Диплом: Способы создания комического в произведениях П.Г. Вудхауза - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Способы создания комического в произведениях П.Г. Вудхауза

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 357 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Способы созда ния комического в произведениях П.Г. Вудхауза Содержание Введение _________________________________________________3 Раздел I. Творческий метод П.Г. Вудхауза __________________ 5 Раздел II. Приемы создания комического и иронического на разных уровнях языка ____________________________14 Глава 1.Приемы комического и иронического на уровне лексики и фразеологи и 1.1.Механизм реа лизации иронической модальности стереотипных словосочетаний______________________14 1.2.Деформация идиом____________________________ 18 1.3.Комические метафоры__________________________22 1.4.Окказиональные новообразования П.Г. Вудхауза_____24 1.5.Перифраз_____________________________________26 Глава 2.Комическ ое и ироническое на синтаксическом уровне 2.1.Вводные элем енты_____________________________30 2.2.Синтаксические конвергенции_________________ __32 Глава 3.Способы р еализации юмора и иронии на уровне текста 3.1.Парадокс _____________________________________35 3.2.Повтор_______________________________________36 3.3.Аллюзии______________________________________42 3.4.Цитация ______________________________________ 47 3.5.Синтез речевых стилей__________________________50 3.6.Пародия______________________________________52 Заключение _______________________________________________56 Список литературы__________________________ 58 Введение Творчество англо-американского писателя Пелема Гренвила Вудхауза мало изучено российскими литературоведами и среди российских читателей по чти неизвестно. С 1920 по 1928 гг. в Советском Союзе было выпущено несколько книг Вудхауза в крайне упрощенных переводах, которые полностью уничтожали с амобытный стиль автора. Затем писатель вообще не переводился почти 70 лет. Снова произведения Вудхауза стали выходить в старых и в новых переводах лишь в 1995 году. Столь долгая пауза стала одной из причин того, что к творчеству Вакхауза не было серьезного литературоведческого подхода. Нам не известны работ ы, в которых произведения этого автора рассматривались бы как должным об разом. К тому же, в России Вакхауза сразу отнесли как к так называемым “нес ерьезным” писателям. Данные причины позволяет говорить о новизне и актуальности нашего иссл едования. Мы ставили в работе следующие цели: дать представление о стиле произведе ний Пелема Гренвила Вудхауза, а также помочь русскоязычному читателю в п равильном, адекватном восприятии английского художественного текста в оригинале. В соответствии с этими целями были поставлены конкретные зад ачи: o проанализировать типичные черты стиля автора; - выявить и исследовать те ключевые стилистические поз иции, которые делают язык писателя оригинальным. Предметом данной работы послужили романы П.Г.Вудхауза, входящие в цикл п роизведений о Дживсе и Вустере – и. На наш взгляд, именно эти романы наибо лее ярко показывают все особенности языка и стиля автора, поскольку напи саны они от первого лица. В некоторых случаях мы будем использовать для а нализа и другие произведения Вудхауза, что будет оговорено. Роман “The Code of the Woosters” был издан в 1938 году , “Jeeves in the Offing” – в 1960. Таким обр азом, мы можем сделать выводы относительно эволюции писателя (если таков ая имелась). Стихотворное и драматическое наследие писателя осталось за пределами нашего исследования, поскольку родовая принадлежность произ ведения влияет на его стиль и язык, то есть драматические, лирические и пр озаические произведения обладают своими особенностями. Практическая ценность нашего исследования заключается в том, что содер жание данной дипломной работы может быть использовано в практике препо давания ряда дисциплин: стилистики английского языка, теории и практики перевода, в зарубежной литературе, в спецкурсах по изучению индивидуаль ного стиля писателя. Исследования, с одной стороны, направлено на изучение приемов комическо го, с другой - на всю систему языковых средств, содержащих в “свернутом вид е” возможность реализовать в определенном языковом окружении ироничес кую модальность. Такая направленность и определила выбор основного под хода к изучаемым явлениям. Это функциональных подход, понимаемый в широк ом смысле как лингвистическое описание, отличающееся подчеркнуто функ циональной ориентацией, которая, по мнению А.В. Бондарко, заключается в то м, что “описываются группировки разноуровневых языковых средств по том у принципу, который определяется закономерностями функционирования яз ыковых единиц речи. Для этого используются средства разных уровней, орга низованные на семантической основе”. [7., C.5]. Этот подход дает нам возможнос ть осуществить уровневый анализ приемов комического и механизма реали зации иронической модальности. Раздел 1. Особенности творческого метода П.Г. Вудхауза Пелем Гренвил Вудхауз (1881-1975) является автором около сотн и прозаических книг, 15 пьес, а также текстов к 250 песням и тридцати мюзиклам. Мы условно выделили три периода в творчестве писателя: I период (1901-1925). Вудхауз успешно работает журналистом. Его эссе и колонки печ атались примерно в сотне изданий, среди которых “The Globe”, “Evening Standart”, “Punch”, “Today”. В 1902 г. выходит первое крупное произведение: повесть для подростков “The Pothunter”. Первая “взрослая” книга (“Love Among the Chickens”) выходит в 1906. В 1904 г. Вудхауз переезжает в США, где начинает работать с театрами, пишет ли бретто для водевилей. II период (1925 – 1955). П.Г.Вудхауз адаптирует некоторые свои романы к постановка м на сцене, в это же время он занимается созданием оригинальных пьес. Во второй период выходят самые знаменитые и популярные писателя . (“Right Ho, Jeeves”, “The Code of the Woosters”, “Mr Mulliner Speaking ”, “Very Good, Jeeves”, “Leave It to Psmith”, “Summer Lighting”, “Uncle Fred in the Springtime” и др .). Именно поэтому данный период можно назвать “золоьым ” в творчестве Вакхауза. III период (1955 – 1975). Данный период знаменателен тем, что именно в эти годы, в 1955, В удхауз пишет и издает автобиографию. А в последующие годы выходят еще не сколько биографий писателя. Кроме того, Вакхауз пишет новые книги. Но во в сех произведениях этого периода обнаруживается множество повторов в с итуациях, в которые попадают герои, и даже в буквальных соответствиях в д иалогах из ранних работ автора . **** Вудхауз – создает собственный светлый мир, на который он смотрит словно сквозь светлые очки. Этот мир кардинально отличается от реальности. И в т о же время, несмотря ни на что, все вокруг остается узнаваемым. Автор не ис пользует аллегорий, которые могли бы изменить изображаемую картину и во сприятие ее читателем. Напротив, люди и вещи кажутся нам абсолютно реаль ными. Но на самом деле, персонажи Вудхауза литературны. Они – плод авторс кого воображения. Читателю не задумывается над тем, на какие средства жи вут герои писателя (если вопрос денег и возникает, то эта некоторая сумма денег нужна лишь для того, чтобы соединиться влюбленным). Также особенностью существования героев Вудхауза является то, что они н е стареют в принципе. Так, к примеру, в первом романе о Дживсе и Вустере (“ The Inimitable Jeeves”, 1923 г.) аристократу Бертраму Вустеру 24 года, а в последнем (“Aunts Aren’ t Gentelmen” , 1974 г.) всего лишь 29. Прошло якобы около пяти лет, но за это время герой успевае т 17 раз обручиться на девяти различных девушках, прожить достаточно долг о в Париже, Каннах, Голливуде, Нью-Йорке, Флориде и к тому же совершить круг осветное путешествие. Невозможно уловить и точное время романов. Его можно условно отнести в н екий промежуток между двумя мировыми войнами, но во многих поздних произ ведениях появляется много анахронизмов. Состав действующих лиц также далек от реальности. В большинстве своем эт о графы, лорды, бароны, леди, их родственники (в основном – бедные племянн ики и племянницы, которые живут у них на иждивении). Другой социальный кла сс, представленный в книгах Вудхауза, – это богема: писатели, композитор ы, актеры, художники. Причем, если писатели, то это или романтически настро енные поэты или авторы любовных романов, если композиторы, то сочиняют м юзиклы, если актеры, то заняты в кино или в водевилях. Фабула почти всех произведений Вудхауза заключается в истории двух влю бленных, которым не дает соединить сердца стечение обстоятельств. Бывае т такое, что в одном романе таких влюбленных пар может быть и две, и три, и да же четыре. В финале произведения, после кульминации, они, взявшись за руки , расходятся в разные стороны. Этот своеобразный тотальный эскапизм от р еальной жизни – и есть определяющая черта книг Вудхауза. Герои Вудхауза обитают в высшем свете и представлены в довольно карикат урном виде. Но в этом мы не видим обличения, его и нет. Вудхауза нельзя назв ать сатириком. *** Автор большую часть жизни автор прожил в США, но его герои – исключитель но англичане. Образ Америки возникает лишь в тех случаях, когда герой-анг личанин оказывается среди американцев, или наоборот, американец попада ет в Англию. Тем не менее, проблемы, которые возникают у героев Вудхауза, н е несут печати национальной английской исключительности. Вудхауз став ит вопросы общие: без границ и национальных признаков. Эта черта писател я похожа на творчество классицистов. Говоря об этом “классицизме” Вудха уза, упомянем, что все его персонажи, как это бывает в классицистических п роизведениях, предстают с самого начала носителями какого-то характера и к финалу они не меняются. “Классицизм” Вакхауза выражается не традицио нным для этого понятия трагическим конфликтом между долгом и чувством, а системой образов-шаржей: эксцентричный дядюшка-миллионер, недоучивший ся в Оксфорде молодой гуляка, предприимчивый американский промышленни к, молодой поэт с тонкой душой Вудхауз, говоря о способе создания своих книг, характеризует произведен ия как “musical comedy without music”. Построение романов Вудхауза напоминает традиционную комедию положений. В большинстве случаев коллизия следует классическо му триединству: место (обычно заородное поместье), время (не больше двух дн ей) и действие. Назовем ведущие особенности произведений Вудхауза, на которые явно пов лияла работа писателя в театре. Это: o обилие деталей o портретные характеристики, похожие н а ремарки o подача прямой речи, близкая к сценичес кой o гротеск o контраст. Вудхауз смотрит на своих персонажей как на актеров. В ег о историях в основном описываются действия персонажей, но не дается псих ологический анализ происходящих событий. Двигателем сюжета также явля ется диалог. Сцена следует за сценой. Если Вудхауз вводит прямую речь, то он обычно сообщает читателю, как имен но были созданы эти слова. В этом явлении также сказался драматургически й опыт. Интересно рассмотреть с этой точки зрения романы о Дживсе и Вустере. Все четырнадцать книг саги написаны от лица одного из главных героев Бертра ма Вустера. Диалоги между ним и другими персонажами или обращения Вустер а к его подразумевающейся аудитории – это один из ярких приемов романов . Повествование от первого лица максимально драматизирует текст романа. Одновременно возникает эффект игры одного актера, рассказывающего и ко мментирующего все происходящее. И, как было уже сказано выше, введение прямой речи в романах Вудхауза напо минает ремарки из пьес. Проанализировав роман Вудхауза, мы убедились, что в своих произведениях автор всегда обращаетр внимание на то, как были произнесены те или иные с лова. Качественное наречие при словах “сказал, ответил, возразил” и т.д. дл я Вудхауза обязательно и представляет собой одну из специфических черт стиля. Лексическое богатство наречий, вводящих прямую речь у писателя исключи тельно велико. ‘ Bag-snatching’ , he repeated firmly ; ‘ Are you ill, sir?’ he inquired solicitously ; ‘ Don’ t pretend you don’ t know all abuot it, Jeeves’ , I said coldly ; ‘ Oh, I wouldn’ t ask yourself rot like that’ , I said heartily ; ‘ Stephanie Byng!’ he said bitterly ; ‘ Spode!’ I cried sharply . (“The Code of the Woosters”) Эпитет-наречие настолько оживляет повествование, что делает его динамичным и сценически ощутимым. [5; C. 65] Наречия сопровождают не только глаголы говорения, но и другие глаголы. К ачество действия всегда в поле зрения автора. Все это помогает ярче пред ставить сцену. I looked at her incredulously ; I eyed her sternly ; He looked at me rather oddly . (Там же.) Все это, на наш взгляд, несомненно, подчеркивает драматургические черты прозы Вудхауза. *** В этой главе уже было сказано о своеобразном эскапизме П.Г.Вудхауза. Он ка сается не только героев и сюжета. В первую очередь эскапизм, как нам кажет ся, отразился на языке автора. Отдаленность от проблем окружающей действительности заставляет писат ь с большой долей литературной изощренности. Чтобы не быть смешным самом у себе и читателям, приходится писать, используя прием, позволяющий дист анцироваться от текста, а именно – иронию. В связи с этим хочется процитировать то, что было сказано Умберто Эко в эс се “Постмодернизм, ирония, занимательность”. “Постмодернистская позиция напоминает мне положение человека, влюблен ного в очень образованную женщину. Он понимает, что не может сказать ей “л юблю тебя безумно”, потому что понимает, что она понимает (а она понимает, что он понимает), что подобные фразы – прерогатива Лиала. ( Итальянская писательница популярная в 30-40 гг., автор сентименталь ных любовных романов . – прим. авт .) Однако выход есть. Он должен сказать: “По выражению Лиа ла – люблю тебя безумно”. При этом он избегает деланной простоты и прямо указывает ей, что не имеет возможности говорить по-простому; и, тем не мене е, он доводит до ее сведения то, что собирался довести, - то есть, что он люби т ее, но что его любовь живет в эпоху утраченной простоты. Ни одному из соб еседников простота не дается, оба сознательно и охотно вступают в игру и ронии… И все-таки им удалось еще раз поговорить о любви.”[24; C.461] Все вышесказанное ни как не возводит Вудхауза в ранг писателей-постмоде рнистов (хотя многие из приемов постмодернизма можно у него найти), а толь ко объясняет позицию автора. Чем проще происходящее в произведении Вудхауза, тем заковыристей это по дано. И именно это позволяет героям жить в выдуманном, радужном мире, гово рить “Я люблю тебя безумно” и не казаться при этом банальными. *** Вудхауз – признанный стилист. В любопытной книге Генри Рута (Henry Root “The World of Knowledge ”) – своеобразном “Лексиконе прописных истин” Г.Флобера, переписанном н а основе английских реалий ХХ века и состоящем из так сказать “общих мес т” и “минимума знаний” мало-мальски образованного обывателя – в статье “Wodehouse, P.G.” зафиксировано следующее расхожее мнение об этом авторе: “ The greatest writer in the language since Shakespeare.” [26; C.379] Безусловно, это – преувеличение. Но ни одно преувел ичение не может появиться на пустом месте. По сути языковая изощренность Вудхауза обращена на нечто гораздо больш ее, чем “литература” или “юмор”. Главный герой романов и рассказов Вудха уза – это сам английский язык. Раздел 2. Приемы создания комического и иронического на разных уровнях языка Глава 1. Приемы комического и иронического на уровне ле ксики и фразеологии. 1.1. Механизм реализации иронической модальности стереотипных словосочетаний. Речь большинства персонажей П.Г. Вудхауза пестрит клишированными фраза ми, от чего их слова приобретают ярко выраженное ироническое звучание. Среди словосочетаний, активно создающих иронию, большой интерес вызыва ют построенные по структурной схеме N of N (с вариантом N of AN): heart of gold, crown of thorns, angel of mercy etc. [1; C.94-95] Эти словосочетания отличаются большей структурной спаянностью и вытек ающей отсюда большой степенью предсказуемости компонентов. Поскольку для целей нашего исследования детальная классификация подоб ных словосочетаний не представляется необходимой, для терминологическ ого удобства будем пользоваться термином, предложенным А.А. Барченковым – “стереотипные словосочетания”. “В состав стереотипных сочетаний могут входить как фразеологические е диницы (фразовые штампы, клише, типичные для различных литературных стил ей, крылатые выражения, пословицы и поговорки), так и словосочетания, по св оим внешним характеристикам классифицируемые как переменные и свободн ые… Ведущее место в фонде стереотипных сочетаний занимают словосочета ния структурной модели AN, затем NN и N of N.” [4; C.6] Этимологически все эти словосочетания – бывшие речевые метафоры. Приз ванные когда-то украшать речь, возникнув как яркие образы, они утратили с о временем образность и превратились в клише. А потому, употребляясь в но вых контекстах, они могут обретать и новую образность, хотя совершенно д ругого характера. Стереотипные словосочетания обладают весьма важным для создания ирони и качеством, так как сохранили в своей семантической структуре следы быв ших контекстов своего употребления. Степень эмоциональности у этих кон текстов различна (у одних выше, у других ниже) . Однако “на первый план тут в ыходит обобщенное восприятие этих сочетаний как: а) когда-то образных; б) к нижных; в)вызывающих, пусть и не всегда определенные, историко-культурны е ассоциации”.[19; C.19] То есть если у читателя возникает библейская возвышен ная ассоциация в связи с выражением a crown of thorns, этого вполне достаточно для де кодирования. Обратимся к тексту Вудхауза . He started off on his errand of mercy . (Здесь и далее, кроме особо оговоре нных случаев мы будем работать с романом “The Code of the Woosters”) Прямое, высокое книжное значение errand of mercy ( “миссия милосердия”) и окказионал ьно, насмешливое значение, возникшее из-за ситуации ( слуга героя Дживс от правляется выполнять свою “миссию милосердия”, заключающуюся в том, что он должен добыть сведения, порочащие честь одного из отрицательных перс онажей, чтобы с их помощью шантажировать его) приводят к возникновению и ронического смысла. ‘ You have not forgotten that man of wrath , Jeeves? A hard case, eh?’ В данном случае в таком высоком штиле Бертрам Вустер говорит о судье, ошт рафовавшем его в свое время на 5 фунтов за то, что герой стянул шлем с полиц ейского. Страх Бертрама перед этим судьей гиперболизирован путем употр ебления поэтического сочетания man of wrath, которое больше подойдет для описан ия какого-нибудь Аттилы, но не английского степенного мирового судьи. От сюда и комический эффект. Довольно часто встречаются у Вудхауза не только книжные, но и газетные ш тампы. He looked like one of those bodies that had been in water for several days . Эта типичная для криминальной сводки фраза, примененн ая для описания внешнего вида живого человека, звучит весьма забавно. Следующий пример также является аллюзией на явно часто встречающееся в английских периодических изданиях трагическое газетное сообщение, тип ичное для Великобритании с ее многочисленными шахтами. She snorted with a sudden violence which twenty-four hours earlier would have unmanned me completely. Even in my present tolerably robust condicion, it affected me rather like one of those gas explosions which slay six . Вот еще несколько типичных для Вудхауза случаев употр ебления стереотипных словосочетаний. I had fallen into the clutches of the Law for trying to separate a policeman from his helmet; Apart from the mere intellectual pleasure of chewing the fat with her, there was the glittering prospect that I might be able to cadge an invitation to lunch; By forking out that fiver, I had paid my debt to society ; The whole situation seemed to me essentially one of those where you just clench the hands and roll the eyes mutely up to heaven and then start a new life and try to forget ; A human drama was developing in the road in front of me; Winged creatures of the night barged into me, but I give them little attention; After serving the frugal meal , Jeeves put on the old bowler hat and slipped round the corner… Трудно переоценить роль ранее метафоричных словосоче таний, превратившихся в клише, для актуализации иронии. [6.] Являясь одним и з первых средств (и в качественном и в количественном плане) реализации и ронии на лексическом уровне в текстах Вудхауза, они представляют собой м ельчайшее звено в цепи, тянущейся к текстовым средствам выражения ирони и (аллюзии, цитации, пародии), также представленным в произведениях автор а. В некоторых случаях стереотипные словосочетания, звучащие из уст персо нажа, для которого эти клишированные фразы не кажутся избитыми и банальн ыми, являются исчерпывающей речевой характеристикой героя. К примеру, ре плики Madeline Bassett, героини “The Code of the Woosters” напичканы сентиментальщиной, которую та уп отребляет на полном серьезе. В результате возн икает весьма живописный портрет . ‘ So you came to take one last glimpse of the woman you loved. It was dear of you, Bertie, and I shall never forget it. It will always remain with me as a fragrant memory, like a flower pressed between the leaves of an old album. But was it wise? Would it not have been be tter to have ended it all cleanly, that day when we said good-bye, and not to have reopend the wound? We had met, and you had loved me, and I had had to tell you that my heart was another’ s. No, Bertie, there is no hope, none. You must not build dream castles. It can only cause you pain.’ Еще больший комизм придает то, что Madeline ошибочно считает Бертрама влюбленным в нее, когда как тот чурается ее как прокаженной. Вот еще один красноречивый пассаж. ‘ Until tonight I saw Augustus through the golden mist of Love. This evening revealed him as what he really is – a satyr. I have finished with Augustus. From tonight he will be to me merely a memory – a memory that will grow fainter and fainter through the years as you and I draw ever closer together. You will help me to forget. With you beside me, I shall be able in time to exorcize Augustus’ s spell…’ В принципе эти отрывки можно рассматривать и как парод ию на лексику и стиль любовных романов. Но прием, с помощью которого автор добивается этого пародийного звучания, все же – использование клише. 1.2.Деформация идиом В английском (так же как и в русском) языке давно стала обычной практика со здания различных окказиональных структурно-семантических преобразов аний стереотипных словосочетаний и фразеологических единиц. [9.] Вудхауз, как ни один другой англоязычный писатель, обладает уникальной с пособностью находить неожиданные пути использования устоявшихся выра жений и идиом, вдыхая в них новую жизнь. Чаще всего Вудхауз использует прием замены одного из компонентов идиом ы другим словом. I found my old flesh-and-blood up to her Marcel-wave in proof sheets. Выражение up to his ears/eyes/neck означает very deeply. В данном случае автор вместо одного из ожидаемых слов (ears/eyes/neck) исполь зует название химической завивки. I was sorry to have to insert a spanner in her hopes and dreams . Spanner in the works – a cause of confusion or ruin to a plan o r operation. Вместо фигурально используем ого works, означающего в этом выражении hopes and plans, стоят как раз те слова, которые п ри обычном употреблении идиомы только подразумеваются. Этот прием замещения используется и в ряду других случаев. I don’ t think I have ever seen a dog who conveyed more vividly the impression of being rooted to the spot and prepared to stay there till the cows – or, in this case, his proprietress – come home . Обыграно выражение till the cows come home, означающее - for ever. This room of Stiffy’ s, I should have mentioned, in addition to being equipped with four-posted beds, richly upholstered chairs and all sorts of other things far too good for a young squirt who went about biting the hand that had fed her at luncheon . Вместо абстрактного сл ова food в идиоме to bite the hand that feeds one – to harm someone who has treated one well дано конкретное luncheon. (Метафоричность выражения, кст ати сказать, исчезает и из-за того, что оно употреблено в буквальном значе нии. Герой действительн о кормил эту “ молодую нахалку ” ланчем .) I had expected to freese her young – or, rather, middle-aged – blood and have her perm stand on end . (“Jeeves in the Offing”) Чтобы быть предельно точным , герой заменяет в выражении to have one’ s hair stand on end слово hair на perm (permanent) – стиль прически . Иногда устойчивая идиома получает дополнительное раз витие. Так устойчивое выражение cold feet – loss of courage or confidence, употребляется следующим образом : I don’ t mind telling you that the more I contemplated the coming chat, the colder the feet became . Схожий прием использов ан в обыгрывании фразеологического оборота to pull someone’ s leg – to make playful fun of someone by encouraging him to believe something untrue. With a firm hand this girl had pulled my leg , but why – that was the point that baffled – why had she pulled my leg? Обыгрывание выражения to pull someone’ s leg усиливается его против опоставлением со словосочетанием with a firm hand. Cпособы игрового использования устойчивых выражений у Вудхауза многоч исленны. Порой он просто меняет два компонента идиомы местами . This was not the first time she had displayed the velvet hand beneath the iron glove – or, rather, the other way about – in this manner. Ср . the iron hand in the velvet glove – a very firm intension hidden under a gentle appearance. Кроме того, иногда идиома может только подразумеватьс я. В этом случае автор намекает на какой-нибудь один из ее компонентов. …a cupbord or armoire in which you could have hidden a dozen corpses. (“Jeeves in the Offing”) Это шу тливое описание шкафа отсылает читателя к известному выражению a skeleton in the cupbord ( т . е . a family secret). Комический эффект достигну т и потому, что фигуральное выражение использовано для описания реально го предмета мебели. Буквальное понимание идиом – излюбленный прием Вудхауза. ‘ You’ ll be able now to give it as your considered opinion that the man is as loony as a coot, sir Roderick’ A pause ensued during which Pop Glossop appeared to be weighing this, possible thinking back to coots he had met in the course of his professional career and try to estimate their dopines as compared with that of W.Cream. ( “Jeeves in the Offing”) Выражение as crazy as a coot, понятое буквально, помогает достичь к омического эффекта. Или : ‘ The oil seems to have gone off the boil. Yessir, if that was the language of love, I’ ll eat my hat’ , - said the blood relation, alluding, I took it, to the beastly straw contraption in which she does her gardening. (“ Jeeves in the Offing”) Здесь один из компонентов идиомы I’ ll eat my hat – I’ ll be very surprised, понимается в отрыве от целого выражения . Hat пони мается не как обобщенный образ, а как некая вполне конкретная шляпка. Деформация словосочетания так же может рассматриваться как близкий к д еформации идиом феномен. Прием в принципе используется один и тот же – п ренебрежение нормами языка для достижения комического эффекта. Случаи употребления этого приема также весьма многочисленны у Вудхауза . I ground a tooth or two and waved the arms in a passionate gesture. (“Jeeves in the Offing”) Деформация выражения grind one’ s teeth, означающего to rub teeth harshly together. То же самое мы имеем и с выражением to raise one’ s eyebrows – to show surprise. I raised an eyebrow or two . Своеобразная речевая избыточность делает чрезвычайн о забавными следующие примеры. …so I merely shrugged a couple of shoulders . Слово couple обычно используется, когда говорящий не заинт ересован в точном количестве объектов, о которых он говорит. Поскольку у людей всего два плеча, в данном контексте это слово совершенно излишне. Или . ‘ Can mr. Herring swim?’ ‘ Like several fishes !’ Чтобы выражение to swim like a fish звучало более убедительно, герой употребляет его не как устойчивое словосочетание, а как случайную комбинацию слов. И в ит оге смысл фразеологического оборота доведен до абсурда. 1.3.Комические метафоры Одним из самых обычных для Вудхауза приемов является перенесение смысл а слова на объект, с которым он не соотносится. Слова и фразы, вырванные из привычного для них контекста и окружения, нач инают работать в новых, непривычных речевых ситуациях. Однако, при ближа йшем анализе, оказывается, что их использование чрезвычайно логично, и а втор лишь выносит на поверхность до этого нераскрытые возможности упот ребления этих единиц языка. В результате возникает причудливая метафор а. А вербальная новизна становится для читателя приятной неожиданность ю. Примеров использования этого приема в текстах Вудхауза множество, поэт ому остановимся лишь на самых очевидных. Smallish girl of about the tonnage of Jessie Mattews. Использование слова tonnage (the size of a ship or the amount of goods it can carry, expressed it tons) применит ельно к описанию внешности девушки, причем, как это ясно, субтильной деву шки, весьма необычно и потому занимательно. Логическая связь между понят иями size of a ship и size of a person оказывается довольно очевидной. А в нижеприведенном примере вместо глагола to dress использован to upholster (to provide (a seat) with comfortable coverings), который используется только применительно к предмет ам мебели. …a girl came round the corner, an attractive young prune upholstered in heather-mixture tweeds… Или . Some species of a butler appered to be at the other end. (“Jeeves in the Offing”) Обычно слово species (a division of animals, which are alike in all important ways) используется лишь в контексте , в котором речь идет о представителях животного мира . Здесь же оно употреблено к дворец кому как к представителю определенного социального класса. She turned to the dog Bartholomew. ‘ Is lovely kind curate going to pinch bad, ugly policeman’ s h elmet for hes muzzer, zen, and make her very, very happy?’ She said. Or words to that general trend. I can’ t do the dialect , of course. Тут манера речи, которую можно определить как “сюсюкан ье” (baby-talk) названа научным термином “диалект”. I saw that I had been too abrupt, and that footnotes would be required. Вместо explanations употреблено слово footnotes, которое связано тольк о с печатной речью, а не с устной, как в данном случае. Иногда в качестве подобных юмористических метафор у автора выступает н е одно слово, а целое клишированное выражение. ‘ Spode’ , I said, unmasking my batteries , ‘ I know your secret!’ Или : ‘ Spode may have ceased to be a danger to traffic , but that doesn’ t alter the fact that Stiffy still has the notebook. (Речь в текст е идет, естественно, не об угрозе, которую персонаж по имени Spode представлял дорожному движению, а о том, что он больше не будет мешать герою в осущест влении его планов.) И последний пример. Герой просит накинуть поводок на собаку, боясь, что она может его укусить. ‘ Would it be asking too much of you to attach a stout lead to his collar, thus making the world safe for democracy? Таким образом Вудхаузу удается насытить свой текст ос обой экспрессивностью, открывая почти неограниченные возможности в сб лижении и неожиданном употреблении самых разных предметов и явлений. Ме тафоры Вудхауза можно рассматривать как своего рода микромодель, являю щуюся выражением индивидуально-авторского видения мира. 1.4. Окказиональные новообразования П.Г. Вудхауза Вудхауз достаточно часто вводит в свои тексты окказиональные новообра зования. Целиком завися от богатства фантазии и своеобразного мироощущ ения автора, они реализуют огромное число самых невероятных ассоциаций . [14.] Этим целям у Вудхауза часто служат эпитеты и определения. … on the morrow, after a tossing-on-pillow night …; I wasn’ t surprised. I have already alluded to the effect that over-the-top-of-the-pince-nez look of old Bassett…; …What you noticed more was his face, which was square and powerful and slightly moustached towards the center.; I mean to say, I remembered now that I had come out without my umbrella, and yet here I was, beyond any question of doubt, umbrellaed to the gills. Нередко Вудхауз создает новые слова, используя продук тивные модели, существующие в английском языке. A glance up and down the passage having apparently satisfied him that it was, for the moment, Spodeless . (Т.е. в коридоре не было персонажа по имени Spode.) Кроме того, в тексте можно встретить следующие слова и выражения: to re-snitch – стащить вещь, которая уже была стащена; to de-helmet policemen – стянуть с головы полицейского шлем; to de-chair oneself – выбраться из обломков стула, который сломался под вами; to find oneself de-Wickhamed – обнаружить, что человек по фамилии Wickhame больше не находится с ва ми в одной комнате. Стоит заметить, что обилие подобных слов и выражений затрудняют адекват ный перевод Вудхауза на русский язык. Поскольку то, что в английском звуч ит, как оригинальная лингвистическая находка, в русском становится наси лием над языком. Конверсия весьма продуктивный способ словообразования в английском, н о к русскому языку она почти не применима. Жесткие правила русского язык а препятствуют, например, перевести нижеследующие новообразования Вуд хауза, так чтобы они не резали ухо. ‘ What makes you think that?’ I asked, handkerchiefing my upper slopes which had become cosiderably bedewed. ( “Jeeves in the Offing”) For a moment I toyed with the idea of pausing to pip-pip …; There was a distant sound of eh-yes-here-I-am-what-is-it-ing …; I tut-tuted sympatheticaly…; ‘ So you informed me’ , he said, pince-nezing me coldly. Авторские новообразования, благодаря экономно выраже нной компрессии содержания, представляют собой собственно микротексты . А потому с их помощью автору легче достичь комического эффекта или выра зить иронию, так как юмористическая окраска окказионализмов заметна да же без знания окружающего контекста или ситуации. 1.5.Перифраз Перифраз – один из самых любимых приемов Вудхауза для создания комичес кого эффекта. Этот прием состоит в том, что название предмета, человека, яв ления заменяется указанием на его признаки, как правило, наиболее характ ерные, усиливающие изобразительность речи. Потенциальные возможности перифраза самого по себе в создании иронии д остаточно велики (особенно номинативных словосочетаний, близких по фун кции к прозвищам).[8.] Однако Вудхауз идет дальше, и ему удается придать пери фразу еще большую выразительность, употребляя его в самых неожиданных р ечевых ситуациях. Ярким примером здесь может выступить манера обращени я Бертрама Вустера к своей тете Далии. На протяжении всего романа каждый раз говоря с ней, герой прибегает к пер ифразу, усугубляющему комический эффект. ‘ I understood, aged relative , that you wished to confer with me’ …; ‘ Push along into the dinig-saloon, my fluttering old aspen’ , I said.; ‘ Frightfully sorry I couldn’ t come and see you, old ancestor ’ , I said.; I took her hand and pressed it soothingly. ‘ Tell me, old fever patient ’ , I said, ‘ what, if anything, are you talking about?’ ; I winced a little. ‘ No need to make a song about it, old flesh and blood ’ .; ‘ Say on, old thicker than water ,’ I said. В подобных случаях, Вудхауз обычно использует перифра з с нейтральной окраской. Зачастую они даже могут относится к более мене е устойчивым стереотипным словосочетаниям. Whether Madeline Bassett, on entering the marital stage , would go to such an awful extreme, I could not say…; ‘ So old Bassett didn’ t approve of the bumb chums ?’ ( здесь – тритонов – прим . авт .); ‘ I thought you had gone to the Working Man’ s Institute, to tickle the ivories (to play piano – прим . авт .)…; That Harold Pinker, a clerk in Holy Orders, a chap who buttons his collar at the back …; I had observed her eyes begin to moisten and her lips to tremble, and a pearly one had started to steal down the cheek. Все эти в разной мере клишированные сочетания слов, без условно, задают определенный ироничный тон повествованию.[17.] Однако еще б ольшей выразительности автор добивается, используя свои собственные м етафоричные перифразы. В четырех нижеследующих примерах речь идет об одном и том же – о заключе нии брака. Но всякий раз автор доводит информацию по - разному . 1) … a less promising prospect for the whispering o f tender words into shell-like ears and the subsequent purchase of a platinum ring and licence for wedding it would have seemed impossible to discover in a month of Sundays.; 2) But Love will find a way… And now he was slated at no distant date to don the spongebag trousers and gardenia for buttonhole and walk up the aisle with the ghastly girl .; 3) I wasn’ t going to feel really easy in my mind till the parson had said: ‘ Wilt thou, Augustus?’ and Gussi had whispered a shy ‘ Yes’ .; 4) ‘ There is nobody I’ d rather see you center-aisle-ing with . Последние два примера наиболее колоритны. В третьем пе рифразе задействована прямая речь, в четвертый создан с помощью окказио нального новообразования. Англичане славятся своей склонностью к эвфемизмам, смягчению выражени й или даже замалчиванию. В этом можно убедиться, прочитав следующий отры вок, в котором вместо явно подразумевающегося слова crazy и выражения to be sent to a mental clinic, употреблены два перифраза с тем же значением. ‘ Т hen you’ ll be in a position to go to Upjohn and tell him that Sir R oderick Glossop, the greatest alienist in England, is convinced that Wilbert Cream is round the bent and to ask him if he proposes to marry his daughter to a man who at any moment may be marched off and added to the membership list of Colney Hatch’ . (“Jeeves in the Offing”) Общепринятый разговорный оборот round the bend, означающий – mad, и фраза be marched off and added to the membership list of Colney Hatch, в которой упоминается местечко недалеко от Лондона , где располагала сь известная психиатрическая больница , вкупе дают богатую пищу для ассоциаций и усугубляют комический эффе кт . Умело употребленный перифраз помогает автору выразит ь скрытый смысл, не прибегая к посторонним средствам. ‘ What ghastly garbage he used to fling at us when we were serving our sentence at Malvern House !’ Выражение to serve sentence означает - undergo a period of imprisonment. Поэтому, будучи применено к школьным годам, довольно ясно дает по нять, что время, проведенное в Маlvern House не является одним из радостных воспо минаний детства. Не редки случаи, когда Вудхауз комбинирует несколько различных приемов, чтобы фраза зазвучала живо и оригинально. Вот как описывается одна из комнат . …for at Brinkly, as at most country houses, any old nook or cranny is considered good enough for the celibate contigent . Здесь для перифраза слова room использована часть идиоматического выражения search every nook and cranny (look everywhere, in every little crack and corner). Celibate contingent явля ется перифразом single guest. Это словосочетание составлено из слова celibate (unmarried person, especially a priest who has taken a vow not to marry) и contingent (body of troops, number of ships, lent or supplied to form part of a larger group). Таким о бразом – одно слово взято из религиозной сферы употребления, а второе я вляется военным термином. В сумме же они дают карикатурно-возвышенный эк вивалент сочетания unmarried guest. Глава 2.Комическое и ирония на уровне синтаксиса. 2.1. Вводные элементы Для стиля П.Г. Вудхауза чрезвычайно характерно употребление вводных кон струкций. Они дают возможность создавать различные, в том числе юмористи ческие эффекты, выражать эмоциональное отношение автора и героев к прои сходящему – сожаление, сомнение, уверенность.[15.] Слова и словосочетания у Вудхауза почти в равной мере представлены в кач естве вводных элементов. Однако, если слова к какой бы части речи они не пр инадлежали (будь то модальные слова, адвербализированные прилагательн ые, наречия, глаголы в повелительном наклонении, имена существительные) не придают высказываниям ироничное звучание, то вводные словосочетани я часто несут в себе ироническую модальность – либо авторскую, либо, как в случае с анализируемыми нами текстами романов, действующих лиц произв едений. К примеру . As it turned out, I was one of his ( мирового судьи – п рим . авт .) last customers for a couple of weeks later he inherited a pot of money from a distant relative and retired to the country. That, at list , was the story that had been put about . My own view was that he had got the stuff, by striking like glue to the fines. Five quid here, five quid there – you can see how it would mount up over a period of years. Этим вклиниванием – at list – герой подчеркивает свое нед оверие к честности мирового судьи. Комичность ситуации тем яснее, что го ворящий был оштрафован, и, как они считает, несправедливо, этим судьей. Среди вводных конструкций, встречающихся у Вудхауза, большинство соста вляют вводные предложения. Их семантико-стилистическая функция предст авляется нам следующей: для писателя вводные предложения – прекрасное средство воплощения сатирического замысла, достижения определенного ю мористического эффекта, что составляет второй план повествования. Вот, к примеру, как использование вводных предложений плюс прием структу рного и стилистического повтора задает тон всему тексту целиком. На прот яжении романа “The Code of the Woosters” герой, от лица которого идет повествование, посто янно ловит себя на том, что он не уверен в правильности и грамотности свое й речи. And there was a brief and – if that’ s the word I want – pregnant silence.; For this ruthless relative has one all-powerful weapon which she holds constantly over my head like the sword of – who was the chap? – Jeeves would know – and by means of which she can always bend me to her will…; ‘ Well, that’ s how it is with me. I wabble, and I vacillate – if that’ s the word ?’ ; … a thing I have found in life is that from time to time there occur moments which you are able to recognize immediately as high spots. Something tells you that they are going to remain etched, if etched is the word I want , for ever on the memory.; I mean just that. Spode, qua menace, if qua is the word I want , is a thing of the past. и проч. Одна из важнейших стилистических функций использования вставных предл ожений у Вудхауза – создание двух параллельных речевых планов: плана по вествования и плана рассказчика. При этом юмористический эффект достиг ается благодаря противоречию между нейтральным (а иногда возвышенным) т оном повествования и едким стилем “замечаний в скобках”. Н e ( деревенский полицейский – прим . авт .) had picked the glove up on the scene of the outrage – while measuring footprints or looking for cigar ash, I soppose . Здесь недалекому и необразованному полицейскому прип исываются методы сыщиков вроде Шерлока Холмса, что создает комический, у ничижающий эффект. Вводные конструкциии (особенно предложения) придают повествованию раз говорный оттенок, делают его живым, эмоциональным, непосредственным. [21.] У Вудхауза вводные предложения – это своего рода эмоциональные всплеск и, которые несут в семантическом плане чрезвычайно большую нагрузку, пос кольку автор вкладывает в них дополнительную информацию, не раскрытую в контексте основного предложения. 2.2. Синтаксические конвергенции Довольно распространенным средством реализации иронии и создания коми ческого эффекта у Вудхауза выступает синтаксическая конвергенция. Это понятие было введено в работах по стилистике И.В. Арнольд. “Под синтаксической конвергенцией понимается особая синтаксическая к онструкция, состоящая из подчиняющегося слова и двух или более однопоря дковых элементов, находящихся в отношении подчинения к подчиняемому сл ову. Участвовать в создании конвергенции могут средства разных языковы х уровней”. [2; C. 232] У Вудхауза очень редко встречаются синтаксические конвергенции, состо ящие из дополнений, определений, обстоятельств и т.п. Чаще всего автор при бегает к “развернутым синтаксическим конвергенциям”. ( Термин С . И . Похо дня .)[19.] Например . …you know how it is when you’ re a host – you have all sorts of things to divert your attention… keeping an eye on the waiters, trying to make conversation general, heading Catsmeat Potter-Pirbright off from giving his imitation of Beatrice Little… a hundred little duties. Благодаря способности развертываться за счет присоед инения все новых и новых блоков, вводится дополнительная информация.[20.] Х арактер этой информации обусловлен интенцией автора, ее нагромождение ведет к подчеркиванию, выделению коммуникативного задания высказывани я. ‘ One can fill the picture for oneself, I think, aunt Dalia? The trusting girl who learned too late that men betray… the little bundel… the last mournful walk to the river-bank… the splash… the bubling cry… I fancy so, don’ t you? Зачастую синтаксическая конвергенция основана на использовании эффек та обманутого ожидания. Как, например, в нижеследующем описании внешност и девушки. I looked round. Those parted lips… those saucerlike eyes… that slender figure, drooping slightly at hinges… Madeline Bassett was in our midst. Еще активнее приращивается субъективно-оценочная информация при неодн ородной связи подчиненных элементов с подчиняющимся словом (зевгма). Для зевгмы характерно опущение, т.е. сказуемое стоит только в начале пери ода, а затем оно лишь подразумевается. ‘ It’ s such a very old friendship…’ ‘ I don’ t know when I met an older…’ ‘ We were boys together…’ ‘ In Eton jackets and pimples… ’ (“Jeeves in the Offing”) Или : You will recall my telling you of the time I sneaked down by night to the Rev. Aubrey Upjohn’ s lair in quest of biscuits and found myself unexpectedly cheek by jowl with the old bird, I in striped nonshrinkable pyjamas, he in tweeds and a dirty look . При использовании зевгмы форма становится содержател ьно и коммуникативно значимой, исполняя роль элемента, несущего дополни тельную информацию модального характера. Вот еще два примера . And his love was returned. When he encountered Bertha next day in Putney High Street and, taking her off to a confectioner’ s for an ice-cream, offered her with it his hand and heart, she accepted them simultaneously .; … and I spilt tea on mr. Upjohn’ s white trousers. Indeed, it would scarcely be distorting the facts to say that he was now not so much wearing trousers as wearing tea. Как нам кажется, Вудхауз наиболее полно реализует ирон ию или достигает комического эффекта в пределах синтаксических схем, ак туализирующих отношения характеризации, т.е. в тех, которые в комплексе о хватывают ситуацию и отношения к ней, а именно к таковым относятся рассм отренные нами модели. Глава 3. Средства реализации юмора и иронии на уровне текста. 3.1. Парадокс Парадокс – это изречение или суждение, резко расходящееся с общепринят ым традиционным мнением или (иногда только внешне) здравым смыслом. Использование этого лингвистического феномена весьма популярно среди английских авторов. Примеры многочисленны: Оскар Уайльд, Бернард Шоу, Ль юис Кэрролл, Гилберт Честертон. Парадокс нередко облекается в остроумну ю форму и обретает свойства комического. [13.] В художественной ткани произведения, когда парадокс включается в речь п ерсонажа, он служит средством его характеристики. (Например, лорд Генри в “Портрете Дориана Грея”.) Речь персонажей Вудхауза также испещрена пара доксами. Часто парадоксы Вудхауза выворачивают наизнанку ходовые сентенции и з аповеди. It just shows you how true it is that one-half of the world doesn’ t know how the other three-quarter lives. Здесь парадокс близок к афоризму и неожиданной концов кой сводит на нет избитость выражения, что “одна половина человечества н е знает, что делает другая”. Парадоксы Вудхауза необычайны, странны и невероятны. Однако они предста влены как убедительные доказательства. ‘ He would immediately put the bee on the wedding.’ ‘ Oh, my gosh!’ ‘ Still, I wouldn’ t worry about that, old man,’ I said, pointing out the bright side, ‘ because long before it happened, Spode would have broken your neck’ . Естественно, нельзя сравнивать парадоксы Вудхауза с п арадоксами Оскара Уайльда. Но и задачи перед ними стояли совершенно разн ые. Если Уайльд использовал парадокс как средство для постижения истины и проверки истертых прописных истин, то для Вудхауза парадокс – еще оди н способ позабавить читателя. To him ( судье – прим . авт .), Bertram was a creature of the underworld who stole bags and umbrellas and, what made it worse, didn’ t even steal them well. No father likes to see his only daughter on chummy terms with such a one.; ‘ It’ s just shows you what women are like. A frightful sex, Bertie. There ought to be a law. I hope to live to see the day when women are no longer allowed.; ‘ Do you know, Bertie, there are times – rare, yes, but they do happen – when your intelligence is almost human. Парадоксы у Вудхауза способны убеждать и впечатлять (и , конечно, развлекать) независимо от глубины и истинности высказывания, п оскольку обладают чертами оригинальности и некой дерзости. Поэтому его парадоксы весьма успешны как комический прием. 3.2. Повтор Повторение – весьма мощное средство для достижения комического эффек та, поскольку с каждым новым разом вследствие повторения слово может при обретать выразительность и дополнительные значения .[19.] Одним из самых показательных примеров употребления лексического повто ра в романе “Jeeves in the Offing” является выражение leafy glade, которое выполняет характери зующую функцию двух персонажей (Wilbert и Phillis) и неотрывно сопровождает их по вс ему тексту произведения. Впервые словосочетание появляется в третьей главе . And I was tooling along a mossy path with a brow a bit wet wi th the honest sweat, when there came to my ears the unmistakable sound of somebody reading poetry to some one, and the next moment I found myself confronting a mixed twosome who had dropped anchor beneath a shady tree in what is known as a leafy glade . Leafy glade – явное поэтическое клише и ирония автора (рассказ чика) лежит на поверхности. В конце главы, когда гости собираются у стола, эта упомянутая парочка не появляется. Следует комментарий . Wilbert and Phillis were presumably still in the leafy glade . В последующих главах данное выражение используется в сегда в связи с Wilbert’ oм и Phillis. Her eyes were considerably bluer than the skies above, she was wearing a simple summer dress and it was not surprising that Wilbert Cream, seeing her, should hav e lost no time in reaching for the book of poetry and making a bee line with her to the nearest leafy glade . При помощи этого тождественного стилистического повт ора создается законченный иронический образ персонажей. Для того, чтобы написать портрет героя Вудхауз не обязательно прибегает к лексическому повтору одного и того же слова или словосочетания. К прим еру, чтобы выразительнее выписать образ Бертрама Вустера, персонажа, от лица которого идет рассказ, автор опирается на такую текстовую категори ю как ретроспекция. “Ретроспекция является, в сущности, своеобразным повтором – повтором м ысли. Она порождается содержательно-фактурной информацией, дает возмож ность переосмыслить эти факты в новых условиях с учетом того, что было ск азано до ретроспективной части. В процессе ретроспективного анализа со бытий и фактов происходит изменение субъективно-оценочного плана” (С.И.П оходня) [19; C. 70-71] На протяжении всего повествования Бертрам Вустер характеризует себя (н ередко даже в третьем лице) по-разному, но всегда с положительной стороны. …it would have taken a far less astute observer than Bertram to fail to read what was passing in Pop Bassett’ s mind.; I was astounded at my keenness of perception…; The Woosters are brave, but not rash.; I gave him one of my looks.; It has often been said tha disaster brings out the best in the Woosters.; I turned to the intruder and gave him long, level stare, in which surprise and hauter were nicely blended. Однако все эти самовосхваления происходят на фоне соб ытий и ситуаций, которые показывают полную несостоятельность героя. Всл едствие этого у читателя выкристаллизовывается глубоко иронический об раз. Все предыдущие высказывания героя приобретают иную окраску в свете происходящего на страницах книги. Излюбленный прием Вудхауза – возвращение время от времени к какой-нибу дь теме. Например . ‘ I was merely about to inquire, sir, if Miss Byng, when she uttered her threat of handing over Mr Fink-Nottle’ s notebook to Sir Watkin, by any chance spoke with a twinkle it her eye ?’ ‘ No, Jeeves. I have seen untwinkling eyes before , many of them, but never a pair so totally free from twinkle as hers. She wasn’ t kidding.’ Вудхауз неспроста в ответе героя дважды (причем один раз употреблено окк азиональное прилагательное) делает акцент на слове twinkle. Таким образом он п омогает читателю запомнить этот, как дальше окажется, существенный обме н репликами. Несколько страниц спустя, в диалоге между мистером Финк-Ноттлем, вновь п овторяется тема мисс Бинг, угрожающей передать злополучную записную кн ижку сэру Уоткину. Мистер Финк - Ноттль спрашивает : ‘ She really meant it?’ ‘ Yes.’ ‘ There wasn’ t – ‘ ‘ A twinkle in her eye? No twinkle .’ Теперь, когда тема ‘ a twinkle in her eye’ надолго закреплена в памяти читателя, Вудха уз на некоторое время к ней больше не возвращается. Но через какой-то пром ежуток она опять всплывает в диалоге персонажей. Теперь Бертрам Вустер в едет разговор со своей тетушкой Далией, рассказывая ей о том, что некто Сп од пообещал отдубасить его. Тетушка не верит : ‘ You’ re sure he meant what he said?’ ‘ Quite.’ ‘ His bark may be worse than his bite.’ I smiled sadly. ‘ I see where you’ re heading,’ I said. ‘ In another minute you will be asking if there wasn’ t a twinkle in his eye as he spoke . There wasn’ t.’ Это только один из многочисленных примеров возвращения на протяжении о дного произведения к определенной теме с целью создания комического эф фекта. Еще одной характерной чертой стиля Вудхауза можно считать то, что он мож ет возвращаться к выбранной им теме в каждом новом романе, в котором дейс твуют одни и те же герои. Так, из книги в книгу, при всяком удобном случае Бертрам Вустер упоминает, что однажды (“произошло” это в одном из ранних рассказов Вудхауза о Джив се и Вустере “Clustering Round Young Bingo” из сборника “Carry On, Jeeves” (1925г.)) он написал статью “ What the Well-Dressed Man is Wearing” для еженедельника для женщин Milady’ s Boudoir , выпускаемого его тетушкой Далией. Вот три отрывка из разных книг саги о Дживсе и Вустере. I was concerned. Apart from a nephew’ s natural interest in an aunt’ s refined weekly paper, I had always had a sort of a soft spot in my heart for Milady’ s Boudoir ever since I contributed that article to it on What the Well-Dressed Man is Wearing. Sentimental, possibly, but we old journalists do have these feelings. (“Right Ho, Jeeves” 1934); ‘ Do you ever read Milady’ s Boudoir ?’ ‘ I once contributed an article to it on “What the Well-Dressed Man is Wearing”, but I am not a regular reader.’ (“The Code of the Woosters” 1938); I was alluding to the weekly paper for the delicately nurtured, Milady’ s Boudoir, of which aunt Dahlia is a courteous and popular proprietor. At her request I had once contributed an article – or “piece”, as we journalists call it – on What the Well-Dressed Man is Wearing. (“Jeeves and the Feudal Spirit” 1955) Конечно, весь юмор этих постоянных упоминаний о статье не будет понят чи тателем, если он прочел только одну книгу из серии о Дживсе и Вустере. Зато при прочтении хотя бы двух романов, для читателя откроется спрятанная и рония и текст приобретет своеобразную глубину. Впрочем, прием повторения не обязательно так сказать “растянут” на неск олько страниц или всю книгу. Иногда Вудхаузу удается, используя минимум выразительных средств, достичь невероятного юмористического описания ситуации. Наилучшей иллюстрацией, доказывающей это, может стать небольш ой отрывок из книги “Very Good, Jeeves!” (1927 г.) Два героя перекликаются в тумане. Один из них видит другого, но тот его не замечает. ‘ Hi!’ I shouted, waiting for a lull. He poked his head over the edge. ‘ Hi!’ he bellowed, looking in every direction but the right one, of course. ‘ Hi!’ ‘ Hi!’ ‘ Hi!’ ‘ Hi!’ ‘ Oh!’ he said, spotting me at last. ‘ What ho!’ I replied, sort of clinching the thing. Надо заметить, что в этом лаконичном и крайне экономном в выборе слов “диалоге” есть начало, кульминация и концовка! Таким образом, прием повтора на разных языковых уровнях (от лексического до текстового) на протяжении развертывания всего произведения помогае т Вудхаузу достичь максимальной целостности текста. Именно переплетен ие, взаимодействие ассоциаций, возникающих в каждом отдельном высказыв ании, создает тематическое единство и завершенность художественного п роизведения в целом. 3.3. Аллюзии Наша точка зрения на аллюзии соответствует толкованию, которое было пре дложено И.В. Гюббенет: “Аллюзия является очень удобным термином, который указывает на наличие у читателя определенного, а именно, историко-филоло гического фонового знания. Мы объединяем цитаты и аллюзии, употребляя те рмин “аллюзия” как по отношению к аллюзиям в широком смысле, т.е. ссылкам н а эпизоды, имена, названия и т.д. мифологического, исторического или собст венно литературного характера, так и к “аллюзивным цитатам.” [12; C. 48] На важнейшую для реализации иронии семантическую особенность аллюзий обратил внимание и И.Р. Гальперин: “…значение слова (аллюзия) должно рассм атриваться как форма для нового значения. Иными словами, первичное значе ние слова или фразы, которое предположительно известно (т.е. аллюзия), служ ит сосудом, в который вливается новое значение”.[11; C. 48] Как это видно на примере творчества Вудхауза, этот лингвистический прие м далеко не однороден. С одной стороны, создавая вертикальный контекст, о н (прием) обогащает художественное произведение, придает ему как бы четв ертое измерение. С другой стороны, он может использоваться в “сниженном” виде, сдвигаясь в сферу комического. Аллюзии, щедро рассыпанные по текстам Вудхауза, можно разделить на три б ольшие группы: библейские и мифологические аллюзии; аллюзии к литературным текстам; аллюзии к известным личностям и событиям истории и современности. Рассмотрим типичные примеры из этих групп. Итак, библейские и мифологиче ские аллюзии. I had been dreaming that some bounder was driving spikes through my head – not just ordinary spikes, as used by Jael the wife of Heber , but red-hot ones. Несоответствие библейской аллюзии (ханаанский военач альник Сисара был убит Иаиль, женой потомка Моисея Хевера. Книга судей 5:24 – 5:27) и нового контекста – похмелье на утро после бурно проведенной ночи – составляет главный комический эффект. То же самое юмористическое сталкивание высокого библейского и низкого обыденного мы находим и в следующих примерах. A man thinks he is being chilled steel – or adamant, if you prefer the expression, and suddenly the mist clear away and he finds that he has allowed a girl to talk him into something frightful. Samson had the same experiе nce with Delilah . После того как деревенский полицейский свалился в ка наву, автор описывает его появление оттуда таким образом : … he begun now to emerge from the ditch like Venus rising from the foam . Узнав, что один из отрицательных персонажей однажды, как и он сам, стянул с полицейского шлем, Бертрам Вустер долго не может в э то поверить. I was astounded. Nothing in my relations with this man had given me the idea that he, too, had, so to speak, once lived in Arcady . It just showed, as I often say, that there is good in the worst of us. Контраст подобных библейских или мифологических аллю зий со сниженным бытовым контекстом создает вполне определенную насме шливый авторский подтекст. Вторая группа аллюзий, постоянно встречающаяся на страницах произведе ний Вудхауза, связана с литературными источниками. К примеру, в романе “The Code of the Woosters” четырежды возникает “тема Шерлока Холмса”. ( Причем, один раз как явная пародия не тексты Артура Конан Дойля. Этот случ ай мы рассмотрим в той части нашего исследования, которая посвящена паро дии.) ‘ Oh, yes you are, because you know what will happen, if you don’ t.’ She paused significantly. ‘ You follow me, Watson? ’ ; The news that Roderick Spode was on the premises had shaken me a good deal. I had supposed that I should be under the personal eye of Sir Watkyn alone. Well, you can see that for yourself, I mean to say. I mean, imagine how some unfortunate Master Criminal would feel on coming down to do a murder at the old Grange, if he found that not only was Sherlock Holmes putting in the week-end there, but Hercule Poirot as well.; I was astounded at my keenness of perception. The moment I had set eyes on Spode, if you remember, I had said to myself ‘ What ho! A Dictator!’ and a Dictator he had proved to be. I couldn’ t have made a better shot, if I had been one of th ose detectives who see a chap walking along the street and deduce that he is a retired manufacturer of poppet valves named Robinson with rheumatism in one arm, living at Clapham . Любопытно, что в первом примере герой олицетворяется с доктором Уотсоном, во втором – с преступником, и в последнем – с самим Ше рлоком Холмсом. Употребление аллюзий литературного характера очень часто у Вудхауза с вязано с противопоставлением двух образов: того, к которому отсылает чит ателя аллюзия и создаваемого в данный момент. Наиболее ярко это видно в д вух последних случаях. Сравнивая себя со “злым гением преступного мира”, готовящим убийство, ге рой создает карикатурный контраст, поскольку его “черное дело” заключа ется в воровстве столового прибора для сливок. Таким же образом окарикат урен и метод дедукции, которым так славится Шерлок Холмс. Для того, чтобы аллюзия стала понятна читателю, необходимо наличие фонов ых знаний. Очень часто Вудхауз применяет прием, когда герой, сам того не ве дая, приписывает используемую им цитату лицу, от которого он ее слышал. Те м самым сопоставление фоновых знаний персонажа и фоновых знаний читате ля приводит к созданию комического эффекта. ‘ Have you not sometimes felt, Bertie, that if Augustus had a fault, it was a tendency to be a little timid?’ ‘ Oh, ah, yes, of course, definitely.’ I remember something Jeeves had once called Gussie. ‘ A sensitive plant , what?’ ‘ Exactly. You know your Shelley, Bertie.’ ‘ Oh, am I?’ Эта аллюзия на хрестоматийное стихотворение Перси Биш Шелли “The Sensitive Plant” – известное в России в переводе Конст. Бальмонта – является прекрасным пр оводником иронии автора. И все же ведущими приемом у Вудхауза следует сч итать контраст между аллюзией и ее контекстом. Вот как описывается момен т, когда деревенский полицейский едет на велосипеде, не подозревая, что з а ним по пятам бежит скотч-терьер, собирающийся его укусить. There he ( полицейский – прим . авт .) was riding comfortab ly along; and there was the scottie hareing after him hell-for-leather. As Jeeves said later, when I described the scene to him, the whole situation resembled some great moment in a Greek tragedy, where somebody is stepping high, wide and handsome, quite unconscious that all the while Nemesis is at his heels , and he may be right. Третья группа аллюзий, как мы уже сказали, связана со сс ылками на известные личности или события истории и современности. Эта ка тегория отличалась у Вудхауза некоторой злободневностью, для того врем ени, когда создавались его романы, и потому сейчас многие встречающиеся в текстах имена и намеки ничего не говорят читателю. … I imagine that the dear girl must have hauled up her slacks about me in a way that led her daddy to suppose that what he was getting was a sort of a cross between Robert Taylor and Einstein . Если имя Альберта Ейнштейна до сих пор вызывает массу а ссоциаций, то имя некого Роберта Тэйлора теперь звучит совершенно нейтр ально. Хотя, судя по контексту, он, скорее всего, был киноактером, т.е. речь и дет об “уме” (Эйнштейн) и “красоте” (Тэйлор). Но когда речь идет о более известных людях и событиях, декодировать аллю зию не составляет труда и сейчас, более 60 лет после написания романа. ‘ Tom lunched with Sir Watkyn Bassett at the latter’ s club yesterday. On the bill of fare was a cold lobster, and this Machiavelli sicked him on it.’ ( Ситуация: зная, что дядя Том страдае т несварением желудка, сэр Уоткин “соблазняет” отведать его холодного л обстера. За это коварство он и назван Макиавелли .) I saw immediately what Madeline Bassett had meant when she said that Gussie had lost his diffidence. Even across the room one could see that, when it came to self-confidence, Mussolini could have taken his correspondence course .’ В период написания романа сравнение некогда застенчи вого героя, расставшегося со своей робостью, с еще бывшим в это время у вла сти Бенито Муссолини было чрезвычайно злободневно и смешно. Однако пред положение рассказчика, что “сам Муссолини мог бы обучаться у Гасси на за очных курсах” до сих пор звучит забавно. Использование Вудхаузом аллюзий весьма продуктивно для создания комич еского эффекта. Принадлежащее одной структуре (в данном случае – библей скому, мифологическому, историческому и литературному фону) путем перен оса в другую структуру, в иной контекст (зачастую другой эпохи и стиля) про тивопоставляется в этой новой структуре и таким образом обретает новый смысл. 3.4. Цитация Более сложна аллюзивная ирония, непосредственно связанная с категорие й интертекстуальности, т.е. использующая присутствие в тексте ранее созд анных текстов, которые и создают взаимопересекающиеся плоскости с новы ми текстами.[3.] Хотя Вудхауз и считается автором “легкого чтения”, декодирование этого типа юмора предполагает наличие широких историко-филологических знани й у читателя. Цитаты, которые использует Вудхауз пришли из разных источников, многие и з них знакомы русскоязычным читателям в переводе (Библия, У.Шекспир, Р. Кип линг, Р. Бернс, Дж. Китс и т.д.), но есть и малоизвестные имена. Использование цитат (как скрытых, так и явных) как способ создания комиче ского эффекта представляется нам основанным на общей для произведений искусства тенденции к их “застыванию”, превращению в штампы, переходу из области содержания в область кода. А для создания юмористического эффекта (и особенно – иронии) продуктивн о своеобразное “перекодирование кода”, т.е. “способность одних текстов п ередавать свои признаки другим, создавая тем самым новый смысл”.[19; C. 100] Если рассматривать в качестве примеров употребления цитат лишь серию р оманов о Дживсе и Вустере, можно отметить, что обычно комический эффект д остигается не только контрастом между контекстом и цитатой, но и посредс твом “неузнавания” главным героем-рассказчиком Бертрамом Вустером цит ат, которые в изобилии употребляет его слуга Дживс. ‘ I quite understand, sir. And thus the native hue of resolution is siclied o’ er with the pale cast of thought, and enterprises of great pith and moment in this regard their currents turn awry and lose the name of action . ’ ‘ Exactly. You take the words out of my mouth.’ Процитирован отрывок из знаменитого монолога Гамлета “быть или не быть”. ( В переводе Б.Пастернака он звучит следующим образом: “Так малодушничает наша мысль и вянет, как цветок, реш имость наша в бесплодье умственного тупика. Так погибают замыслы с разма хом вначале обещавшие успех, от долгих отлагательств . ” ) [23; C. 467] Или : ‘ Is it morning?’ ‘ Yes, sir.’ ‘ Are you sure? It seems very dark outside.’ ‘ There is a fog, sir. If you will recollect, we are now in autumn – se ason of mists and mellow fruitfullness .’ ‘ Season of what?’ ‘ Mist, sir, and mellow fruitfullness.’ ‘ Oh? Yes. Yes, I see. Well, be that as it may…’ Дживс использует первую строку “Оды к осени” (“To Autumn”) Дж. К итса (кстати так же переведенную Б.Пастернаком – “ По ра плодоношенья и дождей…”). Заметим, что дальше в роман е снова возникает аллюзия на эту строку Китса. Quite a slab of misty fruitfulness had drifted into the emporium, obscuring the view, but in spite of poor light I was able to note that… Хотя обычно Вудхауз дает цитату в неискаженном виде, ин огда он все-таки деформирует ее для большего комизма. Довольно известное англоязычному читателю стихотворение американского поэта Генри Уодсо рта Лонгфелло “The Arrow and the Song” начинается следующими словами : I shot an arrow into the air, It fell to earth, I knew not where.[ Цит. по: 34; C. 301] Вот каким образом эта цитата обыгрывается в диалоге двух героев, когда о ни пытаются выяснить как из кармана могла выпасть записная книжка. ‘ What is the first thing you do, when you find a girl with a fly in her eye?’ ‘ Reach for your handkerchief!’ ‘ Exactly. And draw it out and extract the fly with the corner of it. And if there is a small brown leather-covered notebook alongside the handkerchief – ‘ ‘ It shoots out – ‘ ‘ And falls to earth – ‘ ‘ – you know not where .’ ‘ But I do know where!’ Внешне такой прием создает иллюзию более тесного слия ния авторской и цитатной речи, но в действительности же мы имеем опять-та ки контрастное противопоставление. Как и в случае с использованием аллюзий, использование цитат всегда прес ледует цель достичь наибольшего комического эффекта, который достигае тся, прежде всего, несоответствием между сугубо бытовым, житейским содер жанием и высокой поэтической формой. 3.5. Синтез речевых стилей Смешение регистров и стилей речи по своим сущностным характеристикам с вязано с цитациями и аллюзиями. “При смешении стилей происходит деформа ция старого кода (он перекраивается, перераспределяются некоторые элем енты, составляющие его структуру, т.е. обобщая, старый код приспосабливае тся к выполнению нового коммуникативного задания)”. [19.] Совмещение в одном контексте слов и выражений, которые принадлежат к раз личным стилистическим уровням дает, ярко выраженный комический эффект . [22.] Столкновение стилей – весьма любимый Вудхаузом прием. Его манера повес твования и особенно его уникальная способность к созданию речевых порт ретов каждого отдельного персонажа – часто основывается именно на сме шении стилей речи. Естественно, первое, что бросается в глаза, если мы обратимся к саге о Джив се и Вустере, это – столкновение чрезвычайно формальной манеры речи кaм ердинера Дживса и чрезвычайно неформальной манеры его хозяина Вустера. ‘ You agree with me, Jeeves, that the situation is a lulu ?’ ‘ Cerntainly a somewhat sharp crisis in your affairs would appear to have been precipitated , sir.’ Лексика текста постоянно претерпевает то воспарение, то снижение. Диапазон – от сленга до поэтизмов. Эти оба тембра (Дживса и В устера) естественно накладываются друг на друга и дарят особенный тон вс ему произведению. Впрочем, Вустеру необязательна “поддержка” Дживса. Чу ть ли не каждая его реплика скрывает в себе прием, который в музыке называ ется модуляцией (переход из одной тональности в другую). Вот с какими слов ами он обращается к владельцу антикварной лавки. ‘ Learn, O thou of unshuffled features and agreable disposition ,’ I said, for one likes to be civil, ‘ that the above Travers is my uncle. He sent me here to have a look at the thing. So dig it out, will you? I expect it’ s rotten. ’ Начиная с высокого поэтического “Learn, O ,thou” герой переходит на нейтральный с тиль (“He sent me here…”) и заканчивает разговорным “so dig it out…”. Вот еще один из типичных примеров столкновения стилей у Вудхауза. At the sight of this despectacled bird, a pang of compassion shot thr ough me, for a glance was enough to tell me that he was not abrest of stop-press event. There were visible in his demenour none of the earmarks of a man to whom Stiffy had been confiding her plans. His bearing was buoyant, and I exchanged a swift, meaning glance with Jeeves. Mine said ‘ He little knows!’ and so did his. Данный отрывок показыв ает нам следующие примеры : высокое книжное слово в сочетании со сленгом - despectacled bird; американизм – demeanour; термин из газетного бизнеса - stop-press event; по этическую инверсию – ‘ He little knows’ ; литературное фразеологическое выражение - a pang of compassion. Совмещение нейтральной ре чи и сленга достигает наибольшей выразительности у Вудхауза, если он упо требляет жаргонное слово вместо одного из компонентов устойчивого выр ажения. Например , I shook the lemon в место – I shook the head. Кроме тог о, сленг у Вудхауза возникает также на границе с архаическим словом: On reading the announcement in The Times , Whickham senior had hysterics and swoond in her tracks . Слово swoon (to faint) помечено в словаре как archaic. А сленговое выражение in one’ s track означает where one stands, there and then. Столкновение в одном пр едложении этих противоположных по стилю слов дает сильный комический э ффект. Синтезирование речевых регистров – это достаточно сильное экспрессив ное средство. Ведь если стиль высказывания не соответствует его контекс ту, то возникает комический эффект. 3.6. Пародия. Четкой границы между применением синтеза речевых стилей как средства д остижения комического эффекта и использованием в этих же целях пародии практически нет. не создает пародию ради пародии. Пародийные вкрапления в текст основного произведения у Вудхауза достаточно гармонично вписы ваются в контекст. Пародия на рассказы о Шерлоке Холмсе вводится в роман “Тhe Code of the Woosters” следующ им образом. Герой романа, озабоченный проблемой – куда могла спрятать е го знакомая нужную ему записную книжку, читая детектив, натыкается на сх ожую ситуацию. ‘ I have come upon a significant passage.’ ‘ Sir?’ ‘ I’ ll read it to you. The detective is speaking to his pal, and the “they” refers to some bounders at present unidentified, who have been ransacking a girl’ s room, hoping to find the missing jewels. Listen attentively, Jeeves. “ They seem to have looke d everywhere, my dear Postlethwaite, except in the one place where they might have expected to find something. Amateurs, Postlethwaite, rank amateurs. They never thought of the top of the cupboard, the thing any experienced crook thinks of at once, becaus e ” – note carefully what follows – “ because he knows it is every woman’ s favourite hiding-place ” . Имя Холмса нигде не упоминается, но его манеры (my dear Postlethwaite) в ыдают объект пародии. Очевидно, что фамилия - Postlethwaite - звучит как карикатура. В романе Даниэля Дефо Робинзон Крузо, попав на остров, чертит в своем днев нике две колонки: в правую он пишет, что случилось с ним плохого, в левую – что произошло с ним хорошего. То же самое делает и Бертрам Вустер в романе “Тhank You, Jeeves” (1934), но автор доводит этот прием до абсурда, поскольку колонки веду т между собою “разговор”. Well, here I am, what? Yes, but your bally house has burned down. Not mine, Chffy’ s. Yes, I know, but all your things were in it. Nothing of value. How about the banjolele? Oh, my gosh! That’ s true. I thought that would make you think about. Видим, что вкл ючает пародируемый текст в новый контекст и переставляет акценты. То, чт о было основным в пародируемом тексте, отступает на задний план, а на перв ый выступает что-то менее важное. Объектом пародии Вудхауза выступает не язык какого-нибудь конкретного произведения, а его специфические черты, например – сюжет. А сама пароди я может заключаться в аллюзии на существующие литературные штампы. И выступает она как самостоятельный авторский прием . ‘ There was a story in Malady’ s Boudoir about a Duke who wouldn’ t let his daughter marry the young secretary, so the secretary got a friend of his to take the Duke out on the lake and upset the boat, and then he dived in and saved the Duke, and the Duke said “Right ho”.’ Заключение Проделанная нами работа позволила нам прийти к выводу, что П.Г. Вудхауз проявляет ироническое отношение и создает комический эф фект при помощи ситуационного уровня. На данном уровне любое положение, в которое попадают персонажи, забавно само по себе. Кроме того, в создании как комического, так и иронического участвуют сре дства, представленных на всех уровнях языка: лексическом, фразеологичес ком, синтаксическом, текстуальном и интертекстуальном. Комическая ситу ация у Вудхауза всегда сопровождается комическим использованием языка . Но для П.Г.Вудхауза наиболее характерны лексические, фразеологические, текстуальные и интертекстуальные приемы достижения комического эффек та. В меньшей мере у автора задействован синтаксический уровень. П.Г. Вудхауз любит использовать языковую игру, он деформирует существующ ие фразеологические единицы и почти никогда не пользуется их обычными, с ловарными значенииями. Кроме того, автор создает новые слова в языке, исп ользуя при словотворчестве продуктивные модели словообразования. Для достижения комического эффекта Вудхауз использует всевозможные сп особы и на уровне текста. Это и повтор (как лексический, так и структурный), и употребление аллюзий и цитат, и синтез речевых стилей, и пародия. Таким образом, мы прихшли к зключению, что что стиль П.Г. Вудхауза в больше й мере зависит от самого языка, который, будучи смамобытным “живым” орга низмом, является одним из персонажей его книг. Подводя итог данной дипломной работы, подчеркнем, что она не ставила сво ей целью осуществить полный анализ стиля П.Г. Вудхауза. Скорее, нашей цель ю была попытка заинтересовать лдитературоведов творчеством этого необ ычного писателя и подтолкнуть к дальнейшим исследованиям, потому что, на наш взгляд, Пелем Гренвил Вудхауз является одним из интереснейших писа телей в зарубежной литературе 20 века. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Азнаурова Э.С. Стилистический аспект номинации словом как единицей реч и// Языковая номинация (виды наименований). – М.: Просвещение, 1977. – С.86-129. 2. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. – Л.: Просвещен ие, 1973. – 304 с. 3. Ахманова О.С., Гюббенет И.В. “Вертикальный контекст” как филологическая проблема. – Вопросы языкознания, 1977, № 6, С. 44-60. 4. Барченков А.А. Клише и штампы в языке английской газеты: Автореф. дис. – М ., 1981. – 21 с. 5. Бобылева Л.К. Очерки по языку английского романа ХХ века (Лингво-стилист ический анализ). – Владивосток: изд-во Дальневосточного ун-та, - 1984. С. 63-71. 6. Болдырева Л.М. Стилистические потенции фразеологических единиц в обла сти юмора, иронии и сатиры// Вопросы лексикологии германских языков. – М ., 1979. – Вып. 139. – С. 48-62. 7. Бондарко А.В. Функциональная грамматика. – Л.: Наука, 1984. – 136 с. 8. Борев Ю.Б. О комическом. – М.: Искусство, 1957. – 232 с. 9. Бронский И.Ю. Об использовании фразеологических единиц английского яз ыка для создания комического эффекта// Вопросы филологии и истории препо давания иностранных языков. – Ставрополь, 1976. – С. 39-56. 10. Вербицкая М.В. Литературная пародия как объект филологического исслед ования. – Тбилиси: изд-во Тбилиссокого ун-та. – 1987. – 166 с. 11. Гальперин И.Р. Стилистика английского языка. – М.: Высш. шк., 1977. – 332 с. 12. Гюббенет И.В. К проблеме понимания литературно-художественного текста ( на английском материале). – М.: изд-во Моск. ун-та., 1981. – 110 с. 13. Ивин А.А. Искусство правильно мыслить. – М.: Просвещение, 1990. – 240 с. 14. Киселева Р.А. Стилистические функции авторских неологизмов в современ ной английской комической и сатирической прозе// Учен. зап. Ленингр. пед. и н-та иностр. яз.: Вопросы теории англ. и рус. языков. – Вологда, 1970. – Т. 471. – С. 43-53. 15. Красикова О.В. Вводные элементы предложения как стилистико-синтаксиче ский прием в произведениях Джерома К. Джерома// Специфика и эволюция функ циональных стилей. – Пермь, 1979. – С. 136-144. 16. Литературный энциклопедический словарь (Под общей ред. В.М. Кожевникова , П.А. Николаева.) . – М.: Советская энциклопедия. – 1987. – 752 с. 17. Михлина М.П. О некоторых языковых приемах создания комического эффекта // Учен. зап. пед. ин-та. – Душанбе, - 1962. – Т.31. – Вып. 14. – С. 3-14. 18. Морозов А.А. Пародия как литературный жанр//Русская литература, 1960, №1. – С .48-78. 19. Походня С.И. Языковые виды и средства реализации иронии. – Киев: Наукова думка, 1989. – 128 с. 20. Почепцов Г.Г. Конструктивный анализ структуры предложения. – Киев: Вищ а шк., 1971. – 191 с. 21. Скребнев Ю.М. Стилистические функции вводных элементов в современном а нгл. яз.: Автореф. дис. – Л., 1968, 32 с. 22. Тремасова Г.Г. Языковые средства выражения сатирического смысла (англи йская и американская художественная литература и публицистика ХХ в.): Ав тореф. дис. – М. 1979. – 26 с. 23. Шекспир У. Гамлет. Избранные переводы: Сборник. – М.: Радуга, 1985. – С.467. 24. Эко Умберто. Имя розы// Заметки на полях “Имени розы”. – М.: Книжная палата , 1989. – С. 460-464. 25. Longman Dictionary of Contemporary English. Словарь с овременного английского языка: в 2-х т. – М.: Рус. яз., 1992. – 626 с. 26. Root S.H. World of Knowledge. – London: Futura, 1983. – 384 p. 27. Wodehouse P.G. The Code of the Woosters. – London: Penguin Books Ltd, 1974. – 224 p. 28. Wodehouse P.G. Jeeves and the Feudal Spirit//Five Complete Novels. – New York: Gramercy Book, 1983. – P. 140-280. 29. Wodehouse P.G. Jeeves in the Offing. – London: Penguin Books Ltd, 2000. – 250 с . 30. Wodehouse P.G. Right Ho, Jeeves. – London: Penguin Books Ltd, 1973. – 230 с . 31. Wodehouse P.G. Spring Fever//Five Complete Novels. – New York: Gramercy Book, 1983. – P. 282-439. 32. Wodehouse P.G. Thank You, Jeeves// The Jeeves Omnibus 1. – London: Hutchinson, 1989. – P. 5-180 с . 33. Wodehouse P.G. Very Good, Jeeves. – Lo ndon: Penguin Books Ltd, 2000. – 254 с . 34. The Wordsworth Dictionary of Quotations. London: Wordsworth Editions Ltd, 1998. – 760 с .
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
К твоему животу с кубиками ещё бы мозги с шариками!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по литературе "Способы создания комического в произведениях П.Г. Вудхауза", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru