Диплом: Северная Корея: Ким Ир Сен и его эпоха - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Северная Корея: Ким Ир Сен и его эпоха

Банк рефератов / Международные отношения

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 700 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ОГЛАВЛЕНИЕ



Введение ………………………………………………………………………... 4


Глава 1. Раскол Кореи …………….…………………………………………. 6

1.1 Истоки разделения Кореи на Северную и Южную ……………………… 7

1.2 Начало конфликта на полуострове …………………………………..…...10

1.3 Вопрос об инициаторе военных действий ……………………………… 11

1.4 Военные действия ………………………………………………………… 17

1.5 Подписание мирного договора и итоги войны в Корее ..……………….19

Письмо Сталина Готвальду ……………………………………………………22


Глава 2. Внешняя политика Ким Ир Сена ………………………..………24

2.1 Отношения с Китаем и СССР ……………………………………………..25

2.2 Отношения со странами «третьего мира» ………………………………..33

Вывод …………………………………………………………………………...37


Глава 3. Внутренняя политика Ким Ир Сена ……………..…………….. 38

3.1 Укрепление власти Ким Ир Сена (1953 – 1970 года) …………………. 38

3.1.1 Индоктринация населения Северной Кореи ……………………..…. 39

3.1.2 Формирование новой элиты ………………………………………....42

3.1.3 Ликвидация просоветской и прокитайской партий ……...………..44

3.1.4 Дальнейшая чистка неугодных режиму …………………………….46

3.1.5 Новая система управления в СХ и промышленности ………….……48

3.2 Построение северокорейского социализма и его кризис

(1970 – 1993 года) ………………………………………………………..……..51

3.2.1 Конституция КНДР 1972 года …………………………………..…....52

3.2.2 Кризис командно-административной системы ………..…….……...54

3.3 Суть внутренней политики Ким Ир Сена …………………………….…...59


Заключение ……………………………...……………………………………...64


Список использованных источников…………………………………………..69


Приложение 1. Биография Ким Ир Сена ……………………………………………………….70

































Введение

Актуальность дипломной работы связана с тем, что последние десятилетия Северная Корея постоянно находится в центре внимания международного сообщества, политиков разных мастей, исследователей и экспертов. В течение более полувека ситуация на Корейском полуострове остается напряженной, неурегулированной, что, естественно, вызывает озабоченность широкой общественности. Проблема «двух Корей», уникальна тем, что Корея - это единственная оставшаяся страна, разделенная на два государства. Эти государства отличаются только идеологией, этнический состав севера и юга полуострова в целом идентичен, история до середины 20 века также была «общей».

Препятствия на пути объединения двух государств лежат в сути стратегии и тактики политических режимов на Севере и Юге. Если Сеул сделал ставку на ускоренное социально-экономическое развитие страны на основе рыночных отношений, на укрепление демократических институтов, то Пхеньян ищет пути и средства выживания тоталитарной системы на базе консервации порядков и устоев, унаследованных от кимирсеновского режима. Плачевное состояние современной Северной Кореи имеет под собой фундамент доктрин и идей, выдвинутых в эпоху правления Ким Ир Сена. Проблемы разделения страны на два враждующих государства, проблемы непосредственно Северной Кореи, ее жителей и ее руководства, лежат в истории второй половины 20 века. Разобраться в становлении тоталитарного общества с развитой карательной системой, - значит понять, как демонтировать авторитарную власть КНДР; понять, как действовать при объединении двух частей страны.

Цель выпускной квалификационной работы - рассмотреть и проанализировать события во внутренней и внешней политике Северной Кореи эпохи Ким Ир Сена, приведшие к изоляции страны от остального мира.

Исходя из этого, основные задачи представленной работы:

  1. Рассмотреть причины, ход и итоги Корейской войны 50 – 53 годов, утвердившей власть Ким Ир Сена на севере страны.



  1. Рассмотреть внешнеполитическую линию руководства страны во главе с Ким Ир Сеном, приведшую страну в аутсайдеры мировой политики.



  1. Определить роль доктрины «чучхе» в самоизоляции Северной Кореи.



  1. Проанализировать причины, по которым Ким Ир Сеном была выстроена тоталитарная система в северокорейском обществе.




Объектом дипломной работы является внутренняя и внешняя политика, проводимая руководством Северной Кореи во главе с Ким Ир Сеном, а предметом - КНДР во времена правления Ким Ир Сена.

Теоретической основной дипломной работы послужили исследования отечественных и зарубежных ученных миграционных процессов и внешних трудовых миграций. Среди российских ученых можно назвать А. Н. Ланькова с его глубокими знаниями личности Ким Ир Сена, А.Мятишкина и его книгу «Война в Корее», также материалом к главе о войне в Корее послужил труд Торкунова А. В. и Уфимцева Е. П. и многочисленные интернет-ресурсы, в частности Woodrow Wilson International Center for Scholars. По вопросам внутренней и внешней политики при Ким Ир Сене, были использованы работы авторов А.В. Торкунова, В. И. Денисова, Вл. Ф. Ли, Ткаченко В. П., А. Панина,  В. Альтова, диссертация «Корейский фактор в современных японо-китайских отношениях» (кафедра Регионоведения МосГУ), и ряд источников в интернете.


Глава 1.

Раскол Кореи


Вопрос об исторической ответственности за разделение корейского народа и полуострова на два государства имеет прямое отношение к современному видению корейской проблемы и путей ее урегулирования.

В течение нескольких десятилетий по этому вопросу шло «перетягивание каната» между СССР и США. Каждая из сторон, причастных к событиям на Корейском полуострове, выставляла себя сторонницей единой Кореи, обвиняя другую сторону в ее расколе. Находились и аргументы в пользу того и другого, ссылки на заявления и практические шаги, как правило, вырванные из общей логики развития событий. Все, что происходило на Корейском полуострове после освобождения его от японского колониального господства, не может рассматриваться вне общего исторического контекста послевоенного мира, противостояния двух сверхдержав и двух блоков. 

Корея оказалась заложницей крупной игры на международной арене. Корейский полуостров стал одним из узловых пунктов столкновения интересов. Каждая из сторон стремилась закрепиться на этом стратегически важном плацдарме, заполучить на нем доминирующее положение. Советская политика, как бы мы ее сегодня ни оценивали, определялась убежденностью в неизбежности победы социализма в мировом масштабе, стремлением к максимальному расширению его сферы. Американская политика, противодействуя этим намерениям, насаждала такие порядки, которые соответствовали ее представлениям. Кроме того, за войной в Корее стояли цели сверхдержав в ослаблении друг друга, где полуостров Кореи был лишь пешкой. Несколько позднее в активную борьбу на полуострове включился Китай. Реальное соотношение сил на тот момент и было зафиксировано созданием двух корейских государств. 

1.1 Истоки разделения Кореи на Северную и Южную


Корея, оккупированная Японией в результате русско-японской войны 1904–1905 гг., должна была согласно решениям Каирской конференции союзных держав (1 декабря 1943 г.) обрести независимость. На Ялтинской и Потсдамской конференциях Сталин согласился с идеей Рузвельта о международной опеке над Кореей на пять лет. Это был компромисс между СССР и США, нашедший затем свое отражение в решениях Московского совещания министров иностранных дел США, СССР и Великобритании по Корее. Однако в дальнейшем американцы, учитывая сильный настрой на юге в пользу независимости Кореи, отошли от идеи опеки, а Советский Союз, продолжая следовать ей, подставил себя под удар, навлек на себя обвинения в нежелании способствовать независимости страны.

На заключительном этапе Второй мировой войны командования СССР и США пришли к соглашению считать 38-ю параллель разграничительной линией военных действий американских и советских войск на Корейском полуострове. В соответствии с этим решением советские войска должны были принять капитуляцию японских войск в Корее к северу, а американские войска — к югу от 38-й параллели. Таким образом, единственной целью временного раздела Кореи на две зоны было принятие капитуляции японских войск. Однако в условиях «холодной войны», которая разразилась между СССР и США практически сразу после окончания Второй мировой, 38-я параллель превратилась по существу в границу между Севером и Югом Кореи.

Корейский вопрос обсуждался на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (декабрь 1945 г.), на котором было принято советское предложение, предусматривавшее воссоединение Кореи как единого, независимого государства, формирование общекорейского правительства и создание условий для развития страны на демократических началах. Но реализация этого плана с самого начала натолкнулась на серьезные трудности.

Советский Союз предложил вывести с территории Кореи все иностранные войска и предоставить право самому корейскому народу решать собственные проблемы. В ответ на это США летом 1947 года вынесли корейский вопрос на сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Советский Союз выступил против, однако американская позиция получила поддержку большинства членов ООН. Советская пропаганда тотчас же объявила, что механическое большинство англо-американского блока незаконно навязало ООН корейский вопрос. По решению ООН была создана комиссия ООН для проведения выборов в Корее. Советский Союз и власти на Севере отклонили это решение и не допустили прибытия комиссии ООН в Северную Корею.
В мае 1948 года выборы все же состоялись, но только на территории Южной Кореи. На их основе на Юге была образована Республика Корея и сформировано правительство во главе с Ли Сын Маном. В августе-сентябре того же года последовали выборы в Северной Корее, образована Корейская Народно-демократическая республики и сформировано ее правительство во главе с Ким Ир Сеном. Раскол Кореи стал фактом.1


КНДР создавалось не как сепаратное северокорейское государство. С самого начала КНДР четко заявила, что считает себя единственной законной властью на всей территории Корейского полуострова. Об этом недвусмысленно говорила и Конституция, в соответствии с которой даже столицей страны считался не Пхеньян, а Сеул (положение, существовавшее до 1972 г.). Одним из главных обвинений, высказывавшихся северокорейской пропагандой против сеульского режима было как раз проведение им в мае 1948 г. сепаратных парламентских выборов. В этих условиях было решено придать выборам 25 августа видимость общекорейских и таким образом противопоставить их незаконным и сепаратным майским выборам в Южной Корее. Еще 24 апреля соответствующие рекомендации были приняты советским Политбюро и направлены в Пхеньян.2

В северной части Кореи сразу же после освобождения были ликвидированы японские органы колониального аппарата, проведена земельная реформа, национализированы промышленность, транспорт, средства связи, банки и т. д. При этом советская военная администрация способствовала созданию структуры партийной и государственной власти по образу и подобию модели, существовавшей в те годы в СССР. С другой стороны, на юге Корейского полуострова США, декларировав приверженность принципам парламентаризма и демократии, на деле способствовала устранению авторитарного режима, во всем зависимого от Вашингтона.

Поэтому при столь глубоких различиях в подходах к государственному устройству Кореи совместная советско-американская комиссия по Корее, созданная в соответствии с решением Московского совещания для практической реализации принятых решений, так и не смогла выработать приемлемую формулу образования корейского государства.

Через два года безуспешных попыток прийти к соглашению Вашингтон избрал другой путь. Рассчитывая использовать в Организации Объединенных Наций (ООН) механическое большинство голосов, находившееся в то время под американским контролем, США передали рассмотрение корейского вопроса в ООН с тем, чтобы решить его на своих условиях. В результате такой политики Соединенные Штаты сумели провести в Южной Корее выборы в национальное собрание и сформировать южнокорейское правительство во главе с Ли Сын Маном. 15 августа 1948 г. было провозглашено образование Республики Корея со столицей в Сеуле.

Объявив этот акт незаконным, власти Северной Кореи при поддержке советской военной администрации провели аналогичную работу на Севере, и 9 сентября 1948 г. была образована Корейская Народно-Демократическая Республика со столицей в Пхеньяне. Вслед за образованием КНДР Пхеньян добился объединения партийных организаций Севера и Юга в Трудовую партию Кореи (ГПК) и создал Единый демократический отечественный фронт (ЕДОФ) Кореи, основными задачами которого провозглашалась борьба за независимость и объединение страны, за немедленный вывод из Южной Кореи американских войск. Советские воинские части были выведены из Северной Кореи в конце 1947 г.

Провозглашением Корейской республики и КНДР завершился период формирования на Корейском полуострове двух враждебных друг другу государств, началась эпоха раскола Кореи, отмеченная кровавой бурей 1950-1953 гг. и десятилетиями взаимной подозрительности и напряженности, затянувшимися до наших дней. Осенью 1948 г. началась новая эпоха Корейской истории.3


1.2 Начало конфликта на полуострове


После создания ЕДОФ партизанское движение в Южной Корее, руководимое коммунистами, активизировалось. Оно сопровождалось крестьянскими восстаниями и забастовками рабочих, массовыми митингами и демонстрациями. В начале июня 1950 г. Единый демократический отечественный фронт вновь поставил вопрос об объединении страны и объявил о своем отказе рассматривать 38-ю параллель государственной границей.

По-видимому, в Пхеньяне считали: ситуация на Корейском полуострове созрела для перехода к решительным действиям в деле объединения Кореи в единое государство. При этом принималось во внимание наличие благоприятной обстановки международной обстановки. В соседнем Китае победила народная революция. 1 октября 1949 г. было провозглашено образование Китайской Народной Республики. В феврале 1950 г. Советский Союз и КНР заключили Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Успешное развитие экономического и военного потенциала КНДР, решающую роль в котором играла помощь со стороны Советского Союза, создавало в представлении северокорейского руководства материальную основу для объединения корейской нации.4

Вашингтон, сделав упор на оснащение лисынмановской армии необходимыми вооружениями и пообещав Сеулу дополнительную военную и экономическую помощь, в июне 1949 г. вывел свои боевые части из Южной Кореи. Ли Сын Ман понимал, что без американской поддержки и военной помощи его режим неминуемо рухнет. Поэтому он яростно выступал против вывода американских войск из Южной Кореи. Когда в июне 1949 г. они все же были выведены, южнокорейский лидер всячески стремился привлечь внимание Соединенных Штатов к положению в Корее и с этой целью санкционировал сотни вооруженных провокаций в районе 38-й параллели, что потенциально могло втянуть США помимо их желания в войну.

25 июня по требованию США состоялось заседание Совета Безопасности, на котором была предпринята предложенная американской стороной резолюция, обвинившая КНДР в агрессии, т. е. нападении на Республику Корея, и представлявшая последнюю в качестве жертвы агрессии. В ней содержалось также требование о немедленном прекращении огня в Корее и выводе северокорейских войск за 38-ю параллель. 27 июня была принята еще одна резолюция, в которой содержались рекомендации членам ООН предоставить «Республике Корея такую помощь, которая может быть необходима для того, чтобы отразить вооруженное нападение и восстановить международный мир и безопасность в этом районе».

Последняя часть принятой резолюции стала основанием для расширения масштабов американской поддержки южнокорейских войск, которая накануне уже была предпринята по распоряжению администрации США. 27 июня Г. Трумэн объявил, что он отдал приказ военно-воздушным и военно-морским силам США на Дальнем Востоке прийти на помощь Южной Корее. Он распорядился также, чтобы 7-й тихоокеанский флот, уже крейсировавший в направлении Тайваньского пролива, предотвратил любую атаку со стороны Китая на Тайвань. 30 июня президент США обязал генерала Д. Макартура двинуть сухопутные войска из Японии в Корею. Он также приказал американским ВМС блокировать все корейское побережье и дал распоряжение бомбардировать территорию Северной Кореи.

Среди документов под грифом «совершенно секретно» фигурировала идея генерала МакАртура о применении ядерного оружия для уничтожения дорог и коммуникаций связывающих полуостров с Китаем. «Я бы отрезал их [китайцев] от Кореи» - отвечает на вопросы генерала Коллинса МакАртур, - «На дорогах, идущих от Владивостока и Манчжурии много мостов и туннелей. Я вижу в этом уникальную возможность для использования атомной бомбы. Заблокировать сообщение между странами взрывом, устраниение последствий которого займет около 6 месяцев».5 Взрыва все же не произошло, что стало роковым для победы Южной Кореи, ведь во многом благодаря китайским войскам удалось отбросить противника обратно за 38-ую параллель.



1.3 Вопрос об инициаторе военных действий


25 июня 1950 г. рано утром по всей протяженности 38-й параллели начались военные действия между частями КНА и лисынмановскими войсками. В этой связи возникает вопрос, который непременно фигурирует при любом рассмотрении корейской проблемы: кто первым начал военные действия, Юг или Север?

На этот счет существуют две совершенно противоположные точки зрения. Одна — северокорейская, которую официально поддержали Советский Союз, Китай и другие социалистические страны. В дальнейшем именно на этой версии базировались все действия советской дипломатии. На ней основывались публикации советской прессы, а также все работы советских обществоведов, посвященных Корейской войне, суть которых сохраняется и поныне. Другой точки зрения придерживаются США, их союзники, а также большинство афроазиатских и латиноамериканских стран.

Рассмотрим обе версии подробнее. Итак, как сообщила «Правда», 25 июня 1950 г. радио Пхеньяна передало два заявления правительства КНДР. В первом из них сообщалось, что рано утром этого дня «южнокорейская армия численностью до 10 дивизий совершила внезапное нападение на территорию Северной Кореи по всей линии 38-й параллели». Ей удалось вторгнуться на северокорейскую территорию на глубину от 2 до 3 км. Во втором сообщении говорилось: «Действуя совместно с частями Народной армии, охранные отряды республики полностью отбили атаки врагов, проникших на север от 38-й параллели, и перешли в контрнаступление». Под ударами частей Корейской народной армии лисынмановские войска оказались деморализованными и начали отступать. Развивая наступление в глубь территории Южной Кореи, КНА через три дня заняла Сеул. К концу сентября 1950 г. части Народной армии вели боевые действия уже на самом юге Корейского полуострова у г. Пусан, 95% всей территории Кореи оказались под контролем Пхеньяна.

Прямо противоположного мнения о начале военных действий в Корее придерживались США, Англия, Франция, другие западные государства. Они получили информацию о «неспровоцированном нападении» КНДР на Республику Корея от комиссии ООН в Корее, а также от посла США в Сеуле Дж. Муччо, который телеграфировал в Вашингтон, что «северокорейские войска вторглись в нескольких пунктах на территорию Южной Кореи».

Вмешательство Соединенных Штатов в военные действия на Корейском полуострове приняло всеобъемлющий,  полномасштабный характер. 7 июня американская администрация провела в Совете Безопасности новую резолюцию, в которой содержались положения о представлении членами ООН вооруженных сил и иных средств в распоряжение объединенного командования под руководством США, о просьбе к Соединенным Штатам назначить командующего такими силами и об использовании флага ООН в ходе боевых действий в Корее. Это решение Совета Безопасности поддержали 53 государства. Однако только 15 из них, связанные союзническими соглашениями с Вашингтоном или находившиеся в сильной зависимости от США, послали свои вооруженные силы в Корею. Более того, две трети «войск ООН» составляли американские военнослужащие (ВВС — 93,4%, ВМС — 85,9%, сухопутные силы — 50,3%). 8 июля Г. Трумэн назначил генерала Д. Маркартура командующим войсками ООН в Корее. Соединенные Штаты вмешались во внутрикорейские дела, что стало актом открытой агрессии, в корне меняло характер разразившейся на Корейском полуострове гражданской войны.

К военным действиям готовились и Юг, и Север. США создали и вооружили южнокорейскую армию. В Северной Корее с помощью Советского Союза была создана Корейская народная армия. Вооруженные стычки вдоль 38-й параллели происходили с разной степенью интенсивности и до 25 июня 1950 г. Особенно часто они случались в 1949 — первой половине 1950 г., исчисляясь сотнями. Иногда в этих стычках участвовало более чем по тысяче человек с каждой стороны. Политические деятели Севера и Юга, пользуясь терминологией «холодной войны», предавались недипломатической риторике, обвиняя друг друга в предательстве интересов корейского народа. При этом в Сеуле звучали провокационные призывы «объединить нацию» силой оружия, имевшие своей целью поддержание напряженности на Корейском полуострове с тем, чтобы вначале (до июня 1949 г.) не допустить или замедлить вывод американских войск из Южной Кореи, а позже — добиваться от США получения максимально возможной военной и экономической помощи.

Рассматривая проблему инициатора войны, важно иметь в виду следующее. До 25 июня 1950 г. вооруженные столкновения разной степени ожесточенности исчислялись сотнями, однако никогда не вызывали столь масштабной реакции КНДР. Можно утверждать, что даже в том случае, если имела место провокация со стороны Сеула, реакция Пхеньяна была неадекватной, она далеко выходила за рамки «отпора» или «наказания». Следовательно, на этот раз было принято политическое решение начать вооруженные действия по всей 38-й параллели. Ведь такая акция требует тщательной подготовки: накопления достаточных сил, обеспечения необходимого запаса снаряжения, горючего, продовольствия и т. д.

Все же трудно предположить, что южнокорейская сторона, тщательно подготовившись к походу на Север и развязав неожиданное генеральное наступление, смогла продвинуться только на несколько километров вглубь северокорейской территории. Более того, в считанные часы она была разгромлена и отброшена Народной армией, да так, что через три дня потеряла свою столицу Сеул, куда вошли части КНА.

КНДР, будучи зависимой в экономическом и военном отношении от Советского Союза, конечно же, не могла не согласовать свою политику с Москвой. Какие-либо серьезные политические решения, которые принимались бы корейскими руководителями в те годы сепаратно, думается, исключались. Это в полной мере относится и к военным действиям против Южной Кореи. Кремлевскому руководству и персонально Сталину, по всей вероятности, вскружили голову два явных успеха: во-первых - победа Китайской революции и образование КНР в октябре 1949 года; во-вторых - успешное испытание ядерного оружия в СССР. К этому добавилась исходившая от северокорейского руководства дезинформация о слабости южнокорейской армии, о «всеобщей революционной ситуации» на Юге и возможности быстрой военной победы еще до того, как Америка успеет опомниться.6 Советский след в провоцировании войны также можно увидеть и из рассекреченного письма Сталина Готвальду, анализ которого представлен в отдельной главе диплома. Хотя ответственность лежит и на Ким Ир Сене. Из архивных источников становится ясно, что руководитель Северной Кореи был сторонником силового объединения страны, пытался ввести в заблуждение Москву, обмануть И. В. Сталина и других руководителей СССР. Чего, например, стоят его заверения в том, что, как только КНА развернет наступление, то в Южной Корее сразу же вспыхнет восстание против лисынмановского режима. А это ускорит разгром южнокорейской армии. Другой пример - его слова о том, что «он не спит ночами, думая об освобождении своих соотечественников на Юге».7

Какими же обстоятельствами определялись действия Вашингтона в отношении событий в Корее? Отбросим как пропагандистские и риторические заявления американских деятелей о «защите свободы и демократии» в Корее от происков коммунистов, что лежало в основе обоснования вмешательства США в корейский конфликт. С точки зрения реальной политики Белый дом, видимо, пришел к заключению, что после «потери» Китая возможность образования единого корейского государства, дружественного Советскому Союзу, неминуемо создаст серьезную угрозу американским интересам в Японии, крайне затруднит положение Соединенных Штатов в азиатско-тихоокеанском регионе. Нависла угроза краха всей азиатской политики США.



1.4 Военные действия


Рано утром 25 июня 1950 г. Северная Корея предприняла вторжение в Южную Корею. 75-тысячная армия Севера устремилась через 38-ю параллель, атаковав шесть главных пунктов вдоль нее и высадив морской десант в двух пунктах на восточном побережье Южной Кореи. Северокорейское радио начало немедленно заявлять, что атака была «оборонительной» и что Южная Корея предприняла наступление, танковая колонна частей КНА продвигалась в направлении Сеула, который уже 28 июня был занят северокорейскими войсками.

Пытаясь предотвратить полное поражение лисынмановских войск, США 15 сентября высадили десант в тылу КНА в районе Инчхона (16 миль от Сеула) — 50 тыс. пехоты с танками и артиллерией. Высадку десанта прикрывали 800 самолетов и 300 военных кораблей. Одновременно американское командование подготовило мощный контрудар на Пусанско-Тэгуском плацдарме, где против 70-тысячной северокорейской армии были сосредоточены вдвое большие силы войск ООН. В результате этих действий части КНА попали в трудное положение, многие из них были окружены и вынуждены с тяжелыми боями прорываться на Север, неся большие потери.

Тем временем США, предвкушая скорую победу, добивались на 5-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН согласия последней на переход «войсками ООН» 38-й параллели. Это в действительности давало им карт-бланш на захват всей территории КНДР. Развивая наступление, американо-южнокорейские войска в октябре 1950 г. вышли в отдельных местах к пограничным с Китаем рекам Яла и Тумынь, что создавало непосредственную угрозу безопасности Китайской Народной Республики.

КНР не могла смириться с перспективой установления на Корейском полуострове американского контроля, т. е. с возможностью появления враждебных сил на китайско-корейской границе протяженностью 700 км. Поэтому 25 октября 1950 г. китайские добровольцы были направлены в Корею и присоединились к частям КНА. После упорных оборонительных боев КНА и китайские добровольцы отбросили противника и перешли в контрнаступление. Американо-южнокорейские войска, понеся большие потери, начали отступать. К середине декабря 1950 г. территория КНДР была освобождена.

В дальнейшем военные действия развивались с разной степенью интенсивности, а с середины 1951 г. стабилизировались на 38-й параллели, т. е. примерно там, где они и начались 25 июня 1950 г.

Ноябрьско-декабрьское (1950 г.) поражение американских войск в Корее вызвало взрыв истерии среди военных, импульсивные и мало продуманные рекомендации командующего силами ООН Д. Макартура. Он разработал программу «решительных действий», которая, по словам генерала, должна была быстро привести к победоносному завершению войны. Для этого он предложил перенести военные действия на китайскую территорию, используя стратегическую авиацию для бомбардировки военных и промышленных объектов в Маньчжурии, а также перекрытия путей снабжения китайской армии со стороны СССР. Однако президент Г. Трумэн, госсекретарь Д. Ачесон, министр обороны Д. Маршалл (сменивший Л. Джонсона в октябре 1950 г.) не решились приступить к осуществлению этих опасных планов. В правящих кругах США развернулась длительная и острая дискуссия, так называемый большой спор. Как бы подытоживая его, председатель ОКНШ О. Брэдли заявил, что если бы было осуществлено предлагавшееся Макартуром распространение войны на Китай, то это вовлекло бы США «не в ту войну, не в том месте, не в тот момент и не с тем противником».

Американская администрация, оценивая возможные последствия нападения на КНР, принимала в расчет наличие Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, подписанного СССР и Китаем 14 февраля 1950 г. Сколь серьезное значение придавалось в США наличию этого договора, свидетельствуют многочисленные высказывания высших руководителей этой страны, а также ведущих американских исследователей. Вот что писал по этому поводу Г. Трумэн: «Без сомнения, мы достигли момента, когда надо было принимать серьезное решение. Если бы мы избрали путь разжигания войны в отношении Китая, нам следовало бы ожидать возмездия. Пекин и Москва были союзниками как идеологически, так и по договору. Если бы мы напали на коммунистический Китай, то должны были ожидать русского вмешательства». Рассуждения американских стратегов в общем виде сводились к следующему: США пока не готовы к «большой» войне с Советским Союзом.



1.5 Подписание мирного договора и итоги войны в Корее


Вопрос о прекращении огня в Корее встал на повестку дня международной жизни практически с первых дней Корейской войны. Вначале этого потребовали США и их сторонники в Совете Безопасности, а затем и Советский Союз, когда вмешательство Соединенных Штатов и войск ООН в гражданскую войну в Корее стало свершившимся фактом.

После ноябрьско-декабрьского поражения войск ООН и стабилизации военных действий вдоль 38-й параллели в Соединенных Штатах стали раздаваться голоса о необходимости поисков путей к установлению мира в Корее. В этих условиях Я. Малик, выступая 23 июня 1951 г. в Нью-Йорке с речью по радио, предложил в качестве первого шага мирного урегулирования корейского конфликта приступить к переговорам о прекращении огня и перемирии. На этот раз США, убедившись в невозможности одержать победу военным путем, согласились на переговоры, которые продолжались почти два года. 27 июня 1953 г. Соглашение о перемирии в Корее было подписано.

Что касается основных итогов и уроки Корейской войны. Прежде всего нужно еще раз подчеркнуть, что война закончилась практически на тех же позициях вдоль 38-й параллели, где она разразилась. Ни Северу, ни Югу не удалось с помощью кровопролитных сражений военным путем завершить «объединение родины» на своих условиях, добиться реализации своих классовых интересов. За каждой из воюющих сторон стояли великие державы, принадлежащие к различным социальным системам. Это означало, что первая послевоенная «проба сил» в локальном военном конфликте между ними никому не принесла политических дивидендов. Соотношение сил на мировой арене сложилось таким образом, что ни одна из великих держав не располагала больше возможностями безнаказанно проводить в жизнь свои великодержавные замыслы.8


«Ограниченная война» в Корее привела к огромным человеческим потерям всех вовлеченных в нее государств. По официальным американским данным, в Корейской войне США потеряли 54 246 человек убитыми и 103 284 человека ранеными. 9

Потери китайских частей, включая раненых и пропавших без вести составили около 390 тыс. человек.10 По американским оценкам потери в войне мирного населения и солдат около 520 тысяч со стороны Северной Кореи и 830 со стороны Южной Кореи.11 85 % южнокорейских потерь были гражданскими лицами. Советские источники говорят о смерти 11,1 % населения Северной Кореи, что составляет около 1,1 миллиона человек. Было разрушено более 80 % промышленной и транспортной инфраструктуры обоих государств, три четверти правительственных учреждений, около половины всего жилищного фонда. 

Что касается гибели советских граждан, то известно, что потери 4-го истребительного авиационного корпуса участвовавшего в боевых действиях на Корейском полуострове, составили 120 летчиков. Но из литературных источников, в том числе мемуарных, известно, что во время Корейской войны гибли наши советники, связисты, медработники, дипломаты, другие специалисты, оказывавшие помощь народной Корее.12

По завершении войны полуостров остался разделённым на зоны влияния СССР и США. Американские войска остались в Южной Корее в качестве миротворческого контингента, а демилитаризованная зона по сей день наполнена минами и тайниками с оружием. 

Еще один результат Корейской войны — резкое усиление милитаристских тенденций во всем мире, скачкообразный рост военных расходов, возрастание до критических масштабов международной напряженности не только на Дальнем Востоке, но прежде всего в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке.

Конфликт на Корейском полуострове оказал самое непосредственное воздействие на всю глобальную систему международных отношений, способствовал активизации деятельности НАТО, что привело к усилению напряженности в Европе. «Холодная война» между Западом и Востоком, а точнее — между США и СССР достигла своего апогея. Вполне естественно, что в этих условиях Советскому Союзу для сохранения военного паритета также пришлось резко увеличить расходы на оборону. И это в то время, когда он только-только стал выбираться из руин Второй мировой войны.

Ответственность за раскол Кореи в конечном итоге делят обе стороны, прежде всего СССР и США. Равная она или с перевесом на чьей-то стороне не столь уж существенно. Важно, чтобы сегодня она послужила стимулом для усилий обеих держав в деле урегулирования корейской проблемы, созданной в значительной степени ими самими. В размежевании и углублении раскола сыграли свою роль формировавшиеся в то время и противостоявшие друг другу северо- и южнокорейская элиты. Эта роль постепенно возрастала, превращаясь в самостоятельный и все более весомый фактор динамики политической ситуации на полуострове.



Письмо Сталина Готвальду


При подведении итогов войны в Корее необходимо также ознакомится с письмом Сталина президенту Чехословакии Клементу Готвальду13 о целях, которые преследовало руководство СССР, провоцируя войну в Корее. Их советский вождь четко и ясно изложил в своем послании:


«Мы ушли из Совета Безопасности с четверной целью: во-первых, с целью продемонстрировать солидарность Советского Союза с новым Китаем. Во-вторых, с целью подчеркнуть глупость и идиотство политики США, признающей гоминьдановское чучело в Совете Безопасности представителем Китая и не желающей допустить подлинного представителя Китая в Совет Безопасности; в-третьих, сделать незаконным решения Совета Безопасности в силу отсутствия представителей двух великих держав; в-четвертых, с целью развязать руки американскому правительству и дать ему возможность, используя боьшинство в Совете Безопасности, - совершить новые глупости с тем, чтобы общественное мнение могло разглядеть подлинное лицо американского правительства.»


Сталину не так была важна победа коммунизма в Корее, сколько распространение советской идеологии на запад и поражение США. Это был четкий прагматичный политический ход:


«После нашего ухода из Совета Безопасности Америка впуталась в военную интервенцию в Корее и там растрачивает теперь свой военный престиж и моральный авторитет. Едва ли теперь может кто-либо из честных людей сомневаться в том, что Америка выступает в Корее в роли насильника и агрессора и что в военном отношении она не так уж сильна, как рекламирует себя. Кроме того, ясно, что Соединенные Штаты Америки отвлечены теперь от Европы на Дальнем Востоке. Дает ли все это нам плюс с точки зрения баланса мировых сил? Безусловно, дает.
Допустим, что американское правительство будет и дальше увязать на Дальнем Востоке и втянет Китай в борьбу за свободу Кореи и за свою собственную независимость. Что из этого может получиться?

Во-первых, Америка, как и любое другое государство, не может справиться с Китаем, имеющим наготове большие вооруженные силы. Стало быть, Америка должна надорваться в этой борьбе. Во-вторых, надорвавшись на этом деле, Америка будет неспособна в ближайшее время на третью мировую войну. Стало быть, третья мировая война будет отложена на неопределенный срок, что обеспечит необходимое время для укрепления социализма в Европе. Я уже не говорю о том, что борьба Америки с Китаем должна будет революционизировать всю Дальневосточную Азию. Дает ли все это нам плюс с точки зрения баланса мировых сил? Безусловно, дает.»







Глава 2.

Внешняя политика Ким Ир Сена

Провал Женевской конференции по мирному урегули­рованию корейского вопроса окончательно определил два диаметрально противоположных направления во внешне­политической ориентации КНДР и Республики Корея. Каждое из них вновь провозгласило свои приоритетные исключительные права на восстановление общегосудар­ственной целостности разделенной нации.

Освещая эту проблему на пленуме ЦК правящей Тру­довой партии 3 октября 1954 г., Ким Ир Сен заявил, что отныне в условиях мирного сосуществования потребуется длительный, трудный и напряженный период для превра­щения КНДР в опорную «базу революции» в масштабе всей Кореи, восстановления и модернизации ее народно­го хозяйства, наконец, создания сильной и влиятельной революционной партии на Юге. В апреле 1955 г. вышел в свет очередной труд северокорейского лидера «Тезисы о характере и задачах нашей революции», в которых в качестве первоочередных выдвигались следующие основ­ные задачи: сокрушить «агрессивные силы американского империализма» и их южнокорейских союзников; освободить народ Юга от «империалистического и феодального гнета и эксплуатации»; добиться демократического объ­единения родины и полной национальной независимости. Борьба против империализма США и их лисынмановских приспешников трактовалась как стратегическая задача «антиимпериалистической революции в масштабе всей Кореи».14




2.1 Отношения с Китаем и СССР

Ким Ир Сен хорошо понимал (китайцы говорят, что Ким Чен Иру не хватает «широкого кимирсеновского понимания») значимость Китая для Северной Кореи. Это понимание исходило, прежде всего, из осознания «духовного» родства двух народов, их тесной исторической и культурной общности. Думается, что «вождь» хорошо знал историю корейско-китайских отношений, которая, как известно, изобиловала многими событиями, о которых в КНДР не хотят вспоминать, а если и вспоминают, то пытаются толковать их так, чтобы сохранить лицо. Практически вся история Кореи связана с китайским вассалитетом. Редкие десятилетия корейское государство было самостоятельным, в основном же Китай властвовал в Корее. И только в конце XIX века после, поражения Китая в войне против Японии Корея была объявлена независимой. Идеи конфуцианства, идеи преклонения перед монархом (который всегда мудр и прав) также глубоко запали в душу Ким Ир Сена.

С самого момента образования КНДР в сентябре 1948 г., отношения Пекина и Пхеньяна приобрели союзнический характер. Основой их была единая идеологическая база построения государства по коммунистическому образцу. Кроме идеологии, безусловно, сближающим фактором была память о недавней войне с японскими захватчиками. По сути, она стала цементирующим фактором взаимодействия между военными ведомствами двух стран, контакты между которыми никогда не ослабевали.

Китай активно оказывал военную помощь Пхеньяну и в Корейской войне, предоставив ему своих “добровольцев”. После этой войны, в Китае принято говорить о том, что китайско-северокорейские отношения скреплены кровью. Китайские вооруженные силы оставались в КНДР вплоть до 1958 года, помогая восстанавливать разрушенную инфраструктуру и налаживать мирную жизнь.

Китай имеет с КНДР 1368 км общей границы и потому очевидно, что Пекин был кровно заинтересован не допустить к своим границам войска США, которые в свою очередь серьезно пошатнули бы позиции Китая в регионе и угрожали бы его будущему развитию. Таким образом, КНДР использовалась в качестве буфера, гарантируя стабильность у китайских рубежей.

Восприятие Пекином КНДР в качестве буфера, долгие годы определяло тот внешнеполитический курс, который руководство КНР проводило на северокорейском направлении.

В то же самое время нельзя забывать о том, что Пхеньян всегда старался избежать зависимости от своих соседей, в целях не допустить оказания на себя давления извне. С этой целью Ким Ир Сен провозгласил принцип “чучхе” (опоры на собственные силы), который должен был дать КНДР подлинную независимость, как в военном, так и в экономическом плане. Однако, несмотря на провозглашаемые Пхеньяном лозунги, сама структура производства и организация социальных отношений породили спад в экономике Севера и он стал очевидным.15


В 50-х годах руководство КНДР и лично Ким Ир Сен проводили внешнюю политику, ориентированную на союз с СССР, КНР и другими социалистическими странами. Однако по мере того, как набирало силу националистическое крыло в северокорейском руководстве, особенно после устранения просоветской и прокитайской фракций, утверждалась идеология «чучхе» и так называемая независимость во внешней политике, КНДР все дальше отдалялась от СССР, хотя официально лидеры Северной Кореи, и прежде всего сам Ким Ир Сен, в беседах с советскими официальными лицами подчеркивали «нерушимость» курса на дружбу и сотрудничество с Советским Союзом. В то время группировка Ким Ир Сена еще не собиралась «полностью» отходить от СССР. Более того, она настойчиво добивалась заключения союзного договора с Советским Союзом. «Пхеньян, — пишет российский исследователь В. П. Ткаченко, — вел сложную игру вокруг договора. Он, как выяснилось впоследствии, планировал подписать практически одновременно такой же документ и с Пекином. Но тогда в Москве об этом не были информированы».16

Заручившись внушительной финансово-эко­номической и военно-технической помощью от СССР, се­верокорейское руководство стало добиваться заключения союзнического договора между двумя государствами. Заключение союзнического договора между КНДР и СССР 6 июля 1961 г. было, вне всякого сомнения, значи­тельным достижением северокорейской дипломатии. Его предельно лаконичный текст из 6 статей за подписями Н. С. Хрущева и Ким Ир Сена был в целом составлен в духе подобных соглашений, которые подписывались Мос­квой с другими социалистическими государствами Вое точной Европы и Азии, включая Китай. Но его первая, основная статья носила более категорический и универ­сальный характер. «В случае, если одна из Договариваю­щихся Сторон подвергнется вооруженному нападению со стороны какого-либо государства и окажется таким обра­зом в состояния войны, то другая Договаривающаяся Сто­рона немедленно окажет военную и иную помощь всеми имеющимися э его распоряжении средствами», — провоз­глашалось в документе.

Взятые Советским Союзом обязательства в военной области в соответствии с договором, как показали дальнейшие события, были использованы Ким Ир Сеном в его попытках свергнуть южнокорейский режим. Не раз ситуация на Корейском полуострове оказывалась на грани войны — кризис 1968 года с захватом американского судна «Пуэбло», кризис 1983 года в связи с покушением на президента Южной Кореи Чон Ду Хвана во время его визита в Бирму. Позднее руководство КНДР, утвердившись в «незыблемости своей независимой» внешней политики, не раз ставило перед СССР вопрос об аннулировании союзного договора.17 Однако эти заходы Ким Ир Сена отклонялись Москвой. В Советском Союзе рассматривали Договор 1961 года как важнейшее средство поддержания мира и стабильности на Корейском полуострове и вокруг него.

Серьезно осложнил северокорейско-советские отношения отказ Н.С. Хрущева посетить КНДР (предполагалось, что глава Советского правительства нанесет визит в Пхеньян и подпишет союзный Договор). Неоднократно откладывавшаяся поездка Н. С. Хрущева вызвала обиду, а затем и негодование Ким Ир Сена. После снятия Н. С. Хрущева в 1964 году со всех постов в беседах с советскими руководителями Ким Ир Сен осуждал поведение бывшего руководителя КПСС. Острую реакцию северокорейского лидера вызвал также отказ Н. С. Хрущева поставить в КНДР на безвозмездной основе советское вооружение и боевую технику. На Пленуме ЦК Трудовой партии был подвергнут жесткой критике лично Н. С. Хрущев, внутренняя и внешняя политика Советского Союза. Раздавались даже голоса с требованием разорвать дипломатические отношения с СССР.18

Северокорейская печать стала открыто критиковать политический курс советского руководства. В газетах КНДР помещались также китайские материалы антисоветского содержания. В этот период Ким Ир Сен практически встал на прокитайские позиции по ряду важнейших вопросов международной жизни. В частности, в органе ЦК ТПК в газете «Нодон синмун» от 28 октября 1963 года была опубликована редакционная статья «Защитим социалистический лагерь», в которой содержалась резкая критика СССР и поддержка Китая в его борьбе против «советского ревизионизма». Москва осуждалась также за «капитулянтство» во время карибского кризиса 1962 года.

Затем наступает период охлаждения и в северокорейско-китайских отношениях. Ким Ир Сен подвергает критике китайскую «культурную революцию». В Пхеньяне вызвал возмущение ряд антикимирсеновских публикаций в китайской печати. В частности, в январе 1967 года сообщалось о якобы произошедшем в Пхеньяне «военном перевороте» и об аресте Ким Ир Сена за «следование ревизионистской линии». 19 Центральное телеграфное агентство Кореи выразило официальный протест по данному случаю. Кроме разгоревшейся пропагандистской войны (с китайского берега Амнокана мощные громкоговорители вели интенсивную антикимерсеновскую пропаганду) между Северной Кореей и маоистским Китаем произошел ряд пограничных инцидентов. Стороны практически прекратили делегационный обмен, культурные и научные связи. Китайцы отказались от приглашения направить в Пхеньян делегацию для участия в торжествах по случаю 20-летия образования КНДР. Резко возросло количество инцидентов на границе, заметно сократился делегационный обмен, упал торговый оборот. Ким взял курс на «всеобщую чучхеизацию» северокорейского общества, развернул борьбу против садэчжуый (борьба против преклонения перед великими), то есть против Китая и СССР. Ким Ир Сену на партийной конференции в 1966 году удалось провести линию на соблюдение нейтралитета в советско-китайском споре. Одновременно Ким отверг «идеи Мао» как универсальное учение и заявляет, что для КНДР нет лучшей идеологии, чем идеология «чучхе».

В апреле 1970 года в Пхеньян прибывает высокая китайская делегация во главе с премьером Госсовета Чжоу Эньлаем. Двусторонние отношения нормализуются. Ким повторяет, что «Трудовая партия Кореи сидит на своем марксистско-ленинском стуле». Это был ответ тем, кто говорил, что ТПК и он сам сидят на «двух стульях» — советском и китайском. В действительности он ловко использовал советско-китайские противоречия и получал от обоих союзников то, что ему было нужно. В 60—80-е годы Москва давала КНДР значительно больше, чем Пекин.

После ухода Н. С. Хрущева с политической арены советско-северокорейские отношения улучшаются. В 1965 году Пхеньян посетила советская делегация во главе с А. Н. Косыгиным. Между СССР и КНДР подписывается ряд соглашений экономического и военного характера. Москва предоставляет Пхеньяну помощь в укреплении обороноспособности КНДР. В 1966 году состоялись две секретные встречи Л. И. Брежнева с Ким Ир Сеном. Создается межправительственная комиссия по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. СССР берет на себя обязательство по сооружению в КНДР крупных хозяйственных объектов и предоставляет на эти цели кредиты.

Приход к руководству СССР и КПСС М. С. Горбачева был воспринят Ким Ир Сеном и его группировкой настороженно. В Пхеньяне с недоверием относились к начавшимся в Советском Союзе демократическим процессам. Слово «перестройка» настораживало «вождя» и северокорейскую политическую элиту. Здесь еще не забыли «хрущевскую оттепель», обернувшуюся охлаждением северокорейско-советских отношений.

«Великий вождь» не преминул заявить и о поддержке идей М. С. Горбачева, изложенных в выступлении во Владивостоке в июне 1986 года. Однако Ким никак не прокомментировал советскую «перестройку», горбачевское «новое мышление». Эти постулаты советского генсека остались как бы за бортом официальных сообщений о переговорах. «Стальной полководец» дал понять, что в Пхеньяне не могут публично поддержать «идеи перестройки и нового мышления», так как они не укладываются в северокорейское понятие «чучхе», марксизма-ленинизма, пролетарского интернационализма. Корейцы в откровенных беседах говорили, что их настораживает горбачевское «новое мышление» и «советская перестройка», так как в них просматриваются кардинальные изменения как внутри Советского Союза, так и в его внешней политике, что, по мнению Пхеньяна, может привести к непредсказуемым последствиям.

Фактом остается факт, когда в Москве в августе 1991 г. объявили о «победе» ГКЧП, то в северокорейских провинциальных городах по улицам разъезжали автомобили с громкоговорителями, из которых доносились приветствия по случаю свержения «предателя Горбачева».


В мае 1983 года в Пхеньяне побывал министр иностранных дел У Сюецянь. Обе стороны обменялись заверениями в неизменности «традиционной боевой дружбы и тесного всестороннего сотрудничества между КНДР и КНР». Однако нельзя было не видеть, что заверения в «братской дружбе» скрывали недовольство Ким Ир Сена китайской политикой. «Великий вождь» с большим подозрением относился к процессу сближения Китая и США, к китайскому одобрению американского военного присутствия в Северо-Восточной Азии, наращиванию контактов Пекина с Сеулом.

В конце 80х годов, предвидя грядущие изменения в самой системе международных отношений в CВА, Пекин взял курс на сближение с Республикой Корея, которая с экономической точки зрения представлялась куда более выгодной, чем КНДР Главным козырем Пхеньяна всегда являлась свобода маневра между СССР и КНР, однако распад Советского Союза, а затем и провозглашенный уход России из Восточной Азии, вынудил КНДР искать сближения с последним оставшимся союзником – КНР.

Для Пекина стал характерен тот факт, что значение буфера, на который делало ставку предыдущее китайское руководство, претерпело существенные изменения. Само подобное восприятие стало анахронизмом в виду того, что КНР установил дружеские отношения с РК, а США являются крупнейшим торговым партнером Пекина. Одно лишь стратагемное построение китайской внешней политики, которая диктует необходимость учета новых угроз и факторов, с которыми придется столкнуться Китаю в будущем, не позволяет сбросить КНДР со счетов. На настоящем этапе, несмотря на внешнюю схожесть, общей идеологической базы у КНР и КНДР больше нет. Пекин идет по капиталистическому пути развития, роль партии носит лишь цементирующий, централизующий характер. Успехи КНР не нуждаются в широкой рекламе. В свою очередь в КНДР наблюдается застой и всяческое противодействие необходимым переменам, несмотря на декларирование существенных рыночных преобразований. Однако прочность существующего режима не стоит подвергать сомнению, так как его главной опорой является многочисленный и лояльный власти репрессивный аппарат.

Все заявления, в которых говорится об общности интересов и идей КНР и КНДР являются сугубо декларативными, и на настоящем этапе это похоже вынужденное партнерство. Мировое сообщество в лице США и Японии считает, что Пекин сконцентрировал в своих руках все рычаги влияния на Пхеньян и призывает его воспользоваться своими возможностями для оказания давления на последнего. Китай в свою очередь всячески препятствует введению санкций против КНДР таких как: прекращение поставок продовольствия и топлива, справедливо полагая, что это вынудит северокорейский режим пойти на отчаянные шаги, вызовет гуманитарную катастрофу и спровоцирует эскалацию напряженности на Корейском полуострове.20






2.2 Отношения со странами «третьего мира»


 В отношении азиатских стран руководство КНДР проводило «выборочную политику» с акцентом на проявление ими так называемой «самостоятельности». Северная Корея с одобрением отзывалась о строительстве «исламского общества» в Пакистане, об исламской революции в Иране. При этом подчеркивалось единство целей в борьбе за создание «новой, независимой Азии». В этом контексте Пхеньян высказывался в поддержку предложений государств АСЕАН «о нейтрализации ЮВА и превращении ее в зону мира и стабильности».

С начала 70-х основным элементом своей внешнеполитической доктрины Ким Ир Сен провозгласил укрепление отношений со странами Азии, Африки и Латинской Америки. Платформой этих отношений была объявлена борьба против империализма и колониализма. Руководство ТПК сделало вывод о том, что «центром революционной борьбы» в 70-е годы стали Азия, Африка и Латинская Америка, которые, по выражению Ким Ир Сена, «превратились в самый ожесточенный антиимпериалистический фронт».21

Ким Ир Сен выступил с инициативой создания широкого «антиимпериалистического, антиамериканского фронта» в составе стран Азии, Африки и Латинской Америки. Северная Корея в то время оказывала материальную и военную помощь ряду стран «третьего мира» (Египет, Ангола, Палестина и др.). Однако, обладая весьма ограниченными материальными ресурсами, Пхеньян предпочитал развитие в основном политического и военного сотрудничества с «третьим миром».

В решениях V съезда ТПК (ноябрь 1970 г.) внешнеполитический курс был охарактеризован как самостоятельный и полностью независимый. Ярко выраженный антиамериканизм стал квинтэссенцией этой линии. Другим важным элементом внешней политики была провозглашена «борьба против возрождения японского милитаризма». V съезд ТПК призвал укреплять «боевую сплоченность революционных стран Азии».

Курс на самостоятельность во внешней политике был продиктован попыткой Ким Ир Сена стать лидером стран «третьего мира», добиться вступления КНДР в движение неприсоединившихся стран с тем, чтобы использовать ДН для реализации своих задач в области корейского объединения. Руководство ТПК посчитало, что «третий мир», движение неприсоединения могут быть той политической силой, которая позволит реализовать линию Пхеньяна в корейском вопросе.

С другой стороны, сближение КНДР со странами «третьего мира» и переход на позиции неприсоединения давали Ким Ир Сену возможность дистанцироваться не только от Советского Союза, но и от другого своего союзника — Китая. «Вождь» понимал, что китайская политика по корейскому вопросу неискренняя и что от Китая в любое время можно «ждать подвоха». В этом «великий вождь» лишний раз убедился во время «культурной революции», когда маоистское руководство Китая предъявило территориальные претензии к КНДР, санкционировало вооруженные инциденты на китайско-корейской границе, антисеверокорейские выпады в прессе КНР, в том числе лично против Ким Ир Сена. Не могло не настораживать Пхеньян и начавшееся в 70-е годы сближение Китая с Западом, в первую очередь, с США, а также заявления китайских лидеров о необходимости укрепления военного и политического присутствия США в Северо-восточной Азии, включая Южную Корею.

Активизация внешней политики КНДР в отношении развивающихся государств в начале 70-х годов позволила Пхеньяну укрепить свое присутствие в этой зоне. Если в конце 60-х годов КНДР имела дипломатические и консульские отношения с 44 государствами и осуществляла торговые связи более чем с 70 странами, то в 70-е годы Пхеньян установил дипотношения с 66 государствами, главным образом, с развивающимися.22 В этот же период КНДР была принята в члены ряда международных организаций: Межпарламентский союз, ВОЗ, ЮНЕСКО, ЮНКТАД и др., получила статус постоянного наблюдателя при ООН.

Северокорейская дипломатия выступила активным сторонником создания «нового международного порядка», который, по ее мнению, должен включать следующие моменты: установление государствами суверенитета над своими природными ресурсами и важнейшими отраслями экономики, право на национализацию, преобразование несправедливой международной валютно-финансовой системы, ликвидация таможенных барьеров и ограничений на экспорт сырья.

Крен в сторону движения неприсоединения, усиление антиамериканской, антиимпериалистической риторики, отдаление от СССР не принесли Северной Корее желаемых результатов. Ким Ир Сену так и не удалось утвердиться в качестве «неоспоримого лидера» ДН и «третьего мира» в целом. Не удалось «продвинуть» через ДН и корейское урегулирование в интересах Пхеньяна. Более того, северокорейцы серьезно «подмочили» репутацию «принципиального» членства движения неприсоединения» рангунским инцидентом» — покушение на президента Южной Кореи Чон Ду Хвана, организованное спецслужбами КНДР во время визита президента РК в Бирму.

Активизируя связи со странами Азии, кимирсеновское руководство стремилось в первую очередь укрепить свои позиции в противоборстве с Южной Кореей, блокировать ее попытки усилить влияние в АТР в ущерб интересам КНДР. Однако эти усилия Пхеньяна реального эффекта не имели. Большинство азиатских государств сохраняли нейтралитет в межкорейском споре, выступали за налаживание диалога между Пхеньяном и Сеулом. Что же касается экономических связей КНДР и РК с государствами Азии, то они складывались явно не в пользу Северной Кореи.

Непоследовательность, противоречивость и даже беспринципность политического курса Ким Ир Сена проявлялась в отношении конфликтных ситуаций в различных районах мира, будь то на Ближнем и Среднем Востоке, Афганистане или на Индостанском полуострове (кашмирский вопрос). На словах Пхеньян осуждал действия США и Израиля на Ближнем Востоке, требовал вывода израильских войск с арабских территорий, восстановления законных прав палестинского народа, включая его право на создание независимого государства. Однако, когда практически все арабские страны осудили кэмп-дэвидские соглашения, правительство Ким Ир Сена воздерживалось от солидарности с арабами. Более того, КНДР продолжала активное сотрудничество с Египтом, в том числе в военной области.

Не менее показательна в этом отношении позиция, занятая северокорейским лидером по поводу ирано-иракского конфликта. Объявив в начале конфликта о своем нейтралитете, Ким Ир Сен на деле встал на сторону Тегерана, поставляя ему оружие в обмен на нефть. Это привело к тому, что Ирак разорвал дипломатические отношения с КНДР. Пхеньян установил тесные политические, экономические и военные связи с Ираном, поддерживал активный делегационный обмен с Тегераном. Торговля между двумя странами заметно выросла (в 1982 г. 350 млн долл.). Обе страны выступили с осуждением «доминационизма» великих держав.

По проблемам Африканского континента кимирсеновский режим также демонстрировал непоследовательность. Выступая с осуждением расистского режима ЮАР, Пхеньян тем не менее отмалчивался по конкретным болевым точкам Африки (эфиопско-сомалийский конфликт и др.).

Латиноамериканская тематика во внешней политике была представлена в основном Кубой и Никарагуа. В КНДР выражалась словесная солидарность с борьбой народов Латинской Америки против империализма. Пхеньян осудил США за вооруженную агрессию против Гренады, а Великобританию — за оккупацию Фолклендских островов.



Вывод


Подводя итог, надо отметить прагматичность, с которой Ким Ир Сен строил свои отношения с сильными соседями на первых этапах развития Северной Кореи. Ей удалось избежать участи марионеточного государства, и, более того, стать важным участником мировых международных отношений. Получая экономическую помощь извне, подчеркивая нерушимость курса на дружбу и сотрудничество, Ким Ир Сен отнюдь не был предан своим союзникам, прежде всего СССР и Китаю. Северокорейское руководство, не стесняясь в средствах, проводило собственную авторитарную политику внутри страны и за ее пределами. В международных вопросах важно подчеркнуть, что ее беспринципное лавирование, преследование, прежде всего, своих узконационалистических целей составляли костяк северокорейской внешней политики. Антиколониальная, антиимпериалистическая риторика была призвана создавать лишь видимость «принципиального» подхода Пхеньяна к актуальным международным проблемам. С распадом Советского Союза и переориентацией внешнеполитической линии Китая на западные страны с начала 90х, КНДР практически лишился экономической и политической поддержки. Оставаясь верной идеям «чучхе» и продолжая агрессивную политику, Северная Корея постепенно изолируется и ввергается в противостояние со всем западным миром во главе с США.



Глава 3.

Внутренняя политика Ким Ир Сена



3.1 Укрепление власти Ким Ир Сена (1953 – 1970 года)

После окончания Корейской войны социально-эконо­мическая обстановка в КНДР была очень сложной. Стра­на была практически разрушена. Перед северокорейским руководством стояла неотложная задача экономического возрождения. В августе 1953 г. на Пленуме ЦК ТПК было принято решение о форсированном восстановлении народ­ного хозяйства. Весь период восстановительных работ был разбит на три этапа: 1-й этап (в течение шести месяцев) - подготовительный; 2-й этап (1954-1956 гг.) - выполне­ние заданий трехлетнего плана, полное восстановление разрушенной экономики; 3-й этап (1957-1961 гг.) - осу­ществление пятилетнего плана, создание основ социалис­тической экономики.

Значительную помощь в ликвидации последствий Ко­рейской войны, восстановлении северокорейской эконо­мики оказали Советский Союз, КНР, другие страны соци­ализма. Общая безвозмездная помощь социалистических стран КНДР составила более 800 млн. руб. (в ценах 1953 г.), в т.ч. СССР - - 292,5 млн руб., КНР - - 258,4 млн руб. В итоге по основным экономи­ческим показателям КНДР в 1960 г. заметно опережала Южную Корею. Несомненные успехи, достигнутые в послевоенный пе­риод в восстановлении и развитии экономики КНДР, не­посредственно были связаны с большой экономической помощью СССР, КНР, других стран советского блока.

Несмотря на очевидные достижения в экономическом строительстве в 1950-е гг., население страны продолжало испытывать немалые трудности как объективного, так и субъективного характера. Недостаток квалифицирован­ных специалистов, бюрократизм, администрирование, отсутствие демократических начал в деятельности пар­тийных и государственных органов оказывали негативное влияние на социальную обстановку в стране. В партии и обществе утвердилась линия на восхваление Ким Ир Сена, который принимал единоличные решения по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики. Партийный и государственный аппарат подвергался частым реорганиза­циям и перетряскам. В стране было широко распростра­нено взяточничество, хищение государственных средств, злоупотребление служебным положением.

Экономическая политика режима Ким Ир Сена всегда базировалась на установке — «экономическая самостоятельность является основой политической независимости». В этом контексте в конце 50-х годов провозглашается курс опоры на собственные силы — «чарёк кансен», призванный, как утверждали северокорейские руководители, стать конкретным воплощением вышеуказанной политической установки.


3.1.1 Индоктринация населения Северной Кореи


После Корейской войны в руководстве Трудовой пар­тии Кореи обостряется политическая борьба между раз­личными фракциями. Ким Ир Сен и возглавляемая им партизанская (маньчжурская) группировка проводят жесткие меры по укреплению своего влияния, устране­нию тех в высшем партийно-государственном руководс­тве, кто был не согласен с политическим и экономическим курсом, предложенным и настойчиво осуществлявшимся партизанской группировкой, кто выступал против культа личности Ким Ир Сена, его авторитарных методов руко­водства партией и страной. В 1955 г. Ким Ир Сен вводит в северокорейский политический лексикон термин «чучхе» . В выступлении в декабре 1955 г., озаглавленном «Об искоренении догматизма и формализма в идеологической работе и об установлении "чучхе"», Ким Ир Сен призвал отбросить в сторону все иностранное и опираться в идеологической и политической работе на «истинно корейские» культурные и моральные ценности, подчеркивал превосходство всего корейского над зарубежным. Вместе с тем Ким Ир Сен указывал (в первые годы после появления «чучхе»), что эта идеология связана с коммунистическими и соци­алистическими идеями, однако она отражает специфику, особенности, присущие северокорейскому социализму. Позже (в 1980-е гг.) Ким Ир Сен и северокорейская про­паганда заявят о том, что идеи «чучхе»являются самосто­ятельной идеологической доктриной, отражающей совре­менные тенденции развития человечества. Эти тенденции будут охарактеризованы как «эпоха самостоятельности».

Националистический подтекст новых идей встретил положительный отклик у многих, включая интеллигенцию и партийные кадры среднего уровня, которые устали от обязательного преклонения перед всем советским и российским и были готовы принять более независимую, более национально-ориентированную политику, которую олицетворял Ким Ир Сен. 

В конце 1950-х гг. политическое руководство КНДР при­нимает решение ускорить темпы экономического развития страны, В этих целях ЦК ТПК подготовил и направил в низовые партийные организации так называемые красные письма, в которых содержались призывы резко увеличить производство основных видов промышленной и сельскохо­зяйственной продукции. Членов партии, все население КНДР призыва­
ли продемонстрировать «революционный энтузиазм», сме­ло думать и смело дерзать, преодолевать консерватизм и другие негативные явления. Фактически это был призыв к «большому скачку», который в это же время был провозглашен в Китае. Северокорейской формулой «большого скачка» стало движение Чхонлима23, призванное ускорить развитие всего народно-хозяйственного комплекса КНДР и решить острые проблемы экономики страны. Ким Ир Сен следующим образом охарактеризовал начавшуюся полити­ческую кампанию: «Движение Чхонлима -- великое рево­люционное движение миллионов, которое сметает все от­сталое во всех областях экономики и культуры, идеологии и морали, совершает небывалое новаторство и небывалыми темпами ускоряет социалистическое строительство». Как видно, «движение Чхонлима» выполняло двуединую зада­чу — форсировать хозяйственное строительство в стране и утвердить новые идеологические и политические установ­ки в северокорейском обществе. Иными словами, в КНДР начинался процесс жесткой индоктринации населения в духе новой идеологической концепции «чучхе».

В Северной Корее развернулось интенсивное строитель­ство небольших металлургических и машиностроитель­ных предприятий с годовым производством 10-20 тыс. т продукции. На стройки были мобилизованы сотни тысяч людей. Ускоренное развитие получила местная промыш­ленность. Была поставлена и выполнена задача построить в каждом уезде по 10 небольших фабрик по производству товаров народного потребления. За счет легкой промыш­ленности планировал ось решить проблему снабжения насе­ления предметами первой необходимости. Однако сделать это не удалось. Не хватало сырья, квалифицированных кадров, массовые хищения и растраты свели практически на нет усилия местных органов увеличить производство товаров массового спроса. Одновременно провозглашается курс «опоры на собственные силы» - «чарёк кансен», ко­торый как бы дополнял идеологическую доктрину «чучхе». 24

В начале 60-х годов, когда по всей стране развернулась борьба за утверждение «идей чучхе» во всех сферах общественной жизни, из государственных библиотек и личных библиотек граждан были практически изъяты произведения иностранных авторов, а также корейская классическая литература. Их заменила «революционная литература», сочинения Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. «Великий вождь» в этой связи говорил следующее: «Нам нужны книги для революции и строительства. Нам нет необходимости читать что-либо другое и не следует делать этого».25



3.1.2 Формирование новой элиты


Следует принять во внимание принудительную депортацию этнических японцев, численность которых до 1945 г. была весьма значительной. Именно японцы составляли основную часть управленческой, культурной и экономической элиты, которая в неколониальных обществах естественным образом состоит из «местных». Надо также учитывать, что оппозиция была значительно ослаблена массовой эмиграцией 1945–1951 гг. Основную массу уехавших на Юг составляли представители привилегированных слоев: бывшие землевладельцы, мелкие предприниматели и торговцы, второстепенные чиновники колониальных учреждений, христианские миссионеры и активисты.

Эти массовые депортации привилегированных слоев, состоявших как из корейцев, так и из японцев, сделали северокорейское общество куда более однородным, чем общества большинства других социалистических стран. В КНДР было меньше тех, кто хотел вернуть былое богатство и привилегии, и потому был готов приветствовать любую оппозицию, любое смягчение режима. Большинство тех, кто остался на Севере, в колониальные времена были либо крестьянами, либо неквалифицированными рабочими. Новая власть не только не отняла у них сколько-нибудь значительных материальных благ или общественного положения, но, наоборот, дала им надежду и открыла новые горизонты. Не последнюю роль в этом сыграло внедрение массового образования, а также широкое привлечение «рабочих и крестьян» в бюрократический аппарат и на военную службу, в том числе и на командные должности. Более того, коммунистический режим впервые в истории страны дал большинству ее населения по меньшей мере теоретическую возможность повысить свой социальный статус. В КНДР было немало людей, подвергавшихся систематической дискриминации, так называемых «элементов с плохим классовым происхождением». Однако, как бы ни было велико количество этих людей, они не составляли большинства населения КНДР, в то время как дискриминируемые из поколения в поколение крестьяне и крепостные-ноби составляли большинство населения страны во времена династии Ли (Чосон), то есть до конца XIX века. В конечном счете, новая система преград на пути «наверх», разработанная уже в КНДР, постепенно опять превратила северокорейскую элиту в закрытую наследственную касту, попасть в которую для простого человека стало практически невозможно.

Причины поддержки, которой пользовался Ким Ир Сен, во многом связаны с тем обновлением состава северокорейской правящей элиты, которое произошло после 1945 г. К 1956 г. основная масса номенклатуры среднего и низшего звена состояла из уроженцев Северной Кореи, вступивших в партию уже после освобождения страны. Их мировоззрение сформировалось под влиянием Корейской войны и быстро усиливающегося культа личности Ким Ир Сена. Кроме того, эти люди в целом были гораздо менее образованы, чем их предшественники из более раннего поколения корейских коммунистов. В 1958 г. из 40 028 секретарей первичных партийных организаций 55,6 % имели только начальное образование, и всего 23,6 % – среднее26





3.1.3 Ликвидация просоветской и прокитайской партий


Несмотря на то, что режим Ким Ир Сена был изначально создан Советским Союзом, он был национальной властью, сменившей ненавистную колониальную администрацию. Если уж на то пошло, оснований апеллировать к корейскому патриотизму было больше у Ким Ир Сена, а не у его оппонентов, которые слишком явно были связаны с заграницей, открыто ссылались на зарубежные авторитеты и пропагандировали «импортированные» концепции.

В ходе кризиса 1956 г. столкнулись две тенденции, существовавшие в руководстве КНДР. Эти тенденции отражали те два пути, по которым могла пойти северокорейская история. Один путь был представлен Ким Ир Сеном и его окружением, которое собиралось проводить более независимый, более националистический, но одно временно и более репрессивный и в конечном итоге более жестокий политический курс. Другую линию олицетворяла оппозиция, которая выступала за проведение более гибкой, более либеральной и мягкой по отношению к населению, но также и ориентированной на заграницу политики. 27

На III съезде ТПК, проходившем в апреле 1956 г., про­блема культа личности не прозвучала достаточно остро. Вся критика по этому вопросу шла вокруг имени Пак Хон Ёна. Присутствовавший и выступивший на III съезде ТПК глава делегации КПСС Л. И. Брежнев ограничился лишь общим замечанием о том, что «съезд окажет помощь в установлении ленинских принципов коллективного ру­ководства во всех парторганизациях, защитит партию (ТПК) от ошибок культа личности».

На съезде были одобрены основные направления пяти­летнего плана развития экономики (1957-1961). Главной задачей пятилетки было объявлено «укрепление основ социализма, осуществление индустриализации и коопе­рирования сельского хозяйства, а также решение про­блем одежды, питания и жилья. Планом предусматрива­лись высокие темпы роста промышленного производства, структурная перестройка всей экономики. Согласно офи­циально опубликованным данным, пятилетний план был выполнен досрочно, за четыре года.

После III съезда ТПК в северокорейском руководств вновь вспыхнули острые противоречия между партизан­ской фракцией, возглавляемой Ким Ир Сеном, и просо­ветской, которую после устранения Хо Га И возглавил Пак Ч хан Ок. На Пленуме ЦК ТПК, состоявшемся 30-31 августа 1956 г., в повестку дня был внесен вопрос об итогах поездки делегации ТПК во главе с Ким Ир Сеном в СССР и европейские социалистические страны. Однако вся работа Пленума вылилась в жесткое политическое противостояние, завершившееся победой Ким Ир Сена и его сторонников. Были разгромлены, исключены из руководства и арестованы члены просоветской и прокитайской группировок, возглавлявшихся, соответственно, Пак Чхан Оком и Цой Чхан Иком. Четыре члена прокитайской фракции тайно покинули Пхеньян 31 августа 1956 г. и выехали в КНР.

Кризис 1956 г., завершившийся полной победой Ким Ир Сена, в конечном итоге способствовал значительному усилению его личной власти. В 1956 г. Ким Ир Сен сделал второй и решающий шаг на пути к абсолютной власти. Первый шаг в этом направлении относится к 1945–1946 гг., когда благодаря решительной советской поддержке именно Ким Ир Сен стал главой формирующейся северокорейской администрации.




3.1.4 Дальнейшая чистка неугодных режиму


Серьезное положение, сложившееся в северокорейском руководстве, стало предметом обсуждения между руко­водством КПСС и КПК. Было принято решение напра­вить в Пхеньян советско-китайскую делегацию во главе с А. И. Микояном и Пэн Дэхуаем с тем, чтобы на месте ра­зобраться со сложной ситуацией в ТПК. Как считает юж­нокорейский исследователь Бэк Чжун Ги, советско-китай­ская делегация имела планы устранения Ким Ир Сена с руководящих постов в ТПК и правительстве, однако, убе­дившись в том, что он пользуется серьезной поддержкой в ЦК ТПК и в целом в стране, решила ограничиться тем, чтобы реабилитировать тех, кто был снят с руководящих постов на августовском Пленуме ЦК ТПК (1956 г.). Как отмечает Бэк Чжун Ги, под давлением А. И, Микояна и Пэн Дэхуая Ким Ир Сен согласился восстановить на пре­жние должности участников выступления против него и не репрессировать высших кадровых работников, входивших в просоветскую и прокитайскую фракции. Спустя неко­торое время, Ким Ир Сен и его сторонники осуществили серьезную чистку ТПК, многие видные деятели Северной Кореи были подвергнуты репрессиям, некоторым совет­ским корейцам, занимавшим руководящие партийные и государственные посты в КНДР, разрешили выехать в СССР, Репрессивные меры осуществлялись на основе ре­шения Политкомитета ЦК ТПК от 30 мая 1957 г. «О пре­вращении борьбы с контрреволюционными элементами во всенародное, всеспартийное движение». В 1959 г. при ЦК ТПК был создан специальный орган во главе с Ким Ен Дю, братом Ким Ир Сена, перед которым была поставле­на задача активизировать борьбу по выявлению врагов ре­жима. Аналогичные структуры были созданы при провин­циальных, городских и уездных партийных комитетах, в которых было задействовано более семи тысяч специально отобранных людей, преданных Ким Ир Сену и его полити­ческому курсу,

В ходе проведения кампании по выявлению врагов все северокорейское население было поделено на три ка­тегории: 1) «враждебные силы»; 2) «нейтральные силы» и 3) «дружественные силы». Это деление практически сохраняется и по сегодняшний день. В течение четырех лет (1957-1960) было выявлено большое количество «зло­стных контрреволюционеров», из них около 2500 человек были казнены, многие тысячи, судьбы которых остались неизвестными для родственников, заключены в тюрьмы или сосланы в отдаленные районы страны. Да и родственникам зачастую приклеивали ярлык «врага» и подверга­ли репрессиям28.

Наряду с массовыми репрессиями, развернувшими­ся в КНДР в послевоенный период, руководство страны активизировало различные идеологические и политические кампании, призванные стимулировать хозяйствен­ную жизнь, усилить индоктринацию населения и таким образом укрепить культ личности Ким Ир Сена и тота­литарную систему, которая после ликвидации ангустовского (1956 г.) кризиса стала все больше проявлять себя в качестве «социализма корейского образца». Однако об окончательной победе «корейского социализма» или «чучхейского социализма» будет объявлено позже, в 1970 г. на V съезде Трудовой партии Кореи. Юридическую силу эта «победа» получит в декабре 1972 г., когда будет принята новая социалистическая Конституция КНДР.







3.1.5 Новая система управления в СХ и промышленности


В числе политико-идеологических кампаний в са­мом начале 1960-х гг. следует выделить две: в феврале 1960 г. появляется «новый» метод политического руко­водства сельским хозяйством - так называемый «метод Чхонсанри» и новая система управления промышленнос­тью-- «тэанская система работы». Оба метода связаны с именем и деятельностью Ким Ир Сена. 5 февраля 1960 г., руководитель КНДР посетил село Чхонсанри (уезд Кансо, провинция Южная Пхенан) с целью изучения положения дел в сельском хозяйстве. Там Ким Ир Сен сформулиро­вал основные положения «метода Чхонсанри»: во-первых, вышестоящий партийный орган или руководитель обязан оказывать помощь нижестоящим инстанциям и руководи­телям; во-вторых, руководитель обязан лично разбираться с положением дел на месте; в-третьих, руководитель обя­зан вести политическую работу с населением таким образом, чтобы она способствовала проявлению энтузиазма и творческого подхода к работе. «Метод Чхонсанри» был взят на вооружение всем партийным и государственным аппаратом КНДР как «уникальное» средство мобилиза­ции народных масс на выполнение партийных установок, как средство идеологического и политического воспита­ния людей в духе «идей чучхе».

Рождение «тэанской системы» также связано с именем Ким Ир Сена, который в декабре 1961 г. побывал на Тэанском электромеханическом заводе (недалеко от Пхеньяна) и в течение нескольких дней осуществлял «руководство на месте», в результате чего появилась новая система уп­равления промышленным производством, которая вклю­чала следующие элементы: во-первых, отмена единонача­лия директора предприятия и введение «коллективного управления» производством со стороны партийного коми­тета; во-вторых, управление производственным комплек­сом должно быть ориентировано на достижение не только производственных результатов, но и политико-идеологиче­ских, воспитательных целей; в-третьих, вводилась систе­ма снабжения предприятия сырьем, материалами на осно­ве опоры на собственные силы.

В конце декабря 1961 г. в КНДР была проведена ре­форма управления сельским хозяйством: были созданы уездные комитеты по руководству сельхозкооперативами, на которые были возложены функции по финансирова­нию, кадровому и техническому обеспечению сельского хозяйства, по руководству сельскохозяйственным произ­водством.

В конце 1950-х - начале 1960-х гг. в КНДР проводи­лись многочисленные реформы в различных областях эко­номики, культуры, государственном строительстве. Толь­ко с 1954 по 1964 г., т. е. r течение 10 лет, в стране было проведено более 30 разного рода реорганизаций, преобра­зований. Основная цель этих реформ - ликвидировать все, что не отвечает «национальным особенностям» и тра­дициям корейского народа, и создать новые методы управ­ления обществом, соответствующие идеологии «чучхе». Курс на ускорение экономического развития с упором на тяжелую промышленность был официально закреплен в решениях IV съезда правящей Трудовой партии Кореи, состоявшегося в сентябре 1961 г. Выступая с отчетным докладом, Ким Ир Сен заявил, что в КНДР «успешно ре­шены основные задачи переходного от капитализма к со­циализму периода и партия приступает к форсированной социалистической индустриализации, «вступает в этап новой борьбы за взятие вершин социализма».

IV съезд ТПК одобрил основные направления нового се­милетнего плана развития народного хозяйства на 1961-1967 гг. Достижение непростых экономи­ческих показателей мыслилось за счет «чудес людского энтузиазма», нового скачка, путем широкого развертывания общенародного движения Чхонлима, Ким Ир Сен отмечал, что именно благодаря этому движению был до­срочно выполнен пятилетний план (1957-1961). И хотя «партия сумела с корнем вырвать фракционизм, ликвидировать вредное влияние антипартийных элементов», задача «ус­тановления чучхе по всех областях» была объявлена в ка­честве одной из первоочередных. При этом указывалось, что «чучхе» - это творческое применение всеобщих ис­тин марксизма-ленинизма к конкретной действительнос­ти КНДР».

Провозглашенные экономические планы не были вы­полнены к 1967 г. Семилетка была пролонгирована до 1970 г. Причины невыполнения плана состояли, прежде всего, в просчетах в экономической политике, в стремле­нии решить сложные экономические проблемы только за счет энтузиазма и, конечно же, в росте масштабов воен­ных расходов.

В 1962 г. руководство ТПК принимает решение об осу­ществлении новой политики - о параллельном экономи­ческом и оборонном строительстве. Поводом для нового политического курса послужил отказ СССР предоставить КНДР военную помощь на безвозмездной основе. Состоявшийся в декабре 1962 г. Пленум ЦК ТПК «осудил» СССР и лично И.С.Хрущева за «ревизионистскую политику» и одобрил курс на «модернизацию армии и превращение ее в кадровую, на вооружение всего народа, превращение всей страны в неприступную крепость». В 1964 г. Ким Ир Сен выдвинул лозунг «один - на сто», означавший, что в случае войны один северокорейский военнослужащий должен убить 100 вражеских солдат. Этот лозунг до сих пор остается одним из главных политических средств вос­питания военнослужащих Корейской, народной армии.

В 1966 г. конференция ТПК подтвердила линию на параллельное военное и экономическое строительство. С этого времени процесс милитаризации северокорейского общества принял целенаправленный характер и стал последовательно и настойчиво осуществляться руководством КНДР.



К концу I960-х гг. в КНДР были осуществлены круп­ные идеологические, политические и организационные ме­роприятия, которые привели к укреплению позиции Ким Ир Сена и возглавляемой им группировки, формированию националистического тоталитарного режима. В этот же период начался активный процесс милитаризации северо­корейского общества, проводилась интенсивная идеологи­ческая и организационная работа по утверждению «чучхейской политической системы» КНДР.

Вместе с тем в этот период КНДР удалось восстано­вить разрушенную войной промышленность, серьезно ук­репить военно-экономический потенциал страны, выдер­жать напряжение конфронтации, соревнования с Югом, а в первые послевоенные годы и серьезно опередить его по темпам экономического развития.



3.2 Построение северокорейского социализма и его кризис

(1970 – 1993 года)


К началу 1970-х гг. в КНДР были осуществлены круп­ные политические и идеологические преобразования, ос­новное содержание которых составили установки Ким Ир Сена на строительство «чучхейского социализма», или «социализма корейского образца», К этому времени «партизанская фракция» Ким Ир Сена добилась полной победы над своими противниками. Все «антипартийные группировки» в руководстве ТПК были разгромлены. В правящей партии и во всем северокорейском обществе, как объявил Ким Ир Сен, была установлена «единая идео­логическая система идей чучхе».

Главной политической доктриной, предложенной Ким Ир Сеном на V съезде ТПК, были объявлены «три революции» - идеологическая, техничес­кая и культурная. Причем, «идеологическая революция» трактовалась как «освобождение людей от пережитков ста­рого общества, неравенства и кабалы», что, как утверждала северокорейская пропаганда, позволило народным массам проявить свои творческие способности, утвердить само­стоятельность. Иными словами, установить «чучхейский» взгляд на окружающий мир. Под технической революци­ей в КНДР, согласно установкам Ким Ир Сена, понима­лось стирание различий между тяжелым и легким трудом, между промышленностью и сельским хозяйством, между физическим и умственным трудом, а также освобождение женщин от «бремени домашних забот» путем расширения сети магазинов, прачечных, детских садов, яслей и т. п. Культурная революция, как отмечалось в партийных документах, должна привести к повышению общего обра­зовательного уровня в стране, идеологическую основу ко­торого должны непременно составлять «идеи чучхе», фор­мированию национальной интеллигенции, повышению качества образования, открытию новых высших учебных заведений.



3.2.1 Конституция КНДР 1972 года


Таким образом, в начале 1970-х гг. в КНДР завершилось формирование политического режима во главе с Ким Ир Сеном, что нашло свое высшее юридическое отраже­ние в новой социалистической Конституции, принятой в декабре 1972 г. Основной закон КНДР придал юриди­ческий статус всем главным политическим установкам, сформулированным Ким Ир Сеном в 1960-1970-е гг. В частности, в Конституции ееверокорейское государство характеризуется как «революционная власть, унаследо­вавшая блестящие традиции, созданные в славной револю­ционной борьбе против империалистических агрессоров». Особо выделяется положение о том, что в своей деятель­ности КНДР руководствуется «идеями чучхе» Трудовой партии Кореи, которые на том этапе именовались как «творческое применение марксизма-ленинизма к северо­корейским реалиям». Установкам Ким Ир Сена о «мето­де Чхонсанри», движении Чхонлима, тэанской системе работы и др. был также придан высший правовой статус.

В Конституции подчеркиваются ведущая роль госу­дарственной собственности, плановый характер экономи­ки КНДР, основные принципы планирования - унифи­кация и детализация планов и т.д.

Конституция декларирует основные права и свободы граждан, а также их обязанности. Особо выделяется обязан­ность «повышать революционную бдительность в отноше­нии происков империалистов и враждебных элементов всех мастей, выступающих против социалистического строя».

Основной закон 1972 г. коренным образом изменил струк­туру высших и местных органов власти. Был введен пост Президента КНДР с очень широкими полномочиями. Пре­зидентом был избран Ким Ир Сен. Центральный народный комитет (ЦНК) стал «высшим руководящим органом госу­дарственной власти». Фактически ЦНК сочетал в себе функции главы государства, госсовета и правительства. Руководителем ЦНК, по Конституции, являлся Президент КНДР. Административный совет (АС) выполнял исполнительные функции. Работой АС руководит глава государства и ЦНК.

На местах органами власти являлись народные собра­ния, местные народные комитеты и местные администра­тивные комитеты.

Реформирование высших и местных органов власти было направлено на ужесточение административного кон­троля за всеми сферами экономической, политической и общественной жизни КНДР, дальнейшее укрепление тоталитарной системы власти. Все это в КНДР называлось строительством «социализма корейского образца», или «чучхейского социализма».29





3.2.2 Кризис командно-административной системы


В 1980-е годы КНДР выступила с планами интенсифи­кации экономического строительства, дальнейшего углуб­ления теории и практики «чучхе» во всех сферах обще­ственно-политической жизни. Эти планы были одобрены на VI съезде Трудовой партии Кореи, состоявшемся в ок­тябре 1980 г. К началу 1980-х годов стало совершенно ясно, что КНДР проиграла экономическое соревнование Южной Корее, которой удалось после военного переворота 1980 г. стабилизировать экономику и внутреннюю жизнь, сделать значительный рывок в своем хозяйственном развитии.

Ответом КНДР на южнокорейские экономические ус­пехи стало провозглашение на VI партийном съезде ам­бициозной программы экономического строительства, так называемых «десяти экономических высот». Эта програм­ма предусматривала резкое (в три-четыре раза) увеличе­ние производства основных видов промышленной продук­ции. Значительного прироста предполагалось добиться в сельском хозяйстве, производстве товаров широкого пот­ребления, добыче и переработке морепродуктов.

Выполнить столь грандиозные планы Северной Корее не удалось. Собственных ресурсов не хватало. Тем не ме­нее, по ряду показателей экономического развития КНДР в 1980-е гг. заметно продвинулась вперед. Этому способ­ствовала экономическая помощь, оказанная ей со сторо­ны Советского Союза. Советская техническая мощь, ес­тественно, не могла решить все экономические проблемы КНДР. Северная Корея продолжала испытывать немалые трудности в развитии народного хозяйства. По-прежне­му значительные ресурсы отвлекались на военные цели, на строительство помпезных культовых сооружений типа монумента «идей чучхе», триумфальной арки, дворцов, разного рода стел, прославляющих северокорейских вож­дей, и т. п.

Амбициозную экономическую программу, предложен­ную Ким Ир Сеном на VI съезде ТПК, в КНДР планирова­лось осуществить не только с помощью Советского Союза, но и путем нового витка индоктринации северокорейско­го общества. Руководство партии и государства поставило задачу «ускорения полной победы социализма, революци­онизирование всего общества и преобразование его по об­разцу рабочего класса». Эту двуединую задачу предусмат­ривалось реализовать путем «преобразования сознания людей», т.е. утверждение в обществе «единственно вер­ной идеологии «чучхе», и повышения их революционно­го энтузиазма. Механизмом осуществления поставленных задач были объявлены решительная борьба за претворе­ние в жизнь курса «трех революций - идеологической, технической и культурной», мобилизация населения на осуществление генеральной линии партии - углубление и расширение движения Чхонлима.

Разъясняя смысл и значение постулата о «преобразо­вании всего общества на основе идей чучхе», Ким Ир Сен признавал, что сделать это нелегко, т. к. предстоит лик­видировать «всякие различия» между классами и соци­альными группами. Причем даже такой, по мнению севе­рокорейских теоретиков, класс, как рабочие, нуждается в «постоянной революционизации» с тем, чтобы он мог выполнять задачу «авангарда революции».

Особой «реконструкции» требовало идейное сознание крестьянства, которому, как подчеркивал Ким Ир Сен, необходимо повышать культурный и технический уровень до уровня рабочего класса. А добиться этого, как счита­ла северокорейская пропаганда, можно путем форсирова­ния технической революции, превращения кооперативной собственности в общенародную.

Среди интеллигенции, которой, по словам Ким Ир Сена, присущ индивидуализм, необходимо вести интен­сивную идеологическую работу с тем, чтобы превратить людей умственного труда в «настоящих пролетарских ин­теллигентов».

Самое пристальное внимание обращалось на воспита­ние молодого поколения. Ким Ир Сен требовал «сделать из молодых людей достойных революционеров чучхейского склада». Добиваться этой цели, считал руководи­тель ТПК и КНДР, необходимо путем «усиленного клас­сового воспитания, чтобы молодежь не забывала горького прошлого своей страны, всеми фибрами души ненавидела империализм и эксплуататорский режим».

Наряду с «революционизированием» северокорейского общества велась кампания по его «интеллигентизированию», что означало повышение культурного и образова­тельного уровня населения до уровня выпускников вузов. На этом фронте, по словам Ким Ир Сена, КНДР добилась крупных успехов. В середине 1990-х гг. в стране действо­вало около 300 высших учебных заведений, подготовлено более 1 млн инженерно-технических работников и специ­алистов.

Многолетняя интенсивная индоктринация общества, по заявлениям северокорейских руководителей, привела к установлению в КНДР господства идеологии «чучхе», критического отношения ко всему чужому, иностранно­му. Но ни жесткая идеологическая обработка населения, ни крупная советская экономическая помощь, ни акти­визировавшиеся в 1980-е гг. торгово-экономические свя­зи КНДР с некоторыми западноевропейскими странами и Японией не позволили выполнить амбициозные задания второго 1978-1984 гг. и третьего 1987-1993 гг. семилет­них планов экономического развития. Однако надо при­знать, что именно в этот период Северная Корея добилась наиболее серьезных успехов в экономике за весь период своего существования. Прекращение экономического со­действия со стороны СССР, а затем и России, других со­циалистических стран и последовавшие сильнейшие при­родные катаклизмы в значительной степени подорвали экономику КНДР. Административно-командная система управления северокорейским хозяйством также была не способна противостоять экономическому кризису. Более того, эта система усугубляла экономический тупик, в ко­тором оказалась страна в 1990-е гг.

В начале 1990-х гг. гражданская экономика КНДР прак­тически бездействовала. Не работало около 80 % промыш­ленных предприятий. Валовой внутренний продукт (ВВП) резко сокращался: 1990 г. -- на 4 %, 1991 г. -- на 5,2 %, 1992 г. — почти на 8 %, 1993 г. — на 4,2 %, 1993 г. — на 4,2 % . По оценкам экспертов, ВВП сократился более чем в два раза — с 22 млрд долл. в 1989 г. до 9 млрд долл. в 1998 г. Стихийные бедствия, отсутствие химических удоб­рений и топлива сильно подорвали сельское хозяйство. Постоянные неурожая привели к острому дефициту про­довольствия. Особенно трудный период выпал на 1995-1997гг., когда население КНДР постиг жестокий голод. Ежедневная норма выдачи продуктов питания на чело­века составляла 100-200 г. По данным международных гуманитарных организаций, в этот период в стране от го­лода умерло от 1 до 2 млн человек. Гуманитарные поставки продовольствия из-за рубежа ежегодно составляли от 500 тыс. до 1 млн. т.

В декабре 1993 года на Пленуме ЦК ТПК (последний Пленум, на котором присутствовал Ким Ир Сен) было констатировано, что задания третьего семилетнего плана не выполнены. В числе причин традиционно назывались осложнение международной обстановки (что, естественно, потребовало отвлечения средств на оборонное строительство), разрушение мирового социалистического рынка, разрыв экономических связей с бывшими социалистическими странами. На Пленуме была провозглашена «новая экономическая стратегия», суть которой состояла в приоритетном внимании к развитию сельского хозяйства, легкой промышленности и внешней торговли. Была поставлена задача увеличить капиталовложения в вышеуказанные отрасли. Однако и эта задача осталась нереализованной. Острая нехватка электроэнергии, топлива и сырья, помноженная на просчеты северокорейских экспертов, не позволили выправить экономическую ситуацию.

Страна все глубже и глубже погружалась в кризис. Призывы «вождя», его пропагандистского аппарата к «новому подъему энтузиазма масс» вызывали лишь отторжение, усиливали неверие населения в лозунги и обещания властей. Наряду с широкой идеологической обработкой людей правящий режим продолжал укреплять административно-командную и карательную систему, ужесточал контроль за всеми сферами общественной жизни и хозяйственной деятельности. Однако к концу правления Ким Ир Сена «эффективность» этой системы заметно ослабла, она все чаще давала сбои. В обществе усиливалась коррупция на всех уровнях, росло число преступлений.30

Глубокий экономический кризис, поразивший страну в начале 1990-х годов, усилившееся внешнее давление на КНДР, поставившие под угрозу саму государственность, заставили северокорейскую политическую элиту сделать ставку на еще более жесткое закручивание гаек, усиление милитаризации всех сфер общественной жизни. 3 апреле 1992 г. в Основной закон КНДР вносятся важные измене­ния, призванные укрепить политическую систему, не до­пустить дальнейшего ослабления государства перед лицом нарастающих опасных тенденций для северокорейского государства. В частности, в Конституцию вносится специ­альная глава «Оборона страны», в которой нашли высшее юридическое закрепление основные постулаты северокорейской военной доктрины -- «вооружение всего народа, превращение всей страны в крепость, превращение всей армии в кадровую и ее модернизация».

Конституционный статус получил Комитет обороны КНДР. Ранее этот орган являлся структурой Центрально­го народного комитета. Однако в 1992 г. он стал одним из важнейших, если не самым важным, органом управления страной не только в военное, но и в мирное время. В раз­деле 3 главы VI Конституции КНДР изложены основные функции Комитета обороны как «высшего военного руко­водящего органа государственной власти». Ранее эту функ­цию выполнял президент страны.31

Все эти факторы заметно подорвали устои североко­рейской государственности, но не повлекли за собой сме­ну политического режима. Новому руководству КНДР во главе с Ким Чен Иром удалось сохранить политическую систему, созданную его отцом, осуществить ряд жестких военно-политических мероприятий, направленных на выживание режима, его адаптацию к новым реалиям, складывавшимся вокруг Северной Кореи, в целом на Ко­рейском полуострове и в Северо-Восточной Азии.



3.3 Суть внутренней политики Ким Ир Сена


Социальная политика кимирсеновского режима — это отражение его экономических взглядов. Утверждения «вождя» о том, что нужно «поклоняться народу, как небу», его пассажи о том, что высшим принципом политики партии является неуклонное повышение жизненного уровня — ни что иное, как абсолютная демагогия, так как создание многоотраслевой «самостоятельной» экономики и «параллельное ведение экономического и оборонного строительства» требовали широкого использования дешевой рабочей силы, применения внеэкономических административно-политических методов. Поддержание на возможно низком уровне благосостояния населения и получение зарубежной помощи было по существу единственным способом обеспечить реализацию вышеуказанных целей. Еще на партконференции в октябре 1966 г. были приняты решения «жить скромно, проявлять сознательную активность в труде».  Затем было введено нормированное распределение основных продуктов питания и предметов первой необходимости. В стране стали широко пропагандировать аскетизм в личной жизни. Наиболее популярным лозунгом стал лозунг «жить, никому не завидуя на свете». Все это называлось «скромной коммунистической жизнью революционеров»

Главный акцент в пропаганде был сделан на проявлении «революционного энтузиазма». Ким Ир Сен теоретически обосновал тезис о том, что «по мере осуществления социалистической революции и устранения заботы о пище, жилье и одежде революционный энтузиазм людей падает». Отсюда следовал вывод: «для поддержания революционного энтузиазма» необходимо ограничить потребление материальных благ. Надо признать, что этот тезис «изобрел» не Ким Ир Сен. Он просто повторил известную маоцзэдуновскую формулировку. Откровенно говоря, северокорейский «вождь» любил заниматься плагиатом и не раз его «гениальные идеи» были придуманы не им и даже не теоретиками идеологии «чучхе», а взяты у других.32

Система карточек, помимо чисто экономического, имела и политико-идеологическое значение, так как способствовала консервации тоталитарных устоев в северокорейском обществе. Выдача «почти бесплатных» товаров, выделение квартир, бесплатное содержание детей в яслях и детских садах, бесплатное школьное и вузовское образование создавали у населения иллюзию «заботы партии, вождя и государства» о каждом гражданине КНДР. В ответ на эту заботу северокорейские граждане были обязаны «трудиться по-коммунистически» и быть готовыми отдать свои жизни за «вождя и любимого руководителя».

Кимирсеновская социальная политика обязывала чиновничий аппарат крепко держаться за свои посты, беспрекословно выполнять указания «вождей». Такая политика предоставляла элите КНДР возможность манипулировать сознанием и поведением простых граждан: мобилизовывать их на реализацию идеологических проектов (сооружение памятников Ким Ир Сену и его ближайшим родственникам, триумфальных арок, чучхейских башен и т. п.), переселять людей из городов в деревни, мобилизовывать их на «строительство коммунизма».

Политическая система, созданная Ким Ир Сеном, представляет собой «уникальный», с точки зрения современных государственно-правовых стандартов, образец управления обществом. Политический режим Ким Ир Сена практически лишил граждан КНДР возможности демократического участия в делах государства. Такие понятия, как демократия, право подменялись демагогическими лозунгами «самостоятельности», «независимости». На практике же использовались внеправовые, силовые, принудительные средства, не позволявшие гражданам реализовывать декларированные Конституцией права.

Кимирсеновская политическая система представляла собой сложный симбиоз государства, партии, общественных организаций, трудовых коллективов, который действовал в условиях жестко регламентированного правового пространства. Базовым элементом северокорейской политической системы является «вождь», который символизирует единство всех составных частей системы, единолично осуществляет политическую власть и управление обществом. При этом силовой фактор остается решающим в целях сохранения режима. Кимирсеновская система активно использовала внеэкономические, внеправовые методы решения внутренних проблем. Жесткая индоктринация также является одним из рычагов политического воздействия на населения.

Ядром кимирсеновской политической системы была Трудовая партия Кореи (3 млн членов). ТПК, будучи политико-государственной организацией, безраздельно господствовала во всех сферах северокорейского общества. Ее роль нашла высшее юридическое закрепление в кимирсеновской Конституции (ст. 11), которая гласит, что «КНДР осуществляет всю свою деятельность под руководством Трудовой партии Кореи».33

В стране создана разветвленная и всеохватывающая система правоохранительных органов и широкая юридическая база, позволявшая правящему режиму беспощадно расправляться с инакомыслием, не допускать малейшей критики внутренних устоев государства, его внешнеполитических шагов. В КНДР функционирует два министерства, в функции которых входит обеспечение внутренней безопасности — Министерство государственной охраны (МГО) и Министерство общественной безопасности (МОБ)

В Северной Корее сформирована и действует широкая сеть доносчиков. Важную роль в информировании властей об умонастроениях населения играли и продолжают играть так называемые «народные группы» (объединения жильцов по месту жительства) в городах и «пятидворки» (объединение нескольких дворов) в селах. Периодически в КНДР проводятся республиканские совещания представителей «народных групп» и «пятидворок», на которых подводятся итоги работы этих организаций, обсуждаются задачи по усилению воспитательной работы среди жильцов, недопущению проникновения «чуждой идеологии» в их умы. В Конституции КНДР, уголовном кодексе, других законодательных актах весьма жестко ставится вопрос о «государственных преступлениях», под которыми понимаются различные правонарушения, ведущие, как правило, к смертной казни. 

Разумеется, никаких точных сведений о масштабах репрессий и числе осужденных нет. Существуют разные оценки, в том числе и основанные на данных аэрофотосъемки лагерей, сообщениях перебежчиков, информации иностранных посольств. Самое любопытное, что разброс цифр в этих оценках невелик, почти все признают, что в настоящее время в корейских лагерях находится где-то от 100 до 150 тысяч человек, большинство которых составляют не уголовные, а политические преступники.34

Характерной особенностью северокорейского общества при Ким Ир Сене была высокая степень его милитаризации. Из 23 миллионов человек населения КНДР 1 миллион состояли в Корейской народной армии, 1,4 миллиона человек — в рядах рабоче-крестьянской Красной гвардии и 700 тысяч человек — в отрядах молодежной Красной гвардии. Военные расходы КНДР достигали 25 процентов ВНП. Военно-промышленный комплекс занимал серьезные позиции в экономической системе КНДР. Военным при Ким Ир Сене принадлежали ключевые посты в руководящих партийных структурах.  





















Заключение


Невозможно точно сказать, являлось ли правление Ким Ир Сена абсолютным злом или благом для северокорейского народа. При написании этого диплома нами не преследовалась задача критики или эмоциональной оценки правления Ким Ир Сена. В конечном счете, у каждой страны свой путь развития. После Второй мировой войны людей Северной Кореи возглавил не случайный человек. Уникальная историческая фигура Ким Ир Сена воплотила в себе типичного диктатора второй половины XX века и «отца» северокорейского народа, подарившего традиционному северокорейскому обществу новые доктрины и веру в коммунистическое чудо. Это тот человек, который должен был прийти после японского владычества и вернуть угнетенному большинству жителей северной части Кореи национальное достоинство.

В заключении дипломной работы целесообразно подвести итоги проделанного нами исследования.

Развитие ситуации на Корейском полуострове после Второй мировой войны во многом определялось характером и политикой того режима, который сложился на Севере страны. Руководство ТПК и лично Ким Ир Сен занимали более жесткую, силовую позицию в отношении Южной Кореи. Поддерживаемые Сталиным они стали главными инициаторами войны в Корее. Она стала первой горячей точкой холодной войны, а соглашение о перемирии не принесло ощутимой победы ни одному из режимов и зафиксировало раскол Кореи и изоляцию ее северной части от западной цивилизации.

Внешняя политика Северной Кореи стала отражением внутренней. В международных вопросах важно подчеркнуть, что ее беспринципное лавирование, преследование, прежде всего, своих узконационалистических целей составляли костяк северокорейской внешней политики. Антиколониальная, антиимпериалистическая риторика была призвана создавать лишь видимость «принципиального» подхода Пхеньяна к актуальным международным проблемам. Активизируя связи со странами Азии, кимирсеновское руководство стремилось в первую очередь укрепить свои позиции в противоборстве с Южной Кореей, блокировать ее попытки усилить влияние в АТР в ущерб интересам КНДР. Однако эти усилия Пхеньяна реального эффекта не имели. Получая экономическую помощь извне, подчеркивая нерушимость курса на дружбу и сотрудничество, Ким Ир Сен отнюдь не был предан своим союзникам, прежде всего СССР и Китаю. Переработав многие идеи маосизма и марксизма на свой лад, северокорейский лидер в 1966 году итоге отвергает «идеи Мао» как универсальное учение и заявляет, что для КНДР нет лучшей идеологии, чем идеология «чучхе». В это же время проводится борьба против преклонения перед великими (СССР и Китаем). С распадом Советского Союза и переориентацией внешнеполитической линии Китая на западные страны с начала 90х, КНДР практически лишился экономической и политической поддержки. Оставаясь верной идеям «чучхе» и продолжая агрессивную политику, Северная Корея постепенно изолируется и ввергается в противостояние со всем западным миром во главе с США.

Курс на самостоятельность внешнеполитической линии КНДР потребовал соответствующего идеологического оформления. В 80-ые Ким Ир Сен и северокорейская про­паганда заявляют о том, что идеи «чучхе»являются самосто­ятельной идеологической доктриной, отражающей совре­менные тенденции развития человечества. Эти тенденции будут охарактеризованы как «эпоха самостоятельности».

«Чучхе» по сути стало идеологическим обоснованием железного занавеса, который отгораживает страну от товарно-денежных отношений - в их традиционной форме, а также соответствующих «свободному рынку» идей и стиля жизни. Иначе всемирный рынок и массовая культура разрушат уникальную конструкцию местного государственного «коммунизма». Более того, в «чучхе» заложена идея о превосходстве всего северокорейского над остальным. В сочетании с монополией государственных органов на информацию, не нарушаемую ни внешними конкурентами (вещание из-за границы), ни внутренними (подпольная литература), идеи о превосходстве придают обществу сплоченность и лояльность власти.

Социальная политика режима, организация образа жизни населения были направлены на то, чтобы оградить людей от влияния извне («враждебных сил»), не допустить «идеологического разложения» населения, создать преданного режиму человека. Несмотря на то что, в последние годы его правления наблюдалось кризисное состояние экономики, резкое снижение промышленного и сельскохозяйственного производства, заметное падение жизненного уровня населения, кимирсеновский режим сумел контролировать обстановку в стране, политические настроения населения. Открытых проявлений недовольства в стране не было. Ким Ир Сен постоянно подчеркивал, что курс на укрепление «независимости и самостоятельности» неизменен, никакие преобразования и реформы в КНДР не нужны. Ким Ир Сен теоретически обосновал тезис о том, что «по мере осуществления социалистической революции и устранения заботы о пище, жилье и одежде революционный энтузиазм людей падает». Отсюда следовал вывод: «для поддержания революционного энтузиазма» необходимо ограничить потребление материальных благ. Система карточек, помимо чисто экономического, имела и политико-идеологическое значение, так как способствовала консервации тоталитарных устоев в северокорейском обществе. Выдача «почти бесплатных» товаров, выделение квартир, бесплатное содержание детей в яслях и детских садах, бесплатное школьное и вузовское образование создавали у населения иллюзию «заботы партии, вождя и государства» о каждом гражданине КНДР. Кимирсеновская социальная политика обязывала чиновничий аппарат крепко держаться за свои посты, беспрекословно выполнять указания «вождей». Такая политика предоставляла элите КНДР возможность манипулировать сознанием и поведением простых граждан: мобилизовывать их на реализацию идеологических проектов (сооружение памятников Ким Ир Сену и его ближайшим родственникам, триумфальных арок, чучхейских башен и т. п.), переселять людей из городов в деревни, мобилизовывать их на «строительство коммунизма». Для ликвидации неугодных режиму в стране создана разветвленная и всеохватывающая система правоохранительных органов и широкая юридическая база, позволявшая правящему режиму беспощадно расправляться с инакомыслием, не допускать малейшей критики внутренних устоев государства, его внешнеполитических шагов.

Подводя итог реализации экономической и социальной политики режима Ким Ир Сена, следует отметить, что в Северной Корее была создана автаркическая экономическая модель, призванная обеспечить «самостоятельность» хозяйственного и политического развития в интересах правящей группировки. Кимирсеновская политическая система КНДР была призвана обеспечить выполнение вполне определенной цели — сохранение тоталитарного режима, укрепление государства «Неприступная крепость», чтобы затем передать это государство по наследству Ким Чен Иру.

Что касается объединения Кореи, то пример Германии показывает - более мощная страна и, естественно, более богатый правящий класс, подом­нет под себя более слабую политическую элиту. При этом нужно иметь в виду, что восточногерманский истэблишмент значительно превосходил по своему интеллектуаль­ному и экономическому уровню северокорейский класс. Кроме того, важно учитывать и такой фактор, как отношение корейского обывателя на Севере и Юге к возможному единству Кореи. На Севере, конечно, известно, что уровень жизни юж­нокорейского населения достаточно высок и не идет ни в какое сравнение с тем, как живут северные корейцы. На­селение КНДР хорошо осведомлено о той помощи, которая поступает из Южной Кореи. Северные корейцы, конечно же, хотели бы единства, причем такого единства, которое позволит им жить лучше и легче. Юж­ные корейцы на уровне дискуссий, политических декла­раций также выступают за объединение страны. Однако немало и тех в Республике Корея, кто боится потерять свое благополучие в слу­чае объединения. На Юге высказываются опасения, что северный сосед станет «иждивенцем», называются также приблизительные цифры стоимости объединения двух Корей – более триллиона долларов.

В начале XXI в. реальных предпосылок для объеди­нения двух корейских государств не просматривается. И надо прямо сказать, что это понимают как на Севере, так и на Юге. Экспертные оценки показывают, что ожидать германского варианта объединения Кореи, т. е. поглоще­ния Севера Югом, не приходится. КНДР, несмотря на острый экономический кризис, терзающий ее в течение длительного периода времени, несмотря на сильное воен­но-политическое давление со стороны США и их союзни­ков, сохраняет политическую стабильность. Фундамент этой стабильности был заложен прагматичной внутренней политикой Ким Ир Сена.

























Список использованных источников:

  1. Диссертация «Корейский фактор в современных японо-китайских отношениях»

  2. Социалистическая Конституция КНДР. / http://naenara.kp/ru/great/constitution.php

  3. Август, 1956 год. Кризис в Северной Корее. / А. Н. Ланьков - Российская политическая энциклопедия, 2009

  4. Война в Корее, 1950–1953. А. Мятишкин — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003

  5. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов / Е. П. Торкунов М., 2000

  6. Корейская проблема: новый взгляд. / Торкунов А. В., Уфимцев М., 1995

  7. Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008

  8. Корейский полуостров и интересы России / Ткаченко В. П. - М., 2000

  9. КНДР вчера и сегодня: Неформальная история Северной Кореи / Ланьков А. Н.– М.: Восток-Запад, 2005

  10. Непременно восторжествует великое антиимпериалистическое революционное дело народов Азии, Африки и Латинской Америки / Ким Ир Сен - Пхеньян. 1968

  11. Политическая история государств Азии и Северной Африки. Т. 1. М., 1996

  12. Северная Корея: вчера и сегодня / А.Н. Ланьков - "Восточная литература", 1995

  13. Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате / А. Панин,  В. Альтов - Олма-Пресс, 2004 

  14. http://ru.wikipedia.org/wiki/Корейская_Народно-Демократическая_Республика

  15. http://www.inliberty.ru/library/study/2027/

  16. http://lenta.ru/conf/lankov/

  17. http://www.proknadzor.ru/analit/

  18. northkoreanews.ru/

  19. http://www.gorby.ru/rubrs.asp?rubr_id=123&art_id=13117

  20. http://www.infoplease.com/ipa/A0004615.html

  21. www.Gorby.ru

  22. http://wilsoncenter.org/index.cfm?topic_id=1409&fuseaction=va2.document&identifier=E4474099-B4AD-4067-B4A88B9C7643B3BE&sort=Coverage&item=Soviet%20Union

  23. http://www.aha.ru/~zentsov/korea.htm

  24. http://www.polit.ru/research/2009/11/02/lankov.html#_ednref5

  25. http://kfa.okis.ru/leader2.html

  26. http://naenara.kp/ru/great/constitution.php

  27. http://lcweb2.loc.gov/frd/cs/profiles/North_Korea.pdf

  28. https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/rankorder/2102rank.html

  29. http://www.dwightdeisenhower.com/koreanwar/ Questions & Answers, First Conference in Korea, Collins

  30. http://www.koreanwar-educator.org/topics/casualties/

  31. John Pomfret, “Powell: U.S.-China Relations Entering ‘New Dimension’,” Washington Post, February 24, 2003. See also Shi Yinhong









Приложение 1

Биография Ким Ир Сена


Судьба Ким Ир Сена сложилась удачно. Из трех сыновей школьного учителя Ким Хён Чжика именно Ким Сон Чжу (это настоящее имя Ким Ир Сена) удалось достичь «карьерных высот», стать лидером государства. Но путь к президентскому Олимпу был тяжелым и долгим. Немало собственных усилий приложил будущий вождь, немало ему сопутствовала удача.

В детстве Ким Ир Сен - сын скромного сельского интеллигента - не привлекал к себе ничьего особого внимания, в молодости ему - партизанскому командиру - совсем незачем было афишировать своё прошлое, а в зрелые годы, став правителем Северной Кореи и оказавшись в неизбежной круговерти интриг, он тоже был вынужден, с одной стороны, оберегать свою жизнь от посторонних взглядов, а с другой - собственными руками и руками своих официальных историографов творить себе новую биографию, которая сплошь и рядом расходилась с реальной, но зато куда более соответствовала требованиям политической ситуации. Ситуация эта часто менялась - менялась и официальная версия биографии "Великого Вождя, Солнца Нации". Поэтому то, что корейские историки писали о своём лидере в 50-е гг. мало похоже на, то что они пишут сейчас. Прорваться через завалы противоречивых и по большей части весьма далеких от истины утверждений официальной северокорейской историографии весьма сложно, а то и просто невозможно, надёжных же документов, касающихся биографии Ким Ир Сена, особенно в молодые годы, сохранилось очень немного. Таким образом, человек, которому в современном мире принадлежит рекорд продолжительности пребывания на высшем государственном посту, и поныне во многом остается загадочной фигурой.


О семье Ким Ир Сена и его детстве известно немного. Хотя корейскими пропагандистами и официальными историографами написаны десятки томов на эту тему, но в них едва ли возможно отделить истину от позднейших пропагандистских наслоений. Родился Ким Ир Сен 15 апреля 1912 года (дата иногда ставится под сомнение) в Мангёндэ - небольшой деревне под Пхеньяном.

Семья Ким Ир Сена была христианской. Протестантизм, проникший в Корею в конце XIX века, получил немалое распространение на севере страны.

Северокорейская историография утверждает, что родители Ким Ир Сена - особенно его отец - были заметными руководителями национально-освободительного движения. Впоследствии официальные пропагандисты стали заявлять, что отец корейского лидера Ким Хён Чжик был вообще главной фигурой во всем антиколониальном движении. Разумеется, это не так, но отношение к японскому колониальному режиму было в этой семье, безусловно, враждебным.

По-видимому, именно желание уехать из оккупированной захватчиками страны, соединенное со стремлением избавиться от постоянной нужды, заставило родителей Ким Ир Сена, подобно многим другим корейцам, в 1919 или 1920 г. переехать в Маньчжурию, где маленький Ким Сон Чжу начал учиться в китайской школе. Уже в детстве Ким Ир Сен в совершенстве овладел китайским, на котором свободно говорил всю жизнь. Однако и переезд в Маньчжурию, похоже, не слишком улучшил положение семьи: в 1926 г. в возрасте 32 лет умер отец Ким Ир Сена.

Уже в Гирине, в старших классах школы Ким Сон Чжу вступает в подпольный марксистский кружок, созданный местной нелегальной организацией китайского комсомола. Кружок был почти сразу же раскрыт властями, и в 1929 г. 17-летний Ким Сон Чжу, который был самым младшим из его членов, оказался в тюрьме, где провёл несколько месяцев. Официальная северокорейская историография, разумеется, утверждает, что Ким Ир Сен был не просто участником, но и руководителем кружка, что однако, полностью опровергается документами.

Начало 30-х гг. было временем, когда в Маньчжурии развертывалась массовое антияпонское партизанское движение. Участие в нем принимали и корейцы, и китайцы, представители всех действовавших там политических сил: от коммунистов до крайних националистов. Вскоре Ким Сон Чжу вышел на свободу, но с этого момента его жизненный путь круто изменился: не окончив, по-видимому, даже школьного курса, молодой человек ушёл в один из многочисленных партизанских отрядов, действовавших в тогдашней Маньчжурии, чтобы сражаться с японскими захватчиками и их местными сторонниками.

О раннем периоде его деятельности известно мало. Официальная северокорейская историография утверждает, что с самого начала своей деятельности Ким Ир Сен возглавлял созданную им Корейскую Народно-Революционную Армию, которая действовала хотя и в контакте с частями китайских коммунистов, но в общем вполне самостоятельно. А.Н. Ланьков считает, что такое утверждения не имеют никакого отношения к действительности. Никакой Корейской Народно-Революционной Армии просто никогда не существовало, миф о ней - это лишь часть кимирсеновского мифа, возникшая к конце 1940-х гг. и окончательно утвердившаяся в северокорейской "историографии" десятилетием позже.

Эти факты из биографии корейского вождя полностью отверг и житель
города Алма-Аты 80-летний кореец П. А. Пак, близко знавший Ким Ир Сена.
По его словам, биография Ким Ир Сена составлена им лично по заданию И.
В. Сталина. «Я прекрасно знал,— писал Пак,— что Ким Ир Сен не сражался с японцами. Он действительно бежал от них к партизанам, но ни разу не
участвовал в боях». По словам того же Пака, Ким Ир Сен попал в СССР
зимой 1942 года, перейдя с группой партизан советско-корейскую границу в
районе деревни Вятка в семидесяти километрах от Хабаровска. В 1945 году,
в погонах капитана Красной Армии, Ким Ир Сен появился в Пхеньяне уже как участник грандиозной игры, начатой Сталиным. Там его представили народу как «генерала освободителя».

После освобождения Кореи Ким Ир Сен был избран ответственным секретарем Северокорейского оргбюро Компартии Кореи. А после слияния в 1949 году партий Севера и Юга в единую Трудовую партию Кореи его избрали председателем, а с октября 1966 года — Генеральным секретарем ЦК ТПК. В 1946 году Ким Ир Сен возглавил высший орган власти на севере Кореи - Временный народный комитет, который провел коренные
социально-экономические преобразования. С сентября 1946 года по 1972 год
Ким Ир Сен — председатель кабинета министров. В марте 1949 года
правительственная делегация КНДР во главе с Ким Ир Сеном побывала в
Москве и подписала советско-корейские соглашения об экономическом и
культурном сотрудничестве, сыгравшие большую роль в дальнейшем
экономическом и политическом укреплении КНДР.
После того, как империалисты США начали в июне 1950 года захватническую войну в Корее, Ким Ир Сен был назначен председателем Военного комитета республики и Верховным главнокомандующим Корейской народной армии. За особые заслуги в создании и укреплении корейских вооруженных сил, руководство боевыми действиями Президиум Верховного народного собрания КНДР в феврале 1951 года наградил Ким Ир Сена орденом «Государственное Знамя» первой степени, в феврале 1952 года — орденом «Свободы и независимости» первой степени, а в феврале 1953 года присвоил ему звание маршала КНДР. Менее чем через полгода, в июле 1953 года, Ким Ир Сену было присвоено звание Героя КНДР.

Тело покойного вождя в нетленном виде покоится в мемориальном комплексе «Кымсусан» — мавзолее, который в 1995 году был оборудован в бывшей пхеньянской президентской резиденции Ким Ир Сена. Он лежит в стеклянном саркофаге в одном из залов, доступ к которому открыт для тысяч паломников и иностранных гостей. Посетители молча кланяются вождю, небольшими группами обходя саркофаг с четырёх сторон. Во дворце Кымсусан хранятся некоторые вещи Ким Ир Сена, включая автомобиль и даже его личный поезд.


Ким Ри Сен был награжден более 180 высших орденов и медалей более чем от 70 стран и международных организаций. Он получил звание почетного гражданина 30 с лишним городов, звание почетного профессора и почетного доктора наук 20 с лишним известных зарубежных вузов. В мировом масштабе учреждена и присвоена «Международная премия Ким Ир Сена», более чем в 100 странах свыше 480 улиц, учреждений и организаций носят имя Ким Ир Сена. 


























1 доклад "Россия и межкорейские отношения", 17.04.2003 г. / Раздел первый. О корейской войне 1950-1953 годов. Был ли неизбежным раскол Кореи? www.Gorby.ru

2 А.Н. Ланьков. Северная Корея: вчера и сегодня - "Восточная литература", 1995 С. 22





3 А.Н. Ланьков. Северная Корея: вчера и сегодня - "Восточная литература", 1995 С. 23



4 Война в Корее, 1950–1953. А. Мятишкин — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003. С. 4-7

5 http://www.dwightdeisenhower.com/koreanwar/ Questions & Answers, First Conference in Korea, Collins

6 доклад "Россия и межкорейские отношения", 17.04.2003 г. / Раздел первый. О корейской войне 1950-1953 годов. www.Gorby.ru

7 Торкунов А. В., Уфимцев Е. П. Корейская проблема: новый взгляд. М., 1995; Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов. М., 2000.

8 http://www.gorby.ru/rubrs.asp?rubr_id=123&art_id=13117

9 http://www.infoplease.com/ipa/A0004615.html

10 http://www.koreanwar-educator.org/topics/casualties/p_casualties_chinese.htm

11 http://www.koreanwar-educator.org/topics/casualties/p_casualties_participating_nations.htm

12 Война в Корее, 1950–1953. А. Мятишкин — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2003. С. 20

13 http://wilsoncenter.org/index.cfm?topic_id=1409&fuseaction=va2.document&identifier=E4474099-B4AD-4067-B4A88B9C7643B3BE&sort=Coverage&item=Soviet%20Union

перевод на русский язык http://forum.axishistory.com/viewtopic.php?f=58&t=140644

14 Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008 С. 220 - 221

15 Диссертация «Корейский фактор в современных японо-китайских отношениях» С 30-31

16 Ткаченко В. П. Корейский полуостров и интересы России. М., 2000. С. 19

17 Ткаченко В. П. Корейский полуостров и интересы России. М., 2000. С. 19.

18 См.: Ткаченко В. П. Корейский полуостров и интересы России. М., 2000. С. 29

19 Шин В. А. Указ. соч. С. 44.

Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате / А. Панин,  В. Альтов - Олма-Пресс, 2004  С. 37-40, 58-59

Диссертация «Корейский фактор в современных японо-китайских отношениях» С 32-34

20 John Pomfret, “Powell: U.S.-China Relations Entering ‘New Dimension’,” Washington Post, February 24, 2003. See also Shi Yinhong

21 Ким Ир Сен. Непременно восторжествует великое антиимпериалистическое революционное дело народов Азии, Африки и Латинской Америки. Пхеньян. 1968. С. 12

22 Политическая история государств Азии и Северной Африки. Т. 1. М., 1996. С. 155

Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате / А. Панин,  В. Альтов - Олма-Пресс, 2004  С. 32-37

дословный перевод — «хозяин своего тела», то есть независимый, самостоятельный

http://www.polit.ru/research/2009/11/02/lankov.html#_ednref5

23 согласно корейской легенде, это конь, пробегающий за один день 1000 ли — 250 км

24 Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008 С. 189-195



25 Ким Ир Сен. Избранные произведения. Пхеньян, 1978. С. 70.

26 http://www.polit.ru/research/2009/11/02/lankov.html#_ednref5

27 http://www.polit.ru/research/2009/11/02/lankov.html

Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008 С. 195-197

28 Ланьков А. Н. КНДР вчера и сегодня: Неформальная история Северной Кореи. – М.: Восток-Запад, 2005 – С. 225

Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008 С. 189-201

29 Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008 С. 235-239

30 Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате / А. Панин,  В. Альтов - Олма-Пресс, 2004  С. 57



31 Корейский Полуостров: метаморфозы послевоенной истории / А.В. Торкунов, В. И. Денисов, Вл. Ф. Ли - Москва, Олма Медия Груп, 2008 С. 285-289

32 Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате / А. Панин,  В. Альтов - Олма-Пресс, 2004  С. 84

33 Социалистическая Конституция КНДР. Корея, Пхеньян. 1972. С. 2

34 Северная Корея: вчера и сегодня. А. Н. Ланьков "Восточная литература", 1995 С. 217

Северная Корея. Эпоха Ким Чен Ира на закате / А. Панин,  В. Альтов - Олма-Пресс, 2004  С. 32-35

А. Н. Ланьков глава «Ким Ир Сен: попытка биографического очерка»

http://kfa.okis.ru/leader2.html



1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Хорошим девочкам дарит подарки Дед Мороз, плохим девочкам - мальчики, с которыми они вели себя плохо.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по международным отношениям "Северная Корея: Ким Ир Сен и его эпоха", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru