Реферат: Петербург в произведениях Некрасова - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Петербург в произведениях Некрасова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 327 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Петербург в произведениях Некрасова Cорок лет своей большой творче ской жизни Николай Алексеевич Некра сов (1821 — 1878) провел в Петер бурге . В этом городе сложилось мировоззрение поэта-гражданина , окрепла его “муза мести и печа ли” . Здесь три дцать лет руководил он передовой русской журналистикой . В Петербурге же Некрасов с кончался и похоронен. За долгие годы труда , борьбы и нап ряженной творческой и журнальной работы Некра сов срод нился с Петербургом : Милый город ! где трудной борьбою Надорвали мы смолоду грудь... О Петербурге Некрасов писал в разные периоды своей жизни . На г л азах поэта менялся облик Петербурга . Столица капитализировалась , те ряла свой “строгий , стр ойный вид” , на ее окраинах вырастали фабри ки и заводы , рядом с уютными дворянскими особняками строились огромные Доходные дома “под жильцов” , застраивались пустыри. Не красивые , угрюмые дома с дворами-колодцами пор тили классические ансамбли. Некрасов показал читателям не то лько красоту Петербурга , но и его глухие окраины , заглянул в темные сырые подвалы , ярко отразил соци альные противоречия большо го города. Уже в ран нем юмористическом стихо творении “Говорун” (1843) Некрасов писал : Столица наша чудная Богата через край, Житье в ней нищим трудное , Миллионерам — рай. Здесь всюду наслаждение Для сердца и очей, Здесь всё без исключения Возможно для людей При деньгах — вд в ое вырасти, Чертовски разжиреть, От голода и сырости Без денег умереть... И неизменно , когда Некрасов обращался к петербургской т еме , он изображал два мира — миллионеров и нищих , владельцев роскошных палат и обитателей трущоб , счастливцев и несчастливцев. “Петербург — город великолепный и обширный ! — писал Некрас ов в незаконченном романе “Жизнь и похожд ения Тихона Тростникова”. — Как полюбил я тебя , когд а в первый раз увидел твои огромные д омы , в которых , казалось мне , могло жить только счастие , твои красивые ма газины , из окон которых метались мне в глаза дорогие ткани , серебро и сверкающие камен ья , твои театры , балы и всякие сборища , где встре чал я только довольные лица ... “З десь, — дум ал я, — настоящая жизнь , здесь и нигде более сч астие !” — и как ребенок радовал ся , что я в Петер бурге . Но прошло несколько лет ... Я узнал , что у великолепных и огро мных домов , в которых замечал я прежде только бархат и золото , дорогие изваяния и картины , есть чер даки и подвалы , где воздух сыр и зловреден , где душно и темно и где на голых досках , на полусгнившей соломе в грязи , стуже и го лоде влачат ся нищета , несчастье и преступлени е . Узнал , что есть несчастливцы , которым не т места даже на чердаках и подвалах , п отому что есть счаст ливцы , которым тесны целые домы ... И сильней пораз и ли меня такие картины , неизбежные в больших и кипящих народонаселением городах , глубже запали в душу , чем блеск и богатства т вои , обманчивый Петер бург ! И не веселят уж е меня твои гордые здания и все , что есть в тебе блестящего и поразительного !..” . Некрас ов знал , что лучшие архитекторы мира работали в Петербурге . О ни одели в гранит Неву , выстроили чудесные дворцы , создали неповто римые ансамбли , украси ли город великолепными парками с изумитель ны ми решетками . Но за этим парадным , пышным , нарядным Петербур гом , Петербургом обеспе ченных и сытых , начинался другой Петербург , где “каждый дом золотухой страдает” , где “мерзнут дети на ложе своем” , где трудн о и тяжело бесприютным беднякам. Многие поэты и писатели воспели непревзойденную красоту Петер бурга . Но Некр асов сказал о нем новое слово . Вел иколепную северную столицу , один из красивейш их городов мира , Некрасов увидел глазами п етербургского бедняка и воспел ее как поэ т революционной демокра тии — с горячим сочувствием к несчастным и обездоленным , с ненавистью к сытым и праздным хозяевам жизни. Творческое внимание поэта было неизменно приковано к “приютам нищеты” . С ними были связаны тяжелые годы трудной молодости поэта. Некрасов приехал в Петербург из яросл авской глуши в июле 1838 го да , окрыленный радужными н а деждами — учиться в университете и стать поэтом . Однако суровая действительность быстро развеяла эти мечты . Отец , мечтавший о военной карьере для сына , узнав о его стремлении поступить в университет , лишил сын а материальной помощи . Юноша оказался в чу жом д ля него городе один , без родн ых , без всяких средств к существованию. Я отроком покинул отчий дом. (За славой я в столицу торопился .) В шестнадцать лет я жил своим трудом И между тем урывками учился. Начались тяжелые дни. На себе самом испытал Некр асов хол од , голод , бездомную жизнь пет ербургского бедняка : жил на окраинах , ночевал в ночлежках , голод ный ложился спать и удивлялся потом , как не отнялась у него правая рука от вечной спешной работы . “Господи ! сколько я работал ! Уму не постижим о , сколько я работ а л , полагаю , не преувеличу , если скажу , что в несколько лет исполнил до двухсот печатных листов журнальной работы ; принялся за нее почти с первых дней прибытия в Петербург”. Это была трудная молодость разночинца-дем ократа , для которого органически чуждой ок азалась поэзия “дворянских гнезд”. Первые квартиры Некрасова в Петербурге не сохранились : сегодня на местах окраин и страшных трущоб , где он жил , раскинули сь десятки новых проспектов , улиц , площадей , садов. По приезде в Петербург Некрасов остан овился снача ла в дешевых номерах в Ямской (ныне улица Достоевского ), недалеко о т Кузнечного рынка . “Так и стал я прож ивать, — ра ссказывал позже Некрасов, — в какой-то грязной гостинице , шлифовал тротуары , да денежки спускал” . О сенью того же 1838 года в “увеселительном з аведе нии” на Итальянской улице (ныне улица Рако ва ) юноша встретился с преподавателем Духов но й академии Д . И . Успенским , который не только пообещал подготовить его к экзамену по латыни , но и пригласил к себе жи ть . “Поселился у него на Охте . Подле ст оловой за перегородкой темный чулан был моей квартирой” . На Охте , которая была тогда по чти деревней , Некрасов прожил недолго . На заявлениях о приеме в университет от 14 июля и 4 сентября 1839 года он указал свой новый точный адрес : “Жительство мое : Рождественской части 6-го квартала у Малоохтинского перевоза , в доме купца Трофимова” . Дом стоял на лев ом бе регу Невы (набережная Большой Невы, 63; не сохра нился ). Здесь Некра сов прожил около полугода . (По тому же адресу , на глухой отдален ной окраине , где ютились бедн яки , “бли з Малоохтинского перевоза” , жил перед поступл ением в университет и герой неоконченного романа Некра сова “Жизнь и похождения Тихон а Тростникова” .) Голодный , в дырявых сапогах , ходил Некрасов отсюда пешком через весь город на лекции в университет, к уда был принят вольнослушателем . Учиться было очень трудно . Как вольнослушатель , Некрасов не имел права на стипендию . Много време ни отнимали поиски хоть какого-нибудь заработ ка . Иногда удавалось достать грошовые уроки или переписку , а когда и их не было, он отправлялся либо на Сенной рынок , где за гроши или кусок хлеба писал крестьянам письма и прошения , либо шел в казначейство , где рас писывался за н еграмотных , получая за это несколько копеек . Губернское казначейство помещалось в доме № 76 по Екатерининск ому каналу (ныне канал Гриб оедова ). Сенная площадь (ныне площадь Мира ) неу знаваемо изменилась за годы Советской власти . От некрасовского времени сохранилось только старинное здание гауптвахты (Садовая, 57). На Сенную , тогда здесь был шумный грязный рынок , частенько при ходили петербур гские бедняки в надежде найти какой-нибудь случайный заработок . На площади иногда быва ли ссоры и драки . Здесь мог видеть Нек расов сцены , описанные им позднее (1850) в стихотворен ии “Вор” : Торгаш , у коего украден был калач, Вздр огнув и побледнев , вдруг подня л вой и плач И , бросясь от лотка , кричал : держите вора ! И вор бы л окружен и остановлен скоро . Закушенный калач дрожал в его руке ; Он был бе з сапогов , в дырявом сюртуке ; Лицо являло след недавнего недуга, Стыда , отчаянья , мол енья и испуга... Пришел городовой , подчаска подозвал, По пунктам отобрал допрос отменно строгий, И вора повели торжественно в квартал. На Сенной же Некрасов был свидетелем жестоких наказаний кре постных кр естьян : по требованию господ над провинившими ся ил и непокорными здесь совершали пу бличные экзекуции : Вчерашний де нь , часу в шестом , Зашел я на Сенную ; Там били женщину кнутом , Крестьянку молодую. Ни звука из ее груди, Лишь бич свистал , играя… И Музе я сказал : “Гляди ! Сестра твоя родная !” Это небольшое с тихотворени е (1848) — не только яркая жанровая зарисовка , но и д екларация молодого поэта . На всю жизнь Муз а его становится родной сестрой страдающего русского народа. Много углов , сырых и темных , переменил Некрасов в первые годы жизни в Петер бурге . Некоторое время он жил в подв але на Васильевском острове (точный адрес установить не удалось ). Н . В . Успенский пере давал рассказ Некрасова : “Нанимал я квартиру на Васильевском острову , в нижнем этаже . Денег у меня не было ни копейки ... Лежа на полу на своей шинел и (т . к . пришлось продать все скудное имуще ство ), я сделал ся предметом праздного любопытс тва уличных зевак , которые с утра до н очи толпились у моих окон . Хозяину дома это пришлось не по нраву , и он прик азал закрыть окна ставнями . При свете саль ного огарка я ре шился описать одн ого помещика с женою ... Так как хозяин отказал мне в чернилах , я соскоблил со своих сапогов ваксу , написал очерк и от нес его в ближайшую редакцию . Это спасло меня от голодной смерти” . Этот эпизод описал Некрасов в рассказе “Без вести пропавший пи ита”. И не здесь ли , рядом с Некрасовым , в таком же сыром подвале разыгралась жизненная драма целой семьи , так проникнове нно расска занная позднее поэтом в стихотворе нии “Еду ли ночью...” (1847). Помнишь ли день , как больн ой и голодный Я унывал , выбивался из сил ? В комнате нашей , пустой и холодной, Пар от ды ханья волнами ходил. Помнишь ли труб заунывные звуки, Брызги дождя , полусвет , полутьму ? Плакал твой сын , и холодные руки Ты согревала дыханьем ему. Он не смо лкал — и пронзительно звонок Был е го крик ... Становилось темней ; Вдоволь попл акал и умер ребенок ... Бедная ! слез безрассудных не лей ! С горя да с голоду завтра мы оба Так же глубоко и сладко заснем ; Купит хозяин , с проклятьем , три гроба — Вместе свезут и положат р ядком... Несчастная м ать идет на улицу великолепного Петер бурга , чтобы продать себя одному из сытых , праздных , развратных хозяев жизни . Только крайняя степень нищеты довела ее до эт ого шага . В стихотворе нии “Убогая и наряд ная” , написанном значительно позже — в 1857 году , разв ивается та же тема : Но не лу чше ли , прежде чем бросим Мы в нее приговор роковой , Подзовем-ка ее да расспросим : “Как дошла ты до жизни такой ?” Одним из пе рвых в русской литературе Некрасов затронул эту ост рую тему , о которой не принят о было говорить и п исать . Он показ ал” как несправедливый социальный строй толка ет несчастных бедняков на преступление — воровство , проституцию — или обрекает их на нищенство. Сам поэт в эти годы продолжал влачить голодную , неус троенную жизнь , менял один угол на другой , часто не лучший . Осенью 1838 года он с нял угол в старом деревянном флигеле (тепе рь не сохранившемся ) на Разъезжей улице , у отставного унтера . Юноша был тяжело болен , долго не мог найти никакой работы и задолжал хозяину . Тот предложил сво ему п остояльцу написать расписку , что он долж ен 45 рублей , а в залог оставляет свои вещи . Некрас ов такую расписку написал . Однажды он от п равился на Петербургскую сторону проведать пр иятеля , а когда поздно вечером вернулся до мой , двери флигеля оказались заперты . На е го стук хозя ин заявил : “Напрасно беспо коились : вы ведь от квартиры отказались , а вещи в залог оставили...” “Что было д елать ? — записал со слов Некрасова А . С . Суворин. — Пробовал бедняга браниться , кричать — ничто не помогло . Солдат ос тался непреклонен . Была о сень , с кверная , холодная осень , пронизыва ю щая до костей . Некрасов пошел по улицам , ходил-ходил , устал страшно и присел на л есенке одного магазина ; на нем была дрянна я шипелишка и саржевые панталоны . Горе так проняло его , что он закрыл лицо рукам и и плакал . Вдру г слышит шаги . Смотрит — нищий с мальчиком . “Подайте , Христа ради”, — протянул мальчик , обращаясь к Некрасову и останавли ваясь . Он не собрался еще с мыслями , чт о сказать , как старик толкнул мальчика : — Что ты ? не видишь разве , он сам к утру окоченеет . Эх , гол ова ! Чего ты здесь ? — пр одолжал старик. — Ничего, — отвечал Некрасов. — Ничего , ишь гордый ! Приюту нет , видно . Пойдем с нами. — Не пойду . Оставьте меня. — Ну , не ломайся . Окоченеешь , говорю . Пойдем , не б ойсь , не обидим. Делать нечего . Некрасов пошел . Пришли они в 17 линию Васильевского острова . Теперь этого места не узнаешь , все застроено . А тогда был один деревянный домишко с забором и кругом пустырь . Вошли они в большую комнату , полную нищими , бабами и д етьми . В одном углу играли в три листа . Старик подвел его к играющим. — Вот грамотный, — сказал он, — а приютиться некуда . Дайте ему водки , иззяб весь. Некрасов выпил полрюмки . Одна старуха постлала ему постель , под ложила ... подушечку . Кр епко ... уснул он . Когда проснулся , в комнате ни кого не было , кроме стар ухи . Он а обратилась к нему : “Напиши мне атте стат , а то без него плохо !” Он написал и получил 15 копеек”. Некрасов неоднократно рассказывал об этих трагических обстоятель ствах , при которых он расстался с углом на Разъезжей , и вве л этот эпизод в свою “Пове сть о бедном Климе” (1842 — 1843) и в роман “Жизнь и похо ждения Тихона Тростникова” (1843 — 1848). Действие рассказов и повестей Не красова 40-х годов почти всегда проис ходит в Петербурге . К таким произве де ниям относятся “Макар Осипович Случайный” (1840), “Б ез вести пропавший пиита” (1840), где много автобиографических черт , “Ростовщик” (1841), где изображены скряга-ростовщик и умирающие с голоду бедняки , “Жизнь Алекса ндры Ива новны” (1841), где Некрасов , между прочим , сообща ет об одиой из стран ных особеннос тей Петербурга : “... в Петербурге , кроме многих извест ных чудес , которыми он славится , есть еще чудо , которое заключается в том , что в одно и то же время в разных част ях его можно встретить вре мена года сове ршенно различные . Когда в центре Петербурга нет уже и признаков снегу , когда п о Невскому беспрестанно носятся летние эки па жи , а но тротуарам его , сухим и гладким , толпами прогуливаются обра дованные жители и жительницы столицы в легких изящных наря дах, — т огда в другом конце Петербурга , на Выборгс кои с тороне , царствует со вершенная зима . Снег довольно толстым слоем лежит еще па мостовых ; природа смотрит пасмурно и подозрительно ; жители выходят на улицу не иначе , как закутавшись в меховую одежду ... О , как далеко Выборгскои стороне до Невского проспек та !” . Та лантливым и остроумным бытописателем и социол огом Петербурга проявил себя Некрасов и в многочисленных своих фельетонах 40-х годов . Эти фельетоны печатались в “Литературной г азете” , в разделе “Петер бургская хроника” . По воскресеньям они появлялись в “Р усск ом инва лиде” , в разделе “Журнальные отметки” , с подзаголовком “Петербургская хроника” . В одном из фельетонов автор сетует , как м ало пишут у нас о Петербурге , как мало знают его читатели . Фельетоны знако мили неприхотливых читателей со столичными ново с тями : Гостиный двор осветился газ ом , омнибус связал регулярным движением центр го рода со Спасской мызой , приехали на гастроли итальянские артисты . Фельетонист расск азывал и о праздничных балаганах на Исаак иевской площади , и о “большом конском рист алище” н а Измайловском плац-параде , н о не забывал сообщить и о новых книга х , новых пьесах , сделать обзор вышедших жу рналов . И часто в легкую и непринужденную фельетонную болтовню врываются темы насущно важные и серьезные : про паганда новой “на туральной школы” , за щ ита В . Г . Белинского от напа док реакционеров , разговор об истинном назначении искусства . В фелье тона х Некрасова много беззлобного юмора , но мн ого и ядовитой иронии и острой сатиры. К 1844 году относятся фельетоны “Хроника петербургско го жителя” , “Петербу ргские дачи и окре стности” и “Черты из характеристики пе тербур гского народонаселения” . Что такое петербургские дачи ? “Вид на два дерева и на луж у” . Что за люди населяют столицу ? На эт от вопрос автор отвечает так : “Мы , не в даваясь в подробности , разделили бы жи телей Петербурга на четыре разряда — на чиновников , офицеров , купцов и так называемых петербургских немцев. Кто не согласится , что эти че тыре разряда жителей нашей столицы суть настоящие , главнейшие пр ед ставители Петербурга , с изучения которых до лж но начинаться ближай шее физиологическое знакомство с Петербургом ? В каждом из н их выра жается какая-нибудь сторона петербургской жизни... Нам остается взглянуть еще на низший класс петербургского наро донаселения ... Что т акое зовут народом в столице ?.. В Пете рбурге по стоянных коренных жителей низшего с ословия чрезвычайно мало , хотя простого народ а много во всякое время ... В столице бо льше потребности в рабочих и мастеровых ... К ... разряду низшего сословия , населяющего Петер бург , должно отнести полчище дв о ро вых людей , небольшое количе ство проживающих п остоянно в Петербурге мещан и еще меньше разно чинцев. Простой русский народ и в Петербурге и во всей России , как изве стно , чрезв ычайно работящ , отличается бесстрашием при пр оизводстве самых опасных работ , л юбит есть огурцы , лук , морковь , репу , хлеб с квасом и солью и чрезвычайно неразборчив в выборе своего помещения ... В Петербурге в ообще едят много , и всякий петербургский ч еловек , по читающий себя вправе пользоваться б лагами жизни , столько же прихот лив в п ище , сколько неприхотлив петербургск ий простолюдин”. С середины 40-х годов начинается зрелый период творчества Некра сова . Теперь героями его произведений все чаще становятся не только обитатели столицы , но и жители глухих деревень . Судьба крепостного крес тьянина начинает волновать его не мен ьше , чем судьба городского бедняка . Однако петербургская тема по-прежнему занимает поэта , и дей ствие ряда его стихотворений происхо дит У хладных невских берегов, В туманном Петрограде… В 1850 году Некрасов создает стих отворный цикл “На улице” . Твор ческое внимание поэта привлекают голодн ый , больной , безработный че ловек , который стан овится вором (“Вор” ); проводы в рекруты мол одого” парня и “бесполезное горе” его род ных (“Проводы” ); солдат , несущи” детский гробик (“Гроб о к” ); Ванька-пзвозчик с его “ободранной и замо ренной клячей” (“Ванька” )... “Мерещится мне всюду драма” — таков печальный вывод автора . В 1851 году Некрасов написал стихотворение “Муза” . Свою м узу он называет “печальной спутницей печальны х бедняков , рожденн ых для труда , страд анья и оков...” Чрез бездны темные Насилия и Зла, Труда и Голода она меня вела — Почувствовать свои страданья научила И свету в озвестить о них благословила... Одним из одним из лучший произведений Некрасова является его стихотворе ние “ Размышления у парадного подъезда” (1858), где поэт сделал глубокое обобщение своих мно голе тних наблюдений и раздумий : “Где народ , та м и стон...” Интересна история создания этого стихотво рения . Напротив дома , где жил Некрасов , до сих пор прекрасно сохранил ось здание министерства госу дарственных имуществ , выстроенн ое по проекту архитектора Боссе (ныне Лите йный проспект, 37). В 1857 году дом этот был куплен “в каз ну” , и здесь в огромной казенной квартире поселился одил из царских мини стров М . Н . Муравьев , с менивший П . Д . Киселева , бывшего министром государственных имуществ с 1837 по 1856 год . За богатой и праздной жизнью “владельца рос кошных палат” Некрасов мог наблюдать из о кон своей квартиры . Сюда за помощью нередк о приходили бедняки-просители . “Я встала р ано, — вспоминала А . Я . Панаева, — и , подойдя к окну , за интересовалась крестьянами , сидевши ми на ступеньках лестницы парад ного подъезда в доме , где жил министр государственных имуществ . Была глубокая осень , утро было холодное и дождливое . По всем верояти ям , кре стьяне желали подать какое-нибудь прошение и спозаранку явились к дому . Швейцар , выметая лестницу , прогнал их ; они укрылись за выступом подъ езда и переминали сь с ноги на ногу , прижавшись у стены и промокая на дожде . Я пошла к Не красову и рассказа л а ему о ви денной мною сцене . Он подошел к окну в тот момент , когда дворники дома и гор одовой гнали крестьян прочь , толкая их в спину . Некрасов сжал губы и нервно по щи пывал усы ; потом быстро отошел от окна и улегся опять на диване . Часа через два он проче л мне стихотворени е „У парадного подъезда "”. Жанровая городская сцена , типичная для столицы , под пером Некра сова превратилась в стихотворение , полное лирической скорби и гнева , любви и ненависти . По-прежнему волновала поэта городская тем а . Разрабатывая ее , Нек расов на новом историческом этапе продолжал традиции Пушкина , пока завшего не только “город пышный” , но и “город бедный” , а в “Медном всадник е” изобразившего наряду с парадным , великолеп ным Петербургом “ветхий домик” на окраине , “забор некрашеный” . Б едняк Евгений , за видующий “праздным счастливцам” , “которым жи знь куда легка” , близок некрасовским несчастл ивцам. Пейзаж центральных глав “Медного всадника ” как бы предвосхищает пейзаж Некрасова : Над омраченн ым Петроградом Дышал ноябрь осенним хладом ... Сердито бился дождь в окно , И ветер дул , печально воя... Или : . . . . . . . Дыш ал Ненастный ве тер… Бедняк проснулся . Мрачно было , Дождь капал , ветер выл уныло... Как это б лизко некрасовскому пейзажу : Светает . Чу , как ветер дует !. И снова мрак... Но то , ч то у Пушкина было только намечено в рассказе о Евгении и Параше (“Медный всадник” ) или в зарисовках неприхотливого быта обитателей Коломны (“Домик в Коломне” ), нашло дальнейшее развитие и углубление , приобрело новое качество в творчестве писател ей-демокра тов , особенно у Некрасова , перво го поэта демократического Петербурга . Это нов ое качество таило в себе и известный элемент полемики Некрасова с тем изображением Петербурга , которое дано у Пушкина во вступлении к поэме “Медный всадник” . Это ясно ощущается в поэме “Несчастные” . Она была опубликована в февральском номе ре “Современника” за 1858 год под названием “Эпилог ненаписанной поэмы” : . . . . . . . . Воображенье К столице юношу манит , Там слава , там простор , движенье , И вот он в ней ! Идет , глядит — Как чудно город изукраш ен ! Шпили его церквей и башен Уходят в небо : пышны в нем Театры , улицы , жилища Счастливцев мира — и кругом Необозримые кладбища... О город , г ород роковой ! С певцом твоих громад красивых, Твоей ограды вековой, Твоих солдат , коней рет ивых И всей по техи боевой, Плененный лир ой сладкострунной, Не спорю я : прекрасен ты В безмолвья полночи безлунной, В движеньи гордой суеты ! Но если внимание Пушкина п ривлекают “И блеск , и шум , и говор бало в” , то Некрасов декларирует : … Не в залах бальных, Где торжествует суета, В приютах нищеты печальных Блуждает грустная мечта. Вместо того чтобы изображать вол шебную белую петербургскую ночь , Некрасов пиш ет об ужасном климате царской столицы , о сырости , туманах , холоде , от которых страд ают прежде всего пет ербургские бед няки . Еще в фельетоне 1844 года “Преферанс и солнце” он мастерски рисует “слякоть , холод , грязь и тот винегрет , который с особенным искус с твом приготовляется в Петербурге из дождя и снега , тумана , крупы , изморози и иных-д ругих материалов , с овершенно необъяснимых уму смертного” . И в поэме “Несчастные” он говорит : Но лучезарный , золотистый, Но редкий солнца луч ... о нет ! Твой день больной , твой вечер мглистый , Туманный , медленный рассвет Воображенье мне рисует... Светает . Чу , как ветер дует ! У нять бы рады сорванца, Но он смеется над столицей И флагом гордого дворца Играет , как простой тряпицей. Нева волнуется , дома Стоят , как крепости пустые ; Железным бол том запертые , Угрюмы лавки , как тюрьма. Туманным петер бургским утром тянутся дроги с угрю мы м гробом , плетутся дряхлые клячи , идет за фурой солдат , сопровождающий ссыль ного юношу с бледным лицом и печальным взглядом . Если мглу и туман и осилит солнце , одевающее “сетью чудной дворцы и храмы и мосты” , то это яркое солнечное утро н е для всех : Как будто появляться вредно При полном водвореньи дня Всему , что зелено и бледн о , Несчастно , голодно и бедно , Что ходит , голову склоня ! Теперь гляди на город шум ный ! Теперь он пышен и богат — Несется в толкотне безумной Блестящих экипажей ряд. И если в такое утро “ликует сердце молодое...” , то поэт предсказы вает возможную судьбу восто рженного юноши-мечтателя : По стогна м города пройдешь : Пройдут года в борьбе бесплодной И на красивые плиты, Как из машины винт негодный, Быть может , брошен будешь ты ? В глухую полночь , бесприютный, Громадный , стройный и суровый , Заснув под тучею свинцовой , Тогда предстанет он иным . И , опоясанный гробами , Своими пышными дворцами , Величьем царственным своим — Не будет радовать... Скрытую полеми ку с Пушкиным , начатую в поэме “Несч астные” , Некрасов продолжает и в сатире “О погоде” (1859). В романе “Евгений Онегин” Пушкин рису ет светлую картину про буждающегося Петербурга : “Проснулся утра шум приятный...” Совсем инач е изображает петербургское утро Некрасов : В нашей у лиц е жизнь трудовая : Начинают , ни свет ни заря , Свой ужасный концерт , припевая , Токари , резчики , слесаря, А в ответ им гремит мостовая ! Дикий крик продавца-мужика , И шарманка с пронзительным воем , И кондуктор с трубой , и войска , С барабанным идущие боем , Понуканье измученных кляч , Чуть живых , окровавленных , грязных , И детей раздирающий плач На руках у старух безобразных : Все сливается , стонет , гудет, Как-то глухо и грозно рокочет, Словно цепи куют на несчастный народ, Словно город обрушиться хочет... Вместо праздни чного , яркого описания парада (“Люблю воинстве н ную живость потешных Марсовых полей...” ) Некра сов показывает непри глядные будни солдатской жизни : Солнца нет , кивера не блестят И не лоснится масть вороная Лошадей ... Толь ко сабли звенят ; Н а солдатах едва ли что сухо, С лиц бегут дождевые струи, Артиллерия тяжко и глухо Подвигает орудья свои. Все молчит . В этой раме туманной Лица воинов жалки на вид, И подмоченный звук барабанный Словно издали жидко гремит... Стихотворение “О погоде” было з ад умано как вступление к циклу петербургских сатир . Сюда должны были войти сатиры “Б алет” , “Газет ная” , “Недавнее время” . В них не только горячее сочувствие обездолен ным , но и бичующее обличение петербургских верхов , праздных гуляк в франтов , клубных зав с егдатаев — объедал , игроков , балетоманов . Эт от незаверш енный цикл продолжает общую линию изображения Петербурга в прозе и стихах , начатую Некрасовым еще в 40-е годы и продолженную в 50-е . Но теперь сильнее зазвучали облич ительные ноты , шире и глубж & стал с оциальный охват , выше художественное мастерство , живее , кон кретнее образы . Несколько риторическо е описание Петербурга в раннем произведении “Жизнь и похождения Тихона Тростникова” ( “Петербург город великолепный...” и т . д .) по степенно заменяется живыми к а ртинами жизни столицы. Стихотворение “О погоде” имеет подзаголов ок : “Уличные впечатле ния” . Впечатления эти печ альные и тяжелые . Тут и бедные похороны одинокого горемыки-чиновника , и квартальный с захваченным пьяницей ,. и старик рассыльный , измученный вечн ой ходьбой по цензурным ведом ствам . Потрясающее впечатление производит “клячонка , полосатая вся от кнута” , надрываю щаяся под непосильной тяжестью клади . Чуть жи вую , безобразно тощую , обессиленную лошадь жестоко избивает погон щик , срывая на ней злость з а все свои невзгоды . Э тот страшный образ появляется в романах Д остоевского “Преступление и наказание” — в сне Раскольникова — и в “Братьях Карамазовых” — глава “Бунт”. Чем пристальней всматривался Некрасов в облик Петербурга и его обитателей , тем сильнее приков ывалось внимание поэта к безотрадной жизни трудового люда. Городскому омуту с его грохот ом , смрадом , копотью , с его безобра зиями и жестокостью Некрасов противопоставляет родную умиротворяю щую природу . “Оглушенный” , “подавленный” , поэт стремится в деревню . Но и там он видит горе и слезы угнетенного народа. Некрасов понимал , что реформа 1861 года не облегчила положения народа ни в городе , ни в деревне . Ограбленное реформой крестьянст во потянулось в город на заработки . Вчераш ние хлебопашцы превращались в раб очих-про летариев . Поэзия Некрасова чутко отражала бол ьшие пере мены , происшедшие в жизни Петербурга после реформы : возникают все новые фабрик и и заводы , процветает биржа , появляются н овые хозяева жизни , “герои времени” — коммерсанты , капиталисты , банкиры , бирже вики , “тузы-акционе ры” , дельцы и “плутократы” . Поэт проклинает их “процветающий , всеберущий , всехватающий , всев орующий союз” (“Совре менники” ). С горячим сочувствием изображает он ж изнь рабочих , губительный для здоровья труд наборщиков и ту страшную эксплуатацию , которой подвергались на капиталистических фабр иках дети : Целый день на фабриках колеса Мы вертим — вертим — вертим ! С сердечной болью и горечь ю говорит Некрасов о детях города , “блед н ых и болезненных , которые дрожат и скачут от холода , выг нанные на свет божи й нуждой из сырого подвала” : Но не жал ко ли бедных детей ! Вы зачем тут , несчастные дети ?.. Нет ! вам к расного детства не знать.. В 1865 году Некрасов пишет вторую часть петербург ской сатиры “О погоде” , которая переносит читателя на улицы пореформенного Пе тербург а . Здесь дано одно из первых в русской литературе описаний дымных фабричных окраин : Свечерело . В предместиях дальных, Где , как черные змеи , летят Клубы дыма из труб колоссальных , Где сплошными огнями горят Красных фабрик громад ные стены , Окаймляя столицу кругом, — Начинаются мрачные сцены... Плохо в сто лице в осеннюю слякоть , еще хуже в лют ые морозы . К беспощадному морозу обращена мольба бедняков : Уходи из подвалов сырых , Полутемных , зловонных , дымящихся, Уходи от голодных , больных, Озабоченных , вечно трудящихся, Уходи , уходи , уходи ! Петербургскую голь пощади !.. Всевозможные тифы , горячки, Воспаленья — идут чередом, Мрут , как мухи , извозчики , прачки, Мерзнут дети на ложе своем. Даже умирать петербургским беднякам хуже зим ою, Потому что за яму могильную Вдвое больше в морозы берут. “Бескаретные х одят пешком...” — бегут на службу маленькие чи новн ики с отмороженными носами и щеками . На Невском никого нет , кроме “мнительных , тучны х обжор” , совершающих свой моцион . В силь н ы е морозы здесь гуляют “довольные лиц а” и “катаются сами цари...” Но и летом в Петербурге не лучше : город пропитан “смесью водки , конюшни и пыли” , повсюду разрытые мостовые , грязные улицы , вонючая вода в каналах... Штукатурка в алится — и бьет Тротуаром иду щий народ... Трагические вп ечатления от жизни города отразились и в стихотво рении “Утро” (1874): ...Жутко нерва м — ж елезной лопатой Там теперь мостовую скребут. Начинается всюду работа ; Возвестили по жар с каланчи ; На позорную площадь кого-то Провезли — там уж ждут палачи... Дворник вора колотит — попался ! Гонят стадо гусей на убой ; Где-то в верхнем этаже раздался Выстрел — кто-то покончил с собой... Некрасовский П етербург — это принципиально новое явление в рус ской литературе . Поэт видел такие сторо ны жизни города , в которые до него мало кто заглядывал , а если и загляды вал , то случайно и ненадолго . Начиная с 40-х годов эту линию изображения Петербурга , родившуюся в кружке Белинского , подхватили многие писатели-реалисты : Достоев ский , позднее П омялов с кий , Слепцов , Минаев , Курочкин и другие. Вот Некрасов на Сенатской площади, — но он прежде всего замечает не красоту ее , не изумительный монумент Фальконе (он назовет его “медным Петром” ), не поражающий простото й и гармонией пропорций ансамбль Росси , а люд ей на площади , их горе и з аботы — “сотни сотен крестьянских дровней” , дожидающихся у “присутственных мест” . Вот он перед величественным растреллиевским Зимним дворцом , но и тут поэт скажет лишь о ветре , который “флагом гордого дворца играет , как про стой т ряпицей...” Но не нужно думать , что поэт не замечал красоты Петербурга : . . . . . . . . . . прекрасен ты В безмолвьи полночи безлунной... В неоконченн ом отрывке неизвестного года Некрасов пишет : Если ты красоте поклоняешься — Снег и зиму люби . Красоту Н азывают недаром холодною . Погляди ты коней на мосту , Полюбуйся Дворцовою площадью При сиянии солнца зимой : На колонне из белого мрамора Черный ангел с простертой рукой — Не картина ли ?.. Некрасов счита л Петербург центром науки и искусства : “...в Пете р бурге бедна и сурова природа , зато жителям его открыто все , что есть в искусстве прекрасного и обаятельного ... Где , например , кроме Петер бурга можете вы по целым часам застаиваться перед “Последним днем Помпеи” Брюллова ? Где увидите вы эти сокровища “Э р митажной гале реи” ...” . Но прежде всего Некрасов ценит и любит Петербург за то , что он всегда б ыл центром передовой общественной мысли . С одной стороны — Петербург “город роковой” , “гнездо царей” , где “люди заживо гниют — ходячие гроб ы , мужчины — сборище И уд , а женщины — рабы” ; но с другой стороны — в Петербурге творил и Пушкин и Гоголь , которых Некрасов так горячо любил и так неутомимо пропагандиров ал ; в Петер бурге жили и работали Белински й , Чернышевский , Добролюбов — вели кие друзья и едино мышленники Некр асова ; в Петербурге произо шло восстание декабристов и героически бороли сь революционеры 60 — 70-х годов . И , обращаясь к этому Петербургу , Некрасов пишет : . . . В стенах твоих И есть и были в стары годы Друзья народа и свободы, А посреди могил немых Найду тся громкие могилы. Ты дорог нам, — ты был всегда Ареной деятельной силы , Пытливой мысли и труда ! Одним из пе рвых в русской литературе Некрасов изобразил восста ние на Сенатской площади и ту роль , которую сыграл в нем царь : Знакомый горо д перед ней Волн уется , шумит ; К Сенатской площади бегут Несметные толпы... Тогда-то пушки навели, Сам царь скомандовал : “па-ли !..” В поэме “Русские женщины” Нек расов прославил подвиг первых русских революц ионеров и их мужественных жен , отправившихся вслед за своими мужь ями в Сибирь. В Ленинграде , на набережной Красн ого Флота , прекрасно сохранился особняк (ныне дом № 4), принадлежавший некогда графу Лавалю : Богатство , бле ск ! Высокий дом На берегу Невы , Обита лестница ковром, Перед подъезд ом львы... Отсюда дочь графа — к нягиня Трубецкая уезжала в Си бирь ... Неоднократно в поэзии Некрасова упомина ется Петропавловска” крепость : Месяц с я сного неба глядит На Неву , что гробницей громадной В берегах освещенных лежит, И на шпиль , за угрюмой Невою, Перед длинной стеной крепостною, Наводящей унынье и сплин... Сюда приходили героини поэмы “Русские женщины” для свид ания с мужьями . Здесь томился друг поэта — Н . Г . Чернышевский . Здесь . в одиночных камерах на долгие годы были заключены представит ели партии “Народная воля” . Сюда осужден ному самодержавием рабочему-революционеру Пет ру Алексееву Некрасов переслал свое стихотвор ение “Смолкли честные , доблестно павшие...”. В неоконченном отрывке 1876 года поэт вспоминает Обо всех в казематах сгноенных, О солдатах , в полках засеченных , О пове шенных... В 60 — 70-х годах казематы Петропавловской крепости не пустовали . От лица квартирной хозяйки , живущей неда леко от крепости , Некрасов говорит : Видно , вновь в какой неле пости Молодежь уличена, — На квартиры подле крепости Поднимается цена... Замеча тельная русская революционная м олодежь гибла , ее заточали в тюрьмы , ссыла ли в Сибирь... За желанье свободы народу Потеряем мы сами свободу, За святое стремленье к добру — Нам в тюрьме отведут конуру. Некрасов от всей души сочувствовал героической молодежи . В свою очередь и она любила св оего поэта , воспитывалась на его произведения х . Молодые революционеры иногда подолгу стоял и на Литейной , чтобы , как вспоминал Г . А . Мачтет , “уловить его выход на улицу или хоть один силуэт за стеклом оконной рамы” , чтобы ув и деть того , “при одном имени коего склонялись наши молоды е головы”. Когда Некрасов тяжело заболел , делегация петербургской молодежи пришла на квартиру к поэту и прочитала трогательный адрес , который кончался следующими словами : “Из уст в уста передавая доро гие нам име на , не забудем мы и твоего имени и вручим его исцеленному и про зревшему народ у , чтобы знал он и того , чьих много добрых семян упало на почву народного счастья . Знай же , что ты не одинок , что взлелеет и взрастит семена эти всей душой тебя лю бяща я учащаяся молодежь рус ская” . Некрасо в был растроган. Поэт мужественно боролся с мучительным недугом . Превозмогая страдания , писал свое п оэтическое завещание — “Последние песни” , работал над любимой своей поэмой “Кому на Руси ж ить хорошо” , руководил “Отеч ественными за писками” , явившимися , по выражению одного из пи сателей , “продолжением запрещенного „Современник а "”. И больной , работая полгода , Я трудом смягчаю свой недуг... Вера в силы своего народа , в его грядущее счастье не оставляла Не красова . Перед смертью он пишет пророческие слова : Свободной , гор дой и счастливой Увидишь родину свою... 27 декабря 1877 года (8 января 1878 года ), в 8 часов 50 минут вечера , Россия потеряла вел икого человека... Использованная литература : 1. “Литературные памятные ме ста Ленинграда” . Лениздат , 1976.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Мои проблемы с работой, скорее всего, связаны с тем, что всевышний не хочет, чтобы деньги меня испортили.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Петербург в произведениях Некрасова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru