Реферат: Трансформация истории в современной литературе - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Трансформация истории в современной литературе

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 172 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Трансформация истории в современной литер атуре История никуда не ис чезает из настоящего . Ист орические комплексы довлеют над нами , во м ногом определяя поступки , "мертвые хватают жив ых ". Прежде в антиутопии встречались попытки спрогнозировать будущее , предугадать его развит ие (как это было с "Завтра в России " Э . Тополя , с " Французской ССР " А . Гладилина , "Невозвращенцем " и "Сочинителем " А . Кабакова , "Лазом " В . Маканина ). Прогнозы не оправдались . Наступившее буду щее оказалось торжеством пошлости , банальности , пессимизма , утрачены основные жизненные ценнос ти и ориентиры . Тепер ь писатели задумы ваются над тем , сколь закономерным было ра звитие истории , и моделируют альтернативные п ути разрешения переломных для истории конфлик тов и катаклизмов . Переосмысливая историю , пре длагая свои версии исторического процесса раз вития человечес т ва , писатели утвержда ют две вещи : человеческое знание о человек е и человечестве относительно ; литературная р еальность безусловно выше реальности "логически осязаемой ", т.е . правда образов оказывается к уда выше правды факта и правды логическог о умозаключен и я . Во что должен верить читатель - не только вопрос о том , кому он должен верить . Вовсе нет . Это еще и вопрос , чему в себе он должен верить : своему рассудку или же чувству , интуиции , симпат иям ? Однако утверждая свое понимание истории и исторической правды (историософия тог о или иного писателя - ныне частое названи е академического исследования ), писатели фактическ и тем самым отменяют историческую правду вообще . Ведь если не существует правды , на писанной и зафиксированной историком , то каки е у нас основания больше доверять правде созданных писателем образов ? В . Пьецух , историк по образованию , в повести "Роммат " предлагает художественную инте рпретацию истории . По аналогии с диалектическ им и историческим материализмом он называет ее "романтическим материализмо м ". В ан нотации разъясняется : "Это - когда художник как бы ставит себя над фактом , предлагая свою концепцию , свое осмысление истины " [1, с . 2]. Начинается повесть с того , что автор разъясняет , как ему пришла в голову и дея написать подобное произведение . К ак-то раз он обратил внимание на газетную заметку о том , что разнорабочий Бестужев , весовщик Завалишин и водолаз Муравьев -однофа мильцы знаменитых декабристов - привлечены к у головной ответственности за незаконное врачевани е . Совпадение фамилий этих бедол а г с фамилиями знаменитых декабристов и нав ело его на мысль о случайной сущности множества исторических процессов и катаклизмов . Пьецух убежден , что "художественные истины не постигают , а создают " [1, с 1 2), Этот тез ис позволяет ему идти не от факта к конц епции , а наоборот , от художественной концепции к освещению факта : знакомый по работам многих советских историков прием . Но результат иной . Вроде бы внешне , публицистически автор отрицает случайность . Разворачивая размышления на целую страницу , он сравнива ет случа йность в природе со случайностью в общест ве . "Происходит только то , что не может не произойти , что однозначно обусловлено неиз бежностью , т.е . суммой условий , которая приводит к общему знаменателю все , что случайно или закономерно работает и якобы н е работает на историю превращений " [1, с . 40]. Но отрицание случайности на самом деле — проявление авторского лукавства . Первые две части книги из трех - забавное , ирони ческое освещение фактов российской истории ; и лишь в третьей части он переходит к фант а стическому допущению - удавшемус я декабристскому восстанию . Утопичность русского мышления для Пьецуха связана с тем , что русский человек ст ремится утвердить свою связь с государственно стью . Если средний европеец , как правило , н апрочь отчуждает себя от вла стей , то наш соотечественник относится к вопросам государственной власти почти как к вопроса м личного бытия . При этом тяга к госуд арственности естественно сочеталась у русского дворянства с перманентными попытками переустро йства государства : "Кто составля л пар тии для восстановления абсолютной монархии , к то готовил военную диктатуру , кто сочинял домашние конституции ? Преимущественно сочинялись домашние конституции просто , как холера , пошла по Москве законотворческая эпидемия , и да же безобиднейший Мусин-Пушк и н , который сроду не только ничего не писал , но и не читал , сочинил отчаянный проект го сударственного устройства " [1, с . 9]. Русский народ для Пьецуха - иррациональная сила . Он всегда оказывается в эпицентре исторических и литературных событий и "да леко не всегда подчиняется чистой логик е и частенько наживает глубоко иррациональные неприятности из-за того , что Аннушка пролила масло , — без коэффициента духа не обойтись " [1, с . 44]. Для авторского понимания русского характера в ажным становится замечание о ста ринном народном недуге , вытекающем "из того , что в высшей степени недостойная внешняя жизнь - это нормальный ненормальный удел русского человека " [1, с . 69]. Характер российского революционера оказывает ся сродни характеру российского интеллигента : с черта ми правдолюбия , неорганизованности , но и отзывчивости на чужую боль , с нетерпимостью к угнетению человеческого достоинс тва . Однако для политической борьбы , понимаемо й по-западному , все это мало годится . Единс твенный на момент организации декабристского во с стания государственный преступник , находившийся в Алексеевском равелине , был пис арь Никита Курочкин , оказавшийся там по пе тровскому закону "О донесении про тех , кто , запершись , пишет , кроме учителей церковных , и о наказании тем , кто знали , кто , за першись, пишет , и о том не доне сли ". Однако , по мнению писателя , были все предпосылки для того , чтобы через три м есяца после восстания собралось Народное вече , которое приняло бы конституционную монархию , но освободило бы крестьян от крепостной зависимости без зем л и . Этим б ыли бы созданы предпосылки для затяжного кровопролития , которое вполне могло вылиться в Великую крестьянскую войну . В любом случ ае эти перипетии венчаются реставрацией самод ержавия , да и вообще возвращением на круги своя лишь с небольшой модифика ц ией : "Первая мировая война , надо полага ть , закончилась бы у нас не Великим ок тябрьским переворотом , а максимум широкими па рламентскими дебатами ; возможно , что в условия х социальной благопристойности Толстой был бы знаменитым военно-религиозным писателем , Д остоевский - родоначальником жанра психологиче ского детектива , а Чехов сочинял бы исключ ительно изящные анекдоты ..." [1, с . 96]. Таким образом , Пьецух лишь иносказательно передает литерат урное значение великих писателей , еще раз доказывая неизбежность про й денного Ро ссией исторического пути . Сходную историческую концепцию - но на материале XX века - мы встречаем в повести С . Абрамова "Тихий ангел пролетел ". Автор зде сь моделирует развитие мира , в котором Гер мания оказалась победителем во Второй мировой войн е . "Коммунистический нарыв , удачно разрезанный немцами на востоке , нежданно-негаданно вырос на далеком юге , в знойной Африке , в давнем оплоте белых посреди черного негодя йства . В ЮАР он вырос , которая с сорок примерно седьмого года изо всех сил развивала социализм и прибрала к рукам соседние Родезию , Мозамбик , а еще и На мибию (т.е . исконно германскую землю ). Почему-то основная и мощная масса эмигрантов из бывшего СССР , опрометчиво выпущенная расслабивш имися от военных викторий германцами , рванула в этот р а йский уголок . Если глянуть на карту , то и буквально - угол . К слову , политологи позже пытались анали зировать причины такой миграции и ни к чему толковому не пришли . Живей всего о казалась ностальгическая версия . Мол , Трансвааль и Оранжевая республика - наз в ания для русского человека небезразличные , мол , п ращуры россов бескорыстно сражались за свобод у юга Африки , так нынче их потомков се й юг логично приютит " [2, с . 20]. Здесь мы ви дим "игру фантазии ", свободный рассказ раскован ного повествователя . Оказавшийс я в к апиталистической России главный герой летчик Ильин должен противостоять сотрудникам спецслужб , пытающихся использовать его в своих целя х . Наконец , в повести В . Пелевина "Омон Ра " [3] предметом антиутопического игрового переос мысления оказываются все м ифы и архет ипы советской эпохи : космос , летчики , которым в порядке специального тренинга для космон автов ампутируют ноги (чтобы вызвать в них героический комплекс прославленного летчика Алексея Мересьева ), и т.д . Агиография становится здесь основой игрово г о повествов ания . Аттракционными оказываются забавные перипети и из жизни героя-алкоголика в "Маскировке " Ю . Алешковского . Для него вся его жизнь и все исторические события - лишь маскировка для подготовки к ядерной войне . Альтернативные истории часто прео доле вают скачок во времени . Так , в повести Пьецуха "Государственное дитя " будущее неожиданно оказывается "давно прошедшим " временем : "Позади государя переминались с ноги на ногу окольничие и бояре , все в чинных темных костюмах и крахмальных косоворотках , в ошедших в обыкновение после того , как государь Петр IV Чудотворец галстуки запретил . По правую руку от Александра Петровича стоял отрок Аркадий , Государственное дитя , наследник всероссийского престола , который был вычислен Палатой звездочетов два года то м у назад " [4, с . 149,150]. Здесь за убитого наследника престола Аркадия выдает себя ленивый , но находчивый обыватель Вася Злоткин , который обращается за помощью в эстонское посольство . Спецслужбы рады возможности отвлечь агрессивного соседа от перманентных притязаний на Прибалти ку и снаряжают войско для восстановления в правах "законного наследника престола ". «Труд но было такое предположить , но на вокзале города Пскова поезд Лжеаркадия встречала многочисленная депутация во главе с самим псковским воеводой Р а ссказовым , в ойска гарнизона были выстроены вдоль перрона и орали "ура ", не жалея глоток , половин у станционного здания занимал транспарант со словами "Привет законному государю !", красотки из здешнего театра оперетты поднесли Вас илию Злоткину хлеб-соль на м ельхиоро вом блюде и серебряный портсигар» [4, с . 199,200]. По мере развития этой авантюрной лини и в романе выстраивается еще одна , связанн ая с идиллической утопией . Ее главный перс онаж — бывшая жена Василия , живущая ныне отдельно от него в далекой деревен ской глуши и пишущая диссертацию . Она не участвует в сюжетных событиях . Однако в самые острые моменты напряжение действ ия снимается тем , что Василий вытаскивает ее письма и читает наивно-идиллические и в месте с тем по-авторски проницательные размыш ления о русском характере : "Кстати , о Герцене . При всем таланте этого замечате льного писателя , при глубоком и утонченном его уме , он все-таки не понял сущности русской трагедии , которую до конца понял великий Гоголь . Сущность же ее такова : т рагедия в России всегд а имеет н елепый , почти комический оттенок , и в ста случаях из ста в ней найдется что-то пошлое и смешное . Ну , разве не комично , что тиран Николай I, который уходил страну до полной потери обороноспособности , в ча стности , саМо-лично утверждал проекты всех с т роений на Руси , за исключением только крествян-ских изб ? Разве не смешно , что русскую революцию делали агенты Охранн ого отделения ? И какая пошлость , что веков ую мечту христианина о Царствии Божьем на земле обещал воплотить неуч и хулиган !" [4, с . 199, 200 ] . Когда же , наконец , Лженаследник захватывае т власть , то реализует в своем государстве невиданный утопический проект , сразу же о борачивающийся очередной антиутопией : "Но вот какая незадача : несмотря на безукоризненную и сполнительность исполнителей , все на чинания Василия Злоткина как-то глохли , а если и воплощались , то вкривь и вкось , точно они упирались в незримую стену сопротивления , как будто высшим силам было неугодно , чтобы они претворялись в жизнь . Предварител ьную цензуру отменили , но , как назло , отк у да-то повылазили газетенки , дававшие безобразные карикатуры на особу нового г осударя ; тротуары отгородили от проезжей част и колючей проволокой , но теперь стало не в диковину ходить по улицам с саперн ыми резаками ; из десяти отроков , посланных в Эстонию учи т ься бухгалтерскому учету , впоследствии вернулся только один , да и то недоучившись и решительным алкоголико м из-за тоски по родному дому . Василий Злоткин совсем было впал в уныние , но умные люди ему подсказали : не надо никаких новелл , все равно заколдованн ы й круг здешней жизни не разорвать , а на до только держать эту публику в ежовых рукавицах и не давать ей особенно отощ ать " [4, с . 222]. Герои повести постоянно рассуждают об утопических намерениях и тенденциях в Росс ии . Так , еще одним собеседником Васи стан овится капитан-лейтенант Правдюк , который подмечает извечное недовольство народа : "А гла вное , он еще недоволен ! Царем недоволен , ко ммунистами недоволен , либералами недоволен - только собой доволен , дескать , вот мы какой в еликий народ , немцам намяли ряшку ! " [4, с . 225]. Заканчивается утопический "разгул " мятежом , реставрацией и арестом Васи Злоткина , показ анными Пьецухом все в том же ироническом стиле : "Едва Вася Злоткин ступил на ро дную землю в Новороссийске , как его схвати ли милиционеры , видимо , заподозри вшие в нем контрабандиста или боевика . Вася им сказал : - Вы что , мужики , у меня же диплом атический паспорт ! А ему в ответ : - Хочешь , я сейчас пойду на базар и куплю удостоверение , что я Николай Вт орой ?" [4, с . 238]. На глазах у сегодняшнего читателя раз ворачивается непривычная для русской лите ратуры ироническая игра с историческими факта ми и литературными традициями . Примеры — романы Б . Кенжеева "Иван Безуглов " [5] и В . Шарова "До и во время " [б ]. Кенжеев написал длинный роман о совре менном русском капи талисте , благородном с троителе рыночных отношений в России . Подстат ь ему и героиня - секретарша Таня , играющая на домашнем рояле "Блютнер " Вивальди и говорящая на иностранных языках . Но самые примечательные персонажи романа - шофер Василий Жуковский , моло д ой предприниматель и помощник Безуглова Федя Тютчев , бухгалтер Евгений Боратынский ... Здесь , как и в следующем романе Ке нжеева "Золото гоблинов " [7] (заключительная часть трилогии , в которую входят "Иван Безуглов " и "Портрет художника в юности "), проводит ся идея национальной деградации и опо шления : известно , кем были Жуковский , Тютчев и Боратынский раньше , а вот кем они стали теперь ... Произведения Кенжеева , их язык весьма напоминают роман В . Сорокина "Рома н ": то же медленное и скучноватое изображе ние пол о жительных героев и идеаль ных отношений , стертый язык , не русский да же , а какой-то советский , перенасыщенный баналь ными штампами . В . Тендряков в романе "Покушение на миражи " писал : "В других науках свои гада тельные предположения ученые проверяют экспериме н том . История же экспериментированию не поддается . Сама по себе она наиболее ди намический процесс в природе . Историческая же наука , увы , едва ли не самая статичная из всех наук . Вот если б можно было изъять из истории какую-нибудь известную историческую ли чность , а потом понаблюдать - как без нее дальше развернутся события !.." [8]. Самому Те ндрякову этот эксперимент тоже не удался : интересные вставные эпизоды он вынужден 'был скрепить крайне слабым морализаторским расск азом о взаимоотношениях в семье главн о го героя - профессора Георгия Петровича Гребина . Еще одной попыткой в этом направлении стал упомянутый роман Шарова "До и во время ". Его публикация была сопровождена уничтожающей критикой , причем сотрудниками отдела критики журнала-публикатора - "Нового м ира "! Шаров , историк по образованию , задумал ро ман о важнейших персонажах мировой истории . Мистик-философ Н . Федоров , столь радикально повлиявший на А . Платонова , приверженец аскети ческой жизни , в романе оказывается любовником Ж . де Сталь . Но это не сама м адам де Сталь , а ее реинкарнация в собственной дочери . Сталин оказывается сыно м и любовником мадам де Сталь , а сын Л . Толстого Лев Львович - "настоящий писатель ", в отличие от своего отца Льва Никола евича , так якобы никогда настоящим писателем и не ставше г о . Тело распятого Христа кладут в могилу ; Достоевский умира ет одновременно с Федоровым , Л . Троцкого у бивают после окончания Второй мировой войны , а композитор А . Скрябин - революционер в музыке - оказывается предшественником революционера В . Ленина , Шаров предупреждает возможные упреки в болезненных фантазиях и объясняет это одним простым обстоятельством : все версии в озникают в психиатрической больнице , где нахо дится главный герой . Но есть и еще одн о оправдание : герой Шарова -писатель , который работает на д книгами о Ж . де Сталь . Почему "над книгами ", во множественн ом числе ? Одну из них он намеревается написать для серии "Жизнь замечательных людей ", другую - для издаваемой Политиздатом серии "Пламенные революционеры "; а это совсем разн ые издательские требов а ния , различные биографические каноны . Впрочем , неплохо вышло бы и для серии "Пламенные любовники ". " По Шарову , ход событий мало зависит от личности : можно поменять фигуры на противоп оложные , но жизнь все равно пойдет своим чередом " [9 — 11]. Однако для всех альтернативных исто рий существует первое и важнейшее требование : они должны быть интересны , ибо в дост оверность более или менее образованный читате ль все равно не поверит . Роман Шарова оказался затянутым и скучным , что и предоп ределило творческую неудачу. Куда более интересным стал роман писа теля и сценариста В . Залотухи "Великий пох од за освобождение Индии (Революционная хрони ка )" [12]. В нем описывается фантастическая экспеди ция Красной Армии в Индию в 20-х годах . Целью экспедиции было освобождение инди йской бедноты от безжалостной эксплуатаци и колонизаторов . Мистические сцены и линии , связанные с индуистскими культами , захватывающ е переплетаются с авторской иронией , наполняю щей легкое беллетристическое повествование . Спустя пять лет Залотуха вновь верн улся к литературным фантазиям на соци альные темы . Его роман "Последний коммунист " [13] - о фантастических событиях в небольшом ро ссийском городе Придонске . Весь город привати зирован человеком по фамилии Печенкин . К н ему возвращается из Швейцарии единствен н ый сын , наследник отцовской империи . « - Он такой остроумный , - зашептала Гали на Васильевна . - Я спросила : "Что ты любишь больше всего ?" Знаешь , что он ответил ? " Ленина и пепси-колу ..." - Она улыбалась и смот рела на мужа , ожидая его реакции . - Новое покол ение ... — прокомментиров ал Печенкин и пожал плечами» [13, с . 2]. Однако сын получил образование в швей царском колледже , где преподавал потомок К . Маркса , и всю свою европейскую образованнос ть Печенкин-младший использует для восстановления социальной справ едливости в городе и "раскулачивания " собственного отца . Часто ехидные морализаторы , желая подчерк нуть пошлость общественных Пристрастий в сове тское время , называли соотечественников "самой читающей Пикуля нацией в мире ". Однако о н был лишь более успешным современником таких уважаемых либеральной интеллигенцией и сторических романистов , как Б . Окуджава и Ю . Давыдов . Сегодня игра на патриотических мотивах привлекает талантливого последователя В . Пикуля - писателя и драматурга Э . Радзинск ого . Почему появилис ь эти произведения ? Легкий ответ - потому что официальная истор ия была лживой . Но Е . Попов еще в н едавней своей книге "Прекрасность жизни " [14] пока зал , что официальная история была адекватным отражением реальности . С одной лишь попра вкой : адекватным , но н еполным . Это только повод для сюжетов ! Это особенно характерно для России , "д вижение которой всегда больше смахивало на броуновское движение , нежели на поступательное , именуемое прогрессом " [1, с . З ]. Так что в своей творческой направленности перечисленны е произведения иронически противостоят но вой мифологизации истории , подобной "Красному колесу " А . Солженицына . Катастрофичность , которая была заметна в произведениях эпохи перестройки -Кабаков , Кур чаткин , Тополь и т.п ., - стала уступать место ироничности, игровому началу в произвед ениях Пьецуха , Абрамова , Пелевина . Катастрофичность ситуации снимается ироничностью повествования и изложения . Homo sovieticus уступил место Homo ludens - человеку играющему . Художественные откр ытия В . Аксенова в "Острове Крым " и С . Соколова в "Палисандрии " стали литературн ыми приемами . Таковы попытки писателей создать альтерна тивную историю . Когда-то в советское время была одна-единственная история , так как не было альтернативных курсов истории . Мифологизац ия стала главным метод ом если не исторического исследования , то по крайней мер е исторического повествования . Но разве не было у писателей таких попыток и раньш е ? Разве не писал А . Пушкин "Историю Пу гачевского бунта " с совершенно иных историчес ких позиций , нежели "Капитанскую д о чку "? Зато сейчас только в средней школе используются на равных почти 50 учебников ! Стала ли история более понятной и оп ределенной ? И еще один вопрос : существует ли вообще историческая истина ? Или история тоже стала предметом постмодернистской игры ? И нак о нец , станет когда-либо рос сийское прошлое хоть на йоту более предск азуемым , чем российское будущее ? СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Пьецух В. Роммат . М ., 1990. 2. Абрамов С. Тихий ангел пролетел . М ., 1994. 3. Пелевин В. Омон Pa // Знамя . 1992. № 5. 4. Пьецух В. Государственное дитя . М ., 1997. 5. Кенжеев Б. Иван Безуглов //Знамя . 1993. № 1,2. 6. Шаров В. Д о и во время // Новый мир . 1993. № 3, 4. 7. Кенжеев Б. Золото гоблинов // Октябрь . 1993. № 11, 12. 8. Тендряков В. Покушение на миражи . Чистые воды Китежа . М., 1988. С . 31, 9. Нехорошее М. История : модель и личность // Нева . 1994. № 4. С . 268. 10. Курицын В. Тропик памяти //Литературная газета . 1993. 19 июня . 11. "Круглый стол " //Литературная газета . 1993. 11 а вгуста .
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Ученые скрестили кота с ящерицей. Его невозможно надолго кастрировать.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Трансформация истории в современной литературе", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru