Курсовая: Жизнь на фронтире - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Жизнь на фронтире

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 259 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

23 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТ СТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРС И ТЕТ им. А.И.ГЕРЦЕНА» Факультет иностранных языков КУРСОВОЙ ПРОЕКТ по учебной дисциплине “ История американской л итературы” на тему: Ж ИЗНЬ НА ФРОНТИРЕ (на материале романа Д. Ф. Купера “Прерия”) Выполнил: студент 3 курса вечернего отделения Сафронов Алексей Владим и рович , Научный руководитель: к.ф.н. доцент Абиева Наталья Алексан д ровна Санкт-Петербург 2008 Оглавление Введ е ние ...................................................................................................................3 Глава 1. “Фронтирная тема” в американской литературе ...................................5 Глава 2. Жизнь на Фронтире, основна я проблематика Фронтира (на материале романа Д.Ф.Купера “Пр е рия”) ...........................................................13 Заключ е ние .............................................................................................................23 Список используемой литерат у ры ............................. ..........................................24 Введение В переводе с французского, frontier означает "граница", а Фр онтиром - с большой буквы - называют запад, юго-запад и юг США, где поселялис ь перес е ленцы из восточны х штатов. Феномен Фронтира возник в начале колониального пе риода американской и с тор ии, с появлением первых поселений на территории Нового Света. Фронтир пр едставлял собой постоянно продви гающуюся на Запад границу между освоенной , цивилизованной ча стью страны и дикой, туземной терр и торией континента. В ходе национального развития Фронтир утв ерждался как уникальное историко-культурное явление, наполняясь важны м и и мн о гообразным содер жанием. [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст . Фронтир , 1999 , с. 349 ] С момента образования США, правительство очень дешево отдавало земли, вы купленные или отнятые у индейцев. На эти земли шли и авантюр и сты, искатели приключений, и фермер ы, ищущие благосостояния. Со врем е нем Фронтир перемещался. Освоенная земля становилась "обычно й", и на новую границу шли новые поселенцы. В качестве духовного ориентира опыт «подвижного» пограничья долгое вр емя способствовал поддержанию мифа о личной независимости инд и видуума, о равенстве возможност ей и об альтернативности перспектив личного плана, о сп о собности начать сначала, обновитьс я в своем «стремлении к счастью», как бы оно ни понималось. Поэтому образ н ового Адама, возни к ший у истоков Фронтира еще в лоне пурит анских колоний, находил все новые практические по д тверждения библейскому провиденц иализму вплоть до конца XIX в. [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фр онтир, 1999 , с. 349] Фронтир остался в памяти американцев воплощением американского духа - д уха находчивости, предприимчивости и независимости, духа конструктивн о го индивидуализма. Цель данного исследования – определить основную проблематику Фрон т и ра и его влияние на судьбы и характеры людей на материале романа Д. Ф. Купера “ Прерия” . Глава 1. “Фронтирная тема” в американск ой литературе Первой, этапного значения работой в этом направлен ии явилась речь историка Фредерика Джексона Тернера «Роль Фронтира в ам ериканской и с тории», прои знесенная в 1893 г. на открытии всемирн ой выставки в Чикаго. Т а ки м образом была заявлена уникально сть американского исторического опыта, интерпретированного через явле ние Фронтира. Позднее эта речь в ы лилась в объемную работу, ставшую классической в американско й истори о графии и сыгравш ую одновременно роль своего рода культурного маниф е ста. Тернер указывал на постоянную историческую измен чивость «погр а ничья», нас еление которого слагалось из разных волн переселенцев, предсл е довавших подчас разные цели и о сваивавших к тому же различные географ и ческие области обширного края именуемого Западом. Он даже выделял «фронтир (и одновременно эпоху) пушных торговцев», «фронтир ферм ерс т ва», лодочников и реч ников, военного продвижения и др. Развивая свою ко н цепцию, он подчеркивал существенно е отличие Запада от Востока и тот факт, что будущее США (в том числе и вопро с о рабстве) решалось на Зап а де. “ В результ ате, - подводил он итог, - именно Фронтиру американское со з нание обязано своими неповторимым и свойствами. Эта грубость и сила в сочетании с любознательн о стью; этот практичный, изобретател ьный склад ума, тяготеющего к действию; это уверенное владение сферой ма териальной, при отсутствии художественн о сти, но мощное в достижении великих целий; эта беспокойн ая, нервная энергия; этот доминирующий индивидуализм, твор я щий во имя добра и зла и в целом, эта п рактичность и энергия, которые пр и ходят вместе со свободой, - тако вы черты, принесенные фронтиром” [3. цит. по А. В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 350] Работа Тернера наряду с глубокими прозрениями в области взаимосв я зи пограничья с национальны м характером, была отмечена противоречиями и односторонностью подх ода. В эпоху “за крытия Фронтира” она обобщила опыт нескол ь ких веков его истории. [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 351] Еще Тернер указывал на своеобразный эффект продолжительного взаимодей ствия цивилизации и дикости, как бы постоянно возвращавшей выходцев с Во стока в первозданное состояние. Речь идет о ценностном несогласии фронт ирсме нов с “цивилизацией” , вы нуждавшем еще первых пос е ленцев уходить все дальше на Запад. Впоследствии усиление контактов с аб оригенными культурами, основанными на принципах взаимодействия с прир одой и на общинной демократии, продолжило эту традицию, породи в типично американский феномен “ белых и ндейце в” : Джона Тернера, книг а которого привлекла внимание Пушкина, выполнившего переводы отдельны х фрагментов и сопроводившего их своими размышлениями о дикости и цив и лизации; Джеймса Уиллард а Шульца, а в наши дни Ї Адольфа Хангри Вульфа, как и множество других, до б ровольно стано вившихся “индейцами” . [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 356] Тема Фронтира стала выделяться уже в творчестве первых поселенцев и опи сателей Нового Света, в автобиогра фиях конкистадо ров, в “Историях” , п о добных хроникам Джона Смита, затем у авторов колониаль ного времени, от которых перешла к Кревкеру и Токвилю, постепенно выявля я свою ма с штабность. К том у времени, когда лицо Фронтира определилось яснее, лит е ратура «пограничья», все более раз растаясь, стала разделяться на произвед е ния, создаваемые самими ф ронтирс менами и на литературу “фронтирно й т е мы” . Та и другая оказали самое прямое воздействие на национальну юб кул ь туру. [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 357] С первых десятилетий XIX в. начинается активное художественное о с мысление феномена Фронтира. Про за, посвященная ему, в отличии от книг с а мих фронтирсменов, становится бесспорным достоянием лит ературы. Тема п о граничья и Дикого Запада оказывается предметом идеализации в сознании романтик ов Ї в частности, у Вашингтона Ирвинга, котор ый в ряд е своих пр о изведений (“ Асто рия”, “Поездка в прерии” ) отдал дань Фрон тиру, описанн о му им на осн ове лич ных впечатлений. Ряд новелл из “Книги эскиз ов” посвящен инде й ским в ойнам “пограничья” и осмыслению индейского харак тера в контексте становления характера национально-америка нского. Такие прои з ведения как “ Приключения ка питана Бонвиля” , а также эссеистика поз воляют критикам ра с сматр ивать его творчество к контексте развития литературы американского З а пада. Самым ранним романт ич еским героем американского “пограничья” , в его национальном прочтении, можно считать Рипа Ван В инкля. В этой новелле американский исторический опыт в притчеобразном к онтексте соотнесен с временами пе рвозданной дикости континента и патр и архальным укладом первых колонистов. Однако подлинное от крытие «пограничья», во всей масшта б ности и многогранности его смысла, происходит в творчестве Фе нимора Куп е ра. Под пером Ку пера “пограничье” предстало в виде эпопеи национа л ь ной истории. Писателем была найдена новая и органичная для этого материала л и тературная форма. Вместе с тем гово рить о единой разновидности жанра примен и тельно к роману Купера невозможно: он каждый раз иной, в зависимости от аспектов поставленной проблемы и характера материала, п о ложенного в основу сю жетов, связанных с “пограничьем” . [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фро н тир, 1999, с. 358-359] Куперу удалось понять, в чем состоит основной миф Америки Ї в ош и бочном представлении о том, что эта страна неисчерпаема, как д икая прир о да. Вся история Америки - это злоупотребление вечным; европейская ист о рия в Америке свелась к воспроизве дению первородного греха в райском саду. В природном цикле рассматривал ся только акт разрушения. Дикая прир о да исчезала у американцев прямо на глазах, как мираж рассе иваясь перед идущими на Запад пионерами. Именно таково основное, трагиче ское отн о шение Купера к п арадоксальному разрушению дикой природы, этого нового рая, который в пе р вую очередь и привлек в Ам ерику колонистов. В романах Купера дается описание накатывавшихся одна за другой волн зас е ления пионерами новых зе мель: дикая местность, в которой живут индейцы; появление первых белых - ра зведчиков, солдат, торговцев и кол о нистов; приезд бедных и грубых семей пионеров и, наконец, прибы тие на постоянное жител ь с тво представителей среднего класса, которые привезли с собой первых люд ей интеллектуальных профессий Ї судей, врачей и банк и ров. Очередная волна смывала прине сенное предыдущей: белые пришли на смену индейцам, отст у пившим на запад; "цивилизованные" пр едставители среднего класса, строящие школы, церкви и тюрьмы, сменили пи онеров индивидуалистов из низшего кла с са, а те, в свою очередь, заняли место шедших впереди индейце в. Купер воскрешает в памяти бесконечную, неизбежную волну колонистов, в идя, что она принесла с собой не только выгоду, но и п о тери. В романах Купера также присутствует острая напряж енность между личностью и обществом, природой и культурой, духовностью и организованной р е лигией . Купер придает миру природы и индейцам основополагающее положительное значение. Столь же благоприятно он относится и к своим наиболее культурн ым персонажам, окружая их ореолом высокой цивилиз о ванности. Промежуточные персонажи часто не вызывают у читателя симп а тии. Это прежде всего относится к белым поселенцам, которым ка тастроф и чески не хватает образования и воспитания для того, чтобы должным образом оценить природ у и культуру. К у пер был кул ьтурным релятивистом. Он понимал, что ни у одной культуры нет монополии н а добродетель или с о верше нство. [ 1. цит. по ст. Спэн керен К. Джеймс Фенимор Купер , 1996] Американская критика, исследующая тему Фронтира в литературе США, тр а дицион но уделяет внимание трансценденталистам, особое м есто отводя при этом Торо. В “Уолдене” и “Прогулках”, в “Мэнских лесах” и на страницах дневников писателя Фронтир наполня ется аллегорическим и философским с о держанием. У Торо можно обнаружить немало высказываний, из которых сл е дует, что Запа д США представал перед ним в мистическом и пророческом ор е оле. Несомненно, Торо способствова л укреплению мифа о диком крае как о почве обновления индивида и нации, ес ли не всего челов е чества, и в этом смысле предвосхищал многи е мотивы специфи чески “западной” прозы . Уолденский отшел ь ник размышлял о Фронтире как о к онфликте между дикостью и цивилизацией. Фронтир предполагал дуализм ми ровидения. Вот почему пис а тель избрал метод “прогулок” , словно в п оисках места встречи прошлого и настоящего. Притяжение Торо к девственн ому краю б ы ло связано с ра згадкой тайны бытия. Амери канская “дикость” , приняв вид умозрительного фронтира, послужила стимул ом к созданию национально-самобытной модели натурфилософской прозы, це лого направления, актуал ь ного в литературе США вплоть до ко нца XX в. Читая Торо, мы замечаем, как физическое и географическое понятие п реобразуется в духовное. На Фронт и ре Торо искал откровения, поскольку внутренне ощущал недоста точность Цивилизации. Фронтир благодаря Торо стал восприниматься как з алог н а ционального обнов ления, а сам писатель рас ширил “пограничье” национал ь н ого мышления и повествователной традиции. [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 363-364] На “фронтирную тему” писал та кже и Марк Твен. Он начинает как юморист, сразу дающий почувствовать свою близость литературе америка н ского фронтира. Вся молодость Твена прошла на фронтире, и атмо сфера фронтира, его традиции и верования многое объясняют в характере мы шления и творческих устремл е ний писателя. Его юмористические рассказы 60Ї70-х годов очень близк и к фолькло р ному жанру не былиц, сложившемуся еще в эпоху первых пионеров, на руб е же XVIIIЇXIX вв. В небылицах властвует стихия гротеска, не признающего ник аких ограничений даже широко понятыми требованиями жизненной достовер н о сти. Совершенно невероя тные события, которые происходят в этих фолькло р ных рассказах, всегда призваны убе дить в том, что для истинного героя-пионера на земле не существует ничего непосильного, в то время как его противникам при всем их коварстве и расч етливости не по силам совл а дать и с самой элементарной трудностью. В калейдоскопе немысл имых с и туаций, которые во зникают в небылицах, легко узнать гротескно осмысле н ные черты реальной жизни на фронти ре: постоянные опасности, дикая и в е личественная природа, требующая энергии, храбрости, непоколе бимости д у ха от своих пок орителей, до грубости примитивный быт, безмерная увере н ность в счастливом завершении всех испытаний, выпадающих на долю пи о нера, естественное и крепкое чувство справе д ливости и отвращение ко всем, кто на нее посягает. Фронтир долгие десятилетия служил с амым устойчивым подтвержд е нием “ аме рикан ской мечты” , потому что здесь и впрямь откр ывался простор для “ индивидуальног о мужества, честной ра боты и взаимной ответственно сти” , как х а ракте ризовал сущность “мечты” Фолкнер, поясняя, что “ мечта Ї это свобода равного на чала со всеми остальными людьми” . К к онцу жизни Твену предстояло осознать, насколько несхож этот комплекс ид ей с действ и тельностью бу ржуазного общества в тех его специфически американских особенностях, к оторые и оказались конечным порождением “мечты” . Горечь его поздних книг , Ї прежде всего свидетельство этого социального прозр е ния. Но вместе с тем на фронтире всего отчетливее выступ али те коренные демократические черты самосознания американского наро да, которые наиб о лее глуб око были воплощены Твеном, придав его творчеству значение эпоса народно й жи з ни. Идеал Твена Ї по су ти, просветительский идеал природной доброты и разумности человека, соц иальной гармонии и торжества здравого смысла. За исключением Уитмена, ни один американский художник не выр а зил этот идеал так последовательно и глубоко и не держался ег о так непок о лебимо, как Тв ен. При всех эстетических различиях между Уитменом и Тв е ном основа у них была общая Ї сплав р адикальных идей основоположников американского государства, руссоист ской концепции естественного равенс т ва и миропонимания трудовых масс Америки, жаждущих истинн ой справедливости и человеческого бра т ства. Различия же предопределены тем, что Твену с самых п ервых его шагов в литературе были совершенно чужды романтические мотив ы и образы, и здесь особенно ощутимо воздействие фронтира на весь творче ский склад п и сателя. В фол ьклоре фронтира даже небылицы непременно содержат элемент достоверног о бытописания, отнюдь не сдерживающего стихию гротеска. С а ма жизнь фронтира была переплетени ем заурядного с невероятным, и поэт и ка небылиц отразила этот причудливый симбиоз, каким была отме чена де й ствительность, вы звавшая к жизни сам жан р. [ 2. цит. по ст. Марк Твен Зверев А. М. 1991 , с. 559-568 ] Масштабное наследие, оставленное «пограничьем», б ыло подхвачено XX веком, когда, по выражению Оуэна Уистера, одного из основ ателей р о мана-в естерна, Фронтир из “ территории с будущ им превратился в ряд штатов с про шлым” . Осмысление и переоценка пограничья стали одной из потребнос тей н а ционального сознан ия. В смысле реальной литературной традиции Фронтир оставил неизгладим ый след в творчестве своих последних предст а вителей (Крейн, Лондон, О. Генри еще успели захватить реальный облик дикого края, приняв э с тафету у Гарта и Твена). Примечательно, что их путь к реализм у лежал через освоение наследия “пограничья” , и социально-нравственные конфликты Фронтира предста ли в виде нерешенных конфл иктов человеческой прир оды Ї в “ Г о лубом отеле “ Крейна, “Северной Одиссее” и “Лиге стариков” Ло ндона, в “ П о следнем из трубадуров” О. Генри. Такой яс ный в период своего освоения, в XX в. Фронтир внезапно утратил свою однозна чность. [ 3. цит. по А.В. Ваще н ко, ст. Фронтир , 1999, с. 372] Каждый период американской истории вносил сущест венный вклад в поним а ние феномена “пограничья” , поскольку был нераздельно с ним связан. Это наследие оказалось сложным, глубоко противоречивым, по длежало постоянному и напряженному пересмотру; таков был процесс, котор ому су ж дено было продолжа ться и в будущем. На всем пути развития американская литература не подве ргала сомнению лишь один факт, связанный с Фро нт и ром: непреходящего значе ния “ погр аничья” в судьбе страны. В процессе ее становления состоялось самое в ажное Ї открытие множества человеческих судеб, простых и часто безымянн ых, сделавших наследие Фронтира достоянием нации, ставших матери а лом для вечных образов и характ еров. [ 3. цит. по А.В. Ващенко, ст. Фронтир, 1999, с. 374] Глава 2. Жизн ь на Фронтире, основная проблематика Фронтира (на материале романа Д.Ф.Ку пера “Пр е рия”) Люди выходили на эту границу искусственного и есте ственного по разным пр и чи нам и с разными целями. Да и люди разные выходили. Главный герой всю жизнь провел на Фронтире, пытаясь убежать от наступающей на пятки “цивилизации” . Натаниэль, всей душой любивший пр и роду, с горечью и отчаянием глядел, к ак ее уничтожают, и медленно осозн а вал, что скоро бежать “ от стука топора” б удет уже некуда. На “пограничье” отправлялись сильные личности , такие как Ишмаэл Буш и Поль Ховер, но со стремлениями и нужд ами разного рода. Поль, как и тра п пер, не брал у природы лишнего и не вредил ей почем зря. То есть о н не был тем, кто представлял угрозу для “ дикого края по ту сторону” . К тому же он ок а зался в прерии не просто так Ї его вело сильное и прекрасное чу вство к девушке из стана Буша(с которым он был на ножах). Не думая об опасно стях , он бе с страшно следовал за ней, надеясь на очередную встречу. Ишмаэл подался на Фронтир по другой причине Ї он бе жал от закона, который, как ему каза лось, ущемлял его права(главным образом на землю). В отличии от безобидног о бортника скваттер и его семейство являли собой бездумную бе з душную безразличную силу, готовую не мешкая убрать все, что встает на пути. Автор подчеркивает это сразу, на первых страницах, описывая сцену в ы рубки участка для разбития лагеря: “ Наконец старший из сыновей т яжелым шагом выступил вперед и, к а залось, без всякого усилия до обуха вонзил топор в тело могуче го тополя. Он постоял полминуты с презрением во взгляде, выжидая результ атов своего удара. Так мог бы смотреть великан на бессильное сопротивлен ие карлика. Потом, красиво и ловко занося топор над головой, как мог бы дей ствовать испытанный рубака своим благородным, но не столь полезным оруж ием, он быстро перер у бил с твол и принудил гордую вершину пасть к своим ногам. Остальные с беспечны м любопытством наблюдали, покуда не увидели дер е во простертым на земле, и тут, приняв это как сигнал к общей атаке, все разом приступили к делу. С четкостью в ра боте, поразительной на непривы ч ный глаз, они очистили от леса нужный им небольшой участок так основ а тельно и почти так же быстро, как если бы здесь пронесся ураган. ” [Купер Д.Ф., 1980, с. 20-21] Но шли на “пограничье” и личн ости другого типа. Такие как Эбирам Уайт и Овид Бат были , грубо говоря , “прихлебателями” у таких как Ишмаэл. Но их т о же нельзя ровнять, так как цели их были в большой степени от личны друг от друга. Доктор отправился в дикую местность за славой и вели кими открытиями, но каждый раз оказывался смешон в бесплодных попытках п рименить свои книжные знания на практике. Уже первое его “открытие” оборачивается фа р сом. Однако он полностью безобиден и не хочет и не несет никому зла и вреда. Эб и рам же отправился вместе с Ишмаэлом только ради наживы. В душе этого человека нет ни одного белого пятнышка и фраза “ Земля создана нам на потр е бу” сразу хар актеризует всю его сущность. Также нельзя не упомянуть офицера и джентльмена Ун каса Мидлтона. У него фактически вырвали кусочек сердца, похитив любимую , и он, гот о вый порвать глот ку любому, был вынужден податься в “ дикий край” на ее п оиски. И , наконе ц , о тех, кто попал на Фронтир не по своей воле Ї это Эллен и Инес. Первой просто было некуда деваться, так к ак она осталась сиротой по неизвестным причинам , и не было у нее другого выхода, кроме как присо е дениться к Ишмаэлу в его путе шествии. Очевидно, что на Фронтире ей не место. Н е случайно траппер спрашивает ее “ Как же ты пустилась в края, куда дорога только сильному? ” . Инес же воо бще никто не спрашивал. Ее, что н а зывается, “ посадил и в мешок” , погрузили и увезли. И если бы не поддержка Эллен, ей пришлось бы весьма туго. Всех этих персонажей автор помещает в особую среду . Среду, где человеческие отношения видны на поверхности, не стесненные, н е обусловленные н и какими рамками, где природа каждого проявляется наиболее ярко и четко. Имя этой среде Ї прерия. В ее описании ч аще всего встречаются т а к ие эпитеты, как “ бескрайняя ” , “ бесконечная ” , “ необозримая ” . В одном из описаний она даже сра внивается с океаном: “ Земля напоминала здесь океа н, когда его беспокойные валы тяжело вздымаются после ярости еще не улег шейся бури: та же равномерно коле б лемая поверхность и та же необозримая ширь. В самом деле, так бы ло раз и тельно сходство ме жду двумя пустынями - вод и земли, - что, как ни смешна покажется геологу эта простая гипотеза, поэту невольно хочется объяснить необычайную формац ию равнины сменой владычества этих двух стихий. Здесь и там вставало из г лубины ложбины, широко раскинув голые ветви, высокое дерево, как од и нокий корабль; и в подкреплен ие обмана появлялась в туманной дали зеленым овалом рощица, рисуясь на к раю кругозора, точно остров среди океана. ” [Купер Д.Ф., 1980, с. 15-16] В ней свои законы, свои обычаи Ї простые, но справедл ивые. В ней т а ится множест во опасностей и нельзя ни на секунду расслабиться. И наконец у нее есть св ои особые очарование и красота. Побывав в прерии, некоторые из перс о нажей меняются, пересматрив ая свои взгляды на жизнь. Другие же остаются в ней н а всегда ... В романе затрагивается несколько тем и одна из самы х острых и ва ж ных и это горькая судьба дикой природы. Автор выражает свое отношение, свою скор бь по этому поводу через слова старого траппера, через описание его чувс тв и эм о ций. Например, в сам ом начале встретив семью скваттера и сразу поняв, что это за люди и что они с собой принесут, он очень не хочет становиться их проводником и показыв ать дорогу дальше. И далее описание его реакции на безжал о стное уничтожение рощи тополей: “ Незнакомец безмолвно, но внимательно следил за их действиями . К а ждый раз, как под свист топора одно за другим падали наземь деревья, он поднимал к н о вому просвету в небе печальный взо р и наконец отвернулся, с горькой улыбкой что-то пробормотав про себя как будто почитал недостойным выск а зать свое недовольство вслух” [Купер Д.Ф., 1980, с. 21] После этого старик говорит им: “ Я часто думаю, что господь пр остер перед Штатами голую прерию в предостережение людям: пусть видят, д о чего они могут довести землю в своем безумии! Да, вы проедете много недел ь, много месяцев этими открытыми пол я ми и не встретите ни поселения, ни обиталища для человека и ли для скота. Даже дикий зверь прорыщет тут много миль, пока найдет себе л о гово; и все же, мне чудится, ветер с востока редко когда не донесет до моих ушей стук топора и падающе го дерева. ” [Купер Д.Ф., 1980, с. 26] Но они лишь вежливо ждут , пока он закончит... Потому что в силу своей узколобости, н еобразованности, некультурности и безнравственности н е способны понять, к чему он так вдохн овенно произносит эти слова. Им не осознать, какое зло они творят, удовлет воряя сиюминутные потребности. Д е ревья вокруг не значат для скваттера ничего, ибо “ Он хвалился, что никогда не засиживалс я в т а ких местах, где не мог спокойно повалить любое дерево , какое высмотрит со своего порога” . Траппер горько сожалеет о том , что п о мог его семейству: “ - Да, - прошептал он, - я мог бы зн ать заранее! Я и раньше часто видел то же самое. И все-таки я сам привел их сю да, а теперь указал им единстве н ное прибежище по соседству на много миль вокруг. Вот он, челове к, - гордец и ра з рушитель, б еспокойный грешник... Он приручает полевого зверя, чтоб утолить свои сует ные желания, и, отняв у животных их естественную пищу, учит их губить дерев ья, обманывать свой голод листьями... ” [Купер Д.Ф., 1980, с. 88] И это правда Ї трапперы , порой сами того не желая, вели за собой таких вот “пионеров” , чтобы впоследствии те, д обираясь до океана, оставили поз а ди себя “лысую” зе млю с гниющими бревнами и трупами оленей и бизонов. Этот «новый рай» дейс твительно исчезал на глазах и увы, врядли что-то мо г ло его спасти. Старик все время гово рит, что дарами природы надо польз о ваться, но не злоупотреблять. К сожалению, его мало кто слушает ... Здесь уместно будет привести цитату из фильма Матрица : “ Человек ближе не к млекопитающим, а к ви русам. Он не приспосабливается к окружающей среде. Он захватывает опреде ленную территорию, истребляет на ней все ресурсы и для того, чтобы выжить з а хватывает новую и еще н овую и так далее еще и еще” . С п ечалью приходится это признать. Еще одна важная тема Ї тема науки. И разговор пойдет о ее “ кра е угольном кам не”, докторе Батциусе. Просидев не один год за книга ми, он о т правляется в дику ю неизученную местность с целью открыть первым новые неизвестные д о селе виды растений и животны х и тем самым оставить след в истории естествознания. Он считает, что все п ожно познать и постичь раз у мом, полагается на научные знания, верит в неоспоримость логики и в то, что ответ на любую загад ку (в том числе и природы) можно найти с помощью дедукции. Однако при столк новении с реальным миром (дикой природы) все его логические умозаключени я, дедуктивные методы и книжные классиф и кации оказываются смешны и терпят крах. И даже разум, в с илу которого он так верит, порой покидает его. Увидев вживую, то что до это го он видел только в книгах, он боится, он оказывается напуган до смерти, п отому что внутренне не готов к переходу от теории к практике. И если с раст ениями еще куда ни шло, то каждое животное кажется ему чудовищем. Особенн о п о казателен момент встр ечи со стадом бизонов: ” Батциус был в таком смятении , что поддался полному обману чувств. Темные тела бизонов потеряли для на туралиста четкость очертаний, и ему померещилось, будто он видит дикое с борище всех животных мира, устр е мившихся на него единым строем в жажде отомстить за всевозмож ные обиды, к о торые он в про должение целой жизни, полной неутомимого труда на ниве ест е ствознания, наносил тому или друго му виду или роду. Несчастный оцепенел, как под взглядом Горгоны. Равно не с пособный ни спасаться бе г ством, ни двинуться вперед, он стоял, как прикованный к месту, пока илл ю зия не овладела им настолько , что достойный натуралист, презрев опасность во имя науки, принялся за кл ассиф и кацию отдельных особей” . [ Купер Д.Ф., 1980, с. 214] Впрочем та ситуация была хорошей проверкой мужест ва, твердости рассудка и решимости для каждого из мужчин, но доктор, пожал уй, прошел ее хуже о с тальн ых. Овид так предан своей науке, что даже будучи на гран и жизни и сме р ти, он о ней н е забывает. В “предсмертной” речи он говорит прежде всего о наследии для “ будущих ревнителей науки” . Хотя порой страх разгоняет т у ман в его голове и он, оставив свою педантичность, начинает говорить и де й ствовать разумно. В целом же очевид но , что доктор Батциус это гип ертроф и рованный собират ельный образ фанатичного ученого с присущим ему тщ е славием, с раздутым самомнением на столько ослепленного своим сциенти з мом и гордыней, что он “ вы падает” из реаль ности. Вместо того чтобы пр о светить его разум, книги затуманили его. Но автор не осуждает О вида, а см е ется над ним. Сме ется над ним и ему подобными , к оторые переоценивают значимость и роль своей науки. Также очевидно, что между доктором и траппером возн икает ко н фликт. Конфликт, казалось бы, на почве разного подхода к описанию прир о ды. Но уже к концу второго их диалога становится понятно, что противор е чие между ними куда большего масштаба. И это ни больше, ни меньш е ко н фликт мировоззрений . Овид смотрит на мир сквозь призму различных нау ч ных теорий и положений, его голова з абита бесполезными знаниями, его гл а за застилает пелена самомнения .( “ глаза ученого - глаза крота” ) Трап пер прожил всю жизнь в лесах, у него нет теоретических знаний, он понятия н е имеет о классификациях по виду и роду, но он изучил природу и «научился жизни» на практике гораздо лучше, ч ем доктор по своим книгам. В больши н стве разгово ро в тр аппер относится к доктору снисходительно, как к человеку находящемуся в забвении, подобном кромешной тьме и даже позволяет себе подшучивать над ним. Но порой его возмущает бесцеремонная критика Ов и да в адрес созданий божьих и его иде я об их усовершенствовании, безапе л ляционные заявления о том, что только научные знания являются подлинн ы ми и что это он, пр едставитель прогрессивного общества и деятель науки, я в ляется правым , в то время как подобные трапп е ру прозябают в невежестве. Апофеоз ом богохульных речей доктора является вот это предположение: “ В силу своего невежества чел овек может деградировать настолько, что займет место у самой черты, отде ляющей его от животного; и напротив, познание может возвысить его до сбли жения с великим Творящим духом; скажу больше: е с ли бы ему были даны достаточный срок и возможность, кто знает, не овладел ли бы он всей совокупностью знаний и, следственно, не стал ли бы р а вен самому Дв ижущему началу? ” [Купер Д.Ф., 1980, с . 193] Траппер ставит его на место, впрочем, как и в других их спорах. Раз за разом логически выстроенные доводы естествоведа , у которого разум как будто вытеснил душу, рассекаются проникновенными и хлестким и высказ ы ваниями траппер а. Противопоставление, например, чутья Гектора всем д е дуктивным и иже с ними методам, разу меется, бьет по самолюбию доктора, но идти против фактов он не может. Их сп оры как вечное противоборство рационализма с и р рационализмом и эмпиризмом. Доктор говорит разум ом, а старик душой, сер д цем ; для доктора незнакомо такое понятие как вера, для траппера же оно являет ся основополагающим. Не один раз он доказывает бесполезность науки и пр о гресса в том виде, в котор ом их представляет Овид Бат. И добивает его фр а зой “ Есл и вы подведете итог всему, что вами сделано, то получится самая малость , такая, что и говорить о ней не стоит” . [ Купер Д.Ф., 1980, с. 330] От разрешения их ко нфликта действительно зависит судьба нации , и автор заставляет обе стороны выкладывать все карты н а стол, но как мы зн а ем, тот, чья карта была вроде бы бита, все равно побеждает. Теперь настало время поговорить о скватте ре Ишмаэле Буше. Он о т правился в прерию со всем семейств ом в поисках той самой “ новой жизни” , нез а висимости и свободы. То есть, чтобы “ обновиться в своем стремлен ии к сч а стью” . И уже на первых страницах романа о н сталкивается с траппером, которому говорит, что бежал от закона. Закона, стеснявшего его права на землю, закона, который, как считает Буш, не равен для всех, а значит , не справедл ив. И Траппер будто бы поддерживае т его. Однако вскоре станови т ся понятно, что не из-за несправедливости Ишмаэл ненавидит за кон, а из-за того, что он ограничивает его жадность и алчность. Скваттер Ї и ндивиду а лист, он считает, что личная свобода и независимость, личные нужды стоят превыше всего и о н против подавления личности государством или общес т вом. Траппер же настроен против зак она по другим причинам Ї ему н е нр а вится в законе безра зличие, бездушие и бесчеловечность. Но , однако , он пр и знает его необходимость. В то время как Ишмаэл не признает ничего кроме силы. Сравнивая их, задаешься в опросом: за кем будущее ? Как мы знаем из истории , идеи индивидуализма в Америке победили и преобладают в общественной идеологии, так что будущее было за сква т т ерами. Критики пишут, что Ишмаэл Буш самый отталкивающий и ужасный злодей в романах Купера. Однако хочется попросить у них у всех пр ощения и сказать, что самый ужасный злодей это Эбирам Уайт. Этот персонаж находится все вр е мя в тен и и внимания ему уделяется мало, но зло творимое им так велико и ужасно, чт о не сказать о нем невозможно. В этом человеке нет ничего кроме подлости и ненависти. Он “ не скажет прав ду, где можно солгать” и легко очернит другого, чтобы оправдать себя. Именно по его наущению скваттер с оверш а ет глупость, взяв с собой в прерию того, кого быть в ней не должно. Речь идет , несомненно , об Инес, которая недаром говорит Мидлтону немногим пос ле о с вобождения: “ Мне думается, что глава их се мьи только недавно ступил на путь зл о действа. Он не раз в моем присутствии страшно бранил негод яя, который м е ня схватил... ” [Купер Д.Ф., 1980, с. 181] Далее у Эбирама сл едует конфликт с Эйзой, который вполне обоснованно обв и няет и порицает его. В результате Эй зу находят мертвым. В этот момент скваттеру действительно сопереживаеш ь. Ощущение такое , что у него от няли сына, его гордость и отраду, за то, что он похитил любовь у Мидлтона, и в ц е лом в наказание за то , что он связался с Эбирамом. Также в глазах чита теля Ишмаэла отчасти оправдывает, то что в конце на учиненном им суде он р азрешает все вопросы с каждым по совести и справедлив о сти. Имел ли он право устраивать это т суд другой вопрос, но то, что после него никто не остался в обиде, это факт . С Эбирамом он тоже поступил абсолютно справедливо. Уайт никогда не смог бы измениться, испр а витьс я. Этот жалкий человек заслужил смерть , и сострадания к нему нет ни капли. После Ишмаэл уходит с Фронти ра и никогда не возвращается, потому что вместо сч а стья он нашел только горе. Возможно, он извлек для себя урок из всего произ о шедшего и впоследствии занялся каким-либо благородным де лом. Но этого мы, увы, знать не можем. Еще в романе есть “ индейская тема” , н о роль ей отведена не столь зн а чительная. Выходя на “пограничье” , надо было быть готовым к встрече с коре н ными жителями и исконными владельц ами западной территории, которые редко бывали рады белым гостям. Оба пле мени описанных в романе критикуют б е лых , прежде всего з а их алчность и бесцеремонность. Оба вождя Ї и благородный Твердое Сердц е и коварный Матори Ї сходятся во мнении о бледнолицых , о дн а ко выражают его по-раз ному: “ - Краснокожие различают Больших Ножей так же легко, как вы, чуж е земцы, видите бизонов, и п ерелетную птицу, и падающий снег. Ваши воины думают, что Владыка Жизни соз дал всю землю белой. Они ошибаются. Они с а ми бледны и видят во всем свое собственное лицо. Оставь! Пау ни не слеп и сразу видит л ю дей твоего племени! ” [Купер Д.Ф ., 1980, с. 209] Вождь п ауни выражает свое мне ние прямо и честно. “ - Земля широка ... - Почему дети моего великого белого отца никак н е найдут себе места на ней? ” [Ку пер Д.Ф., 1980, с. 47] “ … зачем же Большие Ножи говорят красным братьям, чтоб они зарыли том а гавк, когда их собственные молодые люди никогда не забывают, что они отва ж ные воины, и часто расходятся после встречи с кровью на рук ах? ” [Купер Д.Ф., 1980, с. 226] Матори же говорит намеками и задает риторические вопросы . Они оба правы. Но толку от этог о нет. Если бы они оставили свою вражду и , объединившись , да ли отпор , таким как Ишмаэл Буш (вместо того, чтобы заключать с ними соглашение), возможно, их не постигла бы столь п е чальная участь. Следует также напоследок сказать несколько слов о старике Натаниэле. Как персонаж он выступает в рома не связующим звеном между сюжетными линиями. Он как всегда остается благородным, справедливым, рассудител ь ным и мудрым. Большинство, тех , с кем он пережил эти приключения в прерии , обяз а ны ему жизнью и всем им он попытался передать частичку своей мудрости. Без сомнения грустная сцена прощания показывает, как все пол ю б или доброго старика и привязались к нему. Но он решает остаться среди и н дейцев и умирает среди ни х же, потому он и есть один из тех белых, чья кожа неза метно для них с а мих покраснела. Нед аром Ишмаэл замечает: “ По язы ку и по лицу ты белый, а между тем сердцем ты , похоже , с красн окожими. ” И это правда. Траппе р оставался в гармонии с природой все долгие годы обитания среди нее. Он т ак пр о жил жизнь и так встр етил смерть, что можно только восхищенно завид о вать. Заключение Жизнь на Фронтире многих изменила, многих заставил а пересмотреть свои взгляды на жизнь. Кто был способен измениться и выне сти что-то из пережитого опыта, тот выживал и извлекал для себя пользу. Поль Ховер, местный Ричард “ Львиное сердц е” , научился быть терпимее и не бросаться навстречу опасности “ с шашкой наголо” . Доктор Батциус признал, что практ и ческий опыт тоже имеет большое значение и, отбросив свою спесь, выразил уважение тра п перу. Ишмаэл Буш, возможно, осознал, что там , где нет закона все не так радужно, как он себе представлял. И что закон прерии порой гораздо более жесток , неж е ли закон государства и общества. На Фронтире становилось понятно чего стоит челове к. На Фронтире “ выплавля лась” американская нация. И если б ы на него отправлялось побольше т а ких людей как Мидлтон и Ховер и меньше Бушей и Уайтов нация, воз можно, сформировалась бы не только сильной и независимой, но и благ о родной. Описывая жизнь и проблемы Фронтира , Купер надеялся, что люди прислушаются, задумаются и остановятся, ув идев, что они натворили в своем без у мии. Но тщетно. Список литературы 1. Спэнкерен. К. Джеймс Фенимор Купер// http :// www . uspoetry . ru / books /2/ chapter 2 2. Зверев А. М. Марк Твен // История всемирной литературы: В 9 томах / А Н СССР; Ин-т мировой лит. им. А.М.Горького. — М.: Наука, 1983 Т. 7. — 1991. [559-568] 3. Ващенко А. М. Фронтир // История Литературы США, том II, ред. коллегия А.М.Зверев, М.В. Тл останова, издательство «Наследие », Москва, 1999 [349-374] 4. Ку пер Д.Ф . Прерия: Роман/пер. с англ. Н. Вол ьпин; М. : Изд а тельство «Детская Литерату ра», 1980
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Владимир Владимирович! Наш самолет сбили! Что делать?
- Ответим жестко! Эмбарго на их овощи и запрет на наших туристов!
- Так и пишу: Запретить обмен овощами!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Жизнь на фронтире", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru