враждебное, ненастоящее, "химическое вещество". "В связи с газами появляется семистишие "Шевелящимися виноградин ами угрожают нам эти миры ..." Так любимый, воспетый Поэтом виноград, виногр адная лоза обыгрывается здесь как нечто смертельное, неживое. И висят городами украденны ми, Золотыми обмолвками, ябедами, Ядовитого холода ягодами... "Стихи о неизвестном солдате" начались едва ли не в январе, работа на д ними продолжалась не меньше двух месяцев. "Работая над "Солдатом" О. МАНДЕЛЬШТАМ как-то сказал: "Получается что-то вр оде оратории..." " И получилось действительно крупное музыкальное — драма тическое произведение для хора, певца-солиста и оркестра. Певец — сам Осип Мандельштам, хор — "миллионы убитых задешево ..." Истреб ления Человека Человеком и находит свой апофеоз в строках — "Аравийское месиво, крошево ..." Тема Апокалипсиса, конца Жизни — ЭТО ЗРЕНИЕ ПРОРОКА СМ ЕРТЕЙ Тема Неизвестного Солдата ... Она впервые появилась в черновом (как ом по счету?) варианте "Солдата". Надежда Мандельштам спрос ила О. МАНДЕЛЬШТАМ: "На что тебе сдался этот "неизвестный солдат"? Он ответи л, что может, он сам — неизвестный солдат. Личная тема, проявившаяся в пос ледней строфе — "Я рожден в ночь с второго на третье Января..." — начинаетс я именно с неизвестного солдата — "И в своей знаменитой могиле неизвест ный положен солдат". Тема ласточки... Ласточка (к ак и щегол) — сквозная тема в творчестве Мандельштама. В черновом вариан те "Солдата" она звучала как "смертоносная ласточка". Но затем была отвергн ута Поэтом и появились такие окончательные строки Научи меня, ласточка хилая, Разучившаяся летать, Как мне с этой воздушной могилой Без руля и кры ла совладать... Иносказательно, — это тема авиации, воздушной катастрофы, погибающего летчика ... и похороны летчика, т.е. себя Не мучнистой бабочкой бело й В землю я земной прах верну — Я хочу, чтоб мыслящее тело Превратило сь в улицу, в страну: Позвоночное, обугленное тело, Сознающее свою длин у. Поэт ассоциирует себя с летчиком — сначала "холод пространства беспол ого", а потом беспамятство, быстро просмотренная Жизнь и "свист разрываем ой марли" Дальше — еще не припомню — и дальше как будто Пахнет немного смолою, да кажется, тухлой ворванью ... Это уже там, в запредельном мире... Каждая ремарка, каждый отсыл к другому, сопряженному стихотворени ю показывают сколь сильна, неразрывна, хотя и незаметна на первый взгляд связь между ними и "Солдатом". "Солдат" — это некая сердцевина, сердце, от ко торого и к которому по невидимым капиллярам движется кровь, соединяя в о бщую кровеносную систему практически все позднее (последнее) творчеств о Осипа Мандельштама Я скажу это начерно, шепото м, Потому что еще не пора, Достигается потом и опытом Безотчетного не ба игра... Предтечи ... Тема "оптовых смертей..." Миллионы убитых задешево Протоптали тропу в пустоте, — Доброй ночи! всего им хорошего От лица земляных крепостей! Неподкупное небо окопное — Небо крупных оптовых смертей, — За тобой, от тебя, целокупное, Я гу бами несусь в темноте... В первой строфе — какое cострадание, какая истинная любовь ко всем безвестным — "Неизвестным Солдатам" — это в первых двух строчках — и ка кое осуждение ко всеобщему равнодушию и отупению — в третьей и четверто й. Даже некая издевка — "от лица земляных крепостей", от которых скоро нич его не останется, настолько все мнимо, эфемерно, недолговечно именно в си лу вселенского людского равнодушия. Во второй строфе строчка — "Я губами несусь в темноте..." — именно г убами, которые созданы для нежности, для поцелуя. Поэт пытается дыханием своих губ согреть этот вечный равнодушный Холод целокупного — Неба и Зе мли с его мертвыми воздушными ямами и развороченными могилами... А вот как на ту же тему — у Д. Г. Байрона — Вседневно тысячи ложились , умирая, Но увенчала все резня при Ватерлоо ... Не мне писать о бойне той, Коль в страхе — ангелы, коль даже Вельзевула Его ж деяние схватило то шнотой, По горло сытого средь адского разгула: В исконной жажде зла он собственной рукой Те отточил мечи — но и его шатнуло ..." "Видение суда" Есть также свидетельство Л.В.Кациса Байроновского влияния на саму идею "Стихов о неизвестном солдате", и даже на само построение вещи Зарыт он без почестей брен ных Врагами в сыпучий песок, Лежит на нем камень тяжелый, Чтоб встать он из гроба не мог. И в час его грустной кончины, В полночь, как свершается год, К высокому б ерегу тихо Воздушный корабль пристает. Но спят усачи — гренадеры — В равнине, где Эльба шумит, Под снегом хол одной России, Под знойным песком пирамид. "Воздушный корабль." Какая трогательная прелес тная картина встает перед нами — "К высокому берегу тихо Воздушный кора бль пристает ..." — сколько спокойной, умиротворяющей романтики в этих стр очках. И даже Смерть не нарушает общей гармонии, органически присутствуя как некий вечный Сон. Воистину сам XIX век с его относительным равновесием, с его устоями, с его "воздушными кораблями" и "одинокими парусниками", которые еще только и щут бури — сам XIX век спит под этим камнем. Мир еще окончательно не сошел с ума, и гренадеры, пусть без почестей, но по-человечески похоронены. Их не з абыли живущие, даже Боги помнят о них и "тихо" навещают... В стихотворении Мандельштама все ровно наоборот. Хотя тема и дикц ия двух строчек совпадает как будто — "Зарыт он без почестей бренных Вра гами в сыпучий песок..." и "И в своей знаменитой могиле Неизвестный положен солдат ..." Но Буря уже грянула, "корабль" (отнюдь не воздушный) идет ко дну, каж дый как может в одиночку спасает свою, теперь ничего не стоящую жизнь. Зна менитая могила "неизвестного солдата" — просто развороченный ров, не за сыпанный землей ... Это в стихах. А в жизни — даже думать об этом страшно, но думать надо! — бесчисленные "братские" могилы, до верху заполненные (а точ нее, закиданные) мертвыми телами с биркой на ноге — рабы ГУЛАГа — уничто женные не на поле брани, а за торжество идеологии, "как враги народа", т.е. вр аги этой безумной идеологии — лежат ни в чем не повинные, кроме может тог о, что их угораздило родиться в XX веке, лежат уничтоженные во имя светлого будущего. Еще раз отметим лишь роков ое противостояние этих двух произведений яркими образами — "воздушный корабль" — "воздушная могила", с которой не совладать... И за Лермонтова Михаила Я отдам тебе строгий отчет, Как сутулого учит могила И воздушная яма вле чет. Кажется — при чем здесь Лермонтов, как он попал в эти строки? Оказыв ается, по словам того же литературоведа Л.В.Кациса, существовала некая св язь между "Солдатом" и Лермонтовским "Демоном". И опять мы сталкиваемся с п оэтическим влиянием поэтов разных веков, но родственного (пусть не во вс ем!) душевного склада Что без тебя мне эта вечнос ть? Моих видений бесконечность? Пустые звучные слова, Обширный храм — без божества! "Демон" Еще раз вернемся к черновым записям и следующим строчкам Недосказано там, недоспрош ено, Недокинуто там в сеть сетей ..................................................... Миллионы убитых подошвами Шелестят по сетчатке моей. ..................................................... Это зренье пророка сме ртей ..................................................... И не знаешь, отк уда берешь его — Луч пропавших без вести вестей — Аравийское месиво, крошево Начинающих смерть скоростей... "В этом виде О. МАНДЕЛЬШТАМ называл это стихотворение к олбасой, пробовал разбить его на несколько отдельных кусков или вообще в ыбросить ..." Его мучила, раздражала его некая разболтанность, несостыковка отд ельных кусков. Но в то же время как сам он изумленно удивлялся этой "вести", которая летит "светопыльной дорогою" и от которой "будет свету светло..." Ма ндельштам говорил: "Тут какая-то чертовщина" и "Что-то я перегнул ..." И затем в ыбросил строчку — "это зренье пророка смертей". О. МАНДЕЛЬШТАМ выбросил э ту строчку, но "пророком смертей" остался, и своей собственной смерти, к не счастью Если б лишили меня всего в м ире: Права дышать и открывать двери И утверждать, что бытие будет И чт о народ, как судия, судит, — Если б меня смели держать зверем, Пищу мою н а пол кидать стали б — Я не смолчу, не заглушу боли, ... Это перекличка со строкам и "Солдата" — "Наливаются кровью аорты И звучит по рядам шепотком..." Хочется еще раз вспомнить, что Осип Мандельштам во время написания "Сол дата" отбывал ссылку в Воронеже, до этого — первый арест и ссылка в Чердын ь, где он пытался покончить с собой, прыгнув из окна (к счастью, был второй э таж). Этот прыжок был своеобразным катарсисом после накопившегося ужаса , страха и неопределенности положения. — "Прыжок — и я в уме!" Поэт находился в изгнании, в почти полной изоляции, лишенный работы и жи вя исключительно пожертвованиями родных и друзей. В исключительной бед ности и в состоянии ожидания. Чего? По его интуиции — самого худшего. Но о н хотел "досмотреть это кино до конца"... Осип Мандельштам уже в то время был тяжело, хронически болен, с трудом ды шал — у него была астма и стенокардия — "грудная жаба", как говорили наши предки. Каждый глоток воздуха давался с трудом О, этот медленный одышливы й простор! Я им пресыщен до отказа — И отдышавшийся распахнут кругозо р — Повязку бы на оба глаза. И опять на память приходит первая строчка "Солдата" — "Этот воздух пусть будет свидетелем ..." Воздух. О н отравлен не только ядами Вердена, но еще и тем "колоссальным неблагопол учием", той кровью и ужасом застенка, который просто завораживал многих, д оводя до полубезумного состояния. Шли массовые аресты, о пытках в тюрьме уже говорили все, многие побывали в лагерях и мечтали лишь об одном — что бы про их существование забыли — но как же! — почти все эти люди были обр ечены на повторный арест, т.е. полное физическое истребление. Редко кто вы живал после двух сроков ГУЛАГа! Остальные делали вид, что ничего не проис ходит (днем), а ночью тряслись от страха, услыхав звук подъезжающей машины или остановившегося на этаже лифта. И в таком состоянии — моральном и физическом — Осип Мандельштам прод олжал создавать вещи "неизреченной красоты" — не просто продолжал — у П оэта открылось новое "поэтическое дыхание". Самые лучшие произведения ег о писались именно в этот страшный воронежский период В нищей памяти впервые Чу ешь вмятины слепые, Медной полные воды, — И идешь за ними следом, Сам с ебе немил, неведом — И слепой, и поводырь. Просто "обыкновенное чудо". Такое бывает с Великими Художниками — чем х уже — тем лучше. В августе 1919 года О. МАНДЕЛЬШТАМ долго стоял ночью у окна, следя как пр очерчивают воздух снаряды. И это нашло свое воплощение еще в черновом ва рианте "Солдата". А вот мнение именно об этих же строках Иосифа Бродского: "Если честно, я не знаю ничего в мировой поэзии, что может сравниться с откровением четырех строк из "Сти хов о неизвестном солдате", написанных за год до смерти: "Аравийское месив о, крошево..." Грамматика почти полностью отсутствует, но это не модернистс кий прием, а результат невероятного душевного ускорения, которое в други е времена отвечало откровениям Иова и Иеремии. Этот размол скоростей явл яется в той же мере автопортретом, как и невероятным астрофизическим про зрением. За спиной Мандельштам ощущал отнюдь не близящуюся "крылатую кол есницу", но свой "век-волкодав", и он бежал, пока оставалось пространство..." "Я не Битва Народов, я новое. От меня будет свету светло". Новое. Такой м ировой Катастрофы человечество еще не ведало. И опять этот рефрен — "све тло" Сквозь эфир десятично-озна ченный Свет размолотых в луч скорост ей Начинает число, опрозраченный Светлой болью и молью нулей. И за полем полей поле новое Треугольным летит журавлем, Весть летит светопыльной обновою, И от битвы вчер ашней светло . "Светопыльной обновою" — можно"расшифровать" и так — "новое светло е будущее", такое навязшее на зубах, такое растиражированное, такое затер тое по всем советским газетам и лозунгам тех и последующих лет. Надо же бы ло так унизить это прекрасное слово в самом его исконном значении, что от него просто темнеет в глазах ... Светло — это когда совсем пусто, когда в ымерло все живое и лишь луч, как некий безумный прожектор обшаривает все углы и закоулки в поисках поживы. Думается это и есть тот Апокалипсис, кот орый так тончайше предчувствовал Мандельштам — пророк. И если он еще не сбылся полностью, то как говорится "еще не вечер..." Ясность ясеневая, зоркость яворовая Чуть-чуть красная мчится в свой дом, Словно обмороками затов аривая Оба неба с их тусклым огнем. Эти четыре строчки, по восп оминаниям Э.Герштейн ("Мандельштам в Воронеже",. С-П, ИНАПРЕС,1998) — были самым и любимыми у О. МАНДЕЛЬШТАМ Читая вслух "Солдата", он несколько раз повторя л именно эту строфу. Насколько страшны, настолько и современны, своевременны две первые стр очки — нас соединяет лишь общая грядущая пустота, вакуум, лишенный живо творного воздуха, а значит — земля без людей. "Человек, как известно, стал лишь удобрением для задуманного в канцеляр иях социализма прекрасного будущего. У будущего есть одно прелестное ка чество: оно всегда удаляется и неуловимо, особенно в тех случаях, когда он о сулит счастье... Мандельштама мучила мысль о земле без людей... Через всю поэзию его — пр оходит мысль о человеке, как о центре и воплощении жизни, и о человечестве , воплощающем смысл жизни. Исчезновение человека, конец человечества, эт о та опасность, которая нависла над миром... Мандельштам не вполне сознавал, а скорее почувствовал, что гибель буде т связана с новым оружием и войной. Раз было начало, будет и конец... Пока сам оутверждающиеся народы колеблятся и медлят, талантливые исполнители г осударственных заказов и охранители национального достоинства, сувере нитета и прочих бредовых идей, отказавшись от личности и свободы во имя и ндивидуализма, личного и национального, разрабатывают такое передовое и прогрессивное оружие, что оно погубит не только человека, но и всякую жи знь на земле. Хорошо, если уцелеет растительность, чтобы хоть что-нибудь о сталось от этого прелестного и безумного мира, где так здорово научились во имя всеобщего или национального счастья убивать друг друга и уничтож ать людей, не принадлежащих к породе убийц". "И бороться за воздух прожиточный ..." — это моральная и физическая потребность Поэта стала настоящей реалией е го тяжких последних лет. И только благодаря своей неискоренимой жизнера достности, какому-то прямо языческому жизнелюбию он пишет Я обращался к воздуху-слуг е, Ждал от него услуги или вести, И собирался в путь, и плавал по дуге Не начинающихся путешествий... Где больше неба мне — там я бродить готов, И ясная тоска меня не отпуска ет От молодых еще воронежских холмов К всечеловеческим, яснеющим в То скане. Тема Человека, тема счастья — она же Горя... Для чего должен череп развиться Во весь лоб — от виска до виска, — Что б в его дорогие глазницы Не могли не вливаться войска? Действительно — для чего рожден человек, для чего маленький беззащитный ребенок растет, мечтает, надеется на лучшее. Его помыслы чисты, он весь открыт навстречу Жизни. — " Развивается череп от жизни Во весь лоб — от виска до виска, — Чистотой с воих швов он дразнит себя..." И далее, в восьмистишии — удивительно тонко и иносказательно — о том В еликом Обмане, о той безжалостной жестокости, с которыми вторгается Мир в святая святых — Разум Человека, как крутит его доверчивостью, как пост епенно отнимает все живое, радостное. И печальны эти, на первый взгляд маж орные строки Мыслью пенится, сам себе сн ится, — Чаша чаш и отчизна отчизне, Звездным рубчиком шитый чепец, Че пчик счастья — Шекспира отец... Чепчик счастья — горькая аллегория украденого счастья, несбывшихся детских грез... Известна попытка О. МАНДЕЛЬШТАМ послать рукопись "Солдата" в редакцию м осковского журнала "Знамя". Послав ее, Поэт, конечно, не надеялся получить отклик — ему давно никто не отвечал. Но вдруг неожиданно откликнулись с ледующим сообщением: " ...войны бывают справедливые и несправедливые, и что пацифизм сам по себе не достоин одобрения". Когда читаешь "Стихи о неизвестном солдате" — не перестаешь удивлятьс я необыкновенной, хотя несколько нестройной (в классическом понимании) к расоте этих строк И за полем полей поле новое Треугольным летит журавлем... или эта строфа — И дружит с человеком калек а — Им обоим найдется работа, И стучит по околицам века Костылей дер евянных скамейка, — Эй, товарищество, шар земной! О жанре... То же и с жанром. Это не Реквием, как кажется поначалу, и не Од а, и не Баллада, конечно; Стансы здесь уж совсем неуместны. Наверное, это де йствительно некая трагическая Оратория с собственной внутренней музык ой в чудесном изложении Певца — Поэта — Провидца. Да! Это воистину удивительнейшее стихотворение. Оно покоряет. Заворажи вает. Его хочется читать и перечитывать, пока не выучишь наизусть. Пленит сам язык — это "дивное косноязычие", пленит некий сплав лирической филос офии и Великой Любви к Человеку — самому бесправному и униженному созда нию на нашей грешной земле. Человека понимает и жалеет Поэт, а самого Поэт а кто пожалеет — его — самого несчастного — самого невиновного — сам ого загубленного... Я шепчу обескровленным рто м: — Я рожден в ночь с второго на третье Января в девяносто одном Нена дежном году — и столетья Окружают меня огнем. То, что я говорю, мне прости... Тихо, тихо его мне прочти... И нам остается только "простить" Осипа Мандельштама за тот Вечный Празд ник, который дарят нам его Бессмертные стихи... Сочинения: 1. Собрание сочинений. М., 1993-97. Т. 1-4. 2. Сочинения. М., 1990. Т.1-2. 3. Полное собрание стихотворений. СПб., 1995. Литература: 1. Мандельштам Н. Я. Воспоминания. М., 1989. 2. Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама. Воро неж, 1990. 3. Слово и судьба: О. Мандельштам, исследовани я и материалы. М., 1991. 4. «Отдай меня, Воронеж...»: III международные Ма ндельштамовские чтения. Воронеж, 1995. 5. М.Бейзер "Евреи в Петербурге"
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Умный смартфон, взятый семьёй за границу, за полчаса потратил стоимость половины путёвки, закачав обновления.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Мандельштам", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru