Курсовая: Политическая история и культура Ольвийского полиса - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Политическая история и культура Ольвийского полиса

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 718 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Министерство образования РФ Стерлитамакский Государственный Педагог и ческий Институт Кафедра всеобщей истории «Политическая история и куль тура Ольвийского полиса» Курсовая работа Научный руководитель : Денисов И . В. Студент исторического факультета 1 курса группа «Г» Васильева С . А. Стерлитама к 2000 П лан Введение 1. История Ольвии с VII по V вв . до н.э. 2. История Ольвии от скифов до завоевания Митридата ( V – I вв . до н.э .) 3. Культура Ольвии Заключение Список используемых источников Содержание Введение 2 1. История Ольвии с VII по V вв . до н.э. 1.1 Архаичес кая эпоха 1.2 Историческая ситуация в Северном Прич ерноморье на рубеже VI-V вв. 19 2. История Ольвии от скифов д о завоевания Митридата ( V – I вв . до н.э .) 30 2.1 Ольвия в эп оху поздней классики и раннего эллини зма ( IV – первая половина III в .) 30 2.2 Эпоха кризиса (вторая половина III – первая половина II в . до н.э .) 38 2.3 От С килура до Буребисты 46 3. Культура Ольвийского полиса 52 Заключение Список используемых источников Введение Ольвийс кий полис – одно из самых значительных античных государств Северного причерноморья . Сред и многочисленных колоний Милета Ольвия выделя ется необычайным богатством памятников материаль ной культуры , нумизматики и особенно эпиграфи ки , позволяющих с желаемой по л ното й воссоздать ход ее исторического развития , политический строй , социальную структуру и культурный облик. Интерес ученых к Южной России вообще и к Ольвии в частности стал проявляться в отечественной науке после включения Крыма и Новороссии в состав Росс ийской империи . В ко нце XVIII в . туда отправляются П . Сумароков и П . С . Паллас , правильно локализовавшие в своих трудах местоположение Ольвии у села Ильинское (соврем . Парутино ) в низовьях Буга и описавшие остатки ее развалин Сум ароков П . Путешествие по всему Крыму и Бессарабии . М ., 1800. . Первая попытка создать краткий очерк истории Ольвии на основании известий древних авторов и данных нумизматики принадлежит голландскому эмигранту И . П . Бларамбергу Blaramberg I. P. Choix de medailles antiques d ’ Olbiopolis ou Olbia, P., 1822. Рус . пер .: М ., 1828. . Практически одн овременно с ним выпустили свои труды Д . Р . Рошетт и П . Кёппен , не бесполезные для своего времени главным образом тем , что они ввели в научный оборот новые эпиграфические памятники. Однак о все перечисленные работы , несмотря на отдельные удачные наблюдения , н и по охвату источников , ни по методическом у уровню их изучения нельзя признать в полном смысле научными исследованиями . Первым , кто поставил изучение ольвийских надписей и свидетельств древних авторов о городе на подлинно научный уровень , был "отец греческой эпиграфики ", выдающийся немецкий историк и эпиграфист Август Бёк , который в вводной главе к надписям Сарматии своего "Корпуса греческих надписей " дал моногр афически связный очерк ис т ории Ол ьвии Corpusinscriptinum Graecarum/ 1843/ Vol/ 2? cap/ 1/ P/ 86-89, 5-10 . Образцовые для своей эпохи в археолог ическом и нумизматическом отношении сочинения А . С . Уварова Уваров А . С . исследован ия о древностях южной России и берегов Черного моря . СПб ., 1851. Вып . 1. Об истории Ольвии см .: с 35-103. и Б . В . Кёне в своих исторических разделах выгл ядят очень слабыми и не соответствуют даж е уровню современной им науки. В целом антикварный период не прошел для науки бесплодно : он положил начало собир анию , систематизации и публикации нумизматических , эпиграфических и археологических памятников из Ольвии . В эту пору предпр инимаются и робкие попытки проводить раскопки на Ольвийском городище ", а также первые опыты обобщения ее истории. Начало систематиче ского изучения Ольв ии и ее истории происходило в 1885-1917 гг . 1885 год ознаменовался крупным событием в науке о классических древностях Юга России : недав ний выпускник Петербургского университета , питоме ц школы Ф . Ф . Соколова , тридцатилетний учен ый Васили й Васильевич Латышев , котор ому Русское археологическое общество в 1882 г . по возвращении его из командировки и Г рецию поручило собрать и издать греческие и латинские надписи античных городов Север ного Причерноморья , выпускает том I своего корп уса "Inscript i ones antiquae orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et Latinae", включивший эпигра фические памятники Тиры , Ольвии и Херсонеса . «Исследования об истории и государственно м строе города Ольвии» стали образцовым т рудом , в котором использованы все и наличе ствующие к тому времени письменные ис точники , включая эпиграфические , извлечен из н их максимум информации и на основании ее построена предельно возможная историческая к артина развития Ольвии от основания колонии до ее окончательной гибели. Большую роль в р азвитии изучения истории Ольвии и всего Северного Причерн оморья сыграла составлявшаяся много лет Латыш евым хрестоматия "Scythica et Caucasica" Scythica et Caucasica. И звестия древних писателей греческих и латинск их о Скифии и Кавказе . СПб ., Т . 1, 1893 – 1900;Т . 2 1904-1906. , вобравшая в себя практически все свидетельства греческих и латинских авторов о Северном Причерноморье и Кавказе. Эти планомерные изыскания привели к н акоплению большого количества нового материала , потребовавшего оперативной обрабо тки и исследования . Латышев регулярно публикует в разных изданиях вновь прибывающий эпиграфическ ий материал . В советской историографии также предприни маются попытки составления кратких очерков по истории Ольвии : В . Ф . Гайдукевичем , Д . П . Каллистовым , Т . Н . Книпович , Д . Б . Шеловым . Всех их объединяет одно : они осно ваны не на собственных исследованиях , но л ишь резюмируют выводы предшественников . Современный этап изучения истории Ольвии качественно отличается от предшествующих неу клонным стремлением не тольк о стремлением к расширению круга источников , но и к совершенствованию методики , к выведению ее на комплексный уровень . Источники по политической истории Ольвии разнообразны , но не равнозначны как по своему количеству , так и по уровню инфо рмативности. Над о откровенно и с сожалением признать , что свидетельства древних авторов об Ольвии весьма скудны . Из более или менее связных рассказов можно назвать толь ко два : новеллу Геродота о Скиле (Herod. IV. 78-80) и вступительный раздел Диона Хрисостома (Dio Chrys. XXXVI. 1-18). Они бесценны для нас тем , что оба - объективные свидетельства очевидцев , однак о целью их не было специальное описание города : для «отца истории» Ольвия служит декорацией , перед которой разыгрывается драмати ческая история скифского царя-вероо т с тупника , для бродячего ритора-изгнанника из Пр усы-это экзотический фон , на котором ему у добнее , как Орфею перед фракийцами , излагать свое философское credo о "хорошо устроенном гор оде ". Остальные свидетельства отрывочны и разро зненны . Это объясняется тем, что Ольвия за редкими исключениями не была втянута в мировые катаклизмы древней истории . Наибольшее значение имеют данные гречески х надписей , как аутентичные и наиболее объ ективные . Преимущество их перед свидетельствами авторов еще и в том , что они зачас тую заполняют собой лакуны , оставленные античными писателями . Так , например , об ольв ийской истории III в . до н . э . мы узнаем исключительно из таких замечательных документо в , как декреты в честь Протогена , Антестер ия , сыновей херсонесита Аполлония и др . Дл я воссоздания политической истории наиболее важны постановления , надписи почетные , посвятительные , строительные , каталоги , да и все прочие категории надписей . Особенно же ценны для нас те редкие случаи , когда надписи подтверждают либо даже дополняют наррат и вную традицию о тех или иных событиях ; для Ольвии можно назвать пока только две такие счастливых случайн ости : декреты в честь Тимесилея и в че сть Каллиника. Тем не менее и надписи , несмотря н а всю их объективность , неравнозначны по и нформативности , а потом у и они оставля ют пробелы в наших знаниях об ольвийской истории . В силу какого-то магического зак она в Ольвии это почти все первые пол овины столетий : из-за стандартного характера д окументов они пока скрывают от нас во мгле "событийную " историю первых поло в ин V-II вв ., для реконструкции которой мы вынуждены прибегать к другим источникам либо к косвенным данным , что особенно хара ктерно для архаического периода . На помощь приходят здесь памятники малой эпиграфики : многочисленные и как нигде разнообразные по с о держанию граффити на керамике , а также уникальные , свойственные почти и сключительно данному региону и не такие у ж теперь редкие документы - частные письма на свинцовых пластинках . Они дают бесценную информацию о социальной , экономической , а от части и о по л итической истории Ольвийского полиса . Сюда же следует присово купить и называемое условно "письмом жреца " многострочное граффито на остраконе. Ольвийское монетное дело уходит своими корнями в VI в . до н . э ., а прекращается только с окончательным упадком гор од а в III в . н . э . Отсюда понятно и значе ние монет : они документируют практически всю историю полиса . Естественно , памятники нумизм атики , чутко реагировавшие на любые изменения экономической конъюнктуры , дают бесценную ин формацию о состоянии хозяйства пол и са и его финансов . Но при сопостав лении с другими источниками они могут про лить дополнительный свет и на ход историч еского процесса , как , па-пример , это произошло с событиями конца IV и второй четверти II в . до н . э . Однако в исключительных сл учаях монеты выступают и непосредстве нным источником по политической истории . Так , преимущественно на материалах ольвийского л итья и серебряной чеканки V в . удается гипо тетически реконструировать генезис ольвийской ти рании и порядок чередования ее с властью варварских наместников . Наконец , сами эти уникальные в античном мире литые фигурные и круглые монеты VI -IV вв . позволяют сделать вывод о культурных контактах между Ольви ей и варварским миром , с одной стороны , и греческими полисами Понта - с другой . Не менее важны и результаты , получаемые при изучении денежного обращения Ольвийского полиса : так , наблюдения над притоком туда понтийской меди в эпоху Митридата позвол яют уточнить время вхождения Ольвии в сос тав его панпонтийской державы , формы подчинен ия ему полиса и дат у выхода из-под власти Митридата. Исходя из исторических источников , мы построим периодизацию на фактах политической истории , которая должна , однако , пониматься как основной итог комплексного исследования всех доступных источников . 1. История О львии от VI I в . до н.э . до V в . до н . э. 2. История О львии от скифов до завоевания Митридата ( V – I вв . до н.э .) А также рассмотрим культуру Ольвийского полиса . В данной работе мы постараемся прос ледить историю Ольвийского полиса на протяжен ии первых шести веков его тысячелетнего существования , для каждого периода предлагае тся реконструкция его внутреннего устройства и взаимоотношений как с эллинистическими госу дарствами Средиземноморья и причерноморья , так и с окружающим негреческим миром . Выявим общее и особен н ое в развитии Ольвии , ее место и роль в античной истории. 3. История Ольвии с VII по V вв . до н. э. 3.1 Архаическая э поха Как известно , наиболее активно берега черного моря вообщ е и северный в частности осваивал Милет , которому в дре вности приписывалось осн ование 75 или даже 90 апойкий . Из этой метропо лии выселились в низовья Буга и Днепра будущие жители Ольвийского и , по всей в ероятности , Березанского поселений. Об Ольвии ка к об апойкий Милета единодушно свидетельствую т античные авто ры начиная с Геродота . Евсевий под вторым годом 33-й олимпиады (647/6 г . до н . э .) сообщает , что "в Поите основан Борисфен " Euseb. Chron. can. / Helm. В ., 1984. Р . 95b. . Борисфеном в устах средиземноморских греков называлась Ол ьвия . Вторую дату приводи т Псевдо-Скимн (809 Muller, 814 Diller), указывающий , что Ольвия основана "во время мидийского владычества ". Большинство исследо вателей вполне законно понимало эти слова как указание на время существования или расцвета Мидийской державы и датировало , та ки м образом , основание Ольвии в широких пределах от 709/8 (или 687) до 550/49 (или 559/8) гг Lindisch F. De rebus Olbiopolitarum, P/ 4 (655-558 гг .); Ziebell W/ Olbia/ S/ 9 ( та же дата ) . . Иначе обстоит дело в Ольвийском посел ении , из которого происходит пока лишь один керамический фрагмент третьей четверти VII в .16 Массовой же керамика становится с п ервой четверти VI в ., причем это отнюдь не малочисленные , как иногда утверждается , керамич еские материалы : внимательно изучившая их Л . В . Копейкина отмечает " довольно мн огочисленные фрагменты родосско-ионийских сосудов ", "довольно много фрагментов кратеров ", "в боль шом количестве обломки родосско-ионийских киликов первой и второй половины VI в . до н . э ." и т . п Копейкина Л . В . Некотор ые итоги… С . 137 – 139. . Все эти богатые материалы и дали возможность исследовательнице присоединиться к выдвинутой пр и публикации граффито Ксанфа датировке основа ния Ольвии рубежом VII-VI вв . или началом VI в . В свою очередь , эта надпись на сосуде местного изготовления свидете л ьствует о налаженном местном керамическом производст ве в первые десятилетия после основания г орода. Итак , рассмотренные археологические данные окончательно заставляют отнести основание го рода Ольвии примерно к рубежу VII-VI, самое поз днее - к началу VI в. , что укладывается в широкие хронологические рамки сообщения Псев до-Скимна. В области эпиграфики следует указать на полное до мельчайших нюансов копирование шрифта и системы письма метрополии , а в языковой — на филиацию отдельных фо нетических явлений , свой ственных в раннее время только Милету См .: Виногр адов Ю . Г. Древней шее греческое письмо с о . Березань // ВДИ . 1971. № 4. С . 80. . То же касается и некото рых привычек , вывезенных с родины , и типич но ионийско-милетской антропонимии . Аналогичная ка ртина п рояв ляется в некоторых элементах градостроительства и архитек туры . Наконец , н аиболее важными представляются заимствова ния из метрополии березанскими и ольвийскими жителя ми рели гиозных и государственных институтов : ольвийский календарь в деталях копи р ует милетский , подавляющее число типично милетских богов присутствует в березанско-ол ьвийском пантеоне , здесь же засвидетельствована культовая коллегия мольпов во главе с эсимнетом— городским эпонимом Исчерпывающую сводку исто чников и литературы см .: Ehrh ardt . 2. Кар . В , С, D . На S. 157 автор гов орит , что именно в Ольвии можно констатиро вать наибольшие соответствия с метрополией. . Многообразие этнополитической ситуации пород ило различные способы контактов первых колони стов с аборигенным населением . По вс ей видимости , в Побужье и Поднестровье встре ча милетян с номадами была почти или вовсе бесконфликтной . По крайней мере , фортифи кационные сооружения Березани не обнаружены д о сих пор , а наиболее раннее оборонительно е стеностроительство Ольвии фиксируется п о ка лишь для первой половины V в . д о н . э . Ни в одном из остальных рай онов мы не располагаем пока документальными материалами о наличии в VI в . враждебных отношений эллинских первопоселенцев с автохтон ным населением , экспроприации у местных жител ей земли и т . п . Вероятно , освое ние новой территории велось либо с молчал ивого согласия скифов , либо на каких-то до говорных началах Хазанов А . М . Социальна я история скифов . М ., 1975. С . 235. . Однако эллины , переселившиеся во второй половине VII и VI в . до н . э . на бере га Понта , не явились пионерами подобной ко лонизационной практики . Выбор для поселения м еста , защищенного естественными рубежами , при этом с учетом демографической ситуации , харак теризует уже самый ранний этап Великой гр еческой колонизации . Милетские колонисты , закрепившиеся перво начально на защищенном самой природой полуост рове Березань , примерно через полвека после основания колонии проникли по берегу Днепр о-Бугского лимана на 40 км в глубь материка , где ими была основана новая апойкия - Ольвия . Выб ор места для нового городского центра был не случаен , но обусловливался рядом соображений принципиального характера . Во-первых , нигде по побережьям Бугского , Днепровского и Березанского лиманов нет ст оль удобного в географическом и топографическ ом плане м еста : только Ольвийское горо дище располагает наличием двух террас - верхне й и нижней ; вторая из них изобилует ро дниковой и колодезной водой и представляет собой удобную платформу для устройства гав ани . Во-вторых , Ольвия занимает крайне благопри ятное место положение у слияния двух к рупнейших водных артерий - Днепра и Буга , с луживших великолепными речными магистралями для торговли с лесостепными и степными район ами Северного Причерноморья Cp.:Graham A. J. The Colonial Expansion of Greece. P . 125 . В-третьи х , крайне важно положение " ольвийского треугольника " и в стратегическом аспекте : он прекрасно защищен естественными р убежами обороны - Заячьей балкой с запада , Северной балкой на севере и берегом Бугск ого лимана с востока Виноградов Ю . Г . Полис в Северно м Причерноморье . С . 389. , то есть и здесь повторно прим енен первый из названных приемов милетской колонизационной практики . Наконец , не случайно к моменту окончательного сложения Ольвийског о полиса как территориального единства во второй половине VI в . Ол ьвия "оказалась " точно посредине его обширной хоры . Это наводит на мысль о первоначальном "программир овании ", с одной стороны , местоположения города как центра будущего государства , а с другой - и примерных границ будущего государст ва , что было вызвано , в е роятно , предоставлением скифами заранее и строго огр аниченной территории для заселения. Ольвия формируется как урбанистический це нтр , причем на большей части верхнего плат о . К этому времени прокладывается центральная осевая магистраль города , перерезавшая его с севера на юг , распланирована террито рия теменоса , древнейшие алтари которого - ботр осы - начинают функционировать уже с третьей четверти столетия Леви Е . И . Новые по святительные Апполону Дельфиниу из раскопок О львии //История и культура античного ми ра . М ., 1977. С . 96-100. . Выделен участо к под общественную площадь , агору и прилег ающие к ней с юга и северо-запада адми нистративные здания , иными словами , складываются основные элементы монолитной урбанистической с труктуры , именуемой греческим полисом . С другой стороны , теперь уже никто , пожалуй , не сомневается в том , что во второй по ловине VI в . происходит не синойкизм , а , напр отив , массовое освоение земель Нижнего Побужь я путем основания поселений , причем происходи ло это освоение из двух городских цент р ов - сначала Березани , а потом и Ольвии . Перейдем теперь к одной из наиболее сложных и остро дискутируемых в науке проблем - вопросу о причинах и целях эмигр ационного процесса . В последние годы исследователи приходят к вполне оправданному выводу , что гре ческая колонизация была гетерогенным проц ессом , причины , ее породившие , и цели , ею преследуемые , равно как и организационные ф ормы , призванные служить реализации этих целе й , в разных местах проявляли себя по-разно му , хотя и подчинялись общим историческим з акономерностям , обусловливавшим сходные ситуации в разных регионах . Многочисленные сельскохозяйственные поселения возникают в интерисующем нас районе по берегам Бургского и Березанского лиманов в архаическое время - в VI в . до н . э . Самы е ранние из них , о снованные не поз же второй четверти VI в ., группируются на лев обережье Березанского и правобережье Днепровско-Б угского лиманов в непосредственной близости о т Березани . С середины VI в . непрерывной цепь ю таких поселений охвачена уже обширная т ерритория от Н и колаева на севере до Очакова на юге и далее вверх по берегам Березанского лимана . Эта картина дает основания предположить , что первые агр арные выселки в районе Березани суть прод укт деятельности жителей именно этого центра , направленной на расширение терр и тории путем освоения прилегающего пространства Руб ан В . В .// ВДИ . 1977. № 2. С . 150, 152. . Многочисленные же поселения второй пол овины VI в . следует связать уже с созданием хоры единого Ольвийского полиса. Мы вынуждены признать , что импорт замо рских това ров первые поколения колонистов должны были компенсировать прежде всего и главным образом продуктами , полученными в результате торгового обмена с глубинными р айонами Скифии , а не произведениями собственн ых рук . Это заключение подводит нас к важному методи ч ескому принципу , недоу чет которого был присущ работам исследователе й как "торгового ", так и "аграрного " концепци онного лагеря . Суть его в том , что след ует четко отграничивать ранний этап поселений Нижнего Побужья (вторая половина VII-первая четверть VI в. ) от более позднего . (в торая четверть VI-начало V в .) в экономическом аспекте Лапин В . В . Греческая колонизация . С . 71-77. . Естественно , эта роскошно украшенная посу да , как бы высоко ни оценивали ее греч еские купцы в обмене с туземцами , не м огла в силу своей немногочисленности об еспечить достаточный приток продуктов сельского хозяйства , сырья и т . п ., необходимых п рипонтийским эллинам для оплаты средиземноморско го импорта . Однако нельзя сбрасывать со сч етов и ввоз в Скифию продукции , не ост авляющей след о в в археологии (perishables), прежде всего вина , транспортировавшегося в ме хах . Вино же , напротив , довольно быстро наш ло у них признание , коль скоро столетие спустя скифское пьянство уже вошло в Г реции в поговорку . В подобной же "таре " мог импортироваться в скифский Hinterland и такой продукт эллинской агрикультуры , как о ливковое масло . Наконец , нельзя забывать и о возможности ввоза дорогих тканей , особенно гонких шерстяных , которыми славился в дре вности Милет . Если присовокупить сюда изделия деревообделоч н ого ремесла , то пол учается весьма солидный ассортимент . После всего сказанного , учитывая природны е ресурсы древней территории Украины , яснее станет , что могло вывозиться через Березанс кую , а потом и Ольвийскую апойкии в Ми лет и другие греческие полисы . Пр ежде всего это хлеб - основной продукт земледе льцев лесостепной Скифии , затем скот , дерево , позднее , возможно , рабы . Однако недавние инт ереснейшие археологические изыскания в Ягорлыцко м производственном районе , возникшем , по-видимому , в период складывания собственно березанской хоры (первая половина VI в .), показали , что микрорайон древней Гилей кроме лесны х массивов обладал собственными запасами мине ралов для черной металлургии и стеклоделатель ного производства , которые могли экспортироваться в Грецию как в виде ремесленн ой продукции , так и сырья. Таким образом , приходим к выводу о заинтересованности Милета в освоении Нижнего Побужья прежде всего для расширения сырь евой базы метрополии . Эта неослабевающая заин тересованность прослеживается и утверждается т еми устойчивыми и перманентными связями , которые неразрывно соединяли материнский го род и его далекую апойкию на протяжении по крайней мере полутора столетий существо вания последней Виноградов Ю . Г . Милет и Ольвия . С . 47-52. . В литературе неоднократно предпринимал ись попытки связать возникновение Березани и Ольвии с конкретными событиями истории м илета. можно попытаться определить и время о снования Ольвии . Из рассказа Геродота (I, 16-19) мы знаем , что наиболее ожесточенную войну с Милетом вели в течени е 11 лет лидийск ие цари Садиатт и Алиатт , во время кот орой милетяне потерпели два крупных поражения и которая тем не менее благополучно для них завершилась без взятия их родного города , хотя лидийцы постоянно опустошали их поля . Несмотря на различные дати р овки исследователями этой одиннадцатилетней войны , все они относят ее к самому концу VII в . Не могла ли этой разорительно й войной быть вызвана новая потребность М илета в сельскохозяйственных продуктах и ином сырье и тем самым стимулировано выведени е новой апойкий в устье Гипаниса и Борисфена в один из кризисных пери одов истории метрополии ? Согласно высказанной в свое время гипотезе , в новую волну к олонистов из Милета влились и жители уже существовавшего Березанского поселения , осуществ ившие таким образом т р адиционный Festlandssprung и рассматривавшие поэтому новую как свое кровное дело , что и привело в дальнейшем к отсутствию каког о-либо антагонизма между березанскими и о львийскими поселенцами , а с образованием единого полиса - к созданию единого борис фенитского , а позже ольвиополитского гражданства и обусловило переход названия "Борисфен " с Березани на Ольвию как у самих мест ных жителей , так и в устах греков метр ополии. О коло середины VII в ., на начальном этапе освоения милетянами Нижнего Побужья , основывается поселение на современном острове Березань с целью обеспечения метрополии не обходимыми продуктами и сырьем . Однако Береза нское поселение не стало с самого начала "эм п орием " по дефинициям новых историков , напротив , представляется , что оно было апойкией , выводившейся по строго продума нному плану , сформировавшимся еще в метрополи и политическим организмом , который и заложил ядро будущего Ольвийского полиса. Второй этап сос тавило основание г де-то около 600 г . новой волной милетских-переселе нцев с участием березанцев Ольвийского поселе ния , первые полвека существования которого ос таются пока для нас скрытыми под мощными римскими напластованиями , перекрывшими южную , наиболее д р евнюю часть городища . В частности , мы можем лишь гадать о по литическом статусе и взаимоотношениях Березани и Ольвии в первой половине VI в .: были ли та и другая автономными , имели ли с епаратные общины или одну общую , объединялись ли узами какого-то союза т ипа симполитии или составляли один полис и т . д . Однако , как уже было сказано , след ует решительно возразить против обозначившейся тенденции поставить Ольвию этой эпохи в один ряд с прочими рядовыми поселениями Побужья и Поднепровья. Историческое содержание третьего этапа , начавшегося около середины VI в ., составило окончательное оформление и утверждение единого Ольвийского полиса . С этого момента Ольвия превращается в политический и административн ый центр нового государства , а Березань - в его внутренний т о ргово-промышленный эмпорий . С этого же момента начинается широкое освоение ольвиополитами окружающих зем ель , где создается длинная цепь земледельческ их поселков и хуторов , но наряду с эти м и такие районы с ярко выраженным ин дустриальным обликом , как Ягорл ы цкий. В гот же , третий период окончательно оформляется гражданская община нового полиса и его основные культовые и государственн ые институты . Поэтому вопрос , который нам предстоит рассмотреть последним , - это проблема политического и социального устройства р аннего Ольвийского полиса , проблема наиболее сложная , менее всего разработанная , однако одн а из самих важных. Договорные начала , регламентировавшие отд ельные вопросы религиозных , политических и эк ономических взаимоотношений Милета и его апой кий , могли установиться как раз после окончательного оформления ольвийской гражданской общины и ее представительных институтов , а именно во второй половине VI в . Тесные связи и обоюдная заинтересованность обоих полисов друг в друге , прослеживаемая во вс ех сферах жиз н и , лучшее тому с видетельство. Первоначальный контингент переселенцев не мог не быть как-то организован , то встае т вопрос о характере его организации и цементирующих началах . Представляется , что таки м началом должна была явиться личность ой киста , роль котор ого в процессе основа ния колонии известна слабо , но все же лучше некоторых других моментов колонизационного движения. Отметим главное - независимость ойкиста от метрополии , диктаторскую , почти монархическую сущность его прерогатив и полномочий . Ситуа ция оп равдывала себя : попадая в неизве данные места , зачастую во враждебное варварск ое окружение , колонисты должны были быть с паяны единым связующим началом , которое , в свою очередь , обязано было требовать от н их неукоснительного соблюдения строгой дисциплин ы . П о этому этот первый этап жи зни молодого , зарождавшегося полисного организма можно назвать "периодом диктатуры ойкиста ". Этот период мог длиться достаточно долго ; так , по Геродоту (IV. 159), Батт-Аристотель правил Киреной около 40 лет . Применительно к ольвий с кой истории в этот отрезок в ремени могут уложиться те самые полстолетия существования города от момента выведения апойкий до момента начала трансформации ее в полис. Но диктаторская деятельность ойкиста имел а и другую сторону - облеченный неограниченным и п олномочиями , он в значительной степ ени должен был влиять и влиял на поли тическое устройство будущего полиса . В некото рых случаях доходило до полной узурпации власти и превращения ее в тираническую , а потом и монархическую . Так , тот же Бат т основал в Кирен е династию Бат тиадов . Есть основания полагать , что даже там , где до тирании и монархии дело не доходило , в первые века существования нет никаких признаков демократического режима . Г лавная причина тому - появление на сцене к рупной политической силы - новой а рис тократии. Описанный выше широкомасштабный и притом спонтанный процесс освоения ольвийской хоры начиная с середины VI в . несомненно требова л значительных людских ресурсов . Понятно , что эти ресурсы не могли образоваться за полстолетия только в результате воспроиз водства первоначального контингента переселенцев - необходим был приток извне . Одним из исто чников их поступления могло стать варварское окружение . Однако , судя по археологическим и просопографическим данным , варварский элемент в архаическую эпоху составлял в населении Ольвии незначительный процент , поэ тому он не в состоянии был покрыть со здавшийся дефицит в рабочей силе. Таким образом , мы приходим к неизбежно му выводу о новой волне добавочных колони стов из Греции - эпойков , которая и должна была со здать необходимый резерв для освоения обширного фонда земель . Только п риняв это предположение , можно понять импульс ивность , а не перманентность процесса освоени я пространства . В пользу этого говорит так же синхронное и спонтанное расширение террито рии Ольв и йского городища не менее чем в три раза и характер его за стройки землянками и полуземлянками , которые вполне могли на первых порах служить скро мными жилищами новым колонистам , а также м асштабные перестройки на Березанском поселении , которое к этому времен и достигло своих максимальных размеров. В связи с этим возникает вопрос : к акие юридические взаимоотношения установились ме жду первопоселенцами и эпойками ? Имеющиеся у нас источники по соответствующей колонизацио нной практике свидетельствуют , что добавочные колонисты получали участки из незанятой земли или неделимого фонда , часто меньшие клеры на худшей территориально или качес твенно земле , т . е . налицо экономическое не равноправие. Обнаруженные недавно эпиграфические памятник и рисуют нам яркую картину далеко з ашедшего процесса имущественной и социальной дифференциации . Предположение об аристократическом характере правления Ольвийского полиса во второй п оловине VI в . получило право на существование , хотя , конечно , конкретные его формы станут ясны лишь после об наружения соответс твующих письменных источников . Мощная волна новых эпойков ("семь тыся ч "), переселившихся около середины VI в . в низ овья Гипаниса и Борисфена , хотя и получила земельные участки , создав ту самую обширн ую ольвийскую хору , которая известна н ам по археологическим разведкам и раскопкам , но все же была , видимо , как-то ущемлен а в политических правах по сравнению с "исконной " аристократией , захватившей ключевые п озиции в полисе . Дело дошло до конфликта между потомками первопоселенцев и массой доб а вочных колонистов . Предотвращению надвигавшегося или ликвидации разразившегося стасиса . примеры которого типичны для истор ии греческой колонизации , помог Дидимский ора кул , повелевши и ввести культ "разумного д ельфина " -Аполлона Дельфиния , который в конечн о м итоге водворил внутренний мир в государстве , отныне получившем название "благоденствующего ". Это гражданское примирение повлекло за собой ряд изменений в разных сферах жизни полиса . Новому покровителю О львии нарезается напротив раннего священного участк а по другую сторону Главной улицы центральный теменос ; в том и друг ом святилище оба Аполлона сосуществуют нескол ько десятилетий неконвергентно , чуть ли не антагонистически , каждый со своей свитой : Вр ач вместе с Матерью богов , Гермесом и Афродитой , Дельфини й - с Зевсом и Афиной Русяева А . С . Милет . . . С . 56 и примеч . 139. . Происходит смена полисных денежных знаков : прежние монеты-стрелки - симво л "дружественного лучника " - постепенно вытесняются монетами-дельфинами , символизирующими Аполлона в новой ипос таси . Таким образом , новые материалы из раскопок Березани и Ольвии открывают замечательные перспективы изучения тесной взаимосвязанности религии и политики в архаическом греческом обществе. 1.2 Историческая ситуация в С еверном Причерноморье на рубеже VI-V вв. В конце VI в . в Северном Причерноморье произошло крупное военно-политическое событие , поменявшее ход ист орического развития как населявших его местны х племен , так и самих греческих полисов . По всей видимости , в 519 г . или чуть по зже Дарий I Гистасп , не давно ставший вл адыкой мощной персидской державы , с огромным войском переправился через Босфор и втор гся в пределы Фракии . Пройдя через земли фракийцев , он навел понтонный мост через Дунай , переправил по нему свое войско и повел его против скифов . Судя по отсутствию каких бы то ни был о разрушений в самой Ольвии , на Березани и на многочисленных поселениях обширной ее хоры , поход персов никак не затронул Ольвийский полис : Дарий либо пощадил город , либо - что скорее - прошел стороной или вовсе не дошел до нег о. Тем не менее скифский поход Дария опосредованно отразился и на судьбе Ольвии . Как бы ни оценивать социальную структ уру Скифского царства той эпохи , оно обусл овило на рубеже VI-V вв . те внешнеполитические сдвиги , которые и привели к зарождению качественн о новых процессов в среде с еверопонтийского эллинства . Отправным рубежом эти х изменений явилась победа над войском Да рия I, одержанная царскими скифами . После этого скифские правители резко меняют свою пол итику , перейдя к экспансии в сопредельные земли К арасев А . Н . Указ . соч . С . 28; Яценко И . В . Скифия VII - V вв . до н.э . М , 1959. С . 111 . Не миновала скифская экспансия и Ольв ии . Подчинив себе Лесостепь и постоянно во юя с фракийцами , скифы перекрыли традиционные пути пополнения варварского зависимого насел ения Ольвийского полиса , в итоге чего из состава его лепной керамики исчезли карпато-дунайские и Лесостепные элементы Мар ченко К . К , Модель . . . С . 142 . Не случайно именно в это тревожное время Ольвия обносится кольцом оборонительных стен . Можно предп оложить , что вооруженная конфронтация ольвиополитов со скифами имела место лишь на первой стадии скифской э кспансии , когда основные силы номадов были отвлечены борьбой с не менее воинственными и сильными фракийцами . Вероятно , после за ключения где-то в 80- х годах V в . д о н . э . мирного соглашения между теми и другими , воплотившегося в династийном браке скифского царя Ариапифа с дочерью владык и одрисов Тереса Фол А . Политическая ис тория на траките . С ., 1972. С . 139. , руки у скифских правителей в этом регион е были развязаны , и они око нчательно подчиняют полисы Поднестровья и Оль вию своему диктату , после чего положение с табилизируется , о чем речь впереди. Итак , в Северном Причерноморье в V в . сложились два типа государственных структур : с одной стороны , Никони й , Тира , Ольв ия , Керкинитида , которые пошли по пути раз вития к классическому греческому полису , с другой - города Боспора , консолидировавшиеся в надполисное территориальное единство . При всех кардинальных различиях у них - особенно н а начальном этапе - пр о слеживается много схожего . Во-первых , там и там импульс ом и катализатором процесса послужило резкое изменение внешнеполитической обстановки - возникн овение угрозы скифского завоевания . Во-вторых , именно данное обстоятельство привело к появле нию как на Бос п оре , так и в Ольвии автократического образа правления . Р азличие состояло в том , что сплотившиеся в округ Пантикапея боспорские полисы сумели отс тоять свою независимость , а изолированная Оль вия , сил которой не хватило противостоять варварскому натиску , выну ж дена была отдать себя под протекторат правителей Ски фского царства. Приняв концепцию скифского контроля над Ольвийским полисом и внедрения в некотор ые сферы ее жизни варваров , легче объяснит ь тот красноречивый факт , что ровно полови на всех негреческих имен догетского пер иода падает как раз на V в ., полностью и счезая на время с начала следующего столе тия . Среди их носителей около трети входит в правящую верхушку , а для другой тре ти можно предполагать принадлежность к обеспе ченным слоям города . Попытаемся те перь определить сферу контроля скифским протекторатом жизни Ольвии и его характер . По имеющимся у нас на сегодняшний день немногочисленным данным м ы можем констатировать , что власть скифских царей простиралась преимущественно , если не исключительно , на эк о номику полиса . Прежде всего это нашло выражение в п ереносе доминанты в хозяйстве ольвиополитов с земледелия и скотоводства на транзитную торговлю скифскими поставками в Эгеиду , а также ремесло . Археологически это отразилось в сворачивании ольвийской хоры и к онцентрации земельных участков в непосредственно й близости от города , которые теперь обраб атывались жителями либо самого города , либо возникшего за его стенами предместья . Непос редственная внеэкономическая эксплуатация ольвиополи тов со стороны скифов пр о явилась , видимо , в системе кормления войска , котор ая должна была ощутимо затронуть бюджет О львийского полиса . Не исключены и взимание определенной подати или система даров.У нас пока нет никаких данных предполагать , что скифские правители и их наместники з аметно вторгались в сферу внутре нней и внешней политики Ольвийского государст ва , напротив , мы видим , что в городе су ществует гражданская община и местное самоупр авление , издающее общественные постановления , выпу скающее монету с полисными символами ; функци о нируют магистратуры , такие , как о бщегородской эпоним эсимнет , по-видимому агораном ; продолжают свою деятельность религиозные ко ллегии мольпов и орфиков , игравшие определенн ую роль в городе. Я ничуть не склонен полагать , что даже экономический контроль был продиктован одним лишь насилием и эксплуатацией . Прак тически полную ликвидацию земледельческой базы Ольвийского полиса я не намерен объяснять одним только давлением Скифского царства , направленным на то , чтобы устранить очевидн ого конкурента . Признавая де й ствитель но главной причиной стремление номадов к реализации получаемых ими от лесостепных плем ен (в результате внеэкономического принуждения ) излишков сельскохозяйственной продукции через посредство эллинских торговцев , а возможно , и к прямой эксплуатации в той и ли иной форме самих греков , я вовсе не исключаю и того вероятного факта , что какие-то конкретные слои ольвийского общества были заинтересованы в том , чтобы сосредот очить свою предпринимательскую деятельность на определенной , несомненно выгодной и , в идимо , не новой для них , отрасли эк ономики - посреднической торговле , а потому впо лне могли даже поддерживать новый режим. Интересно теперь сопоставить характер экс плуатации скифами ольвиополитов с формами зав исимости , в которой оказались в то же время зап аднопонтийские полисы от Одрисск ого царства . Фукидид прямо говорит , что вс е эллинские города , над которыми правили ф ракийцы , уплачивали им подать наравне с в арварскими племенами . При Севте I ее размеры от тех и других достигли максимальной денежной сумм ы в 400 талантов золотом и серебром . Кроме того , изделиями из т ех же благородных металлов подносились дары на равную сумму , а отдельно от них роскошные и простые ткани и всякая утв арь . Из приведенного факта делается справедли вое заключение , что система взи м ан ия трибута была введена еще до Севта - при Ситалке , а может быть , и при Тересе . Дань с греческих полисов Херсонеса Фраки йского продолжала взиматься одрисскими правителя ми и в IV в . Интересна система перераспредел ения подати и подношений : согласно Фукиди д у , их получал не только сам царь , но и его парадинасты и знатные одрисы. В таком случае мы должны предположить еще одну причину частых посещений Скилом Ольвии : как и его "коллега " Саитафарн два с половиной столетия спустя , он навеща л город для получения да ни и пода рков . В этой связи становится понятным , чт о золотые и бронзовые украшения , изготовленны е руками ольвийских мастеров с учетом вку са варварского потребителя , могли попадать в конечном итоге в могилы скифской знати не только в результате торгового о б мена. В Ольвии V в . народовластие отсутствовало . Исследование ономастики декрета приводит к заключению о том , что он издан в че сть двух синопейцев - тирана Тимесилея и е го брата Теопропа , изгнанных около 437 г . до н . э . в результате совместных действий син опских демократов и афинского флота под командованием Перикла и Ламаха . Неорд инарный характер постановления подтверждается и составом привилегий : самое раннее в ольви йской эпиграфике дарование политии вместе с ателией ставило синопских экс-тиранов выше гр а ждан , а древнейшее в греческ ой практике предоставление им права приобрете ния земли и дома в условиях крайней р едукции ольвийской хоры обеспечивало политически м изгнанникам из Синопы гарантию занятости в той же , что и прежде , сфере хозяйс твенной деятельнос т и . Наконец , хорошо документированные в греческой истории полити ческие связи тиранов делают весьма вероятным предположение о том , что изгнанный афинян ами Тимесилей "сотоварищи " нашел радушный прие м в родственной ему по духу Ольвии. Судя по немногочисленно сти эмиссий оболов Павсания , правление его продолжалось недолго - не более десятилетия . По-видимому , п римерно к 480 г . ситуация меняется : Ариапиф з аключает мирный договор с фракийцами , скрепле нный династийным браком с дочерью Тереса , и , окончательно развя з ав себе руки на Юго-Западе , подчиняет своей власти ниж неднестровские полисы и Ольвию , устанавливая над ними протекторат скифов . Вслед за тем хора Ольвии сокращается до минимальных р азмеров . Можно предположить , что ни доверенное лицо распоряжалось не тольк о л ичной движимостью и недвижимостью своего патр она , но и было посредником в осуществлении им экономического контроля над Ольвией , а может быть , даже и исполнителем его б олее глубокого по проникновению в полисную жизнь диктата . Был ли он наместником ил и ти р аном - ставленником царя , реши ть трудно ; несомненно одно : это грек , проис ходивший из среды ольвинского гражданства . Не льзя установить точно , когда Ариапиф пал ж ертвой коварства царя агафирсов Спаргапифа и трон занял его сын Скил , но можно допустить , что э т о случилось в промежутке между 475 и 460 гг . Трудно интерпрет ировать иначе , как предположив , что этот с кифский царь , часто посещавший Ольвию с вп олне определенными целями , водворил в ней своего наместника , происходящего из среды вар варской знати . Этот фак т весьма знаменателен : целиком продолжая политику своего отца , Скил еще более усилил контроль на д полисом , осуществлявшийся через его ставлен ника , но теперь не эллина , а варвара . В годы правления Скила , по-видимому , наблюдается окончательная стабилизация о б становк и в Нижнем Побужье . Свидетель тому - возник новение в это время ольвийского предместья и поселение в нем зависимого сельского населения , это может знаменовать собой частич ный возврат к земледелию , хотя и в огр аниченных масштабах. Октамасад отказался от тех явных выгод , которые ему сулили контроль и вн еэкономическая эксплуатация ольвиополитов . Более того , можно с полным правом предположить , что при нем происходит даже подъем полисн ой экономики , поскольку весьма знаменательно , что в это время Ольвия вп е рвы е начинает чеканить серебряную монету. При этом , однако , допустимо предположить некоторое усиление экономического контроля и даже определенное ущемление "национального " дос тоинства ольвиополитов . Во всяком случае , дост аточно красноречив тот факт , что мо нет ные полисные символы теперь целиком перекочев ывают на статерах Эминака на оборотную ст орону , уступая место на аверсе arme parlante - "натягивающ ий лук Геракл ", т . е . аллегорической передач е средствами изобразительного искусства легенды о происхождении с кифов и их царей , призванной пропагандировать твердую их власть над эллинским полисом . Трудно уста новить этническую принадлежность и политический статус Эминака : если эмблема принадлежит ему , то в нем можно видеть одного из местных династов , если - Октама с аду , то не исключено и не столь высокое его социальное положение ; несомненно только одно : Эминак был таким же варварским ст авленником скифского царя , как и его предш ественник Арих. Конкретное развитие и характер взаимоотно шений ольвиополитов и Скифского ца рства в последние примерно четыре десятилетия V в . скрыты от нас непроницаемой завесой ве ков , однако несомненными представляются следующие факты : 1) непосредственное присутствие скифских царей в Ольвии , так явно ощутимое прежд е всего по рассказу Геродота и данными нумизматики , исчезает и далее не прослеживается по источникам ; 2) их влияние н а жизнь полиса не прекращается вовсе , что следует прежде всего из факта запустения его земледельческой базы вплоть до начал а IV в ., а кроме того , фиксируется по данн ым а нгропонимии , 3) автократический режим еще держался в начале 30-х годов , что вытекает из декрета в честь Тимесилея ; 4) окончательно ольвинская тирания была свергнута самое позднее в начале IV в. Исходя из этих фактов , можно предполож ить следующую гипотетиче скую реконструкцию хода событий ольвийской истории второй пол овины V в . Где-то в начале 30-х годов нара стающая тенденция к усилению скифского диктат а в экономической , а может быть , отчасти и в других сферах жизни Ольвии вдруг резко обрывается . При этом по л и с не выходит вовсе из-под контроля Скифско го царства , о чем свидетельствует отсутствие у него хоры прежних размеров . Просто этот контроль снова возвращается в прежние умеренные рамки , ограниченные лишь вопросами экономики . Вместе с тем из политической жи з ни Ольвии исчезают варварские наместники скифских царей - власть вновь пер еходит целиком в руки греческих тиранов . С реди перечисленных выше случаев бегства тиран ов есть и такие , когда они ищут убежищ а у варварских монархов - персов . Однако бо лее вероятно, что Тимесилея и его брата с почестями приняли родственные им по духу , а может быть , и по семейн ым связям ольвийские тираны. Кроме того , приютивший беглецов скифский наместник в Ольвии , особенно в условиях становящегося все более жестким протектората мог бы обеспечить им беззаботное с уществование sua manu, не прибегая для этого к т ребованию от ольвийской общины издать соответ ствующее постановление. Причин резкой перемены в политике ски фов можно предполагать несколько . Здесь и возможная смерть Октамасада с пе реходом власти к его более слабовольному преемни ку , и некий вполне допустимый политический кризис в среде скифской верхушки , приведший к ослаблению протектората номадов над по лисом . Широкомасштабный размах строительной деятель ности наблюдается и в Ольвии V в . В начале столетия культовыми сооружениями укра шается прежде всего главный ольвийский темено с , в котором перестраивается центральный алта рь и сооружается храм in antis в ионийском ордер е , посвященный верховному божеству - покровителю города Аполлону Д е льфинию . В на чале того же V в . к северо-западу от нег о расширяется площадь другого священного учас тка , посвященного сперва Аполлону Врачу , а затем Гермесу и Афродите , который также у крашается монументальным храмом , алтарем и др угими культовыми постройками. К югу от агоры , по-видимому , в начале второй четверти V в . на месте какого-то общественного соору жения , возводится здание гимнасия - общественного комплекса , жизненно важного для воспитания будущих граждан , защитников полиса . В его южной части строится в это врем я сложное гидротехническое сооружение ; центр его составлял очень глубокий колодец , устройс тво которого требовало больших затрат материа льных и людских сил . Весьма показателен и тот факт , что территория теменоса в п ервой половине V в . несколько сок р а щается за счет расширения центральной городск ой площади агоры , которая впервые покрывается черепяной вымосткой . Это свидетельствует , с одной стороны , о росте численности городско го населения , а с другой - о возникающей потребности обеспечить больше прост о ра для его растущей деловой и пол итической активности. Не останавливаясь долго на факте расш ирения экономических связей Афин с Северным Причерноморьем вообще и Ольвией в частно сти как раз с середины V в ., приведу сви детельства неэкономического порядка . Эрх ардт обратил внимание на то , что в V в . в Ольвии в одном вотивном граффито встреч ен культ элевсинской триады - Деметры , Персефон ы и Иакха , что им было поставлено в связь с афинским влиянием . Однако , имя п освятителя SavOinnos встретилось до этого в ольвийс к ой эпиграфике всего лишь в п роксеническом декрете в честь двух афинян , один из которых - Ксантипп , сын Аристофонта - происходил из дема Эрхия . Отсюда предпол ожим , что этот сосуд был посвящен не о львиополитом , а каким-то приезжим . Этот приезжи й , однако , не мог быть афинянином , поскольку надпись выполнена ионийским алфавито м , а вырезал ее посвятитель , судя по ош ибкам , сам . Таким образом , этот посвятительный дар принес элевсинским божествам некий и ониец , не исключено даже - и ольвиополит. Как раз около середин ы V в . в язык ольвиополитов начинают проникать аттицизм ы . В посвящении Андокида Аполлону с четырь мя эпиклезами одна из них выдает присутст вие сразу двух признаков аттического диалекта . Поэтому и материалы ольвийского дикастерия , поставленные в один ряд с п рочими аргументами , могут говорить не просто об экономических и политических контак тах Ольвии с Афинами , но и подтверждать ее вхождение в Афинский морской союз. Постараемся теперь восстановить историческую ситуацию и определить характер политических взаимо отношений Ольвии и Афинской Ар хэ с момента Понтийской экспедиции Перикла . Прибыв в Ольвию , Перикл застает здесь т акую же примерно ситуацию , как и в Син опе , с той только разницей , что городом , как я пытался показать выше , управлял н е греческий тиран , а нам е стник скифского царя ; возможно , это все еще бы л Эминак , ставленник Октамасада . Совсем не исключено , что ольвиополиты к этому моменту стали все более тяготиться постепенно усил ивавшимся на них внеэкономическим нажимом ски фского владыки , а может быть , и при о бретающим опасные формы ущемлением автон омии и политического самосознания , а поэтому и обратились к "первому мужу " Афин за помощью . Главной целью экспедиции Перикла было не вовлечение в Архэ новых членов и сбор с них фороса , а организация прочного продово л ьственного снабжения Афин в условиях потери египетского хлебн ого рынка и в преддверии надвигавшейся во йны со Спартой . Как одно из условий он мог выставить требование полностью вернуть Ольвии ее политическую автономию , пускай в рамках "экономического " прот е ктората , дезавуировать скифского наместника и предос тавить ольвиополитам самим решать вопрос о выборе государственного устройства . Искусно про ведя переговоры , успеху которых - не исключено - мог содействовать и вероятный политический кризис в правящей вер х ушке с кифского общества , Перикл покинул Ольвию и по Левому Понту двинулся к проливам . По дороге он , проводя свою политику , присоед инил к Морскому союзу по крайней мере Аполлонию , поддержав , не исключено , демократичес кую партию в ее борьбе с олигархами . Гл авными остаются , однако , следующие моменты : 1) Перикл с флотом , скорее всего , посетил Ольвию ; 2) она была включена в соста в Афинского морского союза ; 3) с этого момен та скифские наместники исчезают из нашего поля зрения ; 4) Ольвии устанавливается тираниче с кое правление , ликвидированное лишь в начале IV в. Что же получила Ольвия в итоге по добных политических контактов ? Во-первых , как и любой союзник , потенциальное право , на ок азание военной помощи в случае нападения неприятеля если , только такая угроза тогда для Ольвии была реальностью . Во-вторых , налаженная торговля с Афинами неизбежны к повышению экономической конъюнктуры . В-третьих более регулярное общение с первым городом Эллады вело , к известному культурному обо гащению далекого города на Гипанисе . И нак о нец , не могло ли более тесное и непосредственное знакомство ольвиополисов с самой передовой демократией тогдашнего мира способствовать успешному осуществлению того переворота , результатом которого стало в нача ле IV в . свержение тирании , освобождение от с к и фского господства и установление нового государственного строя. 4. История Ольвии от скифов до завоевания Митридата ( V – I вв . до н.э .) 4.1 Ольвия в эпоху поздней классики и раннего эллинизма ( IV – первая половина III в .) В пердыдущей главе мы старались п оказать , что эп оха ранней классики проходит для Ольвийского полиса под знаком двух основополагающих моментов , в значительной степени определявших ее политическое существование : греческой тирании и скифского протектората . Теперь возникает закономерный вопр о с : можем ли м ы установить хотя бы примерно дату смены их новым политическим строем и уловить при этом в наших источниках какие-то сл еды наступивших перемен ? Прежде всего бросается в глаза интересный факт : при том , что культ Зевса засвидетельствован в Ольви и как лапидарными надписями , там и граффити по крайней мере начиная с конца VI в . до н . э . Введение культа Зевса Элевтерия в греческих полисах - явление н е случайное , но обусловленное вполне определе нными историческими обстоятельствами . Вполне обос нованно е предположение о том , что вольно вздохнувшие ольвиополиты ввели у се бя в начале IV в . культ Зевса Элевтерия по торжественному поводу освобождения сразу о т двойного бремени : от верховного владычества над полисом Скифского царства и одноврем енно от власти с о бственных тирано в . Весьма знаменательно , что как раз с начала IV в . до н . э . резко редуцированная с установлением скифского протектората ольви йская хора начинает быстро возрождаться , прич ем в масштабах , которые теперь превосходят прежние . На территории ст арых поселков , как и на новых местах , в пределах прежних границ полиса возникает большое ко личество сельскохозяйственных поселений . Этот фак т нельзя истолковать иначе , как стремление обновленного Ольвийского государства восстановить одну из главных отрасл е й сво ей экономики , нормальное функционирование которой было некогда нарушено диктатом варваров. Ольвийское государство обрело независимость от внешнего господства скифов , а ольвийск ий демос , избавившийся от тиранического дикта та , впервые получил суверенное право по собственному усмотрению устанавливать государст венный строй , законы и политику . Таким обр азом , терминологический анализ полностью подтверд ил гипотезу об освобождении ольвиополитов от двойного бремени. Вернемся , однако , к вопросу о политиче ском ус тройстве Ольвии в позднеклассическ ое время . Для решения этой проблемы первос тепенное значение имеют следующие факты . Преж де всего в начале IV в . со сцены сходят культовые ассоциации мольпов , орфиков , нумени астов и т . п ., служившие опорой тираническо му реж и му : в контрасте с довол ьно многочисленными документами V в ., свидетельству ющими об их активной деятельности и однов ременно выдающемся положении в городе , о к акой-либо их активности в позднеклассическую эпоху эпиграфические свидетельства отсутствуют . Д олжн о сть городского эпонима переходит с этого времени от эсимнета мольпов к жрецу Аполлона Карышковский П . О . Ольв ийские эпонимы //ВДИ . 1978. № 2. С . 88 . Но эти элитарные , однако же , общепол исные союзы аристократии уступают свое место внутриродовым , клановым р елигиозным сооб ществам - фиасам , объединенным исключительно по гентильному признаку под эгидой своих бого в-покровителей . Еврисивиады , Леократиды и им по добные разветвленные кланы принимают теперь н а себя прерогативы предшественников по соверш ению жертвопр и ношений , воздвижению ст атуй и т . п . Однако их деятельность , ка к показывает пример Еврисивия , сына Сириска , не ограничивалась одной только религиозной сферой : предводители таких гентильных союзов возводят дорогостоящие , но жизненно необходимые полису оборо н ительные сооружения , как бы принимая на себя и те функц ии , которые прежде находились на компетенции тирана , что может свидетельствовать об их политической активности в городе . Это под водит к мысли , что обновленный государственны й строй Ольвии этого времен и не повторял полностью классическую модель радик альной демократии , но имел заметную аристокра тическую окраску. Одним из рубежей , предопределившим судь бы Ольвийского полиса на десятилетия вперед , оказались события , связанные с обороной города от войск Зоп ириона . "Борисфениты , осаждаемые Зопирионом , - пишет Макробий , римский сановник и писатель конца IV и первой половины V в . н . э ., - отпустили на волю ра бов , дали права гражданства иностранцам , измен или долговые обязательства и таким образом смогли выдержа т ь осаду врага ". "П ервый удар процветанию Ольвии , - писал он , - был , по всей вероятности , нанесен осадою З опириона ", которая оказалась "одним из первых звеньев длинной цепи бедствий , опутавших не когда богатую и счастливую Ольвию "; ведь д аже , "чтобы отбитьс я от Зопириона чрезвычайные и крайне стеснительные для го сударства меры ". По всем имеющимся в настоящее время данным , в первые десятилетия после Зопирион овой осады наблюдается не упадок , а , напро тив , расцвет Ольвии , знаменательно совпадающий с гигантскими с оциальными , экономическими и политическими изменениями , происшедшими в древнем мире , вступившем в новую эпоху своей истории – эллинистическую . Во время Зопирионовой осады в Ольвии верх взяли радикальные элементы , обложившие богатых большими податями . В да льнейш ем олигархи пытались вернуть позиции в бо рьбе с "радикалами " - одну из вспышек разног ласий уладил Каллиник , принадлежавший тогда к умеренным ; но в дальнейшем его позиция , возможно , сдвинулась в сторону олигархии , е сли предположить , что он отменил на л оги на состоятельных. Что же касается причин и целей со циальных реформ времени осады , то я присое диняюсь к той группе ученых , которая видит но крайней мере в одной из них - п роведенной Каллиником кассации долгов - не про сто превентивную меру , но , как прямо заявляет декрет в его честь , следствие раз разившегося социального конфликта Козуб Ю.И . Историческая топография некрополя Ольвии // Античная культура Северного Причерноморья. Киев ,1984. С . 162. , хотя второе вовсе не исключает , но лишь до полняет первое . Т акую оценку подкрепляет и рекомендация теоретика осадного дела Э нея Тактика . Причины вспыхнувших социальных в олнений зрели , видимо , в недрах ольвийского общества давно , и осада послужила лишь катализатором их разрешения . В качестве конкр етных стимулов , по р одивших стасис , можно предполагать подтверждаемое археологически опустошение осаждавшими сельскохозяйственной терри тории , вызывавшее продовольственный кризис и лишавшее малоимущих основного источника доходов . Осада парализовала экономическую жизнь Ольв ии, прекратив , в частности , поступление в казну одной из основных статей поп олнения государственного бюджета - таможенных пошл ин и иных торговых сборов . В итоге гор одские власти были вынуждены ввести чрезвычай ный военный налог , отмена которого после п обеды на р яду с редукцией медной монеты безусловно облегчала положение прежде всего городской бедноты , а потому не мо жет быть расценена иначе , как важное демок ратическое преобразование. Весь изучаемый декрет носит отпечаток ярко выраженной демократической окрашеннос ти , поскольку он в числе заслуг Каллиника называет только две акции : раздачу работ и предложение по отмене долгов ; все о стальные важные мероприятия , в которых , по всей видимости , должен был принять определенн ое участие и сам эвергет , поставлены в заслугу д емосу . Все это достаточн о убедительно свидетельствует о победе в полисе радикально-демократического режима и о сопряженном с этим обновлении всех или бо льшей части сфер полисной жизни : внутри - и внешнеполитической , социально-демографической , финанс ово-э к ономической , религиозной и архит ектурно-градостроительной . По всем приводимым ниже источникам вы рисовывается вполне четкая , неопровержимая картин а могущества и процветания Ольвии как до , так и после осады Зопириона . В возобн овленном договоре об исополитии Ольвии с Милетом , эпиграфическая фиксация которого н айдена при раскопках милетского Дельфиниона . Изучение обстоятельств заключения договора , приве ли к вполне оправданному выводу о том , что с милетской стороны предпосылкой подтв ерждения ранее существовавш е го соглаш ения с колонией было изменение политического строя , а именно реставрация демократии . О бе договаривающиеся стороны , хотя и по раз ным причинам и независимо друг от друга , но все-таки одновременно повернувшие свой п олитический курс , при этом в одном направлении , постарались тут же пересмотр еть свои международные отношения , подтвердив исополитию и прежде существовавшую между обеи ми общинами. Урегулирование полисом международных отношен ий не ограничилось одним лишь милето-ольвийск им договором : в последн ее время появля ется все больше данных о возникновении и последующей ликвидации конфликта Ольвии с ее восточным соседом - Херсонесским полисом. Раннее поселение Панское I стало неопровер жимым свидетельством территориальной экспансии о львиополитов на запад К рымского полуостро ва в первой половине IV в. Однако около середины или в третьей четверти этого столетия ольвийский форт ги бнет в мощном пожаре , а затем перестраивае тся по типично херсонесскому образцу , что трудно не поставить в связь с синхронно развернув шейся экспансией херсонеситов в Северо-Западный Крым . Последовавший за военным конфликтом разрыв в отношениях Ольвии и Херсонеса , фиксируемый по целому ряду ист очников , ликвидируется довольно скоро : по данн ым лапидарной и керамической эпиграфики , а также н умизматики , в последней че тверти IV в . прерванные связи налаживаются , что знаменательно совпадает с победой радикально й демократии в Ольвии послезопирионовского пе риода . Взаимоотношения обоих полисов в послед ующие два столетия были построены на осно ве дру ж бы , взаимопомощи и , возможн о , политического союза. Демократические веяния вторгаются ив таку ю консервативную сферу общественного бытия , к ак религия . Очевидный подъем , оживление конъюнктуры и процветание наблюдаются и в экономической сфере . О состоянии гос ударственного бюд жета этого времени красноречиво говорит один тот факт , что ольвиополиты безо всякого напряжения , только что выдержав изнурительну ю осаду , оказались в состоянии выделить из казны для награды Каллинику , сыну Евксена , 1000 золотых или 3,3 та л анта серебром . Подъем ощущается и в частноэкономическом секторе : неоднократно упоминавшийся Клеомброт , сын Пантакла , строит на собственные средства такое дорогостоящее сооружение , как башня ; наблюдается явная интенсификация строительства жилых домов . Ольв и йская хора - зе ркало экономики полиса - переживает в это время момент своего небывалого расцвета : раск опками и разведками зарегистрированы перестройка и увеличение площади старых поселений до зопирионовского периода , возникновение многочисленных новых посе л ений , появление первых ольвийских усадеб . Наконец , именно на эти годы приходится ольвийская денежная реформа , среди различных мероприятий которой наиболе е важен первый в истории Ольвии выпуск золота . Представляется вероятным , что эмиссия великолепных по и с полнению золотых статеров , наглядно противопоставивших олимпийско й символике монет Филиппа и крылатой Нике широко распространившихся золотых статеров А лександра , была не только чисто экономическим мероприятием , но и политической демонстрацие й города , усто я вшего перед армией , превышавшей количество его населения. И наконец , раскопками послевоенных лет твердо установлено , что на первые десятилет ия после Зопирионовой осады падают коренные преобразования архитектурного облика самого города Ольвии . Прежде всего заметно прео бражается общественный центр полиса - агора и прилегающие к ней строительные комплексы . Сама главная площадь , по крайней мере в своей северной части , вместо черепяного п окрова получает монументальную вымостку из пр екрасно отесанных известняков ы х плит . Территория священного участка - теменоса , полн остью нивелируется слоем лёсса и также за мащивается плитами , на ней строится более монументальный , периптериальный храм Аполлона Дел ьфиния и новый простильный храм Зевса Кар асев А . Н . Монументальные п амятники ол ьвийского теменоса . С . 39, 41, 45, 113. . Ста рый известняковый алтарь V в . служит теперь фундаментом для нового - роскошного , мраморного . На юге часть территории теменоса сокраща ется за счет сооружения здесь большой сто й - внушительных размеров портика , открывавше гося на агору ; портиком оформляется и запа дный вход в священный участок . Особенно су щественным и показательным представляется факт повторного расширения главной площади за с чет теменоса : как и в начале V в ., это прямой показатель не тол ь ко ро ста населения полиса , но и его экономическ ой и - что особенно важно - политической акт ивности. Перестраивается комплекс ольвийского гимнаси я , обрамлявший агору с юга . Реконструкции подвергается , вероятно , и здание суда - дикастер ий , расположенный у се веро-западного въезд а на агору . На восточной стороне площади , перед склоном , ведущим в нижний город , возводится длинное здание "торговых рядов ". Капитальную перестройку претерпевают также торго вые и общественные здания , обрамлявшие агору с запада . Выше уж е говорилось о строительстве фортификационных сооружений. Весьма характерно , что реконструкция не ограничилась только сферой государственного ст роительства , но в значительной степени затрон ула и частные жилые ансамбли . Учитывая это обстоятельство , ольвийск ое градостроительств о последней трети IV-начала III в . связывают пр ежде всего с победой радикально-демократического режима. Итак , можно прийти к выводу о том , что под влиянием социальных волнений , ра зыгравшихся в Ольвии во время осады Зопир иона , произошел политический переворот , прив едший к власти радикальных демократов во главе с Каллиником , сыном Евксена , который провел в жизнь кассацию долгов , упомянутую Макробием . Смена государственного устройства по влекла за собой обновление почти всех сфе р жизни обще с тва : внутри - и вне шнеполитической , религиозной , экономической , архитекту рно-градостроительной . Подводя итоги , необходимо кратко коснутьс я причин окончательной победы ольвийской демо кратии . Ведь мероприятие Каллиника было по существу своему всего лишь перв ым шагом на пути демократизации общества . Главну ю причину успешного завершения этого процесса я склонен усматривать в обретении демокр атическими силами прочной социальной опоры ср еди тех слоев населения полиса , правовой и экономический статус которых был у лучшен в результате упомянутых реформ . Демократическим преобразованиям не могли не оказать поддержку , во-первых , разорившаяся просл ойка граждан , на политическую активизацию кот орой , безусловно , должна была повлиять кассаци я долгов , отмена налогового облож е ния и редукция медной монеты ; во-вторых , кс ены - прежде неполноправные , а ныне включенные в гражданский коллектив ; и наконец - рабы , когда-то юридически недееспособные , а теперь вместе со свободой получившие определенные , хотя и ограниченные , права . В сво ю очередь демократизация явилась немаловажн ой предпосылкой небывалого взлета ольвийской экономики , поскольку те же факторы , а имен но пополнение гражданской общины , кассация за долженности городских низов , расширение юридическ их прав вчерашних рабов и сопряж е нной с этим их экономической самостоя тельности , не могли не сказаться благотворно на повышении конъюнктуры производства и развитии коммерции , на расширении и упрочении торговых связей с греческим и варварским миром . А это , в свою очередь , стимулир овало пр и ток в город новой ма ссы чужеземцев и зависимых людей значительно увеличивших численность населения полиса и в свою очередь способствовавших общему э кономическому подъему , в частности - более инте нсивному освоению хоры . Таким образом , постзоп ирионовский пе р иод стал апогеем р азвития Ольвийского полиса. 2.2 Эпоха кризиса (вторая половина III – перва я половина II в . до н.э .) Предшествующая - раннеэллинистическа я - эпоха была периодом последнего и наивы сшего расцвета всех сторон жизни догетской Ольвии . Пример но с середины III в . до н . э . она вступает в затяжную полосу кризиса и упадка , наложившего неизгладимый отпечаток на большинство сфер бытия полиса , его обитателей и непосредственного окружения . Регулярная нехватка продовольствия , прежде в сего хлеба , посто я нные и затяжные войны и варварские набеги , тесно связанны е с этим вымогательства дани , истощение го сударственных финансов и порча монеты - все это вместе с имущественной и социальной поляризацией приводило к вспышкам политической борьбы - таковы проявлени я кризиса , подробная характеристика которых дается ниж е. Ольвиополиты в отличие от большинства городов Средиземноморья не испытывали над собой до конца II в . до н . э . власти н и одной из эллинистических монархий . Археологические работы последних лет на хоре Ольвии , Херсонёса и Боспорского царства показали принципиальное разнообразие т ипов жилищ и поселений , которое с полным правом предполагает различия и в социаль ном статусе их обитателей и владельцев . Со циальное и имущественное неравноправие создавали благ о датную почву , на которой при благоприятном - а точнее говоря , неблаго приятном - для полиса внутренне - и внешнеполити ческом климате разражались бури социальных и политических конфликтов . Широко известный ол ьвийский декрет в честь Протогена проливает яркий с вет на огромное имущест венное различие между такими , как Протоген , который безвозмездно истратил на общественные нужды 50 талантов , и массой обнищавшего нас еления , страдавшего от постоянной нехватки хл еба . Внутриструктурные причины кризиса Ольвийског о , ка к и прочих понтийских полисов , значительно усугублялись нестабильностью внешнепо литической обстановки . Прежде всего есть неко торые основания полагать , что Ольвия могла быть втянута в эту эпоху в военные конфликты со своими греческими соседями - поли сами З а падного Понта . Этот факт можно поставить в связь с тем , что Ольвия вступила в первой половине III в . в конфликт с "сестринским " пол исом Истрией , возможно , из-за территориально-эконом ических притязаний последней. Если о войнах Ольвии с ее греческ ими соседя ми мы располагаем в лучшем случае косвенными данными , то свидетельства о постоянной угрозе полису со стороны варварского окружения просто вопиющи . Прежде всего следует иметь в виду , что в э ту эпоху этнополитическая ситуация в южнорусс ких степях по сравнен и ю со вр еменем Геродота резко поменялась . Сарматы , кот орые в конце IV в . до н . э . перешли До н , постепенно вытеснили скифов из их искон ных областей обитания . С запада усилился н атиск гето-фракийских и кельтских племен на скифов , которые , вероятно , к середин е III в . до н . э . были почти целиком оттеснены в Нижнее Поднепровье и за Пе рекопский перешеек в Крым , где основали но вое царство со столицей в Неаполе , названн ое Страбоном Малой Скифией. Происшедшее , подобно цепной реакции , перем ещение племен привело к нару шениям гр еко-варварских контактов : теперь место добрососедс ких , обоюдовыгодный взаимоотношений заступили дли тельные , непрекращающиеся военные конфликты . Наибо лее ярко эта картина вырисовывается по ст рокам бесценной ольвийской хроники рассматриваем ого пери о да - Протогеновского декрета . Протоген не только финансировал , но и осуществил строительство двух куртин , отстроил требовавшие ремонта пять башен , починил ж итницу , пилон , привел в порядок общественные суда , возившие строительный камень , довершил постройку еще одного прясла стены. Постоянные войны Херсонеса со скифами документируются нарративными , эпиграфическими , нуми зматическими и археологическими источниками на протяжении III и II вв . вплоть до окончательных побед Диофанта . Следовательно , миссия Никерат а не могла состояться после вхождения Херсонеса в состав всепонтийской державы Митридата , поскольку после подчинения последним Скифского царства , во-первых , положение в полисе должно было стабилизироваться , а во-вто рых , в нем , по всей видимости , был разм е щ ен понтийский гарнизон , который не допустил или , по крайней мере , тут ж е сам погасил бы вспышку стасиса между жителями . Вряд ли это могло случиться и во время военных кампаний Диофанта и его предшественников , т . е . примерно после 114 г ., поскольку Диофант о вский декрет и другие документы рисуют поразительное единодушие херсонеситов во время военных дейс твий . И уж вовсе невероятно , чтобы протект ор Ольвии царь Скилур позволил одному из граждан контролируемого им (пусть и автон омного ) полиса отправиться умирот в оря ть одного из злейших его врагов - херсонес итов , восстанавливая таким образом их единоду шие и усиливая их обороноспособность . Исключе но , конечно , и отнесение декрета в честь Никерата ко времени правления сына Митрида та Евпатора Фарнака , поскольку Ольвия незадолго до разгрома Буребистой представ ляла собой полностью истощенный и обескровлен ный город. Таким образом , в полном согласии со сделанными выше наблюдениями над палеографией и языком документа остается отнести его к первой половине II в . до н . э ., это могут подтвердить и уточнить следующие соображения исторического порядка . Многочисленны е разнохарактерные материалы , добытые в после днее время , неоспоримо свидетельствуют о том , что в начале II в . Херсонесу приходилось отражать постоянно усиливавшийся на т иск скифов : в это время полис теря ет значительную часть своей хоры , на сохра нившейся территории усадьбы и крепости срочно обносятся мощными панцирями стен , сам гор од , в непосредственной близости от которого гибнут поселки и производственные комплексы , вын у жден , идя на крайние меры , использовать святые для эллинов надгробия предков для укрепления "башни Зенона ", прекрати ть чеканку серебра и т . п. Итак , эпиграфические источники в один голос свидетельствуют о том , что во второй половине III-первой половине II в . Ольвийски й полис постоянно терроризировали своими напа дениями и вымогательством дани воинственные в арвары : сарматы , галаты , скиры и , возможно , д ругие племена . Во многом схожая ситуация , сложившаяся в Западном Причерноморье и извест ная нам по ряду источ н иков , по зволяет допускать , что и в Нижнем Побужье варвары опустошали хору Ольвии , уводили в плен ее жителей , брали заложников и т . п. Изучение ольвийской хоры последних пример но полутора десятилетий неопровержимо доказало : около середины III в . до н . э . п ракт ически все многочисленные поселения некогда о бширной сельскохозяйственной территории полиса п огибают , причем обнаруженные в них слои ра зрушений и пожарищ красноречиво говорят о насильственном характере их исчезновения . Неизв естно , какие варварские пле м ена пр ичинили Ольвии столь опустошительные разрушения , но налицо факт повторения , с соответству ющими изменениями , конечно , истории V в .: опять вмешательство внешних сил практически полность ю лишило полис одной из главных отраслей его экономики - сельского хозяйства , но на сей раз окончательно вплоть до римской эпохи. Разрушение собственной земледельческой базы полиса было одной из главных причин , вызывавших постоянную нехватку продовольствия и хлебный голод в городах Понта . Другой немаловажной причиной было то , что аг рессивность воинственных галатов , скиров , фракийце в и т . д . терроризировала не только гре ческие города , но и их мирных соседей - варваров , парализуя нормальные занятия последних земледелием и скотоводством . Такое положение вещей вело , с одной с т ороны , к тому , что мирное варварское окружение подвергалось той же , что и греки , эксплу атации путем грабежа и взимания дани , а с другой - к нарушению традиционных торговых коммуникаций между ними и греческими пол исами , что , в свою очередь , лишало последни е одного из источников продовольств енного , снабжения и вызывало в них частый хлебный голод. Прогрессирующее социальное и имущественное расслоение в обстановке усугубляющегося эконом ического кризиса и вызванной им нехватки продовольствия приводило к обострен ию соц иально-политической борьбы в Ольвийском полисе , катализатором которой зачастую оказывались нап ряженные моменты военной угрозы . Приступы соц иальной и политической борьбы не в меньше й степени должны были сказаться на нормал ьном ходе производства , при э том среди прочего - наиболее болезненно для поли са-производства сельскохозяйственного Трофимова М . К . Указ . соч . С . 54. , в тех ра мках , в которых оно еще могло осуществлять ся . Они же вредили стабильности производства ремесленной продукции , а также заморс кой торговле - в рассматриваемую эпоху одному из главных источников хлебоснабжения полиса . Иными словами , мы видим перед собой п ример циклической взаимозависимости между эконом икой и общественными отношениями : продовольственн ый кризис влечет за собой стас и с , последний же в свою очередь сно ва обостряет нехватку основных продуктов пита ния. Кризис Ольвийского полиса затрагивал , оче видно , в той или иной степени и прочие сферы общественного бытия : идеологию , культур у , социальную психологию и т . д ., но зде сь мы н е располагаем пока необходимым и данными. Каким же средствами пытались бороться с кризисным состоянием ольвиополиты и к каким мерам прибегли для его преодоления ? Прежде всего ими были предприняты усиленны е попытки устранить одну из первопричин т ого бедствен ного положения , в котором они очутились , а именно ликвидировать вражеск ую угрозу , которая как Дамоклов меч нависл а над полисом . Здесь они столкнулись с тройной задачей . Во-первых , оградить свой го род мощными оборонительными сооружениями . Ольвия обносится с тенами в первой пол овине V в . Однако Иротогеновский декрет свидете льствует о том , что даже к концу III в . большая часть территории города , лежащая у реки , не была защищена . Благодаря частным пожертвованиям , ссудам и личной инициативе Протогена все эти фор т ификационные сооружения удалось построить , завершить и привести в порядок , а сверх того и соорудить новый пилон у выставки товаров . Второй задачей явилось строительство мощного военного флота с целью отразить со стороны моря и лимана нападения как своих с оплеменник ов , так и пиратов . И наконец , са мой главной и первоочередной задачей было организовать сухопутные вооруженные силы , спосо бные отразить неприятельские набеги на полис и обеспечить надежную защиту его террито рии . Не менее решительно , чем против в арварской угрозы , боролись ольвиополиты с постоянно бичевавшими их общество продовольс твенными кризисами , вводя для этого ряд де йственных мер . Одной из них была ситония - массовые закупки хлеба государством и п ерепродажа его населению по твердым и дос тато ч но умеренным ценам . Декрет в честь Антестерия сообщает не которые важные подробности об устройстве в Ольвии другой меры борьбы с голодом - си тометрии , т . е . раздаче хлебных рационов . Ольвийская ситометрия была бесплатной , до лгосрочной , распространялась ис ключительно на граждан , причем только имевших на это право . Подобный порядок нельзя не признать справедливым , ибо такие богачи , как Прото ген , сами предоставлявшие для продажи зерно тысячами пудов , причем в моменты острой нехватки хлеба , с точки зрения неи м ущих граждан , едва ли нуждались в минимальных его порциях , необходимых , чтобы то лько не умереть с голода . Наконец , эти раздачи происходили (или стали происходить ) не только в индивидуальном , но и в колле ктивном порядке , т . е . в виде всенародных угощений , с овершавшихся , как мы зн аем из практики других городов , во время праздников , как правило религиозным. Регламентация налогообложения и упорядочение поступлений доходов в полисную казну был и только одной мерой по спасению городски х финансов из катастрофическо го положения и , видимо , далеко не столь эффективной , как того хотелось бы . Гораздо более мно гообещающими , как поначалу могло казаться , был и манипуляции с медной монетой . Из одного декрета Сеста эллинистического времени извес тно , что даже простая чеканка м е ди в условиях стабильного уровня экон омики приносила значительный доход полису . Мо жно себе представить , какие прибыли создавали сь от выпуска в обращение медной монеты по принудительному курсу путем частой смен ы монетных типов , редукции веса , постоянных на д чеканок и перечеканок. Следует заметить , что с середины III в . ольвиополиты прекратили чеканку серебра Зог раф А . Н . Античные монеты . С . 130. . Это неуклонно вело к тому , что количество циркулировавшего на внутреннем рынке золота , превратившегося в номина льные счетные деньги , резко сократилось , а функции реального средства обращения практически без раздельно приняла на себя медь , которую бр али в обращение в любом количестве по принудительному курсу , что влекло за собой ее обесценение . Гораздо более обещающ им был финан совый трюк , когда государство брало ссуду золотом , а выплачивало долг по курсу редуц ированной медью . Однако даже введением в действие всех названных мер Ольвийский полис не мог выкарабкаться из перманентного состояния негат ивного платежного ба ланса . Нерегулярное п оступление доходов , подорванных расстроенной экон омикой , сплошь и рядом приводило к тому , что городские власти не были в состоян ии вернуть заимодавцу одолженную сумму основн ого капитала и наросшие на ней проценты . Из этого и аналогичн ых случаев следует , что для ольвиополитов оставалось о дно наиболее эффективное средство : постоянно прибегать к частной благотворительности как с воих сограждан , так и иностранцев . Однако денежных пожертвований одних только сограждан не хватало , что толкало ольвийские городские власти прибегать к займам и великодушию иноземцев . Первый признак элитаризации я вижу в нарушении одного из основных принципов а нтичной демократии - превышении годового срока для исполнения полномочий обычного магистрата . Причина этог о кроется не столько в том , что исполнение этих должностей т ребовало больших расходов со стороны магистра тов , сколько в том , что по отношению к ним ввиду серьезной финансовой и админис тративной ответстввенности применялся высокий им ущественный ценз , под к о торый уже не подходили средняя и низшая прослойки гражданства. Во-вторых , в ольвийском обществе позднеэлл инистической эпохи заметно начало той тенденц ии , которая в римское время станет доминан той политической структуры полисов Средиземномор ья и Причерномор ья . Элитаризацию государс твенного аппарата , когда , с одной стороны , доступ к верхушке полисной иерархии становитс я прерогативой немногих очень богатых аристок ратических родов , а с другой - одни и т е же представители этих родов занимали го д за годом высшие посты в поли се. Из достаточно обильного совпадения имен дедов , отцов , внуков , возможно также - брать ев и племянников следует закономерный вывод о том , что в III-II вв . верховное жречество и эпонимат часто замещали представители одних и тех же состоятельных и знат ных фамилий . Наконец , третье проявление исследуемого н ами процесса элитаризации ольвийского общественн ого строя наблюдается в эйсегетике декретов . Подводя итоги , попробуем в русле общих тенденций протогеновской эпохи определить ро ль , которую играл и в общественной жизн и полиса ольвийские mattres de la politique. Одни характеризуют ольвийских Протогенов как неких "мироедов ", зах вативших власть в государстве и наживавшихся на несчастье и бедах своих неимущих сограждан . Как-никак это был и их родной п о лис , с гибелью которого - даже если отрешиться от их , вполне естественны х , патриотических чувств - они теряли если не жизнь , то свои состояния , заключавшиеся в немалой степени и в недвижимости . Но , с другой стороны , при общем плачевном с остоянии финансов и экономики , повторя ющихся хлебных голодах , при постоянной военно й опасности , угрожавшей благополучию и даже существованию города , и сами сограждане нуж дались в благотворительности-доброхотной или вытр ебованной - Протогена и иже с ним , волей-нев олей платя з а нее некоторым уще млением своих реальных политических прав. 2.3 От Скилура до Буребисты Нарисованная в предыдущей глав е картина глубокого экономического упадка не должна породить впечатления , что кризис , в котором очутилась Ольвия , непрерывно нараст ая , пр евратился на два столетия в неразлучного спутника полиса вплоть до его разгрома гетами в середине I в . до н . э . Полоса кризиса не была непрерывной : усп ешные попытки его преодоления стали давать свои плоды уже во второй четверти II в ., приводя к временному подъему и оживлению экономической конъюнктуры. Во второй четверти II в . ольвиополиты во зрождают чеканку по родосской системе серебря ных монет трех номиналов : статеров , драхм и триоболов , притом в сравнительно большом количестве . Реальный признак улучшения эк ономической и финансовой ситуации города след ует усматривать только в возобновлении чеканк и серебра , поэтому нам остается лишь попыт аться выяснить , с какими историческими событи ями эта перемена могла быть связана. Нет сомнения , что и Ольвия должна была и звлечь выгоды из создавшейся бл агоприятной ситуации . Поскольку , как уже было сказано к этому времени полис своей хоры окончательно лишился , нормализация междунаро дной обстановки и какая-то , пусть временная нейтрализация агрессивности воинственных варваров не могли благотворно не сказаться прежде всего на поставках в город пр одовольствия от соседних земледельческих племен , а успешная борьба с пиратами – и на заморской торговле , одном из немногих оставшихся источников как снабжения хлебом , так и доходов Ольв и йского поли са. Однако период некоторого оживления в экономической и финансовой сферах Ольвии длил ся недолго , как о том свидетельствуют те же нумизматические источники . Выпущенное нед авно серебро , как и обращавшаяся параллельно с ним медь , вскоре было дважд ы подвергнуто надчеканке , можно сделать заключени е о новом обострении кризиса около середи ны II в . до н . э . Одной из главных при чин нового упадка было опять-таки ухудшение отношений с окружающими варварами . Так , изве стно , что в рассматриваемое время к зап а ду в непосредственной близости о т города всколыхнулась новая мощная волна миграции варваров - бастарнов , которые в 179 г . переходят Дунай и ближе к середине с толетия усиливают давление на греческие город а Добруджи . Вполне возможно , что они , равно как и др у гие воинственные ва рвары , стали активнее тревожить своими нападе ниями Ольвию , что и заставило последнюю по сле смерти Фарнака искать себе нового защ итника и покровителя . И такой простат вско ре нашелся в лице скифского царя Скилура. Но , так как Скилур удержи вал в руках прибрежные территории к западу от Перекопа вплоть до Днепра , ему удалось при известных условиях установить протекторат над Ольвией . Нет оснований предполагать , что их взаимоотношения с самого начала сл ожились на основе политического монолога, одностороннего диктата . Ольвиополиты получали у своего могучего протектора военные отр яды для защиты рубежей полиса от опустоши тельных набегов соседних варваров и одновреме нно обеспечивали свою безопасность с востока . Взамен они расплачивались , видимо , то й же ценой , что и Саитафарну : либо постоянным форосом , либо время от времени выплачиваемыми дарами. Не оставался в проигрыше и Скилур , который получал от ольвиополитов кроме дан и прежде всего торговый флот с опытными экипажами , принадлежавший таким крупным с удовладельцам , как Посидей . Давние деловые свя зи последнего с Родосом , Косом , Тенедосом и другими островами и полисами Эгеиды спо собствовали тому , что в обмен на скифскую пшеницу знать Неаполя получала из средиз емноморских и причерноморских центров вино, масло , предметы роскоши , другие пр оизведения греческого ремесла . Благоприятная экон омическая конъюнктура привлекала ольвийских бога чей в скифскую столицу , где они оставались достаточно долго , становясь приближенными ца ря , нуждавшегося в греческих советник а х , экспертах , военачальниках и т . п. Вместе с ними приходили и многие достижения эллинистическои культуры , что в зн ачительной степени способствовало эллинизации ве рхушки скифского общества . Свидетелями этого процесса выступают многочисленные статуи с вы рез анными на их базах греческими надп исями , посвященные в Неаполе эллинским , а возможно , и варварским божествам , в том чи сле - что симптоматично - и от имени самого царя . Некоторым из греков при дворе с кифских правителей , подобно Посидею , доверялось даже ком а ндование военно-морскими э кспедициями для борьбы с пиратами . Целью э тих операций было прежде всего обеспечить безопасность морской торговли Скифского царств а . Сделанные выше наблюдения о структуре взаимоотношений ольвиополитов и Скифского царс тва подводят нас вплотную к вопросу о том , каким путем произошло подчинение О львии скифскому протекторату . Таким образом , и археология не позволя ет говорить о насильственном захвате Скилуром города , сопровождавшемся военным разгромом . М аловероятен он и по следующим в еским соображениям . Не говоря уже о том , что , признав над собой главенство Скилура , ол ьвиополиты получали более или менее надежную защиту от окрестных варваров успешная бо рьба с ними и с пиратами способствовала оживлению торговли и прежде всего улучшала х л ебоснабжение города , т . е . п омчала решать основную экономическую проблему той эпохи . Немаловажным фактором для этого явилось и открытие нового источника полу чения продовольствия - крымских степей Малой С кифии . Наконец , те круги ольвийской плутократи и , кот о рые пошли на альянс со скифами и стали , подобно Посидею , советни ками Скилура , убедили его - и , как мы ви дели , небезуспешно - оставить в неприкосновенности большинство автономных прав полиса . А кол ь скоро , как показано в предыдущей главе , именно они играли первую скрипку в политической жизни Ольвии , им ничего не стоило убедить и сограждан , номинально поступившись принципами эллинской элевтерии , сп асти отечество и извлечь при этом явные экономические выгоды из создавшейся политическ ой ситуации . Таким образом, как мне п редставляется , проблема генезиса подчинения Ольви и Скифскому царству должна решаться однозначн о. Итак , власть скифов над Ольвией пал а со смертью Скилура . Мы имеем прямые сведения о том , что некоторое время спустя Ольвия была включена в состав По нтийской державы Митридата Евпатора . Оказание понтийским царем военной мощи ольвиополитам недвусмысленно показывает , что он и , оказавшись в критической ситуации без м огучего заступника , нуждаясь в покровительстве понтийского царя , а потому должны были добр овольно отдать себя под его начал о . По всей вероятности , после смерти Скилу ра и окончательного разгрома Палака ольвийско е посольство , подобное доставленному капитаном-ами сенцем на родину , было отправлено ко двору "освободителя эллинов " Митридата с просьбо й и предложением стать и для Ольвии таким же простатом , каким он сде лался незадолго до этого для Херсонеса . По сути , ольвиополиты сменили одного хозяина на другого , к тому же не менее , а наверняка даже более эллинизованого . Как мы видим , политика нового по к ровител я по отношению Ольвийскому полису - по кра йней мере , на первых порах - ничуть не изменилась по сравнению с периодом скифского протекората : продолжают функционировать городски е магистратуры - архонты , жрецы-эпонимы , органы самоуправления общины - Со в ет и на родное собрание , издающие от своего имени постановления , чеканится монета и т . п . Опр еделенное ущемление собственной инициативы можно предполагать только в сфере внешней поли тики , которая должна была отныне подчиняться воле понтий :кого царя. Митрида т со своей стороны получал один из важных стратегических форпостов в Северо-Западном Причерноморье , потенциальный ист очник снабжения материальными и людскими ресу рсами , короче - еще одно звено в цепи с оздаваемого им всепонтийского политического и экономич е ского единства . С иной ситуацией сталкиваемся мы в последующие десятилетия правления Митридата . Ка к уже отмечалось выше , еще во второй п оловине II в . до н . э . ольвиополиты разбирают монументальные постройки теменоса , оставив н а месте лишь центральный алта рь . В то же время прекращают существование и другие сооружения агоры : торговые ряды , водоем , дикастерий , гимнасий , наземные стены которых вскорости разбираются . Для этого же перио да констатируется захирение жилого строительства в Верхнем и Нижнем городе . П о наблюдениям раскопщиков Ольвии Лев и Е . И . Ольвийская огора . С . 115. , а также личному опыту автора этих строк , участвовавшего во многих раскопочных кампаниях , культурный слой I в . до н . э . на большей части верхнего плато к юг у от Северной балки вообще отсутствует . Все перечисленные факты могут означать т олько одно : к началу I в . до н . э оби таемая территория города еще задолго до г етского разгрома резко сокращается , стягиваясь , видимо , до пределов южной оконечности "ольв ийского треугольника ", заселенног о в дальнейшем в римскую эпоху. Итак , все приведенные факты рисуют нам Ольвию второй четверти I в . до н . э . как обескровленный , захиревший , пришедший в кр айний упадок город . Едва ли после последов авших одно за другим поражений Митридата в третьей войне с Ри мом она могла представлять для царя сколько-нибудь достойн ый интереса и траты усилий объект , требова вший отвлечения на его оборону военных си л в тот момент , когда эти силы были столь необходимы самому царю для того , чтобы выиграть решающую схватку с Помпе е м . Оставленная в критическую минуту понтийск им царем без военной поддержки , она автома тически вышла из-под его контроля . Ослабленный , истощенный военными нападениями город дожив ал свои последние дни . Катастрофа разразилась одним-двумя десятилетиями спустя. Ольвия в ряду других западно-понтийских полисов подверглась нападению и разгрому п олчищами гетов , сплотившихся под властью их правителя Буребисты . Обессиленный , изнуренный г ород , или , вернее то , что от него остал ось к середине I в . до н . э ., был взят гет ами , можно сказать , голыми руками , разграблен и разрушен . Однако Ольвия к этому моменту настолько захирела , что архео логические следы разгрома до последнего време ни даже не улавливались . Уцелевшие после погрома ольвиополиты , под обно жителям Истрии и Одесс а , вынужден ы были покинуть город . Вернулись они на пепелища спустя некоторое время по желанию скифов , нуждавшихся в торговле с эллинами . Очевидно , Ольвия пережила , как и Истрия , событие , получившее название "второе основание ". Однако как и з детального пове ствования Диона , так и из результатов многолетних раскопок явствуе т , что возрожденная Ольвия никогда уже не достигла былого расцвета и благополучия - после разорения ее воинами Буребисты террито рия ее застройки сократилась в несколько раз . Так печально и н есчастливо закончились первые шесть столетий "счастливого города " на берегу Гипаниса. Заключение Мы проследили эпоха за эпохой большую часть тысячелетней истории Ольвийского полис а , основанного милетскими колонистами на бере гах Гипаниса и Борисфена . Суд ьбы Ольвии были тесно переплет ены с судьбами всего греческого мира , ее развитие шло в ногу со временем , прих одя те же стадии и порождая те же феномены , которые были присущи полисам Средиз емноморья и Причерноморья . Однако все это не лишало Ольвийский полис свойственн ого ему неповторимого своеобразия , вызванного к жизни вполне определенной экологической , эт нополитической и конкретно-исторической обстановкой . Именно в этом гармоничном неразрывном пере плетении общего и особенного состоит , на м ой взгляд , непрех о дящее значение О львии для общеэллинской истории . Попытаемся ж е определить , в чем главном заключалось то и другое. Основным общим моментом , роднившим Ольвий ский полис с его собратьями в Малой А зии и Великой Греции , в Галлии и Испан ии , в Ливии и Египте , было столкновен ие его буквально с первых шагов и впл оть до последнего вздоха с огромным и пестрым по своему составу миром варваров , характер взаимоотношений с которыми и опре делял на протяжении веков судьбы как само го полиса , так в значительной степени и его о кружения. Второй основополагающий общий момент , при сущий очень многим областям греческой колониз ации , состоял в столкновении с огромными н еисчерпаемыми производственными ресурсами , которые при благоприятной на первых порах этнополи тической обстановке приве ли к резкому взлету экономики , а последняя , в свою оч ередь , вызвала возникновение значительной поначал у имущественной , а затем и социально-правовой дифференциации жителей полиса , отчетливо про слеживаемой по нашим источникам уже с кон ца VI в . Имущественное и юридическое превосходство первых основателей над прибывавшим и впоследствии добавочными колонистами не мог ло не вызвать социально-правового неравенства тех и других , стимулируя тем самым устано вление и укрепление аристократического образа правления . Даль н ейшее развитие поли са в экстремальных условиях внешнеполитической угрозы со стороны варваров вынесло на гребень волны ольвийскую тиранию . Изменение ж е политической обстановки в регионе привело к смене ее сначала умеренной , затем р адикальной , а спустя изве с тное вре мя и элитарной демократией . Это был путь , которым прошли многие греческие полисы. Особенное же в историческом развитии Ольвии обусловливалось во многом тем существе нным фактором , что полис в течение более чем пяти веков , т . е . на протяжении большей части своей истории вообще , н е подчинялся мощным державам восточного типа , затем не входил в империю Александра Великого , а после ее распада не был интегрирован в состав ни одной возникшей на ее развалинах эллинистической монархии . Эт о отнюдь не означает, что Ольвия на протяжении всего этого времени оставалась в полном смысле слова автономным государст вом . Напротив , в данном , как , впрочем , и в соседнем западнопонтийском регионе возникает совершенно особая форма зависимости - "варварски й протекторат ". Этот своеобразный вид подчинения играл столь существенную роль в истории Ольвии , и не ее одной , что требует прежде всего выработки четкой дефи ниции. Под "варварским протекторатом " предлагается понимать установление определенных форм зависи мости греческих полисо в от того или иного варварского политического образования бе з интегрирования их в структуру последнего , выражавшихся в контроле варваров в лице верховного правителя или его наместников и ставленников над экономической сферой жизни полисов и во внеэкономич е ской эксплуатации различных видов ; взамен этого - определенные , в той или иной мере соблюда вшиеся гарантии варварских протекторов по обо роне полисов . Под сформулированный тип зависи мости подпал не один Ольвийский полис , и доказывал он свою жизнеспособност ь не одно столетие . Можно уверенно ск азать , что варварский протекторат стал универ сальным длительным феноменом в обширном запад но - и северопонтийском регионе на протяжении V-II вв . Однако ему , как и самой истории Ольвии , был присущ ряд общих и различ ных мо м ентов. Общее заключается в том , что независим о от экономического уклада и типа варварс ких обществ - будь то кочевое , полукочевое или оседлое , - независимо от степени развитости в них форм государственности при установ лении протектората всем им было присуще главное : как правило , невмешательство во внутреннюю и внешнюю политику полисов , де йствие протектората распространялось преимущественно на сферу финансов и экономики . Вторым общим моментом , проявлявшимся в несколько и ной сфере , было стремление варварских п равителей привлечь к себе на службу греческих советников , экспертов , военных специа листов и т . п ., в том числе и из полисов , которые находились под эгидой прот ектората . Таковыми были ольвиополиты Тимн при царе Ариапифе и Посидей при дворе Ск илура , антиохи е ц Гермей у Канита , маронеец Гераклид при Севте I, Антигон при Сариаке . Наконец , нередко варварские правител и от своего имени или от имени своих наместников выпускают в подвластных им г реческих полисах монету как символ их под чинения : Скил в Никонии , Арих, Эмина к и Скилур в Ольвии , Атей в Кал-латисе , Канит и другие цари Малой Скифии в городах Добруджи. Различие между отдельными варварскими про текторатами состоит прежде всего в разных формах и способах внеэкономической эксплуатаци и , которые опять же не были о бусло влены типом общества , не зависели от време ни их применения . Во-первых , это экономический диктат , проявившийся в Ольвии периода пра вления Ариапифа , Скила и Октамасада в пере воде хозяйства на новые рельсы - в сворачи вании земледелия и интенсификации тр а нзитной торговли . Наиболее распространенной формой эксплуатации была регулярная дань , у плачиваемая полисами варварам . Форос вносили города фракийского побережья царству Одрисов , Истрия Ремаксу , возможно , Византии Атею , тот же полис кельтскому царству в Ти л е . Из Протогеновского декрета мы узнаё м и об иной форме уплаты трибута , выра жавшейся в менее регулярных дарах , которые привозят в ставку Саитафарна либо сами ольвиополиты , либо за ними приезжают варвары , либо последние получают их по особому поводу (напри м ер , "дары по случаю проезда "). Наконец , еще одной разновидностью внеэкономической эксплуатации было кормление в ойска по типу "персидских угощений ", о кото ром мы можем догадываться на основании ра ссказа Геродота о частных прикочевках Скилова войска к Ольви и. В обоюдном процессе подобных греко-варвар ских контактов ни одна из сторон не у частвовала пассивно . Установление протектората пр ежде всего стимулировало ускоренные темпы элл инизации варварских обществ . Однако темпы эти , как и сама степень акцептации варва рами достижений эллинской цивилизации , не были одинаковыми , но зависели от множеств а объективных и субъективных факторов . Так , Атей приказывает чеканить в Каллатисе моне ту , но презрительно относится к великолепной игре прославленного флейтиста Исмения . Ск и л - кочевник , но в силу воспит ания и образованности проникся греческим обра зом жизни и религией . Саитафарн и Ремакс только взимают дань соответственно с Оль вии и Истрии , а Ариапиф , Скил и Скилур используют Ольвию для вывоза своей проду кции , привлекают к с е бе на слу жбу ее граждан , хотя из последних троих двое кочевники , а третий - правитель царства эллинистического типа . Даже Буребиста , поправ ший все вековые нормы протектората , держит при себе греческого советника Акорниона , ро дной город которого Дионисопол ь он не трогает. Однако описываемый процесс нельзя предста влять себе в виде некоего монолога , в котором требует и получает только варварская сторона . Несомненно , известные выгоды из подобного частичного ущемления своей элевтерии извлекали и греческие полисы , по мень шей мере определенные слои их жителей . Так , потеря Ольвией хоры в V в . компенсировалас ь за счет расцвета внешней торговли и ремесел , а потому в целом пагубно не сказалась на состоянии экономики полиса и , видимо , на благосостоянии большей части ег о жителей . Вхождение Ольвийского г осударства под протекторат позднескифского царст ва в Крыму кроме укрепления его обороносп особности должно было , несомненно , улучшить сн абжение города продовольствием , усилить занятость его жителей в разных отраслях произво д ства и коммерции , а потому по высить их жизненный уровень. Резюмируя все сказанное , можно сформулировать основной , карди нальный итог всего исследования : история Ольв ийского полиса во всех ее проявлениях общ его и особенного , при всех показателях нео дносторон него характера протекавших в ней процессов дает нам яркую иллюстрацию сло жности и многообразия самого хода развития античного общества , новые аспекты и грани которого будут все полнее раскрываться по мере накопления источников и углубленного их изучения. Список используемых источников 1. Blaramberg I . P . Choix de medailles antiques d ’ Olbiopolis ou Olbia , P ., 1822. Рус . пер .: М ., 1828. 2. Виноградов Ю . Г. Древней шее греческое письмо с о . Березань // ВДИ . 1971. № 4. С . 80. 3. Виноградов Ю . Г . Полис в Се верном Причерноморье . С . 389. 4. Виноградов Ю . Г . Милет и Ольвия . С . 256. 5. Виноградов Ю . Г . Политическая история Ольвийского полис а . М .: Наука , 1989. – 288 с ., с ил. 6. Graham A. J. The Colonial Expansion of Greece. P. 125 7. Euseb. Chron. can. / Helm. В ., 1984. Р . 95b. 8. Зограф А . Н . Античные монеты . С . 130. 9. Карасев А . Н . Указ . соч . С . 28; Яценко И . В . Скифия VII - V вв . до н.э . М , 1959. С . 111 10. Карасев А . Н . Монументальные памятники ольвийского теме носа . С . 39, 41, 45 , 113. 11. Карышковский П . О . Ольвийские эпонимы //ВДИ . 1978. № 2. С . 88 12. Козуб Ю.И . Историческая топография некрополя Ольвии // Ан тичная культура Северного Причерноморья . Киев ,1984. С . 162. 13. Копейкина Л . В . Некоторые итоги… С .243. 14. Лапин В . В . Г реческая колонизация . С . 352. 15. Леви Е . И . Новые посвятительные Апполону Дельфиниу из раскопок Ольвии //История и культура ант ичного мира . М ., 1977. С . 195. 16. Леви Е . И . Ольвийская огора . С . 115. 17. Lindisch F. De rebus Olbiopolitarum, P/ 4 (655-558 гг .); Ziebell W/ Olbia/ S/ 9 ( та же дата ) . 18. Марченко К . К , Модель . . . С . 142 19. Рубан В . В .// ВДИ . 1977. № 2. С . 204 20. Scythica et Caucasica . Изве стия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе . СПб ., Т . 1, 1893 – 1900; Т . 2 1904-1906. 21. Corpusinscriptinum Graecarum/ 1843/ Vol/ 2, cap/ 1/ P/ 86-89, 5-10 22. Сумароков П . Путешествие по всему Крыму и Бессара бии . М ., 1800. 23. Трофимова М . К . Указ . соч . С . 54. 24. Уваров А . С . исследования о древностях южной Росси и и бе регов Черного моря . СПб ., 1851. Вы п . 1. Об истории Ольвии см .: с 355. 25. Фол А . Политическая история на траките . С ., 1972. С . 139. 26. Хазанов А . М . Социальная история скифов . М ., 1975. С . 235.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Вчера учил жену играть в "Танки". Три часа выбирали внешность и фамилии танкистов.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по истории "Политическая история и культура Ольвийского полиса", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru