Диплом: Особенности художественного изображения эпохи Ивана Грозного в творчестве А. К. Толстого - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Особенности художественного изображения эпохи Ивана Грозного в творчестве А. К. Толстого

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 1015 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

14 Министерство о бщего и профессионального образования Российской Федер ации Самарский Государственный Педагогический Уни верситет Тольяттинский филиал Кафедра литературы Дипломная работа Особенности художественного изобра жения эпохи Ивана Грозного в творчестве А . К . Толстого Выполнила Студентка V курса гру ппы ЛЗ – 301 Тимошенко Дарья Александровна Научный руководитель Старший преподаватель кафедры литературы Койнова Елена Григорьевна Тольятти 2001 Оглавление Вв едение. 2 Гл ава 1. Концептуальная оценка А . К . Толстым ис тории развития России . Особенности его отноше ния к эпохе Ивана Грозного. 6 Гл ава 2. Изображение эпохи Ивана Грозного в л ирике А . К . Толстого. 14 Гл ава 3. Трагическое осмысление эпохи Ивана Грозн ого в историческом романе «Князь Серебряный». 31 Гл ава 4. Драматическая трилогия А . К . Толстого – высшая ступень его художественного иссл едования эпохи Ивана Грозного. 50 За ключение. 67 Би блиография. 69 Введение. Творчество А . К . Толстого , выдающегося писателя прошлого века всегда пользовалось широко й популярность ю . Многообразен и значителен вклад Толстого в русскую литературу . Тонкий и проникновенн ый лирик , он был в то же время тал антливым сатирическим поэтом , одним из создат елей образа знаменитого Козьмы Пруткова . Им написан роман «Князь Серебряный » и ряд стихотворений в жанре исторической баллады и былины . Имя А . К . Толстого , ав тора известной драматической трилогии : «Смерть Иоанна Грозного» , «Царь Федор Иоаннович» , «Ц арь Борис» неразрывно связано с развитием русской исторической драматургии . «Он ос т авил в наследство своим соотечес твенникам – писал И . С . Тургенев , – п рекрасные образцы драм , романов , лирических ст ихотворений , которые в течение долгих лет – стыдно будет не знать всякому образова нному русскому…» 1 1 Тургенев И . Собр . соч . в 12-ти томах . - М .: Гослитиз дат . 1956. - т . 11, с . 259 Творчество А . К . Толстого всегда было доступно широкому кругу читателей и изуч алось многими литературоведами . Но тему осмыс ления Толстым эпохи Ивана Грозного исследоват ели рассматривали лишь косвенно . А между т ем , им енно эта тема была принципиально важной для самого Толстого , который прида вал особое значение личности и эпохе Иван а Грозного как времени , сыгравшему , наряду с татаро-монгольским нашествием , пагубную роль в формировании отрицательных черт русского национа л ьного характера : бессловесной покорности , пассивности , страха перед властью. Опираясь на работы исследователей (И . Ямпольского , Д . Жукова , Н . Колосовой ) мы попы тались выделить эту тему из контекста дру гих исторических тем в творчестве писателя и рассмотрет ь ее с позиций сегодня шнего дня . В этом заключается новизна иссл едования. Обращение к теме эпохи Ивана Грозного в творчестве Толстого , на наш взгляд , актуально именно теперь , когда люди пытаются отыскать в прошлом ответы на животрепещу щие вопросы современн ости : какой путь избрать в жизни – благородное служение Отечес тву или сохранения жизни путем грязного п редательства ; можно ли оправдать низменный , же стокий поступок благородной целью ; несет ли общество ответственность за происходящее в стране . Алексей Конс т антинович не дает нам готовых ответов , он размышляет вместе с читателем и возвышает его мор альный уровень , «…внушая …любовь к прекрасном у» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 426. . Цель работы : показать , как различные ж а нры литературы (исторические баллады , ист орический роман «Князь Серебряный» , драматическая трилогия ) помогли Толстому глубоко и всес торонне рассмотреть эпоху Ивана Грозного ; про следить эволюцию изображения писателем этого трагического времени от историчес к их баллад до драматической трилогии ; выявить , как особенности его восприятия этого мрачн ого периода в истории России воплотились в его творчестве. В рамках поставленной цели мы выделяе м следующие задачи : · обобщить и сис тематизировать исследования данной темы раз личными учеными ; · рассмотреть историческу ю концепцию Толстого , выделив особо его от ношение к эпохе Ивана Грозного ; · проанализировать произв едения , наиболее ярко отражающие исторические и философские взгляды писателя. Поставленные задачи обуслови ли структуру работы . О на состоит из введения , четырех глав , закл ючения и библиографического списка , включающего 50 наименований. В первой главе мы рассмотрели историч еские взгляды Толстого , особенности его отнош ения к эпохе Ивана Грозного. Во второй главе мы проанализировали , как эпоха Ивана Грозного отражается в лирике поэта. В третьей главе отражено трагическое осмысление Толстым времени Ивана Грозного в романе «Князь Серебряный». В четвертой главе предметом рассмотрения стала драматическая трилогия как р ез ультат многолетних размышлений Толстого о мно гострадальной судьбе Родины. В заключении мы сделали некоторые выв оды , к которым пришли в результате исследо вания. В процессе написания работы был изуче н большой круг литературы . На некоторые тр уды хотелось бы обратить особое внимани е. Прежде всего , это монография Д . Жукова , в которой творчество Толстого рассматривает ся в контексте биографии писателя . В этой книге излагается множество интересных сведен ий относительно истории создания некоторых пр оизведений (нап ример , тот факт , что ром ан «Князь Серебряный» сначала задумывался пис ателем как драма ). Д . Жуков очень ярко показывает жизнь писателя , перипетии его твор ческой судьбы и взаимоотношения со знаменитым и писателями , критиками и политическими деяте лями (Н . В . Г оголем , Александром II и другими ). С этой книгой полезно было ознакомиться для наиболее полного понимания замысла и идейной направленности произведений писателя. Также следует отметить работы И . Ямпол ьского , в которых автор заостряет внимание именно на ист орической теме в твор честве писателя . Особо ценными для данной дипломной работы были примечания Ямпольского к драматической трилогии , которые помогли осо знать своеобразие Толстого-драматурга. Неординарность А . К . Толстого как личн ости , неоднозначность его философских и политических взглядов , глубину нравственных искан ий помогла понять книга Н . Колосовой «А . К . Толстой» . Анализируя произведения Толстого , Колосова открывает перед нами внутренний м ир писателя , сложный и многообразный . Тема осмысления Толстым с обственного «я» в исторической жизни русского общества XIX века представл ена в книге в неразрывном единстве с темой истории России. Гла ва 1. Концептуальная оценка А . К . Толстым ист ории развития России . Особ енности его отношения к эпохе Ивана Грозного. Интерес к истории России – один из основных в жизни и творчестве А . К . Толстого . Можно предположить , что , помимо юношеских занятий в московском архиве , он в значительной мере подогрев ался близость ю ко двору , где невозможно было жить , н е лавируя , не лукавя (и Толстой это пре красно знал , так как сам служил при дв оре ), и это было для него мучительно , п отому что писатель «…чувствовал в себе ли шь одну возможность действовать – идти п рямо к цели». Жуков Д . А . К . Толстой . – М .: Мол . гвардия . 1982, с . 283. Художественно исследовать тему « власть и личность » в близкое к нему время Алексей Константинович не мог – «ходить бывает склизко по камешкам иным… , итак , о том , что близко , мы лучше умолчи м». Толстой А . К . Собр . соч . в 10-ти томах . – М .: Худ . лит . 1961. – т . 2, с . 150. История предоставляла ему более широкие возможности . Углубляясь в своем творчестве – а это и исторические баллады , и п оэмы , и роман «Князь Серебряный» , и драмат ическая три логия – в глубь веков , он пытался осознать и отобразить нравственное содержание , дух исследуемой эпохи , найти общие закономерности развития русской нации , исследовать причины обнищания русског о духа в период Московского государства (в о время правления Иван а Грозного ). Угл убляясь в прошлое , он анализировал настоящее , отыскивая в нем последствия страшных изл омов исторической судьбы России. Историческая концепция Толстого неординарна и интересна . «Свобода и законность , – писал он , – чтобы быть прочными , должны опираться на внутреннее сознание народ а ; а оно зависит не от законодательных или административных мер , но от тех духовных стремлений , ко торые вне всяких материальных побуждений». 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Худ . лит . 1963. – т . 4, с . 385. Ни в настоящем , ни в обозримом прошлом России Толстой не находит тех предпосылок в государственном устройстве , при которых свобода и законность могли бы считаться прочными . Его политический и духовный идеал – в далеком прошлом страны – во временах Ки евской и Новгородской Руси . Всю свою жизнь – это видно и по его творчеству , и по е го эпистолярному наследию – Алексей Констант инович не уставал воспевать домонгольский пер иод Руси , Новгородскую республику X - XII веков , когда существовало выбор ное вече и сме няемые по его желан ию князья , когда , как он полагал «мы ещ е были честными». 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Худ . лит . 1963. – т . 3, с . 122. Киевской Руси и Новгороду , с их ши рокими международными связями , свободными нравами и обычаями , отсут ствием тирании и косности он противопоставлял Московское госуда рство , которое было для него воплощением деспотизма , а он ненавидел деспотов до дрожи , и власти б юрократии , оскудения и падения политического влияния аристократии , которое болезненно ощущал и в современности . А самое главное , время Московского государства , и особенно п ериод правления Иоанна Грозного , ассоциировалось у него с духовным обнищан ием , нравственным упа дком общества . Разумеется , Толстой , как тонкий проницательный Художник , остро о щущал этот духовный кризис прошлого и глубоко переживал его в современности. Толстой утверждает , что «Мы и немцы первые отделились от древнего арийского ст вола , и нет сомнения , что интересы и ми фология у нас были общие» Колосова Н . « Я встретил Вас…» . – М .: Мос к . Рабоч ий . 1983, с . 40. и подтверждает свою точку зрения множеством совпадений имен славянской и европейской мифологии . Так Sophibok – саксонский бог , упоминаемый в «Айвенго» Вальтера Скотт а , вызывает в его памяти ассоциации с древнеславянским Чернобогом . Толстой абсолютно уверен , что славянство – «элемент чисто западный , а не восточный , не азиатский». 2 2 Толстой А . К . «Колокольчики мои…» . – М .: Мол . гвар дия . 1978, с . 58. Эта привязанность писателя к периоду , когда прочны были связи между Русью и европейс кими государствами , рождали в е го воображении романтические баллады – «Песн я о Гаральде и Ярославне» , «Боривой» , «Ром ан Галицкий» , «Канут». Романтическая природа Толстого жаждала та кой идеализации домонгольского периода Руси . Его преклонение перед Древней Русью мож но объяснить тем , что начала нравственности были привнесены на Русь при ее крещени и и , следовательно , они должны были свобод нее развиваться и проявляться именно в X - XII веках , нежели в Москов ском – нелюбимом писателем – периоде , ко гда нравственные ценности были искажены в результате пережитого татаро-монгольского ига . А окончательно они исказились в период правления Иоанна Грозного , который характери зуется полным духовно-нравственным упадком русско го народа (что можно наблюдать и по се й день ). Эпох ой Ивана Грозного Толстой инт ересовался с молодых лет и постоянно возв ращался к ней в своем творчестве . И в прозе , и в драме , и в поэзии его интересовала проблема нравственного оскудения характера русского человека под влиянием бесп редельной , жестокой и б е зумной дес потической власти Иоанна . Он не без основа ния считал , что внешнее величие Московского государства было куплено ценой внутреннего унижения народа , и поэтому ненавидел Иоанна , его личность и политика были глубоко отвратительны поэт у-гуманисту . Толс той не уставал в свои х произведениях обличать тиранию и время правления Иоанна Грозного , находя в них ис токи современных ему изъянов в русском об ществе и в душе , менталитете русского чело века. Но , изучая историю России и эпоху Ивана Грозного , Алексей Конст антинович не мог не поразиться и не порадоваться тому , что тирании противостояли личности , которые сохранили в душе предания прежних времен и блюли «религию честного слова», 1 1 Троицкий В . Толстой А . К . Духовные начала творчества и художественный мир писате ля . – М .: Худ . лит . 1988, с . 42. в отли чие от большинства людей (особенно царедворце в ) XVI века , аристократов , у которых были весьма извращенн ые представления о чести и совести , которы е быстро научились лицемерить , унижаться , высл уживаться перед деспотом – царем . Но все же святость слова у отдельных личн остей сохранилась и в XVI веке , в эпоху Ивана Грозног о , а значит , есть надежда на выздоровление общества : Неволя з аставит пройти через грязь, Купаться в ней – свиньи лишь мог ут. («Змей Тугарин» ) Через отр ицание татаро-монгольского периода Руси и искоренение недостатков правления Ивана IV , Толстой создае т свой нравственный идеал : «Славянское племя , – писал он , – принадлежит к семье индоевропейской . Татарщина у нас есть эле мент наносной , случайный , прививший ся к нам насильственно . Нечего им гордиться и им щеголять ! И нечего становиться спиной к Европе , как предлагают некоторые псевдору ссы». 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4томах . – М .: Худ . лит . 1963. – т . 4, с . 250. Европа , Запад , в терминологии Толстого , – си мволы просвещенности , цивилизации , порядка , в противовес Востоку – символу насилия , разруши тельности , стихийности . Гуманизм – считал он – порождение западной цивилизации . Мыслить по - -европейски , по Толстому , означало мыслить гуманно и спра ведлив о , а не придерживаться того мнен ия , которое господствует в Европе в данный момент . Любимым словом графа было слово честь . Итак , по твердому убеждению Толстого , до нашествия татар было золотое время , ког да понятия свободы и законности естес твенно существова ли в сознании русского народа и его справедливых и гуманных правителей (Владимира Красного Солнышка и д ругих ). Татарское иго нарушило прежний уклад , ведь во время порабощения трудно было сохранить жизнь и честь . Эпоха Ивана IV во много р аз усилила пагубное действие татаро-монгольс кого нашествия , окончательно унизив , духовно о пустошив и развратив русский народ : «Ни в боярах , ни в народе не было чувства законности», 1 1 Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: П равда . 1986, с . 122. с горечью замечае т Толс той. Конечно , представления писателя далеко не во всем соответствовали реальным исторически м фактам . Киевская Русь и Новгород , так же как и Московское государство , были д ля него , скорее , некими поэтическими символами , нежели конкретными историческими явлен и ями . Обращения Толстого к истории в подавл яющем большинстве вызваны желанием найти в прошлом подтверждение и обоснование своим идейным и духовным устремлениям . Этим и об ъясняется неоднократное возвращение поэта , с одной стороны , к концу XVI – началу XVII века , а с другой – к Киевской Руси и Новгороду. Говоря об исторических взглядах Толстого , можно отметить , что Киевская Русь , пожалу й , далеко не была идеальным царством добра и справедливости , а татаро-монгольский период был не такой уж бессмысленной напаст ью , какой он представлялся писателю . К оренной порок древнего строя был виднее , н а наш взгляд , автору «Слова о полку Иг ореве» , нежели Толстому . Отсутствие крепкой ед иной власти , прочной организации государства делало Киевскую Русь совершенно беззащитной п е р ед окружающими врагами , поэтому , возможно , нашествие татар в какой-то степени помогло русским осознать необходимость объед инения . Но нельзя утверждать , что писатель не понимал этого . В знаменитой балладе «Ч ужое горе» вместе с горем царя Иоанна и «татарски м горем» упоминается т акже и «Ярослава горе» , то есть горе п олитической розни и многоначалия , не оно л и сокрушило Киевскую Русь ? «Как организм высшего порядка не може т , подобно какой-нибудь губке или какому-нибудь моллюску , оставаться без твердой и опреде ле нной формы , так великая историческая нация не может обойтись без крепкого о бъединенного государственного строя». 1 1 Жуков Д . А . К . Тол стой . – М .: Мол . гвардия . 1982, с . 125. Делом Московского периода было создание этого строя , и сторическая необходимость ко торого , была видна и до нашествия татар . А нашествие – лишь окончательное обличение несостоятельности киевских порядко в , но не причина создания централизованного государства во главе с Москвой . Ведь Киевская Русь с тала приходить в упадок , и северное единод ержавие стало складываться (в Суздальской области ) – независимо от татарского наше ствия , а гораздо раньше его. Но , в то же время , понимание Москов ского периода как необходимого исторического явления еще не дает нам права идеализиров ать этот период , а ведь именно проти в его идеализации и увековечивания его ду ха выступает Толстой . Его осуждение Московско го государства получает силу в ысшей правды , так как были у Киевской Руси преимущества , хотя и остава лись они только в зародыше. Совершенно независимо от каких бы то ни было политических форм он ставит вопрос о тех нравственных началах жизни , в осуществлении которых – одна из г лавных задач истории , смысл исторического раз вития . Эти начала зародились в России при ее крещении , и возникает вопрос : где о ни сильнее ч увствовались – в К иеве X - XII веков или в Москве XV - XVII веков ? Кто был ближе к идеалу христианского государя – Владимир Красное Солнышко и Владимир Мон омах , совесть которых не мирилась с казням и или Иван Грозный , который совмещал усерд ную набожность и благ очестие с жесток ими убийствами и изощренными терзаниями невин ных людей (в том числе женщин и младен цев )? Дело здесь даже не столько в личн ой жестокости , сколько в общем духе , характере эпохи . А Московский период , как известно , сопровождался полным затмение м нравственного сознания , «…решительным искажением духовного образа человеческого» 1 1 Соловьев В . Поэзия графа А . К . Толстого . Лит . критика . – М .: 1990, с . 125. , если не в массе народной , то в верхних слоях вл асти , всецело отдавшихся внешней политике . Пож а луй , задача истинного патриотизма – не возвеличивать это тяжелое и мрачное пр ошлое , а стараться искоренить из нашей жизни все следы пе режитого озверения. Как истинный художник и поэт-патриот , Толстой был вправе избрать не историческую , а пророческую точ ку зрения . Он не заострял внимание н а материальных условиях и необходимостях прош едшего , а мерял его сверху – нравственным и потребностями настоящего и упованиями будущ его. Эпоха Ивана Грозного занимает в творч естве Толстого особое место . Не случайно п исатель рассматривал ее в разных по жанру произведениях : и в лирике , и в р омане «Князь Серебряный» , и в драматической трилогии . Эти жанры помогли писателю исслед овать страшное время с различных сторон : в романе предме том рассмотрения стала эпоха XVI века , жизнь ру сского общества в это время ; в драм атической трилогии Толстой ярко обрисовывает характеры исторических лиц (Ивана Грозного , Бо риса Годунова и других ); а баллады явились попыткой поэтического осмысления некоторых моментов правления грозного царя. В своих пр оизведениях , посвященных времени царствования Ивана IV , Толстой ставит проблему происхождения тирании , ее политических и нравственных последс твий . Он живо ощущает гнетущую атмосферу в сеобщей подавленности , неуверенности и безгласия перед тиранией , царившую в эпоху Гр озного . Он провозглашает несовместимость человече ского достоинства с деспотизмом. Глава 2. Изображение эпо хи Ивана Грозного в лирике А . К . Толсто го. Историческая тема в творчестве Толс того раскрывалась в различных жанрах лирики – стихотворениях («Колокольчики мои…» , «Ты знаешь край…» ), в сатирической поэме «Истори я государства Российского от Гостомысла до Тимашева…» . Но совершенно особое место в его творчестве занимают и злюбленные им песни , притчи , былины , баллады («Князь Ростислав» , «Старицкий воевода» , «Василий Шибан ов» , «Князь Михайло Репнин» , «Ночь перед п риступом» , «Богатырь» , «Поток-Богатырь» , «Государь ты наш батюшка…» , «Чужое горе» , «Змей Туга рин» , «Песня о поход е Владимира на Корсунь» , «Три побоища» и другие ). Баллады Толстого занимают значительное ме сто не только в его творчестве , но и во всей истории русской поэзии . Тургенев , характеризуя оставленное Толстым литературное наследие , отмечал , что он был «…создателе м нового у нас литературного рода – исторической баллады , притчи , легенды ; на этом поприще он не имеет соперников». 1 1 Тургенев И . Собр . соч . в 14-ти томах . – М .: Худ . лит . 1967. – т . 4, с . 149. Толстой писал баллады в течение всей своей литературной деяте льности . Его первые опыты , по его собственному мнению , «ужасные» 2 2 Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: Правда . 1986, с . 52. , с налетом мистики , в духе Жуков ского («Волки» ). К числу ранних баллад отно сится и баллада «Курган» , проникнутая романти ч еской тоской по далеким временам , по легендарному прошлому родной страны . В 40-х годах окончательно складывается у Толстого жанр исторической баллады , который стал впоследствии излю бленной формой его творчества. Баллады Толстого посвящены , в большинстве св оем , концу XVI – началу XVII века («Старицкий воевода» , «Васи лий Шибанов» , «Князь Михайло Репнин» , «Государ ь ты наш батюшка» ); а также – Киевской Руси и Новгороду («Князь Ростислав» , «Зме й Тугарин» , «Песня о походе Владимира на Корсунь» ). Это связано с ист орическим и взглядами Толстого . В своих балладах он противопоставлял две эпохи – Русь изначальную (откровенно любуясь ею и находя в ней нравственный идеал ) и Русь Московскую , деспотичную (которая являлась для писателя воплощением отрицательных тенденций р ус ской истории ). А образы киевского кн язя Владимира и царя Ивана Грозного являю тся контрастными в творчестве , а именно , в исторических балл адах , поэта. Такое отношение к истории мы встречае м у многих русских писателей XVIII – начала XIX века , причем у писате лей различных общественно-литератур ных направлений . Оно характерно , например , для дум Рылеева , которых исторический материал использован для пропаганды в духе декабриз ма . В поэзии 20-х годов был ряд явлений , близких думам Рылеева , но все же имен но у него д ума как разновидност ь исторической баллады проявилась особенно яр ко , и Толстой , на наш взгляд , вполне мо г , в какой-то мере , использовать опыт Рылее ва. Баллады и былины А . К . Толстого – произведения , близкие по своим жанровым о собенностям , даже сам поэт не проводил между ними отчетливой грани . Интересен тот факт , что несколько сатир , явно обращенны х в современную поэту действительность , облеч ен им в форму былины : их непосредственная связь с современностью не вызывает сомне ний («Поток-Богатырь» ). Но в больши н стве случаев эта связь истории с современ ностью обнаруживается лишь в соотношении с социально-политическими и историческими взглядами Толстого . Характерный пример – «Змей Туг арин» . Персонажи в нем былинные , но общий замысел не восходит ни к былинам , ни к и сторическим фактам . Словесный поединок князя Владимира с Тугариным отраж ает не столько какие-либо исторические явлени я , сколько собственные взгляды Толстого . Поэт хорошо это понима л и потому писал Стасюлевичу , что в «З мее Тугарине» «…сквозит современностью » 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 3, с . 325. . Впоследствии Толстой считал «З мея Тугарина» лучшей из своих баллад . В ней звучит все та же тревожная мысль писателя о клейме татарского ига . На ст рашную татарскую «рожу» он смо трел гл азами древней христианской Руси : это воплощен ие всего «бусурманского , дьявольского , воплощение мерзости и без-образности » 2 2 Бунин И . Инония и Китеж . // Лит . газета , 1990, № 10. (то есть того , что образа , устро ения и гармонии не имеет ), без-образнос ти и мерзости не только внешней , но и внутренней. Заканчивается баллада обнадеживающе – ру сским народом будут править русские и по-р усски : Пирует Владимир со светлым лицом, В груди богатырской отрада, Он верит : победно мы горе пройдем, И весело слышать ем у над Днеп ром : «Ой , ладо , ой ладушки-ладо !» («Змей Тугарин» , 1869г .) «Змей Тугарин» положил начало целой с ерии баллад , в которых Толстой яростно отс таивал мысль о том , что Русь только то гда и была Русью , когда она и Европа были неотделимы (примечательно , что через двадцать с лишним лет после написания баллады , в 1891 году «Змей Тугарин» , предназнач авшийся для серии книжек для народа «Прав да» , был запрещен цензурой . «Смысл его нед оступен для малообразованного читателя , который разве может вынести одно то л ьк о заключение , что еще князь Владимир Красн ое Солнышко пил за волю народа русского , за древнее русское вече и за колокол Новгородский» (Дело С.-Петербургского цензурного комитета , 1890 г ., № 105). В этой же балладе звучит страшное пророчество Змея : Певец продолжает : «И время придет, Уступит наш хан христианам, И снов а подымется русский народ, И землю единый из вас соберет, Но сам же над ней станет ханом ! ………………………………………. И в тереме будет сидеть он своем, Подобен кумиру средь храма, И буде т он спины вам би ть батожьем, А вы ему стукать да стукать челом – Ой сра ма , ой горького срама !» И здесь звучит отвращение поэта к эпохе Ивана Грозного , мы видим его непр иятие Московской Руси , писатель находит в ней истоки всех будущих исторических и ду ховных катаклизмов России . Владимиру Красному Солнышку и его при ближенным дико слушать подобные речи Змея , они даже не могут представить , как это им , гордым русским князьям , можно склонит ь головы перед «ханом» – Иваном Грозным : «Нет , ш утишь ! Живет наша русская Русь ! Татарс кой нам Руси не надо !» В этой балладе , так же как и в последующих произведениях («Песня о Гаральде и Ярославне» , «Три побоища» , «Песня о походе Владимира на Корсунь» ) мы находим признаки тесного знакомства поэта с Московской Русью , непр иятием ее и поисками светлого , подлинно русского начала в домонгольском периоде , когда , по его представлениям , честь , достоинств о и свобода человека ценились превыше все го. Таким образом , баллады , как один из основных и излюбленных жанров в творчестве Толстого , являются важно й частью его размышлений как над современной ему русс кой жизнью , так и над прошлым России. Писатель призывает отказаться от формального понимания исто ков русской культуры и мироощущения и обр атиться к глубинной истории индоевропейских народов , к той поре , когда они стали «…отделяться от древнего арийского ствола , и нет сомнен ия , что и интересы и мифология у нас были общие» 1 1 Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: П равда . 1986, с . 33. . В нем зарождаются замыслы новых баллад : «Я буду писать их в проме жутках между действиями «Ца ря Бориса» , и одну из них я уже на чал . Ненависть моя к московскому периоду – некая идиосинкразия , и мне вовсе не требуется принимать какую-то позу , чтобы гов орить о том , что я говорю… И откуда это взяли , что мы антиподы Европы ? Н ад нами пробежало облако , облако монгольское , и пусть черт его умчит к ак можно скорее… Надо все или ничего ; надо смотреть и на прошлое и на будущ ее , как , я думаю , мы будем смотреть тол ько на том свете… У нашей души только одно окошко , через которое она ви д ит предметы , один за другим ; когда стены отпадут , вид откроется на все сто роны , и все представится одновременно ; все , что казалось противоречиво , – объяснимо самы м простым образом , понятным для ребенка…» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 322. . Это «окошко» То лстой расширял , прежде всего во взгляде на русскую историю («Земля , кажись , богата – / Порядка только нет…» ). 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 1, с . 371. Поиски ответа на вопрос – ка к освободиться (и стране , и каждому челове ку ) от ненавистных татарских пут (что само е страшное , в нравственном смысле от татар ского ига мы не свободны до сих пор ) были мучительны и приводили писателя к «горю от ума» , к безысходности . И это нашло свое ярко е отражение в лирике : Хорошо , братцы , тому на свете жить, У кого в голове добра не много есть… …………………………………………….. А беда тому , братцы , на свете жить, Кому Бог дал очи зоркие, Кому видеть дал во все стороны, И те очи у него разбегаются… («Хорошо , братцы , т ому на свете жить…» ) Ненависть к Московскому периоду видна , как мы уже отмечали , и в балладах , п освященных Киевской Руси . Показательна в этом отношении и баллада «Поток-Богатырь» (1871 г .). В ней , спустя полтысячи лет – в XVI веке – на стает другая , ненави стная Толстому эпоха : Едет ц арь на коне , в зипуне из парчи, А кругом с топорами идут палачи – Его ми лость сбираются тешить : Там кого-то рубить или вешать. И во гневе за меч ухватился Поток : «Что з а хан на Руси своеволит ?» Но вдр уг слышит слова : «То земно й едет б ог, То оте ц наш казнить нас изволит !» И на улице , сколько там было толпы , – Воеводы , бояре , монахи , попы, Мужики , старики и старухи , – Все пред ним повалились на брюхи. Русский былинный богатырь Поток , привыкши й к свободным отношениям князя и друж ины , естественно , не может принять это го уродливого раболепства : «Нам П исанием велено строго Признавать лишь небесного Бога !» Богатырь недоумевает , как могла так из мениться психология , деформироваться духовная сущ ность русского человека , как могла за не сколько веков деградировать нация ? Толстой в своих балладах , посвященных Ивану Грозному и Киевской Руси , через прот ивопоставление этих полярных эпох и обличение кровавой деспотической власти пытается ответ ить на эти вопросы . Поэт писал по этом у поводу , «чт о в том же «Потоке» я выставил со смешной стороны раболепство перед царем в московский период». 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 317. Иван Грозный у Толстого – символично е воплощение азиатского деспотизма , злой стих ии , ханства , которые Русская земля унасле довала от татар . Подобный тип правителя (к ак уже отмечалось ) писатель ненавидел до д рожи . В балладе «Василий Шибанов» (1840 г .) царь Иван Грозный воплощает в себе деспотичес кое татарское начало : он – царь-тиран , цар ь- сыроядец , человек , который уничтожил посл едние остатки русской вольности , правды , гуман ности , который погубил много добрых и силь ных людей . Ему противопоставлен князь Курбски й , бежавший в Литву и посылающий оттуда царю горькие слова правды . Но и Курбско го автор не оправдывает (и здесь писатель не противоречит Карамзину , в «Исто рии государства Российского» которого сказано : «Но увлеченный страстию , сей муж злополучны й лишил себя выгоды быть правым и гла вного утешения в бедствиях : внутреннего чувст ва доброде т ели . Он мог без угр ызения совести искать убежища от гонителя в самой Литве : к несчастию , сделал более : пристал ко врагам отечества… он предал ему свою честь и душу ; советовал , как губить Россию ; убеждал его (короля Сигизм унда ) действовать смелее» ). 1 1 Карам зин Н . История государства Российского . В 9- ти томах . // Новый мир , 1989, № 3, с . 89. У Толстого Курбский (как и у Карам зина ) не только изменник , перебежавший на сторону исконного врага Руси , он еще , в гордыне своей очень жестокий человек . Его верный стре мянный Василий Шибанов толь ко что спас ему жизнь , – а он отп равляет своего спасителя с посланием к Ио анну – на верную гибель ! Еще один герой баллады – Василий Шибанов – человек долга , правда , долг э тот очень похож на исконное рабское чувст во . Он вовсе не с очувствует Курбскому (наоборот , упрекает его в измене ), но т ем не менее , согласно рабской природе , раб ской верности идет на смерть . Он не мо жет сочувствовать и своим мучителям – ца рю и опричникам… Его последние слова : «За Гр озного , Боже , царя я молюсь, З а нашу святую , великую Русь – И твер до жду смерти желанной !» Так умер Шибанов , стремянный. Мы сочувствуем этой смерти , но , пожалу й нельзя назвать Шибанова идеальным героем , так как слова «раб» и «герой» не с овместимы . В этой балладе такая преданность пред ателю - -господину скорее не одоб ряется автором . Критики отмечают , что «по изобразительности , концентрированности эффектов и сильному языку эта баллада – одно из лучших произведений Толстого». 1 1 Цимбаев Н . Стихотворения и балла ды А . К . Толстого . – М .: Просвещ . 1993, с . 375. Но зато в следующей балладе – «К нязь Михайло Репнин» мы видим уже не покорного раба , спокойно взирающего на неспра ведливость и измену , а смелого , полного до стоинства и чести , князя , не пожелавшего « в машкаре плясать» 2 2 Толст ой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 1, с . 223. , несмотря на веление царя. Михайло Репнин тоже (как и Шибанов ) предан царю и отечеству , но , тем не менее , он не может молча смотреть на п роизвол и издевательства и открыто заявляет об эт ом Иоанну : «О цар ь ! Забыл ты Бога , свой сан ты , царь, забыл ! Опричниной на горе престол свой окружил !» Репнин – истинный патриот , у него болит душа о благоденствии Родины , но о н не способен рабски сносить разгул прави теля , как Василий Шибанов , и в то ж е время не может предать отечество и постыдно бежать , как это сделал Курбс кий. Поэт , рисуя образы стремянного Шибанова и князя Репнина , хотел раскрыть сущность истинной преданности и любви к Отечеству , она – не в бессловесной покорност и , а в осмыслении про исходящего в стране и активном участии в судьбе Родины , смелом выражении своей гражданской позиции : «Опричнина да сгинет ! – он рек , перекрестясь – Да здравствует во веки наш православн ый царь ! Да правит человеки , как правил ими встарь !» …………………………………………… ……………. Он молвил и ногами личину растоптал ; Из рук его на землю звенящий кубо к пал… «Умри же , дерзновенный !» – царь в скрикнул, разъярясь, И пал , жезлом пронзенный , Репнин , правдивый князь. Источником баллады является рассказ о смерти Репнина в «Истории го сударства Российского» князя Курбского , а также в «Истории государства Российского» Карамзина : «Боярин , князь Михайло Репнин также был ж ертвою великодушной смелости . Видя во дворце непристойные игрища , где царь , упоенный крепким медом , плясал со своими люб имцами в масках , сей вельможа заплакал от горести . Иоанн хотел надеть на него маску : Репнин вырвал е е , растоптал ногами и сказал : «Государю ли быть скоморохом ? По крайней мере я , бо ярин и советник думы , не могу безумствоват ь». 1 1 Карамзин Н . Истор ия государ ства Российского . В 9-ти тома х . // Новый мир , 1989, № 3, с . 160. А . К . Толстой считал , что художник вправе поступиться исторической точностью , если это необходимо для воплощения его замысла . И в этой балладе мы видим некоторые расхождения с историческим и сточником . Так , у Карамзина читаем : «Царь выгнал ег о (Репнина ) и через несколько дней велел умертвить , стоящего в святом храме , на м олитве» 1 1 Карамзин Н . Исто рия государства Российского . В 9-ти томах . // Новый мир , 1989, № 3, с . 163. , а у Толстого Репнин был убит тут же , н а пиру , «жезлом пронзенный» . Но это неболь шое искажение исторического факта ничуть не повлияло на идею стихотворения . Автор ото шел здесь от истории по двум причинам : во-первых , из уважения к искусству и «нр авственному чувству читателя» 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 177. , так как убийство в храме , во вр емя молитвы , пожалуй , слишком жестокая подробн ость для поэтического произведения ; а во-вторых , Толстой внес эти изменения по соображениям чисто худо ж ественного порядка , для ус иления драматизма стихотворения . Ко нец стихотворения – раскаяние Иоанна – также плод творческой фантазии автора . Такая концентрация событий , приурочение фактов , отделенных значительны ми промежутками времени к одному моменту вообще характерна для творчества Толстого. В жестокой эпохе Ивана Грозного внима ние художника больше всего привлекает противо стояние упрямых , честных и доблестных людей общей системе зла и насилия . Толстой по нять и раскрыть в своих балладах и др угих произведения х психологию этих людей и , безусловно , отдает предпочтение не тем из них , кто , как Курбский , изменяет св оему долгу , а потом помогает иноверцам раз орять Россию , но натурам смелым и правдивы м , которые обречены на гибель , ибо пытаютс я совместить высокие поня т ия о том , что достойно , с верностью системе , г де осуществление подобных идеалов невозможно . Эти люди глубоко симпатичны автору , ему б лизок их душевный склад. Еще одна баллада , ярко рисующая характ ер Московской эпохи и Ивана Грозного – «Старицкий воевода» ( 1858 г .). Источником стихотворения является рассказ Карамзина о гибели конюшего и начальника казенного приказа . «Царь объявил его главою заговорщиков , поверив или вымыслив , что с ей ветхий старец думает свергнуть царя с престола и властвовать над Россиею . И оанн… в присутствии всего двора , как пишут , надел на Федорова царскую одежду и венец , посадил его на трон , дал ему державу в руку , снял с себя шапку , низко поклонился и сказал : «Здрав буди , великий царь земли русския ! Се приял ты от меня честь , тобою жела е мую ! Но имея власть сделать тебя царем , мо гу и низвергнуть с престола !» Сказав , ударил его в сердце ножом» 1 1 Карамзин Н . История государства Российского . В 9-ти томах . // Новый мир , 1989, № 3, с . 98. : Он в сердце нож ему вонзил рукою жадной. И , лик свой наклоня над сверженн ым врагом, Он наступил на труп узорным сапогом И в очи мертвые глядел , и с др ожью зыбкой Державные уста змеилися улыбкой. Здесь личность казненного никак не пр ослеживается , не противопоставляется царю . Но зато характеристика самодержца дана достато чно ярко . Обладая от природы редкостным ар тистическим даром , отточив его благодаря мног очисленным шутам и скоморохам , Иоанн : …взор пр ед ним склонив , он пал среди палаты, И , в землю кланяясь с покорностью трикраты, Сказал : «Доволен будь в вел ичии своем, Се аз , твой раб , тебе на царстве бью челом !» Но тут же – …вспрянув тот же час со злобой беспощадной, Он в сердце нож ему вонзил рукою жадной. Благодаря изобразительному таланту Толстого из этих емких фраз мы многое узнаем о характере Иоанна , живо представляя его перекошенное от злобы , со сверкающими глазами лицо , видим его жадную до крови и мести натуру . «Змеящиеся улыбкой уста» означают дьявольское , потустороннее начало в царе . Его нисколько не поколебали человеч еские страдания , страх пере д смертью и перед Божьей карой , это человек , пре ступивший все человеческие законы , это не человек. Для Толстого вообще характерна психологиз ация исторических деятелей и их поведения . В балладах она осуществляется часто не при помощи углубленного психологиче ского анализа , а путем простого переключения в план общечеловеческих переживаний . Хотя писателя восхищают сильные личности , способные противостоять произволу (Михайло Р епнин , Дружина Морозов ), в своем творчестве он обращается и к другому образу – образу см иренного русского человека , ко торый спокойно смотрит на беззаконие , не п ытаясь что-либо изменить (Василий Шибанов ). Алексей Константинович неоднократно возвраща ется и в письмах , и в художественных п роизведениях к идее о пресловутой покорности русских людей . С издевкой говорит о н о смирении , «примеры которого мы явили в переизбытке и которое состоит в то м , чтобы сложить все десять пальцев на животе и вздыхать , возводя глаза к небу : «Божья воля ! Поделом нам , за грехи на ши ! Несть батогов аще не от Бога !» 1 1 Кол осова Н . А . К . Толстой . – М .: Мол . гвардия . 1984, с . 25. . По мнению писателя , необходимо другое смирение , заключающееся в признании своего несовершенства , дабы пок ончить с ним . Не отделяя себя от своег о народа , он в самом себе порицал свой ственные , как он считал , его соотечествен никам , но не врожденные , а приобретенные в результате исторических катаклизмов лень и созерцательность : Ой , удал , силен добрый молодец ! Еще много ли на боку полежано ? Силы-удали понакоплено ? Отговорок-то понахожено ? А и много ли богатырских дел, На печи сидючи , понадумано ? Вахлаками других поругано ? Себе спину почесано ? («Ой , ч есть ли то молодцу лен прясти ?..» ) Изучая творчество Толстого , а также ис торию нашей многострадальной Родины , часто ду маешь , что не могли все эти испытания междоусобием , муки , унижения и крушения пройти бесследно для русской души . Толсто й , как нам думается , прав , утверждая , что самые пагубные качества русского народа по явились не сразу , а долго «воспитывались» в процессе исторического развития России. Остали сь глубокие раны в душе (которые кровоточат до сих пор ), порочные привычки (особенно пьянство – у Толстого замечательно отражены корни и характер это го явления в балладе «Богатырь» : …И вот потонули в сивухе / Родные , святые мечты !.. // Стучат и расходятся чарки / Рекою бушует вино / Уносит деревни и села / И Русь затопляет оно //); а также злые обычаи , неотмщенные обиды , экономическая неразвитость , материальные разрушения , лень и пассивность – все это нанесло России такой духовны й ущерб , что вряд ли удастс я когда-нибудь восполнить его до конца . Алексей Константинович – «один из мудрейших рус ских поэтов… именно так поставил наш исторический диагноз в балладе «Чужое горе»» 1 1 Ильин И . Одинокий художник . – М .: Олимп . 1992, с . 54. , которое занимает особое место в творчестве Толстого , ярко характеризуя его отношение к эпохе Ивана Грозного и определяя ее роль в истории России. В этой исторически мудрой балладе и притче сказано самое главное о понимании судьбы России . «Прошедшее горе» – не п рошедшее , а живое , настоя щее , и не чужое , а свое . О нем нельзя забывать , ибо народная душа носит его в себе , носит в ви де ран , искушений и горьких соблазнов . Дво йники , засевшие , по балладе , за седлом бога тыря – на самом деле – в душе ч еловеческой таятся , прячутся в «таинственном б ессознательном народного инстинкта» 2 2 Там же , с . 62. . К горестям , перечисленным в балладе , д обавилось еще не одно горе : горе разиновщи ны и пугачевщины («Не дай вам Бог увид еть русский бунт , бессмысленный и беспощадный !» 3 3 Пушкин А . С . Собр . соч . в 3-х том ах . – М .: Фора . 1995. – т . 1, с . 282. ), горе крепостного права , горе дворцовых переворотов , вольтерианства , ниг илизма , безбожия , красного террора , всего и не перечислишь . «Россия нуждалась и нуждает ся в великом духовном очищении , освобождении от татарског о ига и гнета Ивана Грозного . Она должн а понять , что чужое горе есть ее собст венное , осмыслить это духовно и выжечь его в своей душе» 1 1 Ильин И . Одинокий художник . – М .: О лимп . 1992, с . 56. . Так в своей любимой поэтической форме баллады , близкой к народно й песне , притче , былине , высказывал Алексей Константинов ич мысли , не уступающие по глубине ученым трактатам , но своей доходчивостью и злобо дневностью (несмотря на давний исторический п лан ) способные завоевать огромную читательскую аудиторию , проникнуть в с ознание большого круга людей . Философичность произведений Толстого дала основание В . С . Соловьеву отнести его поэзию наряду с поэзией Ф . И . Тютчева к «поэзии гармонической мысли » 2 2 Соловьев В . Поэзия графа А . К . Толстого . // Лит . критика . – М .: 1990, с . 12 8. . Но если Тютчев , как считал Соловьев , был преимущественно поэтом созерцательной мысли , то А . К . Толстой , п о его мнению , был поэтом воинствующей мысл и , поэтом-борцом . Соловьев находил у Толстого высшую степень патриотического сознания , того сознания , ко т орое не удовлетворяется только внешней силой , могуществом государства , но желает для н его наибольшего достоинства , наибольшего стремлен ия к достижению нравственного совершенства и справедливости. Эволюцию исторических взглядов и художест венных форм изобра жения эпохи Ивана Г розного Толстым можно проследить в различных жанровых формах : вектор его творческого п ути проходит от лирики к роману , а зат ем – к драматической трилогии. В балладах и притчах художник исследу ет историческое прошлое России , пытаясь отыск ать «корень всех зол» русского народа и осветить проблему взаимодействия и вза имовлияния власти и личности в тота литарном государстве ; в историческом романе « Князь Серебряный» , в котором автор показал дух эпохи Иоанна Грозного и попытался ответить на вопро с о роли личности и общества в деспотическом государстве ; и , наконец в драматической трилогии – «Смерт ь Иоанна Грозного» , «Царь Федор Иоаннович» , «Царь Борис» - венец творчества писателя , пр оизведение , глубоко исследующее при роду власти и пс ихологию правит еля Иоанна Г розного . Пьесы , составляющие трилогию , связаны общей идеей – ответом на вопрос : оправдыв ает ли высокая , благородная цель любые сре дства (включая убийство ребенка ) или «от з ла лишь зло родится» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правд а . 1969. – т . 3, с . 345. ? И баллады , и роман , и трилогия по сути представляют собой , объединенный общими идеями и проблематикой цикл . Различные жа нры входящих в него произведений позволили Толстому наиболее глубоко и всесторонне ис следовать эпоху Ивана Гр озного , выявляя ее дисгармонию по сравнению со свободным и гуманным временем Киевской Руси , в ко тором он видел нравственный ид еал . Глава 3. Трагическое осм ысление эпохи Ивана Грозного в историческом романе «Князь Серебряный». «В наш е время под словом «роман» разумеем истор ическую эпоху , развитую в вымышленном повеств овании». А . С . Пушкин. «Мы сейча с переживаем время увлечения историей» 1 1 Лотман Ю . Беседы о русской к ультуре . – М .: П росвещ . 1994, с . 298. , заметил в своей последней книге Юр ий Михайлович Лотман . И , действительно , в п оследние годы переиздано огромное количество исторических романов . Это можно объяснить тем , что люди пытаются отыскать в прошлом ответы на животрепещущие в опросы совре менности , постигнуть закономерности исторического процесса. Подобное явление наблюдалось в русской литературе первой половины XIX века , когда ее захлест нула несметная масса исторических романов . Ис торический роман – весьма продуктивный жанр ром антической литературы – пришел н а смену поэме байроновского типа , господствов авшей в 1820-х годах (яркие представители – Пушкин , Баратынский , Козлов ). Толчком к созданию нового жанра в литературе послужило бурное развитие романтизм а , которое обусловило пов ышенный интерес к национальной истории и культуре . Новым кумиром становится Вальтер Скотт , создавший классическую модель этого жанра . Следовать этой модели оказалось не трудно и «мод а» на исторический роман распространилась по всей Европе , включая Россию. Первым русским историческим романом стал роман М . Загоскина «Юрий Милославский или Русские в 1612 году» , опубликованный в 1829 году . Этот роман особенно интересен для исслед ования , потому что революционно-демократическая кр итика (в частности , М . Е . Салтык о в-Щедрин в своем литературном памфлете «Князь Серебряный» ) называла роман «Князь С еребряный» копией «Юрия Милославского…» . Да , д ействительно , так как оба произведения относя тся к романам вальтерскоттовского типа они , на первый взгляд , похожи , насколько мо г ут быть похожи произведения одно го жанра , построенные по определенной модели . Но в идейном плане , плане нравственного смысла и духовной наполненности эти рома ны отличаются принципиально . Единственное , что их объединяет (помимо элементов композиции ) – это д уховные устремления главног о героя , его жизненная позиция , заложенная в него автором . Честный , порядочный человек не должен нарушать одинаковых для всех законов чести , справедливости , гуманности , морали , для него не приемлемы предательство , обм ан , убийств о из-за угла. Рассмотрим наиболее существенные различия романов М . Загоскина и А . К . Толстого , чтобы увидеть , насколько серьезнее и глубже исследовал эпоху Толстой , какой большой ш аг вперед он сделал на пути развития жанра исторического романа в России : М. Загоскин «Юрий Милославский или Русские в 1612 году» А . К . Толстой «Князь Серебряный» Исторические факты (цель их испо льзования ) Для Загоскина история – лишь богатая рама для произведения , полного захватывающих приключений , интриг , ярких героев . Харак тер историче ских лиц не освещен автором . Лишь в на чале романа есть описание исторических событи й , происходящих в России в 1612 году : «Никогда Россия не была в столь б едственном положении , как в начале семнадцато го столетия : внешние враги , внутренние раздор ы , смуты бояр , а более всего соверш енное безначалие – все угрожало неизбежной погибелью земле русской . Верный сын отече ства , боярин Михайло Борисович Шеин , несмотря на беспримерную свою неустрашимость , не с мог спасти Смоленска . Этот , по тогдашнему времени, важный своими укреплениями город был во власти польского короля Сигизмунда , войска которого под командою гетмана Жол кевского , …утесняли несчастных жителей… древней столицы» 1 1 Загоскин М . Избранное . – М .: Советская Россия . 1989, с . 21. . Исторический матер иал для Толстого , наобо рот , является объектом глубокого психологического исследования . Захватывающий , искусно построенный сюжет – лишь занавес , который открывает , если всмотреться поглубже , психологию истори ческих деятелей , а также общий дух эпохи Ивана г р озного : «Эта благородная непоследовательность против оречила всем понятиям Иоанна о людях и приводила в замешательство его знание чело веческого сердца . Откровенность Серебряного , его неподкупное прямодушие и неспособность преслед овать личные выгоды были оче видны для самого Иоанна . Он понимал , что Серебряный его не обманет , …но вместе с тем он чувствовал , что орудие это , само по себе надежное , может неожиданно ускользнуть и з рук его , и при одной мысли о так ой возможности расположение его к Серебряному обраща л ось в ненависть» 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 329 . Патриотическая направленность произведений Излишний пафос , прославление сильной власти монарха . Особенно ярко это выражае тся в напыщенной , наполненной сусальны м пафосом речи Минина , которая сложна , выспрен на и очень отличается от речи простых граждан : «Но чтоб не бесплодно положить нам головы и смертию нашей искупить отечество , мы должны избрать достойного воеводу…» 1 1 Загоскин М . Избранное . – М .: Советская Росси я . 1989, с . 152. и так далее. Истинный патриотизм , который выражается в характере положительных героев романа (Серебряный , Морозов , Максим Скуратов ), а также в замечаниях автора (л ирических отступлениях ), в которых видны непод дельные боль и горечь за судь бу Р оссии : «И грустно и больно сказывалась во мне любовь к родине , и ясно выступала из тумана наша горестная и славная ста рина , как будто взамен зрения , заграждаемого темнотою , открывалось во мне внутреннее око , которому столетия не составляли преграды . Та ким предстал ты мне , Никита Роман ович , и ясно увидел я тебя , летящего на коне в погоню за Малютой , и перенесся я в твое страшное время , где не б ыло ничего невозможного !» 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 282. Идейна я направленность произведений Попытка исследования вопроса о р оли народа в истории страны , единение русс ких людей для устранения внешн его врага , а не искоренения внутренних , духовных пороков страны и отдельн ого человека : «В самом деле , все многолюдное соб рание народа составляло в эту минуту одно благочестивое семейство ; не слышно б ыло громких восклицаний : проливая слезы радос ти и умиления , как в светлый день Хрис тов , все с братской любовию обнимали друг друга…» 1 1 Загоскин М . Избранное . – М .: Советская Росс ия . 1989, с . 154. Глубокое художественно е исследование нравственного смысла эпохи Иоа нна Грозного , причин затмения нравственных ус тоев общества ; в своем романе автор попыта лся доказать , что уроки истории не проходя т бесследно , нужно помнить их , чтобы не п овторить страшных ошибок темного прош лого : «Да поможет Бог и нам изгладить и з сердец наших последние следы того страш ного времени , влияние которого , как наследстве нная болезнь еще долго потом переходило в жизнь нашу от поколения к поколению ! Простим грешно й тени царя Иоанна , ибо не он один несет ответственность за свое царствованье ; не он один создал свой произвол , и пытки , и казни , и наушниче ство , вошедшее в обязанность и в обычай . Эти возмутительные явления были подготовлены предыдущими временами , и земл я , упавшая так низко , что могла смотреть на них без негодования , сама создала и у совершенствовала Иоанна. …ничто на свете не пропадает , и ка ждое дело , и каждое слово , и каждая мыс ль вырастает , как древо ; и многое доброе и злое , что как загадочное явление су ществует поныне в русской жизни , таит свои корни в глубоких и темных недра х минувшего» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 497. . Таким образом , роман М . Загоскина , как первый русский исторический роман явился важной пр едпосылкой для романа А . К . Толстого . Алексей Константинович использовал некоторые элементы структуры романов вальтерскоттовского типа и сделал идейное содержание исторического рома на более глубоким , философским и злободневным . Следовательно , заявления дем ократической критики о вторичности и устарелости романа не имеют достаточных оснований. «Князя Серебряного» Толстой задумал и начал писать еще в 40-х годах XIX века , но работ а над ним шла с большими перерывами . К началу декабря 1856 года роман был написан полностью , но не удовлетворил Толстого : «Я не дотрогивался до него , – сообща ет он жене , – но я его не покинул и очень его люблю…Правда , что надо ег о переделать , и обделать неровности в стил е , и дать характер Серебряному , у которого никакого нет… Нельзя ли было бы сделать его очень наивным… то есть сделать человека очень благородного , не пон имающего зла , но который не видит дальше своего носа и который видит только о дну вещь за раз и никогда не видит отношения между двумя вещами . Если бы с делать это художес т венно , можно бы ло бы заинтересовать читателя подобным характ ером» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 384. . И это удалось писателю . Роман получилс я занимательным , искусно построенным и глубок им по содержанию . Но , что сам ое гла вное , он , несмотря на все изъяны , шероховат ости и исторические неточности , отражал дух эпохи Иоанна Грозного , раскрывая перед нами характер Иоанна и других исторических ли ц , нравы и обычаи двора XVI века. Но современники не оценили произведение по до стоинству . Салтыков-Щедрин в сво ем памфлете «Князь Серебряный» пишет едкую рецензию на роман от имени престарелого учителя , пытаясь сказать тем самым , что роман Толстого в конце XIX века безнадежно устарел . Лишь Гончаров усмотрел в романе «нравственный под виг» автора 2 2 Жуков Д . А . К . Толстой . – М .: Мол . гвардия . 1982, с . 372. . Чтобы сделать роман наиболее достоверным исторически , автор работал с разными исто чниками : письмом Алексея Михайловича начальнику соколиной охоты , старинным «Судебником» Владими ра Гу сева (1497 г .), книгами «Сказания русск ого народа» , «Песни русского народа» , «Русские народные сказки» , собранные И . П . Сахаровы м , и , конечно же , основным источником была «История государства Российского» Н . М . К арамзина . Также на поэтику романа в большо й степени повлияла «Песня про купц а Калашникова…». Из «Истории государства Российского» заим ствованы многие детали , подробности сюжета . Та к , рассказ Морозова Серебряному о том , что случилось в его отсутствие , об изменениях , происшедших с Иоанном Грозным , каз ня х , отъезде в Александровскую слободу , депутаци и бояр , умолявших его вернуться на престол , учреждении опричнины (глава 6 в романе ), оп исание Александровой слободы (глава 7 романа ), с траницы о завоевании Сибири (глава 40), – ос нованы на соответствующих ст р аницах Карамзина (том 9, главы : с I (1560-1564) по VII (годы с 1577 по 1582)). В се дьмой главе «Александрова слобода» Толстой пр иводит цитату из Карамзина , называя Николая Михайловича «наш историк» (цитата касается описания жизни в Александровой слободе ). Также в романе можно заметить ряд дословных совпадений с «Историей государства Российского» или несколько видоизмененных выра жений труда Карамзина . Толстой использует их с определенной целью – для придания большей достоверности описываемым событиям . Сра вн и м , например : «Я-де от великой жалости сердца , не хотя ваши х изменных дел терпеть , оставляю мои госуд арства и еду-де , куда Бог укажет путь м не !» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 223. – у Толсто го с «Не хотя терпеть ваш их измен , мы от великой жалости се рдца оставили государство и поехали , куда Бог укажет нам путь» 2 2 Карамзин Н . История государства Российско го . В 9-ти томах . // Новый мир , 1989, № 4, с . 152. – у Карамзина. Некоторые факты , почерпнутые из «Истории… » Толст ой перенес на других лиц и ли в другую обстановку . Это , например , обли чение царя юродивым Васей в романе и рассказ Карамзина о встрече Грозного в 1570 г оду с псковским блаженным Николой (том 9). К числу «архаисмов» , допущенных в рома не , помимо тех , что были оговорены То лстым в предисловии (о казни Вяземского и Басмановых ), Следует отнести и некоторые несовпадения : согласно Карамзину , Вяземский и Алексей Басманов не дожили до публичной к азни : первый умер в пытках , а второй по приказу Ивана Грозного был убит с воим сыном Федором 1 1 Карамзин Н . История государства Российско го . В 9-ти томах . // Новый мир , 1989, № 4, с . 137. . Помимо этого , сын царя Ива н во время описываемых в романе событий был еще подростком , а Борис Годунов был слишком юн , чтобы играть такую зна чительную роль в судьбе страны , какую ему приписывает Толстой в романе . Кроме того , опала на бояр Колычевых , низложение , а затем убийство митрополита Филиппа отн осится не к 1565 году , а к более поздним годам , к тому же , стал он митрополитом только в 1566 г оду. Толстой допускает подобные анахронизмы ум ышленно (это было отмечено и в отношении его баллад ). Он помещает разрозненные во времени события в сравнительно небольшой временной промежуток , концентрируя события , для большей драматизации , усиления впечатле н ия и достижения большей яркости восприятия читателем эпохи Ивана Грозного. Наряду с историческими персонажами (Иван Грозный , Борис Годунов , Федор Басманов и другие ) действуют персонажи вымышленные . Но и они наделены историческими фамилиями . У Карамзина ес ть упоминание о князе Петре Оболенском-Серебряном : «Славный воевода , от коего бежала многочисленная рать Селимова , – который двадцать лет не сходил с коня , побеждая и татар , и литву , и не мцев…» 2 2 Карамзин Н . Истор ия государства Российского . В 9-ти томах . / / Новый мир , 1989, № 4, с . 125 . Также встречаем и упоминание в «Истор ии…» в томе 9, главе 4 о боярине Михайле Яковлевиче Морозове : «Сей муж прошел невредим о сквозь все бури московского двора ; устоя л в превратностях мятежного господства бояр…» 1 1 Карамзин Н . Ис тория государства Российского . В 9-ти томах . // Новый мир , 1989, № 4, с . 138. . Как видим , эти характеристики Карамзина представляют главные качества героев романа князя Серебряного Никиты Романовича и Моро зова Дружины Андреевича . Эти качества у Ка рамз ина лишь намечены , Толстой дополнил их и развил , обогатив свое произведение яркими самобытными характерами. Карамзин был для Толстого в первую очередь не политическим мыслителем и не академическим ученым , а историком-художником . Ст раницы его «Истории…» дав али писателю не только фактический сухой материал ; некот орые из них стоило чуть-чуть тронуть пером , и они начинали жить новой жизнью – как самостоятельные произведения (баллады «К нязь Михайло Репнин» , «Василий Шибанов» ) или как эпизоды больших произведени й – романа «Князь Серебряный» и драматической трилогии . Особенно близки Толстому две че рты авторского стиля Карамзина – дидактизм , морализация – с одной стороны – и психологизация исто рических деятелей и их политики – с другой. Исторические процессы и факты Толст ой рассматривал с точки зрения моральных норм , которые каза лись ему одинаково применимыми и к далеко му прошлому , и к сегодняшнему дню , и к будущему . В его произведениях , в частност и , в романе , борются не столько социально-и сторические силы , сколько м оральные и а моральные личности. Какое же осмысление получила эпоха Ив ана Грозного в романе ? Как автор истолкова л и претворил в художественной форме осно вные проблемы этой эпохи ? Деспотизм в представлении писателя – не социально-историческая , а чисто нравст венная категория . Царь Иван в представ лении писателя – символ злого начала в русской истории , истребитель боярских родов , гонитель древних традиций , нарушитель патриарх ального мира и согласия , основоположник чуждо го русскому народному духу бюрократическог о государства. Толстой сам определил свою основную т ворческую задачу в романе как воссоздание «общего характера эпохи» , «духа того века» . На фоне этой «физиономии» эпохи , которая , по мнению писателя , формировалась не соц иальными , а нравственными факторами , он и стремится раскрыть то , что ему представля лось главной трагедией того страшного времени : не казни и жестокости , даже не надруг ательство над гуманностью , а пассивное молчан ие одних и подлое раболепство других , что и сделало возможным разгул деспотическ о го произвола царя . Позднее Толсто й отметит в «Проекте постановки на сцену трагедии «Смерть Иоанна Грозного»» : это б ыла эпоха , «где злоупотребление властью , рабол епство , отсутствие человеческого достоинства сдел ались нормальным состоянием общества» 1 1 Толсто й А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 3, с . 471. . Неполные 54 года жизни Ивана Грозного о ставили очень резкую , рельефную печать на истории страны , на облике драматической и противоречивой эпохи , в которой он жил и с которой был неразрыв но связан. Середина XVI века – один из тех узловых мом ентов национальной судьбы , когда давно назрев авшие конфликты прорываются наружу и вспенива ют море социальных страстей . И обычно таки е эпохи выдвигают на первый план крупных деятелей , которые становятся иногда ком пасом времени , иногда его жертвой , а иногд а – тем и другим одновременно . В кажд ой такой личности сказываются , повторяются ин огда в великой , а иногда в уродливой , з ловещей форме , те коллизии эпохи , которые эту личность породили. Автор откровенно т енденциозен в х арактеристике Иоанна . Он показывает его энерг ичным и искренним , впечатлительным и волевым , он говорит о его государственном уме и проницательности . Но все это для того , чтобы подчеркнуть , особо оттенить резкий , убийственный контраст с други м и – и , по мнению Толстого , главными – ч ертами облика Грозного ; с его непоколебимой верой в божественное происхождение царской власти , возвышавшее его над всеми людьми , с его коварной жестокостью . Государственная мудрость царя остается в тени , автор ко нста т ирует , но не раскрывает ее , ибо она в его глазах не только не искупает , но даже не смягчает тиранства. Очень существенны высказанные в романе мысли Толстого о той основе , на которой формируется деспотизм царя . Иван «был про никнут , – писал Толстой , – сознан ием своей непогрешимости , верил твердо в боже ственное начало своей власти…» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 456. . Эту же мысль развивал писатель в «Проекте постановки на сцену трагедии «Смерть Иоанна Грозного»» : «Иоа нн… до конца проникнут мыслию , что Россия – дарованна я ему в собственность Божьей милостью… эт о материал , из которого он может делать , что ему угодно ; он убежден , что Россия есть тело , а он душа этого тела…» 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Пр авда . 1969. – т . 3, с . 458. . В трагедии «Смерть Иоанна Грозного» Т олстой завершает характеристику царя , раскрывая логический результат тех явлений , истоки ко торых показаны в романе : «…служа одной иск лючительно идее , губя все , что имеет тень оппозиции или тень превосходства , что , по его мнению , одно и то же , он под конец своей жизни остается один , без помощников , посреди расстроенного государства , разбитый и униженный врагом своим , Баторием , и умирает…» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 3, с . 455. . Действие романа происходит за девятнадцат ь лет до смерти Ивана Грозного . Царь е ще могуч , он уверенно чувствует себя на троне , он окружен раболепствующими придворными . Ничто , казалось бы , не предвещает краха , но автор убежден , что зл о не мо жет существовать вечно , что оно в самом себе содержит зародыш саморазрушения . И во всей тональности романа ощущается идея о бреченности , неизбежного краха зла , которое ол ицетворяет царь . Толстой судит Ивана Грозного не с исторической , а с этической т очки зрения. Но , предрекая злу неизбежную гибель , а втор так и не говорит , в результате че го это произойдет . Погибнет ли зло само по себе , согласно некоему фатальному предоп ределению , или падет под каким-либо ударом. Но есть в романе сила , способная п ротиво стоять деспотизму и произволу царя . Это , прежде всего главный герой романа князь Серебряный . «Серебряный… разделял убежден ия своего века о божественной неприкосновенно сти прав Иоанна ; он умственно подчинялся э тим убеждениям и , более привыкший действовать, чем мыслить , никогда не выходил преднамеренно из повиновения царю , которого считал представителем Божией воли на земле . Но , несмотря на это , каждый раз , когда он сталкивался с явной несправедливостью , душа его вскипала негодованием , и врожденна я прямота б р ала верх над прав илами , принятыми на веру . Он тогда , сам себе на удивление , почти бессознательно , дейст вовал наперекор этим правилам , и на деле выходило совсем не то , что они ему предписывали» 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 329. . В поведении Серебряного писатель находил «благородную непоследовательность» 1 1 Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: Правда . 1986, с . 55. , которая совершенно нестерпима для десп ота , хотя бы тот и не сомневался в большей верности и пр еданности ему Серебряного , чем любого из своих опричников. Эта «благородная непоследовательность» была присуща самому А . К . Толстому . Его дру г Б . Маркевич , убежденный консерватор , всегда указывал Толстому , что тот «в политических вопросах увлекается чувств ом» 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 381. , а не рассуждает здраво . Однажды при встрече Маркевич заявил Толстому : «Как я рад , мой милый Толсто й , что вы не стоите у власти , … – там , на высоте , я видел бы в вас одного из злейших врагов истинных инт ересов государства – несмотря на все пре лестные качества вашей души , полной благородс тва , – и даже , может быть именно вслед ствие этих качеств» 3 3 Там же , с . 382 . Эти слова Маркевича очень важны для понимания природы власти . Дейс твительно , прямой и правдивый характер , душевное благородство , находясь пер ед лицом неограниченной власти , осуждены на бездействие или гибель (ведь князь Серебрян ый не смог до конца противостоять режиму – он предпочел уехать сражаться с т атарами во главе р азбойничьего отря да , а Дружина Андреевич Морозов тоже ничег о не смог сделать для борьбы с тирани ей , только выступил на пиру с гневной обличительной речью , что и явилось поводом для его казни ). Но , тем не менее , можно ли действов ать в таких условиях , имея в виду высокую цель ? Толстой говорит нам – да ! Для успешной борьбы с тираном необходима ловкость , умение лавировать . Этих качеств как раз и не было ни у самого Тол стого , ни у его лучших героев : «Хорош б ы я был , если бы напялил на себя , к примеру , мундир III Отделения , дабы доказать его нелепо сть ! Да разве есть у меня ловкость , нео бходимая для этого ? Я бы только замарался , никому не принеся пользы» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 337. . Как мы видим , в жизни Толстой заду мывался над этой проблемой , а в тв орчестве она нашла воплощение в образе Бо риса Годунова , когда неожиданно для автора оказалось , что именно он – истинный ге рой трилогии . Но Борис Годунов был показан А . К . Толстым как одна из центральных фигур еще в «Князе Серебряном» * – в рассматрива емом нами романе . Дело в том , что образ Годунова в процессе работы над романом был глубоко отвратителен автору . Поэтому пе ред читателем Борис предстает ловким и ис кусным интриганом . Показателен в этом отношен ии диалог Серебряного с Годуновым в четырнадцатой главе романа «Оплеуха» : – Видишь ли , Никита Романыч , – пр одолжал он , – хорошо стоять за правду , да один в поле не воевода . Что б ты сделал , кабы , примерно сорок воров ст али при тебе резать безвинного ? – Что б сделал ? А хватил бы саблею по всем по сорока и стал бы крошить их , доколе б души Богу не отдал ! Годунов посмотрел на него с удивлением. – И отдал бы душу , Никита Романыч , – сказал он , – на пятом много на десятом во ре ; а достальные все-таки зарезали б безви нного . Нет ; лучш е не трогать их , кн язь , а как станут они обдирать убитого , тогда крикнуть , что Степка-де взял на се бя более Мишки , так они и сами друг друга перережут ! 2 2 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 263. Годунов «мастер изменять св ои при емы смотря по обстоятельствам» 3 3 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 320. , он равен по сил е и уму Иоанну , но превосходит царя в умении властвовать собой . Он еще страшнее и опаснее Иоанна , потому что при дост ижении це ли он устраняет противников не из жестокости и не по минутному ка призу , как Иоанн , а по трезвому расчету и хладнокровно , и потому ждать помилования от него еще более бессмысленно , чем о т царя. Казалось бы , противостояние доблестных яр ких личностей власти т ирана кончилось неудачей для сильных и преданных . Но на самом деле это не так . В романе е сть глава «Божий суд» в которой опричника Вяземского настигает справедливое возмездие . Еще одного , самого извращенного , «с кровавыми глазами» палача Иоанна – Малюту С к уратова Божья кара подстерегает с другой стороны , он лишается самого главн ого в жизни – своего сына Максима . То лстой специально вводит этого персонажа , чтоб ы обличить Малюту , ведь Максим , в отличие от отца , человек честный и благородный , не захотевший мир и ться с крова выми , чудовищными преступлениями отца . Максим и погибает , как преданный и благородный по дданный царя – на бранном поле , в сра жении с татарами . И эта нравственная чисто та и праведность сына Малюты при жизни , его благородная гибель – самое тяжко е наказание для погрязшего в кр овавых грехах отца. Особую роль в судьбе героев романа играют разбойники . Они находятся как бы в оппозиции к царской власти – это вольный народ , люди , живущие грабежами , но у них , тем не менее , есть законы чес ти , понятия о доб ре и справедливости . Разбойники в романе стоят за «матушку святую Русь» , их глубоко волнует судьба Родины . Они яростно дрались с татарами на бранном поле , под предводительством Ермака Тимофеевича и Ивана Кольца (Ванюхи Перстн я ), покорили Сибирский край , п р ибав ив к царским владениям обширную территорию , а после отдались на милость царя. Ванюха Перстень и его банда выполняют в романе особую функцию – функцию « праведных разбойников» . Они помогают Серебряному спасти царевича Ивана от руки палача Малюты Скуратов а , они вызволяют князя из темницы . Рисуя в своем романе образы разбойников , стоящих на стороне правды и справедливости , Толстой , как нам думается , хотел подчеркнуть дисгармонию эпохи Ивана Гр озного , в которой разбойники гораздо честнее , чище и безупречнее в моральном плане , нежели опричники – люди преданные Царю и Закону. Нельзя не отметить , как в изображении народа в романе заметно влияние пушкинск ой «Капитанской дочки» , также явно и влиян ие романтического строя лермонтовской «Песни про купца Калашникова…» , как уже отмечал ось ранее . Не случайно автор так красочно описывает жизнь и быт русского народа – описание «поцелуйного обряда» в доме Морозова (глава 15), в образе мельника-колдуна ( главы 3, 17, 18). В главах 5, 14, 23 использованы народные пе сни , велик о лепно вплетенные в ткан ь повествования : Ах , каб ы на цветы да не морозы, И зимой бы цветы расцветали ; Ах , кабы на меня да не кручина, Ни о чем бы я не тужила, Не сидела б я , подпершися, Не глядела бы я во чисто поле… 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 207. Автор своим изображением прекрасных народ ных песен и красивых обычаев хотел подчер кнуть , что Россия прекрасна , но люди не всегда могут распорядиться этим богатством. Толстой , как известно , при написании р омана задава лся целью не столько опис ать какие-либо события , сколько изобразить общ ий характер целой эпохи и воспроизвести п онятия , верования , нравы и степень образованно сти русского общества во второй половине XVI столетия . Это отчасти ему удалось . Можно спорить о ст епени соответствия исторической правде некоторых невымышленных персонажей романа , м ожно указывать (как это делалось критиками ) на недостаточную глубину проникновения автором в эпоху Ивана IV , но нельзя не согласиться , что р оман до сих пор читается с интере сом и волнением и имеет глубокий нравстве нный подтекст. Конечно , Толстой не решил во всем объеме задачу воссоздания жизни городской и деревенской Руси XVI века . Следуя за Карамзиным , он о дносторонне изобразил Ивана Грозного . Но эта односторонность была выз вана не толь ко социальными симпатиями Толстого , но и п ротивоположной односторонностью , апологетическими оце нками и характеристиками историков «государствен ной» школы , которые затушевывали и оправдывал и излишнюю , не вызванную необходимостью жесто кость Гроз н ого и то обстоятельств о , что народ терпел от него не меньше , чем от бояр. И образ Ивана Грозного , и изображение опричнины пронизаны ненавистью Толстого к деспотизму , произволу , насилию , унижению человеч еской личности . Как ни старался автор быть объективным , на протяжении всего романа , из лирических отступлений мы узнаем о его негодовании перед эпохой Ивана Грозног о . «При чтении источников , – пишет Толсто й в предисловии , – книга не раз выпад ала у меня из рук , и я не раз бросал перо в негодовании не столько о т мысли , что мог существовать Иоанн IV , ско лько от того , что могло существовать такое общество , которое смотрело на него без негодования» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4-х том ах . – М .: Правда . 1969. – т . 2, с . 177. . Роман отличается четкостью композиции и точным подбором красок . Толстой исследу ет эпоху Ивана Грозного с общечеловеческой , нравств енной точки зрения . Исследуя дух эпохи , автор приходит к выводу , что ца ри – «плоть от плоти народа , нация вы плескивает того , кого она достойна» 1 1 Ключевский В . Собр . соч . в 9-ти томах . – М .: Просвещ . 1988. – т . 2, с . 155. . Поэтому не один Иоанн бы л повинен в кровавых преступлениях против Бога . Толстой рисует полное затмение всех нравственных ценностей , разрушение христианских идеалов ; рисует эпоху , в которой обыденным явлением были наветы , предательства , над ругательства над женщинами и младенцами , казн и безвинных. Роман Толстого сыграл заметную роль в подготовке условий , определивших переход ист орического романа в новое качество. Не правы те , кто утверждает , что ро ман «Князь Серебряный» устарел . Своим пр оизведением Толстой говорит нам , что нужно помнить уроки прошлого и не повторять страшных ошибок Страшного времени. Глава 4. Драматическая т рилогия А . К . Толстого – высшая ступ ень его художественного исследования эпохи Ив ана Грозного. Для выяснения задач исторической драмы в понимании Толстого необходимо иметь в виду противопоставление человеческо й и исторической правды . «Поэт… имеет только од ну о бязанность , – писал он , – быт ь верным самому себе и создавать характер ы так , чтобы они сами себе не противор ечили ; человеческая правда – вот его зако н ; исторической правдой он не связан» 1 1 Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: Правда . 1986, с . 97. . Ошибочно было бы полагать , что под «исторической правдой» Толстой разумел лишь мелкие исторические факты и детали и защищал здесь право на отступление от них . Речь идет о более серьезных вещах . Задачи воссоздания исторической действительности и подлинны х исторических образов вообще не являлись для него решающими. В подтверждение этих мыслей Толстой , п о свидетельству современника цитировал строки из «Смерти Валленштейна» Шиллера : Деяния и помыслы людей Совсем не бог слепой морского вала. Мир внутренний – и мыслей , и страстей Глубокое , извечное начало. Как дерева необходимый плод, Они не будут случаю подвластны. Чье я узнал зерно , знаком мне тот, Его стремленья и дела мне ясны. Трагедии Толстого замечательны тем , что историко-политическ ая тема разрешается в них в индивид уально-психологической плоскости . Отчасти поэтому народные массы , как основная движущая сила истории не играют в трилогии существенной роли , не определяют развития действия , ка к в «Борисе Годунове» Пушкина , хотя некото рые массовые сцены и о т дельные фигуры (например , купец Крюков в «Царе Ф едоре Иоанновиче» ) очень удались Толстому . В последней неоконченной драме «Посадник» народ должен был , вероятно , играть более активн ую роль , чем в трилогии. Толстой отрицательно относился к жанру драматическо й хроники , которую считал б есполезным копированием истории , своеобразным нат урализмом в исторической драматургии . Тем не менее критики неоднократно писали о его пьесах как о драматических хрониках . Подо бная характеристика делалась на основе упреко в в недо с таточно стройном развити и действия . Однако , при этом не учитывалас ь общая установка писателя не на последов ательное изображение исторических событий , не на бытовые картины , а на пс ихологические портреты главных геро ев . Вокруг них , вокруг раскрытия их харак теров и душевного мира концентрируется все развитие действия. Как мы уже отмечали , произведения Толс того , посвященные времени царствования Ивана Грозного составляют своеобразный цикл . Наиболее полно и ярко эпоха Ивана Грозного пока зана , несомненно , в драма тической трилогии – «Смерть Иоанна Грозного» , «Царь Федор Иоаннович» , «Царь Борис» – которая являе тся , несомненно , самым значительным произведением в наследии Толстого-драматурга . Необходимость создания трилогии была очевидна – драмы позволили более ярко о чертить хар актеры исторических персонажей , продолжить изучен ие тех проблем , которые были лишь намечены в лирике и в романе. Толстой утверждал , что предметом трагедии должно быть значительное собы тие , в ходе которого развиваются и проявляются интересные хар актеры , т о есть жанр драмы позволял не только более ярко показать характеры героев , но и показать их в эволюции. Трагедии Толстого не принадлежат к бе сстрастным воспроизведениям прошлого , но бесполез но было бы искать в них и непосредств енные конкретные нам еки на Россию 60-х годов , Александра II , его министров и так далее . Но , тем не менее , подобные истолкования были ; один критик утверждал , например , что в «Смерти Иоанна Грозного» Годунову приданы одновременно черты Макбета и министра внутрен них дел Тимашева . В этом отношении Т олстой был близок к Пушкину , отрицательно оценивавшему французскую трагедию намеков , примен ений . Которая , по его словам , «пишется « c Constitutionnel » 1 1 Пушкин А . С . Золотой том . – М .: Терра . 1995, с . 85. перед глазами , дабы шест истопны ми стихами заставить Сциллу , Тибер ия , Леонида высказать его (автора трагедии ) мнение о Виллеле или о Кеннинге» 2 2 Там же , с . 125 . Однако , это не исключает наличия «втор ого плана» , то есть лежащей в их основ е политической мысли , как в «Борисе Годуно ве» Пушк ина , так и в трилогии Толс того . Самый выбор эпохи , общие размышления Толстого о социальных силах , действовавших в русской истории , о судьбах и роли мон архической власти в России тесно связаны с его отрицательным отношением к абсолютизму и бюрократии. Для Т олстого была совершенно не приемлема та лжепатриотическая драма 30 – 40-х годов , лакировавшая и искажавшая историю в монархическом духе , типичным образцом котор ой является «Рука Всевышнего Отечество спасла » Н . Кукольника . Размышления и взгляды А . К . Толст о го , разумеется , не дела вшие его республиканцем и , тем более , рево люционером , были очень далеки от официозных точек зрения – и не случайно цензура , придравшись к совершенной мелочи , запретила постановку «Смерти Иоанна Грозного» в пр овинции , на что Толстой о тветил с горьким сарказмом : «Пьесы разделены на н есколько категорий : одни разрешены только в столицах , другие – в провинции , третьи – в столицах и провинциях… Это весьма напоминает формы парадную , праздничную , полную праздничную , полную парадную . Нескольк о наших лучших генералов сошло с ума от такой путаницы , несколько впало в детство , двое застрелилось . Сильно опасаюсь , ка к бы не случилось то же с губернатора ми , как бы они не замычали и не вс тали на четвереньки» 1 1 Т олстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М . : Правда . 1969. – т . 4, с . 77. . В течение тридцати лет не допускала цензура на сцену и пьесу «Царь Федор Иоаннович» , как произведение , порочащее особу «венценосца» и колеблющую самый принцип са модержавия . Но зато по-новому зазвучали пьесы в конце XIX века . Они имели (и до сих п ор имеют ) огромный успех , играют в них самые прославленные артисты . Время показало , ч то пьесы Толстого , несмотря на то , что открывают перед нами «дела давно минувших дней» до сих пор интересны и злободнев ны. Основные проблемы отдельн ых мест Толстого заключены в образах их главных г ероев и сформулированы самим поэтом в дид актических концовках . В «Смерти Иоанна Грозно го» боярин Никита Романович Захарьин над трупом Иоанна произносит : О царь Иван ! Прости тебя Господь ! Прости нас всех ! В от самовластья кара ! Вот распаденья нашего исход ! То же подчеркивается эпиграфом из Биб лии : «Несть ли сей Вавилон великий , его же аз соградих в дом царс тва , в державе крепости моея , в честь с лавы моея ! Еще слову сущу во устех цар я , глас с небесе бысть : «Т ебе глаго лется Навуходоносоре царю : царство твое прейд е от тебе , и от человек отженут тя , и со зверьми дивними житие твое !» Вторая часть трилогии – «Царь Федор Иоаннович» – заканчивается словами Федора : Моей в иной случилось все ! А я – Хотел добра , Арина ! Я хотел Всех согласить , все сгладить – Боже , Боже ! За что меня поставил ты царем ! На последней страницы заключительной част и трилогии Толстой вкладывает в уста Бори са следующие слова : От зла лишь зло родится – все едино : Себе ль мы им служить хотим иль царству – Оно ни нам , ни царству впрок нейде т ! Все три пьесы объединены общей идеей . Чтобы понять ее , рассмотрим все три ч асти драматической трилогии. Образ Ивана Грозного , как уже отмечало сь выше , всегда привлекал внимание Толстого . В течение всего XIX в ека к образу Ивана IV очень часто о бращались и историки , и писатели . При этом в первой половине века господствовала то чка зрения Карамзина . Автора «Истории государ ства Российского» интересовала , главным образом , морально-психологическая сторона личности Гр озного , его загадочный , противоречивый обл ик : «разум превосходный» 1 1 К арамзин Н . История государства Российского . в 9- ти томах // Новый мир , 1989, № 3, с . 98. , неутомимая деятельнос ть , с одной стороны , и жестокость тигра , «бесстыдное раболепство гнуснейши м похотям » 2 2 Там же , с . 99. , крайняя подозрительность , благодаря которой в смутном уме царя возникали никогда , якобы , не существовавшие заговоры , – с другой. Созданный Карамзиным образ оказал на А . К . Толстого большое воздействие , но , тем не менее , относи лись они к образу царя по-разному . Карамзин , говоря об ужасе , и ныне возбуждаемом царствованием Грозного , мысленно противопоставлял ему просвещенных монархов , какими были в его глазах Алексан др I и Ека терина II . А в сознании Толстого от деспотизма Иоанна т янулись нити к современным ему по литическим порядкам . Лучшие представители феодаль ной знати , с которой боролся Грозный , были для поэта носителями подлинных духовных ценностей ; в них он видел своего рода идейных предшественников той аристократической о ппоз и ции , представителем которой сам являлся . И поэтому пересмотр карамзинской оценки Ивана Грозного , приведший к его исторической реабилитации , был неприемлем для Толстого. Необходимо подчеркнуть , что «обобщающая с ила образа Ивана Грозного , олицетворяющего ид е ю ничем не ограниченного самовластия (как и некоторых других образов драматическ ой трилогии ), выводит его за рамки той системы социально-политических взглядов и историч еских представлений Толстого , к которым он генетически восходит» 1 1 К огинов Ю . Отшельник Красного Рога . – М .: Армада . 1999, с . 51. . Главным историческим источником «Смерти И оанна Грозного» , как и всей драматической трилогии , и романа , и лирики является «Ист ория государства Российского» . В основе всего первого действия трагедии лежит небольшой отрывок «Истории…» , рисующий переживания Ивана IV пос ле убийства сына , его отказ от престола и настроения боярства в связи с этим , и , наконец , согласие «носить еще тягость правления» 2 2 К арамзин Н . История государства Российского . в 9- ти томах // Новый мир , 1989, № 4, с 93. . Заимствуя исторические факты , даже отдель ные фразы и слова у Карамзина (мечты И оанна о принятии схимы , его разговор с боярами , взрыв Свинарской башни и так д алее ), Толстой использует свой старый прием хронологического сближения этих со бытий для усиления драматизма. Сцена с Гарабурдой , играет , по словам Толстого , исключительно важную роль в пье се : «Михайло Богданович Гарабурда , секретарь в еликого княжества Литовского и посол короля Батория , является только один раз в д раме… , но на нем ос нован перелом Иоанновой судьбы , и он представляет ту ось , на которой со вершается оборот всего хода событий , когда драматическое движение из восходящего превраща ется в нисходящее» 3 3 Р усакова Ю . Толстой А . К . Избранные произведения . – М .: Правда . 1988, с . 7. . Эта сцена вымышлена писателем , но отдельные факты , о которых здесь идет речь (переговоры Гара бурды с Грозным в 1573 году , причина их не удачи , избрание и бегство Генриха , оскорбитель ное для Батория обращение «сосед» и други е ), взяты у Карамзина (том 9, г лава 4). Основным источником первой сцены четверто го действия является отрывок о комете и произведенном ею на Ивана впечатлении , Вызо ве волхвов и так далее . В качестве при мера дословного заимствования можно указать т акже на слова Грозного , обращенные к Фед ору : «Цари с любовию , и с благочест ьем , // И с кротостью» – у Толстого . У Карамзина : «Убеждал Федора царствовать благочес тиво , с любовию и милостию» 1 1 Карамзин Н . История государс тва Российского . в 9- ти тома х // Новый мир , 1989, № 3, с . 115. . Главные дейс твующие лица трагедии – лица исторические . Вымышленными являются многие второстепенные и безымянные персонажи – дворецкие , приставы , стольник , но , что замечательно , среди них есть лицо историческо е – гонец из Пскова : сцена его донесе ния Ивану основана на п одлинном факте . А с другой стороны , большинство чле нов Боярской думы – это не исторические лица , а лица , лишь наделенные исторически ми фамилиями . Результатом художественного вымысла является вся роль Сицкого. Толстой , как большинство исторических дра матург о уплотнял события во времени , о бъединял факты , относящиеся к разным , иногда довольно далеким , моментам . Действие пьесы п роисходит , по описанию поэта , в 1584 году – в год смерти Ивана Грозного . Но к н ему отнесен целый ряд событий , имевших мес то и ранее , и позднее . Так , убий ство сына и отречение Иоанна от престола , осада Пскова и пожар в Александровской слободе относится ко второй половине 1581 го да. Помимо этих обычных для исторической драмы приемов , Толстой придавал иной смысл некоторым фактам , создавал ин ые связи между событиями , устанавливал иную их после довательность , менял характеристики и психологиче ские мотивировки , исходя из своего понимания героев и эпохи и из своих идейных и драматургических мыслей (очень подробно о н изложил их в «Проекте постанов к и на сцену «Смерти Иоанна Грозного»» ). Например , Борис Годунов резко выдвинут н а первый план , он является у Толстого участником целого ряда эпизодов , к которым в действительности не имел отношения . Вся роль Бориса в первом действии (речь в Боярской думе , с толкновение с Сиц ким , обращение к Ивану от имени Думы с просьбой вернуться на престол ), противодейств ие браку Ивана Грозного с Гастингской кня жной и невольная защита царицы Марии , сове т Ивана Федору во всем слушаться Бориса , а затем желание предостеречь о т него , наконец , самое «убийство» Грозного – все это художественный вымысел Толстого. Карьера Бориса дана в пьесе в стр емительном нарастании . Сам Толстой писал в «Проекте постановки…» : я «по праву драматур га… сжал в небольшое пространство несколько периодов жизни этого лица , которых историческое развитие требовало гораздо дольшего времени» 1 1 Т олстой А . К . О литерату ре и искусстве . – М .: Правда . 1986, с . 405. . Противники Бориса , несмотря на некоторые разногласия между ними , показаны все же как единый лагерь . Здесь звучит тема борьбы самодержавия с боярством . Боярство показано с его своекорыстными интересами , интригами , внутренними разногласиями , но именно в среде боярства Толстой находит му жественных , сохранивших чувство чести , людей . Е сли игнорировать это об стоятельство , можн о прийти к полному искажению идейного смы сла трилогии . Показателен в этом отношении в смысле примера честности и благородства образ Никиты Романовича Захарьина , личность которого давно привлекала писателя (его ч ерты отразились отчасти в о бразе князя Серебряного ). В «Смерти Иоанна Грозног о» Захарьин является своего рода мерилом благородства и честности . Но Толстой идеализи рует Захарьина . На самом деле дружба с царицей , приписанная Никите Романовичу , его заступничество за нее перед Иоанном, осуждение расправы Бориса с боярами н е имели места в действительности. Таким образом , прославленный народным пре данием , образ сделан выразителем близких само му Толстому исторических тенденций . («Не равня ть крутых гор с пригорками , не бывать на земле безбоя рщине !» ) 1 1 Тархов А . Драм атическая трилогия А . К . Тол стого . – М .: Просвещ . 1988, с . 22. . Столкновение двух социальных сил – с амодержавия и боярства – показано с искл ючительной напряженностью и яркостью . Читатель и зритель воспринимает его независимо от си мпатий и антипатий автора . Интересно в этом отношении впечатление , произведенное «Смертью Иоанна Грозного» на В . Ф . Одо евского . С одобрением отозвавшись в своем дневнике о самой трагедии («психологически ве рна и драматична» ), он язвительно замечает : «Но к а к допускают наши аристокра ты и олигархи , что на сцену выводятся проделки прежнего боярства , о котором они мечтают ?» 2 2 Я мпольский И . Драматическая трилогия А . К . Толстого . – Л .: Сов . пис - ль . 1939, с . 83. Но лучшие представители боярства , которым симпатизир ует автор (Захарьин , Сицкий ) оказываются людьми , непригодными для государствен ной деятельности , социальные идеалы их обрече ны историей . Это очень отчетливо ощущается в пьесах . Об этом говорит и сам Тол стой в «Проекте постановки пьесы «Царь Фе дор Иоаннович » » : «Такие люди , – подытоживает он характеристику И . П . Шуйског о , – могут приобрести восторженную любовь своих сограждан , но они не созданы осущ ествлять перевороты в истории . На это нужн ы не Шуйские , а Годуновы» 3 3 Там же , с . 100. . Многие литературоведы нео днократно пи сали о пьесах Толстого как о драматически х хрониках . Подобная характеристика делалась на основе упреков в недостаточно стройном развитии действия . Однако , при этом не у читывалась общая установка писателя не на последовательное изображение ист о ричес ких событий , не на бытовые картины , а н а психологические портреты главных героев . Во круг них , вокруг раскрытия их характеров и душевного мира концентрируется все развитие действия. Наиболее яркой из трех пьес , составивш их трилогию , несомненно , являетс я вторая – «Царь Федор Иоаннович» . Этим объясняется ее замечательная сценическая история , а п режде всего , длительная жизнь на сцене МХА Та , в истории которого эта пьеса занимает выдающееся место . Сам Толстой также отдав ал ей предпочтение , он считал ее в ху д ожественном смысле наиболее искусной и более всех любил ее главного героя . Оригинальная композиция пьесы привела к наиболее гармоническому сочетанию , по сравнению с двумя другими , психологического портрета героя с развитием сюжета. Центральные персонажи тр илогии , в отличие от многих романтических драм , лица исторические . Это Иван Грозный , Федор , Борис Годунов . Наиболее оригинальным из них явл яется образ Федора . Если образы Ивана и Бориса , в основном , восходят к Карамзину , то , создавая образ Федора , Толстой ни в малейшей степени не опирался на «Историю…» Карамзина . Говоря о том , ч то он хотел изобразить Федора «не просто слабодушным , кротким постником , но человеком , наделенным от природы самыми высокими ду шевными качествами , при недостаточной остроте ума и со в ершенном отсутствии воли » 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Правда . 1969, с . 195. , что в характере Федора как бы два человека , из коих один слаб , ограничен , иногда даже смешон , другой же , напротив , велик своим смирением и почтенен своей нравст венной высотой. Герой Толстого не является также повт орением того иконописного лик , которое мы находим в ряде древнерусских сказаний и п овестей о смутном времени . Царь-аскет и по движник этих сказаний , устранившись от всех государственных и земных дел , по с у ществу , не очень отличается от образа , опи санного Карамзиным. Глубокая человечность отличает весь образ Федора , и это сделало его благодатным материалом для ряда выдающихся русских арт истов. В построении характера не достигнул п ушкинских высот , но он сдел ал большой шаг вперед по сравнению с другими св оими предшественниками в области русской исто рической драмы . Толстому не свойственно прямо линейное распределение героев на злых и д обрых . В его «злых» есть свои положительны е качества (у Бориса ), а в «добрых» – свои слабые стороны (царь Федор , Шуй ский ). «В искусстве бояться выставлять недоста тки любимых нами лиц – не значит ока зывать им услугу , – писал Толстой . – Оно , с одной стороны , предполагает мало до верия к их качествам ; с другой , приводит к созданию безук о ризненных и б езличных существ , в которые никто не верит 1 1 Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: Правда . 1986, с . 18. . И в ряде мест трагедии Толстой не боится выставить глубоко симпатичного ему Федора в комическом свете , сообщить ему смешные бытов ые черты , делающие его облик земным и человеческим. Идея этой пьесы лучше всего была изложена самим Толстым в «Проекте постановки… » : «Федор , вместо того , чтобы дать перевес той или другой стороне , или же подчин ить себе ту или другую , колеблется между обеим и и через свою нерешительность делается причиной : 1) восстания Шуйского и его насильственно й смерти ; 2) убиения своего наследника , царевича Ди митрия , и пресечения своего рода. Из такого чистого источника , какова лю бящая душа Федора , истекает страшное собы тие , разразившееся над Россией долгим рядом бедствий и зол . Трагической виной Ио анна было попрание им всех человеческих п рав в пользу государственной власти ; трагичес кая вина Федора – это исполнение власти при совершенном нравственном бессилии» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 10- ти томах . – М .: Худ . лит . 1961, с . 42. . Таким образом , Толстой приходит к выво ду , что , какими бы высокими ни были дух овные качества правителя , одних их недостаточ но . Нужно , просто необходимо умение интриговат ь , лавировать , лицемерить. Но оправдано л и это с высшей , христианской точки зрения ? Может ли зло быть оправдано высокой целью ? Такова тема художественного исследования писателем в последней части трилогии «Царь Борис». Мысль эта постепенно развивалась на п ротяжении всей трилогии , н ад которой п исатель работал семь лет. При работе над драматической трилогией понимание личности Бориса и отношение к нему автора менялись . Во второй и треть ей трагедии писатель значительно усложнил его внутренний мир , с гораздо большей определ енностью увид ел в Борисе мудрого госу дарственного деятеля , а также близкие ему самому идейные устремления : желание вывести Р оссию из национальной замкнутости и патриарха льности на арену мировой истории и культу ры. Последнее является одним из существенных моментов идейн ого содержания пьесы ; п о-видимому , за это , главным образом , Толстой и полюбил Бориса. В противоположном направлении был изменен образ жены Бориса ; ей в значительной степени были переданы злодейские черты Годуно ва . Если в «Смерти Иоанна Грозного» Мария искр енне пугается неожиданно открывшихся ей честолюбивых планов мужа , то в «Ца ре Борисе» она его верный помощник и превосходит его в жестокости , и ею руковод ят не государственные , а личные побуждения. Изменению оценки образа Бориса сопутствов ало еще более обна женное , чем в пе рвых двух частях трилогии , разрешение историк о-политической проблемы на морально-психологической основе , и это не могло не повлиять на структуру пьесы . Интересно , что , окончив первый акт пьесы , Толстой все еще не решил для себя вопрос о Лж е дмитрии , а затем сознательно оставил его н епроясненным , отвергнув лишь версию о Григори и Отрепьеве. Сюжетная линия о Лжедмитрии , которая , по первоначальному замыслу , должна была заним ать существенное место , была вовсе уничтожена . Это произошло не случайно. Ведь кон кретный образ Лжедмитрия был не только бе зразличен для замысла «Царя Бориса» , но да же помешал бы его осуществлению : «Вся моя драма , которая начинается венчанием Бориса на царство , ничто иное , как гигантское п адение , оканчивающееся смертью Бориса, происшедшей не от отравы , а от упадка сил виновного , который понимает , что его п реступление было ошибкой » 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Худ . лит . 1963, с . 127. . Напрашивается сопоставление «Царя Бориса» с «Борисом Годуновым» Пушкина . В них есть ряд сходных деталей , восходящих к общему источнику – «Истории…» Карамзина . Вероятно , что эволюция образа Бориса в трилогии произошла не без пушкинского влия ния. Однако общий замысел Толстого значительно отличается от замысла Пушкина . Образ геро я Толс того опирается на карамзинскую концепцию Бориса . Постигшую Годунова катастрофу Карамзин рисует как роковое возмездие за его преступление , причину перемены в отноше нии к нему народа видит в самом Борис е , в его возраставшей жестокости и подозри тельности . Пу ш кин же понимал , что ключ к событиям Смутного времени и т рагедии Бориса нужно искать не столько в его личных настроениях и качествах , сколь ко в массовых движениях той эпохи , в б орьбе социальных сил и интересов . Перед ли цом угрожавшей ему опасности Борис не нашел бы опоры в собственной совести , но из трагедии Пушкина видно , что он погиб бы в том случае , если бы не совершил убийства . Ему приходится бороться не только с самозванцем , но и со св оим народом. Личность Годунова Толстой исследует снача ла с неприязнью и недоверием , а зате м с симпатией и даже некоторой долей восхищения , поскольку у него возникает убежде ние , что в своих действиях Годунов руковод ствовался не только честолюбием , но и имел в виду благо всего государства. Жестокость , предательство , вероломст во , которые видны и в «Князе Серебряном» , и в «Смерти Иоанна» , и особенно в «Царе Федоре Иоанновиче» сменяются в «Царе Бор исе» умиротворенностью , и даже благородным ве ликодушием. Однако Годунов через неправду стал ца рем (убийство царевича Дмитрия Годуновым исторически не доказано , но Толстой делает его виновником смерти царевича , справедливо полагая , что психологически было бы вполн е достоверным предположить , что человек , так жестоко и хладнокровно расправлявшийся со своими противниками , не остановился бы и перед этим преступлением ). А неправое дело , по мысли Толстого не может быть оправдано. От «Князя Серебряного» через три пьес ы провел толстой Годунова , чтобы в конце последней его же устами вынести окончате льный приговор : От зла лишь зло родится – все еди но : Себе ль мы им служить хотим иль царству – Оно ни нам ни царству впрок нейде т. Так заканчивается художественное исследовани е Алексеем Константиновичем Толстым извечной проблемы : могут ли преступные с редства быть оправданы высокой целью ? Драмы Толстого характеризуются тем , что внутренний мир его героев не исчерпыв ается господством какой-нибудь одной абстрактной , неизменной страсти . Герои Толстого – жи вые , конкретные люди ; они наделены индивидуаль ными особенностями и эмоциями . Толстому чужды плоскостные ф игуры исторической др амы 30 – 40-х годов – пьес Кукольника , П олевого , Зотова и других . Психологически более бедными и наивными по сравнению с ге роями Толстого выглядят и герои пьес Мея из эпохи Ивана Грозного – «Царская невеста» , «Псковитянка». Если в Иван е и Борисе первой части трилогии еще ощутимы черты романти ческих злодеев , то Федор , Борис во второй и третьей трагедии , Иван Петрович Шуйский , Василий Шуйский показаны монументально и в то же время в их сложности и противоречивости . Психологический реализ м некоторых образов трилогии позволил Ключевском у в какой-то мере использовать их в св оем курсе русской истории , характеризуя Федор а , он цитирует Толстого. Алексей Константинович Толстой ставил пер ед собой большие задачи – создание глубоких человеческих хар актеров и совершенно не удовлетворялся голой интригой , господствовавшей у других авторов драм , перечисленных выше. Для языка его трагедий не характерно стремление к скрупулезной археологической то чности . Он пользуется архаизмами в сравнитель но умеренных ра змерах и , как правило , с большим тактом , идя в этом направле нии по следам Пушкина . Архаизмы не выпячив аются назойливо , а органически включены в речь действующих лиц . Стоит сопоставить язык трилогии с языком , например , «Дмитрия Сам озванца» , популярного в 60 -е годы драматур га Н . А . Чаева , чтобы понять всю принци пиальную правоту Толстого . «Дмитрий…» «пестрит» архаизмами , диалектизмами , нарочито затрудненными синтаксическими формами , которые должны были , по замыслу автора , передать характер старин ной речи и ко л орит эпохи , но на практике делают пьесу неудобочитаемой . Т о же относится к «Мамаеву побоищу» и некоторым другим пьесам Аверкиева. Сам замысел трилогии , объединенный не только последовательностью царствований и событи й , но также общностью морально-философск ой и политической проблемы представляет собой незаурядное явление в истории русской др аматургии. Таким образом в трилогии последовательно сменяют друг друга на троне «грозный» царь , царь «добрый» и царь «разумный» – но все следствия этих царствования ока зы ваются плачевными для России , обнажая безумие неограниченной власти . Но не Грозны й породил тиранию . Он сам как явление порожден тем глубоким нравственным кризисом , который переживала в ту пору русское обще ство . Эта идея последовательно проводится в романе «Князь Серебряный» и составл яет основу той концепции эпохи Ивана Гроз ного , которой придерживался автор в драматиче ской трилогии. Заключение. А . К . Толстой писал о себе и об истории , пытаясь осознать собственное « я» в исторической жизни развивающегося общест ва . К сожалению , лишь немногие читатели см огли разглядеть в раскритикованном романе «Кн язь Серебряный» «нравственный подвиг» 1 1 Толстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Правда . 1969. – т . 4, с . 281. , а драматическая трилогия лишь спустя тридцать лет после написания нашла широкое признани е у публики. Передавать сущность , отбрасывая все случа йное – в этом заключался художественный метод Толстого при изображении эпохи Ивана Грозн ого. В процессе исследования творчества Толсто го мы выяснили , что произведения , посвященные эпохе Ивана Грозного , составляют единый ц икл . Вектор его творчества проходит от ист орических баллад к роману , а затем – к драматической трилогии. При осмыслении эпо хи Ивана Грозно го Толстой использует разные по жанру про изведения (исторические баллады , роман «Князь Серебряный» , драматическая трилогия ), чтобы сделать это наиболее глубоко и всесторонне. Исторические баллады явились интересной и неожиданной попыткой поэ тического осмысл ения некоторых моментов правления грозного ца ря . Исторические баллады писателя – принципи ально новый жанр в русской литературе XIX века . В историческом романе «Князь Серебряный» предметом рассмотрения автора стала эпоха XVI века , жизн ь рус ского общества в это время . Э тот роман стал шагом вперед по сравнению с произведениями Загоскина и Лажечникова , с которыми неоднократно сравнивали Толстого критики , так как содержал в себе яркие характеристики исторических лиц , а также отличался глубиной и деи и поставлен ных проблем . Это говорит о том , что реа листическое развитие романтического жанра (А . С . Пушкин , Н . В . Гоголь ) не прошло для Толстого бесследно. В драматической трилогии Толстой ярко обрисовывает характеры исторических лиц , исслед уя проблемы : власть и общество , личнос ть и общество , роль личности в истории , а также отвечает на вопрос : могут ли преступные средства быть оправданы высокой целью . Драматическая трилогия стала важной вехой на пути развития русской исторической драматургии. В результа те работы мы установили , что различные жанры литературы (исторические баллады , исторический роман «Князь Серебряны й» , драматическая трилогия ) помогли Толстому г лубоко и всесторонне рассмотреть эпоху Ивана Грозного. Проследили эволюцию изображения писателем этого трагического времени от историче ских баллад до драматической трилогии. Выявили , в чем состояли особенности ег о художественного изображения эпохи Ивана Гро зного. Толстой своим духовным опытом , воплотивши мся в его литературном наследии , дарит нам бога тый материал для осмысления исто рического прошлого и будущего России . Лишь осмыслив трагические ошибки прошлого , можно искоренить их и избежать в будущем. Библиография. 1. Айхенвальд Ю . Силуэты русских писателей . – М .: Худ . лит . 1993. 2. Альтшуллер М . Эпоха В . Скотта в России . – С .- П .: 1996. 3. Белинский В . Собр . соч . в 9- ти томах . – М .: Худ . лит . 1976. 4. Богуславский Г . Князь Серебряный . Повесть времен Иоанна Грозного . – М .: Худ . лит . 1976. 5. Бунин И . Инония и Китеж // Лит . газ ета , 1990, № 10. 6. Григорьев Г . Навстречу друг дру гу // Семья и школа , 1987, № 10. 7. Дмитриенко С . Творчество А . К . Толстого . – М .: АСТ , Оли мп . 1999. 8. Еремина Л ., Еремин Г . " …Тайн а твои покрывала черты… " // Московский журнал , 1993, № 7. 9. Жуков Д . А . К . Толстой . – М .: Мол . гвардия . 1982 10. Загоскин М . Юрий Милославский или Русские в 1612 году . – М .: Сов . Россия . 1989. 11. Зоркая Н . " …Артистическое эхо – …это ты " // Деловая женщина , 1993, № 1. 12. Ильин И . Одинокий художник . – М .: Олимп . 1992. 13. Кабанов В . Против течения . – М .: Книжная палата . 1997. 14. Карамзин Н . История государства Российского . в 9- ти томах // Новый мир , 1989, № 2 – 5. 15. Ключевский В . Собр . соч . в 9- ти томах . – М .: Просв ещ . 1988. 16. Когинов Ю . Отшельник Красного Рога . – М .: Армад а . 1999. 17. Кожинов В . Книга о русско й исторической поэзии XIX века .: Развитие стиля и жанра . – М .: Современник . 1978. 18. Колосова Н . " Я встретил Вас… " – М .: Моск . рабочий . 1983. 19. Колосова Н . А . К . Толстой . – М .: Мол . гвардия . 1984. 20. Кошелев В . Мудрость неуместного . – М .: Худ . лит . 1994. 21. Куняев С . " Колокольчики мои… " – М .: Мол . гвардия . 1978. 22. Лебедев Е . Стихотворения А . К . Толстого . – М .: Сов . Рос сия . 1977. 23. Лермонтов М . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Правд а . 1969. 24. Лотман Ю . Беседы о русской культуре . – М .: Просвещ . 1994. 25. Любимов Н . Благородный поклонник музы . – М .: Худ . лит . 1989. 26. Любимов Н . Несгораемые слова . – М .: Худ . лит . 1988. 27. Муравьев В . О романе " Князь Серебряный ". – М .: Худ . лит . 1987. 28. Муравьев В . Творчество графа А . К . Толстого . – Ярославль : Верхне - Волжское кн . изд - во . 1986. 29. Мусина М . " Средь шумного бала… " // Работница , 1993, № 3. 30. Петров С . Исторический роман в русской литературе . Пособ ие для учителя . – М .: У ипедиздат . 1961. 31. Петров С . Русский исторический ром ан XIX века . – М .: Худ . лит . 1984. 32. Плотникова Л . " Тщетно , художник , ты мнишь… " – Л .: Лениздат . 1980. 33. Пушкин А . С . Золотой том . – М .: Терра . 1995. 34. Пушкин А . С . Собр . соч . в 3- х томах . – М .: Фора . 1995. 35. Русакова Ю . Толстой А . К . Избранные произведения . – М .: Правда . 1988. 36. Салтыков - Щедрин М . Князь Серебряный . // Вопросы литературы , 1989, № 5. 37. Семенов В . Талант русский , самобытный… – М .: Сов . Россия . 1989. 38. Соловьев В . Поэзия графа А . К . Толстого // Литературная критика . – М .: 1990. 39. Соловьев В . Собр . соч . в 2- х томах . – М .: Мысль . 1988. 40. Страхов Л . Древнерусская литература . – М .: АСТ , Оли мп . 1996. 41. Тархов А . Драматическая трилогия А . К . Толстого . – М .: Просвещ . 1988. 42. Толстой А . К . " Дождя отшумевшег о капли… " Лирика . – Тула : Приокское кн . изд - во . 1976. 43. Толстой А . К . О литературе и искусстве . – М .: П равда . 1986. 44. Толстой А . К . Собр . соч . в 10- т и томах . – М .: Худ . лит . 1961. 45. Толстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Правда . 1969. 46. Толстой А . К . Собр . соч . в 4- х томах . – М .: Худ . лит . 1963. 47. Троицкий В . А . К . Толстой . Духовные начала творчества и художественный мир писателя .//Фил ологические науки , 1994, № 5 – 6. 48. Цимбаев Н . Стихотворения и ба ллады А . К . Толстого . – М .: Просвещ . 1993. 49. Щупов А . Граф Алексей Константинови ч Толстой . – М .: Флора . 1999. 50. Ямпольский И . Драматическая трилогия А . К . Толстого . – Л .: Сов . пис - ль . 1939. Творчество А . К . Толстого , выдающегося писателя прошлог о века , всегда по льзовалось широкой по пулярностью . Многообразен и значителен вклад Толстого в русскую литературу . Тонкий и пр оникновенный лирик , он был в то же вре мя талантливым сатирическим поэтом , одним из создателей образа Козьмы Пруткова . Им нап исан роман «Князь Сереб р яный» и ряд стихотворений в жанре исторической бал лады и былины . Имя А . К . Толстого , автор а известной драматической трилогии «Смерть Ио анна Грозного» , «Царь Федор Иоаннович» , «Царь Борис» неразрывно связано с развитием ру сской исторической драматургии . «О н оставил в наследство своим соотечественникам , – писал И . С . Тургенев , – прекрасные образцы драм , романов , лирических стихотворений , которые в течение долгих лет стыдно будет не знать всякому образованному человеку …» Творчество А . К . Толстого всегда было д оступно широкому кругу читателей и изучалось многими литературоведами . Но тему осмысления Толстым эпохи Ивана Грозного исследователи рассматривали лишь косвенно . А между тем , именно эта тема была принципиал ьно важной для самого Толстого , который пр идавал о собое значение личности и эпохе Ивана Грозного как времени , сыгравшем у , наряду с татаро-монгольским нашествием , пагу бную роль в формировании отрицательных черт русского характера : бессловесности , пассивности , страха перед властью. Опираясь на работы исслед ователей (И . Ямпольского , Д . Жукова , Н . Колосовой ) мы попытались выделить эту тему из контекст а других исторических тем в творчестве пи сателя и рассмотреть ее с позиций сегодня шнего дня . В этом заключается новизна иссл едования. Обращение к теме эпохи Ивана Гр озного , на наш взгляд , актуально именно те перь , когда многие пытаются отыскать в про шлом ответы на животрепещущие вопросы соврем енности : какой путь избрать в жизни – благородное служение Отечеству или сохранение жизни путем предательства ; можно ли опр а вдать низменный , жестокий поступок благородной целью ; несет ли общество ответс твенность за происходящее в стране . Алексей Константинович не дает нам готовых ответов , он размышляет вместе с читателем и в озвышает его моральный уровень , «…внушая …люб овь к пр е красному». Цель работы заключается в следующем : п оказать , как различные жанры литературы (истор ические баллады , роман «Князь Серебряный» , дра матическая трилогия ) помогли Толстому глубоко и всесторонне рассмотреть эпоху Ивана Грозно го ; проследить эволюцию и зображения писат елем этого трагического времени от историческ их баллад до драматических трилогий ; выявить в чем состоят особенности изо бражения этого мрачного периода русской истор ии в его творчестве. В рамках поставленной цели мы выделяе м следующие задачи : обобщить и систематизировать исследования данной темы различными литературоведами ; рассмотреть историческую концепцию Толстого , выделив особо его отношение к эпохе Ивана Грозного ; проанализировать произведения , наиболее ярко отражающие исторические и фил ософские взгляды писателя. Поставленные задачи обусловили структуру работы . Она состоит из введения , четырех г лав , заключения и библиографического списка. В первой главе мы рассмотрели историч еские взгляды Толстого , особенности его отнош ения к эпохе Ивана Грозного. Во второй главе мы проанализировали , к ак эпоха Ивана Грозного отражается в лири ке поэта. В третьей главе отражено трагическое осмысление Толстым времени Ивана Грозного в романе «Князь Серебряный». В четвертой главе предметом рассмотрения стала др аматическая трилогия как рез ультат многолетних размышлений Толстого о мно гострадальной судьбе Родины. В заключении мы сделали некоторые выв оды , к которым пришли в результате исследо вания. Теперь преступим к краткому описанию содержания глав. В первой главе мы рассмотрели о собенности исторических взглядов Толстого , так как без понимания исторической концепции п исателя невозможно правильно истолковать его произведения , посвященные эпохе Ивана Грозного. Историческая концепция Толстого неординарна и интересна . «Свобода и законность , – писал он , – чтобы быть прочными , до лжны опираться на внутреннее сознание народа ; оно зависит не от законодательных или административных мер , но от тех духовных стремлений , которые вне всяких материальных побуждений». Ни в настоящем , ни в обозримом прошлом России Толстой не находит тех предпосылок в государственном устройстве , при которых свобода и законность могли бы счи таться прочными . Его политический и духовный идеал – в далеком прошлом страны – во временах Киевской и Новгородск о й Руси . Всю свою жизнь он воспевал этот период. Киевской Руси и Новгороду он противоп оставлял Московское государство , которое было для него воплощением деспотизма , косности , вла сти бюрократии . А самое главное , время пра вления Ивана Грозного ассоциировалось у него с духовным обнищанием , нравственным уп адком общества . Деспотизм в представлении Тол стого не социально-историческое , а чисто нравс твенная категория , а царь Иван IV – символ зло го начала в русской истории , истребитель б оярских родов , гонитель духовны х традиций , нарушитель патриархального мира и согласия , основоположник чуждого русскому народному д уху бюрократического государства. Толстой , как тонкий проницательный Художн ик , остро ощущал этот духовный кризис прош лого и глубоко переживал его в современн ости. В своих произведениях , посвященных времен и царствования Ивана Грозного , Толстой ставит проблему происхождения тирании , ее политичес ких и нравственных последствий. Чтобы наиболее полно и глубоко исслед овать эту проблему , писатель обращается к ней в пр оизведениях , различных по жанр у : в балладах , которые явились интересной и неожиданной формой поэтического осмысления некоторых моментов правления Грозного царя ; в романе Толстого «Князь Серебряный» предметом рассмотрения автора стала эпоха XVI века , жизнь русского общества в это время ; в д раматической трилогии Толстой ярко обрисовывает характеры исторических лиц (Ивана Грозного , Бориса Годунова и других ). Во второй гла ве данного исследования пойдет речь об ис торических балладах Толстого как о явлении принц и пиально новом в русской литературе XIX века. Тургенев , характеризуя оставленное Толстым литературное наследие , отмечал , что он был «создателем нового у нас литературного р ода – исторической баллады , притчи , легенды ; на этом поприще он не имеет соперников ». Баллады Толстого посвящены , в основном , концу XVI – началу XVII веков , а также Киевской Руси и Новгороду , что было связано с историческими взгляда ми писателя , о которых речь шла в перв ой главе . В своих балладах он противопоста влял две эпохи – Русь изначал ьную (откровенно любуясь ею и находя в ней нравственный идеал ) и Русь Московскую , деспо тичную , которая являлась для писателя воплоще нием отрицательных тенденций русской истории . А образы киевского князя Владимира и цар я Ивана Грозного являются антиподами в творчестве поэта . Самое главное о п онимании судьбы России , пожалуй , сказано Толст ым в его исторически мудрой балладе-притче «Чужое Горе» . К числу горестей русского народа («Ярослава горе» , «Татарское горе» ) д обавляется «Ивана Васильича горе» . Двойники , п р итаившиеся , по балладе , за спиной богатыря – на самом деле – в д уше человеческой таятся . «Россия нуждалась и нуждается в великом духовном очищении , ос вобождении от татарского ига и гнета Иван а Грозного , она должна понять , что чужое горе есть ее собственно е , осмысли ть это духовно и выжечь его в своей душе» . Об этом говорит нам Толстой , испо льзуя свою любимую поэтическую форму – ф орму баллады. В 3 главе предметом нашего рассмотрения стал роман Толстого «Князь Серебряный» , в котором автор исследует дух , характ ер эпохи XVI век а . Революционно-демократические критики (в частност и , Салтыков-Щедрин в своей едкой литературной рецензии «Князь Серебряный» , настаивая тольк о на реалистических формах отражения истории ), считали роман устарелым , называли его по вторением тр адиций Лажечникова и Загоскин а , которые к концу XIX века уже давно отжили . Но в данном исследовании мы выясняем , что это слишком категоричный подход к роману . Да , действительно , в романе есть некоторые с лабые моменты , эпизоды , в которых Толстой возвращаетс я к традициям романтического и сторического романа , в них присутствуют отзву ки сентиментальной мелодрамы , излишняя театральна я декоративность (например , главы , описывающие взаимоотношения Серебряного с Еленой , а также эпизод , в котором говорится о смерти М а ксима Скуратова ). Но в остальном Толстой идет значитель но дальше своих предшественников _ – Загоскина и Лажечнико ва – автор совмещает в романе романтичес кие и реалистические черты , и значительно сильнее он там , где подчиняет повествование реалистической тенд енции . Особенно это касается бытовых подробностей , описанию нравов и обычаев народа (праздничных гуляний , русск их песен , заговоров ), а также жизни бояр (описание царского пира , поцелуйного обряда , сцена побратания Серебряного и Максима Скура това ). Историче ский материал для Толстого , является (в отличие от Загоскина , у кото рого история – лишь богатая рама для романтических приключений ) предметом глубокого психологического исследования . Это проявляется и в лирических отступлениях , в которых авто р скорбит , ра з мышляя о горькой судьбе Родины , и в описаниях психологии исторических лиц (Ивана Грозного , Бориса Год унова , Федора Басманова ), чего не было у Загоскина. Толстой сам определил свою основную т ворческую задачу в романе как воссоздание «общего характера эпохи» , «духа того времени» . На фоне этой «физиономии» эпохи , которая , по мнению писателя , формировалась не социальными , а нравственными ф акторами , он и стремится раскрыт ь то , что ему представлялось главной трагедией того времени : не казни и жестокости , даже не надруга тельство над гуманностью , а пассивное молчание одних и раболепство других , что и сделало возможным разгул деспотического произвола царя . В конце рома на автор приходит к выводу , что не оди н Иоанн породил тиранию . Он сам как явление порожден тем глубо ким нравственным кризисом , который переживало в ту пору русское общество. Эта идея последовательно проведена в романе , составляя основу той концепции эпохи Ивана IV , к оторой придерживался Толстой не только в «Князе Серебряном» , но и в драматической т рилоги и – «Смерть Иоанна Грозного» , « Царь Федор Иоаннович» , «Царь Борис» , которая стала предметом для рассмотрения в следующ ей , четвертой главе данного исследования. Драматическая трилогия явилась высшей точ кой осмысления Толстым трагического времени п равления Г розного и самым значительным произведением в наследии Толстого-драматурга . Н еобходимость создания трилогии была очевидна – драмы позволили более ярко очертить ха рактеры исторических персонажей , продолжить изуче ние тех проблем , которые были намечены в лири к е и в романе – это такие проблемы , как власт ь и общество , роль личности в деспотическом обществе , власть и ли чность , а также и звечной проблемы : могут ли прест упные средства быть оправданы высокой целью. В трилогии последовательно сменяют друг друга на трон е «грозный» царь , ца рь «добрый» и царь «разумный» – но в се следствия этих царствований оказываются пл ачевными для России , обнажая безумие неограни ченной власти. Толстой по-своему понимал задачи историче ской драмы , он считал , что предметом траге дии должно б ыть значительн ое событие , в ходе которого развиваются и проявляются интересн ые характеры . Жанр драмы позволи л Толстому не только более ярко , по ср авнению с романом и балладами , показать ха рактеры героев , но и показать их в эволюции . В этой связи очень инте ресен образ Бориса Годунова . Личность Годунова в своем творчестве Толстой исследует сначала (особенно в романе ) с видимой неприязнью , а затем с симпатией и даже некоторой долей восхищения , поскольку у Алексея Конст антиновича возникает убеждение , что в сво и х действиях Годунов руководствовался не только честолюбием , но имел в виду благо всего государства . Однако Годунов через неправду стал царем , а неправое дело , по мысли Толст ого , не может быть оправдано. Таким образом , от «Князя Серебряного» через три пьесы провел Толстой образ Годунова , чтобы в конце последней его ж е устами вынести окончательный приговор : От зла лишь зло родится – все едино : Себе ль мы им служить хотим иль царству – Оно ни нам , ни царству впрок нейде т. Из вышесказанного следует , что , в от личие от Пушкина , который понимал , что ключ к событиям «смутного времени» и трагедии Бориса нужно искать не столько в его личных качествах , сколько в массо вых движениях той эпохи , постигшую Годунова катастрофу , Толстой рисует как роковое возм ездие за его п реступление . Это о бусловлено историческими и философскими взглядам и писателя , который рассматривал время Ивана Грозного , как уже отмечалось , не с соц иально-исторической , а с нравственной точки зр ения. В этом заключается особенность его ху дожественного изоб ражения эпохи XVI века , проявляющаяс я не только в драматической трилогии , но и в романе , и в исторических балладах. Трагедии толстого не принадлежат к бе сстрастным воспроизведениям прошлого , но бесполез но было бы искать в них намеки на Россию 60-х годов XI X века . Но это не исключает лежащей в основе трилогии политической мыс ли . Сам выбор эпохи , общие размышления Тол стого о социальных силах , действовавших в русской истории , о судьбе и роли монархиче ской власти в России тесно связаны с его отрицательным отнош ением к абсолютизм у и бюрократии. В процессе исследования мы установили , что различные жанры литературы , составляющие единый цикл (исторические баллады , исторический роман «Князь Серебряный» , драматическая трил огия ) помогли Толстому глубоко и всесторонне р ассмотреть эпоху Ивана Грозного ; мы также проследили эволюцию изображения писателем этого трагическо го времени от исторических баллад до драм атической трилогии и выявили , в чем состоя ли особенности его художественного изображения эпохи Ивана Грозного в раз личных ж анрах литературы. Толстой своим духовным опытом , воплотивши мся в его литературном наследии , дарит нам богатый материал для осмысления историческог о прошлого и будущего России . Лишь осмысли в трагические ошибки прошлых времен можно искоренить их и из бежать в будущем. В процессе написания работы был изуче н большой круг литературы . На некоторые тр уды хотелось бы обратить особое внимание. Прежде всего , это монография Д . Жукова , в которой творчество Толстого рассматривает ся в контексте биографии писателя. В этой книге излагается множество интересных сведений относительно истории создания некотор ых произведений (например , тот факт , что ро ман «Князь Серебряный» сначала задумывался пи сателем как драма ). Д . Жуков очень ярко показывает жизнь писателя , перипети и его творческой судьбы и взаимоотношения со знаменитыми писателями , критиками и политиче скими деятелями (Н . В . Гоголем , Александром II и другими ). С этой книгой полезно было ознакомиться для наиболее полного понимания замысла и идейной направленности произ ведений писа теля. Также следует отметить работы И . Ямпол ьского , в которых автор заостряет внимание именно на исторической теме в творчестве писателя . Особо ценными для данной дипломно й работы были примечания Ямпольского к др аматической трилогии , которые по могли осо знать своеобразие Толстого-драматурга. Неординарность А . К . Толстого как личн ости , неоднозначность его философских и полит ических взглядов , глубину нравственных исканий помогла понять книга Н . Колосовой «А . К . Толстой» . Анализируя произведения Тол сто го , Колосова открывает перед нами внутренний мир писателя , сложный и многообразный . Те ма осмысления Толстым собственного «я» в исторической жизни русского общества XIX века представлена в книге в неразрывном единстве с тем ой истории России.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Я ничего не добился, зато сам!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по литературе "Особенности художественного изображения эпохи Ивана Грозного в творчестве А. К. Толстого", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru