Реферат: Канонерская лодка храбрый - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Канонерская лодка храбрый

Банк рефератов / Технологии

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 946 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы





Министерство образования и науки РФ

Санкт-Петербургский Государственный Морской Технический Университет







Реферат

по дисциплине: «Устройство судна»

на тему: Канонерская лодка «Храбрый»













Выполнила: студентка гр. 41ба1

Политова О.А.







Санкт-Петербург

2006 г.

Содержание

Введение

  1. Описание конструкции………………………………………………………....6

    1. Корпус……………………………………………………………………....…6

    2. Бронирование……………………………………………………….................7

    3. Артиллерийское вооружение………………………………………………...7

    4. Минное вооружение…………………………………………………………..8

    5. Энергетическая установка……………………………………………………9

    6. Котлы Николса………………………………………………………………..9

    7. Устройства и системы……………………………………………………….10

    8. Экипаж и его размещения…………………………………………………..11

  2. Историческая справка........................................................................................11

    1. Командировка в теплые страны………………………………………….....11

    2. Ремонт под высочайшим присмотром……………………………………...12

    3. В учебных отрядах на Балтике……………………………………………...14

    4. Первая мировая война……………………………………………………….15

Приложение 1……………………………………………………………………21

Приложение 2……………………………………………………………………22

Приложение 3……………………………………………………………………23

Список литературы………………………………………………………….......24











Введение

Во второй половине января 1895 г. на стол императора Николая II лег список для выбора наименований новым судам. По традиции это была прерогатива царя. Из пяти предложенных вариантов - "Храбрый", "Смелый", "Грозный", "Громоносец" и "Богатырь" - государь выбрал "Храбрый", остальные он зачеркнул и для пущей убедительности справа от столбика приписал - "Храбрый" и подчеркнул. Это было оформлено приказом генерал-адмирала № 22 от 20.1.1895 г. В феврале лодку отнесли ко второму рангу и причислили ко второму флотскому экипажу. К этому моменту на стапеле уже выставили 32 т стали, а затраты составили 6164 руб.

В марте Г.Ф.Шлезингер направил на Александровский завод ведомость на катаную сталь для наружной обшивки толщиной 3/8" (9,5 мм). Из поставленных Ижорским заводом 5675 пудов (94 т) 600 пудов (10 т) стали было забраковано, к тому же поставка производилась не по ведомости. Другие поставщики, в частности Путиловский завод, прокатали 5950 пудов (99 т) полосовой, угловой, швеллерной и листовой стали в срок, по цене 2,7 руб. за пуд.

Петербургский порт, изыскав на своих складах три адмиралтейских якоря по 1600 кг, предлагал их для "Храброго" в качестве становых или для крейсера "Россия" как стоп-анкеры. Ясности в этом вопросе не было: на чертежах "Храброго" значился якорь системы Мартина, но не указывался его вес, а в спецификации - все наоборот.

В начале мая от адмирала Чихачева поступило предписание спустить лодку осенью 1895 г., чтобы освободить эллинг для закладки других кораблей. Командир порта обратился в ГУКиС с просьбой ускорить поставки стали, для чего дать наряды другим заводам. Строитель выдал последнюю ведомость заказа на корпусной металл.

На Балтийском заводе шла полным ходом подготовка моделей для отливки цилиндров и других деталей. Готовился металл для многочисленных поковок. Наблюдающим за качеством работ МТК предложил назначить переведенного из Сибирской флотилии старшего инженер-механика Лукьяна Подгурского, ему же поручался надзор за изготовлением механизмов учебного судна "Верный".

К концу мая на стапель было выставлено около 233 т конструкций, что позволяло осуществить церемонию закладки, причем в высочайшем присутствии. Экономя время монарха, работы на всех заводах подгоняли к определенной дате, чтобы в один день осуществить закладку и спуск нескольких судов. 20 мая, в день рождения генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича, состоялись большие торжества. На реке, от Николаевского моста, выстроились канонерская лодка "Грозящий" под флагом контр-адмирала Н.И. Скрыдлова, крейсер "Азия", яхта "Александрия", пароходы "Нева" и "Онега" - все расцвеченные флагами. На набережных собрались толпы народа. В Новом Адмиралтействе был выстроен почетный караул от гвардейского экипажа со знаменем и оркестром. Здесь же находился весь ад-миралитет, управляющий Морским минитерством и почетные гости: отставные адмиралы, члены Госсовета, среди которых следует отметить адмирала Л.Л.Гейдена, участника Наваринского сражения 1827 г., прослужившего на тот момент в офицерских чинах 75 лет. Отдельной группой расположились великие князья и среди них - генерал-фельдмаршал Михаил Николаевич - последний в истории России кавалер ордена Св. Георгия 1-й степени. Еще утром на стапелях прошел молебен с присутствием всех рабочих и инженеров. Хмурая погода к 11.00 прояснилась, вместе с солнцем появился император. Встреченный генерал-адмиралом, он проследовал по красным коврам в малый эллинг, где ему был представлен строитель "Храброго". Ознакомившись с чертежами, государь прошел к месту закладки - здесь на столике был разложен необходимый реквизит. Г.Ф.Шлезингер передал царю серебряную закладную доску, которую Николай, перекрестившись, положил в замшевый мешочек, поместил в гнездо вертикального киля и из старинного сосуда, в форме кораблика, залил отсек суриком. Рабочие надвинули плиту и вставили раскаленную заклепку, царь специальным молотком расклепал ее. По команде на корме и носу на флагштоках в этот момент были подняты флаг и гюйс.

В этот же день император заложил броненосец береговой обороны "Генерал-адмирал Апраксин", учебное судно "Верный", крейсер 1 ранга "Россия" и спустил на воду эскадренный броненосец "Севастополь". После праведных трудов он отбыл на катере во дворец генерал-адмирала на Мойке, где был дан торжественный завтрак.

Контракт на "невзрывающиеся котлы Никлосса" заключили только в середине 1895 г. От Балтийского завода подпись поставил председатель правления генерал-майор Балк 1-й. Фирма братьев Никлосс брала на себя обязательство изготовить и погрузить на судно в Гавре восемь котлов, четыре питательных донки Тирьона, два вентилятора и другое оборудование согласно спецификации. Кроме того, французская сторона гарантировала предоставление чертежей, осуществление контроля за качеством материалов за счет Никлосса, равно как и за процессом кирпичной кладки в топках. Фирма обязалась застраховать оборудование от огня, а полисы сдать российскому морскому агенту в Париже.

Гарантии фирмы выглядели так: котлы модели 1895 г. с нагревательной поверхностью 563 м2 рассчитаны на рабочее давление 15 кг/см2; на шестичасовых испытаниях в плавании они должны обеспечить 2200 индикаторных сил, при расходе кардифа лучшего качества в кусках 1 кг/и.л.с. в час; топкой котлов будет руководить представитель фирмы, возможно пользование вентиляцией, но при открытых кочегарках.

Штрафные санкции предусматривались за недобор мощности - 50 франков за силу; за лишний грамм расхода угля - 20 фр.; если паропроизводительность будет меньше 17 600 кг/ч (8 кг пара на 1 кг угля) на 15%, котлы могут быть не приняты; за каждую лишнюю тонну веса - 1000 фр., при 10% перевеса можно не принимать; за день опоздания после окончания работ 15 декабря и отгрузки в Гавре в конце декабря - 75 фр. (за исключением русских праздников).

Стоимость заказа - 342 015фр., первый взнос через две недели - 37 515 фр., далее каждый месяц по 43 500 фр. и 43 500 фр. остаются в качестве обеспечения до испытания в море. Кочегарный инструмент: по 8 лопат, ломов, гребков и резаков; 15 ключей; 16 банников для трубок; 4 кочерги.

В свою очередь, Балтийский завод обязался оплатить фрахт от Гавра, пошлину, хранение котлов в России до установки, уплату жалования представителям Никлосса: монтерам - по 600 фр., сборщикам - по 500, а кроме того, изготовить для канонерской лодки теплые ящики, фундаменты, полы, трапы, дымовой выход с кожухом и трубой.

Рассмотрев результаты испытаний энергетической установки канлодки "Отважный", механический отдел МТК пришел к выводу, что главным недостатком опреснителей и кипятильников Ярьяна является невозможность их продувки, в связи с чем для их чистки требовалось много времени. Было предложено в машинном отделении для питания котлов установить один аппарат на 25 ведер в час системы Райнера (Англия) или Круга (Россия) той же системы. Адмирал Чихачев, при одинаковых ценах, отдал предпочтение соотечественнику, представившему несколько вариантов опреснителей разной производительности для питья и котлов.

Для ускорения работ на Обуховском заводе, где изготавливались валы, С.К.Ратник предложил делать их сплошными (несверлеными), считая, что это ускорит подготовку лодки к спуску, а перевес будет незначительным. Однако механический отдел, проведя сравнение, пришел к выводу: пустотелый вал на 25% легче, к тому же гарантия в доброкачественности металла имелась.

На Балтийском заводе были отлиты и находились в обточке основные части машин, формовались гребные винты. В обработке на разных стадиях было задействовано 36 т чугуна, железа, стали и меди. В первую очередь изготовлялись узлы и детали, установку которых в корпус следовало провести на стапеле, доспуска: гребные и дейдвудные валы с кронштейнами, винты, кингстоны, рулевую раму.

Не был еще решен вопрос с рулевым приводом. Принятый на прототипе ("Гремящем") для "Храброго", имевшего более острое образование корпуса в корме, он не подходил. Главный инженер Петербургского порта старший судостроитель Н.А.Субботин предложил систему Дюпюи де Лома, отвечавшую требованиям как по простоте, так и по углу отклонения (до 35°), при этом рулевая машинка оставалась предыдущей конструкции.

Вдобавок к обычным неурядицам с чертежами и поставками металла, в малом эллинге сломались весы, и, чтобы не останавливать постройку, инженеру приходилось изворачиваться, то вычисляя вес по объему, то взвешивая детали в других цехах- в итоге тратилось много времени, страдала и без того невысокая весовая дисциплина.

В начале лета приступили к испытаниям отсеков двойного дна наливом воды. Результаты после исправления клепки и чеканки комиссия признала удовлетворительными, при этом корабельный инженер Э.Е.Гуляев указал на необходимость повторного испытания после установки котельного фундамента, для которого будут сверлиться отверстия.

В середине лета главный инженер порта докладывал начальству о необходимости введения для верхней палубы стальной настилки хотя бы толщиной 3 мм, ожидаемая перегрузка с учетом полубака приближалась к 12 т. Положенная по спецификации только деревянная палуба при пожаре могла провалиться, да и крепить к ней стальные переборки было невозможно. Представитель МТК разрешил установку 3-мм настилки в пол 63-мм слой дерева. Однако председатель МТК не поддержал своего подчиненного, и во избежание перегрузки предложил дерево толщиной 76 мм. Вернувшись через несколько месяцев к этому вопросу, не без влияния адмирала Чихачева, произвели сравнение различных конструкций палубы: деревянной - с болтами весом 28 т и стальной - покрытой линолеумом, весом 27 т. МТК изменил свою позицию и согласился на стальную настилку 3/16" с деревом толщиной 2,5". Уже позже, журналом по кораблестроению № 134 от 11 ноября 1895 г. было обосновано применение дерева: оно изолирует стальную палубу от солнца, что особо важно в южных морях; при включенном паровом отоплении препятствует отпотеванию металла, к тому же тик износоустойчив, позволяет ходить босиком, а при дожде и заморозках не скользит - на авралах можно передвигаться бегом.

В середине сентября комиссия освидетельствовала на Обуховском заводе стальной ахтерштевень весом 2,5 т и рулевую раму 2,3 т. Отливки выглядели чистыми, выполненными по чертежам и моделям. Испытания образцов металла из припусков на изгиб и на разрыв дали положительные результаты. Эти узлы были допущены к установке на судно.

Во время очередного посещения канонерской лодки управляющий Морским министерством, обратив внимание на малый боезапас (50 снарядов на орудие), предложил подумать о замене 8-дюймовых пушек на 6-дюймовки с полным комплектом снарядов. После обсуждения расчетов пришли к выводу: 8-дюймовки оставить, но добавить по 25 снарядов на пушку, при этом было возможно увеличение осадки на полдюйма.

Бросив все силы на подготовку к спуску, завод в конце октября закончил основные корпусные работы и установил концевые валы с гребными винтами. Комиссия старшего инженер-механика Боровского определила минимальное усилие, необходимое для поворота каждого вала. Для этого к горизонтально установленной лопасти на расстоянии 1271 мм от оси вала подвешивался груз, вес которого увеличивался, пока вал не начинал поворачиваться. Усилие, потребное для поворота правого вала, оказалось равным 135 фунтов, а для левого - 175 фн. (70 кг), оба на передний ход. Среднее значение поворотного усилия - 155 фн. - находилось в пределах нормы, однако механический отдел МТК отметил большую разницу между сопротивлениями гребных валов - 40 фунтов.

Спешно закончив испытания отсеков на водонепроницаемость, разобрали вокруг корпуса "Храброго" строительные леса и приступили к сборке спускового устройства, а также ремонту подводного фундамента, для чего участок реки между дамбами отгородили перемычкой и осушили. 26 октября комиссия под председательством старшего судостроителя П.Е.Андру-щенко освидетельствовала корпус и спусковое устройство канонерской лодки и нашла все выполненным по чертежам и по исправлении недостатков (балласт довести до 80 т; ненадежные деревянные нагели заменить на металлические, а слабое крепление головки руля усилить временным стопором из железного листа) сочла возможным допустить судно к спуску. Была произведена насалка спускового фундамента, в том числе и подводного, и к ней выставили охрану - сало пользовалось спросом у местных мастеровых. Окончательно собрав спусковое устройство, приступили к украшению эллинга. Спуск предстоял в высочайшем присутствии.

В пятницу 10 ноября 1895 г. окончание навигации ознаменовалось очередными торжествами на Неве, предстояло заложить эскадренные броненосцы "Ослябя" и "Пересвет", спустить на воду мореходную канонерскую лодку "Храбрый" и учебное судно "Верный". В 11 часов прибыл император в форме капитана 1 ранга. После торжественной встречи он заложил броненосец "Ослябя". Затем перешел в малый каменный эллинг и поднялся на борт "Храброго", где были выстроены почетный караул и команда с офицерами. Командир отдал рапорт. Николай II обошел строй, поздоровался с командой и, сойдя в павильон в конце эллинга, дал команду на спуск. В 11.25 судно тронулось, раздались крики "ура", публика на набережных сняла шляпы, а оркестры грянули гимн. По мере прохода порога на "Храбром" последовательно были подняты кормовой Андреевский флаг, адмиралтейский, императорский штандарт (на самом высоком флагштоке), флаг генерал-адмирала и гюйс. Выстроенные на Неве корабли произвели императорский салют (31 выстрел). Отдав якоря, лодка плавно развернулась против течения. Царь со свитой отбыл во дворец великого князя Алексея на торжественный завтрак.

1. Описание конструкции

1.1 Корпус

Корпус набирался по бракетной системе из стальных листов и различных профилей. Хребет судна - вертикальный киль в средней части - собирался на стыковых планках из пяти листов по 7345 мм длиной, в оконечностях было установлено еще семь полос. От 3-го до 63-го шп. высота не менялась, далее до 73-го шп. она плавно увеличивалась для подкрепления кормы. Снизу приклепывался горизонтальный киль из двух листов толщиной: 11,1 мм - верхний и 12,7 мм - нижний. Все угловые соединения выполнялись с помощью уголков расчетного сечения. В носу киль переходил в литой таранный форштевень, доходивший только до жилой палубы. На корме он заканчивался литым же ахтерштевнем с петлями для стальной рулевой рамы.

Поперек корпуса устанавливались шпангоуты со шпацией около 915 мм (всего их насчитывалось 76), каждый состоял из двух ветвей, которые, в свою очередь, делились на три участка; от киля до броневого шельфа шли рамки, вставленные между стрингерами, "зетовый" (Z-образный) профиль подкреплял рубашку за броней, а над верхним броневым шельфом был установлен уголок. На уровне верхней и жилой палуб шпангоуты замыкались бимсами из коробчатой стали.

Для обеспечения продольной прочности вдоль киля устанавливались стрингеры из стальных листов толщиной от 4,8 до 6,3 мм. На мидель-шпангоуте их имелось по четыре на каждый борт, считая нижний броневой шельф; в оконечностях число их уменьшалось, они делились на проницаемые, с вырезами для облегчения, и непроницаемые - для образования отсеков второго дна, которое делилось на отдельные участки (шп. № 7, 12, 16, 19, 25, 29, 33, 37, 41,46, 51,55, 59 и 65).

На флоры шпангоутов шел стальной лист той же толщины, что и на стрингеры. По обратным угольникам клепался настил второго дна толщиной 6,35 мм. Для доступа в отсеки были предусмотрены горловины с герметичными крышками. Между собой листы соединялись накладными планками.

Внешняя обшивка состояла из поясьев стальных листов, приклепанных к уголкам шпангоутов и стрингеров, при этом рилегающие слои чередовались с отстающими, с подкладками той же толщины. Первый стальной пояс размерами 7345x1041x11,1 мм, идущий от горизонтального киля, был выполнен в районе миделя, в конечностях его толщина уменьшалась. Далее до броневого пояса обшивка- рубашка под броню - отстояла на толщину плиты и деревянной подкладки и была толщиной 15,8 мм. Заваленные внутрь борта жилой палубы имели обшивку в 9,5 и 11,1 мм (ширстрек). В носу у тарана и якорного клюза толщина обшивки удваивалась.

Полубак выполнялся по той же технологии, шпангоуты из уголка перекрывались бимсами коробчатой стали, покрытыми настилкой. Под боевой рубкой предусматривалось подкрепление, повторяющее в плане саму рубку с вырезами, где находились вертикальные тросовые вьюшки. По краям полубака располагался стрингер шириной 915 мм и толщиной 6,3 мм.

По бимсам жилой и верхней палуб настеливалась стальная палуба, покрытая поверх брони линолеумом; на верхней палубе- деревом. Под орудиями подкладка выполнялась из толстого тика и была приведена к горизонту, сами палубы имели окат.

Для обеспечения непотопляемости корпус делился на отсеки непроницаемыми переборками из стального листа толщиной 6,35 мм, установленными на шп. № 7, 12, 15, 16, 19, 27, 29, 33, 37, 46, 51, 55, 66, 67 и подкрепленными уголками.

Под броневой палубой на протяжении котельного и машинного отделений располагалось 12 угольных ям. Они были соединены между собой горловинами. Уголь загружался с верхней палубы через стационарные трубы прямо в ямы, шесть из которых выходили в котельное отделение, из остальных топливо приходилось пересыпать. Погреба, ямы, провизионки, кладовые и помещения пародинамо отделялись от борта коридором переменной ширины. Стенки его, как и угольных ям, были изготовлены из 4,8-мм стальных листов с подкреплениями из уголка.

1.2 Бронирование

Броневой пояс, простиравшийся от 12-го шп. до кормы, состоял из 12 плит на каждый борт. На протяжении машинного и котельного отделений шли плиты толщиной: по верхней кромке 127 мм и 76,2 мм по нижней (с учетом ослабляющего действия слоя воды); в нос и корму по верхней кромке они утончались до 101 и 76,2 мм соответственно, пропорционально уменьшалась и толщина нижней кромки. Высота плит была разной, в зависимости от завала борта. Броневой пояс опирался на нижний шельф. Для амортизации удара снаряда под броню устанавливалась лиственничная подкладка. Крепилась броня специальными болтами, ввернутыми в плиты с внутренней стороны и проходящими через подкладку и рубашку. Конструкция обеспечивала герметичность соединения даже при поломке болта. Число болтов назначалось в зависимости от площади, на каждые 6 кв. футов - одно крепление.

На 12-м шп. пояс замыкался траверзом толщиной около 80 мм, состоявшим из четырех плит. От него броневая палуба из 38-мм плит в виде карапаса опускалась к форштевню, упираясь в его горизонтальную полку. По верхнему шельфу пояс перекрывался горизонтальной броней из двух слоев общей толщиной 25,4 мм. Такой же броней были защищены боевая рубка и орудия главного калибра.

1.3 Артиллерийское вооружение

Канонерская лодка "Храбрый" получила два 8-дюймовых (203 мм) орудия одной из первых на флоте, наряду с броненосным крейсером "Россия". Пушка была разработана на Обуховском сталелитейном заводе на основе 6-дюймовки Канэ. Внутренняя труба ее скреплялась цилиндрами и кожухом. Нарезы имели прогрессивную крутиз ну.

Ствол, закрепленный в обойме, скользил вместе с ней по цапфенным доскам, соединенным на концах связными кольцами. Качающаяся часть помещалась в гнездах литой поворотной рамы, вращавшейся на стальных шарах по штыревому основанию, закрепленному на палубе болтами. Противооткатное устройство состояло из гидравлического компрессора с подвижным цилиндром и накатника из тарельчатых пружин Бельвиля, помещенных под обоймой в виде четырех пакетов. Пушка была оснащена поршневым затвором системы Розенберга, механизмами раздельного наведения, тангенсными прицелами и поворотными мушками. Наводчики располагались на площадках, укрепленных на поворотной раме.

На корме "Храброго" устанавливалось 6-дюймовое (152-мм) орудие Канэ на центральном штыре. Оно прибыло на корабль прямо с Нижегородской ярмарки, где экспонировалось на промышленной выставке и представляло собой шедевр внешней отделки. Ствол был скреплен кожухом и муфтой на длине 3200 мм. Поршневой трехтактный затвор открывался влево. Механизмы наводки и прицел находились с левой стороны, в остальном конструкция была аналогична 8-дюймовому орудию.

Для защиты от атак минных судов лодка вооружалась пятью 47-мм и шестью 37-мм одноствольными пушками системы Гочкиса. Размещались орудия на полубаке, кормовом мостике и верхней палубе. 47-мм орудие имело ствол, скрепленный кожухом, вертикальный клиновой затвор, простейший прицел и плечевой упор. Тело орудия перемещалось на полозках между двумя цилиндрами противооткатных устройств, состоящих из гидравлического компрессора и пружинного накатника. Цилиндры объединялись общим корпусом, цапфы которого устанавливались в гнездах широкого вертлюга, хвостовиком соединенного с кринолином из широких стальных полос. Затвор открывался вручную, при этом взводился ударник и выбрасывалась гильза, так называемая четвертьавтоматика.

37-мм пушка имела ствол-моноблок с навинтным цапфенным кольцом и вертикальный клиновой затвор. Наводка осуществлялась с помощью плечевого упора и механического прицела. Орудие устанавливалось на станке системы Алексеева с гидравлическим компрессором и пружинным накатником вертлюжного типа. Четыре станка имели тумбы, укрепленные на палубе по бортам, а два - стаканы на коечных сетках.

В тот период на всех флотах мира большое значение придавалось морским десантам, для вооружения которых корабли снабжались специальными орудиями. В русском флоте они были представлены специализированными 63,5-мм пушками системы Барановского, имевшими поршневой затвор, унитарное заряжание, гидравлический компрессор и пружинный накатник, винтовые механизмы наведения и механический прицел. На берегу эти орудия устанавливались на колесном станке облегченного типа. На корабли второго ранга, к которым относился "Храбрый", по штату полагалось одно орудие. Корабельного станка предусмотрено не было. При высадке десанта пушку после снятия колес крепили на носу баркаса в специальных гнездах с хомутами, и она могла вести огонь прямо по курсу.

Стволы орудий тщательно обрабатывались, воронились и полировались до зеркального блеска. Цвет - темно-коричневый. Станки же красились в цвет борта судна - белый или черный, в зависимости от рода плавания, заграничного или внутреннего.

Боекомплект для 8- и 6-дюймовых орудий состоял из бронебойных, фугасных и сегментных (осколочных, с готовыми поражающими элементами и дистанционными трубками) снарядов. Для 47-мм и 37-мм пушек применялись стальные либо чугунные гранаты с головными или донными взрывателями. Десантная пушка Барановского имела боекомплект из чугунных гранат и шрапнелей с 56-ю убойными элементами и 10-секундной дистанционной трубкой.

На "Храбром" боезапас размещался под броневой палубой, в раздельных погребах в носу и корме. Снаряды хранились на горизонтальных стеллажах в бомбовых погребах, а картузные заряды для 8-дюймовых орудий и заряды в латунных гильзах с крышками для 6-дюймового орудия - в крюйт-камерах. Унитарные патроны для мелкой артиллерии находились в отдельных погребах, в ящиках по 20 штук. Боезапас к орудиям подавался ручными элеваторами. Заряжание всех пушек производилось вручную. Однако даже в русском флоте трудно было сыскать богатырей, в одиночку манипулирующих почти 90-килограммовым снарядом, двоим же ухватиться было трудновато. Силами кронштадтского порта для "Храброго" были изготовлены четыре храп-совка конструкции полковника Амельфина для подачи 8-дюймовых снарядов от элеватора к орудиям.

Все погреба оборудовались системами затопления от индивидуальных кингстонов, автономной вентиляцией, походным креплением боезапаса и элеваторами подачи.

1.4 Минное вооружение

Как и прототип, "Храбрый" был оснащен носовым аппаратом для стрельбы минами Уайтхеда обр. 1889 г. Он изготовлялся из проката специальной бронзы и состоял из труб, соединенных фланцами. Заряжался через заднюю крышку с французским затвором и стальным патронником, мина вкладывалась с помощью направляющего прибора, двигаясь наделкой по Т-образной дорожке. Передняя крышка трубы оснащалась валиковым приводом. В отсеке имелся насос Шварцкопфа с паровой двухцилиндровой машинкой высокого давления, он снабжал воздухом баллоны аппарата и мин, находившиеся здесь же, на правом борту. Отсечная переборка, отсутствовавшая на "Грозящем", теперь мешала заряжанию, поэтому аппарат отводили вправо и мину (торпеду) доставляли через дверь. Зарядные отделения хранились в погребе, под броней. Для подъема мин с воды по левому борту была установлена минбалка с тросовым приводом от лебедки, расположенной на полубаке. Мины заводились через бортовой люк прямо на жилую палубу. Торпедный прицел со спусковой рукояткой был установлен в боевой рубке. Паровой катер вооружался съемным аппаратом, стрелявшим метательными минами.

В тот период к минному вооружению относили все электрооборудование корабля. Два пародинамо системы "Ринг" (150 А, 100 В) были размещены за переборкой машинного отделения в бортовых отсеках на 51 -55-шп. и отличались друг от друга расположением генератора. В качестве аварийного источника была предусмотрена аккумуляторная батарея, находившаяся под броней со станциями управления в отсеках пародинамо. Основными потребителями электроэнергии на лодке являлись боевые фонари (прожекторы) с зеркалом диаметром 60 см, система освещения, двигатели вентиляторов, отличительные и сигнальные огни и другое оборудование.

1.5 Энергетическая установка

Машинно-котельные отделения размещались под броней между 29 - 51-м шп. Две машины тройного расширения пара с вертикально опрокинутыми цилиндрами и восемь патентованных котлов Никлосса развивали 2200 индикаторных сил при 165 об/мин. Полный вес установки - 234,66 англ. т (перегруз от проекта 30,66 т). Каждая машина имела три цилиндра следующих диаметров: высокого давления (ЦВД) - 584,2 мм; среднего давления (ЦСД) - 863,6 мм и низкого давления (ЦНД) - 1270 мм при ходе поршня 508 мм. Они отливались из мелкозернистого чугуна заодно с золотниковыми коробками и промежуточными резервуарами. У крышек и днища были горловины для осмотра. Поршни мягкой литой стали снабжались чугунными набивочными кольцами и коваными крышками. Цилиндры устанавливались на вертикальные стальные колонны.

Возвратно-поступательное движение поршня через шток передавалось на шатун, соединенный с шейкой мотыля, и преобразовывалось во вращательное движение коленчатого вала общей длиной 1906,2 мм. Стальные валы обтачивались до 203 мм и для облегчения имели отверстия 101,6 мм. Все подшипники снабжались бронзовыми вкладышами и заливались белым металлом. Парораспределение осуществлялось эксцентриками с бугелями, тягами и золотниками. Ручной и паровой приводы системы Брауна управляли работой машин. Трущиеся части облицовывались пушечной бронзой и имели приспособления для поджатия и смазки.

Обработанные валы, промежуточный и упорный, были обточены до 190,5 мм, а дейдвудный и концевой - до 209,5 мм и рассверлены до 101,6 мм. Дейдвудные трубы и втулки кронштейнов отливались из пушечного металла. Внутри них находились подшипники из пластин бакаута. Гребные винты системы Афонасьева из пушечного металла диаметром 2,9 м и шагом 3,58 м на передний ход вращались в стороны от корпуса; их полированные лопасти могли переставляться для изменения шага.

Мятый пар из ЦНД поступал в поверхностный холодильник, в котором между трубными досками вальцованной латуни устанавливались 19-мм трубки из сплава красной меди общей охлаждающей поверхностью для обеих машин 3500 кв. фут. (325,6 м2). Снаружи холодильник облицовывался теплоизолирующим материалом и планками красного дерева. Центробежная, с паровой машиной, циркуляционная помпа производительностью 300 т/ч при давлении пара 6,3 кг/см2 прокачивала забортную воду по трубкам холодильника. Конденсат откачивался воздушным насосом простого действия.

Машины оснащались счетчиками оборотов и тахометрами с указателями направления и скорости вращения, а также часами, заводившимися на неделю. Каждый цилиндр имел индикатор Ричардса английского производства с набором пружин.

1.6 Котлы Никлосса

Эти котлы представляли собой вариант системы Колле с горизонтально расположенными трубками Фильда, установленными консольно в вертикальных соединительных элементах - коллекторах из литого чугуна. Котлы находились в одном отделении, по четыре в ряд, топками к борту, на каждый приходилось по восемь коллекторов с 20-ю испарительными трубками мягкого железа длиной 1500 мм, наружным диаметром - 82 мм и внутренним - 74 мм. В каждую такую трубку была вставлена с большим зазором водогрейная трубка, соединенная с полостью коллектора. Крепление скобами позволяло извлекать любую трубку. Общая нагревательная поверхность всех котлов - 563 м2. В топках, выложенных кирпичом, на колосниковой решетке площадью 20 м2 сжигалось топливо - уголь. Раскаленные газы, омывая испарительные трубки, выходили в общую трубу сечением 3 м2 и высотой над колосниками 15 м. Пар поступал в трубопроводы, изготовленные из медного сплава, и далее через детандер-редуктор, где давление понижалось до рабочего, в машины. Питательная вода подавалась в котлы донками Тирьона производительностью 10 000 л/ч. При работе в котлах находилось 13 м3 воды и 3 м3 пара. На 1 кг сжигаемого топлива вентиляторы подавали 25 м3 воздуха при 600 об/мин паровой машинки. Каждый котел имел предохранительный клапан диаметром 40 мм, отрегулированный на 15 кг/см2, манометр с трехходовым краном и колонку для замера уровня воды. Пробное испытание водой для узлов и деталей, работающих под большим давлением, составляло 21 кг/см2.

1.7 Устройства и системы

Магистральная отливная труба красной меди 101,6 мм простиралась от 12-го до 66-го шп. и обеспечивала откачку воды из любого отсека посредством двух турбин производительностью 250 т/ч каждая на высоту 6,1 м, приводимых в действие паровыми машинками Бродерхуда. Вода сбрасывалась за борт на уровне жилой палубы через невозвратные клапаны.

Два кингстона в носу и корме служили для затопления погребов боезапаса, а кормовой - и бортовых отсеков. Осушительная труба проходила по левому борту под броней и имела отростки во все отсеки. Она была закольцована с пожарной магистралью противоположного борта, к ним были подключены паровые помпы Вортингтона, ручные Стона и брандспойты (производительностью 12, 6 и 5 т/ч соответственно). Котельная вода хранилась в отсеках второго дна. Для бытовых нужд экипажа служили водопроводы пресной и забортной воды, их напорные цистерны располагались на крыше камбуза, закачка производилась помпами, а к потребителям вода поступала самотеком.

Для пополнения запаса питательной воды были установлены два испарителя Круга общей производительностью 14 т/с. Пар из котла поступал в змеевик, расположенный в медной цилиндрической колонне, где испарял забортную воду, образуя вторичный пар, который отводился в холодильник.

Простой руль площадью 4,8 м2 поворачивался в обе стороны на 30° паровой машинкой за 5 минут при ходе 13 уз., диаметр поворота - 3 кбт. Штурвалы находились в боевой и штурманской рубках, а также на мостиках, на верхней палубе и в рулевом отделении. Они соединялись с золотником рулевой машины валиковой передачей со множеством уголковых редукторов.

Лодка была снабжена тремя 1600-кг становыми якорями системы Мартина (один из них - запасной). С грунта они поднимались паровым шпилем, расположенным на жилой палубе, с выводом вертикального вала с барабаном на верхнюю палубу, а на полки полубака укладывались индивидуальными крамболами. Якорные канаты фиксировались стопорами Легофа. Для швартовки служили битенги, кнехты, стопоры Булива-на и тросовые вьюшки. Стоп-анкер и два верпа располагались на внешней стороне бортовых коечных сеток с обеих бортов.

Плавсредства были представлены паровым катером, 14-весельным барказом, 10-весельным катером, 6-весельными вельботом и ялом и 4-весельным ялом. Все они имели поворотные шлюпбалки.

Вентиляцию на лодке изначально запроектировали крайне слабой, и ее неоднократно переделывали.

Экипаж и его размещение На испытаниях 1897 г. "Храбрый" имел на борту штаб-офицеров - 2; обер-офицеров и чиновников - 6; кондукторов - 1; унтер-офицеров - 24; рядовых - 119. Во время средиземноморской службы экипаж состоял из 10 офицеров и чиновников и 185 нижних чинов. Расположение было традиционное - в корме салон командира, его ванная и спальня, далее в нос шли каюты офицеров и между ними - кают-компания. В передней части жилой палубы находились аптека и лазарет. В средней части той же палубы на рундуках и подвесных койках размещалась команда. Для кондукторов предусматривались две каюты, для боцмана - отдельная. Баня и гальюны находились на верхней палубе, под полубаком. За кожухом дымовой трубы был устроен камбуз с командными самоварами. Карцер оборудовался в самом носу, в низеньком отсеке под минным аппаратом. Все имущество нижнего чина укладывалось в строго установленном порядке - в два парусиновых чемодана, большой и малый, помещенные в рундуки и шкафы; доступ к ним был ограничен. Свернутые в кокон подвесные койки надень выносились наверх и устанавливались по номерам в коечные сетки, расположенные вдоль борта и на кормовом мостике.

1.8 Экипаж и его размещение

На испытаниях 1897 г. "Храбрый" имел на борту штаб-офицеров - 2; обер-офицеров и чиновников - 6; кондукторов - 1; унтер-офицеров - 24; рядовых - 119. Во время средиземноморской службы экипаж состоял из 10 офицеров и чиновников и 185 нижних чинов. Расположение было традиционное - в корме салон командира, его ванная и спальня, далее в нос шли каюты офицеров и между ними - кают-компания. В передней части жилой палубы находились аптека и лазарет. В средней части той же палубы на рундуках и подвесных койках размещалась команда. Для кондукторов предусматривались две каюты, для боцмана - отдельная. Баня и гальюны находились на верхней палубе, под полубаком. За кожухом дымовой трубы был устроен камбуз с командными самоварами. Карцер оборудовался в самом носу, в низеньком отсеке под минным аппаратом. Все имущество нижнего чина укладывалось в строго установленном порядке - в два парусиновых чемодана, большой и малый, помещенные в рундуки и шкафы; доступ к ним был ограничен. Свернутые в кокон подвесные койки надень выносились наверх и устанавливались по номерам в коечные сетки, расположенные вдоль борта и на кормовом мостике.

2. Историческая справка

2.1 Командировка в теплые страны

28 августа 1899 г. на Кронштадтский рейд под брейд-вымпелом управляющего Морским министерством вошла яхта "Нева". Вице-адмирал Тыртов прибыл на "Храбрый", пожелал офицерам и команде счастливого плавания, а после его убытия канонерская лодка снялась с якоря и под командой капитана 2 ранга С.А.Воеводского отправилась в заграничное плавание. Через несколько часов появилась вода в шкиперском отделении; разобрав шкаф, установили, что она поступает со стороны левого борта у 12 - 13-го шп. в стыке броневой палубы и шельфа, где вследствие некачественной работы образовалась щель. Течь появилась после приема всех запасов (лодка села на 3,97 м вместо проектных 3,36 м) и на ходу, при волнении, когда верхний шельф оказался под водой. Щель забили деревянными клиньями с ветошью и салом. Прошло чуть больше часа, и вода показалась в трюме рулевого отделения и офицерском провизионном погребе, куда она проникала через отверстие в обшивке под броней - там вместо заклепки был вставлен болт. Отверстие загерметизировали паклей на сурике.

Управляли канонеркой с кормового мостика. Было три отказа из-за неточного сочленения шестерен. Рулевой привод плохо действовал на обратный ход, приходилось подрабатывать машинами. Выяснилось, что управление с переднего мостика на боевой рубке абсолютно ненадежно. На переходе из Копенгагена в Киль "Храбрый" попал в шторм, из-за перегрузки нос плохо всходил на волну. Вода подмочила офицерские каюты на 60 - 65-м шп. От ударов волн лопнули два иллюминатора. Наблюдалась сплошная течь верхней палубы по заклепкам и болтам. Из минного отделения воду постоянно откачивали брандспойтом. Желоба с электропроводкой наполнились соленой водой, вследствие этого произошло короткое замыкание, воспламенились провода на полубаке, освещение вышло из строя.

По традиции, командиры кораблей, проходящих проливами, обязаны были нанести визит особам царствующего дома, если таковые находились в Дании. Вдовствующая императрица Мария Федоровна ежегодно гостила на своей родине, бывал там и Николай II. Зная это, капитан 2 ранга Воеводский завернул в Копенгаген и был принят в Бенсдорфе императором, который проявил горячий интерес к качеству работ на "Храбром". Разомлевший от царского внимания, командир канлодки выложил все как на духу. "... Я не считал себя вправе скрывать от него что-либо", - объяснялся впоследствии Воеводский. Николай II приказал произвести все нужные исправления, спросив, где лучше это сделать. Не испытывая желания возвращаться в Петербург, где его ожидало разъяренное морское начальство, командир предложил продолжить плавание, чтобы при хорошей погоде пройти Бискайский залив и стать на ремонт в Тулоне. Об этом он уведомил ГМШ, испросив разрешения для скорейшего выполнения воли государя. ГМШ, которому ничего другого не оставалось, предписал командиру "Храброго" идти в Тулон для необходимого ремонта.

А в Петербурге тем временем была пущена в ход бюрократическая машина Морского ведомства. Всем причастным к строительству и испытанию "Храброго" разослали выписки из рапортов С.А.Воеводского для сведения, МТК поручили дать заключения по недостаткам, а ГУКиС срочно изыскать источники для финансирования ремонта по корпусу и рулевому приводу согласно высочайшему повелению.

При следовании Северным морем определили скорость, на которой лодка зарывается носом, она составила 5 - 9 уз. Для уменьшения дифферента перенесли в кормовые отсеки запасные котельные колосники, 120 сажен запасного якорного каната и другие металлические части, после чего лодка села на ровный киль с углублением 3,97 м, при этом зарывание и перебои винтов существенно уменьшились. В Бресте для перехода Бискайским заливом приняли полный запас угля в ямы и еще 60 т на ют и шканцы, вследствие чего увеличился дифферент на корму. В море благополучно миновали 7-балльный шторм, при этом всего три раза приняли воду на полубак. Ход при том же числе оборотов увеличился. Однако после заглубления кормы появились течи по верхнему шельфу; в тех местах, где щели были замазаны суриком, теперь под напором волн он вылетел и вода полилась струей. Снова все забили ветошью с салом и залили цементом. Из Бреста в Ферроль проследовали 10-узловым ходом.

В конце ноября "Храбрый" пришвартовался к пристани завода общества "Форж и Шантье де ла Медитерране" в Ла-Сейне, где его уже поджидала комиссия во главе с командиром императорской яхты "Штандарт" капитаном 1 ранга Римским-Корсако-вым 1-м. В состав комиссии также вошли: лейтенант Зеленецкий, младший судостроитель Боклевский, старший инженер-механик Ведерников, при участии командира лодки Воеводского, директора завода господина Лаганя и делопроизводителя лейтенанта Змеева (с "Храброго"). Комиссия, осмотрев лодку, подтвердила все недостатки и выявила множество новых.

2.2 Ремонт под высочайшим присмотром

Лагань предложил два способа ремонта. Первый, так называемый примитивный, - заделать изнутри все щели замазкой и зацементировать шайбы броневых болтов. Все работы выполнить на плаву, предварительно разгрузив судно, а для выхода нижнего шельфа из воды - накренить его. После снятия всех грузов канлодка всплыла явно недостаточно: нос - на 2,93 м, корма- на 3,73 м. При пробном снятии нескольких броневых болтов из отверстий полилась вода, а сами они оказались неправильной формы и значительно больших размеров: в рубашке - 2,5x10 см, а в подкладке на 2 - 3 см больше болтовых трубок, которые оказались короткими и не разжимали резиновые прокладки. Пространство за броней все было заполнено водой. Из каждого болтового отверстия было извлечено от 1,5 до 2,0 фунта пакли. Плоскости шайб и обшивки не совпадали. Между броней и подкладкой обнаружился зазор до 50 мм. Между плитами и шельфами попадались щели, обильно замазанные суриком. Немало подивившись особенностям национального российского судостроения, французы все зафиксировали и приобщили к делу целый альбом фотографий, копии которых были отправлены в Петербург.

На совещании у Лаганя был предложен второй вариант. Снять броню и подкладку, заделать дыры, прочеканить стыки, установить новую подкладку, сделав ее водонепроницаемой, просверлить заново отверстия для броневых болтов. Срок исполнения- четыре месяца. Броневой пояс либо вообще снять, либо укоротить его, либо обрезать плиты сверху на 63 см, что позволяло уменьшить осадку на 11 см.

МТК, рассмотрев полученные из Франции материалы, предложил провести работы, обеспечивающие безопасность плавания в Россию, где и выполнить капитальные исправления. Вице-адмирал Тыртов, памятуя о том, что дело о ремонте "Храброго" находится на контроле у императора, а при этом было не до экономии, дал телеграмму председателю комиссии с разрешением на доковые работы. Предложения по улучшению боевых качеств пока приняты не были.

При последующих осмотрах выявились новые примеры технологической "сообразительности" российских мастеровых. При снятии корпуса иллюминатора оказалось, что отверстие в борту больше потребного на 2 см, оно заполнено серповидной вставкой из свинца, замазано суриком и закрашено. Во множестве были обнаружены заклепки, забитые в одно отверстие по две и даже по три. Переборки доходили до палубы, щели забиты клиньями и суриком. На броневой палубе зазоры между плитами составляли больше 5 мм. Магистральная труба по фланцам давала сильные течи. Все работы на корабле были выполнены крайне небрежно, а в труднодоступных местах и того хуже.

Ознакомившись с материалами из Парижа, управляющий Морским министерством разослал их всем причастным к постройке "Храброго", с постановкой на вид за дурное исполнение работ, вызвавшее необходимость капитального ремонта в иностранном порту. Инженеру Боклевскому поручили вести наблюдение за ними. Одновременно было разрешено снять лишнее дерево. Вице-адмирал Тыртов изыскал крайнего, им объявили старшего судостроителя Н.Михайлова, руководившего достройкой судна при навешивании брони. "Оставление его более на службе" сочли невозможным.

Инженер Боклевский рассмотрел замечания командира. Главная перегрузка за счет корпуса составила до 62% от проекта. И хотя детали набора соответствовали спецификации, все внутренние устройства и предметы вооружения оказались непропорционально велики, особенно леерные стойки и непроницаемые двери - они были как на 12 000-тонном броненосце. Зарываемость на волне проверялась расчетом по крыловской теории качки, она показала, что конструктивно плавность всхождения на волну обеспечена. Главную причину судостроитель усматривал в сильно развитом таране, который при широком корпусе и большом заглублении гонит перед собой большую массу воды, что видно из снимков корабля на ходу. Плохая поворотливость объясняется переуглублением судна на 61 см: соотношение площадей руля и погруженной диаметральной плоскости признали ниже нормы (0,019 - 0,020). Для увеличения же площади руля возможности не было - он стал бы выступать за линию кормы. Зато можно было увеличить на 3° угол его отклонения на каждый борт. "Нельзя говорить о неудачности конструкции, кроме большой высоты метацентра, а следовательно речь идет о недостатках постройки".

В начале января 1900 г. "Храбрый" с разрешения морского министра Франции был введен в док тулонского арсенала и после очистки днища осмотрен представителями завода и наблюдающим инженером. К большой радости младшего судостроителя, вся подводная часть оказалась в полном порядке и была выполнена на уровне мировых стандартов. Далее К.П.Боклевский, то ли имея на то указания начальства, то ли по личной инициативе, на основании знакомства со всеми "прелестями" казенного судостроения, ссылаясь на осведомленность императора, взял на себя смелость изложить свое видение причин неудачной работы; недостаток хороших мастеровых и низкая квалификация имеющихся, из-за чего работы выполняются небрежно и часто теоретически неправильно; отсутствие контроля со стороны чертежной; некачественность материалов; отсутствие у строителя самостоятельности и избыток канцелярской работы. Далее наблюдающий инженер произвел сравнение отечественного опыта с заграничным и выдал заключение: "У нас все зависит от случайного подбора специалистов, строителя и воли капитана над портом. Я не порицаю существующий строй, а как обязанный к тому долгом службы".

Через месяц сняли все плиты, кроме четырех в корме, начали исправление поперечных переборок, провели перенастилку верхней палубы и перестановку иллюминаторов, исправили рулевое управление. А очередные недостатки при этом продолжали всплывать. В подводной части подкладка за броней вся была пропитана водой и частично сгнила, рубашка оказалась покрыта толстым слоем ржавчины.

В это же время все причастные к постройке "Храброго" сочиняли объяснительные записки по поводу обнаруженных дефектов. Отмечалось, что недостатки по отверстиям под броневые болты были замечены помощником судостроителя Киприановичем, но их не устранили. Послание это сопровождается замечаниями вице-адмирала Тыртова, отпечатанными на отдельных листочках. Он сетует: "... Почему судовое начальство доложило Государю и продолжило плавание для показа дыр иностранцам - очень хотелось побыстрее уйти в плавание". На это указывал и Н.А.Субботин: "... Лодку стремились быстрее отправить в плавание". МТК больше упирал на отсутствие самостоятельности: "... Где нет полной самостоятельности, не может быть и полной ответственности". И как вывод: "Виновата сама система судостроительного дела в казенном строении".

В конце марта, после установки подкладки из смолистой сосны (предлагаемый тик был отвергнут - перегрузка в 10 т) и заделки шайбами отверстий в рубашке, просверлили новые отверстия, и началась установка носовых плит. После подкрепления переборок их испытали наливом воды, при этом в 6-дюймовом погребе обнаружился очередной пример "смекалистости" российского рабочего - изготовленный из дерева корпус иллюминатора, для достоверности покрытый латунным листом.

Командир рапортовал начальству, что все работы французами выполнены аккуратно и тщательно - между броней и подкладкой нельзя просунуть даже иголку (вспомним, 50 мм -до ремонта).

Подкладку под броню установили на густой слой свинцовых белил и закрепили сквозными болтами к рубашке, предварительно окрашенной в три слоя. Так же монтировались и плиты. Болты укомплектовали новыми трубками и резиновыми шайбами. Изготовили новые опускные двери с управлением с броневой палубы. Заново прочеканенная верхняя палуба была покрыта деревом, под орудиями установлен тик. Отверстия под иллюминаторы исправлены листами. Заменены редукторы валиковой передачи, добавлена разобщительная муфта, введено гидравлическое управление золотником руля, продублированное электромотором, отремонтирована крышка минного отделения. Приведены в порядок обшивка и мебель в каютах. Отремонтирован паровой катер. Перенесены в корму запасной якорь и верп. Сняты лишнее дерево и водонепроницаемые двери. Ликвидирована сходная рубка на полубаке. Из кают-компании убран один диван, мешавший ручной подаче боеприпасов. Исправили не точно нанесенные марки углубления - осадка носом оказалась на 76 мм меньше, а кормой - на 25 мм больше расчетной.

23 мая, после тщательной окраски подводной части судно вышло из дока и направилось на испытания. Было сделано по шесть выстрелов из 8- и 6-дюймовых орудий в продольном направлении и по траверзу, на максимальных углах возвышения и снижения. От сотрясения при движении на полном ходу и испытания артиллерии обнаружились небольшие течи, тут же устраненные заводом.

После исправления всех замеченных недостатков был подписан приемо-сдаточный акт. Так, благодаря словоохотливости капитана 2 ранга Воеводского, "Храбрый" был подвергнут качественному "евроремонту", что обошлось российской казне в 447 601 франков 43 сантима (172 239 руб.), то есть больше четверти стоимости постройки корпуса. Но на состоянии казенного российского судостроения это никак не отразилось, понадобилось поражение в войне.

2.3 В учебных отрядах на Балтике

В ходе реорганизации флота "Храбрый" причисли к третьему отряду минных судов, куда входили минные крейсера "Абрек", "Лейтенант Ильин", "Посадник" и 20 миноносцев, все они относились к 5-му флотскому экипажу. По результатам баллотировки командир лодки был произведен в капитаны 1 ранга. Офицеры, непопулярные в своей среде и набравшие менее 50% голосов, подлежали увольнению.

После катастрофического поражения в Русско-японской войне на флоте сложилась парадоксальная ситуация, когда адмиралов и штаб-офицеров некуда было девать, и не достигших предельного возраста стали увольнять на полную пенсию с чином и мундиром. А вот обер-офицеров явно не хватало, приходилось задерживать прапорщиков запаса по морской и механической части, приветствовался переход из армии на флот равным чином. Руководство доросло до понимания тезиса, что "кадры решают все". Был расширен прием в морские учебные заведения и в юнкера флота. Для прохождения морской практики назначались самые современные суда.

В кампанию 1907 г. "Храбрый" был причислен к учебному отряду Морского инженерного училища императора Николая I вместе с блокшивом "Стрелок", учебным судном "Ласточка" (бывшее английское турбинное судно "Каролина"), номерными миноносцами и миноносками. В начале лета, приняв воспитанников 3-го класса, суда перешли в Бьорке. Для изучения конструкции механизмов и обязанностей кочегаров и машинистов было совершено восемь практических выходов по 4 - 6 часов. Затем в ходе 15 плаваний по 18 часов обучаемые осваивали вахтенную службу при машинной установке. Одновременно знакомились с устройством судна и основами военно-морского дела.

С момента окончания ремонта в Тулоне лодка проплавала без особых происшествий по механической части почти восемь лет. Командир С.А.Воеводский объяснял это исключительным рвением и самоотверженностью старшего судового механика К.П.Максимова, который лично вникал во все мелочи, исправлял все неполадки своими руками, подменяя машинистов и кочегаров, "что не есть нормальное положение дела". В 1907 г. во Франции на заводе Никлосса были заказаны фирменные водогрейные трубки и 58 коллекторов для котлов. Десантные орудия Барановского заменили на пулеметы, а бесполезные 37-мм пушки Гочкиса сняли вообще. Установили оптические прицелы и внутрибазовые дальномеры, а также радиостанции. С введением новой классификации судов русского флота все канонерские лодки свели в один класс - IX.

Все последующие кампании, вплоть до Первой мировой войны, "Храбрый" входил в состав отряда Морского корпуса, куда на лето включались различные крейсера, учебные суда и номерные миноносцы. В мае на корабли стали прибывать воспитанники 4-й роты, из числа переведенных из общих классов, а также принятых из армейских кадетских корпусов и юношей из гимназий и реальных училищ. Лодка совершала плавания по Финскому заливу и Балтийскому морю. В 1912 г. в Ревеле весь отряд участвовал вместе с Балтийским действующим флотом в торжествах с участием государя по случаю закладки порта императора Петра Великого. Кроме воспитанников корпуса, на лодке морскую практику проходили ученики-специалисты и юнги.

2.4 Первая мировая война

В июле 1914 г. планировалось широко отметить очередной 200-летний юбилей, на сей раз касающийся непосредственно флота, - дня Гангутской победы. Начавшаяся война отменила все торжества. В десятых числах июля "Храбрый" совершал плавания с кадетами в составе отряда Морского корпуса по маршруту Гельсингфорс - Ревель - Векшер - 18-футовый фарватер - Тверминэ. Миноносец "Ретивый" доставил командиру секретный пакет. После приемки угля (40 т кардифа) 24-футовым фарватером перешли на рейд у о.Векшер, где списанные кадеты со своими офицерами убыли в Морской корпус.

На другой день "Храбрый" вышел для оказания помощи канлодке "Хивинец", севшей на камень. Завели перлинь и стащили ее на глубокую воду. Обе канонерские лодки были причислены к дивизии подводных лодок для охраны рейда и встречи их при возвращении с позиций. В двух дивизионах насчитывалось восемь старых подлодок с изношенными механизмами и малой автономностью. Для защиты рейда от плавающих мин начали сооружать бон, из пенькового троса и металлических цепей.

17 июля флот по радио получил оповещение о начале мобилизации. На следующий день поступило очередное сообщение: "Морским силам и портам приступить к оперативным действиям по подготовке театра". По этому сигналу утром подводные лодки вышли в залив и заняли позицию поперек его в две линии с задачей атаковать германские корабли, если они сделают попытку прорыва к столице. Завеса выставлялась только на день, к вечеру подлодки возвращались на рейд. Из-за неисправностей двигателей часть из них выводилась в море на буксире. Только 23 июля команде был зачитан манифест императора об объявлении войны Германии, после чего состоялась молитва о даровании победы. На следующий день "Храбрый" провел артиллерийские стрельбы из всех пушек и пулеметов, израсходовав 25 8-дюймовых ядер с практическими зарядами и 27 6-дюймовых практических; 128 47-мм; 1030 трехлинейных патронов. Затем водолазы очистили подводную часть от водорослей. На верхней палубе поменяли доски настила и произвели конопатку. Стеньги мачт окрасили в боевой цвет. Ночью 29 июля пришла радиограмма: "Морские силы поднять пары всех котлов". Развели пары в остальных трех котлах и пошли в море с подводной лодкой "Крокодил" на буксире. К вечеру вернулись на рейд, но ввиду его необорудованности, за углем ходили в Гельсингфорс.

Для увеличения угла возвышения 8-дюймовых орудий (на 2°) обрезали площадки наводчиков. Через несколько дней провели проверочные стрельбы из 8-дюймовых пушек 37-мм патронами через стволики, из 6-дюймовых - ружейными пулями. Кстати, как раз в это время произошло солнечное затмение, которое не произвело на команду никакого впечатления. Приняв с баржи снаряды и заряды в футлярах, вернулись к Векшеру. К этому моменту на лодку прибыл командир дивизии. На "Храбром" спустили вымпел и подняли контр-адмиральский флаг. В этот же день при следовании для установки бона тремя выстрелами из 47-мм пушки расстреляли плавующую мину.

После потопления в Финском заливе крейсера "Паллада" со всем экипажем скептики другими глазами взглянули на подводные лодки, поняв, что это серьезное оружие, и, прислушавшись к мнению подводников, переместили дивизию к устью залива, в маневренную базу Утэ. Для охраны необорудованной бухты прибыл "Храбрый".

Зимой 1915 г. российское руководство решило укрепить Або-Оландские шхеры, где создавались новые маневренные базы. Был сформирован особый отряд для операций, в него включили канлодки "Храбрый" и "Грозящий", минный заградитель "Ильмень", подлодку "Белуга" и два транспорта обеспечения. Попытка выхода в море зимой кончилась поломкой винтов на "Грозящем", лопасти крошились при ударе о 30-см лед. Винты удалось заменить только в апреле.

В 1915 г. "Храбрый" был перевооружен 105-мм орудиями, снятыми с немецкого крейсера "Магдебург", разбившегося на камнях о.Оденсхольм еще в августе 1914 г. Одну пушку установили на полубаке, две - на месте снятых 8-дюймовок, одну - вместо 6-дюймовки и еще для двух в корме устроили спонсоны. Бортовой залп теперь мог производиться из четырех орудий. Снятые же с лодки пушки пошли, скорее всего, на береговые батареи, во множестве строившиеся в шхерах и крепости Петра Великого.

Во второй половине июля 1915 г. немецкие войска вышли к побережью Рижского залива, поэтому командование перебросило туда линейный корабль "Слава". Его включили в морские силы обороны Рижского залива, куда входили также четыре канлодки, в том числе и "Храбрый", дивизионы эсминцев во главе с "Новиком" и подводные лодки, среди них и английские типа "Е". В конце июля противник, сосредоточив большие силы, приступил к форсированию Ирбенского пролива, загражденного русскими минами. Подошедшие со стороны Моонзунда канонерские лодки "Храбрый" и "Грозящий" открыли огонь по германским тральщикам. Вскоре в бой вступила "Слава". Корабли противника, оттеснив русские морские силы к Моонзун-ду, вошли в залив. Потопив в скоротечном ночном бою канлодку "Сивуч", они ушли в свои базы, не добившись главного - уничтожения линкора "Слава".

Между тем фронт под Ригой стабилизировался, на побережье образовался плацдарм в районе местечка Олай-Шлок. Приморский фланг фронта нуждался в поддержке флота. "Слава" и канлодки часто обстреливали германские позиции. Не желая рисковать крупными кораблями, противник начал все шире привлекать для борьбы с русскими судами авиацию. Ответом на это стали установка противоаэропланных орудий и включение в морские силы залива гидротранспорта "Орлица", принимавшего на борт четыре гидросамолета. Автографы офицеров "Храброго", сделанные на фотографии своего корабля, 1910 г.

В начале сентября сухопутное командование обнаружило сосредоточение германской артиллерии и пехоты против позиций Шлокского отряда. К побережью был выдвинут линкор "Слава" с кораблями поддержки. Огонь предполагалось вести с якоря. Не успели морские артиллеристы пристреляться, как немецкая замаскированная батарея открыла огонь по неподвижным кораблям. На "Храбром", также участвовавшем в этой операции, отклепали якорную цепь и с буйком сбросили в воду, чтобы выйти из-под обстрела.

Во время бомбардировки германских позиций у Шмардена огонь корректировал наблюдатель, подобравшийся близко к неприятелю. По телефону данные сообщались на побережье, откуда сигнальщики семафором передавали их на миноносец и далее на стреляющие корабли. Даже при такой сложной системе оповещения результаты получились превосходные - наступление немцев было сорвано. Для отвлечения сил противника с главного направления в начале октября был высажен тактический десант в тылу немцев на побережье у маяка Домеснес. К этой операции были привлечены все морские силы Рижского залива. Две роты морского батальона под командой капитана 2 ранга Шишко и эскадрон спешенных финляндских драгун высадили на шлюпках. Корабли, и среди них "Храбрый", поддерживали десант огнем своих орудий. Достигнув некоторых тактических успехов, высаженные группы были приняты на корабли, которые затем вернулись в базы. Противник же, не клюнув на провокацию, сил с главного направления не снял. Во второй половине октября немцы прорвали фронт и начали развивать наступление в двух направлениях. Подошедшие на помощь "Грозящий", а через день "Храбрый", "Гиляк" и пять эсминцев не смогли сдержать натиск германцев, и только мощные 305-мм снаряды "Славы" позволили остановить наступление, отбросить противника на исходные позиции и удержать Ригу. В итоговом приказе за 1915 г. командующий Балтийским флотом отметил и роль канлодки "Храбрый" в обороне Ирбенского пролива и содействии флангу войск на рижском направлении.

Еще рвались на рижском побережье 105-мм снаряды "Храброго", а командующий Балтийским флотом озадачил Главное управление кораблестроения (ГУК) своим предложением вновь перевооружить канонерскую лодку. "Храбрый" являлся одним из лучших кораблей своего класса по ходу и защите, но вооружение из 105-мм германских орудий признавалось неудачным. Во-первых, возникали трудности с подачей боеприпасов, в результате чего канонерка часто вынужденно бездействовала. Во-вторых, не был решен вопрос с заменой артиллерии после расстрела стволов. В-третьих, германские установки имели короткий, а потому очень резкий откат, при этом прицелы российской выделки постоянно расстраивались и требовали регулировки. Поэтому предлагалось установить новые 130-мм орудия в 55 калибров производства Обуховского завода с системами подачи и управления огнем.

Новые пушки изготавливались для черноморских линкоров, но из-за их неготовности 12 орудий направили для перевооружения крейсеров "Богатырь" и "Олег". Одновременно для них же заказали еще 24 пушки. Однако по весовым соображениям установке подлежали только 20. Образовалась экономия в четыре орудия, их-то и предполагалось установить на "Храбром". Допускалось, в крайнем случае, временно недопоставить часть вооружения на крейсера.

Война заставила в корне менять старые порядки и решать многие вопросы на месте, без лишних бумаг. Начальник штаба Балтийского флота контр-адмирал Григоров направил начальнику ГМШ телеграмму с просьбой срочно выслать в Ревель для перевооружения "Храброго" пять орудий и чертежи подкреплений под них, чтобы лодка могла выйти для выполнения особого задания через две недели. Ранее одно лишь согласование длилось бы месяцами, а то и годами. ГУК озадачили составлением чертежей подкреплений под 130-мм орудия, при этом было обнаружено отсутствие отчетной документации корабля, пришлось довольствоваться уменьшенными копиями, отысканными на Балтийском заводе.

Все работы по подкреплению и установке были выполнены в Ревеле силами порта. Одно орудие разместили на палубаке; два - на бортовых спонсонах в носу и два - в корме, в диаметральной плоскости. Для 40-мм зенитного пулемета системы Виккерса оборудовали площадку, выступавшую за линию кормы. Спонсоны, оставшиеся от 105-мм орудий, демонтировать не стали. Для подкрепления верхней палубы и полубака использовали свернутые из стальных листов трубы, которые опирались на поперечные переборки. В ходе ремонта боевую рубку приподняли на 900 мм, а мостик на ней расширили. Ликвидировали кормовую штурманскую рубку вместе с мостиком. Убрали грот-мачту. Отремонтировали машины. Сняли палубный ручной штурвал, его колеса навесили на щит 4-го орудия. Для снижения усилия на штурвале на валопроводе установили подшипники шведской работы, для чего ГМШ разрешил допустить на лодку представителя фирмы, потомственного дворянина Нижегородской губернии А.Ф.Рейтлингера. В начале апреля комиссия для испытания судов военного флота произвела испытания на "Храбром" четырех элеваторов, изготовленных и установленных Русским акционерным обществом соединенных механических заводов (бывший завод Г.А.Лесснера; в угоду ура-патриотам в начале войны многие фирмы изменили свои названия). Элеваторы с ручным приводом обеспечивали скорость подачи от 6 до 11 снарядов и зарядов в минуту при интенсивной работе двух - четырех человек в течение пяти минут (в зависимости от тесноты помещений). По устранению недостатков элеваторы были приняты в казну.

С перевооружением связан курьезный случай. Командиру лодки на словах было предложено представить в ГУК чертежи, с учетом произведенных работ, на что командир донес: "В Ревеле цены на кальку достигают 4 руб./метр. Средств на этот расход у лодки нет. Прошу выслать 7 метров кальки". Генерал-лейтенант Вешкурцов лично распорядился выслать на "Храбрый" требуемое количество кальки для чертежей - настолько широк был круг вопросов, решаемых во время войны в ГУК.

После ремонта водоизмещение канонерской лодки составило 1790 т, а средняя осадка - 3,89 м. От прежнего вооружения осталось два 47-мм орудия и два пулемета. В секторах обстрела кормовых орудий были обрезаны коечные сетки. К тому времени "Храбрый" уже не имел и минного аппарата. Дальность стрельбы 130-мм орудий достигала 80 кбт. В 1916 г. канлодка действовала в Рижском заливе, обстреливая фланг неприятельских войск, прикрывая минные постановки в проливах и Або-Оландских шхерах.

Февральскую революцию на "Храбром" встретили, как и на всем флоте, с большим подъемом и надеждами. В экипаже, постоянно участвовавшем в боевых операциях, особых трений между офицерами и командой не существовало, в отличие от озверевших от безделья команд линейных кораблей, стоявших в Гельсингфорсе. Каждый рядовой прекрасно понимал, что его жизнь зависит как от его собственных действий, так и распорядительности офицеров. "Храбрый" продолжал службу на передней линии обороны Финского залива. Новые веяния докатывались и до действующего флота. Приказом командующего от 14 марта было разрешено брить усы и носить прическу по своему усмотрению. Решением Временного правительства в плане борьбы с проявлениями монархизма было запрещено ношение предметов с коронами. После чего многие корабли лишились украшений, а моряки погон. Германцы, внимательно наблюдавшие за всем происходившим в России, и в первую очередь в армии и на флоте, после взятия Риги приступили к подготовке операции по захвату Моондзунских островов. Зная об этом, Балтийский флот начал сосредоточение сил в архипелаге.

Под командованием вице-адмирала М.К.Бахирева были снаряжены: два старых линкора "Слава" и "Гражданин" (переименованный "Цесаревич"), три крейсера, 33 эсминца различных типов, три канонерские лодки, среди них "Храбрый", и ряд других мелких судов. Морские силы Рижского залива базировались на рейд Куйваст и порт Рогекюль. Закупоренность залива с западной стороны минными заграждениями лишала возможности производить разведку. Мелководность Моонзундского канала не позволяла проходить по нему новым линкорам, да и Временное правительство, подобно царскому, препятствовало использованию этих кораблей в боевых операциях. Общее падение порядка и дисциплины развязывало руки немецким разведчикам, свободно перемещавшимся по островам. Качество ремонта судов из-за слабого контроля резко ухудшилось, в особенности на мелких судах. За время революционных беспорядков значительная часть кондукторов, вызывавших особую ненависть у бунтовщиков, была либо уничтожена, либо разбежалась с кораблей; их заменила неопытная молодежь. Моральное же состояние войск и судовых команд не шло ни в какое сравнение с противником. В командах господствовало сознание полной безответственности и уверенности, что они все могут сделать со своими начальниками. На "Храбром" по требованию комитета был сменен командир, обвиненный в симпатиях к генералу Корнилову. На его место назначили старшего лейтенанта И.Э.Рененкампфа, занимавшего должность старшего офицера и пользовавшегося доверием команды, даже несмотря на немецкую фамилию.

30 сентября с запада подошли значительные силы противника, и после артобстрела в разных точках западного побережья о.Эзель были высажены десанты. Деморализованные сухопутные части разбежались, бросив батареи. "Храбрый" с "Хивинцем", стоявшие в Аренсбурге, получили приказ перейти на Кассарский плес, где находились суда немцев. В дозор выслали эсминцы "Победитель", "Забияка", "Гром" и "Константин" - 2-й дивизион. Они образовали растянутую линию для наблюдения за неприятелем. "Храбрый" расположился к югу от дивизиона, стоящего на якоре. После полудня германский линкор типа "Дойчланд", державшийся на расстоянии 110 кбт (по дальномеру "Храброго"), внезапно открыл огонь*. Снаряд одного из первых залпов прошил насквозь машинное отделение "Грома" и вывел из строя обе турбины. Эсминец потерял ход и сильно запарил. Командир "Храброго", видя его бедственное положение, по собственной инициативе вернулся и, пришвартовавшись правым бортом, повел подбитый корабль на восток со скоростью 5 уз. под одной машиной, так как руль на "Громе" оказался заклиненным. Шли по компасу - пар с эсминца закрывал горизонт. Дивизион прикрывал отход с тыла, перестреливаясь с немецкими миноносцами, во множестве прорвавшимися на плес из-за предательского малодушия команды заградителя "Припять", отказавшейся выйти на минную постановку. "Храбрый", помогая "Грому" в ремонте машин, отстреливался из кормового орудия.

Попав под плотный огонь, эсминцы начали отход на большой скорости. Проходя с левого борта канлодки, эсминец "Победитель" невольно раскачал связку, и буксиры лопнули. Тогда "Храбрый" подошел кормой к носу "Грома", предполагая принять с него якорь с цепью и продолжить буксировку, однако противник перенес огонь на оба корабля, и часть команды эсминца, охваченная паникой, перебежала на "Храбрый", внеся сумятицу в его команду. Старший лейтенант Рененкампф приказал сыграть большой сбор и потребовал соблюдать порядок, а команде "Грома" спуститься вниз и на верхней палубе не показываться. Лодка дала полный ход и, развернувшись, открыла огонь всем бортом по ближайшему германскому эсминцу. После накрытия он ушел за линию своих судов. Одновременно "Храбрый" вел стрельбу и по "Грому", наводя под ватерлинию, при этом получил повреждения эсминец В-98, пытавшийся буксировать русский корабль. Во время боя в канлодку попало несколько снарядов, нанесших повреждения на верхней палубе. Из команды "Грома" четверых убило и 13 ранило. На следующий день "Храбрый" и "Хивинец" обстреляли у входа в Малый Зунд неприятельские миноносцы и заставили их отойти. Пополнив в Куйвасте запасы топлива, воды и снарядов, канлодка вернулась на Кассарский плес. При отходе флота канлодки прикрывали постановку минных заграждений и оставили Моонзунд в составе четвертого эшелона. К утру 7 октября морские силы Рижского залива сосредоточились на рейде Лапвик. [1]





Список литературы

1. Журнал «Морская коллекция» №11/2005




























1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Самое непростое в жизни – понять, какой мост следует перейти, а какой сжечь.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru