Реферат: Фридрих Шлегель и эволюция ранней романтической драмы - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Фридрих Шлегель и эволюция ранней романтической драмы

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 249 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

РЕФЕРАТ Фридрих Шлегель и эволюция ранней романтической драмы А.В. Карельский, а нализируя аспекты отношения романтизма к социал ь но-политическим последствиям ре волюционных преобразований в Европе на рубеже XVIII - XIX вв., постулировал важные мето дологические положения, ос новное содержание которых заключается в следующем: « … романтизм, при всех его внутренних резких противоречиях и кажу щихся непоследовательн о стях, в целом был именно революционным переворотом в художес твенной мы с ли Европы» , «романтический культ личности — гениальной и исключительной — был … реакцией самозащиты против ус танавливающегося торжества масс о вости, против угрозы духовного угнетения. … для понимания сути и сердца р о мантизма надо четко осознавать, что все прочие е го восстания были произво д ными от этого гла вного — восстания Личности, бунта против всякого посягн о вения и притязания на ее абсолютную суверенность, …в этом суть романтич е ского переворота в духовной истории» , «зримое присутствие воли творческого субъекта в каждой монаде художес твенного мира стало практически обязател ь ным элементом языка и структуры всего высокого иск усства XX века» [Карел ь ск ий 1992 а : 187]. Цель реферата – рассмотрение предпосылок форм ирования в романтич е ско й эстетике Фр. Шлегеля концептуально значимых для немецкой и европе й ской литературы понятий «божественной справедливост и» и «слепой судьбы», оказавших влияние на жанрову ю специфику немецкой драмы, на переосмысл е ние традиционных отношений в системе «автор – произведение – рецип и ент/читатель». Фридрих Шлегель рассматривает отношение человека и судьбы в драме в ранней работе «О б изучении греческой поэзии» (« Ue ber das Studium der griechischen Poesie») 1796-97 го да . В этой штудии он определяет античную, то есть «эстетическую» трагедию как идеал, в кот орой, по Шлегелю, наличествует «совершенная гармония» (« h ое chste Harmonie ») в отношениях между челов е ком и роком, и противопо ставляет ей современную, опирающуюся на модель шекспировско го «Гамлет а » «философскую» трагедию, которая, однако, из о бражает ч еловечество и рок в абсолютных противоречиях ( im vollkommnen Streit ») и порождает чувство отчаян ия (« Gefuehl der Verzweiflung ») [ Schlegel Fr . I : 248]. Эстетическая трагедия в понимании Шлегеля это «высшая, сове ршенная поэзия…, а ее конечный результат есть воплощение совершенной га рмонии» [ Schlegel Fr . I : 246 ]. В целях понимания эстетической позиции Фр. Шлегеля целесообразно привести более п одробную цитату: «Вероятно не найдется другого столь по л ного воплощения невыразимой дисга рмонии, составля ющей собстве нно пре д мет философской т рагедии, чем безграничная диспропорция между мысл ящей и действующей силой, как в характере Гамлета. Т отальное впечатление от этой трагедии есть максимум отчаяния. Все други е впечатления, которые по отдел ь ности казались великими и важными, меркнут , как тривиальные , перед тем, что предстает здесь как последний и единс твенный результат бытия и мысли, перед вечным колос сальным диссонансом, который бесконечно разъединяет челов е чество и судьбу » (перевод наш – А.С.) (« Es gibt vielleicht keine vollkommnere Darstellung der unaufl oe slichen Disharmonie, welche der eigentliche Gegenstand der philosophischen Trag oe die ist, als ein so gr ae nzenloses Mi ss verh ae ltnis der de n kenden und der t ae tigen Kraft, wie in Hamlets Charakter. Der Totaleindruck dieser Trag oe die ist ein Maximum der Verzweiflung. Alle Eindr ue cke, welche einzeln gro ss und wichtig schienen, verschwinden als trivial vor dem, was hier als das letzte, ei n zige Resultat alles Seins und Denkens erscheint; vor der ewigen Kolossalen Diss o nanz, welche die Menschheit und das Schicksal unendlich trennt» [ Schlegel Fr. I: 248 ] ). Данная цитата вноси т существенное уточнение в сущностное понимание Шлегелем категории ко нфликтности в современной ему литературе. Р. Бауэр выявил, что Фр. Шлегель употребляет как синонимы п ары понятий судьба-необходимость, человечество-св обода [ Bauer 1964: 243]. Отсюда , п о Шлегелю, «колосс альный диссонанс» между человечеством и судьбой, или в других кат е гориях между свободой и необход имостью, детерминирует всю глубину и н е преодолимость расхождения между думающим и действующим н ачал ом в х а рактер е Гамлета . И ны ми словами , для Фр. Шлегеля внутренний конфликт с о временного протагониста реализуется через непрекращ ающееся столкновение человека и судьбы. В этой ранней работе Фр. Шлегель допускает, что оха рактеризованная им «философская трагедия» представляет собой переход ную форму, которая в о т дале нном будущем восстановит целостны й идеал греческой трагедии и гарм о нические отношения между челов еком и судьбой [Жирмунский 1996: 138] ; о д нако в последующих рабо тах недвусмысленно отражается убеждение ученого в принципиальном отли чии современной литературы от античной и его переход на позиции историз ма в оценке этих двух явлений. В итоге, констатирует Э. Б е лер, братья Шлегель убеждаются «в полной несовместимости классической трагедии с духом аутентичной современности » [ Behler 1990: 19 ]. П римеч а тельно в этом отнош ении высказался в пятой лекц ии «Чтений о драматическом искусстве и литературе» (Венский курс) А.В. Шле гель . Увидев общее принц и пиальное отличие античного искусства от современн ого в том, что «внутренний характер всего античного искусства и поэзии п ластичен, современного же – живописен» [ Манифесты 1980: 127], А.В. Шлегель назвал греческую трагедию экзот ическим растением на современной театральной сцене, тем самым выд е лив именно инородный, культу рноспецифичный и несвойственный совреме н ности характер традиционного жан ра. По его мнению, предмет классической трагедии, греческая мифология, ка к и формы сценического представления, ч у жды типу мышления и воображения современного зрителя, а попытки втиснуть исторически новый материал в прежние эстетические ф ормы обречены на н е удачу: « Der Stoff der alten Trag oe die , die griechische Mythologie , ist der Denkart und Einbildungskraft der meisten Zuschauer ebenso fremd als deren Form und the a tralische Darstellungsweise . Einen ganz andern Stoff aber, z.B. einen historischen, in jene Form zw ae ngen zu wollen, ist ein mi ss licher Versuch, ohne Hoffnung des E r satzes unter den offenbarsten Nachteilen» [ Schlegel A.W. V: 66 ]. Для формирования Фр . Шлегелем особого романтического смысла пон я тия судьба важным культурно-историческим явлением стало освоение неме ц ким романтизмом творчества великого испанского драма турга – Кальдерона ( 1600 – 1681 ) . В пьесах Кальдерона, из которых н емецкие романтики особенно почитали «Поклонение кресту», виделось нов ое, современное решение изве ч ного конфликта – примирения человека с судьбой. В этом отношении реша ю щее значение имело христианско-католическое мировоззрение Кальдерона, так как восстановление состояния примирения современного человека с собстве н ной су дьбой, по мнению А.В. Шлегеля, во зможно исключительно через тран с цендентальную инстанцию христианского Бога, актуализирующу ю принцип божественной милости и потусторонних представлений – « erst jenseits geht der ewige Tag des wesentlichen Daseins auf » [ Schlegel A . W . V : 25 ] . Уже в одном из Ликейских фрагмен тов Фр. Шлегель писал: « An die Stelle des Schicksals tritt in der modernen Trag oe die zuweilen Gott der Vater , noch oe fter aber der Teufel selbst » [ Schlegel Fr II : 149, L 30] («Вместо судьбы в современ ной трагедии иногда в ы сту пает Бог -отец , но чаще все-таки сам дьявол»). Таким образом, протагонисту в романтической драме отводитс я концептуальное пространство христианского мировосприятия, определя емого действием небесных и потусторонних сил. Фр. Шлегель, подчеркивая спец ифику шекспировской дисгармонии, пр о являющуюся в столкновении протагониста с судьбой, допуск ает некое тран с цендентно е разрешение проблемы и делает важные для всей романтической э с тетики шаг – соединяет в своей теории романтической драмы шекспировское и кальдероновское религиозн о-онтологическое восприятие судьбы. Основание для такого концептуального совмещения аксиологической парадигмы двух в е ликих предтеч европейско го романтизма Фр. Шлегель объяснил в своем Ве н ском курсе в 1812 году, непосредственно сопоставив онт ологические предста в лени я Кальдерона и Шекспира. По Фр. Шлегелю, Кальдерона, как современн о го драматурга, можно упрекнуть з а то, что он приводит к излишне скорому ра з решению проблемы, хотя было бы эстетически значимее «характеризовать з а гадку жизни и человека столь же глубоко, как и Шекспир», который, однако, впадает в противоположную ошибку, «слишком часто предс тавляя нам загадку бытия в духе скептически настроенного поэта , именно как загадку , в бесконе ч ной путанице и не приводя читателя к какому-либо разреш ению» [ Schlegel Fr . VI : 288]. Для Фр. Шлегеля «Шекспир по внутреннему чувству своему есть с а мый глубоко болезненный и резко тр агический из всех поэтов времен древних и новых» [ Манифесты 1980: 67]. Примечательно, ч то за четыре года до этого, то есть в 1808 году и тоже в Вене, А.В. Шлегель, исслед уя на примере трагедии «Макбет» воззрения Шекспира, пришел к заключению, что «в этой трагеди и царит представление о судьбе совершенно в духе древних… В ней есть даже и двусмысленное предска зание , которое своей буквальностью губит верящих е му » [ Schlegel A . W . VI : 174]. Более раннее толкование А. В. Шлегеля потенц и ально уже содержит актуализированное позднее Фр. Шлегелем представление о божес твенном суде и трех различных формах разрешения, которые старший Шлегел ь видел уже реализованными в «Макбете». Благодаря такому с интезу, который сополагает христианские и христианск о-языческие представления обоих велики х драматургов Нового времени как инвариантные представления эпохи с од нозначно языческими воззрениями античности, романтическая др а ма, по Шлегелю, в той мере сближае тся с греческой трагедией, в какой в ней восстанавлива ю тся гармонические отношения человека и судьбы. Стремление к синтезу этических представлений не было слу чайным шагом; уже В.М. Жи р му нский отмечал, что «романтики прошли…через школу немецкого филосо ф ского идеализма; они были вос питаны на этическом ригоризме Канта и от него восприняли понятие абсолю тного нравственного долга» [Жирмунский 1996: 92]. Таким о бразом, романтическое восприятие судьбы, рассматриваемое с р е лигиозно-христианской точки зрени я как часть космогонической картины мира самого Фридриха Шлегеля полож ено им в основание теории европейской р о мантической драмы и, следовательно, должно рассматрив аться в двух разнок а честв енных проявлениях: материально-земном и универсал ьно-бесконечном, «о котором как о высшей ценности он всегда, хотя бы мимох одом, говорит в своих письмах и статьях» [Жирмунский 1996: 137]. При этом материально-земное представление судьбы кор р елирует с содержанием шлегелевског о понят и я «з а гадка жизни» ( « R ae thsel des Lebens »): « Разрешение с обязательностью полага ет некоторое осложнение в разви тии; поэтому вначал е должна быть представлена загадка жизни, прежде че м будет продемонстрировано разрешение. – Шекспир в силу этого является основой романтического искусства, а может даже и его высшей целью » ( перевод наш – А . С .) («Die Aufl oe sung erfordert eine Verwic k lung – Es mu ss daher das R ae thsel des Lebens erst dargestellt ‹werden›, ehe man die Aufl oe sung herbeyf ue hrt. – Shakesp[eare] bleibt also doch die Grundlage der roma n tischen Kunst, wenn gleich nicht das letzte Ziel derselben» [ Schlegel Fr . XVII: 322]) . В литерат урных записных книжках Фр. Шлегел я повторяются сходные взгляды на актуальность англ ийского поэта: « Творчество Ше кспир а составляет целый цикл в истории литературы, когда поэзия поистине становится романтической » [ Манифес ты 1980: 66]. В то время как Фр. Шлегель превозносит значение Ше кспира и настаив а е т на соединении идеи понимания су дьбы у Шекспира и Кальдерона, Шеллинг отдает явное предпочтение ка льдероновс ко й тракт овке судьбы. Так в « Филос о фии искусства » Шеллинг, отметив универсальность шекс пировских предста в лений о человеке («В человеке нет ни единой черты, которой не коснулся бы Шекспир… он знает все, любую страсть, любую душу, юность и с тарость, к о роля и пастуха ») , находи т недостаток Шекспира в том, что он «никогда не из о бражает идеального мира …, но всегда действительный мир» , в то время как у Кал ьдерона «большая часть всех событий происходит в трагедии по высшему пр омыслу и по предопределению судьбы в христианском смысле» [Шеллинг 1966: 438]. Таким образом, эта таинственная «загадка жизни» си мволизирует в романтической литературе, по аналог ии с Шекспир ом , дисгармоничное отн о шение или столкновение между индивидом и судьбой, столкновение, детерм и нированное как светлыми небесными, так и темными дьявольским и силами, но при этом не являющееся изначально негативно заряженным. Как вовлечение современного, обладающего свободной во лей индивида в бесконечность ун и версума истолковывал К. Вендринер смысл шлегелевского понимания судьбы: «Можно толь ко тогда распознать в концепции романтической драмы явле н ность судьбы , если под судьбой поним ать стоящее над человеком нечто , нез а висимо от того, приносит ли оно добро или зло, касается ли только виновн ых или безвинных » [ Wendriner 1909: 115]. Отметим, что аналогичное понимание судьбы было высказано и А.В. Шлегелем в прочитанном в 1801 – 1804 гг. «Бе р линском курсе» : «Так как чувство свободн ого самоопределения возвышает ч е ловека над безграничной силой влечения, врожденного инстинк та, то и осозн а ваемая им не обходимость не сводится просто к природной необходимости, но должна рас полагаться по ту сторону природы в беспредельности бесконечного» (перевод наш – А.С.) (Da das Gef ue hl freyer Selbstbestimmung den Menschen u e ber die unumschr ae nkte Herrschaft des Triebes, des angebornen Instinkts, erhebt, so kann auch die Nothwendigkeit, welche er neben derselben anerkennen soll, keine blo ss e Naturnothwendigkeit seyn, sondern sie mu ss jenseits der Natur im Abgrunde des Unendlichen liegen [ Schlegel A. W. 1989: I: 722]). То, что это столкнов ение происходит прежде всего во внутреннем мире протагониста, ясно подт верждает используемый Фр. Шлегелем термин Seelen - kampf » : «Драма изображает доведенную до преде ла душевную борьбу не на жизнь, а на смерть внутри отдельного характера и ли нескольких. – Полное, во всем своем богатстве раскрытие этого внутре ннего душевного мира в состо я нии борьбы и составл яет своеобразие драматического изображения , и в этом же проявляется богатство и полнота внутренне никогда не исчерпывающего себя развития » (перевод наш – А.С.) ( «Das Drama stellt dar den bis ans Ende durchg e f ue hrten Seelenkampf auf Tod und Leben, in einem einzelnen Charakter, oder wen i gen ‹die› zusammengeh oe ren. – Die volle Entfaltung nach dem ganzen Reichthum dieser innern Seelenwelt im Kampfe – macht eben das Eigenth ue mliche der dram a tischen Darstellung aus und darin besteht der Reichthum und die F ue lle der innern nie ganz zu ersch oe pfenden Entwicklung» [ Schlegel Fr. XVII: 498] ) . В современной, романтической, д раме эта борьба может воспламеняться, как, например, в мн о гочисленных пьесах Кальдерона, от чувства чести; по Шлегелю, «все должно основываться на чести» (« In der фсбг [ Trag oe die ] mu ss wohl alles auf Ehre beruhn » [ Schlegel Fr . XVI : 308]). Как свидетельствует М. Ритцер, для А.В. Шлегеля идея судьбы у Кальд е рона тоже связан а с принципом чести: « Честь имплицирует некую безус ло в ность, которая драмати ческому конфликту со стороны субъекта – и тем самым в контексте совреме нной драмы – может придавать философскую идеальность » [ Ritzer 2002: 73]. Однако главная цель Фр. Шлеге ля состоит в постижении специфики др а матического изображения бесконечного , или трансцендентного , измерения судьбы, в разрешении «загадки жизни» , которая может принимать три разные формы – угасание, примирение и просветление , которые он в своем Венском курсе «Истории древней и новой литературы» выводит из гре ческой трагедии и драматургии Шекспира и Кальдерона и к которым постоян но возвращается в записных книжках : «Драма . Н асколько в эпической поэзии преобладает скло н ность к созиданию в к осмогоническом аспекте, настолько в драматическом и с кусстве проявляется очевидная ори ентация на божественный суд, в сопоставл е нии с которым слепая судьба является только отклонение м или искажением , либо недораз умением . В целом же в драме заложена идея прорыва сп раведл и вой или юридическ ой борьбы жизни, хотя и более высокого вида. Уже у Эсхила активно проявляется это стремление к божественному суду. Мое выделение драмы трех видов – угасание, примирение и про светление » (перевод наш – А.С.) ( Drama . So wie in der epischen Dichtung eine Hinneigung zur Sch oe pfung vorwaltet, in dem kosmogonischen Bestandtheil; so ist in der dramatischen Dichtkunst eine deutliche Beziehung auf ein g oe ttliches Gericht , wovon das blinde Schicksal nur Abart oder eine Verdrehung und Mi ss verst ae ndnis ist. – Ueberhaupt liegt in dem Drama die Idee von dem Durchfechten eines rechtlichen oder gerich t lichen Kampfes des Lebens, obwohl von h oe herer Art zum Grunde. – Schon im Ae s chylus ist diese Tendenz zum g oe ttlichen Gericht sehr vorwaltend. Auch meine Ei n theilung von drey Arten des Drama, des Untergangs , der Vers oe hnung und der Ver k l ae rung [ Schlegel Fr. XVII: 498]). В этом довольно позднем (1823) фрагменте из записной книжки Фр. Шле гель требует включения в романтическую драму вмес то античной «слепой судьбы» (« das blinde Schicksal ») «божественного с у да» (« g oe ttliches Gericht »). В следующем приводимом фра гменте конкретизир у ется представление о сущности «божественного суда»: « Это, следовательно , особенный суд, собственно духовный, внутренний предмет драма тического изображения; а внешний предмет этого изображения является то лько физич е ским носителе м, средством для перемещения . Этот особый суд в драм е должен быть очевидным в кажд ом отдельном эпизоде, быть на виду; он может быть очень нужным, поучительн ым, даже сущ ностно благотворным » (пер евод наш – А.С.) (« Es ist also das besondere Gericht eigentl[ich] der geistige, innere Gegenstand der dramatischen Darstellung; wovon der ae u ss re Р Gegenstand nur den k oe rperlichen Tr ae ger und das Vehikel bildet. – ‹Das besondre Gericht soll im Drama gleichsam an einem einzelnen Falle sichtbar gemacht und zur Erscheinung gebracht, ans Licht he r vorgehoben werden; – welches sehr n ue tzlich und sehr belehrend, ja wesentlich hei l sam seyn k oe nnte» [Schlegel Fr XVII: 498 ]). Хотя такая форма суда уже имелась в античной трагедии, но, судя по единственной собственной драме Фр. Шлег е ля «Аларко с» (1802), становится очевидным, что идея Шлегеля о божественном суде качеств енно отличается от схожей античной идеи и находится под сил ь ным влиянием христианских предста влений о Страшном суде. Идея бо жес т венного суда характе рная органическая часть средневековых мистерий, а также испанских autos sacramentales , из чи сла которых, конечно, выделял и сь мист е риальн ые пьес ы Кальдерона . Шлегел ь, как известно, связывал романтическую драму с традициями европейской х ристианской литер атуры [Карел ьский 1992: 95]. Тем самым Фр. Шлегель выделяет аспект боже ственной справедливости в романтической драме, про тивопоставляя его «слепой», то есть несправедливой судьбе в восприятии древних. К. Вендринер в этой связи отметил: «Справедл и в ость означает исполнение судьбы в романтической драме» [Wendriner 1909: 115]. Суд обозначает, подобно новозаветно му Страшному суду, границу между конечным, земным и бесконечным, потусто ронним миром, определяет вино в ность или безвинность протагонистов в сфере земного и направляет виновных – в соответствии с тремя выдел енными Фр. Шлегелем видами романтической драмы – в бесконечность угаса ния ( Untergang ), в случае урав новешенного с о стояния ме жду виновностью и невиновностью в бесконечность примирения ( Vers oe hnung ), а невинных – в бесконечность просветления ( Verkl ae rung ). О т ветственность за совершенное возлагается на самого человека, а не на какие-либо внепо ложные ему силы или внешнюю необходимость. По этому поводу в Венском курсе Фр. Шлегел я содержится более подробное разъяснение: «Име н но такая драма представляется тем более совершенной, чем в большей мере угасание ( Untergang ) обусло влено не просто произвольно, внешней судьбой свыше , но внутренней глубиной, в которую герой поэтапно в вергается и пог и бает из-за собственной вины, сохраняя, од нако, свободу » (перевод наш – А.С.) (« Doch ist ein solches Trauerspiel um so vortrefflicher vielleicht, je mehr der Unte r gang nicht durch ein ae u ss eres, willk ue rlich von oben so bestimmtes Schicksal he r beigef ue hrt wird, sondern es ein innerer Abgrund ist, in welchen der Held stufe n weise hinunter st ue rzt, indem er nicht ohne Freiheit und durch eigene Schuld unte r geht » [ Schlegel Fr VI: 283]) . Фр. Шлегель тем самым соединяет в семантике одно го п онятия трансце н дентные и христианские представлени я о судьбе, восходящие к барочной др а ме, с представлениями о моральной свободе и личной ответствен ност и совр е менного человека. Подобный синтез м ожно увидеть и в предшествующей н е мецкой литературной традиции , литерату ре эпохи «бурных гениев» , особенно у Ленца , у которого, по на блюдению Р. Бауэра, «парадокса льным образом соед и няютс я две духовные позиции, которые до этого воспринимались как несоед и нимые: каждый человек носит в себе ключ от своей судьбы (« Schl ue ssel zu seinen Schicksalen ») , но ненавистный фатум остается как грозная и данная св ы ше инстанция» [ Bauer 1964: 252 ] . Этот синтез, свойственный теоретическим взглядам Фр. Шлегеля на романтическую драм у и позволяющий воспринимать ее как исторически пе реходную форму к литературному модерну, был замечен и высоко оценен уже Г. Гейне в рецензии на пьесу В. Смета «Смерть Тассо» [ Heine 1973-97, 10: 212] . Из рассмотренного материала также следует, что в рассуждениях Фр. Шлегеля, как у Ш експира, и иначе, чем у Кальдерона, божественная справе д ливость получает преимущество перед божественной милостью; в связи с этим обстоятельством Фр. Шлегель писал о некотором смешении яз ыческих и хр и стианских пр едставлений о судьбе . Так, он ок оло 1812 года отметил сформир о вавшуюся у современных драматургов тенденцию к языческому фа тализму: «Новейшие трагические поэты, которые, по меньшей сегодня, имели на театре блестящий успех, почти все снова впали в языческий фатализм» [ Schlegel Fr . VI : 405]. Отметим, что «трагедия рока» З. Вернера «Двадцать четвертое февр а ля», хотя и была напечатана только в 1815 г., но написана уже в 1809 г., в 1810 г. поставлена Гете в Веймаре, то есть на лучшей немецкой сцене, и, конечно, была известна Фр. Шлегелю. Изложенная здесь романтическая идея судьбы, конц ептуализированная Фр. Шлегелем, воплощается не только через жанр трагедии , н о и применима также в целом к о всему историческому артефакту, к романтической драме, к о торая не является ни трагедией, ни ком едией в абсолютно чистом виде. Схо д ную мысль высказывает и В. Беньямин, подчеркивая, что в современно й драме трагическое выражается не столько через персонажи, сколько чере з актуализ и рованную авто ром систему отношений между ними [ Benjamin 1974: 311]. Пре д ставления братьев Шлегелей о судьбе хотя и имеют хр истианскую окраше н ность и основываются на христианском учении о жизни после смерти, однако, как синтез э тико-эсхатологических представлений Шекспира и Кальдерона , устремлены прежде всего к достижению божествен ной справедливости. Теперь уже романтическая «сила судьбы» не слепая и не безжалостная, как у древних, хотя для индивида она остается загадочной и неочевидной , ибо только по ту сторону жизни или смерти, то есть в трансценд енции, приоткрывается завеса и человеку предъявляется его собственная вина или правота. Вытекающие из данной эстетической установки следствия для персонажей драмы могут быть, по мо дели Кальдерона, эксплицитно воплощены в композиционно-речевой структ уре или же визионерски предуказаны ссылкой на провиденциальную в о лю. Несмотря на незаурядную творческую активность Л. Тика, Й. Арнима, К. Брен тано, З. Вернера мистериальная драма не вышла за пределы своей эпохи. Напр имер, Х. Ре йнхардт считает, «что теоретический постулат романтической драмы, кото рая в угасании конечного проявляет присутствие бесконечного и всегда м ожет предъявить свидетельства божественного вмешательства в ход челов еческой истории», в романтическом движение не был реализован [ Reinhardt 1990: 86]. Следует отметить, что популярная в 1810-х гг. в Германи и «трагедия р о ка», начало к оторой положил З. Вернер пьесой «Двадцать четвертое февраля» , имеет мало общего с романтической трактовкой категории «су дьба», предл о женной Фр. Шл егелем . П оследователи З. Вернера трактовали судьбу, рок, ф а тум не в соотнесенност и с фундаментальной проблемой свободы в оли индив и да, как это было у романтик ов, а использовали данную проблематику в качестве фабульной к онструкции для создания сценически эффектной продукции [ Werner 1963: 10]. А.В. К арельский в этой связи констатировал: «Вернер стр е мится к театральности, рассчитывая преимущественно на эффект шока, он п ы тается овладеть сценой насильно и легко жонглирует эстет ическими и идейн ы ми принц ипами…» [ Карельский 1992: 86 ] . В целом предложенная Фр. Шлегелем теория «универс альной» романт и ческой др амы способствовала утверждению новой позиции творческого суб ъ екта по отношению к внеположном у ему миру, предшествующим литерату р ным традициям. К ее опыту, «мощно сфокусир ованному в гетевском «Фаусте», восходит всякая такая драма в последующе й истории жанра – от «Прометея о с вобожденного» Шелли, «Дзядов» Мицкевича, «Мерлина» Иммерман а, «Бур г графов» Гюго до все го комплекса европейской символической драмы конца XIX – начала XX века» [Карельский 1992: 100]. ЛИТЕРАТУРА 1. Жирмунский В.М. Немецки й романтизм и современная мистика. – СПб., 1996. – (Памятники и история европ ейского романтизма). 2. Карельский А. В. Драма немецкого романтизма. – М., 1992. 3. Карельский А . Революция социальная и революция романтическая // Вопр. лит. - М., 1992. - N 2. - С. 187-226. 4. Литературные манифесты западное вропейских романтиков. Под ред. А.С. Дмитриева. – М., 1980. 5. Шеллинг Ф.В. Ф илософия искусства. – М., 1966. 6. Bauer Roger . Das gemi ss handelte Schicksal . Zur Theorie des Tragischen im deutschen Ideal ismus / / Euphorion. – Heidelberg , 1964. - S. 243-257. 7. Behler Ernst. Die Bedeutung Calderуns f ue r den Begriff des Schicksals und der Trag oe die in der deutschen Romantik / Inevitabilis Vis Factorum. Der Tr i umph des Schicksalsdramas auf der europ ae ischen B ue hne um 1800, hrsg. von Roger Bauer . – Frankfurt/Main , 1990. – S. 18-33. 8. Benjamin Walter . Ursprung des deutschen Trauerspiels / Gesammelte Schriften, Bd. I.1, hrsg. von Rolf Tiedemann und Hermann Schweppenh ae user. – Frankfurt/Main, 1974/ – S. 203-430. 9. Heine Heinrich. Historisch-kritische Gesamtausgabe der Werke, Duesseldorfer Ausgabe, hrsg. von Manfred Windfuhr, 16 Bde. – Hamburg , 1973-97. 10. Reinhardt Hartmut . Das Schicksal als Schicksalsfrage. Schillers Dramatik in romantischer Sicht: Kritik und Nachfolge / / Aurora 50 . – T ue bingen , 1990 . – S. 63-86. 11. Ritzer Monika . Das Experiment mit der romantischen Trag oe die: August Wilhelm Schlegels Ion und Friedrich Schlegels Alarcos / Grenzg ae nge. Studien zur Literatur der Moderne. Festschrift f ue r Hans-J oe rg Knobloch, hrsg. von H . Koopmann u. M. Misch. – Paderborn , 2002. – S. 59-90. 12. Schlegel A. W. Kritische Schriften und Briefe, hrsg. von Edgar Lohner, 7 Bde. – Stuttgart, 1962ff. 13. Schlegel A. W. Vorlesungen ueber A е sthetik I (1798-1803), hrsg. von Ernst Behler, Paderborn / Muenchen. – 1989. 14. Schlegel Friedrich. Kritische Friedrich-Schlegel-Ausgabe, hrsg. von Ernst Behler unter Mitwirkung von Jean Jacques Anstett, Hans Eichner, 35 Bde. in 4 Abt. – Paderborn / Muenchen, 1959ff. 15. Wendriner Karl Georg . Das romantische Drama. Eine Studie ue ber den Ei n flu ss von Goethes Wilhelm Meist er auf das Drama der Romantiker. – Berlin , 1909. 16. Werner Rudolf . Die Schicksalstrag oe d ie und das Theater der Romantik. – M ue nchen , 1963.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- На твой день рождения будем тянуть тебя за уши, чтобы выросла.
- Потяните лучше за сиськи.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Фридрих Шлегель и эволюция ранней романтической драмы", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru