Реферат: Крестьянская реформа 1861 г. в отечественной историографии - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Крестьянская реформа 1861 г. в отечественной историографии

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 337 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»




Кафедра истории и социологии




Крестьянская реформа 1861 г. в отечественной историографии


РЕФЕРАТ

по отечественной истории










Выполнил: Петров А.,

курсант группы РО-191-1


Проверила: Вальц Л.Л.,

доцент кафедры истории и социологии.













Мурманск, 2009

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение………………………………………………………………………......3

Гл.1. Предпосылки и подготовка отмены крепостного права…………….4

1.1 Предпосылки отмены крепостного права…………………………………...4

1.2 Подготовка отмены крепостного права……………………………………..7

Гл.2. Общие положения реформы отмены крепостного права…………..17

Гл.3. Обнародование Манифеста и Положений………………………...….19

Гл.4. Итоги………………………………………………………………...…….22

Заключение……………………………………………………………………...24

Список используемой литературы……………………………………...........25



Введение



В середине XIX века в России были проведены исторические преобразования, кардинально изменились общественные условия развития страны, в том числе правовые, были созданы предпосылки для развития капитализма. Первой и ведущей реформой стала ликвидация крепостного права, освобождение крестьянства. Ее проведение было предопределено всем предшествующим ходом развития страны, существовали экономические и социальные предпосылки.

Убедительно доказано многочисленными исследованиями российских историков и экономистов, что возможности крепостного хозяйства как экономической системы уже на исходе первой четверти XIX в. были исчерпаны, и оно вступило в полосу глубокого кризиса.

Доктор исторических наук Федоров В. А. пишет, что новые, капиталистические по характеру явления в экономике вступили в конфликт с крепостничеством, которое стало серьезным тормозом для развития промышленности и торговли, крестьянского предпринимательства. Социальным фактором стало нарастание из десятилетия в десятилетие крестьянских бунтов; Крымская война 1853-1856 гг. открыла глаза царизму на главную причину экономической и военно-технической отсталости страны и стала необходимым крупным потрясением, заставившим царское правительство вплотную приступить к подготовке отмены крепостного права.

Дворниченко А. Ю., Кащенко С. Г., Флоринский М. Ф. утверждают, что в конце 1850-х гг. отчетливо обозначились кризисные явления в экономике России. Крепостничество сдерживало развитие промышленности и торговли, консервировало низкий уровень сельского хозяйства. Также как и Федоров, они говорят о Крымской войне, как о событии, показавшем всю отсталость николаевской системы.

В своем реферате я решил показать ход подготовки и принятия реформы, а также мнения историков и значение реформы в истории России, охватывая временные рамки, начиная с 1832 года по 1890 год. Выбор временного промежутка обусловлен тем, что, начиная с 1832 года, набирало обороты крестьянское движение, что в свою очередь стало одной из основных причин принятия реформы, а к 1890 году реформа дала неплохие результаты. (Ст. 20)














Гл.1 Предпосылки и подготовка отмены крепостного права


    1. Предпосылки отмены крепостного права


Крепостническая система организации сельского хозяйства на рубеже XVIII – XIX в. переживала период разложения и кризиса. Производительные силы в сельском хозяйстве к этому времени достигли относительно высокого развития, показателем чего было применение машин, определенные достижения в области агрономической науки, распространение посевов новых трудоемких технических культур.

В крестьянском хозяйстве имелись определенные сдвиги, хотя они и не получили здесь сколько-нибудь заметного развития. Переход к различного рода условиям наблюдается преимущественно у государственных, а также иногда и у помещичьих крестьян, находящихся на оброке. Это находило свое выражение в некоторых улучшениях сельскохозяйственных орудий, выращивании породистого скота, посевах технических культур и т.д.

Эти новые производственные силы были несовместимы со старыми феодальными производственными отношениями, основанными на подневольном крепостном труде с присущей ему рутинной техникой, вследствие чего они и не могли получить сколько-нибудь значительного развития.

В начале XIX в. центром всей экономической жизни в деревне являлось помещичье имение. Земля, принадлежавшая помещику, подразделялась на две части: собственно барскую запашку, которая обрабатывалась трудом крепостных, и крестьянскую, находившуюся в их пользовании. Соотношение этих частей определялось хозяйственными соображениями самого помещика.

Основой крепостного хозяйства являлась феодальная собственность на землю. Этот вид собственности характеризуется следующими признаками: монопольное право владения землей принадлежало лишь дворянству; непосредственный производитель, крепостной крестьянин, находился в личной зависимости от помещика, был прикреплен к земле, чтобы гарантировать рабочие руки феодалу. Поэтому за крепостными крестьянами закреплялся определенный надел, который отнюдь не являлся его собственностью и мог быть у него отнят помещиком. Этой системе хозяйства соответствовало низкое состояние техники, отражавшее в свою очередь низкий уровень развития производительных сил при феодализме. Крепостное хозяйство было по своему характеру натуральным, представляя собой замкнутое целое.

В первой половине XIX в. наблюдается значительный рост товарно-денежных отношений, которые в условиях начавшегося внедрения новой, капиталистической техники и частичного применения вольнонаемного труда характеризовали собой кризис феодально-крепостнической системы.

Все большее вовлечение помещичьих хозяйств в орбиту рыночных отношений порождало помещичье предпринимательство, т.е. попытки расширения и рационализации своего хозяйства при сохранении крепостного права. Если в условиях натурального хозяйства помещик стремился обеспечить лишь возможность простого воспроизводства, то в период разложения феодализма он уже заинтересован в расширении своего хозяйства. Поэтому на протяжении XIX столетия наблюдается известный рост барщины и оброчных повинностей. Эти формы крепостной зависимости дополнялись различными сборами и др. повинностями (подводная, дорожная и т.д.).

Усиление эксплуатации крепостного крестьянства в условия роста товарно-денежных отношений находило свое выражение в увеличении помещичьей запашки за счет залежей и пустошей, а также за счет уменьшения крепостного надела. Расширение крепостной запашки за счет крепостных наделов и увеличение количества барщинных дней не только ухудшали материальное положение крестьянина, но и оказали влияние на состояние принадлежащего ему рабочего скота и инвентаря, необходимых для обработки как своего надела, так и земли помещика.

С ухудшением положения крестьянства ухудшилось и качество обработки помещичьей земли. Увеличение оброка порой превышало рост крестьянских доходов. Большинство помещиков вело свое хозяйство по старинке, увеличивая доходы не за счет улучшения ведения хозяйства, а за счет усиления эксплуатации крепостных. Стремление же части помещиков перейти к иным, более рациональным методам ведения хозяйства в условиях крепостного труда не могло иметь большого успеха. Проведение тех или иных агрикультурных мероприятий: переход к многополью, введение сельскохозяйственных машин, посевы ряда технических культур, улучшение породы скота – все это находилось в полном противоречии с малопроизводительным подневольным трудом. Именно в силу этого уже в начале XIX в. ряд помещиков ставит в печати вопрос о переходе к вольнонаемному труду.

Усиление эксплуатации крепостного крестьянства на протяжении первой половины XIX в. вызвало обострение классовой борьбы, что выразилось в росте крестьянского движения.

Одной из наиболее частых форм протеста против крепостного права было стремление крестьян к переселениям. Так, в 1832 г. помещичьи крестьяне ряда губерний направляются на Кавказ. Поводом к этому явился указ 1832 г., по которому в целях колонизации Черноморья разрешалось селиться там различным категориям свободного населения. Этот указ не имел в виду крепостных, но вызвал большую волну самовольных переселений. Правительству пришлось применять энергичные меры для задержания беглецов и отменить изданный указ.

Большого размаха крестьянское движение достигло в 1847 г. в Витебской губернии. Среди крестьян распространились слухи о том, что проработавшие три года на строительстве Петербургско-Московской железной дороги получают вольную.

Особенно крупных размеров движение достигло в Дриссенском уезде, где вооруженные крестьяне покушались на жизнь помещиков. Посланные для подавления движения отряды корпуса внутренней стражи оказались неспособными справиться с крестьянами, которые нападали на солдат. Только тогда, когда против восставших были направлены полевые войска, правительству удалось разгромить движение.

Крестьянское движение, направленное на борьбу против крепостного права, нарастало с каждым годом, представляло собой угрозу для существования самодержавного крепостного государства.

Кризис феодально-крепостной системы под влиянием развития капитализма обусловил возникновение революционной идеологии, буржуазной по своему объективному содержанию. Представителями первого этапа русского освободительного движения выступают дворянские революционеры-декабристы.

Дальнейший процесс разложения феодально-крепостнической системы приводит к возникновению двух идеологий: революционно-демократической и либеральной.

Продолжало развиваться общественное движение. Формулировались программные требования либерального лагеря. Шла консолидация революционно-демократических сил вокруг «Современника», на всю Россию (и Европу тоже) звучало свободное слово А. И. Герцена — «Колокол».

Крымская война вскрыла все несовершенство крепостнической системы как в экономическом, так и в политическом отношении и оказала огромное влияние на отмену крепостного права. Несмотря на героизм войск, армия терпела неудачу за неудачей.

В это время правительство начинает понимать необходимость радикальных перемен, невозможность существовать по старому.

В период Крымской войны наблюдается значительный подъем крестьянского движения, принявший массовый характер. В 1854 г. в Тамбовской, Рязанской, Владимирской, Нижегородской и Казанской губерниях происходят массовые волнения в связи с указами о создании морского ополчения.

В 1855 г. движение приняло еще более массовый характер. Волнения крестьян были связаны также с их надеждой получить волю, вступив в государственное ополчение. Волнения эти происходили в Киевской, Воронежской, Казанской, Пермской, Самарской и Саратовской губерниях.

Вступивший на престол в феврале 1855 г. после смерти Николая I Александр II отличился еще большим консерватизмом, нежели его отец. Даже те ничтожные мероприятия, которые были проведены в отношении крепостных крестьян при Николае II, встречали всегда сопротивление наследника престола. Однако сложившееся в стране положение заставило Александра II действовать вопреки своим стремлениям.

Первым актом, знаменовавшим собой официальное заявление о необходимости отмены крепостного права, явилась крайне невразумительная речь Александра II, произнесенная им 30 марта 1856 г. перед представителями московского дворянства. Он говорил, что рано или поздно придется дать свободу крестьянам, и что «гораздо лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу».

Не меньшую тревогу вызывало общее для крестьянства, напряженно ожидавшего свободы, «трезвенное движение», начавшееся в 1858 г. И хотя не было непосредственной угрозы восстания, память о пугачевщине, об участии крестьянства в европейских революциях многократно усиливала страх «верхов».

Снизу стихийно возникла гласность. Правительство шло в хвосте событий, отказавшись от чрезвычайных цензурных запретов, но в дальнейшем взяло гласность на вооружение. Чутко уловив потребность родины в правдивом слове после длительного молчания и фальши, А. И. Герцен начал издавать «Полярную звезду» (1855 г.), «Голоса из России» (1856 г.), наконец, «Колокол» (1857 г.), известные всей читающей России — от царя и высших государственных сановников до провинциального дворянства и духовенства самых отдаленных уездов и, конечно, студенчества. И в самой России «как грибы после дождя» (по выражению Толстого) стали выходить издания, олицетворявшие собой оттепель.

Гласность — это еще одно слово-символ неповторимого 1856 г. Гласность обличала, но пафос ее был в созидании, она несла заряд оптимизма и светлых надежд, побуждала правительство и общество к действиям, вытесняла страх, пропитавший николаевскую систему. Раскрепощение духовных сил общества предшествовало реформам и явилось их предпосылкой.

Действовал и мощный экономический стимул. Осознание того, что вольнонаемный труд выгоднее крепостного, что крепостничество тормозит развитие земледелия и товарного производства хлеба, побуждало к отмене крепостного права.

Уже к январю 1857 г. правящим верхам, Александру II открылось истинное, крайне тяжелое, угрожающее положение финансов. За время войны, с 1853 по 1856 г., дефицит бюджета по обыкновенным расходам возрос почти в семь раз (с 9 млн. руб. серебром почти до 61 млн.), а общая сумма дефицита — в шесть раз (с 52 млн. до 307 млн. руб.). Более чем на 50% уменьшилась золотая обеспеченность бумажных денег. Среди статей дохода вырос удельный вес винных откупов — с 1/3 в 1845 г. до 43% в 1853—1856 гг.

«Прежняя система отжила свой век» — таков был приговор одного из ее идеологов, М. П. Погодина, произнесенный им через три месяца после смерти Николая I.


1.2 Подготовка отмены крепостного права


Стоит отметить, что по Литваку Б. Г. текст Манифеста, возвещавшего освобождение крепостных крестьян, был написан по поручению Александра II московским митрополитом Филаретом (Дроздовым). По Зайончковскому П. А.., а также по Захаровой Л.Г. в написании Манифеста принимали участие Редакционные Комиссии (проекты и концепции, ими разработанные, легли в основу «Положений 19 февраля 1861 г.»). При написании этой главы я использовала как основной источник Захарову Л. Г. Россия на переломе.

Подготовка реформы началась вполне традиционно — открытием в январе 1857 г. в Зимнем дворце очередного Секретного комитета. Но в условиях «оттепели» старая традиция дала вдруг неожиданный эффект. Уже на втором заседании государственные мужи николаевской эпохи решили, что правительству следует издать для всеобщего сведения указ по крестьянскому вопросу, отпечатать его, оформить в рамочку под стекло и разослать во все губернии, уезды, отдаленные утолки империи, чтобы «успокоить взволнованные умы». За эту меру высказался даже шеф жандармов. Указ не состоялся, но эпизод этот показывает, как неожиданно врывалась жизнь в «святая святых» правительственного механизма. Потребовалось еще 10 месяцев, чтобы секретность была снята и с самого комитета, и с крестьянского вопроса.

Опыт конца 20—30-х годов XIX в. показал, что преобразованиями сначала в удельной деревне (принадлежавших императорской фамилии около 2 млн. крестьян, реформы Л. А. Перовского), затем в государственной (20 млн. крестьян, реформа П. Д. Киселева) не разрешился этот страшный для монархии вопрос. Центр его тяжести находился в помещичьей деревне (22 млн. крепостных). Учитывая это, с нее и начали в 1857 г.

Реформирование помещичьей деревни в первой половине XIX в. включало, не считая указов о вольных хлебопашцах и об обязанных крестьянах, еще два варианта локального характера: освобождение крестьян без земли в трех прибалтийских (остзейских) губерниях и введение в трех юго-западных губерниях инвентарей — правительственной регламентации наделов и повинностей при сохранении крепостного права. На начальной стадии подготовки реформы это учитывалось.

Когда в октябре 1857 г. Назимов привез адрес дворянства северо-западных губерний на имя Александра II, царь потребовал срочно подготовить ответный рескрипт. Он и был одобрен Секретным комитетом 20 ноября 1857 г. Со стороны столичных дворян инициативы так и не последовало. Тем не менее, воспользовавшись их прежними ходатайствами, правительство все-таки приписало эту инициативу им, и 5 декабря 1857 г. был издан рескрипт на имя петербургского генерал-губернатора П. Н. Игнатьева. Это указывало на неизбежность распространения реформы на другие губернии.

Сразу же после подписания Александром II рескрипта Назимову текст его поездом был отправлен для рассылки всем начальникам губерний и губернским предводителям дворянства. Через неделю рескрипт Назимову был опубликован в «Le Nord», а еще спустя месяц оба первых рескрипта (Назимову и Игнатьеву) — в «Журнале Министерства внутренних дел». Всем газетам и журналам разрешалось их перепечатать.

Они не отличались радикальностью, в них еще не говорилось об «освобождении крестьян», а только об «улучшении быта», хотя из сопутствующих рескриптам документов ясно, что этим выражением обозначалась отмена личной зависимости крестьян. Еще более неопределенной, противоречивой была постановка в рескриптах главного вопроса — земельного. За помещиками сохранялась собственность на землю, крестьянам предоставлялись права выкупа только усадьбы и пользования наделом. Но каковы условия этого пользования, как надолго сохраняется надел и в каких размерах, и, главное, какова конечная цель — «вечное» пользование аналогично инвентарям юго-западных губерний или обезземеливание по остзейскому типу,— эти вопросы оставались открытыми.

Дворянство получало право создать на местах губернские комитеты и на основании рескриптов разработать проекты реформы для данной губернии: допускалось, что каждая из них будет иметь свой проект и свой закон, и вводиться они будут постепенно, с запада на восток.

Потрясенные гласностью крестьянского дела и конкретностью приступа к реформе, дворяне в массе не откликались на меры правительства, побуждавшего их к действиям. Только нижегородское дворянство, где губернаторствовал А. Н. Муравьев, в прошлом участник первых декабристских организаций, связанный с либеральной бюрократией из Министерства внутренних дел, прислало «всеподданнейший» адрес с просьбой дать рескрипт, который последовал незамедлительно. Московские дворяне молчали, несмотря на нажим правительства, конфиденциальные письма, циркуляры. Противостояние продолжалось два месяца и сломлено было, не без труда, 16 января 1858 г.

После этого один за другим начали поступать адреса местного дворянства и принимались ответные рескрипты, создавались губернские дворянские комитеты. В 1858 — начале 1859 г. открылись 46 губернских комитетов в Европейской России. В выборах этих комитетов и составлении адресов на имя Александра II участвовало около 44 тыс. дворян — владельцев крепостных (40% общего их числа). Так стал создаваться механизм реформы. Чтобы контролировать деятельность дворянства, были назначены в каждый губернский комитет по два «члена от правительства».

Секретный комитет с опозданием на три месяца после фактического рассекречивания был переименован в Главный комитет. И хотя состав его оставался прежним, условия деятельности, темпы и методы работы изменились. В состав дворянских комитетов вошли амнистированные декабристы и петрашевцы, славянофилы и западники, либералы и реакционеры. Образование фракций в губернских комитетах («меньшинство» и «большинство») выявило в дворянстве помимо сторонников и противников отмены крепостного права носителей различных представлений о путях развития страны, о вариантах реформы. Главный комитет оказался втянутым в водоворот событий, на которые обязан был реагировать.

Одновременно на местах, не дожидаясь инструкций, вводили публичность заседаний губернских комитетов, во время которых происходили бурные сцены с нецензурной бранью, потасовками; у лидеров группировок появились телохранители.

Гласность облекалась в неожиданные для правительства формы, давала непредвиденные последствия, но правительство бдительно следило за ситуацией в стране. После рескриптов, с декабря 1857 г. до отмены крепостного права в феврале 1861 г., министр внутренних дел еженедельно докладывал Александру II о настроениях дворянства и крестьян, о слухах и толках на местах, о деятельности губернских комитетов и всех случаях крестьянских волнений. Доклады, содержащие наиболее важную информацию, поступали в Главный комитет.

Правительственная политика колебалась между «реаками» (реакционерами) и «прогрессистами» (либеральной бюрократией). Весной 1858 г. Главный комитет склоняется к безземельному освобождению крестьян и одновременно к проекту повсеместного введения военного управления в форме генерал-губернаторств.

Царь предпринял попытку освободить удельных крестьян без земли, но ничего не получилось: только ничтожное число воспользовалось такой свободой, в массе же удельное крестьянство не приняло этого указа.

В официальной правительственной политике начинает пробиваться и завоевывать признание новое направление: конечная цель реформы — превращение бывших крепостных в собственников своих наделов, уничтожение вотчинной власти помещиков и приобщение крестьянства к гражданской жизни и правам. Этот поворот в правительственной политике, происшедший в октябре — ноябре 1858 г., связан с деятельностью члена Главного комитета генерал-адъютанта Я. И. Ростовцева, которому Александр II полностью доверял. Ростовцев отказался от варианта безземельного освобождения крестьян и фактически признал либеральные идеи и цели реформы, которые еще в апреле 1858 г. правительство запрещало и преследовало.

Свои взгляды на цели крестьянской реформы Ростовцев изложил в четырех письмах царю в августе — сентябре 1858 г. Александр II повелел их обсудить Главному комитету. На состоявшихся бурных заседаниях столкнулись две принципиальные позиции: либо сохранить всю земельную собственность в руках помещиков и развивать после отмены крепостного права крупное помещичье хозяйство, либо отдать полевую землю крестьянам в собственность за выкуп, и тогда будут сосуществовать в пореформенной деревне два типа хозяйства: крупное помещичье и мелкое крестьянское. Сначала Ланскому удалось провести ходатайство либеральной фракции Тверского губернского комитета о распространении выкупа, кроме усадебных, и на полевые земли крестьян. Затем под нажимом Александра II, согласившегося с Ростовцевым, была принята новая по сравнению с рескриптами правительственная программа крестьянской реформы, утвержденная монархом 4 декабря 1858 г.: выкуп крестьянских наделов и образование класса крестьян-собственников. Большинство членов Главного комитета было явно против, но царь пресек дебаты и объявил вопрос решенным.

Принятие новой программы усилило позиции либеральной бюрократии. Ростовцев не был знатоком крестьянского вопроса, не имел проекта реформы и дальше самых общих формулировок ее целей пойти не мог. Только либеральная бюрократия во главе с Н. А. Милютиным создала к этому времени в содружестве с общественными деятелями и учеными новую модель реформы. Это был проект освобождения крестьян в Карловке. Отказ Александра II одобрить предварительный план этого проекта (октябрь 1856 г.) не остановил Милютина. Работа продолжалась два года с участием попавшего в опалу Кавелина, и к концу 1858 г. проект был готов, обсужден в Главном комитете и подписан царем 1 февраля 1859 г. Теперь либеральной бюрократии предстояло самое трудное — внести локальную модель в общее законодательство. Это требовало завоевания новых позиций в «верхах».

Пока в правительстве утрясали программу реформы, губернские комитеты начали посылать свои проекты в Главный комитет. Поскольку фракции «большинства» и «меньшинства» составляли отдельные проекты, ожидалось поступление не 46, а почти вдвое большего числа губернских проектов. Дело осложнялось и тем, что комитеты работали, все еще руководствуясь рескриптами, а правительство уже приняло новую программу 4 декабря 1858 г., параллельно отказавшись от идеи отдельного законодательства для каждой губернии. Требовалось подняться над этой грудой разрозненного материала, создать общий закон, рассчитанный на реализацию по всей Европейской России.

Александр II 17 февраля 1859 г. санкционировал создание специальной комиссии — с единственным условием, чтобы в ней председательствовал Ростовцев. Ее скромное название — Редакционные комиссии — вполне соответствовало представлению членов Главного комитета, что создается как бы его подкомиссия, и это на первых порах совпадало с мнением Александра II. Между тем вскоре к Редакционным комиссиям было приковано общественное внимание всей России и Европы. По словам французского историка А. Леруа-Болье, первого исследователя деятельности Редакционных комиссий, «никогда, быть может, в Европе ни одна законодательная комиссия не имела перед собой столь нелегкое дело».

Комплектование Редакционных комиссий шло целенаправленно: создавался «рабочий орган» по принципу общности идейно-политических убеждений большинства его членов.

В Редакционные комиссии вошли 17 представителей министерств и ведомств и 21 член-эксперт из местных помещиков или специалистов (ученых, публицистов) по крестьянскому вопросу, приглашенных Ростовцевым от имени царя,— всего вместе с председателем 39 человек. Это были дворяне, большинство — помещики. В Комиссиях рядом сидели люди знатных фамилий и вовсе не титулованные, малоимущие, высшие сановники и мелкие чиновники. Но в абсолютном большинстве это были люди высокообразованные, одного поколения. Многие из них являлись видными или даже выдающимися государственными и общественными деятелями (Ю. Ф. Самарин, В. А. Черкасский, П. П. Семенов-Тян-Шанский, Н. X. Бунге, М. X. Рейтерн, А. П. Заблоцкий-Десятовский).

Лидером Редакционных комиссий, по общему признанию, был Н. А. Милютин. Александр II испытывал к нему чувства неприязни и недоверия и только под давлением обстоятельств согласился на назначение его «временно исполняющим должность» министра внутренних дел. Фактически политика Министерства внутренних дел направлялась им, и Ланской допускал это сознательно.

Нетрадиционность нового учреждения заключалась в первую очередь в том, что большинство его членов состояло из либеральных деятелей. Все вопросы решались в них большинством голосов, члены Комиссий, несогласные с мнением большинства, имели право выразить особое мнение, но подчинялись большинству. Факт создания либерального большинства в Комиссиях приобретал особое значение ввиду общей расстановки сил в губернских комитетах и в дворянстве в целом, в среде бюрократии и чиновничества, в высших и центральных органах власти и в местном управлении, где либералы составляли меньшинство. Одной из серьезных забот Редакционных комиссий стала поэтому поддержка либеральных меньшинств губернских комитетов.

В системе высших органов власти Редакционные комиссии заняли особое место, подчиняясь через своего председателя непосредственно царю и представляя, по выражению одного из членов, «как бы отдельное в государстве временное учреждение». Александр II считал Редакционные комиссии «органами правительства».

Гласность как метод политики самодержавия, ее новый инструмент приобрела в деятельности Редакционных комиссий огромное значение. В считанные дни после их заседаний журналы (т. е. протоколы) Комиссий печатались в трех тысячах экземпляров и рассылались высшим сановникам, губернскому начальству, предводителям дворянства и разным знатным и чиновным лицам, но попадали и не по назначению, например к Герцену и Чернышевскому. И все же эта гласность не была еще проявлением норм буржуазного правопорядка. Либеральное большинство Редакционных комиссий ограничивало принцип гласности, публичности в отношении к заявлениям оппозиции, консервативной и реакционной.

Труды Комиссий должны были подготовить «все умы». Гласность сознательно использовалась лидерами комиссий для укрепления либеральных сил, для распространения и утверждения своей программы реформы, для того, чтобы исключить возможность ее пересмотра, попятного движения правительства.

Темпы работ Редакционных комиссий поразительны: 409 заседаний в течение одного года и семи месяцев.

Большим новшеством в деятельности Редакционных комиссий была научная обоснованность их трудов. Собиралась статистика поземельной собственности; экономическими расчетами занимались ученые и практики; была создана библиотека по крестьянскому вопросу в России и Европе.

Редакционные комиссии были введены в самодержавную государственную систему на время, в критическую полосу ее существования; по своему составу и методам они были ей чужды. Редакционные комиссии не были допущены в помещения, предназначенные для правительственных учреждений. Они заседали в зале первого кадетского корпуса (бывший Меншиковский дворец), на квартирах и дачах Ростовцева и председателей отделений, и не в форменной одежде. Отношения между членами Комиссий установились демократичные, атмосфера заседаний была непринужденной — и при этом шел напряженный, вдохновенный творческий труд.

Чужеродность Редакционных комиссий существующему государственному строю выразилась в их закрытии сразу же после составления и кодификации ими проектов крестьянской реформы (октябрь 1860 г.), закрытии, неожиданном для самих их членов, собравшихся на очередное заседание, причем иногородним было велено немедленно покинуть Петербург, что, однако, не было выполнено. Учреждений, подобных Редакционным комиссиям, никогда больше в царской России не созывалось.

В концепции либерального большинства Редакционных комиссий крестьянская реформа — это переворот, заключенный в единый законодательный акт; начальная стадия — освобождение помещичьих крестьян от личной зависимости, конечная — превращение их (всех) в мелких собственников-хозяев при сохранении значительной части дворянского землевладения. Мыслилось достигнуть этой цели мирным путем, минуя революционные потрясения, характерные для стран Западной и Центральной Европы, в чем и усматривалась особенность реформы и будущего аграрного развития России. В опыте европейских стран положительным признавался тот результат, к которому пришла Франция,— создание «дробной поземельной собственности», и тот путь законодательных мер в Пруссии и Австрии, который состоял в выкупе крестьянами земли в собственность при сохранении помещичьего землевладения. Но при этом ставилась задача избежать издержек прусского варианта — «сосредоточения поземельной собственности в тесном кругу малочисленных владельцев и значительных фермеров» и развития батрачества.

Конкретно это означало сооружение здания реформы на основе «существующего факта»: сохранение в собственности дворян земель, находящихся под барской запашкой; сохранение за крестьянами сначала в пользовании (за повинности), а потом в собственности (за выкуп) дореформенного надела; исчисление повинностей от их дореформенных размеров, с некоторым понижением, с облегчением для крестьян; исчисление величины выкупа от принятой повинности; участие государства в процессе выкупной операции в качестве кредитора. Выкуп — центральная позиция реформы. Он не был обязателен для помещиков. Вынужденные считаться с этим непреодолимым препятствием, Редакционные комиссии создали внутренний механизм реформы, который обеспечивал непрерывность и неукоснительность ее движения. Вечность пользования и неизменность повинности буквально толкали помещика к признанию выкупа — единственной развязки туго затянутого государством узла. Враги Редакционной комиссии не без основания считали, что обязательный для помещиков выкуп заменен «вынудительным».

Для крестьян тоже фактически не оставалось выбора. Составители проектов внесли в закон статью, запрещавшую крестьянам отказываться от надела в течение девяти лет. Той же цели в значительной степени служило и сохранение общины в роли землевладельца. Размер выкупа и сам по себе был велик, но, возвращая полученную от государства ссуду в течение 46 лет, крестьянин расплачивался втридорога.

Более последовательным и решительным было изменение правового положения крестьянства. Уничтожение личной зависимости и утрата помещиками вотчинной власти приобщали многомиллионное крестьянство к гражданской жизни, хотя оно и оставалось податным сословием. Вводилось крестьянское общественное самоуправление: волостное общество и сельское общество (на основе общины) с выборными от крестьян должностными лицами, со сходами. Поставленное под контроль местной администрации, выполнявшее фискальные функции, оно вместе с тем защищало интересы крестьян от помещиков, вчерашних крепостников, и явилось основой для участия крестьян в других реформах — в земстве, суде присяжных. Предполагалось, что со временем выход из общины будет облегчен, круговая порука отменена и община постепенно утратит свою власть над личностью крестьянина; сословность уступит место всесословности, неизбежное малоземелье части крестьян будет облегчено прирезкой из казенных земель.

Инициативная роль монархии, т.е. функция инициаторов в прогрессивных преобразованиях, была символом веры либеральной бюрократии, своеобразной заменой конституции. И это делало программу либеральной бюрократии приемлемой для монархии. Инициативная роль монархии являлась гарантией успеха преобразований, связанных с отменой крепостного права. В этом заключалось наиболее уязвимое звено политической концепции либеральной бюрократии, так как самодержавная власть оставалась по-прежнему неограниченной. Но уязвимость этой позиции либеральной бюрократии заключалась и в другом — в связанном с ним представлением о возможности установить гражданское равенство крестьян с другими сословиями без подлинной свободы для «облагодетельствованных». Отсюда — запрет отказа от земли, обязательность круговой поруки, затруднительность выхода из общины, сохранение телесных наказаний.

Такой вариант аграрного развития был разработан в основных звеньях большинством Редакционных комиссий за полгода, к осени 1859 г. Ожидая обсуждения своей программы депутатами губернских дворянских комитетов, Ростовцев писал: «Россия стоит на пороге новой жизни. В течение еще немногих дней будет окончательно кинут жребий: останется ли правительство верно историческому ходу народной мысли, пойдет ли оно рука об руку с образованнейшей частью среднего дворянства, сдержит ли оно громко заявленные крестьянскому сословию обещания свои... или оно, в угоду отжившим и недозрелым мечтаниям олигархическим, навеки внедрит в Россию семена пролетариата и неразлучно связанных с ним революционных движений».

Программа Редакционных комиссий подверглась критике с разных сторон, но одинаково нетерпимой. Свой протест выразили прибывшие в Петербург депутаты губернских комитетов все без исключения — либералы, консерваторы, реакционеры. Одни были против выкупа полевой земли крестьянами, их самоуправления и уничтожения вотчинной власти помещиков; другие — за выкуп, при условии отрезки половины надела и в это же время за широкие реформы местного управления, суда, системы просвещения и цензуры и т. д. Но все одинаково энергично напали на присвоенную государственной властью роль арбитра в делах сословий, усиливавшую ее воздействие на социально-экономическую сферу. Этот протест они выражали в личных устных объяснениях с Комиссиями, куда их вызывали поодиночке (вместе им собраться не разрешили: Александр II боялся конституционных поползновений, а либеральная бюрократия опасалась за свою программу).

Не довольствуясь этим, дворянские депутаты подали свои коллективные письменные отзывы в Комиссии и — через Ростовцева — всеподданнейшие адреса царю. Одни усмотрели в трудах Комиссий «коммунистические начала», защиту интересов крестьянства в ущерб помещикам, другие намекали на необходимость конституции, причем объявились сторонники и дворянско-аристократической олигархической конституционности, и либерально-буржуазной, возлагавшие надежды на широкие преобразования во всех областях. Все это депутаты губернских комитетов делали разрозненно, неорганизованно, верноподданнически. Опрокинуть труды Комиссий им не удалось, получилась только некоторая корректировка в интересах помещиков. За робкие конституционные заявления фрондеры подверглись административным наказаниям: представители олигархии — более умеренным, либерализма — вплоть до ссылки. Именно об этом времени Головнин писал Д. А. Милютину 7 декабря 1859 г.: «Мы видим борьбу представителей старого поколения, прежних администраторов, и поколения нового, их будущих преемников. Первые слишком упорно отстаивают прежний порядок и недоброжелательствуют всему новому, вторые, может быть, слишком горячо требуют скорых перемен».

После закрытия Редакционных комиссий кодифицированные проекты крестьянской реформы были переданы на обсуждение сначала в Главный комитет по крестьянскому делу, затем в Государственный совет (октябрь 1860— февраль 1861 г.), где они подверглись натиску со стороны реакционных сил. Прекратилась публикация материалов, сошла на нет гласность в подготовке реформы. На этой стадии в Главном комитете возник даже контрпроект, но благодаря усилиям великого князя Константина Николаевича, назначенного именно в это время председателем комитета, большинством в один голос проекты Комиссии прошли. В Государственном совете они встретили оппозицию большинства, но Александр II не принял ее в расчет, согласившись с меньшинством.

Проекты Редакционных комиссий в целом не были пересмотрены: для этого просто не оставалось возможности. Даже шеф жандармов В. А. Долгоруков, который прежде, в 1857 г., всячески тормозил реформу, теперь торопил правительство, предупреждая, что дальнейшее промедление невозможно, так как «терпению при ожидании есть предел».

Силы торможения все-таки существенно повлияли на решение земельного вопроса. На разных стадиях обсуждения размеры земельных наделов были урезаны (надельный фонд уменьшился на 20%), повинности же повышены, отчего возросла стоимость выкупа каждой десятины и соответственно выкупного платежа. Выкупная операция всей тяжестью легла на крестьянство, но оказалась выгодной для государства. Разорение значительной части крестьянства, сделалось неизбежным, основная цель реформы — превращение крестьян в мелких собственников и самостоятельных хозяев — отдалилась. И без того обремененный феодальными нормами и пережитками, проект с этими поправками вышел еще более противоречивым, половинчатым, тяжелым, особенно для крестьянства, но в некоторой степени и для дворянства.

Зато монархия вышла из кризиса обновленной и усиленной. 18 февраля 1861 г. последний раз собрался Государственный совет для подписания журналов, а на следующий день, в шестую годовщину своего восшествия на престол, Александр II подписал «Положение 19 февраля».

Гл.2 Основные положения реформы отмены крепостного

права в России

1. Упразднение личной зависимости.

Реформа предоставила крестьянам личную свободу и право распоряжаться своим имуществом, покупать и продавать движи­мость и недвижимость, заниматься торгово-промышленной деятель­ностью. Однако, освободив крестьян от крепостной зависимости, реформа сделала их зависимыми от сельской общины. Землею наде­лялась община, которая распеределяла ее между отдельными хо­зяйствами, производя переодические переделы; без согласия об­щины крестянин не имел права продать или передать свою землю, уйти из деревни.

Через общину в определенной степени сохранилась и власть помещика над крестьянством. Помещик имел также право отвода неугодных ему старост и других выборных лиц в общине, без его согласия нельзя было изменить севооборот или распахать пус­тырь. Община несла круговую поруку за уплату податей каждым крестьянином.

Существование общины было выгодно помещикам, которых об­щина обеспечивала рабочей силой, и государству, которому она гарантировала поступление налогов. Для крестьян община стала серьезным ограничителем юридической свободы.

2. Наделы и повинности крестьян.

При определении норм наделов формально исходили из степе­ни плодородия земли в различных районах страны, а фактически ­только из интересов помещиков. Были определены нормы наделов для губерний великороссийских, юго-западных - малороссийских ­и западных. Великороссийские губернии по нормам наделов дели­лись в свою очередь на три группы, в зависимости от того, в какой полосе они находились: в черноземной, нечерноземной или степной. Наделялись землей только мужчины. Размеры душевых на­делов колебались в зависимости от плодородия почвы и хозяй­ственных особенностей различных регионов. В черноземной и не­черноземной полосах соотношение высшей и низшей нормы надела составляло 1:3, в степной полосе была установлена единая и сравнительно высока норма наделов, что объяснялось нехваткой здесь рабочих рук и заинтересованностью помещиков в привлече­нии в этот район крестьян.

В большинстве случаев до реформы у крестьян было больше земли, чем это предусматривалось высшей нормой надела по "По­ложению". Разницу помещики получили право отрезать в свою пользу. Если после наделения крестьян землей у помещика ее ос­тавалось менее 1/3 в черноземной или нечерноземной полосе или 1/2 в степной, то он имел право уменьшить крестьянские наделы, даже если они не превышали нормы. Отрезанная в результате реф­рмы 1861 года земля получила название отрезков.

Отнюдь не все бывшие крепостные получили землю в резуль­тате реформы. Совершенно лишились прав на надел дворовые слуги и "месячники". Беззастенчевое ограбление крестьян выразилось и в том, что при наделении их землей помещики захватывали лучшие земли. Помещики вгоняли свои земли "клином" в крестьянские, что создавало затруднения для крестьянских хозяйств и вынужда-

ло крестьян арендовать помещичью землю по ростовщическим це­нам.

До выкупа земли у помещика крестьяне оставались "времен­нообязанными" и должны были по-прежнему выполнять барщину и платить денежный оброк. Величина оброка была большей, чем до реформы, и колебалась в зависимости от местности. Средством ограбления крестьян была также установленная при исчислении оброка так называемая градация при наделах менее 4 десятин. Ее суть состояла в том, что за первые десятины надела вносился больший оброк, чем за последующие. В частности, на первую де­сятину приходилось 50-65% всей суммы оброка. Таким образом, меньший надел обходился крестянину дороже. Отработочные повин­ности временнообязанных за высший надел в барщинных имениях нечерноземной полосы устанавливались в объеме 40 мужских и 30 женских дней в год, из них 3/5 нужно было отрабатывать летом. В результате малоземелья и отработочной системы крестьянское хозяйство было обречено на зависимость от крупного землевладе­ния.

3. Выкуп крестьянских наделов.

По специальному "Положению о выкупе" выкуп усадьбы был обязательным, а выкуп надела зависел от желания помещика. Ве­личина выкупа определялась размером капиталлизированного обро­ка из расчета 6% годовых, т.е. должна была быть равной капи­таллу, приносящему при 6% годовых, которые в то время выплачи­вали банки, доход в размере прежней суммы оброка. Так, при размере крестьянского оброка в 10 руб. выкупная сумма равня­лась 166 руб. 66 коп. Положив эту сумму в банк при 6% годовых, помещик получал бы ежегодно 10 руб., т.е. сумму прежнего обро­ка.

Поскольку выкупная цена была значительно выше, чем рыноч­ные цены на землю, то она включала в себя фактически выкуп не только земли, но и личности крестьянина. Сущность выкупной операции заключалась в неслыханно наглом ограблении огромной массы крестьянства России. Крестьяне в основной массе не могли сразу внести выкупную сумму, поэтому государство взяло на себя роль посредника в выкупной операции. Царская казна выплатила помещикам 80% выкупной суммы, остальные 20% выкупа выплачивали крестьяне. Поэтому помещики получили необходимый капиталл сра­зу, без всякой рассрочки. Сумма, выплаченная государством по­мещикам, была объявлена крестьянским долгом казне, который нужно было погасить в течении 49 лет при 6% годовых. Выкупные платежи крестьян прекратились только к 1906 году, когда была внесена сумма, что втрое превышало рыночную цену надельной земли перед рефрмой.

Выкупная операция проходила с неодинаковой быстротой в разных районах страны. В тех районах, где товарно-денежные от­ношения были развиты слабее и господствовала барщинная форма эксплуатации, крестьяне не имели средств для выкупа наделов, нередко и помещики не были заинтересованы в выкупе, считая для себя более выгодным использовать повинности временнообязанных крестьян. Кроме того, за многими помещичьими имениями числи­лись огромные долги кредитным учреждениям и, получив выкуп, помещики должны были бы немедленно расчитаться с долгами, что зачастую означало разорение.

----------------

Реформа изменила положение не только помещичьих, но и го­сударственных и удельных крестьян, а также рабочих посессион­ных и вотчинных мануфактур.

Согласно специальному положению 1863 года, удельные

крестьяне в течении двух лет должны были выкупить свои наделы и перейти в разряд крестьян-собственников. Государственные крестьяне могли выкупить свои земельные участки, внося капи­таллизированную, с учетом процентов, сумму оброка, однако это было под силу весьма немногим. Большинство сохранило свои на­делы и выплачивало за них оброчную подать. Рабочие вотчинных мануфактур наделялись землей, если они пользовались ею до 1861 года. Посессионные рабочие, которые пользовались землей до ре­формы, получали надел.



Гл.3 Обнародование Манифеста и Положений


Опубликование «Положений» о новом устройстве крестьян вызвало полное разочарование в радикальных кругах. «Колокол» Герцена в статьях Огарева провозгласил, что крепостное право в действительности вовсе не отменено и что «народ царем обманут».

С другой стороны, сами крестьяне ожидали полной воли и были недовольны переходным состоянием «временно обязанных». В некоторых местах произошли волнения, т.к. крестьяне думали, что господа спрятали настоящую царскую волю и предлагают им какую-то подложную. За первые пять месяцев зарегистрировано 1340 массовых крестьянских волнений, а всего за год — 1859 (примерно столько же, сколько их учтено за всю первую половину XIX века). В 937 случаях крестьянские волнения в 1861 г. были усмирены с применением военной силы. Фактически не было ни одной губернии, в которой в большей или меньшей степени не проявился бы протест крестьян против «дарованной» им «воли». Наибольший размах крестьянское движение приняло в центрально-черноземных губерниях, в Поволжье и на Украине, где основная масса крестьян находилась на барщине, и наиболее острым был аграрный вопрос. Большой общественный резонанс имели восстания крестьян, кончившиеся их расстрелом, в апреле 1861 г. в селах Бездне (Казанская губ.) и Кандеевке (Пензенская губ.), в которых приняли участие десятки тысяч крестьян.

Весть о бездненском усмирении произвело удручающее впечатление в обществе и вызвало ряд антиправительственных демонстраций. Осенью 1861 г. происходили серьезные студенческие волнения в Петербурге, в Москве, в Казани, в Киеве, и в этом же году появились первые нелегально изданные революционные прокламации «Великорусс», «К молодому поколению» и др. В стране резко активизировалось революционное движение.

Что касается процесса изменения социально-экономической структуры деревни, то сами крестьяне назвали его «раскрестьяниванием». Эволюция крестьянского хозяйства в пореформенный период представляла собой относительное обнищание крестьянства, его поляризацию, выделение из среды крестьянства новых классов — сельской буржуазии и сельского пролетариата.

Беднейшие и середняцкие хозяйства не имели возможности приобретать новые сельскохозяйственные орудия, осуществлять какие-либо агротехнические мероприятия. Основным орудием в крестьянском хозяйстве оставалась соха (еще в 1910 году в России сохи составляли 43 % всех орудий пахоты).

В конце 80-х — начале 90-х годов сельской буржуазии принадлежало в различных губерниях России от 34 до 50 % всей крестьянской земли — надельной, купчей, арендной — и от 38 до 62 % рабочего скота, а сельской бедноте (около 50 % всех крестьянских дворов) — лишь от 18 до 32 % земли и от 10 до 30 % рабочего скота. Промежуточным звеном были середняки, на долю которых приходилось около 30 % крестьянских дворов.

Эволюция помещичьего хозяйства состояла во все большей интенсификации земледелия на базе широкого использования наемного труда, применения сельскохозяйственных машин.

Пореформенное помещичье хозяйство, переходное по своему социально-экономическому содержанию, сводилось к двум основным системам: отработочной и капиталистической. Отработочная система состояла в том, что страдавшие от малоземелья крестьяне вынуждены были арендовать землю у своих бывших владельцев и за это обрабатывать землю своим инвентарем ту часть земли, которая оставалась у помещика. Эта система господствовала в губерниях Черноземного Центра и Среднего Поволжья.

Капиталистическая система, при которой обработка помещичьей земли производилась вольнонаемными рабочими с применением машин и минеральных удобрений, преобладала в Прибалтике, на Правобережной Украине, в Новороссии и на Северном Кавказе. Батраки рекрутировались из беднейших крестьян, которые продавали или бросали свои мизерные наделы и уходили на заработки. Число батраков в 1890 году достигало 3,5 млн. человек (около 20 % всего мужского населения рабочего возраста).

Процесс развития капитализма в сельском хозяйстве России вел ко все большему распространению капиталистической системы помещичьих хозяйств и вытеснению отработочной. При этом земля разорившихся помещиков сплошь и рядом попадала в руки наиболее крупных дворян, а также купцов и сельской буржуазии.


Гл.4 Итоги


Ш.М.Мунчаев, В.М.Устинов

Реформа 1861 г. определяла новый курс развития стра­ны — буржуазный.

В пореформенной России наряду с расширением товарного земледелия происходило ускоренное развитие рынка свободной рабочей силы. Старое патриархальное крестьян­ство разлагалось. Ему на смену формировались два типа сельского населения — буржуазия и пролетариат

Заметный простор получило предпринимательство, что выразилось в развитии частной промышленности, торгов­ли, железнодорожном строительстве, росте и благоустрой­стве городов. Железные дороги сыграли большую роль в развитии внутреннего рынка, освоении новых районов стра­ны, соединив огромные пространства России в единый хо­зяйственный комплекс.

Одна из характерных примет пореформенной России — развитие коммерческих структур. В это время шел бурный процесс создания акционерных обществ, бирж.


Б.В. Личман

В результате реформ было уничтожено крепостное право — то «очевидное и для всех ощутительное зло», которое в Европе прямо называли «русским рабством». Однако земельная проблема не была решена, так как крестьяне при разделе земли были вынуждены отдать помещикам пятую часть своих наделов. В начале ХХ века в России вспыхнула первая русская революция, крестьянская во многом по составу движущих сил и задачам, которые перед ней стояли. Именно это заставило П.А. Столыпина осуществить земельную реформу, разрешив крестьянам выход из общины. Суть реформы заключалась в решении земельного вопроса, но не за счет конфискации земли у помещиков, как требовали крестьяне, а за счет передела земли самих же крестьян.



Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф.

Крестьянские реформы в России отменили крепостное право. Однако, сохранив помещичье землевладение и феодальные пережитки в деревне, они не смогли разрешить все противоречия, что, в конечном счете, привело в дальнейшем к обострению социальной борьбы.



Л. В. Милов, Н. И. Цимбаев

19 февраля 1861 г. было важнейшим событием в жизни России XIX в. Падение крепостной системы изменило тради­ционные основы российской государственности. Освобождение крестьян вело за собой преобразование всех социально-эконо­мических отношений, меняло социальную структуру и правовые отношения. Его ближайшим следствием стали другие реформы, проведенные правительством Александра II. Значение крестьян­ской реформы отлично понимали современники. Славянофиль­ская газета «День» писала: «19-м февраля 1861 года начинается новое летосчисление русской истории».


Федоров В. А.

Реформа 1861 г. ударила "одним концом по барину, другим по мужику". Являясь грабительской по отношению к крестьянам, она в известной мере ущемляла и экономические интересы помещиков: личное освобождение крестьянства ликвидировало монополию помещиков на эксплуатацию крестьянского труда, реформа заставила отдать крестьянам в собственность их надельную землю. Велико было нравственное потрясение бар "последышей", привыкших бесконтрольно распоряжаться судьбами и даже жизнью своих "крепостных душ". Подавляющее большинство помещиков встретило реформу 1861 г. с раздражением, надеясь, что изданный закон скоро будет изменен в желаемом для них духе. Отовсюду посыпались жалобы помещиков на грозящее им разорение. Помещичья фронда нашла свое выражение в начале 1862 г. в дворянских губернских собраниях, на которых раздавались открытые протесты против нарушения "священной дворянской собственности" и вносились предложения изменить в пользу дворянства изданный закон. Так, петербургское и московское дворянские собрания заявили, что реформа 1861 г. противоречит Жалованной грамоте дворянству 1785 г. и потребовали пересмотра закона 1861 г.

Крестьянская реформа 1861 г., несмотря на свою непоследовательность и противоречивость, явилась, в конечном счете, важнейшим историческим актом прогрессивного значения. Она стала переломным моментом, гранью между Россией крепостной и Россией свободного предпринимательства, создав необходимые условия для утверждения капитализма в стране. По сравнению с крепостной эпохой резко возросли темпы экономического развития, сложилась новая социальная структура, характерная для капиталистической страны: сформировались новые социальные слои населения - пролетариат и промышленная буржуазия. Изменилось и крестьянство. На смену темному, забитому, патриархальному крестьянину пришел крестьянин, побывавший на заработках в городе, много видевший и многому научившийся.


Боханов А. Н., Горинов М. М

Крестьянская реформа 1861 г. имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений. Страна уверенно вступила на путь капиталистического развития. Началась новая эпоха в ее истории.

Велико было и нравственное значение этой реформы, покончившей с крепостным рабством. Его отмена проложила дорогу другим важнейшим преобразованиям, которые должны были ввести в стране современные формы самоуправления и суда, подтолкнуть развитие просвещения. Теперь, когда все россияне стали свободными, по-новому встал вопрос о конституции. Ее введение стало ближайшей целью на пути к правовому государству — такому государству, которым управляют граждане в соответствии с законом и каждый гражданин имеет в нем надежную защиту.

Заключение


Реформа была буржуазной по своему содержанию, хоть она и соблюдала по большому счету интересы помещика. Крестьянин, получив личную свободу, освобождался от власти помещика и попадал под власть денег в условиях товарного производства.

Но, получив личную свободу, крестьяне оставались неравноправным сословием: только они платили подушную подать, несли рекрутскую повинность, подвергались телесным наказаниям. Проблема реформы также в том, что она, освободив крестьян от одной кабалы (кабалы рабства), загнала их в кабалу выплаты выкупных платежей за земельные наделы, обрезанные помещиками так, как только они смогли это сделать.

Все историки в один голос говорят о важной роли, которую несет крестьянская реформа Александра II. Утверждают, что она наделила крестьян гражданскими правами (не в полной мере, конечно) и свободами, землей. С ними нельзя не согласиться.

Бесспорно, отмена крепостного права стала толчком к развитию и модернизации страны, развитию банковской системы, железнодорожного транспорта, дорог, развитию промышленности в целом.

Это событие так же стало почвой для подогрева социальной напряженности в стране. Незаконченность реформ Александра II станет одной из причин переворота 1917 года.

* * *

В истории, а также в макроэкономике обычно выделяют два главных альтернативных пути модернизации: 1) модернизация сверху; 2) модернизация снизу.

Модернизация сверху – это путь усиленного воздействия государственной власти на достижение целей модернизации. Это означает перераспределение валового продукта в пользу государства, концентрацию в его руках ресурсов, необходимых для массовых государственных инвестиций в реконструкцию народного хозяйства, а также масштабное использование властного, административного или даже репрессивного ресурса для принуждения людей к действиям в целях модернизации, ради «общественного блага» в интерпретации властей.

Модернизация снизу, с опорой на частную инициативу и энергию каждого. Процветание развитых в экономическом отношении стран всюду, на Западе или на Востоке, основано на свободной открытой экономике. Все они пережили в свое время модернизацию снизу.

Государство при этом не стояло в стороне. Но оно не само решало за всех что делать, что строить; оно создавало условия и институты, которые способствовали инициативе и самодеятельности, которые превращали их в подъемную силу.

Крестьянская реформа 1861 года - (пример модернизации снизу в России) это последовавшие за ней судебная, земская, военные реформы, которые вместе дали сильнейший толчок развитию экономики и общества, сделали Россию одной из самых динамичных стран, преодолевавшей отставание от стран, ушедших вперед, пока страна жила в самодовольстве от мнимого превосходства своей социальной организации (крепостничества). Эта организация (крепостничество) позволила осуществить петровские реформы и победить Наполеона, но уже давно безнадежно устарела. Александр II положил начало ее замене, в этом и состояла его модернизация, посредством освобождения крестьян и формирования начал гражданского общества.













































Список используемой литературы


  1. Великие реформы России. 1856 – 1874: Сборник / Под. ред. Л.Г. Захаровой, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. – М.: Изд-во Московского университета, 1992. – 336 с.

  2. Зайончковский П. А. Отмена крепостного права в России. – М.: Изд-во «Просвещение», 1968. - 368 с.

  3. Захарова Л. Г. Россия на переломе / Самодержавие и реформы 1861—1874 гг. / Захарова Л. Г. – Электрон. Дан. – Режим доступа: www.rus-lib.ru/book/35/02/293-325.html.

  4. Литвак Б. Г. Переворот 1861 г. в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. – М.: Политиздат, 1991. – 300 с.

  5. Литвак Б. Г. Советская историография реформы 19 февраля 1861 г., «История СССР», 1960 г.

  6. История СССР : [в 2 т.] : [учебник для ист. фак. гос. ун-тов и пед. ин-тов] / Ин-т истории АН СССР и Каф. истории СССР Ист. фак. МГУ. – Т. 2: Россия в XIX веке / под ред. проф. М. В. Нечкиной. – М.: Госполитиздат, 1949. - 871 с.

  7. Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т., Т.7.: Документы крестьянской реформы. / Отв. ред. О.И. Чистяков. – М.: «Юридическая литература», 1989г. – Режим доступа: www.hist.msu.ru/ER/Etext/krest.htm

  8. История России: Учебное пособие для студентов / А.Н. Боханов, М.М. Горинов, В.П. Дмитренко и др. — М.: ООО «Издательство ACT», 2001. — 608 с.

  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. – М.: Издательская группа ИНФРА • М—НОРМА, 1997. – 592 с.

  10. История России: Теории изучения. Книга первая. С древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. / Под. ред. Б. В. Личмана. – Екатеринбург: Изд-во “СВ-96”, 2001. – 368 с.

  11. Дворниченко А. Ю., Кащенко С. Г., Флоринский М. Ф. Отечественная история (до 1917 г.): Учеб. пособие / Под ред. проф. И.Я. Фроянова. - М.: УИЦ "Гардарики", 2002. - 445 с.

  12. История России XVIII-XIX веков: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Л. В. Милов, Н. И. Цимбаев / под ред. Л. В. Милова. – М.: Эксмо, 2006. – 784 с.

  13. Федоров В.А. История России, 1861-1917: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по ист. спец. и ист. направлению. - М.: Высш. шк., 2000. - 384 с.




1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Я люблю тебя больше пиццы.
Только пицце не говори.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по истории "Крестьянская реформа 1861 г. в отечественной историографии", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru