Курсовая: Концепция третьей волны Тоффлера - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Концепция третьей волны Тоффлера

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 349 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ГЛАВА I. С УПЕРБОРЬБА Революционные предпосылки Основная идея Волны будущего ГЛАВА II. КОНФЛИКТЫ ЦИВИЛИЗАЦИЙ Борьба за сферы влияния Индивидуализированные обществ а ГЛАВА III. ОСНОВНОЙ РЕСУРС Алхимия информации Знания и капитал ГЛАВА IV. КАК МЫ ДЕЛАЕМ ДЕНЬГИ Факторы производства Неосязаемые ценности Индивидуализация Работа Новшества Масштаб Организация Интеграция систем Инфраструктура Ускорение ГЛАВА V. МАТЕРИАЛИЗМ! Новое значение безработицы Спектр умственного труда “Узколобые” против “широколоб ых” Идеология “узколобых” Идеология “широколобых” СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУР Ы Введение Революция вырастает из целого комплекса причин. Общество, которое не зна ет, как ему, жить, которое не способно развиваться, постепенно реформируя сь, неожиданно проходит через взрыв. Каждое стабильное общество, сколь б ы несовершенным оно ни казалось с точки зрения "незрелого" радикализма, т ем не менее, является результатом огромной конденсации национального о пыта, итогом бесчисленных попыток, усилий, экспериментов многих поколен ий в поисках наиболее приемлемых социальных форм. Как же соотнести теорию революции с тоффлеровской концепцией смены вол н? Разве очередная волна, как ее описывает Тоффлер, не является грандиозн ым поворотом истории, величайшей трансформацией, всесторонним преобра зованием всех форм социального и индивидуального бытия? Безусловно, это так. Однако, по мнению Тоффлера, эти исторические сдвиги, захватывая все с тороны жизни людей, тем не менее во многом бескровны. Ведь речь идет не о с оциальной революции, направленной в основном на смену политического ре жима, а о технологических изменениях, которые вызревают медленно, эволюц ионно. Однако впоследствии они рождают глубинные потрясения. Чем скорее человечество осознает потребность в переходе к новой волне, тем меньше б удет опасность насилия, диктата и других бед. По мнению Э. Тоффлера, развитие науки и техники осуществляется рывками, п о его терминологии, - волнами. Почему в так называемый век информации, спра шивает он, мы вступаем именно сегодня, а не сто лет назад? Отчего этот проц есс не мог "опоздать" еще на столетие? Современные исследователи, отвечая на эти вопросы, ссылаются в основном на внешние факторы: стремительное н арастание изменений вообще, отчетливое обозначение тенденции к многоо бразию в экономике и всей социальной жизни. Концепция "информационного о бщества" - это разновидность теории постиндустриализма, основу которой з аложили 3. Бжезинский, Д. Белл, Э. Тоффлер. Рассматривая общественное разви тие как "смену стадий", сторонники этой теории связывают его становление с преобладанием "четвертого", информационного сектора экономики, следую щего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. Капита л и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знанию в информационном обществе. Революционизирующее действие нфор мационной технологии приводит к тому, что в информационном обществе кла ссы заменяются социально недифференцированными "информационными сооб ществами" (Ё. Масуда). Сначала, по определению Тоффлера, была Первая волна, которую он называет " сельскохозяйственной цивилизацией". От Китая и Индии до Бенина и Мексики , от Греции до Рима возникали и приходили в упадок цивилизации, у которых, несмотря на внешние различия, были фундаментальные общие черты. Везде зе мля была основой экономики, жизни, культуры, семейной организации и поли тики. Везде господствовало простое разделение труда и существовало нес колько четко определенных каст и классов: знать, духовенство, воины, рабы или крепостные. Везде власть была жестко авторитарной. Везде социальное происхождение человека определяло его место в жизни. Везде экономика бы ла децентрализованной, каждая община производила большую часть необхо димого. Триста лет назад - плюс-минус полстолетия - произошел взрыв, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождая совер шенно новую цивилизацию. Таким взрывом была, конечно, промышленная револ юция. Высвобожденная ею гигантская сила, распространившаяся по миру - Вт орая волна, - пришла в соприкосновение с институтами прошлого и изменила образ жизни миллионов. К середине XX в. силы Первой волны были разбиты, и на земле воцарилась "индус триальная цивилизация". Однако всевластие ее было недолгим, ибо чуть ли н е одновременно с ее победой на мир начала накатываться новая - третья пос чету - "волна", несущая с собой новые институты, отношения, ценности. Тоффлер отмечает, что примерно с середины 50-х годов промышленное производство стало приобретать новые черты. Во множестве областей технологии возросло разнообразие типов техники, образцов тов аров, видов услуг. Все большее дробление получает специализация труда. Р асширяются организационные формы управления. Возрастает объем публика ций. По мнению Тоффлера, все это привело к чрезвычайной дробности показа телей, что и обусловило появление информатики. Не подлежит сомнению, что разнообразие, на которое обращает внимание Тоф флер, действительно расшатывает традиционные структуры индустриально го века. Капиталистическое общество прежде всего основывалось на массо вом производстве, массовом распределении, массовом распространении ку льтурных стандартов. Во всех промышленных странах - от США до Японии - до н едавнего времени ценилось то, что можно назвать унификацией, единообраз ием. Тиражированный продукт стоит дешевле. Индустриальные структуры, уч итывая это, стремились к массовому производству и распределению. Тоффлер разработал концепцию "третьей волны". По мнению ученого, "первая в олна" соответствует сельскохозяйственной революции, "вторая волна", возн икшая в XVII веке, соответствует эпохе индустриальной цивилизации. Теперь, по мысли Тоффлера, пришло время нового вида экономики, зародившейся на и спользовании информационных технологий, экономики, основанной на знан ии. "Третья волна" создает реальную угрозу индустриальной цивилизации, г розит уничтожить ее институты, методы и ценности. В новой книге ученый пы тается анализировать динамику, порождаемую противодействием движущих сил "второй" и "третьей волн", пытается объяснить наиболее важные тенденци и развития современного общества. "В книге говорится о разных реакциях, в частности в Китае, Европе, Америке", - отметил Тоффлер, подчеркнув, что опыт Европы и Китая "контрастный", Китай более быстрыми шагами стремится в "общ ество знаний". "Индустриальная революция сильно изменила не только экономику, но и обще ство. Развивалось массовое производство, возникла продукция массового потребления, средства массовой информации, массовое образование, спорт для масс. Социологи начали говорить о законах толпы, законах масс", - сказа л Тоффлер. "Теперь мы считаем, что начинают действовать законы демассифи кации, когда законы, по которым якобы живут массы, не всегда работают. В пр омышленности идет развитие нишевых рынков. Новые технические средства дают возможности для самовыражения на любом уровне", - сказал ученый. "Ново е общество - общество индивидуализированное", - полагает Тоффлер. И это, по мнению ученого, влечет изменения в сфере образования, политики, практиче ски всех аспектов жизни. "В каждой стране мира, где я ни бываю, а я много путешествую, я вижу, что школ а в кризисе. Сейчас в школах требуют, чтобы ученики приходили вовремя, зуб рят, школы превратились в фабрики по производству обученных людей", - заяв ил Тоффлер, подчеркнув, что школа превратилась в конвейер, символизирующ ий индустриальную цивилизацию. "Но это противоречит современным требов аниям развития. Идет процесс демассификации, и этот процесс нужно внедри ть в образование", - сказал он. Говоря о социальных процессах, Тоффлер отметил, что структура общества у сложняется. "Возникает новая социальная система, которую мы в США еще не п олностью понимаем", - сказал Тоффлер. По словам ученого, многие явления, в ч астности бюрократия, становятся неактуальными. "Бюрократия эффективна в индустриальном обществе. В высокотехнологическом обществе бюрократи я неэффективна", - полагает Тоффлер. Так, ученый отметил, что после событий 11 сентября конгрессом США было принято решение усилить разведку. "У нас 15 р азведывательных агентств, которые были объединены в одну пирамиду - Homeline security. Теперь мы видим огромную неэффективную бюрократию - это глупо. Сег одня актуально дробление бюрократий и создание сетей, с помощью которых можно решить те проблемы, с которыми не справляется бюрократия", - сказал у ченый. "Если не изменим старые структуры, нельзя эффективно использовать новые технологии. Если изменим все параметры - социальный, промышленнос ть, образование - получим новый тип общества", - заявил Тоффлер. ГЛАВА I. СУПЕРБОРЬБА Наша цивилизация входит и в нашу жизнь, но слепой человек всюду стараетс я подавить ее. Она приносит с собой новые семейные отношения, изменения в стиле работы, в любви, в жизни, новую экономику, новые политические конфли кты и, кроме того, изменения в сознании. Человечество стоит перед гигантским прыжком вперед. Оно оказалось пере д лицом глубочайших социальных переворотов и творческого переустройст ва всей эпохи. Мы неосознанно начали строительство новой цивилизации с с амого ее основания. Это и есть смысл Третьей Волны. До сих пор человечество пережило две великие Волны перемен, каждая из ко торых практически уничтожала предыдущие культуры или цивилизации и со здавала условия жизни, немыслимые для тех, кто жил раньше. Первая Волна пе ремен - аграрная революция - заняла целое тысячелетие. Вторая Волна - стано вление индустриальной цивилизации - по меньшей мере, три столетия. В посл еднее время темпы развития истории сильно возросли, и похоже, что Третья Волна закончится через несколько десятилетий. Тем из нас, кому случится разделить с планетой этот переломный момент, в дальнейшем предстоит поч увствовать влияние Третьей Волны на собственных судьбах. Третья Волна принесла с собой совершенно новый стиль жизни, основанный н а возобновляемых энергетических источниках, на методах производства, к оторые доказали несовременность большинства производственных линий, н а новом общественном институте, который можно назвать "электронный котт едж", и на радикально измененных школах и корпорациях будущего. Приходящ ая цивилизация готовит для нас новый кодекс поведения и уводит нас от ст андартизации, синхронизации и централизации, от концентрации энергии, д енег и сил. Новая цивилизация имеет свое специфическое мировоззрение, свои способ ы контакта со временем, пространством, логикой и причинно-следственными связям и, а также собственные принципы у правления будущим. Революционные предпосылки Сегодня воображением людей владеют два противопо ложных друг другу образа будущего. Большинство людей если и задумываетс я о будущем, то предполагают, что мир, который они знают, будет вечен. Им тру дно даже представить образ жизни, отличный от их собственного. Конечно, о ни признают, что все меняется, но полагают, что сегодняшние перемены не за тронут привычный им образ жизни, а с экономикой и политической структуро й ничего не произойдет. Они уверенно ожидают будущего - для них это продол жение настоящего. События последнего времени серьезно пошатнули это самоуверенное предс тавление о будущем. Распространяется более пессимистический взгляд. Мн огие люди, привыкшие к постоянному набору плохих новостей, фильмов ужасо в и кошмаров, окончательно решили, что у сегодняшнего общества нет будущ его. Для них события Армагеддона могут повториться в любую минуту. Земля решительно движется к финальному катаклизму. Наше предположение основано на том, что мы называем "революционными пред посылками". Они исходят из того, что, даже если последующие десятилетия бу дут полны переворотов и беспорядков, даже если насилие получит широкое р аспространение, мы все-таки не уничтожим сами себя. Они предполагают, что перемены, которые мы сейчас переживаем, являются не хаотичными или случа йными, а фактически складываются в точную и ясную модель. Они основаны на том, что эти перемены приближают нас к полному изменению образа жизни, ст иля работы, правил игры и самого мышления и что нормальное и желаемое буд ущее возможно. Из предпосылок следует, что все то, что сейчас происходит - не что иное, как глобальная революция, гигантский скачок. С другой стороны, наше предположение исходит из гипотезы, что мы - последн ее поколение старой цивилизации и первое поколение новой. Таким образом , большую часть наших личных проблем, боли и неопределенности можно прям о отнести к конфликту, происходящему внутри нас и внутри политических уч реждений, к конфликту между умирающей цивилизацией Второй Волны и возни кающей цивилизацией Третьей Волны, которая уже нагрянула, чтобы занять с вое место. Когда мы, наконец, поймем это, многие события, казавшиеся нам ранее бессмы сленными, станут вдруг понятными. Обширные модели перемен начнут отчетл иво выявляться. Выживание вновь окажется возможным и правдоподобным. Сл овом, революционные предпосылки освобождают наш ум и волю. Основная идея Один из новых получивших широкое распространение подходов может быть назван анализом социальных течений. Этот подход рас сматривает историю как последовательность волн, несущих перемены, и ста вит вопрос о главной идее каждой из волн. Он фокусирует наше внимание не с только на самом течении истории (как бы важно это не было), сколько на пере ломных моментах и нововведениях. Этот подход определяет возникновение моделей основных изменений с позиции наших возможностей воздействия н а них. Подход исходит из простой идеи о том, что подъем сельского хозяйства яви лся первым поворотным пунктом в социальном развитии общества, а следующ им стала индустриальная революция. Он рассматривает каждый из этих моме нтов не как отдельное событие, а как поток перемен, движущийся с определе нной скоростью. До Первой Волны, принесшей изменения, большинство людей жило в маленьких , зачастую мигрирующих группах, питаясь растительной пищей и рыбой, зани маясь охотой и скотоводством. В то же время, примерно десять тысячелетий назад, началась и медленно рас пространилась по всей планете сельскохозяйственная революция, создавш ая поселения, деревни, возделываемые земли и новый образ жизни. Между тем Вторая Волна, перевернувшая за несколько коротких столетий жи знь в Европе, Северной Америке и некоторых других частях земного шара, пр одолжает еще распространяться: множество стран, до сегодняшнего дня явл явшихся по сути своей аграрными, сейчас вовсю строят машиностроительны е и сталелитейные заводы, текстильные и пищевые фабрики, железные дороги . Силы Второй Волны до сих пор еще не исчерпаны. Но несмотря на то, что этот процесс продолжается, уже начался процесс бол ее значительный. Как только в первые десятилетия после Второй Мировой во йны прилив индустриализации достиг своей вершины, начала подниматься Т ретья, еще не совсем понятная волна, изменяя все, с чем она соприкасалась. Многие страны, таким образом, ощущают одновременное влияние двух, даже т рех совершенно разных волн перемен, которые движутся с разными скоростя ми и с разной силой. Для удобства будем считать, что эра Первой Волны началась где-то около 8 ты сяч лет до нашей эры и доминировала в мире вплоть до 1650-1750 гг. С этого момента Первая Волна потеряла свою силу, а Вторая Волна, наоборот, стала ее приобр етать. Индустриальная цивилизация, продукт этой Второй Волны, доминиров ала на нашей планете, пока не потерпела крах. Последний поворотный пункт истории имел место в США, и время его определ яется где-то в районе десятилетия, берущего свое начало с 1955 года - десятиле тия, когда впервые количество служащих превысило количество рабочих. Эт о было то самое десятилетие, когда появились компьютеры, противозачаточ ные таблетки и другие нововведения. Именно в течение этого десятилетия Т ретья Волна начала набирать силу в США. С тех пор она проникла и в другие и ндустриальные державы. Сегодня позиции всех высокоразвитых индустриал ьных стран пошатнулись из-за столкновения Третьей Волны с устаревшими э кономическими институтами Второй. В осознании этого кроется секрет понимания многих политических и общес твенных конфликтов, имеющих место в современном мире. Волны будущего Всякий раз, когда в данном обществе преобладает от дельная волна перемен, модель будущего развития сравнительно легко рас познать. Писатели, художники, журналисты и другие распознают "волну буду щего". Поэтому в XIX веке многие западные мыслители, бизнесмены, политики и о бычные люди имели ясные, в основном правильные представления о будущем. Они чувствовали, что история движется к окончательному триумфу индустр иализации через механизацию сельского хозяйства, и с большой точностью предвидели многие изменения, которые принесет с собой Вторая Волна - бол ее мощные технологии, города больших размеров, более быстрый транспорт, массовое образование и т.д. Эта ясность видения имела непосредственное политическое значение. Пар тии и политические движения смогли определить свои позиции в расчете на будущее. Доиндустриальные аграрные интересы вели арьергардную деятель ность против индустриализма, против "большого бизнеса", против объединен ия боссов и "греховных городов". Труд и менеджмент боролись за контроль на д основными рычагами управления в возникающем индустриальном обществе . Этнические и расовые меньшинства, определяя свои права в условиях увел ичения их роли в индустриальном мире, требовали доступа к работе, корпор ативным позициям, жилью в черте города, увеличению оклада и массовому об щему образованию. Такое индустриальное видение будущего имело значительный психологиче ский эффект. Общее представление об индустриальном будущем определяло выбор, помогало людям понять не только то, кем они являются и кем они были, но и то, кем они, вероятно, станут. Это обеспечивало стабильность и чувство самосознания даже в условиях экстремальных социальных перемен. Когда же общество, напротив, подвергается ударам двух или более волн пер емен и ни одна еще явно не преобладает, образ будущего ломается. Становит ся очень трудно определять смысл перемен и возникающих конфликтов. Стол кновение волн порождает бушующий океан, полный схлестывающихся потоко в, водоворотов и вихрей, в которых кроются более глубокие и значительные исторические течения. В США - и во многих других странах - столкновение Второй и Третьей Волн соз дает социальное напряжение, опасные конфликты и новые странные политич еские волны, которые не совпадают с обычным классовым делением, разделен ием по расовому или половому признаку и принадлежностью к разным партия м. Это столкновение вносит хаос в традиционную политическую терминолог ию и очень затрудняет разделение па новаторов и реакционеров, на друзей и врагов. Все старые разделения и коалиции ломаются. Очевидная бессвязность политической жизни вызывает распад личности. П сихотерапевты и гуру занимаются земельным бизнесом, а люди бесцельно сл оняются среди соревнующихся тираний. Они становятся приверженцами кул ьтов истории или впадают в патологический приватизм, уверенные, что дейс твительность - это абсурд, безумие или бессмыслица. Жизнь действительно может быть абсурдной в более широком, космическом смысле, но вряд ли это д оказывает бессвязность сегодняшних событий. Вообще, существует опреде ленный скрытый порядок, который станет очевидным, как только мы научимся отличать перемены Третьей Волны от перемен Второй Волны. События, вызванные этими волнами, влияют на нашу работу, семейную жизнь, с ексуальные отношения и личностную мораль. Они выявляются в образе жизни и в выборе поведения. Судя по нашей личной жизни и политическим событиям, знаем мы это или нет, но большинство, живущее в богатых странах, является в основном людьми Второй Волны, продолжающими поддерживать умирающий по рядок. А люди Третьей Волны создают радикально другое завтра или спутанн ую самоотрицающую смесь обеих воли. Конфликт между Второй и Третьей Волной является, в сущности, основной пр ичиной политического напряжения в сегодняшнем обществе. Наиболее важн ый политический вопрос, как мы увидим, состоит не в том, кто контролирует п оследние дни индустриального общества, а в том, кто формирует новую циви лизацию, быстро растущую на смену старой. С одной стороны, мы видим привер женцев - индустриального прошлого, с другой - растущие миллионы тех, кто по нимает, что большинство важных мировых проблем больше не могут быть разр ешены в рамках индустриального порядка. Этот конфликт и есть "суперборьб а" завтрашнего дня. Эта конфронтация между интересами Второй Волны и люд ьми Третьей пронизывает как электрический ток, политическую жизнь кажд ой страны. Даже в неиндустриальных странах мира все старые войны прекрат ились с приходом Третьей Волны. Старая война аграрных, часто феодальных интересов против индустриальн ых элит, как капиталистических, так и социалистических, принимает иные р азмеры и в свете нынешнего устаревания индустриализма. Теперь, когда воз никает цивилизация Третьей Волны, подразумевает ли быстрая индустриал изация освобождение от неоколониализма и бедности или она, фактически, г арантирует окончательную зависимость? Этими широким предпосылкам только противоречит то, что мы начнем придав ать смысл заголовкам, выбирать наши приоритеты, вырабатывать разумные с тратегии для контроля над изменениями в нашей жизни. Теперь, когда мы осо знали, что между сторонниками сохранения индустриализма и сторонникам и его вытеснения бушует ожесточенная борьба, у нас есть новый инструмент для изменения мира. Однако, чтобы использовать этот инструмент, мы должн ы научиться четко различать те перемены, которые относятся к старой инду стриальной цивилизации от тех, которые содействуют возникновению ново й. Иными словами, мы должны различать как старую, так и новую индустриальн ую систему Второй Волны, во время которой многие из нас родились, и цивили зацию Третьей Волны, в которой нам и нашим детям предстоит жить. ГЛАВА II. КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗАЦИЙ Лишь недавно люди начали осознавать, что индустриальная цивилизация по дходит к своему закату. Разгадка этого была очевидна уже в 1970 году, когда вы шла книга «Шок от Будущего», об "общем кризисе промышленности", который пр иносит с собой угрозу неограниченного числа войн нового типа. Многочисленные перемены в обществе не могут происходить без конфликто в, поэтому мы считаем, что метафора "история как волны перемен" более динам ична и показательна, чем разговор о переходе к "постмодернизму". Волны дин амичны, поэтому при их столкновении происходят мощные переходные проце ссы; когда же сталкиваются волны истории, возникает конфликт цивилизаци и. Это проливает свет на многое, что в других условиях кажется в сегодняшн ем мире лишенным смысла или случайным. Волновая теория конфликтов предсказывает, что основной конфликт произ ойдет не между Востоком и Западом или "Между Западом и остальными", как нед авно предположил Самуэль Хантингтон. Это не будет и упадком Америки, как заявил Пол Кеннеди, или "концом истории", по выражению Френсиса Фукуямы. Вс еобщие глубокие экономические и стратегические перемены приведут к ра зделению мира на три отдельные, потенциально конфликтующие цивилизаци и, которые не могут быть охарактеризованы традиционными определениями. Цивилизация Первой Волны была и всегда будет тесно связана с землей. Как ую бы локальную форму она не принимала, на каком бы языке ни разговаривал и люди, какой бы ни была их религия - это результат аграрной революции. Даж е сейчас множество людей живут и умирают, роясь в неплодородной земле, по добно тому, как это делали их предки. Время появления цивилизации Второй Волны находится под вопросом. Для мн огих людей жизнь радикально изменилась примерно триста лет назад. В это время появилась ньютоновская наука, паровой двигатель был впервые испо льзован в экономических целях и в Англии, Франции и Италии начали появля ться первые фабрики. Крестьяне стали переезжать в города. Начали распрос траняться смелые идеи: идея прогресса, доктрина личных прав, руссоистско е понятие социального договора, идея отделения школы от церкви, отделени я церкви от государства и новая идея о том, что руководители должны выбир аться общественностью, а не волей Божьей. Движущей силой многих из этих перемен был новый способ обогащения - фабр ичное производство. Задолго до этого множество элементов должны были со единиться и сформировать систему массового производства, потребления, массового образования и средств информации, объединенных вместе и обсл уживаемых специализированными институтами: школами, корпорациями и по литическими партиями. Изменилась даже структура семьи: из большой, вмест е занимающейся домашним хозяйством семьи аграрного типа, объединяющей несколько поколений, она превратилась в уменьшенную семью нового типа, т ипичную для индустриального общества. Людям, вовлеченным в эти перемены, жизнь должна была казаться хаотичной. Тем не менее, все перемены были тесно взаимосвязаны. Они явились шагами к высшему развитию того, что мы называем современностью - обществ массовой индустрии, цивилизаций Второй Волны. Термин "цивилизация" может звучать претенциозно, особенно для многих аме риканцев, но никакой другой термин не может быть достаточно всеобъемлющ им, чтобы включать в себя такие понятия, как технология, семья, религия, ку льтура, политика, бизнес, иерархия, лидерство, системы ценностей, мораль и теория познания. Сдвиги и радикальные перемены присутствуют на всех эти х уровнях общества. При изменении стольких социальных, технологических и культурных параметров одновременно возникает не только сдвиги, но и из менения, не только новое общество, но и зачатки абсолютно новой цивилиза ции. Эта новая цивилизация с шумом вошла с историю Западной Европы, встречая на каждом шагу сильнейшее сопротивление. Борьба за сферы влияния В каждой стране, становящейся на путь индустриаль ного развития, разразились ожесточенные кровавые войны между промышле нными и коммерческими группами Второй Волны и землевладельцами Первой Волны, часто в союзе с церковью (тоже являющейся крупным землевладельцем ). Множество крестьян было согнано с земель, чтобы стать рабочими на "дьяво льских мельницах" и фабриках, которые занимали все новые территории. Стычки и бунты, гражданские войны, территориальные споры, национальные в осстания начали происходить, когда война Первой и Второй Волны за интере сы переросла в борьбу за сферы влияния - основной конфликт, ставший причи ной многих других. Подобная ситуация повторялась во всех странах, вступа ющих в индустриальную эпоху. В США для этого понадобилась ужасная гражда нская война индустриально-коммерческого Севера против аграрной элиты Юга. Всего несколько лет спустя в Японии разразилась революция Мэйдзи. М одернисты Второй Волны в очередной раз восторжествовали над привержен цами традиций Первой Волны. Распространение цивилизации Второй Волны с ее новыми методами обогаще ния дестабилизировало отношения между странами, образуя пробелы в сфер ах влияния. Индустриальная цивилизация, результат Второй Волны перемен, быстрее вс его стала распространяться на северных берегах огромного Атлантическо го бассейна. Атлантические державы, вступив в индустриальную эпоху, треб овали новых рынков сбыта и дешевого сырья из отдаленных регионов. Поэтом у передовые державы Второй Волны вели колонизаторские войны и добились господства над оставшимися державами Первой Волны и племенами по всей А зии и Африке. Это снова была борьба за сферы влияния - индустриальных держав Второй Во лны против аграрных держав Первой Волны - но на этот раз на более глобальн ом, а не на внутригосударственном уровне. Это сопротивление до последнег о времени в основном определяло международное положение. Племенные и территориальные войны между разными аграрными группами пр одолжались, как и раньше, на протяжении всего последнего тысячелетия, но важность этих войн была невелика, и они обычно просто ослабляли обе стор оны, делая их легкой добычей для колонизатора - индустриальной державы. Т ак случилось, например, в Южной Африке, когда Сесиль Родс со своими вооруж енными силами захватил огромные территории, принадлежавшие местным пл еменам, которые в это время были заняты войной друг с другом, используя пр имитивное оружие. Где-нибудь в другом месте множество, казалось бы, не свя занных друг с другом войн на самом деле были проявлением одного глобальн ого конфликта не между враждующими странами, а между враждующими цивили зациями. Но самыми большими и кровопролитными войнами эпохи индустриализации б ыли войны друг против друга, спровоцированные державами Второй Волны, та кими как Германия и Англия, при том что каждая из них боролась за мировое г осподство, оставляя при этом в подчинении мировые популяции Первой Волн ы. Окончательным результатом стало четкое разделение. Индустриальная эра поделила мир на доминирующую цивилизацию Второй Волны и зависимые коло нии Первой Волны. Многие из нас выросли в мире, разделенном между этими ци вилизациями. И наиболее влиятельная из них очевидна. Сегодня расстановка сил в мире изменилась. Мы движемся к совершенно друг ой структуре сил, разделяющей мир не на две, а на три четко определенные пр отивоположные враждующие цивилизации. Символ Первой, как и прежде, - моты га, Второй - конвейер, а Третьей - компьютер. В разделенном натрое мире сектор Первой Волны поддерживает сельскохоз яйственные и минеральные ресурсы, сектор Второй Волны обеспечивает деш евый труд и производит массовую продукцию, а быстро растущий сектор Трет ьей Волны использует новый способ доминирования - создание и эксплуатац ию знаний. Народы цивилизации Третьей Волны продают информацию и нововведения, ме неджмент, культуру и поп-культуру, новые технологии, программное обеспеч ение, образование, педагогику, медицинские, финансовые и другие услуги в сему миру. Одной из этих услуг может оказаться военная защита, так как сил ы Третьей Волны являются лучшими. (Это то, что высокоразвитые страны сдел али для Кувейта и Саудовской Аравии в войне в Персидском заливе). Индивидуализированные общества Вторая Волна породила массовые общества, которые производили массовую продукцию и нуждались в ней. В Третьей Волне научно обоснованная экономика и массовое производство (которое может быть при знано отличительной чертой индустриального общества) уже являются уст аревшими. Появился новый способ - немассовое производство небольших пар тий товаров высокого спроса. Массовая торговля делает возможным раздел ение и "частичный маркетинг", с параллельным изменением производства. Ст арые индустриальные громадины терпят крушение. Средства массовой инфо рмации делятся параллельно с производством, и гигантские телевизионны е сети становятся ненужными с увеличением числа новых каналов независи мых телекомпаний. Семья также становится малочисленной: семьи нового ти па, бывшие прежде стандартом нашего времени, остаются в меньшинстве, в то время как увеличивается число родителей-одиночек, разведенных, бездетн ых семей и одиноких людей. Поэтому вся структура общества меняется, когд а однородность общества Второй Волны заменяется разнородностью цивили зации Третьей Волны. Массовость заменяется раздробленностью. В свою очередь, сама сложность новой системы требует все большего обмена информацией между ее частями - компаниями, органами власти, больницами, а ссоциациями, другими институтами, даже отдельными лицами. Это создаст ог ромную потребность в компьютерах, цифровых телекоммуникационных сетях и новых средствах информации. Одновременно увеличиваются темпы технологического обмена, деловой пов седневной жизни. Фактически, экономика Третьей Волны оперирует с такими высокими скоростями, что ее основные поставщики едва удерживают темп. Бо лее того, поскольку информация все больше заменяет сырье, труд и другие р есурсы, то страны Третьей Волны становятся менее зависимыми от партнеро в Первой и Второй Волны (мы не имеем в виду торговлю). Они все больше стремя тся сотрудничать друг с другом. Со временем многие работы, выполняемые с ейчас в странах с дешевой рабочей силой, станут областью применения высо ких технологий, да и в настоящее время они уже выполняются там быстрее, лу чше и дешевле. Другими словами, эти перемены ставят под угрозу множество существующих экономических связей между передовыми и развивающимися странами. Но, тем не менее, полный разрыв маловероятен. Невозможно остановить загр язнение окружающей среды, болезни и иммиграцию в страны Третьей Волны. Б огатые страны не смогут выжить, если бедные страны будут вести экологиче скую войну. По этим причинам напряженность между цивилизацией Третьей В олны и двумя более ранними цивилизациями будет нарастать, и новая цивили зация может с успехом бороться за глобальную гегемонию так же, как это де лали модернизаторы Второй Волны по отношению к своим предшественникам - представителям Первой Волны - несколько веков назад. Будучи осознанной, эта концепция конфликта цивилизаций поможет нам пон ять смысл многих, казалось бы, случайных явлений, например, сегодняшних в спышек национализма. Национализм - это идеология национального превосх одства, являющаяся порождением индустриальной революции. Так, как тольк о аграрные общества Первой Волны пытаются начать или закончить свою инд устриализацию, они испытывают необходимость в атрибутах национального статуса. Бывшие советские республики, такие как Украина, Эстония или Гру зия настаивают на самоопределении и нуждаются в устаревших символах го сударства: флагах, армиях и валютах, которые определяли статус нации во в ремя Второй Волны или индустриальной эры. Миру высоких технологий трудно понять мотивации ультра-националистов. Их самодовольный патриотизм производит смешное впечатление. Это напом инает страну Фридонию в фильме братьев Маркс Утиный суп, в котором высме иваются чувства национального превосходства у воюющих вымышленных нац ий. Напротив, националистам непонятно, почему некоторые нации позволяют др угим посягать на их "священную" свободу. Однако "глобализация" бизнеса и фи нансов, необходимая для развивающейся экономики Третьей Волны постоян но ломает национальные "суверенитеты", так бережно охраняемые новыми нац ионалистами. Экономика изменяется под воздействием Третьей Волны, поэтому национал исты вынуждены отказываться от части своего суверенитета и принимать в се возрастающее экономическое и культурное вторжение стран Третьей Во лны. В то время как поэты и интеллектуалы экономически отсталых регионов сочиняют национальные гимны, поэты и интеллектуалы стран Третьей Волны воспевают достоинства "мира без границ" и "мирового самосознания". В резул ьтате, столкновения, отражающие острое различие интересов двух противо положных цивилизаций, могут спровоцировать в будущем самые ужасные кро вопролития. Если сегодняшний передел мира из двух на три части кажется сейчас менее чем очевидным, то это лишь потому, что переход от экономики Второй Волны, о снованной на тягловой силе, к экономике Третьей Волны, основанной на сил е интеллекта, еще нигде не закончился. Даже в США, Японии и Европе локальная борьба за власть между элитами Втор ой и Третьей Волн еще не завершена. Важные институты и секторы Второй Вол ны остались, и политические лобби Второй Волны до сих пор держатся у влас ти. Смесь из элементов Второй и Третьей Волн в каждой высокоразвитой стране дает свои характерные формации. Тем не менее, общее направление вполне я сно. Глобальная гонка будет выиграна странами, которые закончат свой пер еход к Третьей Волне с минимальными внутренними неувязками и беспорядк ами. Тем временем исторический переход от двухчастного мира к трехчастному может привести в движение ожесточеннейшую борьбу на планете, так как каж дая страна постарается найти себе место в возникающей трехъярусной стр уктуре влияний. За всем этим монументальным распределением сил лежит из менение ролей, приоритетов и природы знаний. ГЛАВА III. ОСНОВНОЙ РЕСУРС Если вы читаете эту страницу, вы обладаете потрясающей способностью - гр амотностью. Иногда нам кажется странным тот факт, что наши предки были бе зграмотными. Нет, не глупыми и невежественными, а просто безграмотными. О ни не могли ни читать, ни считать, а те немногие, постигшие эту нехитрую "на уку", сразу объявлялись опасными для общества. Например, в обращении Авгу стина ко всем христианам содержалось совершенно удивительное предосте режение держаться подальше от людей, которые могут складывать или вычит ать. Считалось очевидным, что они "поддерживают связь с дьяволом". А всего тысячу лет спустя мы наблюдаем, как "мастера счета", преподают свои м ученикам основы коммерческих дел. О чем это говорит? О том, что те простейшие навыки, которые нам зачастую ка жутся абсолютно естественными в сегодняшней работе - это плод многовеко вого, тысячелетнего культурного развития. Традиции китайских, индийски х, арабских торговцев сочетаются с западным опытом, и все это представля ет собой бесценное наследие, которое служит опорой современным дельцам всего мира. Многие поколения потрудились над тем, чтобы собственным труд ом, применяя и адаптируя накопленные знания, мало-помалу добиться этого. Знание - вот то, на чем основана вся экономическая система. И все деловые о бъединения в определенной мере зависят от этого фактора, сформировавше гося в обществе. В отличие от капитала, рабочей силы и земли, этот фактор обычно не упомина ется экономистами и деловыми людьми при подсчете затрат па производств о продукции. Однако в наше время это одни из важнейших ресурсов. Мы с вами живем в то время, когда вся структура человеческих знаний пошатнулась. В ходе таких перемен разрушились старые барьеры. Теперь человечество не п росто накапливает новые факты. Мы подвергаем реконструкции не только от дельные фирмы и компании, но и целые экономические системы. Идет полная р еорганизация "производства и распределения" знаний, меняются и знаковые системы, используемые для их передачи. Что это значит? Это значит, что мы создаем новые информационные сети, испо льзуя удивительные способы взаимодействия друг с другом, строя непости жимые последовательности, создавая новые теории, тезисы и образы, основы ваясь на неизведанных предположениях, новых языках, кодах и логических з аключениях. Экономические и политические структуры, а также и отдельные люди обладают таким количеством избыточных данных, какое и не снилось пр едыдущим поколениям. Но важнее всего то, что мы научились согласовывать имеющиеся данные, рас сматривая их в определенном контексте, и тем самым превращать их в инфор мацию; получившиеся горы информации мы снова обобщаем, выстраивая все бо льше и больше новых структур информации, превращая информацию в знания. Конечно, не все эти знания можно назвать "правильными", фактическими или д аже обоснованными. Огромная часть наших, как мы это называем, знаний состоит из ничем не подт вержденных предположений, отрывочных сведений, незаметно проведенных аналогий и включает в себя не только логичную, беспристрастную информац ию, но также наши личные ценности, эмоции, не говоря уже о воображении и ин туиции. Именно этот гигантский скачок в интеллектуальной сфере обществ а - а не компьютеризация и не финансовые манипуляции - объясняет развитие так называемой экономики Третьей Волны. Алхимия информации Многие изменения в интеллектуальной системе обще ства вызывают прямые изменения в сфере бизнеса. Эта "система знаний" боле е важна для нормального существования любой фирмы, чем банковская, полит ическая или энергетическая система. Мало того, что ни одни бизнес не открылся бы, если бы не существовало языка , культуры, информации и технологии. Существует еще более глубокая завис имость: из всех ресурсов, необходимых для того чтобы разбогатеть, знания - самый подвижный. Возьмем, к примеру, массовую продукцию Второй Волны. Этим загрязняющим о кружающую среду фабрикам, казалось, было бессмысленно перестраиваться на выпуск новой продукции. Для этого требовались дорогостоящие средств а производства и материалы, квалифицированные наладчики и другие специ алисты, а в результате - время, в течение которого оборудование не было зад ействовано и приносило одни лишь расходы. Вот почему цена на продукцию, в ыпускаемую огромными партиями, постоянно снижалась. Это породило теори ю об экономии на масштабе. Но новые технологии перевернули теории Второй Волны с ног на голову. Вместо массовых выпусков мы теперь стремимся к инд ивидуализации. Результатом этого стали компании, производящие товары и ли услуги, ориентируясь на определенного постоянного или почти постоян ного потребителя. Новейшие компьютерные разработки позволяют создават ь бесконечно разнообразную и недорогую продукцию. А информационные тех нологии фактически аннулируют цену этого разнообразия и уменьшают зна чение некогда основного правила экономии на масштабе. Или, например, мат ериалы. Если к станку подключить компьютер и задать ему соответствующую программу, он сможет сделать больше деталей, чем любой человек из такого же куска метала. Миниатюризация, когда детали и товары становятся меньше по размерам и ле гче по весу, ведет к экономии при перевозке и хранении. Рассчитанная но ми нутам транспортировка, с помощью все той же информации, означает дальней шее снижение расходов. Последние открытия также приводят к созданию совершенно новых материа лов, используемых в различных областях, от авиастроения до медицины, и со здают возможность замены одного материала другим. Глубокие знания позв оляют нам изучать материалы на молекулярном уровне и придавать им требу емые термические, электрические или механические характеристики. Един ственная причина того, что мы до сих пор возим огромное количество сырья типа бокситов, меди или никеля через всю планету, - это отсутствие техноло гий по переработке существующих в данной местности природных ресурсов в необходимые заменители. Как только мы обретем такую возможность, отпад ет необходимость этих перевозок, а в результате снова экономия. В общем, з нания заменяют и ресурсы, и транспортировку. То же самое можно сказать и о б энергии. Лучшим доказательством того, что знания заменяют любые ресурс ы, стали недавние изобретения в области сверхпроводников, которые, как м инимум, уменьшают количество энергии, столь необходимой для выпуска каж дой единицы продукции. Вдобавок ко всему этому, знания также экономят время. Само по себе время я вляется одним из важнейших экономических ресурсов, хотя о нем ничего не говорится в балансе любой компании Второй Волны. Время, по сути, остается как бы незаметным вкладом. Но в нашу эру быстрых перемен возможность сэк ономить время (например, путем скоростных коммуникаций или опережая кон курента в поставке товара на рынок) может стать решающим фактором, тем са мым шагом, разделяющим победу и поражение. Новые знания ускоряют ход событий, ведут нас в эпоху "реального времени" и молниеносной экономики, толкают время вперед. Пространство тоже сохранено и завоевано с помощью знаний. Отдел транспо ртировки компании Genега1 Е1есtгiс занимался строительством локомотивов. За тем, начав применение усовершенствованных способов передачи информаци и и присоединившись к своим поставщикам, корпорация смогла ускорить про хождение инвентаризации в 12 раз и сэкономить целый акр складских помеще ний. Но это еще не все: усовершенствование информационных технологий, в том ч исле передача документов на расстояние и новые возможности телекоммун икаций, основанных на компьютерной сети и других открытиях, сделали возм ожным размещение производств вдали от городских центров, при этом, тем н е менее, снижая расходы на транспорт и энергию. Знания и капитал Постоянно говоря о том, что компьютер во многом зам еняет человека, мы порой забываем упомянуть, что он зачастую заменяет ср едства производства. В самом деле, знания являются гораздо более мощным противовесом силе капитала, чем организованный труд или антикапиталис тические политические партии. Ведь, образно говоря, информационный пере ворот в капиталистической экономике уменьшает расходы капитала на еди ницу товара. Это ли не поистине революционно? Витторио Мерлони (61 год) - итальянский бизнесмен. Его фирма выпускает 10% все х стиральных и моющих машин, холодильников и другого домашнего оборудов ания. Его главными конкурентами являются шведская компания Electrolux и голлан дская Рhilips. По словам Мерлони, "теперь нам нужно меньше капитала, чем требов алось раньше", чтобы остаться на том же уровне. "Это значит, что даже небога тая страна может быть на высоте с тем же объемом капитала, что и 5 лет назад". Он говорит, что причиной тому - с умом разработанные технологии, уменьшаю щие количество капитала, требуемого для производства посудомоечных ма шин, электроплит и пылесосов. Начнем с того, замечает Мерлони, что интеллектуальный капитал заменяет д орогостоящее оборудование. Ускоряя процесс взаимодействия заводов и ф абрик с рынком и позволяя экономить на небольших партиях товара, достиже ния в области информации открыли новые пути к уменьшению количества дет алей и готовых товаров на складах и железнодорожных перегонах. И в один п рекрасный день те ужасающие расходы на хранение, что раньше насчитывали 60%, были урезаны. Опыт Мерлони переняли ведущие компании США, Японии и Германии; ускоренна я схема доставки, основанная на компьютерных информационных сетях, нане сла сокрушительный удар по имущественным расходам. Уменьшение количества товаров на складах, конечно же, влияет не только н а складское пространство и плату за недвижимость, но также значительно у меньшает налоги, страховки и другие платежи. И хотя стоимость компьютеров, оргтехники и программного обеспечения мо жет быть высока, Мерлони считает, что общая экономия обеспечивает его фи рме меньшие расходы капитала на ту же работу, которую он совершал в прошл ом. Майкл Милкен, обладающий незаурядным опытом в сфере инвестирования, обо бщил все это в пяти словах: "Человеческий капитал заменил денежный капит ал". И все это потому, что знания уменьшают потребность в сырье, труде, врем ени, пространстве, капитале и других ресурсах, становясь незаменимым сре дством - основным ресурсом современной экономики, ценность которого пос тоянно растет. ГЛАВА IV. КАК МЫ ДЕЛАЕМ ДЕНЬГИ В 1956 году властный советский лидер Никита Хрущев п роизнес самое известное изречение: "Мы похороним вас". Он имел в виду, что ч ерез несколько лет коммунизм исторически перегонит капитализм. Изрече ние также повлекло за собой угрозу военного пораже ния и разнеслось по всему миру. Еще не многие в то время могли предполагать насколько именно революция в западной системе создания капитала изменит мировой военный баланс и пр ироду войны как таковую. Хрущев (как и многие американцы) не знал, что 1956 год был также первым годом, к огда в Соединенных Штатах "белые воротнички" и служащие численно превзош ли заводских рабочих с "голубыми воротничками" - ранний показатель того, ч то экономика дымящих труб Второй Волны исчезает, и рождается новая эконо мика Третьей Волны. Чтобы понять незаурядность происходящих перемен и осознать более серь езные изменения, которые лежат впереди, нужно рассмотреть основные черт ы экономики Третьей Волны. Здесь (с риском незначительного повторения) м ы найдем ключи не только к прибыльности бизнеса и мировой конкуренции, н о и к политической экономии XXI века. Факторы производства В то время как в прошлом труд, земля, сырье и капитал были основными факторами производства в экономике Второй Волны, знания в широком смысле, то есть данные, информация, образы, символы, культура, ид еология и ценности, теперь являются центральным ресурсом экономики Тре тьей Волны. Как мы уже видели, соответствующие данные, информация и знания позволяют снизить все прочие вложения для создания капитала. Но понятие знаний ка к "основной составляющей" еще не является общепринятым. Большинство экон омистов и бухгалтеров пребывают в заблуждении и откладывают внедрение этой идеи из-за трудностей реализации. Революционной экономику Третьей Волны делает тот факт, что если земля, т руд, сырье и, может быть, даже капитал могут рассматриваться как ограниче нные ресурсы, то знания фактически неистощимы. В отличие от доменной печ и или заводской линии, знания могут использоваться одновременно двумя к омпаниями. И эти компании могут использовать их, чтобы создать еще больш е знаний. Таким образом, теории экономики Второй Волны, основывающиеся н а ограниченных, истощаемых ресурсах, неприменимы к экономике Третьей Во лны. Неосязаемые ценности Если стоимость компании Второй Волны могла быть о ценена с точки зрения материальных активов, таких, как здания, машины, акц ии, запасы, то стоимость фирмы Третьей Волны все больше и больше заключае тся в ее возможности приобретать, создавать, распространять и применять знания стратегически и непосредственно в ходе работы. Реальная стоимость таких компаний как Compaq или Kodak, Нitachi или Siemens зависит более от идей и информации в головах их служащих и в банках данных, патентов, контр олируемых этой компанией, чем от грузовиков, заводского оборудования и д ругих материальных активов, которыми она может обладать. Таким образом, капитал сам по себе все в большей степени основывается на неосязаемых це нностях. Индивидуализация Серийное производство, как определяющая характер истика экономики Второй Волны, устаревает все больше и больше, так как фи рмы устанавливают информационно-емкие, зачастую автоматизированные пр оизводственные системы, и восприимчивые к бесконечным недорогим измен ениям. В действительности революционным результатом является индивиду ализация серийного производства. Продвижение к изящным гибким технологиям способствует разнообразию и наполняет потребительский рынок так, что магазин Wal-Магt может предложить на выбор своим покупателям около 110 тысяч товаров различных типов, размер ов, моделей и цвета. Но Wal-Mart - это массовая торговля. Все в большей степени массовые рынки сами по себе разбиваются на различные ниши, так как потребности покупателей ста новятся разнообразнее, а лучшая информация даст возможность бизнесмен ам выявлять и обслуживать микрорынки. Специальные магазины, салоны, супе рмаркеты, домашние телевизионные системы покупки, компьютерные систем ы покупки, почтовые и другие системы обеспечивают растущее разнообрази е каналов, по которым производители могут предлагать свои товары потреб ителям на все более индивидуализирующемся рынке. Когда писалась книга « Шок от Будущего» в конце 1960-х, мечтательные продавцы начали говорить о "рын очной сегментации". Сегодня они сосредоточивают свои интересы не на "сег ментах", а на "частицах" - семьях или даже отдельных людях. Между тем реклама нацеливается на все более мелкие сегменты рынка, дости гаемые через все более индивидуализирующиеся средства массовой информ ации. Серьезное разрушение массовой аудитории подчеркивается кризисом когда-то великих телевизионных систем АВС, СВS, NBC, в то время как Tele-Communicatons Inc. в Де нвере объявляет о волоконно-оптической системе, способной обеспечить з рителям 500 взаимодействующих каналов телевидения. Такие системы подразу мевают, что продавцы смогут подбирать покупателей с еще большей точност ью. Одновременная индивидуализация производства, распределения и коммуни каций революционизирует экономику и продвигает ее от однородности к кр айнему разнообразию. Работа Изменяется даже работа как таковая. Неквалифицир ованная, по существу, взаимозаменяемая физическая работа приводила в дв ижение экономику Второй Волны. Массовое, в заводском стиле, образование готовило рабочих к рутинному, повторяющемуся труду. Напротив, Третья Вол на сопровождается растущей индивидуализацией труда, так как квалифика ционные требования стремительно растут. Физическая сила по большей части возместима. Так, неквалифицированный р абочий, который ушел сам или был уволен, может быть быстро заменен с небол ьшими издержками. Напротив, растущие уровни специализированных навыко в, требуемых экономикой Третьей Волны, делают поиск подходящего человек а с подходящей квалификацией более трудным и дорогостоящим. Несмотря на возможное столкновение с конкуренцией многих других безра ботных, дворник, уволенный из гигантской оборонной компании, может получ ить работу дворника при школе или страховой компании. Однако, инженер-эл ектронщик, который провел годы, строя спутники, может и не иметь знаний, не обходимых инженеру окружающей среды. Гинеколог не может работать нейро хирургом. Растущая специализация и быстрое изменение квалификационных требований снижают взаимозаменяемость труда. С развитием экономики можно ожидать дальнейшие изменения в соотношени и "непосредственного" и "косвенного" труда. С традиционной точки зрения "не посредственные" или "производственные" рабочие - это те рабочие, которые н аходятся на заводе и непосредственно производят продукцию. Они же произ водят добавочную стоимость. Все же остальные описываются как "непроизво дственные" или вносящие только "косвенный" вклад. Сегодня это различие стирается, так как количественное отношение произ водственных рабочих к "белым воротничкам", техническим и профессиональн ым рабочим все уменьшается. Наконец, стоимость, производимая "косвенным" трудом, достигает (если не превосходит) уровня стоимости, производимой "н епосредственным" трудом. Новшества Американские фирмы сталкиваются с сильной конкур енцией со стороны экономик Японии и Европы, полностью оправившихся со вр емен Второй Мировой войны. Чтобы конкурировать, нужны постоянные новшес тва - новые идеи товаров, технологии, производства, маркетинга и финансов. Каждый месяц в американских супермаркетах появляется около тысячи нов ых изделий. Так, еще до того, как 386 модель компьютера была полностью замене на на 486 , новый, 586 микропроцессор уже был в процессе разработки. Т.о., дальновидные фирмы поощряют проявление рабочими инициативы, поиск новых идей, а при необходимости даже отказ от устоявшихся технологий. Масштаб Рабочая единица уменьшается. При производстве бо льшинства изделий масштаб операций миниатюризируется. Огромное число рабочих, выполняющих большой объем одинаковой физической работы, замен яется малым числом дифференцированных рабочих бригад. Большой бизнес с тановится меньше, малый бизнес тоже уменьшается. IBM с 370 тысячами рабочих об речена на вытеснение малыми производителями по всему миру. Чтобы выжить , она увольняет многих рабочих и делится на 13 отдельных, более мелких, дело вых единиц. В системе Третьей Волны эффект масштаба сводится на нет издержками слож ности. Чем сложнее фирма, тем меньше левая рука может предчувствовать то, что дальше будет делать правая. Проблемы множатся, что может перевесить любые предполагаемые выгоды количественного характера. Старая идея "че м больше, тем лучше" все сильнее устаревает. Организация В борьбе за восприимчивость к изменениям компани и состязаются в скорости разрушения бюрократических структур Второй В олны. Рынки, технологии и нужды потребителей меняются в наши дни настолько быс тро и оказывают столько различных воздействий на фирму, что бюрократиче ское единообразие обречено на гибель. Идет поиск качественно новых форм организации. Так, например, популярный сейчас "реинженеринг" - это попытка реорганизовывать фирму в соответствии с процессами, а не рынками или отд ельными сферами производства. Относительно стандартизированные структуры позволяют организовать м атричные организации, проектные команды "аd hocratic", центры прибыли, равно как и разнообразные стратегические союзы, совместные предприятия, консорц иумы, зачастую пересекающие национальные границы. Из-за того, что рынки и зменяются постоянно, их расположение становится менее важным, чем гибко сть и маневренность. Интеграция систем Растущая сложность в экономике требует все более развитых систем интеграции и управления. Так, вполне типичным является п ример продовольственной компании Nabisco, которая ежедневно выполняет 500 зака зов на сотни тысяч различных наименований изделий, доставляемых с 49 заво дов и из 13 центров перераспределения товаров. В то же самое время она долж на принимать во внимание более 30 тысяч различных мероприятий по продвиж ению товаров. Управление такими сложными структурами требует новых форм организации руководства и очень высокой степени интеграции. Это, в свою очередь, прив одит к все возрастающему потоку информации, проходящей через организац ию. Инфраструктура Для того, чтобы одновременно следить за прохожден ием комплектующих и готовых изделий, синхронизировать действия постав щиков, согласовывать текущие планы инженеров и специалистов по сбыту, пр ивлекать людей, занимающихся научно-конструкторскими разработками, к н уждам производства и, кроме того, создавать четкую картину происходящег о, были потрачены миллиарды долларов на создание электронных сетей, соед иняющих между собой компьютерные базы данных и другие средства информа ционных технологий. Эта обширная электронно-информационная структура, зачастую использующ ая спутники связи, соединяет в единое целые компании, связывая их также с компьютерными сетями поставщиков и потребителей. Другие системы объед иняют эти сети. Япония намерена в ближайшие 25 лет затратить 250 миллиардов д олларов на развитие более быстрых усовершенствованных систем. Белый До м, в свою очередь, начал активно развивать встречный план "информационно й супермагистрали". И, чтобы мы ни думали об этом плане или его метафоричес ком названии, ясно одно: электронно-информационные каналы являются необ ходимой составляющей инфраструктуры экономики Третьей Волны. Ускорение Все эти перемены еще более усиливают скорость операции и сделок. Экономи я скорости заменяет собой экономию масштаба. Конкуренция настолько зна чительна, а требуемые скорости настолько велики, что старое правило "вре мя - деньги" все в большей степени заменяется на "каждый следующий промежу ток времени стоит дороже, чем предыдущий". Время становится критической величиной, что находит отражение в постав ках "как раз вовремя", стремлении уменьшить длительность процесса принят ия решений. Медленный, последовательный анализ, проводимый шаг за шагом, заменяется "одновременным инженерингом". Компании вступают в конкуренц ию, "основанную на времени". Описывая происходящее, Дю Вейн Петерсон, главн ый менеджер Меррилла Линча, говорит: "Деньги движутся со скоростью света. Информация должна двигаться еще быстрее". Таким образом, непрерывное уск орение все больше сближает бизнес Третьей Волны с реальным временем. Рассматривая вместе эти десять характеристик экономики Третьей Волны, мы видим грандиозные изменения в создании ценностей. Переход Соединенн ых Штатов, Японии и Европы к этой новой системе представляет собой, хотя и не полностью, но наиболее важное изменение в мировой экономике со времен индустриальной революции. Эта историческая трансформация, набиравшая скорость с начала и до серед ины 70-х годов, уже достаточно далеко продвинулась к девяностым. К сожалени ю, многое из американской экономической мысли оказалось при этом позади. ГЛАВА V. МАТЕРИАЛИЗМ! Однажды, еще в бытность Рональда Рейгана президен том, в Семейной столовой Белого Дома собралась небольшая группа людей, ч тобы обсудить далекое будущее Америки. Группа, образованная вице-презид ентом и тремя главными советниками Рейгана, в числе которых был Дональд Реган, только что назначенный президентом главой администрации, состоя ла из восьми известных футурологов. Это собрание было созвано по просьбе Белого Дома и открылось заявлением о том, что, пока футурологи вели дебаты по социальным, правовым и политиче ским вопросам, сложилось общее мнение, что экономика страны подверглась глубоким изменениям. Это было признано лишь после того, как Дональд Рега н выпалил: "Мы что, все будем стричь в парикмахерских и лепить гамбургеры? Разве мы не собираемся оставаться великой промышленной державой?" Президент с вице-президентом оглянулись, ожидая услышат ответ. Большинс тво сидящих за столом, видимо, были застигнуты врасплох резкостью и прям отой такой атаки. Ответила Хейди Тоффлер: "Нет, мистер Реган, - спокойно ска зала она, - Соединенные Штаты останутся великой промышленной державой. Т олько с меньшим процентом людей, работающих на фабриках". Объясняя разницу между традиционными методами производства и технолог иями производства компьютеров Macintosh, существовавшими в то время, она обрат ила внимание на тот факт, что США, несомненно, являются одним из крупнейши х производителей продуктов питания в мире при менее, чем двух процентах рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве. Действительно, на протяжении всего прошлого столетия США тем больше становились сельскохозяйствен ной державой, чем больше сокращался объем фермерской рабочей силы относ ительно прочих отраслей. Почему то же самое не может быть справедливым и для производства? Вспоминается поразительный факт. После многочисленн ых подъемов и спадов численность занятых в производстве в 1988 году осталас ь почти такой же, как и в 1968, немногим более 19 миллионов человек. Производств о составляло тот же процент национального продукта, что и 30 лет назад, но д елало это с меньшей долей совокупной рабочей силы. Более того, так как и американское население, и рабочая сила имеют тенден цию к росту и многие отечественные производители автоматизировали и ре организовали производство в 80-90-х, то уменьшение занятости на фабриках в ц елом должно продолжиться. В то же время Соединенные Штаты, в соответстви и с некоторыми подсчетами, способны создавать по 10 000 рабочих мест в день на протяжении всего следующего десятилетия, и часть их будет принадлежать сектору производства. С тем же успехом подобный процесс преобразовал хо зяйства Японии и Европы. Тем не менее, даже сейчас слова Дональда Регана изредка повторяются руко водителями отстающих отраслей промышленности, лидерами уменьшающихся профсоюзов, а также экономистами и историками, которые бьют в барабаны, п ровозглашая важность производства, несмотря на то, что все они ранее гов орили об обратном. За большей частью этой риторики стоит представление, будто перемещение занятости из области физического труда в секторы услуг и умственного тр уда приносит вред экономике страны и что небольшой сектор производства ( в терминах количества рабочих мест) "опустошает" экономику. Такие аргуме нты напоминают взгляды французских физиократов ХVIII века, которые, в силу своей неспособности представить индустриальное общество, рассматрива ли сельское хозяйств" как единственную продуктивную деятельность". Новое значение безработицы Многие сетования на "упадок" производства подпитывались интересами Вто рой Волны и основывались на устарелых концепциях богатства, производст ва и безработицы. Начиная с 90-х годов нашего века переход от Второй Волны с ее господством р учного труда к Третьей Волне с господством обслуживающего труда и сверх символической деятельности стал широко распространенным, драматичным и необратимым. В Соединенных Штатах сегодня эта деятельность поглощает три четверти рабочей силы. Это "великое перемещение" полностью отражено в столь необычном факте, что мировой экспорт услуг и интеллектуальной со бственности сейчас равен объединенному экспорту электроники и автомоб илей или же продуктов питания и горючего, вместе взятых. Авторы и другие футурологи предвещали это крупномасштабное движение е ще в 60-е годы. Но так как прежние предупреждения были проигнорированы, пер еходный период стал слишком неустойчивым. Когда массовые вынужденные у вольнения, банкротства и другие глубокие социальные потрясения вихрем пронеслись над экономикой, старая потрепанная промышленность с неприг одными для модернизации компьютерами, роботами и электронными система ми не спешила перестраиваться, сама, но сути, предоставляя более проворн ым конкурентам наилучшие условия для ее потрошения. Винили в этих бедах иностранную конкуренцию, высокие или низкие процентные ставки, чрезмер ное регулирование и тысячу других обстоятельств. Кое-что из этого списка, несомненно, сыграло свою роль. Но немалые беды при несло и высокомерие большинства "компаний дымовых труб" - изготовителей автомобилей, сталепроизводителей, верфей, текстильных фирм - которые так долго доминировали в экономике. За их управленческую близорукость была наказана та часть общества, которая была менее всего ответственна за про мышленную отсталость и менее всего способна защитить себя - рабочие. Тот факт, что совокупная производственная занятость в 1988 году была на том же уровне, что и в 1968, не означает, что рабочие, уволившиеся в этот период, про сто вернулись на свои рабочие места. Напротив, с появлением все большего количества технологий Третьей Волны компаниям потребовалась совершен но другая рабочая сила. Существующие фабрики Второй Волны нуждались, в основном, в заменимых раб отниках. Процессы Третьей Волны, напротив, требуют разнообразных и продо лжительно развивающихся навыков, а это означает падение степени заменя емости рабочих. Таким образом, проблема безработицы в целом совершает по ворот на 180 градусов. В течение Второй Волны капиталовложения "обществ дымовых труб" или покуп ательная сила потребителей могли бы стимулировать экономику и создава ть рабочие места. Взяв миллион безработных, можно было бы, в принципе, подг отовив хозяйство заранее, создать миллион рабочих мест. В те времена, ког да рабочие места были заменяемыми или требовали таких элементарных нав ыков, которые можно было получить менее чем за час, фактически любой безр аботный мог занять любое рабочее место. Для сегодняшнего сверхсимволического хозяйства такое утверждение мен ее справедливо - вот почему многое из понятия безработицы воспринимаетс я с трудом, и ни традиционные кейнсианские, ни монетаристские средства н е действуют удовлетворительно. Чтобы справиться с Великой депрессией, Д жон Мэйнард Кейнс, как мы помним, убедил правительство, увеличивающее бю джетный дефицит, положить его в карман потребителя. Если у потребителей появятся деньги, то они бросятся покупать товары. Это, в свою очередь, побу дит производителей расширить свои заводы и нанять больше рабочих. Проща й, безработица! Монетаристы породили манипуляции с процентными ставкам и или денежным предложением, вместо того чтобы увеличивать или уменьшат ь по необходимости покупательную способность населения. В сегодняшнем мировом хозяйстве выкачивание денег из кармана потребит еля может просто отправить его за океан, не принеся никакой пользы родно й экономике. Американские закупки новых телевизоров или проигрывателе й компакт-дисков лишь перекачивают доллары в Японию, Корею, Малайзию или куда-нибудь еще. Импорт не добавляет рабочих мест внутри страны. Но гораздо большие недостатки заложены в старых стратегиях: они до сих п ор охотнее сосредоточиваются на денежном обращении, чем на знаниях. Уже невозможно уменьшить безработицу просто за счет увеличения числа рабо чих мест, потому что сейчас эта проблема имеет не только количественный характер. Безработица перешла из количественной в качественную. Безработные отчаянно нуждаются в деньгах, если они и их семьи собираются выжить, и с точки зрения нравственности одинаково необходимо и правильн о обеспечивать их приемлемым уровнем общественной поддержки. Но любая э ффективная стратегия сокращения безработицы в сверхсимволической эко номике должна в первую очередь зависеть от доли знаний, и лишь потом - от р аспределения богатства К тому же эти новые рабочие места могут появиться не только в секторе, до с их пор называемом производством, и нам придется посредством среднего об разования и обучения на рабочем месте готовить людей для такой области, как обслуживание (помощь в уходе за растущей популяцией пожилых людей, о беспечение заботы о детях, службы здоровья, личная охрана, службы трансп ортировки, досуга, туризма и т. д.). Также нам придется отдавать приоритет, ранее принадлежащий производст ву, сектору обслуживающего труда, которым прежде пренебрежительно назы вали "лепкой гамбургеров". McDonald's не может считаться единственным символом с феры занятости, включающей в себя все: от обучающего персонала до людей, з анятых в сфере обслуживания или работающих в медицинском радиологичес ком центре. Более того, в случае обвинения сектора обслуживания в низкой оплате труд а следствием станет увеличение производительности и изобретение новых форм организации рабочей силы, а также переговоры о заключении коллекти вных договоров. Объединения, в первую очередь, предназначенные для едини чного или массового производства, подлежат тотальному изменению или за мене организациями нового стиля, более подходящими для сверхсимволиче ского хозяйства. Для выживания им придется поддерживать такие проекты, к ак программа работы на дому, гибкий график и работа по совместительству. Вкратце, взлет сверхсимволического хозяйства заставляет нас в целом по менять прежнюю концепцию безработицы на противоположную. Однако оспор ить устаревшие предположения значит также оспорить тех, кто извлек из ни х выгоду. Система создания богатства Третьей Волны угрожает, таким образ ом, уже укрепившимся отношениям в корпорациях, объединениях и правитель ствах. Спектр умственного труда В сверхсимволической экономике устаревает не тол ько концепция безработицы, но и концепция труда. Чтобы понять ее, а также о бнаружить силы, борющиеся за рычаги управления, нам даже потребуется нов ая терминология. Таким образом, даже деление на такие секторы, как сельское хозяйство, про мышленность и услуги, теперь, в связи с быстропроисходящими изменениями , скорее затрудняет, чем разъясняет понимание экономики. Вместо того что бы цепляться за старые классификации, нужно заглянуть за ярлыки и узнать , что делают люди в компаниях для создания дополнительных ценностей. Одн ажды задав этот вопрос, мы обнаружили, что все большую долю во всех трех се кторах составляют "символические процессы" или умственный труд. Фермеры сейчас используют компьютеры для подсчета зерновых кормов, ста левары контролируют консоли с помощью видео-экранов, банкиры включают с вои портативные компьютеры для моделирования финансового рынка. Не сли шком ли узок взгляд экономистов, навешивающих такие ярлыки, как "сельско хозяйственная", "промышленная" или "обслуживающая" деятельность? Терпят крах даже профессиональные категории. Наклеить ярлык на какого-н ибудь складского сторожа, рабочего за станком или члена палаты представ ителей - значит больше скрыть, чем прояснить. Сегодня гораздо полезнее гр уппировать работников по степени важности процесса умственного труда, совершаемого ими в процессе своей работы, не обращая внимания на названи е, которое они носят, будь то продавец, рабочий, врач или конторщик. То, что мы называем сферой умственного труда, включает в себя и ученого-ис следователя, и финансового аналитика, и программиста, и даже архивного ч иновника. Зачем включать ученого и чиновника в одну группу? Дело в том, что , в то время как их функции явно различны и работают они на совершенно разн ых уровнях абстракции, оба они и миллионы им подобных не делают ничего, кр оме обработки и генерирования информации. Их работа полностью символич на. В центре спектра умственного труда мы находим обширный диапазон "смешан ных" профессий - представители их не только работают физически, но и опери руют информацией. Водитель из Federal Express или United Parcel Service также способен справиться и с компьютером. На преуспевающих фабриках оператор станков - высококвали фицированный специалист. Служащему гостиницы, медсестре и многим други м приходится иметь дело с людьми и тратить значительную часть времени на создание, получение или выдачу информации. К примеру, у автомехаников в агентствах по продаже Ford могут и сегодня быть руки в смазке, но и они пользуются компьютерными сетями, сконструированн ыми Hewlett-Packard, которые обеспечены экспертными системами, помогающими в поиск е неисправностей, и имеют мгновенный доступ к 100 мегабайтам технических ч ертежей и данных, содержащихся на CD-ROM. Система запрашивает данные об автом обиле, который подлежит ремонту; это позволяет механикам обследовать ма ссу технического материала на теоретическом уровне; система делает зак лючение и устанавливает последовательность ремонта. Являются ли они "механиками" или "работниками" умственного труда, работая с этой системой? Из самой нижней части спектра исчезает чисто физический труд. С уменьшен ием доли ручного труда в хозяйстве "пролетариат", все более и более замеща емый "когнитариатом", сейчас находится в меньшинстве. То есть, в терминах с верхсимволического хозяйства, пролетариат становится когнитариатом. Ключевые вопросы, касающиеся личного труда, сейчас должны быть связаны с тем, сколько рабочих мест потребует переработка информации, насколько э тот труд программируем или упорядочен, какой уровень абстракций вовлек ается в процесс, какой доступ имеет личность в центральный банк данных и нформационных систем управления, а также какой степенью самоуправлени я и ответственности она обладает. "Узколобые" против "широколобых" Такие огромные перемены не могут произойти без мо щных конфликтов и, чтобы предвидеть, кто приобретет, а кто потеряет, полез но подумать о компаниях, сходных в своем положении в сфере умственного т руда. Проведем классификацию компаний не по номинальной их принадлежности к различным отраслям, а по реальной деятельности их сотрудников. К примеру, CSX - это фирма, эксплуатирующая железные дороги всей восточной ч асти Соединенных Штатов вместе с одной из крупнейших в мире океанских гр узовых фирм. Но СSХ все более и более реализует себя в информационном бизн есе. Говорит Алекс Мэндл из СSХ: "Информационная составляющая в пакете оказыв аемых нами услуг становится все больше. Недостаточно только производит ь продукцию. Клиентам нужна информация. Где продукция будет собираться и разбираться, где и когда будет находиться каждый продукт, цены, информац ия о заказах и многое другое. Наш бизнес движет информация." Это подразуме вает, что количество служащих CSX на средних и более высоких уровнях спектр а умственной деятельности все возрастает. Это позволяет приблизительно разбить компании на "узколобые", "среднелоб ые" и "широколобые", в зависимости от серьезности их отношения к науке. Что бы производить богатство, некоторым фирмам и отраслям промышленности н ужно обрабатывать больше информации, чем другим. Подобно индивидуальны м рабочим местам, фирмы могут быть помещены в спектр умственного труда в соответствии с качеством и сложностью работы, которую они совершают. "Узколобые" фирмы обычно концентрируют умственный труд на небольшом кол ичестве людей, "верхушке", оставляя бездумную и мускульную работу всем ос тальным. Такое присвоение управления основывается на том, что рабочие не вежественны или что их знания не пригодны для производства. Даже в "широколобом" секторе сегодня можно найти примеры "деквалификации " - упрощения работы, разбиения ее на самые мелкие составляющие, пошаговог о контроля за продукцией. Эти попытки применения методов, созданных Фред ериком Тейлором в начале нашего столетия, есть не что иное, как волна "узко лобого" прошлого, а не "широколобое" будущее. Любая задача, если она проста, часто повторяется и решается без раздумий, в конце концов становится кан дидатом для роботизации. В то время как хозяйство движется дальше по направлению к производству Т ретьей Волны, все фирмы вынуждены пересмотреть роль знаний. Самые сообра зительные из них в "широколобом" секторе сделали это первыми и реорганиз овали свой труд. Они работают, исходя из предположения, что продуктивнос ть и доходы одинаково резко возрастают, если бездумная работа сведена к минимуму или производится с помощью передовых технологий, когда потенц иал работника полностью используется. Цель - больший доход и немногочисл енная, но более квалифицированная рабочая сила. Даже "среднелобые" процессы, до сих пор требующие физических манипуляций , становятся все более интенсивными в плане знаний и двигаются вверх в сп ектре умственного труда. Конечно, "широколобые" фирмы - не благотворитель ные учреждения. Хотя работа в них не настолько тяжела, как при "узколобых" операциях, и окружение в них более приятно, эти фирмы, как правило, нуждают ся в своих служащих более, чем "узколобые". Служащие поощряются не только з а свои рациональные способности, но и за использование в работе своих эм оций, интуиции и воображения. Вот почему маркузианские критики видят зде сь еще более пагубную "эксплуатацию" служащих. Идеология "узколобых" В "узколобых" индустриальных хозяйствах богатств о измерялось, как правило, количеством товаров. Центральным в хозяйстве считалось производство продукта. Обслуживающая и символическая деятел ьности считались непродуктивными, хотя и неизбежными. Производство тов аров - автомобилей, радиоприемников, тракторов, телевизоров - считалось "м ужским" или крутым и ассоциировалось с такими словами, как практичный и т резвый. Производство знаний или обмен информацией с пренебрежением име новались "ворошением бумаги". Из такой позиции проистекал целый ряд выводов. Например, что "производст во" - это комбинация материальных ресурсов, машин и мускулов ... что самые гл авные достоинства фирмы - материальные ... что национальное богатство под крепляется в первую очередь торговлей товарами ... что торговля услугами важна только потому, что она облегчает торговлю товарами ... что высшее обр азование не нужно, разве что узко профессиональное ... что исследовательс кая работа легкомысленна и что свободные ремесла неуместны или того хуж е - вредны для успеха бизнеса. Одним словом, то, что ценилось, и было сутью це нностей. Идеалы, подобные этим, никоим образом не были ограничены рамками капитал изма. Их аналогии имелись и в коммунистическом мире. В любом случае, у марк систских экономистов были более тяжелые условия для внесения "широколо бой" работы в свою схему, и "социалистический реализм" в искусстве произво дил тысячи портретов счастливых рабочих, изображая напряжение их шварц енеггероподобных мускулов на фоне зубчатых колес, дымовых труб и паровы х локомотивов. Восхваление пролетариата и теория, гласящая, что пролетар иат - авангард перемен, отразили принципы "узколобого" хозяйства. Накапливаясь, эти идеалы становились больше чем неразберихой отдельны х мнений, предположений и позиций. Они, по-видимому, сформировали самоопр авдываемую идеологию, разновидность крутого материализма - хрупкий, но т оржествующий "материализм"! Действительно, материализм был идеологией м ассового производства Второй Волны. В то время материализм мог иметь смысл. Сегодня, когда стоимость большин ства продуктов зависит от знания, вложенного в них, это и реакционно, и нер азумно. Любая страна, придерживающаяся политики, основанной па материал изме, приговаривает себя к превращению в Бангладеш двадцать первого век а. Идеология "широколобых" У компаний, организаций и просто людей с твердыми с тавками на хозяйство Третьей Волны до сих пор не было образца последоват ельных контраргументов. Однако некоторые основные идеи все же имели мес то. Первые, фрагментарные основы этой новой экономики можно увидеть в до сих пор не признанных поздних трудах Юджина Лойбла, который в течение одинн адцати лет, проведенных в чехословацкой коммунистической тюрьме, глубо ко пересмотрел предпосылки как марксистской, так и западной экономики, в работах Генри К. X. Ву из Гонконга, который анализировал "невидимые измере ния богатства", Орио Гиарини из Женены, который применял концепцию "риска" и неопределенности в своих анализах служб будущего, а также американца У олтера Вейсконфа, который пишет о роли состояния неравновесия в экономи ческом развитии. Сегодня ученые интересуются, как системы ведут себя в хаосе, как их поряд ок развивается вне хаотических состояний, а также как развивающиеся сис темы переходят на более высокий уровень развития. Эти вопросы более чем уместны по отношению к бизнесу и хозяйству. Книги по менеджменту говорят о "процветании и хаосе". Экономисты заново открыли труд Джозефа Шумнетер а, говорившего о "созидательном разрушении" как необходимости прогресса . В буре перемен, мнений, преобразований, банкротств, взлетов, совместных р искованных предприятий и внутренних реорганизаций цельное хозяйство п риобретает новую структуру, более разнообразную, быстро меняющуюся и бо лее сложную, нежели старая "экономика дымовых труб". Этот скачок на более высокий уровень изменчивости, скорости и сложности требует аналогичного скачка к более высоким, более усложненным формам и нтеграции. С другой стороны, это требует радикально более высокого уровн я обработки информации. Во многом основанная на трудах Рене Декарта (XVII век), индустриальная культ ура награждала людей, способных поделить проблемы и процессы на все мень шие и меньшие составные части. Этот разделяющий или аналитический подхо д, переместившись, в экономику, заставил нас воспринимать производство к ак серию разобщенных шагов. Новая модель производства, выросшая из сверхсимволического хозяйства, разительно отличается от старой. Основанная на системной или интегриру ющей точке зрения, она рассматривает производство как одновременный и с интезированный процесс. Его части - не одно целое, но они не могут быть изо лированы одна от другой. Действительно, мы открываем, что "производство" не начинается и не заканч ивается на фабрике. Таким образом, самые последние модели хозяйственног о производства расширяют процесс одинаково как "по течению", так и против него - вперед к обслуживанию и поддержке продукции даже после ее продажи, подобно поддержке и советам продавца, которые ожидает человек, покупающ ий компьютер. Современная концепция производства прослеживает путь пр одукта вплоть до его экологически безопасного уничтожения после испол ьзования. Компании будут вынуждены принимать меры по "чистке после испол ьзования", изменяя сметы расходов, технологию производства и многое друг ое. Поступая таким образом, они будут предоставлять больше услуг, нежели просто производство, и, следовательно, увеличится их ценность. "Производ ство" должно будет включать все эти элементы. Подобным же образом можно расширить определение производства, добавив такие функции, как обучение служащих, установка дневного наблюдения и др угие виды обслуживания. Несчастный работник физического труда может бы ть принужден к "продуктивности". Работники, которые нашли себя в сверхсим волической деятельности, производят намного больше без принуждения. От сюда следует, что продуктивность начинается даже раньше, чем работник пр ибывает в офис. Упомянутое выше определение производства может выгляде ть смутным и бессмысленным для старшего поколения. Однако для нового пок оления сверхсимволических лидеров, склонных мыслить скорее в терминах систем, чем в терминах отдельных шагов, это будет естественным. Говоря кратко, производство пересматривается как гораздо более содерж ательный процесс, чем его представляют экономисты и идеологи "узколобой " экономики. И с тех пор именно знания, а не дешевый труд, и символы, а не сырь е воплощаются в конкретную форму и увеличивают ценность продукта. Эта глубокая реконцептуализация истоков добавленной стоимости чреват а последствиями. Она опровергает предположения как идеи свободного рын ка, так и марксизма, а также материализма, который положил начало обоим эт им учениям. Таким образом, идеи о том, что стоимость товара стекает вместе с потом со спины рабочего или что она производится именитым предпринима телем-капиталистом, в равной степени подразумевающие материализм, ввод ят в заблуждение как политически, так и экономически. Получатель и банкир-инвестор, собирающий капитал, продавец и рабочий за станком, конструктор-системщик и специалист по телекоммуникациям - в нов ом хозяйстве все производят добавленную стоимость. Еще более существен но то, что это делает и покупатель. Образование стоимости происходит гла вным образом в результате всеобщего усилия, а не отдельного шага в проце ссе. Возрастающая важность умственного труда не уменьшится, сколько бы ни бы ло опубликовано пугающих историй, предупреждающих об ужасных последст виях "исчезновения" производственной базы или высмеивающих понятие "инф ормационная экономика". Ни то, ни другое не станет новой концепцией созда ния богатства. Мы наблюдаем, как перемены Третьей Волны сфокусировались в одной точке - в преобразовании производства, происходящего одновременно с преобразо ванием капитала и денег самих по себе. Вместе они образуют революционно новую систему создания богатства на планете. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Создание новой цивилизации. Политика третьей волны. 1993.сокр. (Тоффлер Э., То ффлер Х.) 2. Элвин и Хейди Тоффлер Создание новой цивилизации. Политика Третьей Вол ны. "Сибирская молодежная инициатива", Новосибирск, 1996г.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Дай пять, - сказал Путин.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по социологии "Концепция третьей волны Тоффлера", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru