Реферат: Осип Эмилевич Мандельштам - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Осип Эмилевич Мандельштам

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 299 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Доклад по литературе. Осип Эмилевич Мандельштам. Бутенков Дм итрий , ТМОЛ при ТРТУ. С Новым Годом (СНГ )! Таганрог 2001 год ! Осип Ма ндельштам родился в Варшаве 3 января 1891 года . Он был евреем , отпрыском побочной курляндск ой ветви знаменитой раввинской семьи Мандельш тамов. Отец по эта , Эмиль Вениаминович Мандельштам , торговец кожей и соблюдавший рел игиозные обряды еврей , самоучкой изучивший ру сский и немецкий , читавший Шиллера , Гёте и немецких романтиков. Мать поэта , Флора Осиповна , в девич естве Вербловская , родилась и выросла в Вильне . Она происходила из ассимилирова нного и просвещённого еврейского клана , связа нного родственными отношениями с семьёй выдаю щегося историка русской литературы С.А.Венгрова . Будучи учительницей музыки (по классу форте пиано ), обладая художественным вку с ом , глубоко укоренённым в традициях русской интеллигенции , она сумела передать сыну свою любовь к музыке и к русской литерату ре. Осип – русская разговорная (деревенска я или простонародная ) форма имени Иосиф. День его рождения , 3 января 1981 года по юлианскому календарю (или 15 января - по григорианскому , введённому после революции ), каз ался поэту знаменательным , быть может , именно потому , что вызвал определённые литературные ассоциации . В 1973 году в “Стихах о неизв естном солдате” Мандельштам многозна ч ительно писал : Я рождён в ночь с второго на третье Января в девяносто одном Ненадёжном году… Это ночь первого снега в пятой главе “Евгения Онегина” , полной зловещих предзнаменований и предчувствий насильственной смерти одного из персонажей - молодого и наивного поэта Ленского , в чьей гибели читатели уже задн им числом усматривали предсказание Пушкиным с воей собственной смерти , которую Мандельштам полагал “источником” , “телеологической причиной” творческой жизни великого художника. Его детство было о тмечено одно временным присутствием имперского космоса Санкт-П етербурга , куда семья Мандельштама переехала , когда он был ещё младенцем , и “хаоса и удейского” непосредственного окружения . Позднее в его поэзии оба этих фона тоже запеча тлелись в сочетании “глу б оких кон трастирующих красок” – чёрной и жёлтой , к расок талиса и императорского штандарта : Только т ам , где твердь светла, Чёрно-жёлтый лоскут злится, Словно в воздухе струится Желчь двуглавого орла . “Дворцовая площадь” (1915 год ). Писать стихи он начал ещё в Тенишевском училище , одном из самых лучши х и либеральнейших частных учебных заведений тогдашней России , в котором культивировались возвышенные идеалы политической свободы и гражданского долга. Мандельштам не мог не заразиться п олитическим радика лизмом . Его самые ранние стихотворен ия были откликом на подавление первой рус ской революции , а общая атмосфера , царившая в училище в пери од русско-японской войны и развернувшейся всл ед за ней общественно-политической борьбы , явственно отра зилась в стихотво рении , написанном четверть века спустя . Центральный образ этого произведения – полен ница , “дровяная гора” , главный ориентир тенишевского школь ного дворика , убежище одинокого маленького шахматного г ения из романа Набокова “Защита Лужина” (1930 год ) , а во вр е мена Мандельштама – трибуна для пол итических сходок школьников : Когда в дал ёкую Корею Катился русский золотой , Я убегал в оранжерею , Держа ириску за щекой . Была пора смешливой бульбы И щитовидной железы , Была пора Тараса Бульбы И наступающей грозы . Само управство , своевольство , Поход троянского коня , А над поленницей посольство Эфира , солнца и огня . Был от поленьев воздух жирен , Как гусеница на дворе , И “ Петропавловску ” – цусиме “ Ура ” на дровяной горе… К царевичу младому Хлору – И , Господи , благослови ! Как мы в высоких голени щах За хлороформом в гору шли . 15 мая 1907 года он получает свидетельство об окончании у чилища ; в сентябре того же года в Финл яндии пытается вступить в боевую организацию эсеров , но не принят по малолетству . Е го родители , справе дливо рассудив , отправи ли его “от греха подальше” – в Париж , где молодой историк Михаил Карпович (впос ледствии профессор Гарвардского университета ) вид ел его на митинге эсеров восторженно слуш авшим прославленного террориста и писателя Бо риса Савинкова. Именно в Париже Мандельштама нас тигает острый и продолжительный (фактически пе рвый по своей длительности и плодотворности ) приступ стихотворной горячки , исцелившей его от юношеской жажды славы на поприще революционной жертвенности. В Париже Мандельштам жил в Л атинском квартале (12, rue de La Sorbonne ), изредка посещая некоторые лекции в университете , совершенствуясь во французском яз ыке , с увлечением читая французских поэтов и тоскуя скорее по Финляндии , нежели по России . Здесь он познакомился с Гумилёвым , который , был на 5 лет его старше и уже выпустил сборник оригинальных стихов “Путь конквистадоров” (1905 год ). Так было положено начало многолетней дружбе ; следует отметить , что именно Гуми лёв в конечном счёте “посвятил” Мандельштама в сан русского поэ та , а тот в более поздние годы утверждал , что “никто не понимал поэзию лучше Гумилёва” . Крити ческие рекомендации Гумилёва способствовали твор ческому росту Мандельштама , хотя их вкусы часто не совпадали . В прозе зрелых лет (”Путешествие в Армению” , 1933 год ) Мандельш там рассматривает латинский “герундиум” – “п овелительное причастие будущего в залоге стра дательном” – как “прообраз всей нашей ку льтуры , и не только <<долженствующая быть >>, но - <<долженствующая быть хвалимой >> - laudatura est ” . Невольно по дменив грамматически правильную форму герундива - “ laudanda ” – его активным залогом – “ laudatura ” ( очевидно из-за суффикса , присутствующего также и в слове “культура” ), означающим “ намеревающаяся хвалить ” , Мандельштам тем самым обнажил плодоносно-амбивалент ную двусторонно сть многовековых связей и конфликтов между поэзией и религией , между культурой и культом. Два письма , написанные Мандел ьштамом в возрасте до 19 лет , раскрывают этот поиск разнообразного религиозного опыта , определённый поэтом в раннем ст ихотворении как “ парус духа бе здомный ” , к оторый “ вс е ветры изведать готов ” . Вот что он писал в апреле 1908 года в письме директору Тенишевско го училища и прекрасному поэту Владимиру Гиппиусу из П арижа : “Но я всегда видел в вас представителя какого-то до рогого и вместе враждебного начала , причём двойс твенность этого начала составляла даже его прелесть . Теперь для меня ясно , что это начало не что иное , как религиозная к ультура , не знаю христианская ли , но во всяком случае религиозная .<… >Я издавна стремилс я к религии безнадёжно и платонически – но всё более и более сознательно . Первые мои религиозные переживания относятся к периоду моего детского увлеч ения марксистской догмой и неотделимы от этого увлечения . Но связь религии с общест венностью для меня порва л ась уже в детстве.” Второе письмо Мандельштама , характеризующе е его отношение к вере , датировано августо м 1909 года . В промежутке он много пишет и лихорадочно путешествует : его характер “брод яги в высоком смысле слова” (по определени ю его друга Ахматово й ), его неспособно сть задерживаться на одном месте дольше н ескольких месяцев проявляется уже в это в ремя с полной очевидностью . Летом 1908 года о н едет из Парижа в Швейцарию и Италию , посещает Геную , чьи черты позже различает в её крымском аванпосте – Феод осии , осенью возвращается в Петербург с намерением начать литературную жизнь . Он бывает в гостях у Анненского , “неприметного” ге ния , чья поэтика в конечном итоге стала источником вдохновения для русских постсимволистов , и посещает соб рания Религиозно-филос офского общества – центра духовного возрождения тогдашней России . 16 мая 1909 года он принимает участие в политических чтениях под эгидой “ Академии стиха ”. Весна 1910 года , проведённая на финских водах , ознаменовалась его друж бой с Сергеем Каблуковым , доброжелательным и благодарным человеком , исполнявшим в то время обязанности секретаря Религиозно-философск ого общества . Каблуков стал одним из первы х искренних почитателей таланта Мандельштама ; его дневник – бесценный и до сих пор единственный документал ь ный источник раннего периода жизни поэта . В июле М андельштам предпринял последнюю (как оказалось потом ) поездку в Европу : в санаторий под Берлином , затем в Швейцарию и Италию . Он вернулся в Россию в октябре – без копейки денег и обликом напоминал , по слова м язвительного Георгия Иванова , “идиота” Достоевского в сходных обстоятельс твах . За время отсутствия его стихи были впервые опубликованы в августовском номере журнала “ Аполлон ”. В марте 1911 года произо шли два события , определившие литературное бу дущее Мандельштама и становление его по этической личности . 14 марта на вечере в “ башне ” Вячаслава Иванова он впер вые встретил Ахматову . Через несколько дней из абиссинской экспедиции в ернулся её муж и парижский знакомец Манде льштама – Гумилёв (он любил Африку и экзотические приключения , что и дало п озднее основание простоватым советским критикам наклеить на него ярлык “подражателя Кипл инга” , “певца русского империализма” – каков ым он вовсе не был ). Все трое затем часто встречались на всевозможных поэтических соб р аниях . Сначала между ними возникали некоторые трения , ибо Гумилёв был деспотичен , а Ахматова – своенравна . Ныне их имена нераст оржимы , вс е они – акмеизм , самое загадочное , волнующее и вдохновляюще е течение в русском постсимволизме и , пожа луй , единс твенное , ч ьё название остаётся живым воплощением загубл енного “платиного века” , а не затасканным термином в замшелых академических трудах . В 1912 году на задней обложке журнала появился анонс его первого поэтического сборника под названием “Раковин а” . Книга эт а никогда не появилась . И мандельштамовский манифест “Утро акмеизма” , вместе с двумя другими подготовленный к печати в “Аполлоне” , тоже по непонятным причинам был отвергнут синдиками “Цеха” ( он был опубликован , уже в явно переработан ном виде , только в 1919 году в в оронежском альманахе “Сирена” , издаваемом другом Мандельштама поэтом-акмеистом Владимиром Нарбуто м ). Первая книга Мандельштама называлась “ Камень” и состояла из 23 коротких лирических стихотворений (менее одной десятой всего им написанного ). Она появилась в 1913 году . Первая часть “Камня” – это кульминация метафизической тенденции в символизме и решит ельное сопоставление верленовской “музыки прежде всего” и тютчевского отрицания возможности подлинного общения (“мысль изречённая есть ложь” ), сосред о точенное в образе “первоначальной немоты” , нерождённой чистой нот ы , хранящей докосмическое единство бытия : Останься пеной , Афродита , И , слово , в музыку вернись , И , сердце , сердца устыдись, С первоосновой жизни слито ! “ Silentium” , 1910 год . Вторая по ловина , как заметил Гумилёв в превосходной рецензии на камень , - акмеисти ческая . Ма ндельштам преображает символы в аналогии , а тайны – в интеллектуальные проблемы . Гумилёв и некоторые друзья Мандельштама записались в армию добров ольцами . В конце 1914 г ода и сам поэт отправилс я в Варшаву , чтобы (как сделал Ницше в 1870 году ) работать на фронте санитаром . Из этой за теи ничего не вышло , и , по слухам , впечатления этого периода при вели его к попытке самоубийства . В январе 1915 года он возвратился в столицу . О ставшиеся два года мировой войны он сотрудничает в Союзе городов – вспомогательной военной организации либерального характера . Вскоре воинств енный дух оставил его ; теперь он утверждал , что не гор од Рим , а “ место человека во вселенной ” живёт среди веков. В 1915 году у Ма ндельштама завязался страстный роман с Марино й Цветаевой , открыто исповедовавшей прогерманские настрое ния . Под её влиянием вскоре появилось стихотворение “ Зверинец ” (1916 год ) , а также антибританские стихи , прихывающие Европу , “ новую Эллад у ” , отвергнуть дары Альбиона , ибо “развалит Европу их свобода” . Цветаева была москвичкой , и Мандельштам по лучил от неё в дар любви город , которого всегд а боялся (как евразийской “столицы непотребной” ). Он ответил ей очаровательным стихотворением о старинных соборах XV века в Кремле , о творении Аристотеля Фьораванти ( “ успенье нежное – Флоренция в Москве ” ; принимая во внимание “цветочную” фамилию его “ корреспондентки ” , аллюзия здесь особенно элегантна . Цветаева была замечатель ным поэтом , но довольно беспутн ой женщиной , со склоннос тью к мифомании и романтическому лицедейству . Её о тношение к Мандельштаму , судя по её стихам , мемуарам и письмам , колебалось от нежности до жесткости . В итоге Мандельштам отверг псевдоисторизм и ложномос ковскую фольклорность цветаев ских стихов о России , некоторые из которых были посвящены е му , в то время как она , уже в эмиграции , в буквальном смысле слова разорвала в клочья “Шум времени” , считая ег о предательством Белого Движения . Напротив , её сестра Анастасия оставила самые ранние и самые трогательные воспоминания о Мандельштаме . Лучшие мандельштамовские образцы любовной лирики того периода (например , “Соломинка” , 1916 год ) посвящены княгине Саломее Андрониковой , знаменит ой петербургской красавице . Мандельштам провёл сочел ьник нового , 1917 года в обществе Каблукова . Судя по дневниковым записям последнего , поэт был с толь удручён своим “ эротическим безумием ” , что всерьёз подумывал о переходе в православие , потому что “ пол особенно опасен ему , как ушедшему из еврейства ” . Православ ия он не принял , но его стихи первого революционного года содержат много размышлен ий о судьбе русской церкви . Февральская де мократия провозгласила независимость церкви от контроля государства и восстановила институт патриархии , ликвидированный при Петре I. Но пов лиять на ход событий церковь уже не м огла . Как заметил годом раньше член Религиозно-философ ского общества Антон Карташов , занявший во Временном правительстве пост министра исповеда ний , “динамический дух п ророчества” покинул церковь . Мандельштам посв ятил Карташову замечательное стихотвор ение о молодом левите среди священников , который , пока “храм разрушенный угрюмо созидался” , предрекал новое и згнание , “Ерусалима ночь и чад не бытия” (Карташов умер в 1960 году в эмиграции ). Стихи 1917 года рисуют т р опу забвения и мрака , на которую вступила революция . Лишь о пушкинской “Вольности” , написанной ров но век назад , да образы мандельштамовских друзей , мужественны х демократов , распятых и растерзанных возбуждённой черн ью , сияют , подобно мемориальным факелам , в этой бесконечной ночи . Без всякого озлобления , лишь с бесконечной грустью оценивае т Мандельштам роль простого народа в боль шевистской революции . В стихотворении “Кассандре” (1917 год ), обращённо м к Анне Ахматовой , он писал : И в декабр е семнадцатого года В сё потеряли мы , любя : Один ограблен волею народа , Другой [ народ ] ограбил сам себя. В декабре коммунисты запр етили свободу печати . А между тем для поэта начина ется тягостный путь неохотного “приспособления” к действительности . Главный побудительный импул ьс э того процесса правильно раскрыла в воспоминан иях его вдова : “ Решающую роль в обуздании интелл игенции сыграл не страх и не подкуп , хотя и того и другого было достаточно , а слово << революция >>, от к оторого ни за что не хотели отказаться ”. Любые попытки М андельштама найти своё мест о в новой , Советской России , в условиях беспощадной классовой борьбы и усиливающегося идеологическ ого контроля над всеми сферами интеллектуальн ой деятельности , c самого начала и до самого его горестного конца легко укладываются в единую схему . Сначал а он пытался уверить себя в том , что его ра бота в Народном комиссариате просвещения (на этой первой своей советской службе он продержался до лета 1918 года ) или в качест ве литературного редактора в несносной газете “Московский комсомоле ц” ( в 1929 году ) была чес тным трудом на благо рабочего класса . Однако , как верно заметил его великий современник , поэт Владислав Ходасевич , подобным же образом несколько лет про работавший в советских учреждениях , революция требовала от каждо го не честной сл ужбы , но рабства и лести . В конце концов взбун товавшийся Мандельштам бросал работу (как прав ило , с грандиозным скандалом ) и обращался к покров ителям с просьбой уладить инцидент . (В те первые революционные годы ему покровительствовала молодая писательн ица и влиятельная большевичка Лариса Ре йснер .) Навсегда распрощавшись с государственной службой , Мандельштам уехал в Крым . До конца гражданской войны он постоянно миг рировал с юга , захваченного немцами и белой армией , на с евер , нахо дившийся в руках красных , и об ратно . Весной 1919 года он появ ился в занятом красными Киеве , где познакомил ся со своей будущей женой Надеждой Хазино й . Отсюда он вернулся в Крым , удерживаемый белой армие й генерала Врангеля . В Коктебеле и Феодосии , вдохновлённый средиземно-эллинистиче скими ассоциациями , он пишет и зрядное количество стихотворений ; Чёрное море всегда б ыло для него воротами в классический мир . Летом 1920 года он был по неизвестным причинам а рестован . Времена стояли жестокие , белая контрразведка была мсти тельна , а Мандельш там был евреем . По одной в ерсии , нек ий поэт , у которого Мандельштам одолжил великолепн ое французское издание Данте , попросил портовые власти Феодосии задержать Мандельштама , чтобы тот не уехал с его книгой . Однако могли существоват ь и другие причины : Манде льштам , например , прилюдно читал своё просоциалистическое стихотворение “Актёр и р абочий” (1920 год ). Но что бы там ни был , его вскоре освободили по ходатайств у дружественного ему белогвардейского полковника , и он немедленно уехал в Грузию , которая в то вре мя была независимой республикой . Тут же посаженный в тюрьму поприказу меньшевистског о правительства как “ двойной агент ” ( Москвы и Врангеля ! ), он с трудом выбрался оттуда ; в результате он верн улся в Советскую Россию в обществе своего старого знакомого Ильи Э ренбурга , подробно оп исавшего его гротескное путешествие в мемуара х . В октябре 1920 года он приехал в Петербург , где удостоился почестей как жертва белого террора и , главн ое , как автор новых замечате льных стихов . После его публичных чтений даже Блок , к от орый терпеть не мог акмеизм и ненавидел евреев , записал в дневнике : “Он [ Мандельштам ] очень вырос… Постепенно привыкаешь , << жидочек >> прячется , виден артист . Его стихи возникают из снов - очень своеобразных , лежащих в областях искусства только ” . Близкий др уг и суровый критик Гумилёв тоже провозгласил поэта “создате лем вечных ценностей”. В марте 1921 года , “чуя грядущие казни ” , как писал Мандельштам дес ять лет спустя в одном из стихотворений , “от рёва событий мятежных” ( то было время крондштатского мятежа ) он “убежал к нереидам на Чёрное море” . По пути на юг Мандельштам заехал в Киев , где разыскал Надежду Хазину , и они в месте начали путешествие по теперь уже кр асному Крыму и ещё номинально независимой Грузии . Новости о казни Гумилёва по сфабриков анному обв инению в “ монархическом заговоре ” дошли до Мандельштама в Тифлисе . Десять лет н азад молодые участники “ Цеха ” сокрушались об “игрушечном уделе” поэта в современном мире . Сейчас су дьба поэта оказалась реальной и устрашающей . Смелость , мужество , верность и до лгая память были основными доброде телями акмеистов , и геройская смерть Гумилёва стала новым краеугольным камнем акмеистической “храмовой легенды” . Стихотворение , написанное по следам этого с обытия , от крыло новый период в творчестве Мандельштама : в нём гово рило сь о звёздном луче , блещущем , как соль на топоре , и тающем в чёрной бочке . Это - соль завета , очищающа я жертву и делающая землю “ правдивей и страшнее ”. В 1922 году Мандельштам и Хазина перее хали в Москву . Несмотря на разворачивающуюся кампанию проти в акмеиз ма , в те годы имевшего много юных последователей , Мандельштам и Ахматова , в отличие от большинства своих друзей , упорно отказывались эмигрировать . Доводы Мандель штама носили личный и философский характер . Он б ыл убеждён , вместе с Горацием и Пушкины м , что “ судьба людей повсюду та же ” . Он также твёрдо верил в то , что написал в своё время в статье о Чаадаеве (1915 год ) : нравственная свобода в ыбора , “дар русской земл и , лучший цветок , ею взращённый ” , предп олагает способность вернуться из “ бессмертной в есн ы неумирающего Рима ” в “ душную Москву ”. Пока он путешествовал , в начале 1922 года в Берлине появился маленький томик его стихов . Составителем книги был Михаил Кузмин . Вскоре Мандельштам подготовил и изд ал свой вариант собрания новых стихов– “ Вторую кни гу ” (1923 год ), лейтмотивом которой становится п овторяющийся образ заключительного этапа политич еской , нац иональной , религиозной и культурной истории : конец династии Пелопидов , Троя перед падением , Иудея после вавилонского пленения , упадок Москвы в Смутное время , Венеция XVIII века , гибнущий Санкт-Петербург в 1918 году , “несчастья волчий след” на ступенях закрытого большевиками Исаакиевсого собора (в последнем стихотворении церковного цикла ), остывающий песок после смерти че ловека . В 1928 году Николай Бух арин , ангел-хранитель Мандельштама , наиболее образ ованный и достойный представитель ленинской с тарой гвардии в высших партийных кругах , помог ему опубликовать сборник “ Стихотворений ” , куда вошли стихи 1908-1925 годов , и том критических работ “О поэзии” , од нако оба издания были изуродованы жел езной рукой цензуры . В этом году Мандельш там пишет своё единственное сюжетное произвед ение , пове сть “Египетская марка” , напечатунную в майской книжке журнала “Звезда” за 1928 год. Жестоки е испытания для самого М андельштама н ачались в том же 1928 году . На публикацию книги сплочённая гвардия советских наёмных писак от ветила попыткой снова наступить ему на го рло . Поэта публично обвинили в переводческом плагиате , после чего развернулась длительная и злобная кампания , в ре зультате которой он лишился ленинградской ква ртиры , вын ужден был переехать в Москву и в конц е концов выйти из Федерации писателей . Чтобы хоть как-то обеспечить себе с уществование , Мандельштам вынужден был работать в газете “ Московский комсомолец ”. В апреле 1930 года Бухарин вновь спасает его , организо вав путешествие в Армению , ставшей последней радост ной встречей поэта с его любимым югом . В после дствии Бухарин также назначил ему персональну ю пенсию (в возрасте 39 лет ) и даже выхло потал маленькую отд ельную квартиру в московском писательском доме . В мае 1933 года на с траницах журнала “Звезда” появилось поразительное мандельштамовское “Путе шествие в Армению” ; 30 августа “Правда” дала автору суровую отповедь “ за клеве ту ” на советскую респ ублику , и хр абрый редакт ор “ Зве зды ” был снят . 13 мая 1934 года на квартиру Мандел ьштамов , приним авших приехавшую к ним в гости Ахматову , пришла группа сотрудни ков ОГПУ и после обыска забрала поэта. Взрывное безрассудство М андельштама , равно как и его язвительность , было притчей во языцех . Благочинные старорежимные критики , “ бузотё ры ” из “ Московского комсомольца ” , жантильные старые дев ы обоего пола и “ византийские ” советские чиновники е динодушно клеймили невыносимый характер поэта . Он брал в займы и сочинял смешные э пиграммы на кредиторов . При раскрытых окнах в своей московской квартире он насмехался над соседями-писателями . На в еликосветском литературном приёме , устроенном Пас тернаками в честь их влиятельных грузинских друзей , он критиковал поэзию хозяина и порыва лся читать собственные стихи . Его откровенность казалась л ибо самоубийством , либо сознате льной провокацией . В при ступе ярости Мандельштам обозвал товарищеский суд , устроенный Союзом писате лей для разбора его жалоб , “ обезьяним процессом ” и пу блично закатил пощ ёчину его председателю , “красному графу” Алекс ею Толстому . И наконец в ноябре 1933 года он сочинил пламенную сатиру на Сталина , назвав его “к ремлёвским горцем” и “мужикоборцем” с жирными пальцами . Он читал её н аправо и налево , и в это время , когда Сталин у же официально именовался “ величайшим ге нием всех времён и народов ”. В тюрьме Мандельштаму не давали есть и спать . Следователь хорошо знал весь круг знакомых поэта и вынудил е го составить приблизительный список лиц , слышавших с тихотворение . В своих мему арах Эмма Герштейн , одна из тех , кого нехотя Мандельштам упомянул в сп иске , испо льзует этот случай как наглядный пример р авнодушия Мандельштама к судьбе друзей . Однако лёгкост ь , с к акой поэт распространял опасное стихотворение и потом рассказывал об этом , скорее можно объяснить самим его назначением – разорва ть завесу молчания , о чём красноречиво говорится в первых строчках : Мы живём , под собою не чуя страны , Наши речи за десять шаг ов не слышны . И он был услышан . Людей тогда расстреливали и за куда мен ьшие провинности . К счастью , друзья Мандельштама ещё обладали не которым влиянием . Приказ Сталина , подводящий итог следствию , был : “ изолировать , но сохр анить ” . Мандельштама сослали в далёкий северный посёлок Чердынь , куда его сопровождала жена . В Чердыни , страдая от галлюцинаций и других симп томов посттравматического душевного расстройства , он пыта лся покончить жизнь самоубийством . Бухарин в последний раз принял личное участие , он написал Сталину : “ Поэты всегда правы ; история на их сторон е ”. Ман дельштама пе ревели из Чердыни в менее суровые условия в Воронеж . Почти сразу по приезде в Воронеж Мандельштам начал сочи нять стихи . Один из первых циклов , написанных в изгнании , состоял из так называемых “ стихов о железе ” . В воронежской ссылке Манд ельштам продолжал ме чтать о Европе : о холмах Тосканы , о вьющейся тропе , ещё помнящей свист Гёте , об отвесной океанской ряби французских соборов . Кругозор его расширялся ; услышанн ое по радио пение Мариан Андерсон застави ло его снова грезить об изначальной – уже не только “праа рийской” – колыбели пе рвенцев мира : Я в л ьвиный ров и в крепость погружён И опускаюсь ниже , ниже , ниже Под этих звуков ливень дрожжевой – Сильнее льва , мощнее Пятикнижья . Как близко , близко твой подходит зов – До заповедей рода и первины – Океанийских низка жемчугов И таитянок кроткие корзины … Карающего пенья материк , Густого голоса низинами над винься ! Всех наших дочерей дикарски-сладкий лик Не стоит твоего - проматери – мизинца . Не ограничена ещё моя п ора : И я сопровождал восторг вселенский , Как впо лголосная органн ая игра Сопровождает голос женский . В мае 1937 года истёк срок воронежской ссылки . Поэт провёл ещё год в окрестностях Москвы , пытаясь добиться разреше ния на жительство в столице . Он обивал пороги журналов , предлагая свои стихи , а редакт оры боялись даже разговаривать с ним . Он н ищенствовал ; его старые друзья и добрые знакомые Виктор Шкловский , Валентин Стенич , Эренбург , Пастернак , Валентин Катае в и другие помогали ему , чем могли . 2 мая 1938 года перед восходом солнца его арестовали , автом атиче ски приговорили к пяти годам каторжных ра бот и отправили в Восточную Сибирь . Гораций не провожал Регула на смертные муки в Кар фаген , и мы не последуем за нежнейшим поэтом России к мусорной свалке , на которой , согласно одной из непроверенных легенд , он умер в перес ыльном лагере Вторая Речка под Владивостоком . По о фициальным данным , сообщённым вдове , он скончался 27 декабря 1938 года .
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Дай человеку рыбу, и он будет сыт один день, научи его ловить рыбу, и он будет каждый выходной возвращаться пьяным с тремя карасями.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Осип Эмилевич Мандельштам", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru