Реферат: Взаимосвязь гендерных стереотипов и тревожности индивида - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Взаимосвязь гендерных стереотипов и тревожности индивида

Банк рефератов / Психология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 343 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы




МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ



Кафедра психологии

3 курс






Курсовая работа


На тему: «Взаимосвязь гендерных стереотипов и тревожности индивида»








Научный руководитель: Кроповницкий О.В.














Уфа – 2005


Содержание


Введение…………………………………………………………….3

Глава 1. Гендерные стереотипы…………………………………4

1.1. История развития, проблемы и определения гендерных стереотипов

1.2. Гендерные роли

1.3. Гендерные стереотипы, как схемы, управляющие процессом обработки информации

Глава 2. Тревожность индивида………………………………..15

1.1. Тревожность, как проявление эмоциональной сферы

2.2. Взгляды психологов на проблему тревожности

Глава III. Исследование взаимосвязи гендерных стереотипов и тревожности индивида…………………………………………30

3.1. Выбор и описание методов исследования

3.2. Анализ и интерпретация полученных результатов

Выводы…………………………………………………………….34

Заключение………………………………………………………..36

Литература………………………………………………………..37

Приложения













Введение

Актуальность темы. В современном мире актуальной стала проблема стереотипов приписывающихся мужчинам и женщинам, находящихся на разных ступенях социальной лестницы. Изучение психологии мужчины и женщины и их отличий друг от друга имеет непосред­ственное отношение не только к человеку как та­ковому, но также ко всему обществу в целом.

Вопросы, связанные с особенностями пола человека и его психологическими различиями, в последнее время входят в число наиболее активно обсуждаемых в обществе. Ведь роль мужчины и женщины в общественной среде се­годня претерпевает значительные изменения.

В нашем обществе происходят процессы демократизации и гуманизации, способствующие созданию равных возможностей для реализации личности независимо от социального происхождения, положения, национальности, возраста и пола. Однако сознанию обоих полов присущи стереотипные представления о роде занятий, положении, статусе. Эти стереотипы откладывают свой отпечаток при желании мобилизовать свои возможности и реализоваться как личность.

Данная проблема волнует умы многих совре­менных социальных психологов, которые пред­видят переоценку «гендерных» ценностей. Дис­путы, споры, полемика разгораются среди ученых в самых разных направлениях гендерной психологии.

В нашей курсовой работе необходимо выяснить, какие стереотипы присущи мужчинам и женщинам в наше время, и как взаимосвязаны гендерные стереотипы с их тревожностью.

Цель – исследование взаимосвязи гендерных стереотипов и тревожности индивида.

Объектом исследования является система социальных представлений молодых людей.

Предметом исследования является гендерные стереотипы, присущие девушкам и парням и тревожность каждого индивида.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический обзор научной литературы по проблеме гендера и гендерных стереотипов.

2. Провести теоретический обзор научной литературы по проблеме тревожности.

3. Подобрать методики для диагностики гендерных стереотипов и тревожности индивида.

4. Провести диагностику гендерных стереотипов и тревожности.

5. Выявить взаимосвязь гендерных стереотипов и тревожности индивида.

Гипотеза: тревожность индивида связана с гендерными стереотипами.

Эмпирическая база исследования: в исследовании принимали участие студенты БГПУ в количестве 20 человек, в возрасте от 19 до 22 лет.



Глава 1. Гендерные стереотипы


    1. История развития, проблемы и определения

гендерных стереотипов


Повышенный интерес к проблеме гендерных стереотипов обозначился в западной социологии в 70-е годы и сохраняется до настоящего времени. Этот интерес подогревается, помимо бурного развития гендерных исследований, еще и тем, что анализ гендерных стереотипов стал благодатным полем исследований ввиду их очевидных отличий от стереотипов этнических. Работы по гендерным стереотипам в трудах западных, и прежде всего американских, исследователей-феминисток в значительной степени стимулировали дальнейшее развитие теории стереотипа.

Появление гендерных стереотипов обусловлено тем, что модель гендерных отношений исторически выстраивалась таким образом, что половые различия располагались над индивидуальными, качественными различиями личности мужчины и женщины. Уже у Платона можно встретить убеждение в отличии всех женщин от мужчин: "… по своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах, однако женщина во всем немощнее мужчины" (Платон, "Республика").

В философских, психологических, культурологических текстах прослеживаются гендерные стереотипы. Так, Аристотель в работе "О рождении животных" утверждал: "Женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению: если первое отождествляется с телесным, с материей, то второе – с духовным, с формой". Подобный взгляд встречается у Н. А. Бердяева, В. Ф. Эрна, В. И. Иванова. Мужское начало у многих авторов трактуется как зачинающее, женское – восприемлющее; первое – инициативно, второе – рецептивно, первое – деятельное, второе – страдательное, первое – динамическое, второе – статическое.

В отечественной науке изучение гендерных стереотипов началось сравнительно недавно. Несмотря на немалое количество весьма ценных работ, где затрагивается эта тема, серьезных трудов, в которых бы рассматривались как универсальные механизмы гендерной стереотипизации, так и специфика функционирования гендерных стереотипов в российском обществе, пока не появилось.

Итак, какие же определения известны науке на данный момент.

Гендер социально-биологическая харак­теристика, с помощью которой люди дают оп­ределение понятиям «мужчина» и «женщина». Поскольку пол является биологической ка­тегорией, социальные психологи часто ссылают­ся на те гендерные различия, которые обоснова­ны биологически, как на «половые».

Гендерная роль – набор ожидаемых образцов поведения (норм) для мужчин и жен­щин.

Стереотипмнение о личностных качествах группы людей. Стереотипы мо­гут быть чрезмерно обобщенными, неточными и резистентными к новой информации.

Гендерные стереотипы – cформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины. Термин следует отличать от понятия гендерная роль, означающего набор ожидаемых образцов поведения (норм) для мужчин и женщин.

Гендерные стереотипы – это социально конструируемые категории «маскулинность» и «фемининность», которые подтверждаются различным в зависимости от пола поведением, различным распределением мужчин и женщин внутри социальных ролей и статусов, и которые поддерживаются психологическими потребностями человека вести себя в социально одобряемой манере и ощущать свою целостность и непротиворечивость

Гендерные стереотипы – внутренние установки в отношении места мужчин и женщин в обществе, их функций и социальных задач.

Можно выделить бинарные оппозиции, стереотипно приписываемые мужчине-женщине:

Логичность - интуитивность, абстрактность - конкретность. Прежде всего, мужественность соотносится с логичностью, а женственность - с интуитивностью (Булгаков; Флоренский; Розанов; Логинов; Хрипкова; Колесов и др.). "Мужское мышление отличается склонностью к обобщениям, абстрактностью… мужчина более рационален" (Логинов). "Мужское и женское самосознание имеет каждое свои отличительные черты: мужчина логичен, полон инициативы; женщина инстинктивна, склонна к самоотданию, мудра нелогической и неличной мудростью простоты и чистоты" (Булгаков). В тоже время, женщин интересуют конкретные вещи, они конкретны в своей мыслительной деятельности. Простор женскому интеллекту обычно открывают прикладные и близкие к практике науки (Логинов). Такой же взгляд на женскую конкретность можно проследить у В. В. Розанова, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева. Об оппозиции разума, сознательности, логичности мужчины - и сердца, инстинкта, интуиции женщины писали В. Соловьев, В. Ф. Эрн.

Инструментальность - экспрессивность, сознательность - бессознательность. Бытует стереотипное мнение, что женская чувственность, эмпатичность, эмоциональная экспрессивность отличают ее от мужчины с его инструментальной размеренностью, ориентированной на цель и компетентность. Благодаря этим качествам считается, что все женщины более гибки, отзывчивы. Мужчины же более тверды и властны (Флоренский). К этому можно присоединить мнение С. Н. Булгакова о том, что женщина связана с "глубинами бытия". О женской впечатлительности и восприимчивости писали В. Ф. Эрн, П. А. Флоренский и др.

Власть - подчинение. Женскими считались также преданность, жертвенность, терпение, покорность. Мужчину рассматривали как имеющего противоположные качества и потому мужское и женское начала осмысливались в категориях власть - подчинение. «Мужчине приписывается право распоряжаться женщиной, "быть покровителем и вождем", право женщины - "в дар за любовь свою получить мужественного и сильного покровителя"» (Розанов). С. Н. Булгаков, рассматривая власть, выделяет в ней два начала: "Власть двойственна по природе, она знает активное и пассивное начало, слагается из властвования и подчинения... Власть представляет собой обособившееся, утвердившееся в оторванности своей мужское начало, которому присуща стихия насилия: она умеет только покорять и повелевать, но не любить и сострадать. А соответственно и повиновение влавствуемых, пассивное начало власти принимает черты столь же отвлеченной женскости, угнетаемой и порабощаемой". Проблему господства - подчинения рассматривают также психоаналитики, говоря о садомазохизме. Известно, что Фрейд воспринимал мазохизм как выражение женской сущности.

Порядок - хаос. Кроме того, философский взгляд на гендерную дифференциацию формы и материи выражается в противопоставлении порядка и хаоса. Так, Н. А. Бердяев, говоря о мужском и женском началах, отмечает: "Поскольку мужское начало есть начало оформления, внесения смысла, Логоса, строя, лада, поскольку мужественный дух оформляет, дисциплинирует, организует, постольку оно есть начало порядка". Беспорядок и хаос рассматриваются как проявления женского начала: "Дух женственно-пассивный погружает в бесформенный, недисциплинированный, неорганизованный хаос". К этому можно присоединить подобные взгляды В. Ф. Эрна, А. Белого, В. Иванова, Н. А. Бердяева, П. А. Флоренского. Вместе с тем, современные исследователи женской и мужской психологии не считают, что мужское начало - проявление порядка, а женское - хаоса; каждый пол отличается своим своеобразным типом деятельности. Так, Р. Горски сообщает, что мужчины склонны сначала зафиксировать любую проблему, а лишь затем рассматривать ее, женщины же анализируют взаимоотношения по ходу дела. И если мужчинам свойственно фокусироваться на одной проблеме, то женщины фокусируются на цели, но держат в уме и широкую картину поля действия. У. Штейнберг считает, что в современной культуре очень часто женщин, которые могут думать и наслаждаться мыслительным процессом, обвиняют в мужеподобности. А так как эмоциональные проявления и экспрессивность ассоциируются с женской социально-половой ролью, то в силу устоявшихся традиций они не считаются мужскими. И пока мужчины, переживающие тонкие и глубокие эмоции, будут считаться в обществе женоподобными, они не смогут полностью реализовать свой мощный потенциал с учетом ограничений, накладываемых на эти "женские" проявления культурой (Штейнберг).

Независимость, индивидуальность - близость, коллективность. Важный гендерный стереотип состоит в том, что женщинам свойственно следить в первую очередь не за объектами и решением каких-то задач, а за благополучием людей, составляющих их круг общения. Так, Н. Ходоров, К. Гиллиган утверждают, что женщины на первое место ставят отношения между людьми, в то время как мужчины во всех обществах более независимы, доминантны, властны, авторитарны и решительны. Женщины же более осторожны, склонны к подчинению, отзывчивы и демократичны (Розанов; Булгаков; Флоренский).

Сила Я - слабость Я. Также стереотипно считается, что мужчин и женщин отличают проявления силы их личности. По мнению Флоренского, "женская деятельность в значительной мере, в более значительной, чем мужская, есть деятельность не самой женщины, а других сил в женщине" (Флоренский). К этому можно присоединить мнение В. В. Розанова: "Я мужчины - в гору величиной, Я женское... да оно просто прислонено к мужскому Я" (Рябов). П. Флоренский сравнивает мужское начало с вертикалью, а женское - с горизонталью. Кроме того, подобный взгляд Н. Бердяева на пол прослеживается в его произведении "О назначении человека", где он утверждает, что "женщина, в которой совсем бы отсутствовал мужской принцип, не была бы личностью. Мужской принцип есть по преимуществу антропологический и личный. Женский же принцип есть по преимуществу космический и коллективный".

Импульсивность, активность - статичность, пассивность. В представлении Аристотеля сила, активность, движение, жизнь исходят из мужского начала, женщина же дает только пассивную материю. Гиппократ поддерживает эту доктрину и выделяет слабое (женское) и сильное (мужское) семя. Теория Аристотеля просуществовала на протяжении всех Средних веков, вплоть до современной эпохи. Гегель также считает, что два пола должны быть различными: один - активным, другой - пассивным. Пассивность достается женщине. "Вследствие дифференциации мужчина являет собой принцип активный, а женщина - принцип пассивный, ибо она остается в своем неразвернутом единстве". Современные исследователи противопоставляют активность, склонность к риску, деспотичность, импульсивность мужчин и покорность, пассивность, зависимость, слабость женщин.

Непостоянство, неверность, радикализм - постоянство, верность, консерватизм. Также в культуре бытует стереотипное убеждение, что женщин отличает консервативность, верность всему состоявшемуся, мужчин же - радикализм, непостоянство. Зиммель отмечает привязанность женщин ко "всему бывшему, состоявшемуся", рассматривает эту проблему в свете бинарных оппозиций: "верность" - "неверность".

Итак, философы, антропологи, психологи обосновывают различие полов, различие мужчины и женщины. Но можем ли мы сказать, что не встречаем логичных женщин и чувственных мужчин; активных, властных, доминантных, агрессивных женщин и пассивных, подчиняющихся мужчин? Социологическое значение понятий мужской - женский получает свое содержание благодаря наблюдению над действительно существующими мужскими и женскими индивидами. Эти наблюдения показывают, что ни в биологическом, ни в психологическом смысле не встречается чистой мужественности или женственности. У каждой личности наблюдается "смесь" биолого-психологических признаков своего и противоположного пола. Современная психология выделяет по четыре полоролевых типа, свойственных мужчинам и женщинам: мужественный, женственный, андрогинный и недифференцированный. Но в то же время, следует понимать, что "двуполое человеческое существо наделено определенным полом, и оно не может соединять в себе противоположные сущности, пока не обретет свою собственную" (Бадентэр). Эта сущность должна стать тождественной самой себе и принимающей себя во всех аспектах свойств, мужских и женских.

1.2. Гендерные роли

Особенность стереотипов такова, что они настолько прочно проникают в подсознание, что их очень трудно не только преодолеть, но и осознать вообще. Стереотипы не менее пагубно влияют на все сферы нашей жизни и, особенно, на отношения с окружающими. Все мы в большей или меньшей степени являемся их заложниками. Стереотипы индивидуальны или массовы. Стереотипы массового сознания являются наибольшим барьером в установлении равноправных позиций женщин и мужчин в политической, экономической и культурной сферах – гендерного равенства.

Гендерные стереотипы часто действуют как социальные нормы. Нормативное и информационное давление вынуждает нас под­чиняться гендерным нормам. Действие нормативного давления заключается в том, что мы стараемся соответствовать гендерным ролям, чтобы получить социальное одобрение и избежать соци­ального неодобрения. Об информационном давлении можно го­ворить, когда мы начинаем считать гендерные нормы правильными, потому что находимся под влиянием социальной инфор­мации. Мы живем в культуре, где мужчины обычно занимаются одними вещами, а женщины — другими, где гендерные отли­чия считаются природными, поэтому мы принимаем гендерные нормы и следуем им.

Подчинение гендерным нормам может наблюдаться в поведении, но не в системе верований (уступчивость), либо и в поведении, и в системе верований (одобрение, интернализация), либо мо­жет определяться желанием быть похожим на сверстника или ро­левую модель (идентификация). Люди в различной степени под­чиняются традиционным гендерным ролям, причем некоторые чрезвычайно поло-типизированы и сильно подчинены гендерным ролям. Больше всего шансов быть поло-типизированными у тех, кто имел опыт критического переживания гендерной со­циализации, когда любое отклонение от половой роли неизбеж­но влекло за собой жестокие социальные последствия.

В ходе процесса, называемого дифференциональной социализацией, мы учимся тому, что человеку, в зависимости от его гендера, будут свойственны разные интересы, модели поведения и психологи­ческие качества. Дифференциальная социализация использует два основных механизма — дифференциальное усиление и диффе­ренциальное подражание.

Дифференциальное усиление заключа­ется в том, что мужчин и женщин поощряют или наказывают в зависимости от их поведения, проявляемых интересов и т. д.

О дифференциальном подражании мы начинаем говорить, когда ребенок окончательно определяется относительно своего пола и начинает с особенным вниманием наблюдать за поведением ро­левых моделей одного с ним пола и подражать им.

Родители — не единственные, кто участвует в процессе дифферен­циальной социализации. Информация о правильном гендерно-ролевом поведении передается через детскую литературу, теле­видение и разговорный язык.

Определенную роль в развитии поло-типичных навыков и качеств имеют и детские игрушки. По данным исследований, игрушки для мальчиков чаще предназначены для развития простран­ственных и математических навыков, тогда как игрушки для девочек стимулируют развитие навыков работы по дому и межлич­ностного общения. Среди игрушек, которые дети просят в по­дарок, большинство типичных для их гендера, и исследователи считают, что эти предпочтения формируются социальным окру­жением в самом раннем детстве.

Хотя вокруг способов измерения андрогинии разворачивается мас­са научных споров, есть основания полагать, что современному человеку желательно обладать примерно равным количеством мужских и женских черт.

1.3. Гендерные стереотипы, как схемы, управляющие процессом обработки информации

Различные социальные роли мужчин и женщин заставляют предполагать у них наличие различных психологических качеств и возможностей. К тому же в нашем обществе чересчур часто гово­рится о фундаментальных различиях между женщинами и мужчина­ми. Ну и самое главное, присущие нам от рождения стратегии об­работки информации также могут поспособствовать преувеличению масштаба различий между гендерами. Все это имеет самое непос­редственное отношение к социальному познанию гендера.

Гендер­ные стереотипы выступают здесь в качестве гендерных схем. Гендер­ные схемы — это когнитивные категории гендера. Они управляют процессами обработки поступающей к нам информации таким об­разом, что мы начинаем воспринимать, запоминать и интерпрети­ровать ее в соответствии с нашими представлениями о гендерах.

В исследовании испытуемым показывали фильм о девятимесячном ребенке, при этом одной половине зрителей говорилось, что этот ребенок — мальчик, а другой половине — что девочка. Эта простейшая манипуляция приводила к совершенно разной оценке од­ного и того же поведения. Например, в одном из показанных эпи­зодов ребенок начинал кричать после того, как из коробки внезап­но выскакивал попрыгунчик. Те люди, которые считали ребенка мальчиком, воспринимали «его» рассерженным, те же, кто считал ребенка девочкой, воспринимали «ее» испугавшейся.

Фиске и Тейлор указывали на то, что ак­тивация схем частично зависит от того, как давно они активирова­лись в последний раз и как часто использовались прежде. Чем чаще схемы активировались в прошлом, тем более доступны они будут для памяти и тем чаще станут использоваться. Это явление носит название эффекта прайминга. Так, можно ожидать, что подростки и молодежь, уделяющие большое внимание проблемам секса, бу­дут особенно часто воспринимать других людей именно с точки зре­ния их гендера.

Гендерное стереотипизирование. Релевантные исследования, проводимые неоднократно и по разным методикам, позволили составить перечень «мужских» и «женских» качеств. Например, И. Броверман с коллегами сделали вывод о том, что женщине атрибутируются прежде всего качества, ассоциируемые с теплотой и экспрессивностью, а мужчине - с компетентностью и рациональностью.

В стереотипном образе мужчины присутствуют качества, во-первых, коррелирующие с деятельностью и активностью: предприимчивость, стремление к достижению цели и к соревнованию, склонность к авантюризму, решительность, настойчивость, отвага, самоконтроль, уверенность в своих силах, нонкоформизм, желание быть оригинальным, умение делать бизнес. Женщине же отказывается в обладании этими качествами — ей, напротив, приписываются пассивность, нерешительность, осторожность, забота о соблюдении норм, конформизм.

Во-вторых, «мужскими» являются характеристики, обычно соотносимые с позициями власти и управления — стремление к лидерству, амбициозность, властность, ответственность, объективность, сила, умение принимать решения, ум, реализм. Как «женские» описываются такие характеристики как покорность, беспомощность, зависимость, безответственность, слабость, вера в превосходство мужского пола, пристрастность, необъективность.

Качества, характеризующие когнитивную сферу человека, также полярны как по содержанию, так и по оценке. Логичность, рациональность, склонность к размышлению, более быстрый ум, объективность, находчивость, критицизм приписываются мужчине; меньшая способность рассуждать, иррациональность, нелогичность, некритичность восприятия и даже глупость — женщине. Пожалуй, единственно социально-одобряемым атрибутом женщины в когнитивной сфере является интуиция — качество, которое нередко противопоставлялось ограниченности мужского разума.

В эмоциональной сфере как маскулинность, так и фемининность содержат характеристики с разными знаками оценки – и позитивными, и негативными. «Мужскими» считаются способность отделить рациональные доводы от эмоциональных, хладнокровие; «женские», фемининные характеристики — это эмоциональность, восприимчивость, внушаемость, чувствительность, легкая смена эмоциональных состояний, склонность к тревожности, жалобам, слезам, ранимость, истеричность, капризность.

Характеристики, связанные с процессом межличностного взаимодействия, также коррелируются с гендерными стереотипами; образ женщины и здесь весьма многообразен и содержит оценки с разными знаками. Обычно как позитивные оцениваются такие «женские» качества как жертвенность, мягкосердечие, заботливость, дружелюбие, тактичность, вежливость, чувствительность к эмоциям другого, склонность к проявлению чувств,  мягкость, нежность, застенчивость и скромность, любовь к детям. Среди негативных характеристик — непостоянство, ненадежность, хитрость, болтливость, ворчливость, одержимость идеей завести семью, трусость. В мужском стереотипе присутствуют как прямота — так и коррелирующие с ней бестактность, грубость, резкость; как самообладание, надежность, взвешенность – так и черствость, эгоизм, бесчувственность, жестокость; как справедливость – так и отсутствие милосердия и жалости. Заслуживает упоминания и то, что стереотипным является представление о большей искушенности мужского пола в вопросах секса.

Наконец, мужчинам и женщинам предписывается исполнение разных социальных ролей. Маскулинность традиционно связывается с публичной сферой, с участием в жизни общества, фемининность - с приватной (семья, дом, воспитание детей). Мужчина воспринимается прежде всего как работник и гражданин, а женщина – как жена и мать.


Глава 2. Тревожность индивида

1.1. Тревожность, как проявление эмоциональной сферы

Тревожность (готовность к страху) – состояние целесообразного подготовительного повышения сенсорного внимания и моторного напряжения в ситуации возможной опасности, обеспечивающее соответственную реакцию на страх. Черта личностная, проявляемая в легком и частом появлении состояний тревоги. Склонность индивида к переживанию тревоги, характерная низким порогом появления тревоги; один из основных параметров индивидуальных различий.

Тревожность – один из основных параметров индивидуальных различий. Тревожность обычно повышена при нервно-психических и тяжелых соматических заболеваниях, а также у здоровых людей, переживающих последствия психической травмы, у многих групп лиц с отклоняющимся поведением. В целом тревожность является субъективным проявлением неблагополучия личности. Современные исследования тревожности направлены на различение ситуативной тревожности, связанной с конкретной внешней ситуацией, и личностной тревожностю, являющейся стабильным свойством личности, а также на разработку методов анализа тревожности как результата взаимодействий личности и ее окружения.

Тревожность – это склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги: один из основных параметров индивидуальных различий.

Эмоции и чувства представляют собой отражение реальной действительности в форме переживаний. Различные формы переживания чувств (эмоции, аффекты, настроения, стрессы, страсти и д. р. ) образуют в совокупности эмоциональную сферу человека. Выделяют такие виды чувств, как нравственные, интеллектуальные и эстетические. По классификации, предложенной К. Изардом, выделяются эмоции фундаментальные и производные. К фундаментальным относят:

1) Интерес-волнение; 2) Радость; 3) Удивление; 4) Горе-страдание; 5) Гнев; 6) Отвращение; 7) Презрение; 8) Страх; 9) Стыд; 10) Вину;

Остальные – производные. Из соединения фундаментальных эмоций возникает такое комплексное эмоциональное состояние, как тревожность, которая может сочетать в себе и страх, и гнев, и вину, и интерес-возбуждение.

В целом тревожность – субъективное проявление неблагополучия личности. Тревожность возникает при благоприятном фоне свойств нервной и эндокринной системы, но формируется прижизненно, прежде всего, в силу нарушения форм внутриличностного и межличностного общения, - например, между родителями и детьми.

Она обычно повышена:

1) при нервно-психических и тяжелых соматических заболеваниях;

2) у здоровых людей, переживающих последствия психической травмы;

3) у многих групп людей с отклоняющимся поведением.

Исследования тревожности направлены на различение:

1) ситуативной тревожности - связанной с конкретной внешней ситуацией;

2) личностной тревожности - стабильного свойства личности.

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный или желательный уровень тревожности – это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания. Однако, повышенный уровень тревожности является субъективным проявлением неблагополучия личности.

Проявления тревожности в различных ситуациях не одинаковы. В одних случаях люди склоны вести себя тревожно всегда и везде, в других они обнаруживают свою тревожность лишь время от времени, в зависимости от складывающихся обстоятельств. Ситуативно-устойчивые проявления тревожности принято называть личностными и связывать с наличием у человека соответствующей личностной черты (так называемая “личностная тревожность”). Это устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий “веер” ситуаций как угрожающий, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личностная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные, связанные со специфическими ситуациями угрозы его престижу, самооценке, самоуважению.

Ситуативно-изменчивые проявления тревожности именуют ситуативными, а особенность личности проявляющей такого рода тревожность, обозначают как “ситуационная тревожность”. Это состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Такое состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичным во времени.

Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма напряженно, выраженным состоянием тревожности.

Поведение повышенно тревожных людей в деятельности направленной на достижение успехов, имеет следующие особенности:

  1. Высокотревожные индивиды эмоционально острее, чем низкотревожные, реагируют на сообщения о неудаче.

  2. Высокотревожные люди хуже, чем низкотревожные, работают в стрессовых ситуациях или в условиях дефицита времени, отведенного на решение задачи.

  3. Боязнь неудачи — характерная черта высокотревожных людей. Эта боязнь у них доминирует над стремлением к достижению успеха.

  4. Мотивация достижения успехов преобладает у низкотревожных людей. Обычно она перевешивает опасение возможной неудачи.

  5. Для высокотревожных людей большей стимулирующей силой обладает сообщение об успехе, чем о неудаче.

  6. Низкотревожных людей больше стимулирует сообщение о неудаче.

  7. Личностная тревожность предрасполагает индивида к восприятию и оценке многих, объективно безопасных ситуаций как таких, которые несут в себе угрозу.

Воздействие сложившейся ситуации, собственные потребности, мысли и чувства человека, особенности его тревожности как личностной тревожности определяют когнитивную оценку им возникшей ситуации. Эта оценка, в свою очередь, вызывает определенные эмоции (активизация работы автономной нервной системы и усиление состояния ситуационной тревожности вместе с ожиданиями возможной неудачи). Информация обо всем этом через нервные механизмы обратной связи передается в кору головного мозга человека, воздействуя на его мысли, потребности и чувства.

Та же когнитивная оценка ситуации одновременно и автоматически вызывает реакцию организма на угрожающие стимулы, что приводит к появлению контрмер и соответствующих ответных реакций, направленных на понижение возникшей ситуационной тревожности. Итог всего этого непосредственно сказывается на выполняемой деятельности. Эта деятельность находится в непосредственной зависимости от состояния тревожности, которое не удалось преодолеть с помощью предпринятых ответных реакций и контрмер, а также адекватной когнитивной оценки ситуации. Таким образом, деятельность человека в порождающей тревожность ситуации непосредственно зависит от силы ситуационной тревожности, действенности контрмер, предпринятых для ее снижения, точности когнитивной оценки ситуации. Современные исследования тревожности направлены на различение ситуативной тревожности связанной с конкретной внешней ситуацией, и личностной тревожностью являющейся стабильным свойством личности, а также на разработку методов анализа тревожности, как результата взаимодействий личности и ее окружения.

Тревога характеризуется ожиданием какого-либо неприятного события. При этом она нередко сопровождается различными соматическими проявлениями, например, головной болью, потливостью, сердцебиением, дискомфортом в груди и области желудка. Существуют относительно устойчивые индивидуальные различия в склонности индивида испытывать тревогу. Определенный уровень тревожности отмечается у каждого человека. Это так называемая «полезная тревожность», она адекватна реальной угрозе и ведет к мобилизации внимания, памяти, интеллекта. Наряду с ней существует и патологическая тревожность, препятствующая адаптации, снижающая качество жизни. Патологическая тревожность неадекватна объективной опасности, деструктивна.

Существуют две основные формы тревожности: открытая и скрытая. Первую, в свою очередь, можно подразделить на следующие варианты:

1. Нерегулируемая тревожность (генерализованная) – сильная, осознаваемая, проявляющаяся симптомами тревоги. Она встречается во всех возрастных группах;

2. Регулируемая (компенсируемая) тревожность – она чаще встречается в младшем школьном и раннем юношеском периодах;

3. Культивируемая тревожность – осознается и переживается как ценное для личности качество, позволяющее добиться желаемого результата. Этот вид тревожности наиболее характерен для старшего подросткового и раннего юношеского возраста.

Тревожность в большей мере присуща людям с развитым чувством собственного достоинства, ответственности, долга, повышенно чувствительным к своему положению и признанию среди окружающих.

2.2. Взгляды психологов на проблему тревожности

Две тысячи лет назад Цицерон в трактате «Тускуланские беседы» писал: «Тревожность как черта характера (anxietas) отличается от состояния тревоги (angor) в том смысле, что тот, кто иногда испытывает страх, не обязательно всегда встревожен, а тот, кто тревожен, не обязательно во всех случаях испытывает страх».

Анализируя это суждение, Г. Айзенк указывает: «Из контекста видно, что под тревожностью как чертой характера Марк Тулий Цицерон понимает относительно постоянное состояние сильного возбуждения симпатической нервной системы, страха и повышенной эмоциональности, в то время как состояние тревожности представляет собой состояние человека в конкретный момент, независимое от уровня эмоциональности, обычного для данного человека».

Психоаналитические представления. Принято считать, что проблема тревожности как проблема собственно психологическая была впервые поставлена и подверглась специальному рассмотрению в трудах З. Фрейда. При этом необходимо отметить, что взгляды Фрейда во многом близки к философской традиции, берущей свое начало от С. Кьеркегора (эту близость подчеркивают многие исследователи, в частности известный отечественный знаток фрейдизма В.М. Лейбин, хотя сам Фрейд избегал указаний на философские источники своих идей и вообще старался дистанцироваться от философствования).

Эта близость особенно интересна в понимании тревоги и страха. И Кьеркегор, и Фрейд признавали необходимость разграничения страха и тревоги, считая, что страх — реакция на конкретную опасность, тогда как тревожность — реакция на опасность, не известную и не определяемую.

Фрейд определял тревожность как неприятное переживание, выступающее сигналом предвосхищаемой опасности. Содержание тревожности — чувства неопределенности и беспомощности. Тревожность характеризуется тремя основными признаками — специфическим чувством неприятного; соответствующими соматическими реакциями (прежде всего усилением сердцебиения); осознанием этого переживания. Первоначально Фрейд допускал и существование бессознательной тревожности, однако затем пришел к заключению, что это состояние переживается сознательно и сопровождается возрастанием умения справляться с опасностью (с помощью борьбы или бегства). Тревожность помещается им в Эго. Что касается бессознательной тревожности, то в дальнейшем она стала рассматриваться в русле исследований психологической защиты.

По мнению Фрейда, тревожность выступает повторением в наших фантазиях ситуаций, связанных с испытанными в прошлом опыте переживаниями беспомощности. Прообразом таких ситуаций является травма рождения. Эта идея в дальнейшем, вплоть до наших дней, активно разрабатывалась, причем порой в неожиданных формах. О. Ранк довел ее до логического завершения, предложив рассматривать акт рождения как главную травму в жизни человека и анализируя всякое вновь возникающее переживание тревожности как попытку «все полнее отреагировать эту травму».

Фрейд выделял три основных вида тревожности:

1) Объективную (реалистическую), вызванную реальной внешней опасностью;

2) Невротическую, вызванную опасностью не известной и не определенной;

3) Моральную, определяемую им как «тревожность совести».

Реалистическая тревога является ответом на объективную внешнюю угрозу, при чрезмерном проявлении такая тревожность ослабляет способность индивида эффективно справиться с источником опасности. Переходя во внутренний план в процессе формирования личности, она служит основой для двух типов тревожности, которые различаются по характеру осознания.

Невротическая тревожность, по Фрейду, может существовать в трех основных формах. Во-первых, это «свободно плавающая», «свободно витающая» тревожность, или «готовность в виде тревоги», которую, как образно замечает Фрейд, тревожный человек носит повсюду с собой и которая всегда готова прикрепиться к любому более или менее подходящему объекту (как внешнему, так и внутреннему). Например, она может воплотиться в страх ожидания.

Во-вторых, это фобические реакции, которые характеризуются несоразмерностью вызвавшей их ситуации, — боязнь высоты, змей, толпы, грома и т.п. В-третьих, это страх, возникающий при истерии и тяжелых неврозах и характеризующийся полным отсутствием связи с какой-либо внешней опасностью.

Правда, с точки зрения Фрейда, разграничение объективной и невротической тревожности весьма условно, поскольку невротическая тревожность имеет тенденцию проецироваться вовне («прикрепляться к объекту»), приобретая вид реального страха, так как от внешней опасности избавиться легче, чем от внутренней. Моральная же тревожность, с точки зрения Фрейда, возникает вследствие восприятия Эго опасности, идущей от Супер-Эго. Она представляет собой, по сути, синтез объективной и невротической тревожности, так как Супер-Эго является интроецированным голосом авторитета родителей и продуцирует вполне реальную боязнь угроз и наказаний — реальную по крайней мере для детей.

В своих работах Вильгельм Райх расширил психодинамическую теорию Фрейда, включив в нее, помимо либидо, все основные биологические и психологические процессы. Райх рассматривал удовольствия, как свободное движение энергии из сердцевины организма к периферии и во внешний мир. Тревожность же понималась им, как препятствие контакта этой энергии с внешним миром, возвращение ее внутрь, что вызывает “мышечные зажимы”, искажает и разрушает естественное чувствование, в частности сексуальное (Фейдимен и Фрейгер, 1992).

Райх понимал характер человека, как устойчивый паттерн его реакций на различные ситуации. Основной функцией характера является защита против тревожности, которая вызывается в ребенке с сексуальными чувствами в сопровождении страха наказания. Черты характера не являются невротическими симптомами. Различие состоит в том, что невротические симптомы (иррациональные страхи и фобии) переживаются как чуждые индивидууму, в то время как невротические черты характера (преувеличенная любовь к порядку или тревожная стеснительность) переживаются как составные части личности.

Таким образом, Райх внес в описание феноменологии тревожности важный аспект - ригидность и мышечная зажатость, отказ от выполнения действия путем блокады телесных органов. Вкладом в понимание самоотношения является различение переживания своих особенностей как присущих себе или как чуждых.

Центральная категория теории Адлера - комплекс неполноценности. Индивид переживающий этот комплекс ощущает себя хуже, неприспособленнее других. Тревожность же возникает в связи с необходимостью восстановить утраченное социальное чувство (чувство единства с социумом), когда социальное окружение ставит перед индивидом задачи. Даже в том случае, если задача очень проста она воспринимается им как проверка полноценности, что приводит к чрезмерному эмоциональному реагированию на нее, излишнему напряжению при её решении.

Если тревожность имеет своим источником комплекс неполноценности, то субъект, переживающий её, обладает дополнительной, не связанной с актуальной ситуацией, мотивацией. Другим следствием теории Адлера является то, что тревожность чаще вызывают те задачи, которые угрожают самооценке индивида.

Неопсихоаналитические представления. Проблема тревожности получила дальнейшее развитие в русле неофрейдизма, в первую очередь в работах К. Хорни, Г.С. Салливана и Э. Фромма.

В работах К. Хорни особый акцент делается на роли неудовлетворения потребности в межличностной надежности. Рассматривая в качестве главной цели развития человека стремление к самореализации, Хорни оценивает тревогу как основное противодействие этой тенденции.

Возможности удовлетворения основных потребностей ребенка зависят от окружающих его людей. У ребенка есть и определенные межличностные потребности: в любви, заботе, одобрении со стороны других. Более того, по мнению Хорни, человек нуждается в определенных столкновениях — «здоровых трениях» — с желаниями и волей других. Если эти потребности удовлетворяются в раннем опыте ребенка, если он чувствует любовь и поддержку окружающих, то у него развивается чувство безопасности и уверенности в себе.

Там, где Фрейд видел эдипов комплекс, Хорни видит "базальную тревогу" – основу всех неврозов. Базальная тревога описывается Хорни как чувство "собственной незащищенности, слабости, беспомощности, незначительности в этом предательском, атакующем, унижающем, злом, полном зависти и брани мире". Все эти чувства появляются в детстве, когда родители обделяют ребенка теплом и вниманием (обычно по причине зацикленности на своих личных неврозах). Безусловная любовь чрезвычайно существенна для нормального развития ребенка, и если ее нет, внешняя среда становится для него враждебной.

Говоря о тревожности, Гарри С. Салливен использует понятия из психосоматики. Он отмечает, что удовлетворение биологических влечений обычно сопровождается снятием физического напряжения как во внутренних органах, так и в скелетных мышцах; происходит это непроизвольно. Под действием парасимпатической нервной системы расслабляются внутренние органы (удовлетворение снимает необходимость в дальнейших действиях), и внешняя мускулатура, находящаяся под контролем ЦНС, также стремиться к редукции напряжения. Тревожность, опасность и препятствие в удовлетворении желания производят противоположный эффект: симпатическая стимуляция приводит к повышению тонуса внутренних мышц, что сопровождается напряжением скелетных мышц под действием ЦНС. Естественный цикл младенца: сон – голод (сокращение мышц желудка) – крик – удовлетворение – сон.

Любое переживание, входящее в конфликт с самостью, вызывает тревожность и обуславливает собой такое поведение, которое направлено на нивелирование его истинного смысла. Переживание может быть проигнорированно, диссоциированно, либо "не понято".

Э. Фромм подчеркивал, что основным источником тревожности, внутреннего беспокойства является переживание отчужденности, связанное с представлением человека о себе как об отдельной личности, чувствующей в связи с этим свою беспомощность перед силами природы и общества. Основным путем разрешения этой ситуации Фромм считал самые различные формы любви между людьми. Недаром один из первых разделов своей книги «Искусство любви» он назвал «Любовь — разрешение проблемы человеческого существования».

Гештальттерапевтические представления. Основным источником невроза Фриц Перлз видел в незаконченных ситуациях (незавершенных гештальтах) прошлого. Но вместе с тем, разделял важность теоретических представлений Фрейда о бессознательной мотивации, динамике личности, паттернов человеческих отношений и т.д.

Тревожность Перлз понимал как разрыв между “сейчас” и “тогда”, она заставляет человека планировать, репетировать свое будущее. Это не только мешает осознать настоящее, но и разрушает открытость к будущему, которое необходимо для спонтанности и роста. Среди новых, по сравнению с психоанализом, препятствий росту (защитных механизмов), важным для нашего анализа, является ретрофлексия, что буквально означает, “обращение назад на себя”. Этот механизм приводит к разделению себя, человек становится и субъектом, и объектом своих действий, целью собственного поведения. Ретрофлексия наблюдается в тех случаях, когда какие-то потребности не могут быть удовлетворены из-за их блокирования социальной средой, и силы необходимые для взаимодействия с внешней средой направляются на себя.

Представления гуманистической и когнитивной психотерапии. При том, что когнитивная и гуманистическая психотерапии используют различный концептуальный аппарат, к вопросу о природе тревожности они подходят схожим образом – тревожность возникает при столкновении с новым опытом, который не согласуется с представлениями человека, угрожает им.

Джорж Келли определял тревожность, как осознавание того, что события, с которыми сталкивается человек лежат вне диапазона применимости его личной системы познавательных конструктов (Kelly, 1955). По Келли, тревога есть результат осознания, что существующие конструкты не могут быть применены для предвидения всех событий с которыми сталкивается человек. Он подчеркивал, что дело не в том, что система конструктов не идеальна, что человек не тревожится просто потому, что его ожидания не точны. Тревожность возникает тогда, когда человек осознает, что у него нет в принципе адекватных конструктов, с помощью которых можно интерпретировать события. Именно невозможность прогнозировать вызывает чувство беспомощности, незащищенности.

В свою очередь, Карл Роджерс видел источник тревожности во встрече субъекта с опытом, который, если его допустить к осознанию, может угрожать представлению человека о себе. Тогда возникает чувство тревожности без осознания причины. Бессознательные реакции на этот опыт, вызывают психофизиологические изменения (McCleary and Lazarus, 1949).

Понимания тревоги в когнитивной и гуманистической психотерапии резко отличаются от психоаналитического представления о невротической тревожности как следствия неосознаваемых конфликтов и сдерживаемой инстинктивной энергии.

Представления о тревожности в бихевиоризме. В совсем ином ключе подходили к проблеме тревожности представители поведенческого направления в психологии. Согласно взглядам классиков теории научения и представителей ее более современных ответвлений, тревожность и страх — очень близкие явления. И тревожность, и страх — эмоциональные реакции, возникающие на основе условного рефлекса. Они, в свою очередь, создают почву для широкого репертуара инструментальных реакций избегания, на основе которых и происходит социализация индивида, возникают (в случае закрепления неадаптивных форм) невротические нарушения.

Экспериментальные исследования тревожности. Существенное влияние на изучение тревожности в русле теории научения оказала «концепция влечения» К.Л. Халла. Она легла в основу работ по тревожности социальной школы научения (попытка синтеза бихевиоризма и психоанализа) и исследований Р. Спенса и Дж. Тейлора.

Среди всех свойств поддающихся измерению с помощью личностных опросников, наибольшее значение получила тревожность. Тейлор и Спенс разработали методику её изучения. При этом авторы не столько интересовались тревожностью как таковой, сколько изучением влияния силы влечения на научение новым способам поведения.

Из 566 заданий теста MMPI, Тейлор выделила 50 заданий для шкалы, названной ею шкалой тревожности (MAS).

Результаты использования новой методики показали, что невротически и психотически предрасположенные лица имеют отклоняющиеся от нормы высокие показатели.

Проблема действия устойчивой тревожности в оценочных ситуациях (так называемая тестовая тревожность) подробно изучается в работах И.Г. Сарасона, в которых, в частности, показано, что тревожность перед экзаменами и тестовыми испытаниями отражает общую оценочную тревожность индивида. Для измерения тенденции к тревожности у детей в таких ситуациях был разработан ряд шкал, из которых наиболее известна «Шкала тестовой тревожности для детей». В одном из лонгитюдных исследований, проведенных с использованием этой шкалы, было, например, показано, что результаты тестов и экзаменов у детей с высоким уровнем тревожности хуже, чем у нетревожных, причем с возрастом эта тенденция усиливается.


Глава III. Исследование взаимосвязи гендерных стереотипов и тревожности индивида

3.1. Выбор и описание методов исследования

Испытуемым было предложено заполнить 3 анкеты: Анкета положительных и отрицательных качеств мужчин и женщин, анкета половых ролей Бэма, шкала проявления тревожности Тейлора.

Анкета положительных и отрицательных качеств мужчин и женщин (Приложение 1), состоит из 4-х таблиц, в которых необходимо отметить положительные и отрицательные качества мужчин/женщин. Качества располагаются по мере значимости для каждого отдельно взятого испытуемого. Так, на первом месте располагается самое наилучшее/наихудшее качество, присущее представлению об идеале. Всего, студентам предлагалось отметить 10 значимых качеств.

В анкете половых ролей Бэма (Приложение 2), испытуемым было предложено оценить качество, присущее идеальному(-ой) мужчине/женщине по 7-бальной шкале. Оценка в 7 баллов говорит о том, что, по мнению испытуемого, данное качество обязательно должно присутствовать у идеального(-ой) мужчины/женщины; оценка в 1 балл свидетельствует о необходимости полного отсутствия у идеала данного качества.

Анкета половых ролей состоит из 60 различных качеств, характеризующих личность. Из них, качества под номерами: 1, 4, 10, 13, 16, 19, 22, 25, 28, 31, 34, 37, 40, 43, 46, 49, 52, 55, 58 – присущи мужчинам (маскулинные качества); 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20, 23, 26, 29, 32, 35, 38, 41, 44, 47, 50, 53, 56, 59 – присущи женщинам (феминные качества).

Для выявления уровня тревожности у исследуемых, была выбрана методика измерения уровня тревожности, предложенная Тейлором, адаптация Т. А. Немчинова (Приложение 3). В 1975 г. В.Г. Норакидзе дополнил опросник шкалой лжи.

Данная методика состоит из 60 утверждений. Испытуемый решает, согласен ли он с содержащимися в опроснике утверждениями. При обработке, присуждается 1 балл за ответы «да», на утверждения под номерами: 6, 7, 9, 11, 12, 13, 15, 18, 21, 23, 24, 25, 26, 28, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 40, 42, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 53, 54, 56, 60; 1 балл за ответы «нет», на утверждения под номерами: 1, 3, 4, 5, 8, 14, 17, 19, 22, 39, 43, 52, 57, 58. По шкале лжи, неверными считаются ответы «да», на утверждения под номерами: 2, 10, 55; ответы «нет», на утверждения под номерами: 16, 20, 27, 29, 41, 51, 59.

В ходе исследования были использованы: критерий Ч. Спирмена, для подсчёта ранговой корреляции и U-критерий Манна-Уитни, для выявления различий в исследуемых признаках, по выборкам юношей и девушек.

3.2. Анализ и интерпретация полученных результатов

В качестве эмпирической базы исследования был выбран Башкирский государственный педагогический университет. Выборка состояла из 20 человек, из них 10 юношей и 10 девушек в возрасте от 19 до 22 лет. Юноши и девушки являются студентами БГПУ и ещё не состояли в браке.

Анализируя представления испытуемых, мы опирались на данные анкеты положительных и отрицательных качеств мужчин и женщин. При этом были выявлены наиболее часто встречаемые качества, которые помогли составить обобщенную картину качеств, значимых для данной выборки (Приложение 4).

Для более полной информации о гендерных стереотипах молодых людей, мы подсчитали максимальное количество качеств, присущих идеальным мужчинам и женщинам, опираясь на данные из анкеты половых ролей (Приложение 4).

Из Приложения 4 видно, что по вопросу о положительных качествах женщины ответы юношей и девушек примерно схожи. Она должна обладать такими качествами, как: ум, доброта, привлекательность, жизнерадостность, женственность, нежность, любовь к детям.

Примерно так же совпадают мнения испытуемых и о «мужских» качествах: ум, мужественность, жизнерадостность, индивидуализм, привлекательность, надёжность, вера в себя.

Некоторые качества приписываемые мужчинам и женщинам совпадают, но всё же «женские» качества более «мягкие», определяющие эмоциональное восприятие мира. Характеризуют женщину, как более эмпатичную, ориентированную на создание семьи и воспитание детей. Мужчинам приписываются качества более энергичных, уверенных в своих силах и менее эмпатичных.

Что касается отрицательных качеств, то здесь мнения юношей и девушек имеют некий разброс. Девушки считают у представительниц своего пола, отрицательными следующие качества: злость, агрессивность, недоверчивость, угрюмость, невоспитанность; в то время как юноши считают отрицательными качествами женщин: глупость, инфантильность, скрытность, тщеславие.

Отрицательные качества мужчин, по мнению девушек являются: угрюмость, застенчивость, ревнивость, малорезультативность, скрытность; по мнению юношей: глупость, непредсказуемость, тщеславие, инфантильность, трусливость.

С помощью анкеты половых ролей Бэма, было подсчитано общее количество баллов феминности, присущей идеальной женщине; маскулинности, присущей идеальной женщине; маскулинности, присущей идеальному мужчине; феминности, присущей идеальному мужчине (Приложение 5).

Показатели феминных качеств для женщин находится в интервале от 92 до 131; показатели маскулинных качеств у женщины находится в интервале от 65 до 119; показатели маскулинных качеств у мужчины колеблется в пределах от 92 до 136; показатели феминных качеств у мужчины колеблется в пределах от 64 до 118.

При определении уровня тревожности индивидов в данной выборке, были получены результаты, которые находятся в интервале от 13 – показатель среднего (с тенденцией к низкому) уровня тревожности; до 43 – показатель очень высокого уровня тревоги.

Для более глубокого исследования стереотипных представлений молодых людей, мы подсчитали корреляцию между ответами юношей и девушек: по феминным качествам идеальной женщины; по маскулинным качествам идеальной женщины; по маскулинным качествам идеального мужчины; по феминным качествам идеального мужчины; по уровню тревожности. Для определения различий в исследуемых признаках был использован критерий U Манна-Уитни (Приложение 6).

После подсчета результатов, было установлено, что различия между результатами исследования испытуемых не значимы. Следовательно, представления о идеальной женщине и идеальном мужчине, у девушек и юношей не отличаются.

Для того, чтобы определить взаимосвязь между тревожностью и гендерными стереотипами мы сопоставили результаты проявления феминных и маскулинных качеств анкеты половых ролей (Приложение 5), с результатами проявления тревожности у испытуемых по шкале Тейлора (Приложение 7).

В своём исследовании мы опирались на показатель ранговой корреляции выявленный Ч. Спирменом, а также для проверки достоверности результатов были использованы средства статической обработки средствами Microsoft Exel.

Были подсчитаны различия между феминными качествами идеальной женщины и тревожностью; маскулинными качествами идеальной женщины и тревожностью; маскулинными качествами идеального мужчины и тревожностью; феминными качествами идеального мужчины и тревожностью. В результате было получено 4 значения корелляции.

Напомним, гипотезы, поставленные в самом начале нашего исследования:

H0: Гипотеза о незначимости различий, между гендерными стереотипами и тревожностью индивида;

Альтернативная гипотеза H1: О значимости различий между гендерными стереотипами и тревожностью индивида.

При подсчёте ранговой корреляции были получены значения:

r = 0,1406; r = -0,2947; r = -0,0992; r = 0,14135

Критические значения для данной выборки находятся в интервале:

0,45 (p ? 0,05),

0,57 (p? 0,01);

Следовательно, для нашего исследования принимается гипотеза H0, утверждающая незначимость различий между гендерными стереотипами и тревожностью индивида.

Однако мы не ограничимся одним исследованием и проверим значения ранговой корреляции с помощью средств Microsoft Exel. Программа подсчитывает коэффициент корреляции Пирсона, который отражает степень линейной зависимости между двумя множествами данных.

r=0,239048; r=-0,45652; r=-0,32981; r=0,13521

Можно сделать выводы, о том, что гендерные стереотипы и тревожность не взаимосвязаны, однако следует учитывать тот факт, что значения колеблются в интервале от -0,29 до 0,14 и от -0,46 до 0,24, что говорит о незначительной взаимосвязи между этими явлениями.


Выводы

В ходе исследования мы сравнивали гендерные стереотипы девушек и юношей и выявляли взаимосвязь этих стереотипных представлений с их тревожностью.

На основе исследования можно сделать вывод о том, что стереотипы приписываемые гендерам данной выборкой, совпадают с общим представлением о гендерных стереотипах. Незначительный разброс значений может говорить о том, что эти представления постепенно эволюционируют, так как современной женщине или современному мужчине в нынешней обстановке, связанной с научно – техническим прогрессом, просто необходимо приспосабливаться к новым условиям. Тем самым, это отражается и на гендерном представлении обоих полов.

Отметим, что гендерные стереотипы юношей и девушек совпадают, это мы выяснили с помощью критерия Манна-Уитни и путем сравнения результатов исследования. Следовательно, необходимо сделать вывод о совпадении гендерных стереотипов мужчин и женщин, что говорит о их постоянной и неизменной позиции в сознании людей. Гендерные стереотипы прочно закреплены у каждого индивида, что помогает ему составлять первичное представления о «противоположном поле».

Гендерные стереотипы исследуемых схожи со стереотипами, описанными в теоретической части. Из этого можно сделать вывод об общепринятых стереотипных представлениях в нашем обществе.

Небольшие различия, такие как приписывание «мужских» качеств идеальной женщине и наоборот, наталкивает на мысль о том, что в нашем обществе, в нынешних условиях, появляется тенденция изменения представлений о качественных характеристиках мужчин и женщин. Но это вовсе не означает, что гендерные стереотипы способны кардинально измениться, поскольку основы «женских» и «мужских» качеств остаются незыблемыми.

Исследуя взаимосвязь гендерных стереотипов и тревожности индивида, были получены данные, подтверждающие гипотезу H0. В данной выборке испытуемых очень слабая взаимосвязь между тревожностью и гендерными стереотипами, но это не говорит о том, что она не значима.


Заключение


Хотя исследования и не обнаруживают, что между мужчинами и женщинами существуют значительные расхождения по большин­ству качеств, мы считаем, что они очень не похожи друг на друга. Частично это происходит по той причине, что женщины и мужчи­ны исполняют различные социальные роли, и, как следствие, мы полагаем, что между ними имеют место различия, которые оправ­дывают эти роли. Наше общество также указывает нам, что муж­чины и женщины отличаются и должны отличаться друг от друга. Кроме того, наша врожденная когнитивная привычка разделять все на категории и действовать на основе такого разделения также спо­собствует сохранению представления, что гендерные различия ве­лики и актуальны. Мы еще больше склоняемся к тому, чтобы про­водить грань между гендерами, и начинаем частично определять свою идентичность исходя из нашей гендерной принадлежности.

Хотелось бы отметить, что наши исследования взаимосвязи гендерных стереотипов и тревожности, были подтверждены не окончательно. Это означает, что для полной картины необходимо исследовать выборку с большим количеством испытуемых и большим разбросом возрастных ограничений. В целом можно сказать, что в данной выборке незначительная взаимосвязь между гендерными стереотипами и тревожностью индивида. Эта связь, хоть и слабая, но она существует, что доказывает главную цель нашего исследования – выявления взаимосвязи.

Что касается гендерных стереотипов, то общепринятые стереотипы соответствуют стереотипам, данной выборке испытуемых, следовательно это явное подтверждение присутствия стереотипных представлений в нашем сознании.





Литература

1. Шон Берн «Гендерная психология». М., 2004

2. Бадентэр Э. «Мужская сущность». М., 1995

3. Бовуар С. «Второй пол». СПб., 1997.

4. Зиммель Г. «Женская культура». М., 1996.

5. Логинов А. А. «Женщина и мужчина». Красноярск, 1989.

6. Бердяев Н. А. «О назначении человека: Опыт парадоксальной этики». М., 1993.

7. Бердяев Н. А. «Философия свободного духа». М., 1994.
8. «Теория и методология гендерных стереотипов». Курс лекций / Под общ. ред. О.А.Ворониной. - М.:МЦГИ-МВШСЭН-МФФ, 2001.
9. «Введение в гендерные исследования: Учеб. Пособие» / Под ред. И. В. Костиковой. М., 2000.

8. Рябов О.В. Человек ли женщина? Русская антропология в контексте историософских поисков национальной идентичности // Гендер: Язык. Культура. Комуникация. М., 2001.

9. Рябова Т.Б. Гендерные стереотипы и гендерная стереотипизация: к постановке проблемы // «Женщина в Российском обществе». 2001. № 3/4. C.14-22.

10. Штейнберг У. «Круг внимания». М., 1998.

11. Рябов О. «Женщина и женственность в философии Серебряного века». Иваново, 1997.

12. Кирилина А.В. «Гендер: лингвистические аспекты». М., 1999

13. Котлова Т.Б., Рябова Т.Б. Библиографический обзор исследований по проблемам гендерных стереотипов // «Женщина в российском обществе». 2001. № 3/4. С. 25-38.

14. Клецина И.С. «Гендерная социализация». СПб., 1998.

15. Александровский Ю.А. «Пограничные психические расстройства». М.: Медицина, 1993.

16. «Тревога и тревожность». Сост. и общая редакция В.М.Астапова. СПб.: Питер, 2001.

17. Вилюнас В. К. «Психология эмоциональных явлений». - М. 1976г.

18. Левитов Н.Д. «О психических состояниях человека». М., 1964.

19. Симонов П.В. «Теория отражения и психоотрицания эмоций». М., 1971.

20. Шингаров Г.К. «Эмоции и чувства как форма отражения действительности». М., 1971.

21. Изард К.Э. «Психология эмоций». СПб., 2002.

22. Прихожан А.М. «Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика». М. — Воронеж, 2000.

23. «Тревога и тревожность». Хрестоматия / Сост. В.М. Астапов. — СПб., 2001

1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Если у вас закончилась мазь от зуда — не спешите выбрасывать тюбик. Его уголком очень удобно чесаться.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по психологии "Взаимосвязь гендерных стереотипов и тревожности индивида", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru