Реферат: Михайловский и его теория "Героев и толпы" - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Михайловский и его теория "Героев и толпы"

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 608 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Михайловс кий и его теория «Героя и толпы» Овчинников В В - 22 - М осковский Г осударственный С оциальный У ниверситет А кадемия социол огии и управления. Курс : История социологии. Тема : Выполнил с тудент первого курса, факультета социального управления : Овчинников Васи лий Владимирович. Преподавател ь : Новикова Светла на Сергеевна Москва 2000 г. 1. Немного о Никола е Константиновиче Михайловском Перед тем как рассмотреть работу о «Героях и толпе» этого выдающего ся российского ученого Николая Константиновича Михайл овского (1842 — 1904) , надо немного рассказать о его личности и социологических взглядах. О личности. Н.К . Михайловский был одним из зачинателей социологии в нашей стране и со временем стал общепризнанным лидером субъективной школы . Вот что писал об этом М . Ковалевский : "...в подготовлении рус ского общества к восприятию , критике и сам остоятельному построению социологии , Михайловскому принадлежит несомненно выдающаяся роль " Голо сенко И.А ., Козловский В.В.История русской социо логии XIX-XX вв . М .: Онега , 1995. О личной жизни Н . Михайловского , отпры ска небогатого дворянского рода , многое хорош о известно , он сам оставил автобиографические заметки , были и исследования его учеников и соратников . Н . Михайловский получил выс шее естественно -научное образование в гор ном институте (впрочем остался без диплома , так как был исключен с последнего курс а за участие в студенческих волнениях ). С 1864 г . начинает литературную карьеру как кр итик и публицист вначале в "Книжном Вестни ке ", позднее в "Оте ч ественных запис ках " и после закрытия последнего в популяр ном журнале "Русское богатство "; с 1891 г . - реда ктор этого журнала . Журнализм наложил особый отпечаток на социологическую систему Михайло вского и его манеру оформления материала . Об этом мы еще буд е м говорить особо , пока же отметим следующее обстояте льство. Его публицистика была насыщена социологич еским содержанием , имела форму непринужденной беседы с читателем и мастерски сочетала н аучный анализ социальных отношений , эзоповское толкование отечествен ной злобы дня , обс уждение очередной западноевропейской научной нов инки и острый выпад против какого-либо дея теля русской художественной и идеологической жизни . В подобной манере работал , пожалуй , только Г.В . Плеханов. Михайловский как и многие другие русс к ие интеллигенты - "шестидесятники " находится под интеллектуальным обаянием Н . Чернышевского , до конца своей духовной деятельности он чтил его память , защищая от нападок к онсервативной критики , хотя и подвергал его наследие позитивистской ревизии . Он вступ и л в непосредственные отношения с революционными организациями , которые продолжали сь до самой его смерти , но которые ему всегда удавалось искусно скрывать и от властей , и вообще от всех непосвященных . Как отмечал В.И . Ленин , он "никогда не отрекался от под п олья ", а его борьба с остатками крепостничества и самод ержавия была всегда "искренней и талантливой " “В . И . Ленин беспощадно критикуя политиче ские ошибки Михайловского , показывая теоретическу ю несостоятельность его мировоззрения , тем не менее выделял Миха й ловского из либерально-народнических публицистов , отмечая не только его слабости и заблуждения , но и исторические заслуги перед освободительным д вижением” Большая Советская Энциклопедия . Третье издание . М .: 1974 г . Издательство «Советская энцикл опедия» . Стр . 347-348. . С 90-х годов , когда марксизм стал ва жным течением общественной мысли в России , Михайловский , который не принял марксизма , все чаще и чаще оказывается на позиции либерализма . В этот период Михайловский пов едет ожесточенную идейную борьбу с п е рвыми русскими марксистами , доказывая нежизнеспос обность капитализма в русских условиях и продолжая проповедовать отживающие народнические взгляды о "самостоятельности русской общины и об особых путях к социализму " Л.Тро цкий . Герцен и "молодое поколение " ("Вестни к Всемирной Истории " N 2, январь 1901 г .) . Большое влияние на молодое поколение Михайловский приобретает в 80-х годах , сначала как сотрудник , а затем и как член редакции "Отечественных Записок ". В этом жур нале он поместил все свои важнейшие соц иологические и критические статьи : "Что такое прогресс ?", " Герои и Толпа ", "Теория Дарвина и общественная наука " и т.д. Авторитет Михайловского среди молодой инт еллигенции был огромным . Его труды еще при жизни неоднократно переиздавались в собрания х сочине ний (единственного из русских дореволюционных социологов ), составив десять томов в последнем варианте. Николай Константинович Михайловский . “Хотя он не написал ни одной научной моногра фии , те социально политические эссе , очерки , которые постоянно печатала прогрессивная периодическая печать сделали его имя извес тным и исключительно влиятельным , особенно ср еди образованной молодежи . Издавал книги , напр имер , «Герой и толпа» , «Снова о герое» , «Снова о толпе» - они представляли собой с борники его публицистическ и х работ , вызвавших наибольший резонанс” История Российской социологии . Лекции по истории социологии . Выпу ск 6. В.П . Култыгин , М .:1994 г . Стр .72. . О социолог ических взглядах. Рассматривая его социологические взгляды встречаются известные трудности как внешнего , так и внутреннего порядка . Прежде всего структуру его социологических воззрений не выявить из хронологического п орядка его работ по мере их появления в свет . Чаще всего он начинал с кон ца , с верхних этажей , не показав фу н дамента и общего архитектурного плана всей постройки . Так , в одной из первых своих социологических статей "Что такое про гресс ?" (1869 г .) он дает свою известную "формулу прогресса , которая , если исходить из внут ренней логики позитивистского конструировани я социологической теории в те годы , должны была бы венчать доктрину . Вот почем у в ходе дальнейшей реализации и завершен ия своей концепции он уточнял , переписывал , давал разные толкования этой формуле . При этом следует упомянуть разбросанность сужден ий , пос ы лок , выводов , рассеянных по сотням статей , рецензий , обзоров (многие и з которых были им вообще не закончены ). Социологическая концепция Н . Михайловского "ход ом журналистской работы была разорвана на клочки " (С . Южаков ), сам автор несколько р аз пытался све с ти все в строй ное целое , в единый трактат , но замысел не был реализован . Однако , это неудобство искупается ясностью изложения и неизменностью базовых положений теории на протяжении ч етверти века . Сам Н . Михайловский неоднократно подчеркивал , что готов под п исатьс я под любой из своих юношеских статей . Далее следует отметить крайне противоречивый характер большой критической и комментаторск ой литературы о нем (на сегодня - многие сотни наименований ). В обсуждении его взглядов приняли уча стие представители всех направления в р усской социологии : марксисты (В . Плеханов , В . Ленин . Б . Горев ), неокантианцы (П . Струве , Б . Кистяков-ский ), позитивисты всех оттенков (Н. К ареев , М . Ковалевский , Е . Де Роберти , С . Ю жаков , П . Лавров , Л , Оболенский , Н . Рейнгардт и другие ). В з гляды Михайловского повлияли на русскую социологию многопланово и там , где он был прав , и там , где он ошибался . Кстати , целый ряд его идей в наши дни выглядит более жизненным , чем это представлялось его критикам в свое время . Споры шли по разным вопроса м и все время давались альтернатив ные ответы : кто же Михайловский - ученый со циолог или морализирующий публицист ? Его теор ия принадлежит к психологической ветви позити визма или натуралистической ? Можно ли свести в целое его суждения , или они носят принципиал ь но мозаичный характер ? Ф еномены социальной психологии , им четко подме ченные , органично вписываются в логику его конструкции или случайно ? Разнообразность интер претирующих ответов просто поражает . Правда , в первые десятилетия XXв . появились попытки система т ического изложения его воззре ния . Самые лучшие таковы : благожелательная при надлежит Е . Колосову , а резко-полемическая С . Райскому и Н . Бердяеву . Впрочем и сам Михайловский способствовал пестроте оценок , из его сочинений можно подобрать внушительную коллек ц ию взаимозачеркивающих и откровенно противоречивых положений ; вот только одна иллюстрация - практически одновременно , но в разных работах он заявлял : "научная социология должна быть биологической " и "я как никто много сделал для борьбы с б иологическими по з ициями в социологии ". 2. О его работе «Герои и толпа» “Громадная начитанность в разн ых обла стях знания дозволяла ему черпать свои данные и из биологии , и из психол огии , и из политической экономии , и из криминалистики , и не зна ю еще откуда , не го воря уже о литературе , критике и пуб лицис тике , и затем остроумно сближать категории явлений , по-ви димому , одна от другой крайне отдаленных , и прочно обобщать эти явления в формулах , открывавших новые горизонты . Михайловский-критик всег да дополнялся Михайло вским-творцом в области социо логии . Теория Ми хайловского , «Героев и толпы» , прекрасно начат ый , но , жаль , оставшийся недописанным трактат . Прибавлю еще вот что , образцом того , как у нас критиковали Михайловского люди , не верящие , что бы из Назарета могло выйти что-либо хорошее , может служить утвержде ние одного критика , будто автор заимствовал основные идеи этого своего трактата у Тарда . Простая хронологическая справка показывает , что Михайловский на целые восемь лет предупредил книгу Т арда «Законы п одражания» . Книга «Герои и толпа» Михайловско го , поя вилась в свет в 1882 году , а книга Тарда лишь в 1890. В 1882 году это была тема новая , а тра ктование ее вполне оригинальным остается и доселе . Мало того : ознакомившись с теорией Тарда , Миха йловский сумел со своей , более широкой и плодотворной точки зрения пока зать , что было недостаточного в теор ии французского социолога . «Ге рои и толпа» вообще од ин из первых по времени и очень важны х до сих пор по значению трактатов в области коллективной психоло гии , к кот орой , как и к психологии индивидуальной , в лекли его одинаково , кроме того , и жизненн ые , и литературные интересы , а не одна отвлеченная социологическая теория.” Кареев Н . И. Памяти Н . К . Михайловского как социолога // Русское богатство. 1904. № 3. С. 137-149 Еще необходимо упомянуть имя Н.К.Михайловс кого , в связи с тем , что его работа " Герои и толпа " (1896) дала т олчок дискуссии , которую повели с Михайловски м революционные марксисты , и в наиболее ос трой форме - В.И.Ленин . Интерес Михайло вског о к социальной психологии был связан с разработкой взглядов народничества и поэтому в центре его внимания - проблемы массовой психологии . “Он обосновывает необходимость выде ления этой области в специальную ветвь на уки , поскольку ни одна из существующ и х социальных наук не занимается изуче нием массовых движений как таковых . "Коллектив ная , массовая психология еще только начинает разрабатываться , - писал Михайловский , - и сама история может ждать от нее огромных услуг ". По его мнению , для становления этой области исследования важен анализ механизмов изменения психического состояния и поведения больших социальных групп”. Андр еева Г . М . (1997). К истории становления социаль ной психологии в России . Вестн . Мо cк . у н-та . Сер . 14. Психология . 1997, № 4. Сс . 6-17. Другая , противоположная , точка зрения , что “разгром «Народной воли» и последовавшая за ним политическая и общественная реакция привели Михайловского к идейному кризису который выразился в его теории «героев и толпы» , объяснявшей механизм коллективного д ействия склонностью человека к подражани ю”. Б ольшая Советская Энциклопедия . Третье издание . М .: 1974 г . Издательство «Советская энциклопедия» . Стр . 347-348 «Герои и толпа» Начиная свою работу Михайловск ий пропускает перед своим и читателями множество фактических данных , «пеструю картину : Васька Андреев , Бланка Кастильская , милетские девушки , наполеоновские солдаты , овцы и к озы Иакова , безрукие дети , геликониды и ле пталисты , хамелеон ... » Михайловский Н.К . Герои и толпа : Избр . т руды по социологии : В 2 т . / Козловский В.В . (отв . ред .). СПб .: Але тейя , 1998. – (Российская социология ). Т . 2. Стр . 34. , и оценку тех объяснений , которые даются этому материалу в различных областях знания . Он считает , что “только этим путем удастся разг адать великую загадку , выражающуюся словами ; герои и толпа .” Задача этой работы Михайловск ого состоит в изучении механи ки отношений между толпой и тем человеком , которого она признает великим , а не в изыскании мерила величи я . Поэтому заведомый зло дей , г лупец , ни чтожество , полоумный — для этой работы так же важ ны в пре делах поставленной задачи , как и всемирный гений или ангел во пло ти , если за ними шла толпа , если она им искренне , а не по внешним побуждениям , п овиновалась , если она им подражала и молил а сь , еще раз повторю , что это не зависит от цели и соображений героев , к ак бы эти цели ни были сами по се бе ценны и полезны. “Бывает величие , озаряющее далекие истори ческие горизонты . Бывает так , что великий человек своей бессмертной сто роной , своей мыс лью живет века , и века влияют на толпу , увлекая ее за собой . Но бывает и так , что великий человек мелькнет как падучая звезда , лишь на одно мгновение станет идолом и идеалом толпы , и потом , когда пройдет минутное возбуждение , сам уто нет в рядах темной массы. Безвестн ый ротный командир бросается в ми нуту во збуждения на неприятельскую батарею и увлекае т своим при мером оробевших солдат , а зате м опять становится человеком , кото рому цена — грош . Вы затруднитесь назвать его великим чело веком , хотя , может быть , со гласитесь пр изнать известную долю величия в его выход ке . Но во всяком случае , какая разница , в интересах нашей задачи , между этим ротн ым командиром , которому раз в жизни удалос ь воодушевить и увлечь за собой солдат , и счастливым , «вели ким» полководцем , п о явление которого пред фронтом всякий раз вы зывает в солдатах энтузиазм и гото вность идти на смерть ? Разницы никакой или весьма малая . Мы можем , конечно , отметить в послед нем случае некоторое осложнение психическими моментами , кото рых нет в первом. ” Он обращается , на первый взгляд , к разнородным , не связанным между собой яв лениям : массовым движениям и психическим эпид емиям средневековья , гипнотизму , сомнамбулизму , душ евно-патологическим явлениям , явлениям массового "а втоматического подражания " и т . п . В с е эти явления Михайловский подводит п од общий знаменатель , выдвигая для них общ ую причину : "подавление индивидуальности ". Как п озднее признавали самые разнообразные критики и комментаторы , сделано это было им нео бычайно интересно и оригинально . Самое глав н ое здесь - введение в научный обиход проблем и приемов социальной психологи и , ближайшей , наряду с политэкономией союзнице й социологии , прежде всего на примерах изу чения поведения толпы ". Михайло вский попытался дать и опред еление основных характеристик пове дения ( анонимность , внушаемость , обезличенность ), ее класс ификацию , управление толпой , лидерство в ней и т . п . Это главные темы его незаконченной статьи " Герои и толпа " (1882г .), "Нау чных писем " (1884г .) и последующих публикаций в 90-е годы. «Герой» у Миха йловского “Это не первый любовник романа и не человек , со вершающий великий подвиг” . Герой может , пожалу й , быть и тем и другим , но не в этом заключается та его черта . Герой по Михайловскому “просто первый «ломает лед» , как говорят францу зы , делает тот реш и тельный шаг , которого трепетно жд ет толпа , что бы со стремительной силой бр оситься в ту или другую сторону” . И ва жен не сам по себе герой , а лишь в ызываемое им массовое движение . “Сам по се бе он может быть , как уже сказано , и поло умным , и негодяем , и глу п цо м , нимало не интересным . Для меня очень важно во избежание разных возможных недора зумений , что бы читатель утвердился на этом значении слова «герой» и чтобы он не ожидал от героев , непременно чего-ни будь «г ероического» в том двусмысленном значении , ко т о рое обык новенно соединяется с этим словом.” С этой именно целью он н ачал очерк убийством Амвросия . С этой же целью он напоминает чита телю одну высок охудожественную сцену из «Войны и мира» — сцену убийства Верещагина . Михайловский считает , что лучшего ист орического примера момента возбуждения толпы под влиянием примера он не находил В этой выписке из романа истинный герой оказался тот “солдат , который вдруг , с «исказив шимся от злобы лицом» первый ударил Верещагина . Это был , может быть (и даже вероятно ), самый тупой человек изо всей команды . Но во всяком случае его удар сделал то , чего не могли сдел ать ни патриотические возгласы Растопчина … , ни началь ственный вид графа , ни его прямые приказания.” Толпа последовала примеру солдата , Верещагин был убит. “В ерещагина погубило неудержимое стре мление известным обра зом настроенной толпы п одражать герою . А героем был в этом сл у чае тот драгун , у которого хватило смело сти или трусости нанести первый удар . Если читателю не нравится такое употребление слова «герой » , то я прошу извине ния , но иного подходящего слова я не н ашел . Это , разумеется , нисколько не мешает увлекать толпу и истин но великим людям . С ами по себе мотивы , двинувшие героя на ге ройство , для нас безразличны . Пусть это будет тупое повиновение (как , в е роятно , было у нашего драгуна ) или страстн ая жажда добра и правды , глубокая личная ненависть или горячее чувство любви — для на с важен герой только в его отношении к толпе , только как двигатель . Без сомнени я , немало найдется в истории случаев , в ко торых л ичные мотивы героев бросают свет на весь эпизод , и тогда мы , р азумеется , не можем отказываться от изучения этих мотивов” . Но задача книги все-таки исчерпывается взаимными отношениями двух факто ров : героя и толпы. Михайловский попытался поставить и разреш и ть вопрос который во всем объеме наука даже не пыталась. Он постарался уяснить себе эти от нош ения и определить условия их возникновения , будут ли эти усло вия заключаться в хар актере данного исторического момента , дан ного общественного строя , личных свой ств гер оя , психического настроения массы или каких иных элементов . - это можно сказать — непочатый вопрос . “Это зависит прежде всего от край ней раздробленности знания , в силу которой каждый ученый с бла городным упорством рабо тает под смоковницей своей сп ециальности , но не хочет или не может принять в соображение то , что творится под сосе дней смоковницей . Юрист , историк , экономист , сов ершенно незнакомый с результатами , общим духо м и приемами наук физиче ских , есть до такой степени распространенное явление, что мы с ним совсем свыклись и не на ходим тут ничего странного . Есть , однако , о бласть знания , более или менее близкое зна комство с которой самые снисходительные люди должны , кажется , признать обязательным для историка , экономиста или юриста . Это — область душевных явле ний . Положим , что психолог ия и до настоящего дня не имеет еще вполне установившегося научного облика , не представляет собой законченной цепи взаимно п оддерживающихся и общепризнанных истин . Но ка к ни много в этой области спорного , ги потетич е ского и условного , душевные явления настолько-то известны все-таки , что бы можно было по достоинству оценить психолог ические моменты различных политических , юридическ их , экономических теорий. Какие бы понятия тот или другой э кономист ни имел о человече ско й душе для своего личного обихода , но в сфер е своей науки он рассуждает так , что е динственный духовный двигатель человека есть стремление покупать как можно дешевле и п родавать как можно дороже . Для иного юрист а мотивы деятельности человека исчерпы ваются стремлением совершать преступления и терпеть за них нака зания , и т . п . Так как душа человеческая на самом деле бесконечно сложнее , то понятно , что явления , незаметные с этих условных , спе циальных точек зрения , ускользают от анализа , хотя в жизни заяв ля ю т о себе , може т быть , очень часто и очень сильно . Так овы именно массовые движения . Потрудитесь при помнить весь цикл существую щих так называемы х социальных наук — и вы увидите , что ни на одну из них нельзя возложить обязанности изучения массовых дви жений как таковых , т . е . в их существенных и самостоятел ьных чертах . Правда , уголовное право знает , например , соучастие в преступ лении , бунт , восс тание ; политическая экономия знает стачку , эми грационное движение ; международное право знает войну , сражение . Но у головное прав о ведает предмет с точки зрения виновност и и нака зуемости , политическая экономия — с точки зрения хозяйственных последствий , международное право — с точки зрения известного , постоянно колеблющегося , так сказать , кодекса приличий . При этом мас совое движение как общ ественное явление в своих интимных , самостоят ельных чертах , как явление , имеющее свои з аконы , по которым оно возникает , продолжается и прекращается , остается” “Велик и величествен храм науки , но в нем слишком много само стоятельных пр иделов , в каждом из которых происходит свое осо бое , специальное священнодействие , бе з внимания к тому , что дела ется в дру гом . Широкий , обобщающий характер шагов науки за последнюю четверть века много урезал самостоятельность отдельных приделов , но мы вс е -таки еще очень далеки от идеала истинного со трудничества различных о бластей знания . Если бы нужны были до каза тельства , то , может быть , наилучшим доказательс твом этого рода оказалась бы судьба вопро са , нас теперь занимающего.” В истории человеческой мысл и нередко бывает , что практика предвос хищает у науки известные группы истин и пользуется ими , сама их не понимая , для той или другой практической цели . Наука , например , только теперь узнает природу и скусственной каталепсии или гипнотизма , а меж ду тем она б ыла уже знакома древним египет ским жрецам , не говоря о це лом ряде последующих шарлатанов и фо кусников . Знакома она им была , конечно , только эмпирически , как факт , причем о причинах ф акта они не задумывались или же искали их в какой-нибудь мистической об л асти . Таких примеров история мысли зна ет множество . И как практическое применение рычага на неизмеримое , можно сказать , время предшествовало научному его исследованию , та к и механику массовых движений эмпирически зна ли и практически пользовались ею уже н а ши очень отдаленные пред ки. “Военные люди , может быть , первые обра тили внимание на неудер жимую склонность толп ы следовать резкому примеру , в чем бы он ни состоял . Есть много военно-исторических анекдотов о паническом страхе или безумн ой коллективной хра брости под влиянием энергиче ского примера.” Под влиянием теорий толпы Н . Михайловского , Г . Тарда и Г . Ле Бона проводились исследования социальной п сихологии солдат , черт его коллективного пове дения (бой , отступление , паника ), группообразующей роли "строя " и команд и т . п. Ж урнал социологии и социальной антропологии , 1998 И . А . Голосенко «Военная социология в России» . Журнал социологии и социальной антропологии , № 2, 1998. Следующим примером подражания у Михайловс кого это подражания смертным казням . Факт ы такого подрожания он берет из р абот англичанина Миттермайера , тот писал : «Опы ты показывают , что нередко казни имеют паг убное влияние на зрителей и по буждают их самих к совершению убийств» , и приводит Британские данные статистики и конкретные примеры. Е ще одно , явление подражания , “лиш ь отчасти подведомственное науке уголовно го права , отчасти же далеко выступающее за ег о рамки , которое , может быть , именно благод аря своей пограничности между двумя или б олее областями знания , а может быть , благо даря свое м у резко му и мрачному характеру несколько более изучено с интере сующей нас стороны . Разумею самоубийство . Здес ь значение примера и подра жания не подле жит никакому сомнению” . Один из примеров Михайловского сохранивши йся рассказ Плутарха о странной эпидеми и само убийства милетских девушек : несчаст ные налагали на себя руки одна за дру гой , без всякой видимой причины . Подражание в деле само убийства доходит иногда до того , что акт повторяется именно при той самой обстановке , в том же месте , тем же орудием , ка к первое самоубий ство. “Без сомнения , какие-либо общие причины должны были существо вать : если люди вешают ся , так значит не красна их жизнь . Но недо вольство было все-таки не настолько сильно , чтобы перевесить соблазн отсутствующего или присутствующего крюч ка . Он , именно он , этот крючок таинственно манил к с ебе обремененных и скорбных , и когда крючо к был убран , бремя и скорбь перестали быть непереносными.” Михайловский приводит слова французского психиатра : «Давно признано , что самоубийство л егко обращается в эпидемию , и что ск лонность к это му акту может передаваться от одного индивида к другому путем нравст венной заразы , существование которой так же несомненно , как несомненна заразительность неко торых болезней ... Является какое-то таинственное влечение , по д обное всемогущему инст инкту , побуж дающему нас , почти помимо нашего сознания повторять акты , кото рых мы были свидетелями и которые сильно подействовали на наши чувства или воображение. Относительно смертной казни и самоубийств а значение под ражания устано влено давно , еще за долго до Михайловского , и явля ется по его мнению несомненным . Но до сих пор мы имеем не объяснение , а толь ко описание явления. Все приведенные выше факты подрожаний являются скорей только случаями нравственно заразительного или бессо знат ельного подражания . “Эпидемический и именно п одражательный характер некоторых нервных болезне й близко знаком каждому , видавшему весьма обыкновенное явление , что за одной кликушей следует их несколько… Всякого рода судорог и и конвульсии вообще сильно д е йствуют на зрителей и очень часто вызывают целую вереницу подражателей . Таково , например , происхождение «конвульсионеров». Началось с того , что на могиле одн ого праведника-янсениста с одним из его по читателей случился припадок конвульсий . Этот при мер зара зил и других , а года ч ерез два конвульсионеров считалось уже до восьмисот . При этом бились в страшных с удорогах не только янсенисты , а и совершен но посторонние люди , случайно бывшие сви детел ями судорог . Замечательно также , что у нек оторых конвульсионеров, принимавших позу рас пятого Христа и впадавших затем в каталеп тическое состояние , на известных местах конеч ностей , именно там , где у Христа были « язвы гвоздяные» , появлялась краснота и при пух лость . Начиная , следовательно , с полусознательного подражания р а спятому Христу , эти люди подвергались вслед затем такому уси ленному давлению подражания , которое до извес тной степени вос производило даже крестные ра ны.” Некоторые эпидемиологические подр ажания упомянутые Михайловским вообще поражают своей невероятностью ! В XV столетии чуть не п о всем женским монастырям Германии , а отча сти и других стран , ходила курьезная эпиде мия : монахини кусались . В другом подобном случае монахини мяукали по-кошачьи. Некоторые исторические примеры подражания , которые приводит Михайлов ский , граничат с чем-то мистическим и с первого взгляд а не вероятным . Чуть раньше я уже об этом упоминал , когда у людей во время конвульсий на теле появлялись стигматы . Оди н из примеров Луиза Лато . “Она подверглась , серьезному и даже придирчиво му исследо в анию . Однако люди науки стали сначала в тупик . Вирхов публично заявил , что если это не обман , то чудо , нечт о необъяснимое средствами науки . А между т ем все исследования удостоверяли , что обмана здесь нет , по крайней мере относительно кровоизлияний , воспро и зводящих раны распятого Христа . Наконец , по поводу одно го исследования была наряжена целая комиссия ученых , которая , признав несомненную подлинно сть стигмат , объяснила их бессозна тельным под ражанием . Луиза Лато , девушка крайне мистическ и на строенная , в е ла аскетический образ жизни , и мысль ее была посто янно направлена на страдания Христа . По пятницам , когда с ней начинались припадки , она воображала себя присутствующей на Гол гофе , и тут-то , при созерцании образа распятого И исуса , появлялись на месте сти г мат сначала боль , потом припухлость , жар , мале нький пузырь и , наконец , кровоизлияние !” Вот уж во истину доказать нельзя , но можно убедится ! О превосходстве разума над материей ! Но это не тема этого реф ерата. Процесс , когда наиболее восприимчивые или вооб ще наиболее подходяще настроенные индивиды подхватывали эмоциональный настрой вы ражали его на своих лицах и в своих позах , остальные получали уже удвоенный , утр оенный , удесятеренный импульс к под ражанию . “Н аглядно формулирует этот процесс заразы Эспин ас. Го воря об осах , он задается вопросом , каким образом сторожевые осы сооб щают своим товарищам об угрожающей опасности . А этот вопрос ведет его к вопросу более общему : каким образом , например , гнев передается от одного индивида к другому ? Единственно путем з ри тельного впе чатления , отвечает Эспинас , путем созерцания р азгне ванного субъекта . Взволнованная оса особенны м образом жужжит и вообще чрезвычайно эне ргически выражает состояние своего со знания . Другие осы слышат этот характерный шум , пр и представле ни и которого в них начинают возбуждаться те именно части нервной системы , которые в них обыкновенно возбуж даются , когда они сами точно так же жу жжат . Мы уже видели выше , что представлени е” , получается своеобразный эффект волны. “Чем слабее централизация мысли , тем легче совершаются подобные движения . Наши осы видят , что их товарка влетает в гнездо , вылетает , жужжит , словом — выражает гнев и бес покойство , и сами начинают вылетать и беспокоиться . И это не под делка , а наст оящий гнев . Энергическое внешнее выраже ни е какого-нибудь чувства до известной степени вызывает это самое чувство . Так , актер , увлекаясь своими словами и жестами , пережив ает и со ответственное состояние сознания . Так , человек , фехтующий для за бавы , испытывает , однако , нечто подобное настоящему о щущению борьбы . Так , обезьяны , кошки , собаки , начиная играть и подражая при этом дра ке , кончают настоящей дракой . Так и осы . Механика , следовательно , всего процесса следующ ая : впечатление особенным образом жужжащей и беспокойно движущейся осы возбуждает к деятельности те нервные центры в о сах-зрительницах , которые в них возбуждаются , к огда они сами точно так же беспокоятся ; а внешнее выражение гнева вызывает в к онце концов настоящий гнев , который и овла девает моментально всем сборищем.” Михайловский даже в ыводит своеобразны й закон , при котором гнев будет , расти пропорционально размеру электората . “Представим с ебе собрание , положим , в 300 человек , перед которым гово рит оратор . Допустим , далее , что волнение , о щущаемое оратором , может быть выражено цифрой 10 и что при первых взрывах своего крас норечия он сообщает каждому из трехсот сл ушателей , по крайней мере , половину этого своего волнения . Каждый из слушателей выра зит это рукоплесканиями или усиленным вниманием : в позе , в вы ражении лица каждого буд ет нечто напряженное . И каждый буд ет , следовательно , видеть не только взволнован ного оратора , а и еще множество напряженно -внимательных или взволнованных своих то варищей по аудитории . Это зрелище будет , в сво ю очередь , усиливать что называется в парл аментах «движ е нием» (зепзайоп ). Положим , что каждый из слушателей получает только половину этого всеобще го возбуждения . Тогда его волнение выразится не цифрой 5, а циф рой 750 (2 1 / 2 помноженное на 300). Что же касается са мого оратора , этого центра , к которому со всех с торон возвращается поток воз б ужденного им волнения с преувеличенной силой , то он может быть даже совершенно под авлен этим потоком , как оно часто и бы вает с неопытными , неприспособившимися ораторами . Понятно , что в действительности лавинообразн ый рост вол н ения не может быт ь так быстр , потому что не каждый же из трехсот слушателей видит со своего места 299 вз волнованных товарищей . Но общий закон процес с а все-таки именно таков”. Таким образом , в явлениях стигматизации и в других поразитель ных случа ях влиян ия воображения на растительную и животную жизнь Мехайловский видит перехо дную ступень между мимичностью , с одной ст ороны , и проявлениями подражательности в мелк их житейских делах и в записанных историе й и психиатрией нравственных эпиде миях — с другой . При мер же оратора , увлекающего слуша телей даже до совершенного забвения действите льности , представляет переход от случаев один очного подражания Христу , казненному , палачу , р оже нице и т . д . к массовым движениям и до известной степени уясняет самый проце сс за р азы. Попробуем разобратся Вот Михайловский убедил нас в чрезвычайной силе и распростра ненности э того “психического двигателя” , бессознательного и ли мимовольного подражания , остается только р аз решить вопрос об условиях , при к ото рых склонность к подражанию присутствует и отсутствует , появляется и исчезает , выражается с боль шей и меньшей силой : при каких , следовательно , условиях складыва ется то , что он называет «толпой», — податливую массу , готовую идти «за ге роем» куда бы то ни было и томит ельно и напря женно переминающаяся с ноги на ногу в ожидании его появления. “Из каких людей составляется «толпа» ? В чем заключается секрет их непреодолимого стремления к подражанию ? Нравствен ные ли их качества определяют это стремле ние , или умственные , или какие Другие особенности ?” В четвертой части своей статьи «Герои и толпа» , перед Михайловским встает дилем ма : “или подражательность не имеет ничего общего с симпатией , или сим патия не может служить основанием для теории нравственных чувст в” , впрочем , ему здесь нет де ла до систем морали , а потому он счита ет , что можно ограничиться простым замечанием , что различие между симпатией и подражате льностью не так уже резко. Рассуждая на тему подражательности , она “даже в наивысших своих болезненны х формах , есть лишь специальный случай омраче ния сознания и слабости воли , обусловлен ной какими-то специальными обстоятельствами . Очевидно , что в этих специальных обстоятельствах дол жен находиться ключ к уразумению всех раз нообразных явлений. Найдя этот к люч , мы откроем се бе далекие перспективы в глубь истории и в область практической жизни , ибо узнаем , как , когда и почему толпа шла и и дет за героями.” Михайловский пытается дойти д о причин явления , у него возникает вопрос : “что же общего между условиями жи зни современной якутки или забайкальского казака и , например , итальянца XIV века , неистово и вместе послушно от плясывающего тарантеллу , или крестоносца , почти автоматически примыка ющего к походу ? Почему во всех этих сл учаях рефлекс по лучает именно подраж ател ьный характер , а не какой-нибудь дру гой ? В ответ мы получим или простой итог : «и митативность , стрем ление приходить в унисон с окружающими людьми есть существенное свойств о человека , существенная черта его психофизич еской приро ды , данная в самом уст р ойстве нервно-мозгового механизма» (Кан динский. Общепонятны е психологические этюды ). Или же нам предл ожат отдельные отрывочные объяснения того , ка к крупное об щественное несчастье вроде труса , глада или нашествия инопле менников парализи ровало сознание и волю современников” Гипнотизм Седьмую главу своей статьи Михайловский начинает с обсуждения занятной книжки г-на Кандинского , и при всем уваж ение Михайловского к автору , он замечает , что “вторая часть этой книжки , озаглавленная « Нервно-психический контагий и душевные эпидемии» , целиком по священа занимающему нас здесь предмету , как показывает и самое заглавие . Это очень интересный этюд . Но любопытно , что г-н Кан динский ни единым сл овом не касается мимичности и происхожде ния пок р овительственно-подражательных органи ческих форм ; это для него в некотором роде «чиновник совершенно постороннего ведом ства » . О явлениях стигматизации упомянуто вскольз ь , в двух сло вах . Но самое любопытное — это отношение автора к гипнотизму . Гипнотически е опыты , по-видимому , особенно дороги г- ну Кандин скому в качестве полемического оруд ия против «чудес спиритизма»” . Похвальная кон ечно цель , но Михайловский замечает , что в трактате , специально посвященном подража тельност и , едва-едва упоминается о той гр о мадной роли , которую подражание играет в самом составе гипнотических сеансов . “Меж ду тем здесь-то , может быть , и лежит кл юч к уразумению всей тайны «героев и толпы»”. Дело в том , что у гип-нотиков , вмес те с омрачением сознания , сильно повышается рефлек то рная раздражительность , именно пот ому , что подавляется деятель ность известных о тделов головного мозга — коркового слоя полушарий , ги пнотик находится совершенно во власти экспери мента тора . Однако это состояние безвольной и бессознательной игрушки в руках другог о человека имеет свои степени . Есть , напри мер , гип-нотики способные и неспособные отвеча ть на заданный им вопрос . Очевидно , что у первых еще работают некоторые части мозга , не функционирующие у вторых . Далее , одни бессознательно подража ют всем прои з водимым перед ними движениям , но не исполняют обращенных к ним приказаний , если приказания эти не сопровожда ются движениями , так сказать , подсказывающего свойства . Такой гипнотик пойдет , пожалуй , за вами , если вы ему прикажете , но он пойдет именно за вам и , подражая вам , а отнюд ь не потому , что ваше приказание дошло по адресу . Есть , наоборот , и такие , котор ые дей ствительно повинуются самым нелепым пр иказаниям , например , пьют чернила , суют руки в огонь и т . п ., не нуждаясь в то м , чтобы перед ними проделыва л ось то же самое . Ясно , что повинующиеся по груже ны в менее глубокий сон (если можно в данном случае употребить это слово ), чем подражающие , ибо первые все-таки способ ны воспри нять приказание. Все это достигается однообразными , равном ерными и слабыми влиян иями на органы чувств . Таково физиологическое объяснение . Чт о касается объяснения психологического , то чи татель может его найти в статье Шнейдера «О психических причинах гипнотических явлени й» (Новое обозрение. 1881, .№ 2). Михайловский приводит только око нча тельный вывод Шнейдера : «Гипнотизм есть не что иное , как искус ственно п роизведенная ненормальная односторонность сознания , то есть ненормально односторонняя концентрация сознания ... Вследствие продолжительной фиксации блестящего предмета , вследствие п ри сл ушивания к известному равномерному звуку проц есс сознания по степенно концентрируется в не нормальной степени на одном данном явлении , так что другие явления очень трудно ил и вовсе не доходят до сознания». От сюда уже видно , что объяснения Гейденгайна и Шнейдера говорят , собственно , одно и то же , только на разных яз ыках . Михайловский говорит , “что гипнотик , пост авленный экспериментато ром в условия крайне скудных и однообразных впечатлений , начинает жить однообразной жизнью и , очень быстро и счерпав сам о го себя , пре вращается в выеденное яйцо , которое собственного соде ржания не име ет , а наполняется тем , что случайно вольется в него со стороны.” Михайловский задается вопросом , в какой мере можем мы обобщить этот вывод ? В какой мере можно допустить , что и в других случаях подражания самостоятельная ж изнь индивида поедается скудостью и однообра зием впечатлений. Сюда он ввел состояния экз альтации и экстаза , как он заметил , весьма часто сопровождающие неко торые поразительные формы подражательности . Экстатик весь пог лощен одним каким-нибудь предметом , образом , ид еей . Все остальное для него не существует , “он ви дит и не видит , слышит и н е слышит , то есть впечатления от посто рон них предметов хотя , может быть , и доходят до него , но не сознаются им . Вследстви е ч его на высших ступенях экста за замеча ются та же потеря чувствительности и та же потеря чувства боли , которые характеризуют гипнотическое состояние.” Эту не восприимчивость к боли нельзя путать с осознанным желанием не показать чувства боли . “История знае т много приме ров людей , по наружности спокойно терпевших в еличайшие муче ния , но не потому , чтобы они не чувствовали боли , а потому , что не хотели показать , что им больно , причем естественной потребности выразить боль криком , стоном , жестом противопоставл я ли страш ное напряжение сознания и воли . Эти люди , так полно владеющие собой , так сильн о задерживающие самые , по-видимому , неизбежные двигательные реакции на внешние впечатления , очевидно , не могут быть склонны к подражан ию”. Автор сообщает наблюдение докт ора Лихонина , успешно повторившего в Петербурге опыты Ганзена , что “гвардейские солдаты ока зались чрезвычайно склонными к гипнозу . Будто бы именно 60% из них впадают в гипнотическое состоя ние очень быстро . Результат , на первый взг ляд , совершенно парадоксал ьный или , по крайней мере , совершенно противоречащий обыкновен ным , ходячим представлени ям о гипнотических я влениях . В самом деле , гвардейские солдаты в физическом отношении представляют цвет и красу русского народа , избранных из избранн ых по росту и здор о вью , с сильными мускула ми и несокрушимыми нервами . А между тем мы привыкли думать , что к гипнотическому состоянию наиболее склонны , то есть пре имущественно быстро и легко в него впадают , люди слабые вообще и слаб онервные в особенности . Это ходячее мнени е , до известной сте пени , вероятно , действительно соответствующее истине , подтвержда ет ся и научными авторитетами . Так , Гейденгайн говорит , что гипно тизму подвергаются преимущес твенно бледные , анемичные субъекты.” Михайловский находит разгадку быстрого вп адения гвардейцев в гипноз , “дело в условиях жизни солдата . Становясь на свое место в строю , солдат видит около себя людей одинакового с ним роста , в один аковой с ним позе , с однообразно опущенным и руками , однообразно уставленными ногами , с одними и теми ж е «выпушка ми , погончиками , петличками» . Куда бы он ни по смотрел , он видит одни и те же красные или синие канты или воротники , одни и те же золотые или серебряные пуговицы . Вся эта масса должна , как один человек , выделывать одни и те же артикулы руж ьем , д е лать одни и те же д вижения и «в ногу» ходить под однообразно ритмические звуки марша , без конца повтор яя про себя : «раз , два , раз , два , ле вой , правой , левой , правой» . Словом , солдат в строю , как белка в ко лесе , вертится в кругу крайне однообразной и нес л ожной комбинации зрительных , слуховых и осязательных впечатлений , и насильствен но , иног да прямо физической болью возвращается в этот заколдо ванный круг , если его внимание отвлечется на минуту чем-нибудь посторонним . И так изо дня в день . Солдатская жи зн ь вне строя , не будучи столь выразительно скудна и однообразна , тем не менее вся составляет подготовку к жизни строевой и подготовку в известном смысле чрезвычайно целесообразную : казарма , вся размер енная и замкнутая , разнообразие впечатлений , к онечно , не д ает , а вне ка зармы солдат тоже не ахти какую богатую жизн ь ведет . Изо всего этого слагается нечто , очень подходящее к гейденгайновской физио ло гической формуле условий гипнотического состояни я (подавление деятельности клеточек коркового вещества , вызванн о е слабым , по стоянны м , однообразно повторяющимся раздражением тех или дру гих нервов ) и к психологической фо рмуле Шнейдера (ненормально односторонняя концент рация сознания )” Далее Михайловский выделяет две формы : автоматическое подражание и автомати ческое повиновение , разница между которыми сво дится к различию в степени подавленности сознания . Повинующийся автомат способен восприним ать приказание , которое до сознания автомата подражаю щего не доходит . Так как разница здесь только в степени , то одна форма м ожет переходить в другую , при благоприятных для этого условиях . Средние ве ка. В девятой части своей рабо ты Михайловский решает показать богатство сре дних веков на нравственные эпидемии , и в количественном , и в качественном отноше ниях . “В средние века ни одна странность , как бы она ни была нелепа , ни один почин , как бы он ни был фантастичен , не оставались без более или менее знач ительного числа подражателей , так что история вынуждена была занести соответственные событ ия на свои ст раницы . Авантюрист , чудак , больной , выскочка тотчас становился героем . Около него тот час же группировалась толпа и , глядя на него , плясала или молилась , убивала людей или самобичевалась , предавалас ь посту и всяческому воздержанию или , напр отив , крайней р а знузданности страстей. ” Миха йловский Н.К . Герои и толпа : Избр . труды по социологии : В 2 т . / Козловский В.В . (отв . ред .). СПб .: Алетейя , 1998. – (Российская социол огия ). Т . 2. Стр . 76. “Близко к истине стоит Мишле в гл аве «Отчего средние века пришли в о тчаяние» в известной книге : «В течение це лых десяти столетий тоска , неизвестная прежни м временам , держа ла средние века в состоя нии не то бодрствования , не то сна , и над людьми господствовала конвульсия скуки , называемая зевотой . Пусть неустанный колоко л звонит в привычные часы — люди зева ют ; пусть тянется старое латинское пение в нос — люди зевают . Все предви дено , надеяться не на что , дела будут идти все та к же . Несомненная скука завтрашнего дня за ставляет зевать уже сегодня , и перспектива будущих дней, годов скуки ложится тяж елым Сами гордые бароны , гнездившиеся в зам ках с высокими стенами и глубокими рвами , выезжавшие оттуда только для грабежа и турниров и опять прятав шиеся за свои стены , были обречены на ту же истому однообразия , а их жены и подавно. Вообще , всякая личная жизнь , отлившись в о днообразные , узкие формы , замерла. Но Мишле находит еще другую причину , «отчего средние века пришли в отчаяние» : необеспеченность личности . Несмотря на не подви жность форм , в которые отлилась средневековая личная жизнь , всякий свободный человек мог оказаться вассалом , вассал — слугой , сл уга — р абом , сервом . Фактически это , конечно , верно , но едва ли справедливо переносить теперешн юю европейскую жажду личной свободы на ср едневековые нравы . Без сомнения , и тогда б ыли люди , считавшие личную свободу благо м и гнушавшиеся всякого рода за висимостью . Но отнюдь не таково было общее правило . Вообще гово ря , средневековой человек не тяготился зависимостью” Восстания «Установ ление феодального порядк а не встретило сопротивления со сторо ны массы народа...Почему же не восставали н изшие классы против этой сполиации , когда на их стороне было численное превосходство , ког да дело происходило в бурную , военную эпоху , в которую люди , имея вечно дело с мечом, могли не дорожить своей жизнью ? Но в том-то и дело , что тог дашние люди представляли более примеров бесси лия , нежели храбрости ... Сознание собственного д остоинства было разви то в самой незначительн ой степени , и слабый беспрестанно унижал ся , раболепствова л перед сильным , говорил тоном раба : "Это были , как выразился о дин писатель , рабские души , развитые неблагопр и ятной судьбой "» Однако «низшие классы» не раз восстав али в средние века , как грозная буря , к огда предел упругости человеческой души бывал , наконе ц , превзойден , когда гнет и насилие поднимались свыше вся кой меры терпен ия . И с течением времени вся вавилонская башня средневековой иерархии была подкопана и , наконец , рухнула со страшным громом . Что же ка сается форм и результатов бор ьбы , то и они носи л и на се бе неизгла димую печать средневековья в его наиболее типических чертах — повиновения и подр ажания . Мы можем , кажется , теперь с уверенн о стью сказать , что так и должно было быть ввиду однообразия скудо сти и постоянств а впечатлений средневекового чел овека. Но вот поднимается настоящее народное восстание , грозящее , кажется , перевернуть вверх дном все общество . Вот , например , вос стают во Франции XIV века десятки тысяч крестьян . Изму ченные , голодные , избитые , мужья , отцы и бра тья опозоренных жен , доче рей , сестер , о ни додумались , наконец , что они такие же люди , как и бароны : Они грабили и ра зоряли замки феодалов , избивали их самих , их семьи . Разгром был страшный . Но , как рассказывает летописец (Фруассар ), «когда их сп рашивали , зачем они так поступают , о ни отвечали , что не знают , а делают так , как другие и думают , что надо таким образом истребить всех дворян на свете» . Этот п ример чрезвычайно типичен , для средневековых массо вых движений , когда характерно было отсу тствие выдержки , плана , цели , направления и то преобладание повиновения и подража ния , которые так ясно выразились в жакерии XIV столетия . “Средне вековая масса представляла , можно сказать , идеальную толпу . Ли шенная всякой ориг инальности и всякой устойчивости , до последне й возможной степени под авленная однообраз ием впечатлений и скудо стью личной жизни , она находилась как бы в хроническом сост оя нии ожидания героя . Чуть только мелькнет какой-нибудь особен ный , выдающийся образ на постоянно сером , томительно ровном фоне ее жизни — и это уже герой , и толпа и дет за ним , готовая , однако , свернуть с половины дороги , чтобы идти за новым , брос ившимся в гла за образом.” Герой Завершая свою работу Михайловс кий , как бы делая вывод говорит о каче ствах которыми должен обладать лиде р «герой» : “Кто хочет властвовать над людьми , заставить их подражать или по виноваться , т от должен поступать , как поступает магнетизер , делаю щий гипнотический опыт . Он должен п роизвести моментально столь сильное впечатление на людей , чтобы оно ими овладе л о всецело и , следовательно , на время задавило все остальные ощущения и впечат ле ния , чем и достигается односторонняя концентр ация сознания ; или же он должен поставить этих людей в условия постоянных однообра з ных впечатлений . И в том и в другом случае он м ожет делать чуть не чудеса , заставляя плясать под свою д удку массу народа и вовсе не прибегая для этого к помощи грубой физической с илы . Но бывают обстоятельства , когда этот эффект достигается в известной степени личным и усилиями героя , и бывают другие об с тоятельства , когда нет никакой на добности в таких личных усилиях и соответ ственных им умственных , нравственных или физи ческих качествах . Тогда ге роем может быть всякий , что мы и видим в средние ве ка. Михайловский разбирая весь этот фактологи ческий матери ал , укрепился во мнение , что нельзя смешивать симпатию , сочувствие с автоматическим подражанием как это делали Адам Смит и Герберт Спенсер , но при эт ом считал “нельзя не признать , что между симпатией и подражанием есть нечто общее . Это общее можно , по жал у й , выр азить словами г-на Кандинского или цитируемог о им Льюиса : «Стремление приходит в унисон с окружающими людьми» . Но прийти на п омощь человеку , которого бьют , и принять у частие в его побиении — это две вещи разные . В первом случае человек приходит в уни сон с жертвой , во втором — с палачам и.” “Но по мере того как разделение труда пров одит все более и более глубокие демаркаци онные черты в обществе , стрем ление к унис ону , оставаясь налицо , существенно изменяет св ой ха рактер и направление : вместо сочувстви я получается подражание . Сочувствие убыва ет , а подражание прибывает до такой степен и , что становятся возможны кровавые драки и глубокая взаимная нена висть между представ ителями различных отраслей разделенного об ществе нного труда ; становятся возможными т а кая замкнутость и от чужденность , что ремесленник для купца , рабочий для мастера , кузнец для сапожника и т . д. — есть как бы совсем другой породы существо , относит ельно которого позволительна всякая жестокость и неправда . Таким образом , хотя симпатия и под ражание имеют в основании сво ем нечто общее , но совершенно разнятся по своему направлению . При этом подражание , будучи результатом однообра зия впечатлений , наилу чше питается общественным строем с резко разделенным трудом . В средние века этот эф фект был о с обенно силен благодаря полному отсутствию в обществе элементов , так или иначе уравновешивающих невыгоды разде ления труда.” * * * “В статье «Герои и толпа» была сделана по пытка объединить все явления автоматического подражания , чрезвычайно многочисленные и раз нообразные и имеющие место чуть не во всех областях жизни как органической , так и общественной . При этом оказалось , между прочим , что явление автоматического подражания и нравственной или психической заразы на ходится , по всей видимости , в самой тес но й связи с явлениями повиновения , покорности . Эта попытка (очень беглая и уж е потому неудовлетворительная , да вдобавок и не кон ченая ) привести к одному знаменате лю явления , столь разнообраз ные и во мног их отношениях столь важные , остается до си х пор , к со ж алению , вполне один окой . Не только в русской литературе не было сказано за эти два года ни одн ого разъяснительного и вообще сколько-нибудь ценного слова по этому поводу , но и в Европе этот вопрос чрезвычайной важности , в сущности , очень мало подвинулся вп е ред к своему разрешению . Едва ли даже хоть сколько-нибудь под винулся , пот ому что подвинуться он может только в том случае , если будет взят во всей своей многосложной обширности , а этого-то и нет.” Михайловский . НАУЧНЫЕ ПИСЬМА (К вопросу о героях и толпе ). 1884 г. 3. Заключение Н.К . Михайловский утверждал , что личность имеет право свободного выбора л инии собственного поведения и деятельности , а значит , имеет собственную моральную позицию и может оценочно подходить к обществе нно-историческому процессу . Пытаясь разобратьс я в механизме психологического воздействия ли чности на массу , Н.К . Михайл овский выделял два противостоящи е друг другу понятия - " Геро я " и " Толпу ". При этом "героем " он назы вает человека , увлекающего своим приме ром массу других людей "на хорошее или ду рное ", а толпой - массу индивидов способную " увлекаться примером высоко благородным или ни зким ". Он также отмечал , что такое положени е ненормально и что народ до тех пор будет "толпой " (легко впадающей в гипнотич ес к ое , безрассудное подражание ), пока каждый человек не станет развитой индивиду альностью , обладающей активным творческим началом. Он утверждал , что неумолимая тяга люде й к коллективному подражанию возникает у них в особой социальной ситуации : при пода влении их индивидуальности практически до нуля и неизбежного в этих условиях поя вления "героя ", увлекающего эту обезличенную ма ссу любым актом - преступным или милосердным , "грязным " или "светлым ", или этически нейтраль ным , безразличным . "Герой ", человек , котор ый шаблонизиру ет , унифицирует поведение массы . Толпа - это уже не механический конгломерат лиц , она характеризуется особым коллективно-психологическим состоянием сознательной и иногда даже ирраци ональной связи . В "массе " рассеяны однообразные , скудные , мо н отонные впечатления , слабо и вяло функционирующие в психике ее каждого представления . Отсюда внутренняя жаж да "подражания " в толпе , инстинктивная имитация подлинной индивидуальности . Толпа находится в "хроническом " ожидании героя ". Подражание "гер ою ", по М ихайловскому , факт глубоко регрессивный , частота этих фактов - показатель общего патологического состояния общества. “Критика иногда ошибочно приписывала Миха йловскому мысль о том , что в полукрепостни ческих , жалких условиях жизни русского народа , "героем " для него должна выступить и нтеллигенция . Но Михайловский этого нигде не говорил , у него совсем другая трактовка роли интеллигенции . А именно - это надклас совая историческая группа лиц , возникающая на последних стадиях эволюции "сложной кооперац ии " и должн а я обеспечить научно и этически (через идеал ) переход к новой "простой кооперации ". Но это уже проблемы социальной динамики.” Голосенко И.А ., Козловский В.В.История русской социологии XIX-XX вв . М .: Онега , 1995 Наука не стоит на месте , общество развивае тся . Тема начатая Михайловским , бы ла продолжена его последователями и нашли применение в психологии (социальной психологии ). В конце ХХ века с успехом использ уются современные психотехнологии , для управления человеком или группой людей «толпой» . Ста новитс я возможным обучатся и становится «героем» везде и во всем . Примером та кой технологии может служить НЛП , как техн ология владения поведением и мыслями человека , и группой , подстройка и перехват управле ния группой , и ведение ее за собой . Теп ерь , чтобы стать «героем» достаточно желания научится этому ! Но «и при высок ой степени умственного и нрав ственного разви тия человек никогда вполне не избежит действия нервно-псих ического контагия» Михайловский Н.К . Герои и толпа : Избр . труды по социологии : В 2 т . / Козл овский В.В . (отв . ред .). СПб .: Але тейя , 1998. – (Российская социология ). Т . 2. Стр . 60. И общество каким бы оно современным и совершенным не было , не смотря на то , что почти все технологии управления толпой , коллективом , группой изуче ны и опубликованы , ш ироко применяются , общество от чего-то в большинстве своем о стается «толпой» ! 4. Список используемой литературы : Книги : 1. Большая Советская Энциклопедия (БСЭ ). Третье издание . М .: 1974 г . Издательство «Советская энциклопедия ». 2. Михайловский Н.К . Герои и толпа : Избр . труды по социологии : В 2 т . / Козловский В.В . (отв . ред .). СПб .: Алетейя , 1998. – (Российская социология ). Т . 2.: – 362 с .; Т . 2.: – 406 с. 3. Энциклопедия Кирила и Мефодия ( http :// www . km . ru ) ‘ 2000 г. 4. НЛП : современные психоте хнологии Х.Алдер . ( NLP for managers ) – СПб : Издательство «Питер» ,2000.-160 с. 5. История Рос сийской социологии . Лекции по истории социологии , выпуск 6. В.П . Култыгин , М .:1994 г. 6. Голосенко И.А ., Козловский В.В.История русс кой социологии XIX-XX вв . М .: Онега , 1995. - 288 с. Статьи : 1. Л . Троцкий . ГЕРЦЕН И "МОЛОДОЕ ПОК ОЛЕ НИЕ ". "Вестник Всемирной Истории " N 2, январь 1901 г. 2. Андреева Г . М. Вестн . Мо cк . ун-та . Сер . 14. Психология . 1997, № 4. Сс . 6 – 17. 3. И . А . Г олосенко ВОЕННАЯ СОЦИОЛОГИЯ В Р ОССИИ . Журнал социологии и социальной антропо логии , 1998 № 2 4. «Михайловский Николай Константинович» ( c ) Студия КОЛИБРИ , 1998, Интернет версия 1999. (c) ElectroTECH Multimedia , CD-ROM, 1998 Содержание реферата 1. Немного о Николае Константиновиче Михайловском 2 О личности. 2 О социологических взглядах. 3 2. О его работе «Герои и толпа» 5 «Герои и толпа» 5 По пробуем разобратся 11 Ги пнотизм 12 Ср едние века. 14 Восстания 15 Ге рой 16 3. Заключение 18 4. Список испо льзуемой литературы : 20 Книги : 20 Ст атьи : 20 Содержание реферата 21
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Ну и как вот разобраться, кто в этой семье адекватнее?
Муж подарил жене на день Святого Валентина только один сапог. А второй — на 8 марта. А она к этому времени первый сапог уже износила.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по социологии "Михайловский и его теория "Героев и толпы"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru