Реферат: Происхождение фамилий Рязанской области - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Происхождение фамилий Рязанской области

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 452 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы


План:

Введение.

  1. О происхождение личных имен и фамилий на Руси.

  2. Распространенные фамилии Рязанской области.

  3. Знаменательные фамилии области:

  1. С.Есенин.

  2. Купеческие фамилии – Живаго.

  1. Исторические фамилии жителей Ряжска.

  2. Литература.

  3. Рецензия.


Введение.


Что такое наши фамилии? Откуда они пошли, по каким законам живут, почему вызывают к себе такое разное и не всегда понятное отношение? А может быть, то все пустяки, не достойное внимания? Или, наоборот, есть в этом разряде человеческих имен собственных нечто, заслуживающее пристального изучения; что-то такое, что позволяет им – где прямо, где косвенно – влиять на судьбы и мысли людей, и тех, кто их носит, и других, которые с этими носителями общаются? Несомненно, знать своих предков, гордится ими и преумножать честь своей семьи, флаг которой – ее фамилия – долг и обязанность каждого человека.

Таковы в самых общих чертах проблемы, связанные с возникновением русских фамилий. В своей работе я попытался найти ответы на некоторые из них.

  1. О происхождение личных имен и фамилий на Руси.


Русские фамилии обычно образуются от личных имен, то есть имена, данных тому или иному лицу, - к ним относятся как крестильные имена (то есть имена, полученные при крещении), так и прозвища, даваемые человеку по его профессии, месту проживания или каким-либо другим признакам. В этом отношении русская традиция не отличается от традиций других европейских народов.

В дохристианскую эпоху, то есть почти до конца X века, в среде восточных славян использовались только личные имена, которые давались детям при рождении. Это были языческие славянские имена (Ярослав «сильный и славный», Всеволод «все и владеющий»).

К славянским именам прибавилось несколько скандинавских имен, как например, Рюрик, Олег («святой»), Игорь («молодой»).

После христианизации Руси в 988 году каждый восточный славянин получал от священника крестильное имя. Крестильные имена соответствовали имена святых и были, следовательно, обычными христианскими именами. Имя, данное при крещении, обозначалось в древнерусском словом имя. Если крестильное имя являлось обязательным, поскольку крестили каждого ребенка, то прозвище не являлось обязательным, и форма полностью зависела от родителей. И все же большинство детей нарекалось, по-видимому, двумя именами.

Имя отца могло функционировать в качестве патронима. Именно патроним отца обычно становилось наследственным именем семьи. Если деда, чье имя легко в основу утвердившейся фамилии, было два имени – одно крестильное, а другое обиходное, то фамилия неизменно образовалось от второго. Это можно объяснить здоровым стремлением избежать омонимии, которая угрожало бы русским фамилиям, если бы они базировались лишь на ограниченном фонде крестильных имен. Запас же обиходных имен был практически безграничен.

Большинству русских фамилий менее двухсот лет, в них отложились слова и дела более ранних времен. Именно поэтому фамилии – драгоценные свидетельницы народа. В этом – причина необходимости их изучения. Причем дело это совсем не простое. Велика повторяемость фамилий, учесть его нелегко. В одних случаях одна и та же фамилия, встреченная в различных районах, означает родственников, в других фиксирует лишь однофамильцев. Впрочем, даже если установлено, что это родство, не всегда понятно, в каком направлении шло расселение. Здесь не початый край для исследования. Этим и занимается специальный раздел лингвистической науки – ономастика (от греч. onomastike – «исскуство давать имена»).Раздел языкозначения, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительных употреблений в языке-источнике или в связи в другом языке. Раздел называется антропонимика. Антропонимика изучает человеческие имена собственные – антропонимы (от греч. anthropos – «человек» и onyma – «имя, название»).

Фамилии являются третьим, наиболее поздним по времени возникновения элементом наименования русских людей. Само слово «фамилия» вошло в русский язык относительно поздно. Происходит оно от латинского слова фамилия-семья. В русском языке мы иногда употребляем это слово с тем же значением: фамильные реликвии, фамильные драгоценности, фамильное серебро, т.е. издавна находившееся во владении данной семьи вещи. Но основное назначение слова «фамилия» в русском языке - обозначить специальное семейное имя, которым зовется вся семья.

Слово «фамилия» внедрилось в России в повседневную жизнь после указов Петра I. Однако фамилии как элемента именования русских людей существовали и раньше, но называли они прозвищами, прозваниями. В этом же значении иногда употреблялись слова «назвище» и «рекло». В царских указах о провидении переписи населения обычно говорилось, что следует записывать всех «по именам с отцы и с прозвищи», т.е. по имени, отчеству и фамилии.

У различных общественных групп фамилии появились в разное время. Первыми получили фамилии получили знати, князья, бояре (в XIV – XV веках). Несколько позже складываются фамилии дворян (XVI – XVIII века). Хронологически следующая категория фамилий принадлежала торговым и служилым людям (XVII – XIX). В XIX веке складываются фамилии русского духовенства. Самая многочисленная часть населения – крестьяне не имели юридически закрепленных фамилий до XIX века, а некоторые представители крестьян получили фамилии лишь в начале 1930-х годов в связи с паспортизацией, проведенной Советским правительством.

Следует отметить, что так называемая уличная или деревенская фамилия в русской деревне существовала очень давно. Именно эти фамилии попадали в переписные листы, когда требовалось переписать всех жителей «по именам, с отцы и с прозвищи».

Из всех совокупностей русских фамилий наибольший интерес представляют те, в которых отразилась общественная структура России на протяжении многих веков ее существования, сословная иерархия и классовые различия. Интересы также фамилии, в которых нашли отражения различные профессии, а также различные человеческие качества пороки и добродетели, мечты и повседневная реальность. Это своеобразные документы истории русского народа.

  1. Распространенные фамилии Рязанской области.


Рязанская область расположена в центре Среднерусской равнины, движение населения в ней было в прошлом особенно интенсивным. Больше ста лет ведут археологи раскопки на территории Рязанщины. Здесь найдены неолитические стоянки, поселения эпохи бронзы, раскопаны интересные могильники и городища, оставленные финно-угорскими племенами: мокшей и эрзей (мордва), которые жили тут с первого тысячелетия до нашей эры вплоть до прихода славян в IX-X нашей эры. Многие русские, живущие в Рязанской области, и сейчас носят мордовские фамилии. Заметно отразились в рязанских фамилиях связи Московского государства XVI-XVII веков с Польшей. Часть фамилий, быть может, сохранили память о народе мещеры, которые, живя несколько веков совместно с русскими, постепенно слились с ними. Нет ли среди всех этих фамилий тех, что сейчас нас интересуют? Да и какая же одна самая распространенная фамилия в рязанской области? Такой нет, есть четыре - Ивановы, Поповы, Смирновы и Кузнецовы.

Исследования показывают, что на Рязанской земле столкнулись границы четырех зон фамилий – былых четырех исторически разрозненных территорий. Эти зоны: Ивановия (Северо-запад – Псков, Новгород, смежные земли), Поповия (Север), Смирновия (центр и Северное Поволжье от Твери до Нижнего Новгорода), и, наконец, Кузнецовия (Юг - от Орла до Среднего Поволжья и дальше на Восток). В ходе исследования на выборочных территориях с разных частей области были собраны фамилии 150 тысяч сельских жителей, что составляет примерно треть всего населения области.

Не нагроможденных цифры это можно показать на примере трех крайних «приграничных» районов – Клепиковского (северного), Кадомского (восточного) и Новодеревенского (южного).

В пересчете 1986 года на 10 тыс. жителей каждую из 4 фамилий носят:

Таблица №1


Район

Кузнецов

Иванов

Попов

Смирнов

Клепиковский

86

80

29

72

Кадомский

55

10

7

7

Новодеревенский

76

15

80

5


В Рязанской области часто встречаются Кузнецовы. В Рязани их проживают около 1818 человек. Кузнец в каждом селении был приметным и самым полезным человеком. Может быть, поэтому и зона распространения в России этой фамилии огромна – от Тулы, где их больше всего, до Нижнего Новгорода и Самары, в эту полосу входит и Рязанская область. В западных областях современной России живут Ковалевы (от слова «коваль» - кузнец). Самая частая фамилия Варшавы – Ковалевский; у южных славян многочисленны носители фамилий от слова «ковач» - кузнец, то же значение и у немецкой фамилии Шмидт, у англоязычных народов – Смит.

Фамилия Иванов в рязанские земли пришла с Северо-запада, из Москвы. В самой Рязани она даже встречается чаще Кузнецовых, но в основном распространена в сельской местности. В Рязани их около 1662 человек. С XIII века имя Иван стало у русских самым распространенным, ибо церковь в перечне своих святых чествует его 64 раза в году. Еще в начале нашего столетия каждый четвертый крестьянин был Иван, в городах это имя встречалось реже.

В южных районах Рязанской области живет много Поповых. Эта фамилия, распространенная на русском Севере и, особенно в Архангельской области, в XVII заселяет степные просторы «дикого поля», лежавшие южнее Тулы и Рязани, расходится по Дону и Нижнему Поволжью. Можно задаться вопросом: неужели в старой Руси было такое множество священников, что их потомки – Поповы – встречаются теперь на каждом шагу? Их в Рязани около 1137 человек. Причина в ином. Далеко не все Поповы, как это ни странно, - потомки священников, потому что отнюдь не все Поповы были попами. Видный антропонимист Н.М. Тупиков, изучавший древнерусские имена и прозвища по средневековым документам, проводит в своем словаре 14 реально существовавших в XVII веке людей по имени Поп и Попко (уменьшительное от Поп): большинство из них крестьяне и ни один не обозначен священников. Поповым не обязательно иметь предка- священнослужителя. Дело обстояло следующим образом. Либо религиозная мать давала младенцу имя Поп из уважения к почитаемому ею человеку, либо уже за взрослым закреплялось прозвище Поп по каким-то сходным чертам. Отсутствуя в западных областях и у западных славян, фамилия часто встречается у болгар.

Четвертая из лидирующих фамилий – Смирновы (от архаичной формы - "смирной", т.е. тихий, послушный). Теперь в этой слове смещены ударение и огласовка, но фамилия напоминает старинную форму. Смирновы живут в основном в Северном Поволжье (Ярославская, Костромская, Ивановская области) и Нижегородском Заволжье. На Рязанщину эта фамилия привнесена из Владимирской области, чаще всего она встречается в самом северной районе – Клепиковском.

Следующие по частоте встречаемости фамилии тоже зональны: юго-западней Москвы часты Новиковы, а северо-восточнее – Морозовы. Обе фамилии есть в каждом районе Рязанской области. Очень часты в Рязанской области и Барановы, Бирюковы, Борисовы, Волковы, Гришины, Ермаковы, Журавлевы, Зайцевы, Захаровы, Киселевы, Козловы, Макаровы, Сорокины…

Небезынтересно узнать, как возникали фамилии, распространенные в Рязанской области, тем более что их образование произошло по законам, общим для всей территории России.

Абсолютное большинство русских фамилий происходит от отчества, вернее, дедичества (отчество деда), закрепленного в третьем поколении. Сегодня отчества образуют только от полных официальных мужских имен. В Рязанской области меньше десятой части всего населения носит фамилии от отчества (Васильев, Макаров, Сидоров, Федоров, Степанов и др.). А еще в XVII веке большинство составляли фамилии, образованные от народных прозвищ.

В повседневной речи употреблялись обычно имена не в полной, а в производной форме: не Василий, а Васька, Вася, Васюта, Васеня, Васенька. Поэтому Алешины встречаются втрое чаще, чем Алексеевы, есть Алексины, Алексеечивы, Алексанцевы, Алешкины, Алексиковы и др.

Многие имена искажены в фамилиях до неузнаваемости: Астахов (от Евстафий), Фоломин, Фоломкин, Фоломеев, Фоломейкин (от Варфоломей); Полипов (с. Чурики Михайловского района), Политкин (с. Каралулово Путятинского района) – от Ипполит.

Не ведая этимологии иноязычных имен, народ всякий раз искал внешне похожее слово в родном языке. Так, имя Галактион (древнегреческое - «молочный» (было переосмыслено локоть. Отсюда фамилии Локтев, Локтионов (д. Татищево Милославского района), Локтюшкин (с. Веретье Спасского района).

Особенно часты фамилии, содержащие уменьшительный суффикс -ка: Акишкин, Ан­икин, Васькин, Евсюшкин, Казачкин, Тришкин, Харитошкин и другие.

После падения крепостного права фамилии часто давались крестьянам по фамилии бывшего барина. Так, Кошелевы – потомки крепостных помещика Кошелева - проживают сейчас во многих районах Рязанской области. А вот фамилий Сенаторовы (с.Рачатники Михайловского района) и Майоровы, распространенная почти во всех районах области, отражали, по-видимому, лишь титулы и чины бивших крепостников.

Фамилии от всех церковных имен в полных или производных формах охватывают около 30—40% жителей Рязанской области. Реже встречаются фамилии, обозначающие, откуда прибыл человек: Киструский (с.Киструс) Пронский, Бурминский (с. Бурмино Новодеревенского района).

Фамилии подчиняются законам языка, передают его жизнь, его историю. 90% фамилий всех жителей Рязанской области образованы только двумя суффиксами: почти две трети -ов (-ев) и только одной трети -ин. Оба они служили основным средством для образования притяжательных прилагательных, отвечая на вопрос «чей сын?» или позже «чей крепостной?» Фамилии, имеющие такие суффиксы, составляют самую многочисленную группу русских фамилий вообще, их можно звать стандартными. Различие суффиксов только грамматическое.

Есть фамилии, образованные и другими суффиксами. В Милославском районе, например, многолюдны фамилии Голобоких, Седых, Нагих, Дорогих, Косых, Карих и другие; в Ско­пинском - Сухих, Гречных; в Новодеревенском – Честных; в самой Рязани — Благодатских, Больных, Белых, Залетных, Пятых и другие. По всей области около полусотни таких фамилий. Они принесены сюда переселенцами Северной Двины в 17 веке.

Фамилии на -енко, -ко, -к, -ук -ак, -ик появились с Украины, из Белоруссии.

Очень редки фамилий, образованные – от двух основ: Мокроусов (с.Городковичи Спасского района), Белолапотников (с.Чембар Шиловского района), Живоглядов (д.Ми­хайловки Шацкого района), Загнибородин (д.Волчково Клепиковского района).

Таким образом, даже довольно поверхностно ознакомившись с вопросом о самых распространенных фамилиях Рязанской области мы видим, что сегодня изучение фамилий может дать немало интересных сведений о прошлом, прояснить некоторые темные вопросы ушедших в былое отношений, a порою способно вскрыть и самые, казалось бы, не доступные подробности в жизни и общества и языка. Надо только постоянно помнить, что русские фамилии - это энциклопедия русского быта, истории, этнографии. Он будут хранить в своих основах память о событиях и явлениях, свойственных тем эпохам, когда они создавались, от древнейшей до новейшей.











  1. Знаменательные фамилии Рязанской области.

    1. Есенин.


В многочисленных книгах и статьях о Сергее Есенине нередко утвержда­ется, что в его фамилии звучат языче­ские корни — овсень, таусень или что она происходит от слова «осень», по-церковнославянски «есень».

А один из зарубежных исследова­телей-литературоведов, профессор Ренато Поджиоли в книге «Поэты Рос­сии. 1890—1930 годы», опубликован­ной в США в 1960 году, заявляет, что мотивы тоски, увядания, осени, дескать, не случайны в творчестве Есенина, что они предопределены его фамилией, образованной «от славянского корня, означающего «осень».

Между тем утверждение, что фамилия поэта происходит то ли от языческого, то ли от церковнославянского корня, не более чем миф, возникший в начале 20-х годов и никакими документами не подтвержденный, один из многих мифов, выпавших на долю поэта.

В 1895 году, 21 сентября по старому стилю, 3 октября по новому и селе Константинове у Александра Никитича и Татьяны Федоровны Есениных родился сын, который был назван Сергеем. Он был третьим ребенком в семье, первенцы Есениных — мальчик и девочка — умерли в грудном возрасте. Дом Есениных в то время был выше теперешнего дома-музея, построенного в 1924 году на месте очередного пепелища. Тот, в котором родился Есенин, был построен дедом его Никитой Осиповичем Есениным. Маленький приусадебный участок, меньший, чем у соседей, вынудил деда Никиту поставить высо­кий дом, с виду двухэтажный, с ам­барным помещением на первом этаже. «Есениным» дед Никита стал со вре­мени реформ 60-х годов прошлого века, до этого писался как Никита Осипов, так был и записан в метриче­ской книге при рождении. «Осипов» было его фамилией по имени отца. Отчества в современном его понима­нии в те годы, до отмены крепостно­го права крестьянам положено не было.

В первой половине прошлого века, вплоть до 1864 года, как об этом сви­детельствуют старые Константиновские метрические книги, хранящиеся ныне в Государственном архиве Ря­занской области, у Константиновских крестьян родовых, постоянных или наследственных фамилий не было вовсе. Родится в семье Ивана сын Прокопий, и в дальнейшем во всех обстоятельствах своей жизни, всякого рода метрических записях именуется он Прокопием Ивановым. Когда же, в свою очередь, родится у Прокопия сын, например Василий, то становится этот Василий Василием Прокопьевым, а отнюдь не Ивановым. Кресть­янская фамилия, другими словами, жила лишь в продолжение одной жиз­ни. Умирал человек — исчезала фа­милия.

Зачем крестьянину постоянная, ро­довая фамилия, размышляли власть имущие. Помещику такая фамилия нужна, городскому жителю нужна; чиновнику, священнику и офицеру не помеха, а крестьянину не к чему, обойдется…

И обходилось. Сотни лет обходились.

Появится в Константиновской церкви городской и чиновный, к нему совсем другое отношение. Ро­дилась 19 июня 1862 года в Кон­стантинове девочка, названная Аг­риппиной. О ее родителях Павел Миртов, священник, записал необыч­но: «Рязанской Ямской Слободы эко­номический крестьянин Иван Григорь­ев Казарин и законная его жена Аг­риппина Герасимова, оба православ­ного вероисповедания». И восприем­ники в этом случае были особые — «Села Кузьминска Ильиной церкви диакон Федор Стефанов Серебров и села Константинова жена священника Мария Андреевна Миртова».

Фамилия другого деда Есенина, по матери,— Федора Андреевича Тито­ва, — как раз этого деда Есенин упо­минает в своих автобиографиях — была до 1864 года «Андреев». 7 апре­ля 1863 года он женился, и Павел Миртов в отделе втором метрической книги «Бракосочетавшиеся» записал в отношении жениха: «Г-на Олсуфье­ва временнообязанный крестьянин Федор Андреев, православного веро­исповедания, первым браком». В гра­фе «Лета жениха» он проставил: «18 лет». В отношении невесты Павел Миртов записал: «Того же г-на вре­меннообязанная крестьянка Наталья Евтихиева, православная, первым браком». В графе «Лета невесты» появилась запись: «16 лет». Эту ба­бушку Есенина называли по отчеству «Евтеевной», упрощенно и благозвуч­нее от трудно произносимого «Евтихиевна».

После отмены крепостного права все крестьяне были поставлены перед необходимостью в обзаведении постоянными фамилиями. У константиновских крестьян такие фамилии стали писаться в метрических книгах с 1864 года.

18 марта 1865 года Никита Осипов был впервые записан под новой фами­лией. В этот день у «г-на Олсуфьева временнообязанного крестьянина Кар­па Никитина Горохова и законной его жены Марфы Федотовой» родилась дочь Дарья. По этому случаю в графе «Звание, имя, отчество и фамилии восприемников» Павел Миртов запи­сал: «Того же г-на временнообязан­ные крестьянин Никита Осипов Есенькин и крестьянка Феодосия Ни­китина Титова».

Не из седых древних времен, не от язычества пришла фамилия великого русского советского поэта; ее непри­вычная для нашего уха основа, пер­воначальный вариант явился с марта 1865 года.

Вновь введенные фамилии у кресть­ян постоянно путались и искажались в метрических книгах — новое это де­ло было так необычно для крестьян, а может быть, и для причта. Никиту Осиповича и двух его братьев — Гри­гория и Якова — записывают то как «Есенькиных», то как «Есинькиных». «Есенькиными», впрочем, они пишут­ся гораздо чаще.

В 1866-1870 годах в различных отделах метрических книг встречают­ся и другие Есенькины: Федор Сер­геев Есенькин, Стефан Максимов Есенькин, Назар Стефанов Есенькин, Андрей Назаров Есенькин, Димитрий Назаров Есенькин, Мария Назарова Есенькина.

Ни одного Есенина, или Ясинина, или Ясенина нет ни в эти годы, ни ранее а метрических книгах. Однако то ли по многочисленности Есенькиных в Константинове, то ли по какой иной причине три брата оказываются от прежнией фамилии и изменяют ее. С 1870 года они Есенины или Есинины. Берут фамилию «Есенины» и ряд других Есенышных. Другие константиновские Есенькины фамилию не ме­няют. Так, в числе присутствующих на сельской сходке 12 октября 1914 года наряду с матерью Сергея Есени­на — она была записана как Татьяна Ясинина — отмечен некий Аким Есинкин.

Впервые фамилия «Есенин» записы­вается 26 октября 1870 года в отделе втором метрической книги «О брако­сочетающихся». В графе «Звание, имя, отчество и вероисповедание жениха и которым браком» проставляется: «Г. Олсуфьева временнообязанный' крестьянин Никита Осипов Есенин, православного вероисповедания, пер­вым браком». В графе «Лета жени­ха»— 27. В графе «Звание, имя, отче­ство, фамилия и вероисповедание не­весты и которым браком» записано: «Того же г. временнообязанная крес­тьянка Агриппина Панкратова, право­славного вероисповедания, первым браком». «Лета невесты»—16. Не­весте не нравится имя «Агриппина», и она называет себя в течение всей жизни «Грушей» или «Аграфеной». Она-то, Аграфена Панкратьевна, и стала через 25 лет бабушкой Сергея Есенина.

Образование фамилий в Константи­нове, судя по метрическим книгам, шло тремя основными путями.

Путь первый, преимущественный — образование фамилий от временной фамилии отца, то есть от имени де­да. Таким образом, пошли фамилии Титовых, Никитиных, Данилиных, Власовых, Евстратовых, Сафроновых, Ефремовых, Исаевых, Поликарповых и других.

Путь второй. Некоторые, более известные в селе по прозвищам и свык­шиеся с ними, брали эти прозвища в качестве своих постоянных фамилий. Отсюда в Константинове Цыгановы, Гороховы, Морозовы, Баланцовы, За-миновы, Солякины, Хрековы, Коноваловы, Вракины, Ежовы, Медведевы, Рыбкины, Комаровы, Силькины, Дорожкины, Кочетковы, Русаковы, Конькины, Хоботовы. Широкое распространение прозвищ издавна было особенностью Константинова, как, пожалуй, и всех других русских сел и деревень. Моего деда в тверской де­ревне и всех его потомков нарекли Шевёлкиными и больше знали по это­му прозвищу, чем по фамилии.

Хлесткими прозвищами наделяют в Константинове до сих пор.

Никита Осипович Есенин слыл в Константинове человеком обстоятель­ным, спокойным и уравновешенным, как, впрочем, и его братья. А по­скольку к тому же был Никита Оси­пович человеком грамотным, умел толково разные бумаги да прошения властям писать — качество в то время крайне редкое,— он в течение несколь­ких лет был сельским старостой. Правда, в молодости отмаялся он блажью. Вздумалось ему уйти в мона­стырь в монахи и, хотя свое намере­ние он вскоре забыл и в 27 лет, как мы видели, женился на шестнадцати­летней, его все же прозвали в селе «монахом», а молодую его жену — «монашкой».

Существует и другое толкование прозвища Есениных. По широко рас­пространенному в селе мнению, «монахами» Есениных стали называть из-за того, что Аграфена Панкратьевна из года в год пускала на постой монахов из монастыря Иоанна Богослова в Пощипове, что поблизости Константинова. Собирая деньги на монастырские нужды, ходили они с иконой по окрестным деревням и селам. Аграфена Панкратьевна отводила им место внизу, в нижнем этаже дома, где сначала был амбар, а одно время и лавка, которая была прикрыта пос­ле того, как Никите Осиповичу стало очевидно, что дела идут не так, как ему хотелось бы. Торговлю вели и оба его брата, Григорий и Яков. У Якова дела шли успешнее, чем у братьев, и константиновские старики еще в кон­це 60-х годов перечисляли с видимым оживлением, что можно было купить в его лавке — сахар, пряники, кото­рые именовали «жамками», подсолну­хи, подсолнечное масло, конфеты, ке­росин, называвшийся почему-то «га­зом». Фунт газа стоил у Якова Оси­повича 4 копейки. Торговали и дер­жали чайные в Константинове еще несколько человек, что вело к здо­ровой конкуренции между ними и разумным ценам. По рассказам ста­риков, торговое дело можно было начать или закрыть, не испрашивая особого разрешения. Предпринима­тельская инициатива была в почете, ничего зазорного в ней не видели...

Монахи, которых пускала в нижнее помещение Аграфена Панкратьевна, за неимением там окон, открывали на улицу ворота. Попивали за столом чаек из самовара и рассуждали, сколь раньше, когда не так была перенасе­лена деревня, жилось легче, сколь вольготнее, сколь щедрее были по­жертвования...

Ну и, наконец, третий способ возникновения постоянных фамилий в Константинове в 1864-1870 годах.

По нему были образованы константиновские фамилии: Федины, Тимохины, Ерошины. В их основе не полное имя – «Федор», «Тимофей»,

«Ерофей», а употребляемое в повсе­дневном обиходе «Федя» или прозви­ще — «Тимоха», «Ероха». Сюда же можно отнести константиновские фа­милии «Меркушкины», «Поликушкины», образованные от прозвищ — «Меркушка», «Поликушка».

По-видимому, следуя именно этому пути, была образована фамилия «Есенькины», и как производная от нее и более благозвучная — «Есе­нины».

С фамилией «Есенины», как и с предшествующей ей «Есенькины», — постоянные метаморфозы. Трех род­ных братьев — не последних людей в селе, — их детей и жен в метрических книгах пишут то «Есениными», то «Есиниными», то «Ясениными», то «Ясиниными». В годы детства Сергея Есенина Григорий Осипович был из­вестен и подписывался как «Ясинин», другой двоюродный дед, Яков Оси­пович, слыл и подписывался «Ясениным», неграмотных Аграфену Панкратьевну и Татьяну Федоровну писали на сельских сходках то как «Ясениных», то как «Ясининых», отца Сер­гея — то «Ясениным», то «Есениным».

В целом же в Константинове в по­вседневном обиходе знали друг дру­га — и соответственно обращались — не столько по фамилиям, сколько по прозвищам. «Я до школы даже не слышала, что мы Есенины, — вспоми­нает Екатерина Александровна Есени­на, — Сергей прозывался Монах, я и Шура — Монашки».

Сам Сергей Есенин в начале своей литературной деятельности называл себя нередко «Ясениным».

В.С.Чернявский в своих воспоминаниях о Сергее Есенине «Первые шаги» рассказывается о знакомстве с ним 28 марта 1915 года: «Нам послышалось не «Есенин», а «Ясенин», и мы невольно произвели эту фамилию не то от «ясности», не то от «ясеня»...»

И.Н.Розанов вспоминает, что Есе­нина он увидел впервые на литера­турном вечере 21 января 1916 года: «Распорядитель объявил, что стихи будет читать сначала Клюев, потом... последовала незнакомая фамилия. «Ясенин», послышалось мне. Это лег­ко осмысливалось: «Ясень». И когда через полгода я купил только что вы­шедшую «Радуницу», я не без удив­ления увидал, что фамилия автора на­чинается с «Е» и что происходит она не от «ясень», а от «осень» — по-цер­ковнославянски «есень»».

Как в действительности образова­лась фамилия, мы знаем.

Услышав первый раз фамилию, Чернявский и Розанов, а за ними по­том и А. Н. Толстой — авторы весь­ма уважаемые, тут же начали искать ее корень по созвучию, забыв, как сложны, многообразны и неизведанны были пути образования фамилий. Так в связи с фамилией Есенина возник миф.

Первое появившееся в печати в январе 1914 года в журнале «Мирок» стихотворение Есенина «Береза» было под псевдонимом «Аристон». «Вначале он хотел было писать под псевдонимом «Аристон» (так назывался

начинавший получать распространение в то время музыкальный ящик), — вспоминает друг детства и отрочества Сергея Есенина Николай Сардановский. — Своими глубокомысленными экскурсами в смутную для меня об­ласть греческого языка я всячески стремился выяснить ему неудачность его псевдонима. Его собственная фа­милия казалась довольно звучной, но все-таки ему хотелось изменить свою фамилию, и он был намерен своей литературной фамилией избрать Ясе­нин, имея в виду большую эффект­ность этой фамилии, тем более что, по его словам, эта фамилия в их роду является более правильной и его дяди пишутся этой фамилией».

Он выбрал для себя, в конце концов, фамилию «Есенин». Именно она, а не «Ясенин», как мы видели, наибо­лее «правильная» со времени ее обра­зования в 1865—1870 годах.

Есенин поднялся к высотам поэти­ческого мастерства и мирового при­знания из недр народных. Таким про­исхождением от народа, от бесфа­мильных в течение веков крепостных, а затем «временнообязанных г-на Ол­суфьева» с полным правом можно гордиться.


2) Купеческие фамилии-Живаго.


Живаго – рязанский купеческий род, представители которого впервые упоминаются в «Платежной книге Переяславля-Рязанского 1595-1597 гг.». В конце XVII – начала XVIII в. значатся среди служилых, посадских и купецких людей города. В конце XVIII – начала XIX в. Входили в число самых крупных и именитых купцов Рязани: играли весомую роль в городском управлении, торговали мануфактурой, овощами, содержали кожевенные и пивоваренные заводы. Самыми известными из них были купцы 2-й гильдии Андрей Михайлович Живаго и его сын Егор Андреевич Живаго. Хорошо известен Сергей Афанасьевич Живаго, купец 1-й гильдии, фабрикант, благотворитель, общественный деятель, основатель городского общественного банка.

Живаго – значит «живые», «подвижные», объясняет В.Даль в своем толковым словаре. Это достаточно редкая фамилия хорошо известна в Рязани. Известна, в основном, благодаря заслугам одного из представителей рода – Сергея Афанасьева Живаго, по инициативе и на средства которого в Рязани в 1863 году был учрежден Общественный городской банк, носивший его имя, и просуществовавший до 1918 года. Банк Сергея Живаго играл большую роль и чрезвычайно полезную роль в жизни города. Ни один из ныне существовавших рязанских коммерческих банков не может сравнится с ним по размаху благотворительной деятельности.

Уже через год после открытия банка Сергея Живаго его правлением начинаются делаться отчисления из прибыли банка на благотворительные цели. Так с 1864 по 1887 год общая сумма этих отчислений составила 379724 рубля, а к 1913 году – около 1,8 миллиона рублей. По мере накопления средств открываются и начинают работать те учреждения, которые Сергей Афанасьевич Живаго мечтал увидеть. К сожалению, сам он не дожил до этого времени, но о нем помнили земляки. Имя его с почтением и даже благовонием упоминалось в тех случаях, когда речь заходила о деятельности городского банка и опекаемых им учреждениях.

При Казанском женском монастыре была организована община, для бедных девушек, «не имеющих средств к содержанию себя», а в 1861 году благодаря инициативе Сергея Живаго и денежной поддержке здесь была открыта больница. Здесь же на средства банка открылось училище, где воспитывалось ежегодно 20 бедных девушек из сословия купцов и мещан.

Первого сентября 1875 года в Рязани открылось первое ремесленное училище для бедных детей и сирот. На средства банка С.Живаго была куплена земля в районе нынешней улицы Полевой, где было возведено солидное трехэтажное здание, где жили, учились, читали молитвы, а главное, приобретали практические навыки по разным специальностям воспитанники училища.

В доме №7 по улице Полонского (Дворянской) впервые увидели свет десятки тысяч Рязанцев, представителей нескольких поколений. Это был первый родильный дом, открывшийся в Рязани – в марте 1901 года. Построен и оборудован он был на средства банка Сергея Живаго и носил имя основателя банка.

До 1901 года помощь «родильницам» оказывалась на дому частнопрактикующими врачами, а в бедных семьях - "бабками-повитухами", что не могло не отражаться на детской смертности. Дети, родившиеся после 1900 года, были уже ограждены от многих печальных случайностей, сопровождавших "рождение на дому". В родильном доме совершалось до двух третей всех родов в городе. Боль­шинству женщин помощь оказывалась бесплатно. Но были и "платные места" - в общих или отдельных палатах - с более тщательным уходом. За десять дней пребывания в роддоме максимальная плата взималась, например, в 1912 году, в размере 30 рублей. За год здесь принималось 600-1000 женщин, не только из города, но и других районов губернии. При роддоме был приют для "несчастно-рожденных младенцев", который также содержался на отчисления из прибыли банка С. Живаго.


  1. Исторические фамилии жителей Ряжска.


Фамилии жителей Ряжска – древние, самобытные, как и сам город. Многие из них были известны уже в XVI веке. Это подтверждают докумен­ты Пехлецкого стана, в состав которого входил в то время городок Рясской (стан – административно-территориальная единица Московского государства, Пехлецким он был назван по имени реки или села Пехлец). Если фами­лия малораспространенная, редкая, то существует большая вероятность того, что средневековые письменные источники упоминают не однофамильцев, а действительных предков сегодняш­них ряжцев. Такие фамилии свидетельствуют о том, что многие семьи (а вернее, семейные поколения) проживают в Ряжске с XVI-XVII веков, то есть как минимум уже четыре столетия.

Именно в это время на Рижской земле, являвшейся тогда пограничной русской территорией, формируется постоянное население. Причем значительную его часть составили военные пересе­ленцы из других русских регионов - с севера (Новгорода, Архангельска, Костромы), запада (Пскова, Смоленска), центра (Москвы, Каширы, Владимира), а так же выходцы из Золотой орды, служившие в Московском войске. Об этом свиде­тельствует география фами­лий населения Пехлецкого стана. Например, Аргунов (образовано от владимирского слова «аргун» - плотник), Кренев (от архангельского «крень» - скряга), Куракин (от тюркского «курака» - тощий), Каширин, Владимирский, Ельцов (указывает на места прежнего проживания своих носителей).

Главной задачей военных поселенцев была охрана русских границ, в частности, Ряжской засеки, действовавшей с середины XVI века. С этими событиями связано появление таких фамилий, как Стрельцов, Пушкарев, Воротников (от названий военных специальностей стрелец, пушкарь воротник — тот, кто охраняет крепостные ворота). За свою службу ратные люди получа­ли земельные наделы (поме­стья) на территории стана. Это привязывало их к терри­тории, которую они охраня­ли. Постепенно границы Рус­ского государства продвига­лись все далее к югу. Военное население Пехлецкого стана, не переведенное на новые, передовые линии засек, ста­ло заниматься мирными де­лами - землепашеством, ре­меслом, торговлей. Так по­явились коренные ряжцы, и сформировался список по­стоянных ряжских фамилий.

Немного о возникновении самих фамилий. Они стали появляться на Руси с XIV века. В среде военнослужилых лю­дей этот процесс активно проходит в XVI веке. Основой для образования фамилии становилось дедичество — имя деда, главы семейного рода. То есть у человека, за­писанного в официальных документах того времени как «Афонька Васильев сын Киселева» отца звали Василием, а деда – Кисель (от этого прозвищного имени пошла фамилия рода Киселевых).

Каждый человек имел раньше несколько имен: официальное, семейное и уличное. Фамилия могла образовываться от одного из этих имен предка. В роли официального использовались календарные имена – имена из церковных списков, которые давались человеку при крещении. Например, Василий, Гавриил, Илларион (от них образованы фамилии Васильев, Гаврилов, Ларионов, Ларин)

В роли семейного использовались имена древнерусские дохристианские: Воин, Любим, Тетьяк, Неулыба, Беляй, Добрыня (от них пошли фамилии Воинов, Любимов, Третьяков и т.д.).

Каждый человек имел и уличное прозвище. Как пра­вило, оно отражало наиболее яркую черту именуемого — его внешность, характер, свойства ума, образ жизни (Кудряш, Кривой Нос, Туго­дум, Веселка, Горемыка — от них фамилии Кудряшов, Кривоносое, Тугодумов и т.д.), его профессию (Куз­нец, Бронник) или нацио­нальность (Черемись, Мок­шан, Татарин). От .уличных прозвищ чаще всего и обра­зовывались семейные име­нования.

Большое количество имен, бытовавших на Руси, обеспечили многообразие современных русских фами­лий. В словаре представле­ны те из них, которые были известны и известны до сих пор на Ряжской земле. Ко­ренные ряжцы найдут в словаре и сведения о своих далеких предков.


Словарь.


Антипин – от календарного имени Антипа. Ряжские Антипины XVI века проживали в д. Горлово (находится на территории современной Липецкой области). Документы того времени упоминают, в частности, вдову Антипину Домну Трофимовну с сыном Микиткой.

Фамилия Антипкин происходит от народного варианта Антипка того же календарного имени. Среди жителей Пехлецкого стана носители фамилии не зафиксированы.

Асташов — от народного варианта Асташ календарно­го имени Евстафий (от того же имени - фамилия Астахов). На территории Пехлецкого стана в XVI веке проживало несколько семей одного рода Асташовых: Илейка и Богдан Фёдоровичи с сестрой Марьицей, вдова Бориса Асташова Василиса с детьми Матюшкой, Нелюбим, Филатом. Все они имели поместные владения в д. Гаютино (ныне не суще­ствует, находилась в районе р. Молвы, под Новомичуринском).

Балашов - от татарского имени Балаш. Микитка Гри­горьев сын Балашова имел зе­мельный надел в д. Горлово.

Батурин — от прозвищного Батура (упрямый, непос­лушный), которое образова­но на базе рязанского диалек­тного слова "батурить" - уп­рямиться. По другой версии, фамилия связана с именем мурзы Батуры - выходца из Большой Орды, служившего у рязанских князей.

Батурины проживают в Ряжске с середины XVI века. В это время здесь на охране Ряжской засеке служил Батурин Гридя (Григорий) Александрович. Документы конца XVI века называют еще нескольких представителей этого рода: Якова, романа, Дениса, Асташа. Все они имели поместные владения в с. Демьяново (ныне Кораблинского района). Вотчина же Батуриных (то есть их родовое гнездо) находилось в Старо-Рязанском стане. Подробнее о роде Батуриных можно узнать из книги А.И.Цепкова «Рязанские землевладельцы XIV-XVI веках».

Сегодня фамилия часто встречается в Сараевском района. Известна она и в Ряжском селе Еголдаево.

Булгаков – от некалендар­ного имени Булгак (беспокой­ный ребенок или шумный, вздорный человек), от "бул­га" - суета, беспорядок. В до­петровской Руси часто упот­ребляется как личное имя че­ловека. Например, на терри­тории Пехлецкого стана: Бул­гак Измайлов сын Лихачева.

Рязанские Булгаковы были князьями. Первый из извест­ных представителей рода — Иван Юрьевич - служил на территории Ряжской засеки в 1578 г. Позднее Булгаковы проживали в Ростиславском и Понинском станах (террито­рия современных Рязанского и Зарайского районов).

Булыгин — от прозвищного имени Булыга (болван, грубый, неотесанный чело­век, невежа, неуч, от слова "булыга" — булыжный ка­мень). Часто такие имена да­вались в семье как охранные, чтобы оградить ребенка от злых сил.

В XVI веке в Рясском проживал Иван Булыгин. Никаких других сведений об этом человеке нет, известно только, что у него был дворник по имени Федка Мясник. Другие представители рода Булыгиных имели поместья в Понинском стане (под Рязанью).

Гольцов – от Голец, которое могло быть как семейным именем (от рязанского диалектного слова «голец» - ребенок), так и прозвищным (от «голец, голяк» - бедняк, нищий).

В документах XVI века зафиксировано более 10 носителей фамилии. Первый из известных – Гольцов Иванко Федотов сын боярский (1578 г.). Гольцовы имели земельные владения в нескольких поселениях Пехлецкого стана, им принадлежала и д. Гольцово (находится на территории Кораблинского района).

Елизаров - от календарного имени Елизар. В числе военнослужилых людей Ряжской засеки упоминается Елизаров Ивашка Никитин, сын боярский.

Еремин, Еримин - два орфографических варианта одной фамилии, от народной формы Ерема календарного имени Ермий, Ермей. В XVI в. г. Рясском, в Невской слобо­де проживали казак Еримий Семейка и пушкарь Еримин Данилка. Они держали торго­вые лавки.

Другие Еремины - земле­владельцы — проживали в своем поместье в с.Мошки.

Жданов - от семейного имени Ждан (долгожданный ребенок). В Древней Руси имя очень распространенное, долго находится в активном именослове. Использовалось еще в XVI веке (например, одного из ряжских землевла­дельцев звали Ждан Прокудин сын Бунина). В это время другие нехристианские име­на (Неустрой, Суторма, Бессон) уже не употреблялись или употреблялись очень редко.

Фамилия, образованная от имени Ждан, очень распрос­траненная, известна повсеместно. В Пехлецком стане – помещик Жданов Ломака Прокофьевич (имел земли в деревнях Модвиново и Турово). Несколько семей Ждановых проживает в наши дни в г.Ряжске.

Иевлев, Ивлев – от редкого календарного имени Илий (в годовом круге церковных имен встречалось только один раз). Появление в фамилии дополнительных звуков объясняется тем, что так ее было удобнее произносить. Такая народная "перестройка" имен встречает­ся довольно часто, например, Логвинов вместо Логинов, Есипов вместо Осипов.

Первый из известных пред­ставителей семейного рода — Иевлев Тренька Семенов, сын боярский. Он служил на охране Ряжской засеки в 1578 г. По­зднее Иевлевы имели помест­ные владения в д. Коптевской (точное местонахождение не установлено, предположитель­но в районе р. Калузинки, близ поселений Великая Лука, Серзево).

Казарин — от некалендарно­го имени Козарь, связанного с названием этноса хазары, коза-ре. Некоторые славянские пле­мена, в частности, вятичи, пла­тили дань хазарам вплоть до X века. После падения Хазарско­го каганата хазары раствори­лись среди других народов, в том числе и среди русачей. Скорее всего, именно в этот период в русском именослове появляется личное имя Козарь. Им именует людей «иной веры» (национальности), проживающих среди русских людей, а также детей от смешанных бра­ков. Как личное имя оно упот­реблялось еще в XVI веке (на­пример, в Пехлецком стане слу­жил Козарка Засекин).

Фамилия Казарин известна на Руси с XIV века. Ее, в частно­сти, носил Александр Голохвастов, гонец с грамотами в Тур­цию. Никаких сведений о ряжских Казариных исторические документы не дают.

Калинин — от народного ва­рианта Калина — календарного имени Каллиник. Ряжские Ка­линины XVI века - Насон и Иг­нат - имели поместные владения в д. Великие Луки (находится у истока р. Колузвы).

Колунтаев, Колонтаев – фамилия связана с именем татарина Калантая, выходца из Золотой Орды, который в 1343 году перешел на службу к рус­ским князьям.

Ларин - от народного вари­анта Ларя календарного имени Илларион. В XVI веке известный помещик Ларин Андрей Алек­сеевич (земельные владения в починке Враговом) и ямщик городка Рясского Ларин Антон, занимавшийся, помимо извоза, торговлей и державший для этой цели торговую скамью.

Неклюдов - от древнерус­ского некалендарного имени Неклюд (неуклюжий, непово­ротливый). В XVI веке в Рясском проживал Неклюдов Иван, стре­лец Новской слободы.

Нечаев – от семейного имени Нечай – нежданный ребенок (именная пара – Чаян). В XVI веке в Рясском, в Новской слободы проживал казак Нечаев Афонька.

Никифоров, Микифоров – от календарного имени Никифор и его народной формы Микифор. В период, когда фами­лии только появлялись, оба ва­рианта могли относиться к од­ной семье. Например, в д. Потебня Пехлецкого стана в XVI веке проживали Никифоров Радион Иванович и Микифоров Богдашок Яковлевич, которые, по всей видимости, являлись родственниками. Микифоровы имели также земельные владе­ния в д. Мякишево (ныне Скопинского района, находится на левом берегу р. Питомши).

Новиков - от новик (ученик в любом ремесле, подмастерье, в среде военнослужилых людей – новобранцев). Новиками назывались дети помещиков, только поступившие на службу и не наделенные пока поместным и денежным окла­дом. От того же слова происхо­дят близкие фамильные обра­зования - Новкин, Новичков. Среди современных жителей г. Ряжска эти фамилии встречают­ся часто, что закономерно для города с военным прошлым. В XVI веке на Ряжской земле про­живали помещики Новиков Лукьян Курдюмов (земли в пусто­ши Бобровники), Новиков Ми­хаил Бохтеяров (земли в д. Желтухино, у р. Моша). Отметим, кстати, что сначала фамилия произносилась с ударением на последний слог.

Новик, Новиков, Новичков известны во многих русских городах: в Москве, Коломне, Кашире. На базе фамилии образованы названия нескольких рязанских поселений Новиково.

Позняков – от семейного имени Позняк (ребенок, родившейся позже положенного сро­ка). На Руси имя встречалось часто, долго находилось в активном именослове. В XVI веке в Пехлецком стане был извес­тен Позняков Захарка Минин, владевший землями в деревнях Наземная, Строилово, Микитинская Гальская (ныне поселе­ния Кораблинского района).

Попов - одна из самых рас­пространенных фамилий в Рос­сии. В Рязанской области наи­более часто встречается в юж­ной ее части. Много Поповых и в Ряжске. Объяснение фами­лии неоднозначное - так мог называться и сын священника, и его работник, а также сын че­ловека по прозвищу Поп (люди с таким прозванием за­писаны в исторических доку­ментах: казак Михаиле Поп, крестьянин Сенка Поп).

Пронин – от народного варианта Проня Прохор. На территории Пехлецкого стана в XVI веке слу­жили Пронин Иван Васильевич (земли в д. Фролове, находится близ с. Пехлец Кораблинского района), братья Пронины Анд­рей и Булгак (земли в д. Летово, в районе р. Моши).

Севостьянов - от календар­ного имени Севастьян. Одна из самых распространенных фа­милий Пехлецкого стана. Только в одном документе конца XVI века - Платежных кни­гах - упоминается 16 Севостьяновых. Среди них атаман Сте­пан Прокофьев (земельные владения в д. Потебня, Горло-во), новик (новобранец) Микифорка Иванов. Были ли они однофамильцами или пред­ставителями одного сильно разветвленного рода, сегодня сказать трудно.

Толмачов — в основе фами­лии лежит слово "толмач" (переводчик). На Руси толмачи по­явились в период активных кон­тактов с южными соседями — степными кочевниками. Осо­бенно нужны были переводчи­ки на пограничных территориях, каковой являлась и Ряжская земля. Документы XVI века в числе землевладельцев Пехлецкого стана упоминают, в частности, Муратова Петра Васильева, толмача Посольского При­каза. Именные данные этого че­ловека (фамилия - от тюркского имени Мурат, а имя и отчество - от русских календарных имен) говорят о том, что предки его были выходцами из Орды, при­нявшими святое крещение.

Фамилия Толмачев в это время на Руси еще не извест­на. Она появилась позднее, в третьем поколении людей этой профессии. Сегодня в Ряжске фамилия чрезвычай­но распространенная.

Федюкин, Федюнин, Федянин — от народных форм Федюка, Федюня, Федяня кален­дарного имени Фёдор.

Землевладельцы XVI века Федюкины Иван и Афанасий Григорьевы имели поместные владения в деревнях Мурзино, Теребунская, Олабинская, Вели­кие Луки (большинство поселе­ний не сохранилось, предполо­жительно они находились в районе р. Моши).

Фролов - от народного ва­рианта Фрол календарного име­ни Флор. Одна из самых рас­пространенных в XVI веке ряжских фамилий. В документах этого времени упоминается около 15 ее носителей. В их числе есть и землевладельцы, и простые люди. Например, помещики Лучка и Иван Белкины Фро­ловы (земельные владения в д. Наземная Строилово и назван­ной по фамилии владельцев д. Фролове, ныне поселения Ко­раблинского района), затинщик г. Рясского Фролов Сергейка.

Чернышев — от семейного имени Черныш, отражающего внешние особенности именуе­мого (темный цвет волос, кожи или глаз). Все носители, упо­минаемые в рязанских доку­ментах XVI века, очевидно, представители одного сильно разветвленного ряжского рода. Чернышевы считались доста­точно крупными землевладель­цами. В XVI веке они имели поместные владения в дерев­нях Тобаево, Жаркая (рядом с современным Кораблино), Столповская (ныне не существу­ет), Кучуково (в районе р. Моши), Журовино (возможно, современное с. Журавинка). Очевидно, им принадлежали и рязанские поселения Черны­шеве, Чернышевка, сохранив­шие в своих названиях фами­лию исторических владельцев.

Шебанов – от прозвищного Шебан (быстрый, бойкий, торопливый или буян, драчун). Известно и другое значение слова – меняла, перекупщик, кулак. Фамилия может быть образована и от тюркского имени Шабан. Первый из известных ряжских Шебановых Иван Родионович, служивший на охра­не засеки в 1578 г. Его брат За­мятия Родионович был казачь­им сотником (есть команди­ром отряда из ста человек), он имел поместье в д. Ретюнской. В соседней деревне Хомутской (ныне с. Хомутск Кораблинско­го района) проживала вдова Ивана Шебанова Анна с сыном Степаном.

В XVI-XVII вв. фамилия встре­чалась, помимо Рязани, в Ка­шине, Новгороде, Радонеже. Потомками рязанских земле­владельцев можно считать Ше­бановых, проживающих ныне в Новодеревенском и Милославском районах.

Шиловский - фамилия свя­зана с названием поселения Шилово, которое было родовой вотчиной Шиловских.

Шиловские — один из ста­рейших и влиятельных родов рязанских землевладельцев. Они упоминаются в документах, начиная с XIV века, как бояре рязанских князей. По "Родово­му письму", первые Шиловские были выходцами из Римской империи, сначала они служили польского короля, затем во Льве. Поступив на службу к рязанским князьям, Шиловские получили вотчинные земли на берегу р. Оки. В число их владений входили также не­сколько озер, лесной участок близ с. Шилово (А.И. Цепкое. "Рязанские землевладельцы XVI-XVII вв.", в книге приводится генеалогия и список земельных владений Шиловских).

На территории Пехлецкого стана Шиловским принадлежа­ли четыре поселения. В одном их них, в деревне Мошки (точ­ное местонахождение не уста­новлено) в конце XVI века про­живала вдова Семена Шиловского Авдотья с детьми Марьицей и Дарьицей. Фамилия из­вестна в Ряжске и сегодня.

Ширяев - от некалендарно­го имени Ширяй, которое име­ло несколько значений (ши­рокий, широкоплечий, драчун, задира, веселый, улыбчивый). Образованная от имени фами­лия очень распространенная, как и само имя в допетровской Руси. В XVI веке на территории Пехлецкого стана проживало несколько семей Ширяевых. Документы этого времени упоминают около 20 человек, в основном овдовевших помещиц с детьми. Они проживали в поместьях, перешедших к ним после смерти главы семьи: поселениях Наземная Строилово, Кумино, Крутая (в районе р. Молвы, рядом с современны Новомичуринском).

Юмашев - от татарского имени Юмаш. Фамилия в Х\ в. известна только в Пехлецком стане, в других русских регионах не зарегистрирована, и чего следует, что родоначальник фамилии (судя по имени он был выходцем из Орды) служил на территории Рязанской края.

Упоминаемые в средневековых документах братья Алексе! и Третьяк Артемьевичи Юмашевы проживали каждый своих поместьях — в деревня Рыкове (точное местонахождение не установлено, предположительно рядом с пос. Поплевинский Скопинского района и Мордвинове (рядом с ряжским селом Новое Еголдаево).

Сегодня в Ряжске проживаю несколько семей Юмашевых Известна эта фамилия в сосед них Скопинском и Кораблинском районах.

  1. Список литературы.


  1. Гордова Ю.

Истории фамилии жителей Ряжска

/Ряжские вести – 2002, №6,10, 13 августа/

  1. Демидов С.

Наиболее распространенные фамилии Рязанской области

/Рязанский следопыт – 1995 №4/

  1. Никонов В.

«Рассказывают рязанские фамилии» (о происхождении фамилии)

/Наука и жизнь – 1986 №6/

  1. Панфилов А.Д.

Есенькины – Ясенины – Сергей Есенин.

/Советский библиограф – 1990 №1/

  1. Рязанская энциклопедия под редакцией Федоткина

/Рязань – 1995/


  1. Рецензия.




11



1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
— Ты целыми днями спишь, ешь и лежишь на диване.
— Я женщина-кошка, просто немного не такая, как в Бэтмене.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по социологии "Происхождение фамилий Рязанской области", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru