Реферат: Лингвистическое наследие Е. Д. Поливанова - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Лингвистическое наследие Е. Д. Поливанова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 536 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

23 Министерство общего и профессионально го образования Российской Феде рации Иркутский государственный педагогический уни верситет Кафедра общего языкознания Лингвистическое наследие Е . Д . Поливанова (1891-1938) Реферат выполн ила студентка 5 курса группы А з /о Вотякова Н . А. Иркутск 1999 План. I. Основные этапы научной биографии Е . Д . Поливанова – представителя блестящей плеяды отечественны х лингвистов старшего поколения. II. Е . Д . Поливанов и его вклад в общее языко знание. 1. Лингвистиче ские взгляды Е . Д . Поливанова и идеи ег о учителя И . А . Бодуэна де Куртенэ. 2. Е . Д . Поливанов – социолог языка. 3. Полемика Е . Д . Поливанова с Н . Я . Марром и сторонниками «нового учения» о языке. 4. Взгляды Поливанова на сущн ость языка и на методологию языкознания в 20-30-е годы. 5. Е . Д . Поливанов и обучение русскому языку в на циональной школе. III. Роль на учного наследия Е . Д . Поливанова в отечест венной и мировой лингвистике. I. Основные эта пы на учной биографии Е . Д . Поливанова – представителя блестящей плеяды отечествен ных лингвистов старшего поколения. И сам Е . Д . Поливанов , и то , что он сделал , и его судьба – необыкновенны и должны войти в историю русской науки. В . Каверин (1984 г .) Им я Евгени я Дмитриевича Поливанова , крупнейшего отечественн ого лингвиста-полиглота , теоретика языкознания и выдающегося ориенталиста , широко известно не только в нашей стране , но и за рубе жом. Необ ычайно широк круг проблем , которыми занимался Е . Д . Поливанов. Он оставил бог атейшее наследие в языкознании и в смежны х областях науки – педагогике , литературовед ении , истории , этнографии… Он занимался фонологией , морфологией , синтаксисом , лексикой , ф разеологией , диалектологией , этимологией , сам созда вал словари , бу квари , учебники и учебн ые пособия . Его интересовали социальные функц ии языка , и он написал статью о воровс ком жаргоне и о языке интеллигенции. Выдающиеся врожденные способности к языкам в соединении с гигантской раб отоспособностью , неутомимой и пытливой мы слью и дали Поливанову возможность сделать столько удивительных , прорывающихся в будущее , открытий в разных языках и прийти к поистине ошеломляющим по новизне и смело сти замыслам – к созданию «свода поэтик» , «метаязыка» и «грамматики всех народов». Прикл а дные начала в языковедении для Е . Д . Поливанова являлись необходимым подступом к лингвистической теории . Поэтому разрешение важных теоретических задач у него всегда имело выход в практику – лингвопедагогику , методику обучения языку и сопоставительную грам м атику . Новизна языкового мат ериала , знакомство с малоизученными языками п озволяли впервые сформулировать положения , которы е и сегодня не утратили своей актуальност и. О способностях Е . Д . Поливанова , его методах изучения яз ыка ходили легенды . Но еще больше ми фов породили сам образ его жизни , его путешествия . Да и как не возникнуть легенд ам , когда многие его шаги в жизни и науке , описанные друзьями и очевидцами , инач е как легендарными не назовешь . В . Г . Ларцев , автор книги «Е . Д . Поливанов : Страницы жизни и деятельности» , так пишет об этом ученом : «Неординарност ью поведения , поступками , удивлявшими многих , в рожденным талантом этот поразительный человек так просился на страницы романа . Неудивител ьно , что он стал одним из героев роман а В . А . Каверина «Сканда л ист , и ли Вечера на Васильевском острове» и расс каза «Большая игра» [4, с .4]. Е . Д . Поливанов – человек сложной судьбы . Обратимся к воспоминаниям В . Каверин а , лично знавшего Евгения Дмитриевича . «Пр едставьте себе гениального ученого , оставившего глубокий след в мировом языкознании , рукописи которого по крохам , по отдельным листкам собираются в различных городах Советс кого Союза и за рубежом. Представьте себе Всесоюзную конференцию л ингвистов , которая прошла без портрета того , кому она была посвящена , пото му что , несмотря на все усилия , портрет достать не удалось. Представьте себе ученого , знавшего лингви стически не меньше 35 языков , написавшего грамма тику японского , китайского , бухаро-еврейского , дунг анского , мордовского , туркменского , казахского , тад жикск ого языков , о котором спорят , род ился ли он в 1891 или 1892 г ., в Петербурге или Смоленске. Представьте себе человека , которому удало сь напечатать лишь двадцатую часть своих работ , в то время когда едва ли не каждая его фраза могла быть развернута в принци пиально новую теоретическую рабо ту. Представьте себе политического деятеля , о публиковавшего тайные договоры царского правител ьства в 1917 году , который впоследствии годами бродил по стране , как дервиш. Представьте себе человека , оставившего , не смотря на не обычайно сложную , трагическую жизнь , более ста научных работ , в т.ч . 17 книг , - человека , имя которого в течение трех десятилетий замалчивалось , пока в 1957 год у известный наш лингвист Вячеслав Всеволодови ч Иванов не опубликовал о нем статью , положившую к о нец этой беспримерной несправедливости . Этот человек – Евгений Д митриевич Поливанов» [4, с . 12-13]. Кратко осветим основные этапы научной биографии этого выдающего лингвиста , представле нные в книге А . А . Леонтьева [3, с .6]. Евгений Дмитриевич Поливанов род ился в Смоленске 28 февраля 1891 года . В 1901 г . Евгений поступил в Рижскую А лександровскую гимназию . В 1908 году он ее за канчивает с серебряной медалью и поступает в Петербургский университет на словесное о тделение историко-филологического факультета . По ливанов слушал Зелинского и Платонова , Шахматова и Щербу , китаиста В . М . Алексе ева и литературоведа В . В . Сосновского – многих замечательных ученых . Но Евгений Д митриевич с самого начала выделил среди н их одного и остался его учеником до к онца дней своих. Это был Иван А лександрович Бодуэн де Куртенэ , вступивший в то время в седьмое десятилетие своей жизни . «Со второго курса мое мировоззрение обусловлено всестороннейшим на меня влиянием моего учителя Бодуэна де Куртенэ – по убеждениям интернационалиста-ради к ала» , писал Поливанов четверть века спустя. По окончании университета (1912) Е . Д . Полив анов получил сразу два приглашения остаться в университете , как мы сейчас сказали бы , в аспирантуре : от литературоведа И . А . Шляпкина и от Бодуэна . Поливанов выбрал бод уэновскую кафедру сравнительного язык ознания. Параллельно с занятиями в университете Е . Д . Поливанов учился в Практической во сточной академии , закончив ее по японскому разряду (в 1911 г .). Поливанов – представитель особого направ ления в русской , а затем со ветской ориенталистике : он , как и Н . И . Конрад , соединял в себе филолога и лингвиста-теорет ика. В представлении Бодуэна факультету по поводу оставления Поливанова при кафедре г оворится , что Поливанов , «правда , не известен в ученой литературе , но отличается об ширными познаниями в области избранной им специальности и смежных с ней областях». Два года Поливанов интенсивно работает над магистерской диссертацией . И вот сданы магистерские экзамены и защищена диссертация . В 1914 году Поливанов становится приват-до центом восточного факультета по японскому языку , хотя читает курсы и по китайск ому. До начала 20-х и основные публикации Е . Д . Поливанова были посвящены японскому языку и в частности японским диалектам . В 1917 г . и до февраля 1918 г . – Поли ванов работал в Наркоминделе . В те ж е месяцы ему поручается руководство политрабо той среди китайских рабочих (их в те г оды было в Петрограде до 300 тыс .). В 1918 г . он был одним из организаторов «Союза к итайских рабочих». В 1919-1921 гг . Поливанов работал в политотде ле Б алтфлота и в политотделе 9-й ар мии . В 1919 г . его принимают в члены РКП (б ). В том же 1919 г . Поливанов избран про фессором факультета общественных наук Петроградс кого университета (приват-доцентом он стал еще в 1915 г . – по восточному факультету ). В 1921 г. Е . Д . Поливанов переехал в Москву , где стал помощником заведующего Дальневосточной секцией Коминтерна и одновреме нно преподавал в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ ). Осенью того же года (в августе ) Коминтерн посылает его в командиров к у в Ташкент . Для окружающих Поливанов просто был направлен в Восточный институт (т.е . на восточный факу льтет САГУ ), где и начал преподавать. Командировка эта , по-видимому , предполагалась как непродолжительная , но в Ташкенте Поли ванов провел целых пять лет. Он верн улся в Москву только в 1926 году. В Туркестане он показал себя тюрколог ом самого высшего класса : описал множество диалектов и говоров узбекского и других тюркских языков , а также таджикского ; активн о включился в дискуссию о диалектной базе узбекско го литературного языка , настаива я на том , что в его основу должен лечь иранизованный (несингармонистический ) диалект Ташкента , Самарканда и Ферганы . Он участвова л в создании ряда новых алфавитов для языков народов СССР . Он участвовал также в лингвистическ о й переписи населен ия и в национальном размежевании Туркестана ; создавал вместе с другими лингвистами и педагогами учебники , программы и другие у чебные материалы . Наконец , он читал лекции и вел занятия в Восточном институте и на историческом факультете САГ У . Параллельно Поливанов очень много занимался н аучной работой – как в области тюркологи и , так и в области общего языкознания. В эти годы он особенно интенсивно разрабатывал вопросы теории эволюции языка . В 1926 году Поливанов был вызван в Мо скву руководит елем РАНИОН (Российская асс оциация научно-исследовательских институтов обществен ных наук ) академиком В . М . Фриче – как впоследствии писалось , он «был выдвинут н а руководящую лингвистическую работу в РАНИОН в противовес представителям «Московской форт унато в ской школы» . Поливанов сразу стал действительным членом лингвистической сек ции Института языка и мышления , профессором Московского института востоковедения , руководителе м секции родных языков КУТВ , действительным членом Института народов Востока , членом б ю ро лингвистического раздела Институт а языка и литературы , а затем (с 1927 г .) – председателем лингвистической секции РАНИОН а . Он делает , по собственному признанию , до 4-х докладов в месяц , читает лекции студентам и аспирантам и т.п . И уже в это время , в 1 926-1928 гг ., намечается нау чный конфликт Е . Д . Поливанова с Н . Я . Марром и его окружением (по дробнее об этом будет сказано в основной части работы ) . События , связанные с этим конфликтом , завершились освобождением Поливанова от занимаем ых им ответственных постов и его от ъездом в Самарканд (1929 г .). К 1936 г ., когда «марристские» страсти поо стыли , положение Поливанова начало укрепляться , его работы пошли в печать. Научное наследие Поливанова огромно . Даже если говорить пока только об изданных работах , одних книг (включая брошюры ) о н успел опубликовать 28, а всего число работ , изданных при его жизни , достигает 140. Из чего это наследие складывается ? Основное место в нем занимают две темы : японоведение и тюркология . Особое м есто в наследии Е . Д . Поливанова за нимают теоретические работы по методике препо давания языков и практические учебники. Огромное число публикаций посвящено языко вому строительству и вопросам разработки пись менностей для языков народов СССР . Наконец , серия статей посвящена русскому литератур ному языку советского периода. Но все это будет позже . А пока , в 1929 году , как описывает в своей книге В . Ларцев [4, с .16], «Поливанов был изгнан ото всюду , лишен всех своих должностей , лишен возможности печатать свои работы . Он уехал в Ташкент , потом в Са марканд . Одна из его последних работ посвящена самарканд скому говору . <… > Старый узбек Махмуд Хаджимурадов рассказа л на конференции , как Поливанов приехал к нему едва ли не босиком , в рваной одежде и остался на несколько недель в кишлаке , изучая особенност и местного диалекта , составляя словарь , которого еще не было в мире . Он работал неустанно , упорн о , а для отдыха поправлял ошибки в рел игиозных книгах на арабском языке , которым пользовались муллы. Что произошло с этой работой ? Где она ? Махмуд Хаджимурадов сжег ее , узнав об аресте Поливанова . Он сказал об эт ом со спокойным достоинством , и никто из нас , помнящих те тяжелые годы , не посм ел упрекнуть его за этот поступок. Вот так Поливанов и жил в кишлака х , пригородах , где придется . В сущности , с ним ничего нел ьзя было сделать . Вед ь куда бы он ни попадал , везде были люди , и он мгновенно усваивал их язык , научно изучая его и пользуясь им для развития своих воззрений. В 1937 г . он был арестован в г . Фру нзе и 25 января 1938 г . погиб» [4, с .16-17]. II. Е . Д . Поливанов и его вклад в общее языкознани е. 1. Лингвистические взгляды Е . Д . Поливанова и идеи его учителя И . А . Бо дуэна де Куртенэ. История станов ления научных взглядов Е . Д . Поливанова св язана с непосредственным влиянием на его мировоззрение учит еля И . А . Бодуэна де Куртенэ . Будучи верным учеником и последо вателем И . А . Бодуэна де Куртенэ , Поливанов – как и Л . В . Щерба , Л . П . Якуб инский и другие его ученики – не мог не воспринять и его методологическую поз ицию в отношении как самого языка , так и я зыковедческой науки . Правда , ка к известно , позиция Бодуэна в этих вопроса х была непоследовательна , противоречива и не могла полностью удовлетворить его учеников , но , во всяком случае , первоначальный «тол чок» был дан и воспринят . Существо философских взгля дов Бодуэна де Куртенэ , основу его лингвистической ко нцепции составляет материалистиче ский монизм (философское учение , которое , в противоположность дуализму, принимает за о снову всего существующего одно начало ). Это философское учение привело Бодуэна де Ку ртенэ к пониманию язык а как явления психосоциального . Он указывал на социальную природу речевых актов : «… индивид может развиваться в языковом отношении и вообще духовно только в обществе , т . е . в сношении с другими индивидами» [1, с . 138]. Бодуэн де Курте нэ считал , что сопоставительное изучение языков может основываться на выяв лении общего сходства независимо от историчес ких или генеалогических связей : «Мы постоянно находим одинаковые свойства , одинаковые изме нения , одинаковые исторические процессы и пер ер ождения в языках , чуждых друг другу и исторически , и географически . С этой точки зрения мы можем сравнивать развитие языков романских с развитием языков ново индийских , развитие языков славянских с разви тием языков семитических , развитие языка русс кого с р а звитием языка коптского и т.д.» [1, с . 153-154]. Здесь он подходит к выделению и сопоставлению в языках целостных систем , определенных структурных отношений , в которых обнаруживаются функционально-тождественные общие черты . Именно такой подход принят в с о временных направлениях типолог ического изучения языков . Итак , понимание языка как системы , пон имание множественности причин изменений языка , социальная обусловленность языковых изменений , элементы знаковой теории языка , теория фонем и морфонологических из менений (альтернац ий ), типология языков составили тот круг п роблем и задач общего языкознания , которые решали в своих работах представители Казан ской лингвистической школы , ярким представителем которой был учитель Е . Д . Поливанова – И . А . Бодуэн де Куртен э. Правомерно говорить о преемственности иде й между И . А . Бодуэном де Куртенэ и его учеником Е . Д . Поливановым . Речь може т здесь идти прежде всего о всем комп лексе лингвистических идей , о лингвистическом мировоззрении как таковом и о круге научн ых интересов Поливанова. Опираясь на теоретические положения , соде ржащиеся в трудах своих учителей И . А . Бодуэна де Куртенэ и Л . В . Щербы , Е . Д . Поливанов развил в своих работах конце пцию , отражающую его собственное понимание яз ыка и языковых процессов , а также задач лингвистической науки. Автор статьи , посвященной 90-летию со дн я рождения ученого , Л . П . Крысин пишет так : «Е . Д . Поливанов обладал ярким таланто м лингвиста-исследователя , поразительными способностям и полиглота и имел глубокие познания в области теории язы ка . Это счастливое и редкое сочетание во многом объясняет необыкновенную тщательность его работ в анал изе конкретного материала , оригинальность теорети ческой интерпретации и смелость лингвистической мысли , позволявшую Е . Д . Поливанову делать научные откры т ия» [2, с . 98]. Обладая весьма широким диапазоном исследо вательских интересов , Е . Д . Поливанов не от давал предпочтения какому-либо одному из двух принятых в лингвистике подходов к изучен ию языка – диахроническому или синхроническо му . В его трудах мы находи м органи ческое сочетание тонкого и всестороннего анал иза системных отношений в данном языке с фундаментальными описаниями истории языковых явлений . Такая связь обоих подходов – синхронического и диахронического – позволяла Е . Д . Поливанову вскрывать истин н ые причины , приведшие к современному с остоянию языка . Правильному пониманию этих пр ичин способствовало и то , что при изучении языковых явлений Е . Д . Поливанов большое внимание уделял культурному и этнографическо му фону этих явлений , исследованию быта и об ы чаев носителей данного языка. Весом вклад Е . Д . Поливанова и в русистику. Изучая процессы , происходившие в русском языке после революции , Е . Д . Поливанов дал им всестороннее теоретическое освещение , исследовал движущие силы языковых изменений и особенно в нимательно анализируя характе р влияния на язык социальных факторов . Е . Д . Поливанов выдвинул идею создания «соц иологической лингвистики» (термин Е . Д . Поливан ова ), т . е . такого раздела языкознания , котор ый занимался бы изучением социальных стимулов развит и я и функционирования язык а , механизма взаимодействия между языком и обществом. Т.о ., остановимся подробнее на заслугах Е . Д . Поливанова , связанных со становлением социолингвистики. 2. Е . Д . Поливанов – социолог языка. В своих работах Е . Д . Поливанов н еод нократно указывал , что в прошлом языковеды уделяли недостаточное внимание социальным прич инам языковых изменений . В лучшем случае э то делалось декларативно . В статье «Специфиче ские особенности последнего десятилетия 1917-1927 в истории нашей лингвистич е ской мысли» читаем : «Это не отрицалос ь , но забывалось на деле – в самом процессе творческой работы , которая была на правлена именно на физические , физиологические и индивидуально-психологические явления языкового процесса , тогда как социальная его сторон а н а деле оставалась почти без вн имания . Вот почему революционный сдвиг в с торону марксистской идеологии должен осуществлят ься здесь не в виде похоронного шествия за гробом естественноисторического языкознания и добытой им конкретной истории языков , а в пост р оении новых отделов – языкознания социологического , которое сольет в стройное прагматическое целое конкретные факты языковой эволюции с эволюцией (т.е . историей ) общественных форм и конкретных об щественных организмов» [5, с . 52]. Внимательно изучив всю пре дшествующую лингвистическую литературу , Е . Д . Поливанов пришел к выводу , что «во прос о влиянии социологических (экономических и политических ) факторов на эволюцию языка далеко не выяснен даже теми , кто соверш енно безапелляционно настаивает на социальном об ъяснении всякого языкового развития . Для тех же , кто начитан в лингвистической литературе <… >, вполне естественно было бы начать с указания не на ясность , а на полную неясность , полное недоумение и противоречие при попытках синтезировать социол огическую и естественноисторическую мотив ировку языковых явлений» («Фо нетика интеллигентского языка» ) [2, с .99]. Важнейшим компонентов социологической лингви стики Е . Д . Поливанов считал теорию языков ой эволюции , точнее – ту ее часть , кот орая должна иметь дело с выясне нием социальных причин языковых изменений . Ратуя за создание социолингвистики и общего учен ия об эволюции языка , Е . Д . Поливанов в месте с тем предостерегал от фетишизации социальных факторов , от попыток все в язык е объяснить воздействием экономических и п о литических сил . В своих работах Е . Д . Поливанов при ходит к выводу , что социальные факторы не могут изменять природу языковых процессов , но от них «зависит реше ние 1) быть или не быть данного рода яз ыковой эволюции вообще и 2) видоизменение отпра вных пункт ов развития» («О фонетических признаках социально-групповых д иалектов и , в частности , русского стандартного языка» ) [2, с . 100]. Влияние социальных факторов на язык п роисходит не непосредственно . В статье «Где лежат причины языковой эволюции ?» читаем : «Пу тей или способов , какими могут экономические (и политические ) или вообще культурно-исторические явления воздейс твовать на языковую эволюцию , много , но в качестве основного момента здесь нужно у казать на следующее : экономико-политические сдвиги видоизменяю т контингент носителей ( или так называемый социальный субстрат ) данно го языка или диалекта , а отсюда вытекает и видоизменение отправных точек его эвол юции» [5, с . 86]. Яркий пример такого рода видоизменений дает русский литературный (или , как называет его Е . Д . Поливанов , стандартный ) язы к послереволюционной эпохи . После революции з начительно изменился состав носителей литературн ого языка . Расширившийся , обновленный контингент носителей русского литерватурного языка в 20-е годы включал в себя : «революционн ый актив (в том числе эмиграция предшествующего периода , вернувшаяся после революции ), культурные верхи рабочего класса и прочие элементы , входящие в понят ие «красной интеллигенции» , в том числе и значительные слои прежней интеллигенции , осу ществляющие , с л едовательно , реальную с вязь со стандартом предшествующей эпохи» [2, с . 100]. Изменение состава носителей литературного языка обусловливает новую цель языковой эв олюции – создание единого языка для всех объединяемых в новом составе слоев , «ибо потребность в перекр естном языковом общении здесь обязывает к выработке единого общего языка (т . е . для языковой системы ) взамен двух разных язык овых систем , каждая из которых неспособна к обслуживанию всего нового коллектива полнос тью» [5, с . 87]. В ходе этого процесс а выясняется , язык какой из объединяемых социальных гр упп будет « играть первую скрипку» в эволюции , направленной к установ лению единообразной (для всех данных групп ) системы речи» [2, с . 100]. Эта мысль Е . Д . Поливанова замечательна тем , что она предвосхищ ает более поздние п о времени разработки в области теории соц иальных групп. «Выработка единого общего языка» , о ко торой говорит Е . Д . Поливанов , идет неравно мерно на разных участках языковой системы . Это объясняется тем , что уровни структуры языка – лексика , фонетика , морфология , синтаксис – неодинаково восприимчивы к влиянию социальных факторов . В наибольшей сте пени подвержены такому влиянию лексика и фразеология : изменения в жизни общества отраж аются в этих сферах языка в виде новы х наименований и оборото в , в пер еосмыслении старых слов , в заимствованиях и т.п. Накопление обусловленных социальными сдвигам и языковых новшеств происходит неравномерно н е только на разных уровнях языковой струк туры , но и в различной языковой среде : одни группы говорящих консерват ивны , посл едовательно придерживаются старой нормы (как , например , представители интеллигенции ), в речи же других наблюдается смешение разнородных че рт – литературных , диалектных , профессиональных . Это вызывает необходимость изучать «социально — групповые ди а лекты». В статьях «О фонетических признаках с оциально-групповых диалектов и в частности , ру сского стандартного языка» и «Фонетика интелл игентского языка» Е . Д . Поливанов , во-первых , попытался выделить конкретные черты , которые отличают речь интеллигенции о т речи других общественных групп , и , во-вторых , пост авил более общие вопросы о критериях разг раничения социальных разновидностей одного и того же языка. Главный принцип применения социологического подхода к изучению языка , по мнению Е . Д . Поливанова , заклю чается в том , чтобы путем анализа языковых фактов приходить к выводу о влиянии на язык социальны х сил , а не исходить из постулата о таком влиянии и подгонять его под факт ы . «…Нужно заведомо отказаться от допущения каких-либо таинственных соотнош ений между социальной историей общества и историей языка , соотношений , которые нельз я бы разложить на цепь конкретных причинн ых связей и которые можно только постулир овать , исходя из предвзятой предпосылки о том , что все зависит от социально-экономически х явлений . Н а м же , лингвистам , надлежит не исходить , а прийти к подобному положению в качестве вывода из изучения и обобщения реальных фактов» [5, с . 86]. В статье «И математика может быть полезной» (1931 г .) Е . Д . Поливанов пишет о роли математической статистики в со циа льно-диалектологических исследованиях . При этом он подчеркивает вспомогательную функцию этой на уки для лингвистики и говорит о недопусти мости абсолютизации статистических методов , возра жает против «неограниченного доверия «методу процентов» : нельзя огр а ничиваться одн ой статистикой в характеристике носителей дан ной языковой черты , необходим учет социальног о облика этих носителей , их «веса» в и зучаемом коллективе (Статьи… , с 289-290). Эти мысли предвосхищают современные разработки в области массовых обсле д ований языковых к оллективов , где применение статистических методов органично сочетается с качественным социолог ическим анализом различных (возрастных , территориа льных , профессиональных и других ) групп , образу ющих такие коллективы [2, с . 103]. Взгляды Е . Д . Поливанова на разви тие языка , на соотношение внутренних и вне шних стимулов языковой эволюции были не с вободны и от некоторых ошибок . Так , он высказывал точку зрения , согласно которой лит ературный язык является классовым , а именно – что им владеет господ с твующи й класс общества (эту мысль он пытался доказать на материале японского литературного языка ). Однако эта прямолинейная точка зрения , не соответствующая действительному положению в ещей , вступала в противоречие с его же собственным конкретным анализом с остояния других языков , в частности русского литер атурного , носителями которого Е . Д . Поливанов признавал и старую , дореволюционную , и новую интеллигенцию , и передовые слои рабосего класса. Не подтвердилось и мнение Е . Д . Пол иванова о том , что в эпоху рево люц ионных катаклизмов убыстряется темп языковой жизни . Как показали исследования и русского , и других языков , в вопросах о темпе языковой эволюции многое зависит от уровня развития данного литературного языка : чем он развитие , тем медленнее темпы происход я щих в нем изменений . В связи с этим гораздо более справедливой кажетс я такая мысль Е . Д . Поливанова , высказанная в несколько парадоксальной форме : «Развитие литературного языка заключае тся , в частности , в том , что он все меньше изменяется». Ведь чем больше культурных ценностей накоплено на данном языке , тем сильнее стремление обще ства , владеющего этим языком , сохранить его в неизменности , чтобы облегчить передачу ку льтуры следующим поколениям [2, с . 103]. Итак , в круг проблем социологической л ингвистики Е. Д . Поливанов включал опреде ление языка как социального исторического фак та , описание языков и диалектов с социолог ической точки зрения , изучение причинных связ ей между социально-экономическими и языковыми явлениями , выработку языковой политики. Поливанов считал , что общественные с двиги отражаются языком более или менее н епосредственно только в лексике и фразеологии . Он возражал против лженаучных попыток об ъяснить фонетические и грамматические явления непосредственным воздействием социально-экономических ф а кторов . Согласно его точке зрения , от социально-экономических факторов завися т не изменения в фонетике и морфологии , а образование семей языков и языковое скрещивание. 3. Полемика Е . Д . Поливанова с Н . Я . Марром и сторонниками «нового учения» о языке. В первое послеоктябрьское десятилетие в отечественном языкознании , наряду с поворото м к описанию современного состояния языков и к решению прикладных задач , поставленных практикой культурного строительства , шли упо рные поиски создания нового языкознания. Поиски эти осуществлялись разными путями . О дни ученые старались строить марксистское язы кознание на основе критического освоения всег о накопленного опыта в науке о языке и усиленного внимания к социальной стороне языковых явлений . Другие же пытались во г л аву угла ставить общие полож ения исторического материализма , непосредственно применяя их к языковому материалу . Этот мо мент и определял острую идейную борьбу ме жду представителями русской классической филолог ии и сторонниками яфетической теории по в опросу об отношении к индоевропейском у сравнительно-историческому языкознанию . Эта борь ба нередко выливалась в ожесточенные схватки с полемическими издержками и перехлестами [4, с . 74]. Возникла резкая конфронтация точек зрения , равно претендовавших на исключител ьност ь , но по-разному интерпретировавших суть маркс истского подхода в языкознании . Одно из та ких направлений возглавил Н . Я Марр – его концепция была объявлена единственной марксистской языковедческой теорией . Во главе второго направления оказался Е . Д . П о ливанов. Основные положения «нового учения о я зыке» сводятся к следующему . Язык , считает Марр , «есть надстроечная катег ория на базе производства и производственных отношений , предполагающих наличие трудового коллектива» , это «такая же надстроечная обществе нная ценность , как художество и вообще искусст во». Из представления о язык е как надстроечной категории Марр сделал ряд выводов : 1. Языковые состояния сменяются в результате смены общественных фор маций (учение о стадиальности языка ): «…так называемые семьи языков… представляют различные системы , отвечающие разл ичным типам хозяйства и общественности , и в процессе смены одной культуры другой од на система языков преображалась в другую» . Таким образом , переход обществ а из одной формации в другую должен с опровож даться переходом языка из одного состояния в другое , причем эта смена языковых состояний сопровождается коренной ломко й одной структуры языка и появлением ново й , качественно отличной языковой системы , но сохраняющей много элементов старой. 2. Пути развити я всех языков едины (теория единства глоттогонического процесса ). 3. Исключительно боль шое значение в формировании отдельных , особен но индоевропейских , языков имеет языковое скр ещивание . В скрещивании языков Марр видел главный фактор , обусловивший расхожд ение близкородственных диалектов. 4. Поскольку всякой идеологической надстройке присуща классовая су щность , то и язык , будучи надстройкой , тоже является классовым (учение о классовости языка ) [1, с . 269]. Лин ия компаративистов была четко сформулирована в работах и выступлениях Е . Д . Полива нова , который , решительно отстаивая достижения сравнительно-исторического языкознания , стремился о смысленно , путем строгих лингвистических методов и на надежных фактах увязать языковую эволюцию с историей общества . Н . Я. Марр же , вульгарно-социологизаторски истолкова в общие положения марксизма и перенеся их на яфетическую теорию , развил «новое учен ие о языке» , а его ученики провозгласили эту теорию единственно марксистским направле нием в советской лингвистике. 4 февраля 1929 года Поливанов открыто выступил против марристов . Именно после этого выступления его труды были объявлены «ис тошным воем эпигона субъективно-идеалистической ш колы» , а он сам – «разоблаченным в св ое время черносотенным лингвистом-идеалистом» . Так пис а л о нем некто В . Б . Аптекарь в книге «Н . Я . Марр и новое учение о языке» , вышедшей в 1934 году. На дискуссиях принимались резолюции , в которых клеймили позором «хулигански-наглое , ци ничное выступление профессора Поливанова» . Его называли «кулацким волком в шкуре сов етского профессора» . Ответ Поливанова (разумеется , оставшийся ненапечатанным ) полон достоинства . Он писал : «В пересмотре , которому подлежит все наследуемое советской наукой , нет места ни авторитарному мышлению , ни кваканью профанов» [4, с . 16] . П олучился своеобразный исторический п арадокс . Еще в 1929 году Е . Д . Поливанов вы ступил с уничтожающей , но конструктивной крит икой яфетической теории Н . Я . Марра , за что был обвинен марристами в идеализме , « буржуазном индоевропеизме» и прочих смертных греха х , и , лишенный возможности работ ать в Москве или Ленинграде , был вынужден уехать в Среднюю Азию , но именно он оказался пророчески прав . «Новое учение о языке» Н . Я . Марра , хотя почти безраздель но и господствовало в советском языкознании на протяжении двух д есятилетий , в результате известной дискуссии 1950 года потер пело полное фиаско : оно было признано лжен аучным , вульгаризаторским , антимарксистским. Критика марровского «нового учения» начин ая с 1950 г . по существу велась по тем же параметрам , которые в свое время отметил Е . Д . Поливанов . Между тем в ходе дискуссии 1950 года о Поливанове как гла вном оппоненте Марра не было сказано ни слова , т . е . тем самым не была отмече на выдающаяся роль Е . Д . Поливанова в р азвенчании антинаучного характера «нового учения о языке» , не была дана объекти вная оценка его научной деятельности [4, с .74-75]. В заключение отметим , что Е . Д . Пол иванов не отвергал целиком Н . Я Марра и его труды . Он утверждал , что «за вычетом яфетической теории ост ается очень много материала , который де лает Марра великим ученым» . Он ценил его как археолога , филолога , в частности как «описательного» языковеда , например автора чанской грамматики . Да и в самой яфетической теории Марра Поливанов видел здоровое зерно , а именно – сра внительно-грамматическое ис следование южно-кавказс ких языков , «проводившееся , одн ако , неумело , без должного знания методов компаративистики и общего языкознания , отчего в этой теории сплошь и рядом грубые л ингвистические ляпсусы» [4, с .78]. 4. Взгляды Е . Д . Поливанова на сущность языка и на методологию языкознания в 20-30-е годы. [ Этот вопрос мы осветим на материале книги А . А . Леонтьева «Евгений Дмитриевич Полив анов и его вклад в общее языкознание» ]. Взгляды Е . Д . Поливанова по принципиал ьным вопросам теории языка , естественно , претерпевали определенную эволюцию . Вот что н ового мы находим в работах Е . Д . Полива нова 20-х годов : связь языка с совместной трудовой деятельностью коллектива и понимание языка (речи ) как деятельности . Приведем не которые характерные примеры. Язык есть «до стоян ие и орудие борьбы определенного общественног о коллектива , объединенного кооперативными потреб ностями» [5, с . 51] В основе концепции «ле жит понимание языка как трудовой деятельности , имеющей целью коммуникацию…» [5, с . 57] К вопросу о «принципе эконом ии» в языке : «…экономия энергии в пределах , обеспечивающих , однако , достижение результата… , есть типичная черта любой тр удовой деятельности , имеющей определенное задание …» [5, с . 60]. С другой стороны , «экономический уклад» и «характер коопе ративных связей » определяют систему общения в коллективе , а также сам «контингент носителей» [5, с . 86-87]. «Что нужно для того , что бы данная произвольно созданная индивидуумом система получила реальное существование в кач естве языка ..?» Ответ : нужно , «чтобы нашлись лица , заинтересованные в том , чтобы эту систему усвоить и применять для взаимного общени я» , а «для этого требуется реальное существование коллект ива , реально объединенного известными кооперативн ыми потребностями и неспособного обслужить се бя…какой-либо другой системой (т . е . други м языком )» [5, с . 179]. Думается , достаточно уже приведенных прим еров . Во всяком случае ясно , что Е . Д . Поливанов не ограничивался «определение языка как социально-исторического факта» . Напротив , он самым четким образом формулировал «э лементарнейшее из методологии марксистской лингвистики» в виде следующего тезиса : «Язык должен изучаться как трудовая деятельность (параллель до известной степени найдется в изучении производственных процессов ); но не индивидуальная , а коллективна я» . И дал ее : требуется искать связь языка «не только с культурой как таковой , но и с о всей совокупностью явлений экономического б ыта данного коллектива , прежде всего… с ко оперативной деятельностью этого коллектива» [5, с . 177]. Все это , казалось бы , звучит достато чно тривиально . Но для второй половины 20-х – начала 30-х гг . сказанное было далеко не очевидно. Само речевое общение Поливанов понимал как сторону или условие трудовой деятельно сти ; язык же был для него не только системой абстрактно-социальных , надындивид уальн ых ценностей , но в то же время (и в первую очередь !) деятельностью , - в более со временных терминах , субстанцией языка была дл я него социальная деятельность. Под этим углом зрения надо рассматрив ать и его теорию эволюции языка , разрабаты вавшуюся Полива новым в основном в узб екский период (1921-1926) и отчасти в годы его работы в Москве . Она сводится в общих чертах к следующему. В эволюции языка имеют значение два вида деятельности : 1) усвоение языка ; 2) речевое общение . Однако их функция и относительная значимость различны . Что касается проце ссов усвоения языка , то здесь Поливанов ук азывает на наличие двух эталонных моделей : речь взрослых и речь сверстников . Вторая модель – в соответствии с общим понимание сущности языка – обеспечивает (через единство общ ения в детском коллективе ) кодификацию отклонений от языковой модели взрослых ; т.е . эти отклонения , когда они возникают в массовом порядке , «получают социальное оправдание» [5, с . 59] в общении внутри детского коллектива . Это ч резвычайно интересное рассуж дение , как ни странно , осталось совершенно чуждым психолог ии детской речи и не получило дальнейшего развития. Что же касается процессов речевого об щения , то исключительно важное указание Полив анова на «предварительную… мы слительную работу» , «состоящую в ан ализе (расчленении ) коммуницируемой совокупности идей и в мобилизации соответствующих этому расч ленению языковых ассоциаций» [5, с . 60]. Поливанов прямо говорит в этой свя зи о внутренней речи . Вторая существенная мысль Поливанова каса ется роли «экономии э нергии» в речевы х процессах : «Экономия энергии … есть типичная черта любой трудовой деят ельности , имеющей определенное задание» [5, с . 60]. Поливанов вводит понятие о двух видах материала р ечевого общения : это представления языковых е диниц и представления г отовых речевых стереотипов . И эволюция может идти как перестройка системы единиц , а может – как перестройка структуры речевого стереотипа (с лова , высказывания ). На уровне фонетики мы имеем дело с двумя основными типами эволюции : отождествл ение того , что бы ло различным (конверг енция ), и различение того , что было общим (дивергенция ). Существенно , что Поливанов не просто п остроил некоторую систему научных конструктов , но показал , как эти конструкты «работают» на конкретно-языковом материале , и даже с делал неко торые предсказания относительно будущего развития реальных языков . Например , он выдвинул гипотезу о будущей утере я понским языком и ганьсуйским диалектом дунган ского языка политонического ударения . В русск ом языке Поливанов предполагал «падение» безу дарны х гласных и снятие противопост авления палатализованных и непалатализованных со гласных и др. Защищая компаративистику (сравнительно-исторически й метод ) от нападок марристов , Поливанов ч етко определяет ее место в системе соврем енного языкознания . Это – област ь язы кознания , позволяющая через установление истории конкретных языков и языковых семейств , во -первых , построить «лингвистическую историологию» как учение о механизме язы ковой эволюции (и в конечном счете прийти к общей лингвистике , в которой… лежит филос офское значение нашей науки» ; во-вторых , в известной мере пр огнозировать языковое будущее , что имеет соци альную значимость ; в-третьих , от истории языка перейти к истории культуры и конкретных этнических культур . Компаративистика , следователь но , - необходи мая часть лингвистики , но только часть ее . Она не может быть отб рошена на том основании , что является «бур жуазной» : она имеет дело с фактами или с вполне допустимыми гипотезами . С другой стороны , он а сама по себе не может ответить на вопрос «почему ?» – ве дь лингвисти ка в целом ставит своей задачей «установление причинных связей между изучаемыми явлениями , именно объяснение причин языковых явлений» , а компар ативистика лишь частично способна к такому объяснению , ибо она не является «социологич еской» наукой. В связи со сказанным стоит вспомнить и то , что говорил Поливанов о философ ском значении лингвистики . Оно состоит в том , что данная дисциплина в ряду других наук служит для выработк и общих философских положений реалистического мировоззрения…» . В другом мес т е Е . Д . Поливанов говорит : «…всякая наука , претендующая на уча стие в создании реалистического и , в частн ости , марксистского миропонимания , должна вытекать из фактического материала , а не сводиться к нескольким общим положениям , не связанн ым с конкретными ф актами данной облас ти явлений» . Отсюда путь пос троения марксистской лингвистики предполагает ма рксистское объяснение твердых языковых фактов и лишь за тем – переход «вглубь к неизвестному» . Значит , нельзя игнорировать лингвистическую культуру прошлого , «нел ьзя не знать уст ановленных ею фактов , как и методов , позво ляющих убедиться в математически точной доказ анности этих фактов». Именно здесь и лежит основной пункт расхождений между Поливановым и учениками Н . Я . Марра. Вяч . Вс . Иванов достаточно подробно ох ар актеризовал компаративистические штудии Е . Д . Поливанова . Он отметил следующее : а ) использование Поливановым сравнительно-исторического метода на материале японских диалектов и рюкюского языка ; б ) теорию родства корейског о языка с алтайскими ; в ) теорию ро д ства японского с алтайскими и австрон езийскими языками ; г ) применение приемов внутр енней реконструкции к материалу неиндоевропейски х языков ; д ) последовательное проведение принц ипа относительной хронологии ; е ) использование в сравнительно-историческом исс л едовани и идеи смешения или скрещивания языков ; ж ) разработку теории языковых союзов ; з ) иде ю «сравнительной грамматики неродственных языков ». 5. Е . Д . Поливанов и обучение русскому языку в национальной школе. А . А . Л еонтьев в книге «Е . Д . Поливанов и его вклад в общее языкознание» в главе , посвященной роли Поливанова в разработке методики преподавания русского языка в нац иональной школе , в сжатом виде излагает ос новные идеи Е . Д . Поливанова по этому в опросу [3, с . 57-68]. Среди многих лингвистически х «специал ьностей» Е . Д . Поливанова были и проблемы обучения языку , в частности в национально й школе . В основе его высказываний по этим вопросам лежит богатый личный опыт . У же в 1915 г . ему приходилось обучать русскому языку калмыков – народных учителей . О собенно значительна была научно-мето дическая и педагогическая деятельность во вре мя его пребывания в Средней Азии (главным образом в Ташкенте ) в 1921-1922 гг . Будучи в 1926-1929 гг . в Москве , Поливанов активно участво вал в работе секции русского языка КУ Т В . После вторичного отъезда в Среднюю Азию (в Самарканд , Ташкент , затем Фрунзе ) деятельность Поливанова в этой обла сти продолжалась . В эти годы была , наприме р , написана и опубликована интереснейшая его книга «Опыт частной методики преподавания русского яз ы ка узбекам». Остановимся , прежде всего , на основных работах Поливанова в данной области . Кроме указанной книги , сюда можно отнести «Русску ю грамматику в сопоставлении с узбекским языком» , а также статью «Чтение и произнош ение на уроках русского языка в свя зи с навыками родного языка» . Интересн ые соображения общеметодического характера , хотя и не связанные непосредственно с обучени ем второму языку , имеются в его статье «Родной язык в национальной партшколе» . Нак онец , с интересующей нас точки зрения нель зя н е остановиться на статье «С убъективный характер восприятия звуков языка». Этим не исчерпывается , строго говоря , методическое (и лингводидактическое ) наследие Поли ванова . Проблемы преподавания языка затрагиваются в целом ряде его статей и книг , х отя и попутн о. Прежде всего , упомянем о собственно ме тодических воззрениях Поливанова . Именно ему принадлежит идея того , что ныне называется «учебным комплексом» : такой комплекс (для уз бекских школьников ) должен был включать буква рь , хрестоматию для чтения , русско-узб екски й словарик и свод всех идеограмм (фразеоло гизмов ) русского языка с примерами . Е . Д . Поливанов настаивал на принципиальной необходи мости дифференцированных учебников русского язык а для разных народностей , подчеркивая , однако , что здесь можно опираться как на генетически близкие языки , так и на общетипологические сходства . Ему принадлежит мысль о необходимости сначала обучать слухов ому различению русских звуков , затем их во спроизводству , а лишь затем уже их слышани ю и произношению в составе целых слов. О чень любопытны (и не потеряли своего значения ) соображения Е . Д . Поливанов а о необходимости развивать языковое мышление не только на изучаемом втором (русском ) языке , но и на родном языке учащихся . Также Поливанов обосновывает идею дифференциал ьного излож е ния языковых фактов , ч то , по его мысли , «облегчит наблюдение (и в частности самонаблюдение ) над языковыми я влениями» ; это было особенно важно подчеркнут ь в 20-е годы , когда в преподавании русс кого языка в национальных школах и вузах «дифференциальный мето д » не испо льзовался. Важно и указание Поливанова , что «грамматические обобщения должны или непосредственно выводиться самими учащимис я , или сознательно проверяться ими». Отсюда предложение , чтобы «грамматические понятия и правила вводились бы лишь постольку , поскольку о ни нужны для практических выводов… и поск ольку сам учащийся сознает эту целевую ус тановку для данного грамматического материала». Очень существенно обращение Е . Д . Поливанова к коллективным формам раб оты , в частности – к коллективному перево ду с русского на родной язык. Наиболее общая идея Поливанова , на пер вый взгляд довольно тривиальная , заключается в невозможности построения по лноценной методики обучения языку без обращен ия к данным научного языкознания. Другой важный тезис Поливанова заключ ается в том , что «з вуковосприятие носит субъективный характер , бывая различным для представителей различных языко в , причем эта субъективность и эти различи я (в восприятии одного и того же звуко комплекса разноязыковыми мышлениями ) зависят … от комплекса язы ковых навыков , приобрет енных каждым данным индивидуумом в процессе усвоения его материнского (родного ) языка». Эта субъективность сказывается прежде всего в том , что представитель того или иного языка «с клонен бывает производить привычный для него анализ н а свои элементарные фонологи ческие представления (фонема и т.п .) даже в отношении слышимых им слов (или фраз ) чужого языка , т.е . языка с иной системой элементарных фонологических представлений» . Т . о ., возникает расхождение «между чужеязычным восприятием звукового комплекса и его составом» . Констатируемая Поливановым принципиальная во зможность несвопадения структуры восприятия речи и «состава » , т.е . языковой структуры текста имеет значение не только для обучения языку . В голове носителя языка не находитс я простой «отпечаток» системы языка (как это дум ал Ф . де Соссюр ); в результате усвоения системы языка у человека формируется то , что можно условно назвать языковой способност ью – своего рода психофизиологический механи зм , порождающий речь . Лишь результат дейс твия этого механизма (порождаемый им текст ) может быть описан с помощью системы яз ыка . Необходимость различать с труктуру речевого механизма и систему языка до сих пор не до к онца осознана не только методистами , но и многими лингвистами . Во всяком случа е , лингвистические проблемы обучения языку и двуязычия чаще всего «решаю тся» путем простого наложения системы одного языка на систему другого языка и анализа несовпадающих фрагментов этих систем. Е . Д . Поливанов едва ли не первым поставил вопрос в отношени и системно го рассмотрения языковых фактов для обучения языку . Уже в 1924 г . в небольшой заметке «О гортанных согласных в преподавании ар абского языка» , он обращается к принципу с истемности , считая весьма желательным , чтобы у чащиеся умели не только подража т ь произношению соответствующих фонем , но и «уяснить … их взаимные с оотношения» . Принцип субъективности распространяется «не только на качественную характеристику отдельных фонетических представлений (фонем и т . п .), но даже и на чи сло фонем , находимых в д анном комплекс е (слове )» . Так , русское слово драма может быть воспринято японцем только как dorama или durama , старик , сказал воспринимаются корейцем как тарик , казал и т.п . Еще более важно , как влияет на субъективность восприятия разли чие акустико-артикул яционной структуры слога. Укажем на одну интереснейшую мысль Е . Д . Поливанова , абсолютно не получившую ра спространения ни в современной ему методике , ни позднее и лишь сейчас начинающую занимать достойное место в преподавании языка . Это – мысль о различной функциона льной нагрузке системных противопоставлений : так , «’ ’ мягкие’ ’ губные являю тся менее важные в социально-фонологическом о тношении , чем прочие парные’ ’ мягкие’ ’ ру сского языка». Обращаясь к проблемам усвоен ия грамматической стороны языка , отметим пр ежде всего , что изучение грамматики н е мыслилось Поливановым как самостоятельный , замкнутый в себе курс . В частности , он , опираясь на представления о закономерной свя зи различных уровней внутри целостной системы языка , требовал «увязки д анных морфологичес ких фактов с определенн ыми фонетическими упражнениями : например , постанов ку неконечного ударения естественно будет свя зать с прохождением склонения существительных женского рода и именно таких падежей , к ак воды и воды , ноги и ноги и т. д . или же с усвоением формообразования множественного числа на а ударенное – например , доктор – доктора , город - города , войско – войска и т. д.» . Эти примеры очень ясно показывают , кстати , как Е . Д . Поливанов последовательно стремился подать любое явление изучаемого языка в его функциональном аспекте. В основе изучения грамматики , по Полив анову , должно лежать прежде всего осознание учащимися принципиального различия в грамматич еском строе изучаемого (русского ) и родного языка. Анализируя отдельные грамматические категори и , Е . Д. Поливанов не только дает им четкую формальную характеристику , но и вскрывает их функциональную значимость , собственн о и определяющую с его точки зрения с уществование этих категорий . Особенно хорошо это видно при освещении им проблемы грамм атического рода. Поливанову принадлежит вывод , который пре дставляет необычайно большой интерес даже не столько в плане обучения языку , сколько в плане теоретико-лингвистическом . Речь идет о различии с истемы и нормы в языке , - различие , которое было введено в современную л ингвистику Э . Косериу в начале 50-х годов и ныне стало весьма распространенным , если не общепр инятым . Если система охватывает , так сказать , языковые инварианты , т.е . то , что в языке не только константно , но и общеобязательн о (нельзя нарушить , например , фо н ол огическое противопоставление ), то норма – это не общеобязательные , но общепринятые особенн ости речи (например , мы говори жир с ‘ ’ твердым’ ’ ж , хотя ж не имеет па рной фонемы , противопоставленной ему по призн аку палатальности – непалатальности ). Вот это то различие , весьма тонко нащупано Поливановым в области синтаксиса . Кроме того , он детально анализирует и ту дополнитель ную функциональную нагрузку , которую может не сти «свободный» порядок слов в русском яз ыке. Возвращаясь к методическим проблемам , над о отме тить в первую очередь настоятел ьное стремление Е . Д . Поливанова к максима льной активизации речи на изучаемом языке с самого начала обучения . Вот яркий при мер того , как это стремление преломляется при изложении им методики изучения конкретной грамматическо й категории – имен существительных : «Я не буду останавливаться на вопросе : с чего начина ть преподавание языка – с существительного или глагола ? Вопрос этот , по-моему , в з начительной мере излишен , праздный вопрос , - пос кольку имеемся в виду вся совокупность преподавания (а не только систематическое изложение морфологии ): дело в том , что практические условия обязывают нас начинать сразу и с того , и с другого. Можно горячо протестовать , напр ., против такого изложения материала , какое – для узбекского (не русск ого , а д ля узбекского !) языка мы найдем хотя бы , в учебнике узбекского языка Граматовича , гд е автор учебника (или преподаватель ) стремится к тому , чтобы на первых уроках избежа ть хотя бы одной глагольной формы . Чтобы говорить , учащийся должен иметь дело с фразой . А для фразы обычно нео бходимы и существительное , и глагол». Соответственно в грамматике должны выделяться те моменты , без которых невозмож на правильная речь на языке , которые , так сказать , формируют «порождающий механизм» ре чи ; усвоение понятий тип а склонения , г рамматического рода и основного значения паде жа «в сто раз важнее , ч ем заучивание десятка таблиц суффиксов». Здесь Поливанов в известной м ере подходит к разграничению «активной» и «пассивной» грамматики , предложенному Л . В . Щербой. Нет необхо димости в наше время особенно подчеркивать «принципи альное различие между звуком (звуком языка , или звукопредставлением =фонемой ) и буквой соответствующей письменнос ти». Однако в те годы , ко гда работал Поливанов , это было еще весьма животрепещущей проблемо й . Это относится и к последовательному противопоставлению им двух форм существования звука в том или ином языке : как основного (независимого ) и как позиционного варианта. Не в меньшей мере тривиальным стал в настоящее время и тезис о необходимо сти учета ди алектных особенностей речи учащихся . Но мало кто из современных ис следователей уделяет этому вопросу столько вн имания и дает такое количество конкретных , весьма важных для практики обучения рекоме ндаций , как Поливанов. Большой интерес представляет и указа ние Е . Д . Поливанова на необходимость систематического изучения в школе , в част ности в национальной школе , интернациональной терминологии , вошедшей в русский язык , и н амеченные им пути этого изучения. Укажем , наконец , на решительное мнение Поливанова о нен ужности исторической мот ивировки в практическом курсе русской граммат ики ; впрочем , Поливанов тут же оговаривался : « Для преподавателя теоретич еское знакомство с исторической грамматикой р усского языка я считаю обязательным » . Уже сказанного достаточно для того , чтобы видеть , как много дают труды Е . Д . Поливанова в теории и практике обу чения . К сожалению , эти труды были фактиче ски забыты. III. Роль на учного наследия Е . Д . Поливанова в отечест венной и мировой ли нгвистике. Гениаль ный языковед , замечательный полиглот и филолог-энциклопедист. М . В . Панов [4, с . 23] Подводя итог всему вышесказанному , еще раз уточним ряд вопросов . В чем открыти я Е . Д . Поливанова ? В чем состояли осно вные положения концепции Е . Д . Поливанова ? Чем опреде ляется его вклад в теорию языкознания ? Для лингвистики первой половины ХХ ве ка было характерно изолированное рассмотрение языковой системы в отвлечении от историчес ких , культурных , социальных факторов . Господствовав шая в мировой науке точка зрения была выр ажена во фразе , которой кончался знаменитый «Курс общей лингвистики» Ф . Де Соссюра . «Единственным и ист инным объектом лингвистики является язык , рас сматриваемый в самом себе и для себя» . Исследователи не шли дальше выявления системных отношений между едини цами языка : фонемами , морфемами и т.д . Вопрос же о том , почему эти отношения таковы , не решался и даже не ставился как выводящий за пределы науки о языке . Точно так же выводились за ее предел ы и социолингвистические исследования . Ведущие ученые изучали яз ы к синхронно , в отвлечении от его истории . Историческое языкознание продолжало в это время оставаться на уровне XIX в ., изучая отдельные изолированные факты . Наблюдалась и противоположная тенденция к построению широких глобальных теорий , не подкрепленных ф актами , нашедшая выраже ние в марризме . Е . Д . Поливанов не мог согласиться ни с тем , ни с другим подходом . Он в полной мере воспринял сильные стороны с овременной ему мировой лингвистики : строгое о бращение с фактами , стремление к системному охвату явлений я зыка . Но ему чуждо было рассмотрение языка « в самом себе и для себя», не созвучное , по его мнению , революц ионной эпохе . Он стремился создать основанную не на абстрактных догмах , а на анализ е огромного количества фактов марксистскую те орию языкового развити я. · Первым в миров ой науке того времени Е . Д . Поливанов р аспространил принцип системности на историю я зыка . Им была разработана теория фонологическ их изменений , рассматривающая их во взаимосвя зи и взаимообусловленности , выявлен механизм конвергенций (объ единения первоначально разны х фонем в одну ) и дивергенций (расщепления фонемы на несколько фонем ). Под влиянием Е . Д . Поливанова эта теория в дальнейш ем была развита Р . Якобсоном. · На материале я понских диалектов Е . Д . Поливанов впервые рассмотрел проце сс «цепочечного» изменения фонетической системы , когда каждое изменение является причиной следующего . Этот процесс позднее исследовали такие лингвисты , как , напр имер , А . Мартине . Поливановские идеи оказались хорошо применимыми к объяснению истории английс к ого и других языков. · Е . Д . Поливанов стремился вскрыть причины языковых изменений . Он выделял два комплекса таких причин . а ) Один связан с физиологическими характери стиками речи , из которых он главным считал принцип экономии произносительной энергии , в е дущий к постоянному упрощению фонологиче ской и грамматической системы ; эта концепция также позднее нашла продолжение в науке , например , в книге А . Мартине «Принцип экономии в лингвистике» (М ., 1960). б ) Другой ком плекс причин определяется социально-эконо м ическими условиями . Е . Д . Поливанов был далек от свойственного некоторым советским ученым 20-30х гг . упрощенного понимания этих причин . Он указывал , что сами изменения звуков или речевых форм нельзя объяснять воздействием «материально-общественной жизни», как писал Н . Я . Марр , или «силой производственно-общественных корней» , однако «эконо мико-политические сдвиги видоизменяют контингент носителей (или так называемый социальный субс трат ) данного языка или диалекта , а отсюда вытекает и видоизменение отправны х точек его эволюции» . Е . Д . Поливанов выявлял и законы функционирования языка в обществе ; известен , например , «закон Поливано ва» : «Развитие литературного я зыка заключается отчасти в том , что он все меньше развивается». · Е . Д . Поливанов был основоположник ом нашей отечественной социолингвистики . В 1929 г . он так определял проблемы этой науки : 1. Определени е языка как социально-исторического фактора . С обственно говоря , сочетание лингвистики и мар ксизма а одном лице уже предполагает реше ние этой задачи . Но все-таки нужна ещ е формулировка . Итак , это лишь первый необ ходимый шаг , не более того. 2. Описание языков и диалектов с социологической точки зрения . Нужна , конечно , методология прежде всего (с новыми понятиями вроде социально-гр упповых диалектов и т.д .) 3. Оценочный анализ данного языка как орудия общения . 4. Изучение причинных связей между социально-экономическими и языковыми явлениями. 5. Оценочный анализ языка (и отдельных его сторон ) как средства борьбы за существование. 6. Общая типологическая с хема эволюции языка в связи с историей культуры. 7. Прикладные вопросы социологической лингвистики : языковая политика. Для 1929 года сама постановка этих проблем была новой и перспективной . По сути это была зад ача создания перспективных основ для языково го строительства в СССР , в котором активное участие принимал Е . Д . Поливанов. · Много внес Е . Д . Поливанов в изучение языковых контакт ов . В науке XIX века сходства между языками расс матривались либо в связи с языковым родст вом (сравнительно-историческое языкознание ), либо безотносительно к историческим взаимосвязям языков (типология ). Однако сходства языков могу т вызываться и контактами между языками , э ти сходства могут проявляться не только в области лексики , но и в области фонет ики и грамматики . В связ и с этим в лингвистике возникло понятие языкового союза – общности контактных языков , прио бретших общие черты . Это понятие было введ ено двумя выдающимися учеными , хорошо знавшим и друг друга , и во многом близкими по идеям , - Е . Д . Поливановым и Н . С . Тру бец к им . Хотя идеи Трубецкого получ или более широкую известность , роль Поливанов а неоднократно отмечалась . Е . Д . Поливанов развивал новаторские идеи о возможности созда ния сравнительной фонетики неродственных , но контактировавших языков . Он стремился также о бъ я снить механизмы языковых контактов . · Велик вклад Е . Д . Поливанова и в другие области теор етического языкознания . Именно он впервые уст ановил фонологическую роль слога и выявил законы слоговой культуры. · Значительно продв инул он вперед изучение ударения ; до Е . Д . Поливанова был хорошо изучен лишь один его вид – силовое ударение (тип а русского ), к нему часто сводили ударения других видов . Е . Д . Поливанов создал о бщую типологию ударения , разграничил ударение и тон. · Едва ли не впервые в отечественном язы кознании он выдвинул мысль о выделении фразеологии в особый раздел лингвистики. · Он был также основателем такой дисциплины , как изучение «звуковых» жестов . В 1914 г . вышла первая не большая книжка В . Шкловского , которая , по с ловам самого автора , «приводил а случай глоссолалии – слова , восклицания , звуковые жесты , не получающие смысл , иногда как бы предваряющие слово» . В . Шкловский пишем , ч то этой книжкой «заинтересовался ученик Бодуэ на де Куртенэ – однорукий Евгений Дмитри евич Поливанов , специалист по коре й скому языку , человек широчайших лингвисти ческих знаний и безумной жизни» . Продолжая исследования в этом направлении , Е . Д . По ливанов закладывал основы паралингвистики . По его словам , «значение слов дополняется разнообразными видоизменениями звуково й сторон ы , куда входит главным образом мелодия голосового тона (а кроме нее , еще темп речи , различные степени силы звук а , разные оттенки в звукопроизводных работах отдельных органов , например , вялая или эн ергичная их деятельность и пр . и пр .), и , наконец , - жеста м и. Не надо думать , что эти стороны речевого процесса есть нечто не подлежащее ведению лингвисти ки , т . е . науки о языке . Только , разумеет ся , рассмотрение этих фактов … составляет особый самостоятельный отдел лингвистики… При этом на до иметь в виду , что в р азных языках имеется различное использова ние интонации и жестов . Эти мысли Е . Д . Поливанова по ряду причин , к сожалению , не получили дальнейшего развития в отечест венном языкознании в 20-х годах. Все теоретические положения формулировались Е . Д . Поливановы м на материале огр омного количества языков , которыми он в то й или иной степени владел . Наряду с об щей теорий языка он внес большой вклад и во многие частные области языкознания : тюркологию , японистику , китаистику и др . [4, с . 19-22] Вклад Е . Д . Поливанова в отечественную и миров ую лингвистическую науку – даже если огр аничиться пределами теории языкознания – нас только огромен , что поддается описанию и о ценке только частично , в главных чертах . Н ет сомнения , что это был талантливейший и самобытнейший ученый- м ыслитель . Полив анов не только обладал прекрасной лингвистиче ской школой и владел неизмеримо большим я зыковым материалом ; но – что самое главно е – он умел поставить и решить на этом материале фундаментальные , общетеоретические проблемы , увидеть в самом , ка з алось бы , конкретном факте действие глубинных языковых и психологических закономерностей и вскрывать эти закономерности. В феврале 1981 года в Москве состоялась научная конференция , посвященная 90-летию со дня рождения Е . Д . Поливанова , ставшая зн ачительны м явлением в изучении творческог о наследия этого ученого . В своем вступит ельном слове И . Ф . Вардуль охарактеризовал Е . Д . Поливанова «как одног о из самых ярких лингвистов ХХ века , в несшего огромный вклад в развитие различных отраслей отечественного языкоз нания» [4, с . 11] . Библиография : 1. Березин Ф . М . История лингвистических учений . – М ., 1984. 2. Крысин Л . П . Е . Д . Поливанов – социолог языка (к 90-летию со дня рождения ) // Русский яз ык в школе . – 1981. – № 2. – С . 98-103 3. Леонтьев А . А . Евгений Дмитриевич Поливанов и его вклад в общее языкознание . – М ., 1983. 4. Ларцев В . Г . Евгений Дмитриевич Поливанов : Страницы жизни и деятельности . – М ., 1988. 5. Поливанов Е . Д . Статьи по общему языкознанию . – М ., 1968. Содержание : стр. I. Научная биография Е . Д . Поливанова – представителя блестящей пле яды отечественных лингвистов старшего поколения… …………………… 3-6 II. Е . Д . Поливанов и его вклад в общее языкознани е………………………… … ...7-19 1) Лингвистиче ские взгляды Е . Д . Поливанова и идеи ег о учителя Бодуэна де Куртенэ……………………………………………………………… 7-8 2) Е . Д . Поливанов – социолог языка…………………………………………… ..8-11 3) Полемика Е . Д . Поливанова с Н . Я . Марром и сторонниками «нового учения» о языке……………………………………………………… ..11-13 4) Взгляды Е . Д . Поливанова на сущность языка и н а методологию языкознания в 20-30-е годы…………………………………………………… .13-15 5) Е . Д . Поливанов и обучение русскому языку в на циональной школе…… .16-19 III. Роль на учного насле дия Е . Д . Поливанова в отечественной и мировой лингвистике…………………………………………… ……………………………… 20-23
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Это каким же нужно быть пидорасом, чтобы в Иваново быть пидорасом.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Лингвистическое наследие Е. Д. Поливанова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru