Курсовая: Тема любви в произведениях Куприна Гранатовый браслет и Суламифь - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Тема любви в произведениях Куприна Гранатовый браслет и Суламифь

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 329 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

4 Курсовая работа на тему: « Концепция любви в произведени ях А. И. Ку прина «Гранатовый браслет» и « Сула мифь » Волгоград 200 6 Содержание Введение ……………………………………………………………………….. 3 1. Концепция любви в повести А. И. Куприна «Гранатовый брасл ет» .. 5 2. Концепция люб ви в повести А. И. Куприна «Сула мифь » ………….. 13 Заключение …………………………………………………………………….. 36 Список использованной литературы ………………………………………… 38 Введение Александр Иванович Куприн (1870-1938) - заме чательный российский писатель, творчество которого отличается тончайш им и вместе с тем поразительно реалистичным изображением самых разных о бластей жизни. А. И. Куприн — идеалист, мечтатель, романтик, певец в озвышенного чувства. Он нашел особые, исключительные условия, позволивш ие ему создать романтизированные образы женщин и их идеальной любви в повестях "Гранатовый браслет" и "Суламифь". В своем окружении А. И. Куприн видел печальное рас точение красоты и силы, измельчание чувств, заблуждение мысли. Идеал пис ателя восходил к победе силы духа над силой тела и "любви, верной до смерти ". Для А. И. Куприна любовь — самая состоятельная форма утверждения и выяв ления личностного начала в человеке. Исс ледова нию творчеств а А. И. Куприна п освящено много работ . О Куприне в свое время писали Ф. Д. Батюшков ( «Писатель стихийного т аланта» ) , Бунин ( «И.А. Куприн » ), Паустовский К. (« О Куприне ») , Рощин («О Ку прине »). Среди исследователей творчества А. И. Куприна можно отм етить работы Никулина Л. « Куприн (литературный портрет) », « Куприн и Бунин», Крутиковой Л.В. « А.И.Куприн », Кулешов а В.И. « Творческий путь А.И.Куприна », Смирновой Л.А. «Куприн», а так же Плоткина Л., Гапанович а И.И. , Фигурновой О. , Фоняковой Н.Н. Замечательна монография Афан асьев а « В. Н. Куприн А.И. Критико-биографический очерк », книга Берков а П. Н. Александр Иванович Куприн. Критико-библиографи ческий очерк », работа Вол ков а А.А. Творчество А.И Куприна » , Михайлов О. «Куприн», ав тореферат Паввовской К. «Творчество Куприна» . Интерес ны статьи Кач аевой Л.А. « Куп ринская манера письма », Колобаевой Л.А. Преобразование идеи "маленько го человека" в творчестве Куприна , Чупринин а С. «Перечитывая Куприна», Этов а В. « Теплота ко всему живущему (перечитыв ая Куприна) » Из последних работ можно отмети ть статьи Бахненко Е. Н. «…Каждый человек может быть добрым, сострадательным, интересным и красивым душой» , Н. Н. Старыгиной «Суламифь» А.И. Куприна: романтическая легенда о любви », Шкловского Е. «На сломе эпох. А. Куприн и Л. Андреев », а так же работы Николаевой Е., Хабловского В. и др. Непосре дственному изучению поэтического своеобразия повести Куприна посвяще на работа Штильмана С. «О мастерстве писателя. Повесть А. Куприна «Гранат овый браслет» . Стать я В олков а С. «Любовь должна быть трагедией» посвя щена исследованию идейно-худ ожественного своеобразия повести Куприна «Гранат овый браслет» . Работа молодой исследовательницы Ч аловой С . «Гранатовый браслет » Куприна приоткрывает интересные наблюдения над формой и содержанием повести «Гранатовый браслет» . Це ль данной работы – изучить концепцию любви в произведениях А. И. Куприна «Гранатовый браслет» и «Соломифь» . Задачи данного исследования: 1. Изучение концепции любви в повести А. И. Куприна «Гранатовый браслет» 2. Исследование концепции любви в повести А. И. Куприна «Соломифь» 1. Концепция любви в пов ести А. И. Куприна «Гранатовый браслет» «Среди выдающих ся русских писателей начала ХХ века, одно из наиболее видных и своеобраз ных мест принадлежит Александру Ивановичу Куприну» Афанас ьев В. Н. Куприн А.И. Критико-биографический очерк - М.: Художественная лите ратура, 1960. С. 3 , - пишет Афанасьев В. Н. По мнению многих исследователей, «м астерски выписано в этой повести все, начиная с ее названия. Само заглавие удивительно поэтично и звучно. Оно звучит как строка стихо творения, написанного трехстопным ямбом» . Штильм ан С. О мастерстве писателя. Повесть А. Куприна «Гранатовый браслет»// Л итература – 2002 - № 8, с. 13 Один из томительнейших рассказо в о любви, самый печальный - повесть “Гранатовый браслет”. Самым удивител ьным в этой повести можно считать эпиграф: “L. von Bethovn. Son (op. 2 № 2). Largo Appassionato”. Здесь печал ь и восторг любви соединяются с музыкой Бетховена. И как удачно найден ре френ: “Да святится имя твое!” Критики многок ратно указывали на то, « что «мотивы», ха рактерные для «Гранатового браслета» постепенно прорастали в предшест вующем творчестве. Прообраз не столько характера, сколько судьбы Желтко ва находим в рассказе «Первый встречный» (1897), что любовь до самоуничижени я и даже – самоуничтожения, готовность погибнуть во имя любимой женщины, - тема эта, тронутая неуверенной рукой в рассказе «Странный случай» (1895), расцветает в волнующем, мастерски выписа нном «Гранатовом браслете» . Там же Над «Гранатовым браслетом» Куприн работал с большим увлечением и подлинным творческим подъе мом: «Недавно рассказал одной хорошей актрисе, - писал он в письме к Ф. Д, Батюшк ову от 3 декабря 1910 г, - о сюжете своего произведения – плачу, скажу одно, что ничего более це ломудренного я еще не писал» Афа насьев В. Н. Куприн А.И. Критико-биографический очерк - М.: Художественная литература, 1960. С. 118 Несколько раньше – 15 октября 1910 года – в письме к тому же Батюшкову Купри н писал о реальных прототипах своего произведения: «Сейчас я занят тем, ч то номерую «Гранатовый браслет», это – помнишь – печальная история маленького телеграфно го чиновника П. П. Жолтикова, который был так безнадежно влюблен в жену Люб имова». Совсем недавно, уже в наши дни это короткое указание Куприна полу чило обстоятельную расшифровку в воспоминаниях Льва Любимова «На чужб ине». Сын упомянутого писателя Д. Н. Любимова, Лев Любимов, подробно расска зал об истории увлечения телеграфного чиновника П. П. Жолтикова (такова в действительности была фамилия прототипа купринского рассказа) . Соответственно фактам, имевшим место в жизни, финал повести – самоубийство Желткова – является творческим домыслом писателя. В дейс твительности, как об этом пишет Л. Любимов, после беседы с ним мужа и брата Любимой прекращает свои преследов ания и больше о себе не напоминает. По мнению Афанасьева В. Н., « Куприн не случайно завершил свою повесть трагичес ким финалом, такой финал понадобился ему, чтобы сильнее оттенить силу лю бви Желткова к почти незнакомой ему женщине, - любовь, которая бывает «оди н раз в несколько сот лет» Там же . Первые страницы рассказа посвящены описани ю природы. По точному замечанию Штильмана С., «Пейзаж у Ку прина полон звуков, красок и в особенности – запахов…Пейзаж у Куприна в высшей степени эмоционален и не похож ни на чей другой» Штильм ан С. О мастерстве писателя. Повесть А. Куприна «Гранатовый браслет»// Л итература – 2002 - № 8, с. 15 . Будто на их чудодейственном светлом фоне происходят все собы тия, сбывается прекрасная сказка любви. Холодноватый осенний пейзаж увя дающей природы схож по своей сути с настроением Веры Николаевны Шеины. П о нему мы предугадываем ее спокойный, неприступный характер. Ничто ее не привлекает в этой жизни, возможно, поэтому яркость ее бытия порабощена о быденностью и серостью. Даже при разговоре с сестрой Анной, в котором пос ледняя восхищается красотой моря, она отвечает, что сначала красота эта ее тоже волнует, а затем «начинает давить своей плоской пустотой...». Вера не могла проникнуться чувством прекрасного к окружающему миру. Она не бы ла от природы романтиком. И, увидев что – то из ряда вон выходящее, какую – то особенность, старалась (пусть непроизвольно) приземлить ее, сопост авить с окружающим миром. Ее жизнь текла медленно, размеренно, тихо, и, каз алось бы, удовлетворяла жизненным принципам, не выходя за их рамки. Вера в ышла замуж за князя, да, но такого же примерного, тихого человека, какой бы ла сама. Просто пришло время, хотя о горячей, страстной любви не было и реч и. Б едный чиновник Желтков, однажды встретив княгиню Веру Никола евну, полюбил ее всем сердцем. Любовь эта не оставляет места для других ин тересов влюбленного. Афанасьев В. Н. сч итает, что «именно в сфере любви по преимуществу проявляет в творчестве Куприна «маленький человек свои большие чувства» Афа насьев В. Н. Куприн А.И. Критико-биографический очерк - М.: Художественная литература, 1960. С. 118 . И вот Вера Николаевна получает от Желткова браслет, блеск гра натов которого повергает ее в ужас, мозг сразу же пронзает мысль «точно к ровь», и вот уже ясное чувство о предстоящем несчастье тяготит ее, и на это т раз оно вовсе не пустое. С этого момента ее спокойствие разрушено. Вмест е с браслетом получив письмо, в котором Желтков признается ей в любви, все нарастающему волнению нет предела. Вера посчитала Желткова «несчастны м», она не смогла понять всего трагизма этой любви. Несколько противореч ивым оказалось выражение «счастливый несчастный человек». Ведь в своем чувстве к Вере Желтков испытал счастье. Но грубое вмешательство в святые чувства, в прекрасную душу уб или Желткова. Уходя навсегда, он ду мал, что путь Веры станет свободным, е жизнь наладится и пойдет по – старо му. Но дороги назад нет. Прощание с телом Желткова было кульминационным м оментом ее жизни. В этот момент сила любви достигла максимального значен ия, стала равна смерти. Восемь лет плохой, беззаветной любви, ничего не тре бующей взамен, восемь лет преданности милому идеалу, самоотверженности от собственных принципов. За один короткий миг счастья пожертвовать все м накопленным за такой большой срок – это под силу не каждому. Но любовь Ж елткова к Вере не подчинялась никаким образцам, она была выше их. И даже ес ли конец ее оказался трагичным, прощение Желткова было вознаграждено. Желтков убивает себя, чтобы не меша ть жить княгине, и, умирая, благодарит ее за то, что она была для него "единст венной радостью в жизни, единственным утешением, одной мыслью". Это повес ть не столько о любви, сколько молитва ей. В своем предсмертном письме влю бленный чиновник благословляет свою возлюбленную княгиню: "Уходя, я в во сторге говорю: "Да святится имя Твое". Хрустальный дв орец, в котором жила Вера, разбился, пропустив много света, тепла, искренно сти в жизнь. Сливаясь в финале с музыкой Бетховена, она сливается и с любов ью Желткова, и с вечной памятью о нем. Отдавая честь чувству Желткова, Афанас ьев В . Н. однако замечает, «И если сам Куприн, предавая сво и впечатления от оперы Бизе «Кармен», писал, что «любовь всегда трагедия, всегда борьба и достижение, всегда радость и страх, воскрешение и смерть », то чувство Желткова – это тихое, покорное обожание, без взлетов и паден ий, без борьбы за любимого человека, без надежд на взаимность. Такое обожа ние иссушает душу, делает ее робкой и бессильной. Не потому ли так охотно соглашается уйти из жизни придав ленный своей любовью Желтков?» Афанасьев В. Н. Куприн А.И. Критико-биографический очерк - М.: Художествен ная литература, 1960. С. 120 По мнению критик а, «Гранатовый браслет» - одно из самых задушевных и любимых читателями п роизведений Куприна, - и все же печать некоторой ущербности лежит и на обр азе ее центрального героя – Желткова, и на самом чувстве к Вере Шеиной, о тгородившейся своей любовью от жизни со всеми ее волнениями и тревогами , замкнувшемся в своем чувстве, как в скорлупе, Желтков не знает подлинной радости любви». Там же Чем было чувство Желт кова – истинной ли любовью, окрыляющей, единственной, сильной или помеш ательством, сумасшествием, которое делае т человека сла бым и ущербным? Чем была смерть героя – слабостью, малодушием, пропитанн ым страхом или силой, желанием не досаждать и оставить любимую? В этом, на наш взгляд и заключается истинная коллизия повести. Анализируя «Гранатовый браслет» Куприна, Ю. В. Бабичева п ишет: «Это своеобразны й акафист любви…». А. Чалова приходит к выводу, что при создании «Гранатов ого браслета» Куприн воспользовался моделью акафиста. «Акафист» перев одится с греческого как «гимн, при исполнении которого нельзя сидеть» Чалова С. «Гранатовый браслет» Куприна (Некоторые замечания к проблеме ф ормы и содержания)// Литература 2000 - № 36, с.4 . Он состоит из 12 пар кондаков и икосов и последнего кондака, который не имеет пары и повторяе тся трижды, после чего читается 1 икос и 1кондак. После акафиста обычно сле дует молитва. Таким образом, считает А. Чалова, акафист можно разбить на 13 ч астей. Столько же глав и в «Гранатовом браслете». Очень часто акафист стр оится на последовательном описании чудес и подвигов во имя Божие. В «Гра натовом браслете» этому соответствуют истории любви, которых можно нас чита ть не меньше десяти. Несомненно, оч ень важен 13 кондак. В «Гранатовом браслете» 13 глава явно кульминационная. Мотивы смерти и прощения в ней четко обозначены. И в эту же главу Куприн вк лючает молитву. Особо в этой повес ти А. И. Куприн выделил фигуру старого генерала Аносова, который уверен в т ом, что высокая любовь существует, но она "...должна быть трагедией, величай шей тайной в мире", не знающей компромиссов. По мнению Волкова С., «именно Генер ал Аносов сформулирует основную мысль повести: Любовь должна быть…». Вол ков, сознательно обрывает фразу, подчеркивая, что «настоящая любовь, сущ ествующая когда-то давно, не могла исчезнуть, она обязательно вернется, п росто ее пока могли не заметить, не узнать, и неузнанная, она уже живет где- то рядом. Ее возвращение станет настоящим чудом» Волков С. «Любовь должна быть трагедией» Из наблюдений над идейно-художественн ом своеобразием повести Куприна «Гранатовый браслет»// Литература. 2002, №8, с . 18 . «У самой княгини Веры «прежняя страстная любовь к мужу давно уже перешла в чувство прочн ой, верной, истинной дружбы; впрочем эта любовь не принесла ей желанного с частья – она бездетна и страстно мечтает о детях». Там же По мнению Волкова С., «герои повести не придают настоящее значение любви, не могут понять и принять всей ее серьезности и трагичности». Волков С. «Любовь должна быть трагедией» Из наблюдений над идейно-художественн ом своеобразием повести Куприна «Гранатовый браслет»// Литература. 2002, №8, с . 18 Пылкая влюблённость или быстро прогорает и приходит от резвление, как в неудачной женитьбе генерала Аносова, или переходит «в ч увство прочной, верной, истинной дружбы» к мужу, как у княгини Веры. И потому усомнил ся старый генерал – та ли это любовь: «любовь бескорыстная, самоотверже нная, не ждущая награды? Та, про которую сказано – «сильна, как смерть». Им енно так любит маленький небогатый чиновник с неблагозвучной фамилией. Восемь лет – немалый срок для проверки чувств, и, однако, за все эти годы о н ни на секунду не забывал её, «каждое мгновение дня было заполнено Вами, м ыслью о Вас...» . И, тем не менее, Желтков все гда оставался в стороне, не унижаясь и не унижая её. Княгиня Вера, женщина, при всей своей аристократической сдер жанности, весьма впечатлительная, способная понять и оценить прекрасно е, почувствовала, что жизнь ее соприкоснулась с этой великой любовью, вос петой лучшими поэтами мира. И находясь у гроба влюб ленного в нее Желткова, “поняла, что та любовь, о которой мечтает каждая же нщина, прошла мимо нее” Куприн А. И. Суламифь: Повести и рассказы – Ярославль: Верх. – Волж. кн. изд-во, 1993. С. 309 . «В годы реакции , - пишет Афанасьев В. Н., - когда декаденты и натуралисты всех мастей высмеи вали и втаптывали в грязь человеческую любовь, Куприн в рассказе «Гранат овый браслет» показал еще раз красоту и величие этого чувства, но, сделав своего «маленького человека» способным лишь на самоотверженную и всеп оглощающую любовь и отказав ему при этом во всех других интересах, невол ьно обеднил, ограничил образ этого героя». Афанасьев В. Н. Куприн А. И. Критико-биографический очер к - М.: Художественная литература, 1960. С. 119 Любовь сам оотверженная, не ж дущая награды - именно о такой , бескорыстной и всепр ощающей любви, пишет Куприн в повести «Гранатовый браслет». 2. Концепция любви в повести А. И. Куприна «Су ломифь» П онять романтическую концепцию любви в творчестве писате ля невозможно, не прочитав легенду "Суламифь". Обращение к этому произвед ению дает возможность показать своеобразие историко-литер атурного процесса рубежа веков. Осенью 1906 года, в памятном теперь с ердцу Даниловском, Александр Иванович Куприн уже неторопливо пишет одн у из самых прекраснейших своих повестей «Суламифь», навеянную бессмерт ной библейской «Песню Песней». Он посвящает ее своей возлюбленной Лизон ьке – «темноволосой птичке, тихой, но с характером тверже стали»! Источниками легенды Куприна бы ли Библия (Третья книга Царств, Книга Притчей Соломоновых, Книга Екклези аста, или Проповедника, Книга Песни Песней Соломона), Коран, фольклорные л егенды о Со ломоне, о драгоценных камнях , а также мифы об Изиде и других языческих богах Корец кая И. Примечания // Куприн А.И. Собр. соч. В 6 т. М., 1958. Т. 4. С. 759. . Сюж ет легенды - история любви Соломона и Суламифи - основан на ветхозаветной Песни песней Соломона. Историко-культурный фон развития действия сформ ирован благодаря сведениям из Третьей книги Царств, Книги притчей, Еккле зиаста, а также из Корана и легенд о Соломоне, мифов о языческих богах. Н.Н. Старыгина в статье «Суламиф ь» А.И. Куприна: романтическая легенда о любви » подробно исследует Ветхозаветные тексты, которые в определенной степени определяют с труктуру легенды: I, II главы основаны на Третьей Книге Царств (1-11); III глава - на К ниге притчей и Екклезиасте; IV - на Песне песней; V глава (суд Соломона) - на лег ендах о Соломоне; VI, VII - на Песне песней; в VIII главе используются сведения о др агоценных камнях; IХ глава основана на Песне песней и Коране, легендах; Х, ХI главы опираются на миф об Изиде; в основе ХII главы лежат Песнь песней и лег енды. Куприн активно разрабатывает сюжетные узлы и детали ветхозаветных пре даний, содержащуюся там информацию о царствовании Соломона: судьба брат а Адония (3 Цар., 1:50, 2:25); престол для матери (3 Цар., 2:19); спор за жену Давида (3 Цар., 3:1); же на из Египта (3 Цар., 3:1); строительство дома Господа (3 Цар., 5, 6:2-38); строительство ц арского дома (3 Цар., 7:1); детали образа жизни, например, пища для царского стол а (3 Цар., 4:22); корабли (3 Цар., 10:22); отношения с царицей Савской (3 Цар., 10); любовь к женщ инам (3 Цар., 11); поклонение языческим богам (3 Цар., 11); дар Бога (3 Цар., 3:9, 11); Агур (Прит чи, 30:19) и др. Библейская «Песнь Песней» как бы не имеет сюжета. Это возгласы любви, это восторженные описания природы и во схваления то жениха, то невесты, то хора, который им вторит. Из этих разроз ненных гимнов «Песни» Куприн выстраивает повесть о великой любви царя С оломона и девушки по имени Суламифь. Она пылает любовью к юному и прекрас ному царю Соломону, но ее губит ревность, ее губят интриги, и в конце концо в она погибает; именно об этой гибели и говорят строки библейской поэмы « Песнь Песней»: «Сильна как смерть любовь». Это могучие, вечные слова. У Куприна не было никаких исторических оснований для такого сюжета, все это чистый вымысел. Хотя книга называется «Песнь Песней Соломона» (что з начит «Самая замечательная песнь Соломонова»), она написана не от лица С оломона. Древний библейский царь упоминается там в трет ьем лице . И если вычленять оттуда какой-то единый сю жет, то речь идет совсем о другом: о девушке, которая любит пастуха. «Где ты, мой возлюбленный, пасешь своих овец?» — спрашивает она. Она убегает из дв орца, стража ловит ее ночью на улице, а она не хочет идти во дворец, в гарем С оломона. Как все восточные цари, Соломон имел гарем — в древности считал ось, что чем больше гарем, тем более значителен царь. Это было престижно — иметь большой гарем. П ри такой инте рпретации библейская книга является антисоломоновой. Это книга протес та против псевдолюбви, против психологии сераля, где собраны девушки со всех концов света, которые живут практически без любви. И это легко понят ь. Соломон, вероятно, не мог упомнить своих жен даже в лицо — согласно библе йскому преданию, у него было семьсот официальных жен. Естественно, что человек, воспитанный на древней библейской традиции, гд е говорилось о том, что Бог создал двух и «да будут двое плоть едина» (это о чень древний текст) — плоть не в каком-то отвлеченном смысле, а именно вот эта самая плоть, единая плоть, — воспринимал это как надругательство на д любовью, что вызывало скрытый религиозный и сердечный, нравственный пр отест. Вот почему в XIX в. толкователи пытались интерпретировать эту книгу как драму, изображавшую пленение девушки из крестьянской семьи, которую за красоту притащили в гарем к Соломону. На нее смотрят дочери иерусалим ские, а она говорит: «Я черна, потому что загорела под солнцем...» Суламифь — это вовсе не имя. Она суламитянка, дочь Суламита — это была та кая местность; имя ее в Библии не упомянуто. Есть предположение, почему он а названа уроженкой Суламитской области. Когда отец Соломона, царь Давид , одряхлел (а он очень рано, по нашим понятиям, стал старым и дряхлым — слиш ком бурной была его жизнь, и царем он стал в тридцать лет), к нему была прист авлена девушка-наложница, которая должна была согреть умирающее тело ца ря, — Ависага Сунамитянка. Хотя быть наложницей умирающего царя и счита лось весьма престижным, едва ли ей это было очень приятно. Как бы то ни был о, ее привозят во дворец, и она оттуда бежит; она ищет своего возлюбленного по горам, и он весной встречает ее как свою единственную любовь. Единстве нную! «Одна ты у меня, голубица, — говорит он, — одна-единственная». Таков а природа любви: по-настоящему можно любить только одного человека. И тогда мы с вами скажем: ну что ж, если Куприн и был не совсем прав в историч еской интерпретации, он все-таки был прав, как и те, кто толковали это так, н ачиная с Феодора Мопсуестского, в том, что «Песнь Песней» — это просто кн ига о любви. Как же попала эта книга в Библию и для чего она туда попала? Вел ичие Библии в том, что она приняла в свое лоно книгу о любви. Ибо среди чело веческих чувств одно из самых сильных и прекрасных — это любовь мужчины и женщины. Если мы эту любовь извращаем, топчем, окарикатуриваем, унижаем , то виновата здесь не любовь, а мы сами. Это может быть подтверждено следу ющей особенностью библейской символики: многие пророки говорили о Боге как о муже религиозной общины. Он — господин и любящий супруг. Таким образом, союз любви, где двое — пло ть единая, сравнивался со священным союзом между общиной верующих и Твор цом. По мнению Н.Н. Ст арыгиной, « т ема большой любви всегда привлекала внимание Куприна, но в данном случае она послужила поводом для стилизации, по существу органически чу ждой реалистическому, очень "земному", предметному, всегда вдохновлявшем уся непосредственными жизненными наблюдениями творчеству писателя. По добные стилизации становились все более модными в эпоху реакции, и Горьк ий справедливо полагал, что они не сродни дарованию автора "Молоха" и "Поед инка". "Куприн - хороший бытописец,- говорил Алексей Максимович в беседе с п исателем С. Ауслендером, но совсем незачем было ему трогать "Песнь Песней ",- это и без него хорошо. А Соломон его смахивает все же на ломового извозчи ка" Н.Н. Ст арыгина "Суламифь" А.И. Куприна: романтическая легенда о любви http://lib.userline.ru/samizdat/10215 . Авт ор "Суламифи" достаточно точно и тщательно воспроизводит все основные св едения, данные в Библии; использует, казалось бы, незначительные и неважн ые для его повествования детали (трон матери, например). Вместе с тем сведе ния, почерпнутые из Библии, приобретают особенное звучание и значение в тексте благодаря: а) "обрамлению" художественным вымыслом; б) определенно му стилистическому контексту; в) заимствованиям из Корана и легенд, прид ающим восточный колорит повествованию. Так, например, Куприн развивает мотив, представленный в Коране, создавая образ Соломона: "И так велика была власть души Соломона, что повиновались ей даже животные: львы и тигры ползали у ног царя, и терлись мордами о его к олени, и лизали его руки своими жесткими языками, когда он входил в их поме щения". В Коране говорится, что Сулайман обладал множеством чудесных спо собностей: ему, например, подчинялись птицы (27:20-45) и ветер (21:81; 38:35), был понятен яз ык птиц (27:17), муравьев (27:18-19). Привлек внимание писателя и мотив перстня Соломона, популярный в мусуль манских преданиях: <<На указательном пальце левой руки носил Соломон гем му из кроваво-красного астерикса, извергавшего из себя шесть лучей жемчу жного цвета. Много сотен лет было этому кольцу, и на оборотной стороне его камня вырезана была надпись на языке древнего, исчезнувшего народа: "Все проходит">>. В легендах говорится, что перстень придает Соломону (Сулайман у) власть и силу. Благодаря своему магическому кольцу Соломон стал повел ителем духов, как свидетельствует предание. Рассказ о пристрастии царя Соломона к драгоценным камням ("он, находивши й веселие сердца в сверкающих переливах драгоценных камней"), которое в л егенде Куприна выливается в пространный монолог царя о свойствах и крас оте драгоценных камней (главка VIII), - также придает повествованию своеобра зный восточный колорит. При этом замечает Н.Н. Старыгина , Куприн, возможно, имел в виду и аллегорический смысл драгоценных камней: они выр ажают идею суетности и тщеты. Эта идея, как известно, одна из центральных в Екклезиасте. Она воспроизведена и в легенде Куприна: "И увидел он в своих исканиях, что участь сынов человеческих и участь животных одна: как те ум ирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущест ва перед скотом. <...> И однажды утром впервые продиктовал он Елихоферу и Ахи и: - Все суета сует и томление духа, - так говорит Екклезиаст". (Ср.: Екклезиаст , 1:14; 3:19). Вос точными преданиями Куприн обогащает сюжет царицы . Савской. В Третьей книге Царств (10:1-13) сообщается о драгоц енных дарах царицы Савской, восхищенной мудростью Соломона, о красном де реве, подаренном ею (Куприн использует этот факт в повествовании о строи тельстве дома в I главе). Куприн дополняет эти сведения преданиями об испы таниях Соломона царицей Савской и мусульманской легендой о хрустально м поле. Имя царицы Савской в мусульманской мифологии Билкис; Куприн дает ей имя Балкис. По мнению Н.Н. Старыгин ой, характер жанровой стилизации Куприна определен эстетическ ой ориентацией не на библейские (ветхозаветные) сказания, а на древневос точную эстетическую традицию. Направленность жанровой стилизации Купр ина мотивирована объективно: основной источник легенды ("Песнь песней" и " Екклезиаст") был создан в русле древнеег ипетской поэти ческой традиции . Кроме того, обращенность Куприна к древневосточной традиции соответствовала его установке создать в пр оизведении яркий и живописный мир, полный радости и веселия, жизни, любви и красоты. Н.Н. Старыгина з амечает, что Куприн имитирует в легенде "знакомые" русскому читателю принципы и приемы композиционно-словесной и образно й организации художественного материала, свойственные восточным преда ниям. То есть он воспринимает древневосточную эстетическую традицию оп осредованно: через ее преломление в русской культуре (например, переложе ния и переводы, картины и музейные экспозиции), сформировавшее у массово го читателя стереотипные представления о стилистике восточной поэзии ( например, под влиянием сказок "Тысяча и одна ночь"). Кроме того, Куприн подключается к мифологической и древней эпической тр адиции, что значительно расширяет круг читательских ассоциаций при чте нии легенды. Композиционно-сюжетная структура легенды , по мнению Н.Н. Старыгин ой, определяется сопряжением трех п ланов повествования: легендарно-исторического, философско-"познавател ьного" и интимно-личного. В легенде чередуются главы, в которых воссоздан ы и описаны деяния царя Соломона, его размышления и проповедь, любовные о тношения Суламифи и Соломона. Меняются, соответственно, приемы организа ции художественного времени. В легендарно-исторических главах все направлено на то, чтобы создать у ч итателя ощущение исторической перспективы. Рассказ о царствовании Сол омона носит итогово-обобщающий характер: речь идет о том, что сотворил Со ломон за время своего царствования (построил храм Господень, царский дом , построил "капище" Изиде - главы I, II, Х). Вторая глава завершается фразой: "Так ж ивописал царя Соломона Иосафат, сын Ахилуда, историк его дней", - фиксирующ ей дистанцию во времени: расстояние между эпохой Соломона и временем чит ателя. В философско-"познавательных" главах не только описан Соломон как мудрец , постигший "составление мира и действие стихий, <...> начало, конец и середин у времени" и т.д. В них царь показан в конкретных поступках и высказываниях , свидетельствующих о его мудрости (глава V - суд Соломона) и познаниях (глав а VIII - о драгоценных камнях). Здесь время не конкретизировано: появляется чу вство вечности, так как мудрость Соломона, запечатленная в слове ("Три тыс ячи притчей сочинил Соломон и тысячу и пять песней"), донесла его имя до по томков. Интимно-любовный план повествования соединяет временную конкретику и вечность. С одной стороны, это семь дней и ночей любви Соломона и Суламифи , вместившие все этапы развития чувства и трагический финал любви. С друг ой стороны, "нежная и пламенная, преданная и прекрасная любовь, которая од на дороже богатства, славы и мудрости, которая дороже самой жизни, потому что даже жизнью она не дорожит и не боится смерти", - то, что дает жизнь челов ечеству, то, что не подвластно времени, то, что связывает отдельного челов ека с вечной жизнью человечества. Организация художественного времени в легенде Ку прина способствует тому, чтобы читатель воспринимал случившуюся когда- то любовь двух людей как необыкновенное событие, запечатлевшееся в памя ти поколений. Куприн нашел еще один художественный прием, вырабатывающий у читателя и менно такое отношение к изображенному событию. Это особая структура пор третов главных героев, благодаря которой герой с его чувствами и мыслями воспринимается не только и не столько конкретным и неповторимым индиви дом, а как образ человека, облик и характер которого дошли до потомков в "к ультурном преломлении", через призму изобразительного искусства, истор ического повествования, легендарного сказания. Подобное восприятие образа царя Соломона в тексте мотивировано указан ием на то, что его "живописал" историк Иосафат: " <...> поистине был прекрасен царь, как лилия Саронской долины! Бледно было е го лицо, губы - точно яркая алая лента; волнистые волосы черны иссиня, и в ни х - украшение мудрости - блестела седина, подобно серебряным нитям горных ручьев, падающих с высоты темных скал Аэрона; седина сверкала и в его черн ой бороде, завитой, по обычаю царей ассирийских, правильными мелкими ряд ами. Глаза же у царя были темны, как самый темный агат, как небо в безлунную лет нюю ночь, а ресницы, разверзавшиеся стрелами вверх и вниз, походили на чер ные лучи вокруг черных звезд. И не было человека во вселенной, который мог бы выдержать взгляд Соломона, не потупив своих глаз. И молнии гнева в очах царя повергали людей на землю. Но бывали минуты сердечного веселия, когда царь опьянялся любовью, или в ином, или сладостью власти, или радовался он мудрому и красивому слову, ск азанному кстати. Тогда тихо опускались до половины его длинные ресницы, бросая синие тени на светлое лицо, и в глазах царя загорались, точно искры в черных брильянтах, теплые огни ласкового, нежного смеха; и те, кто видел эту улыбку, готовы были за нее отдать тело и душу - так она была неописуемо прекрасна. Одно имя царя Соломона, произнесенное вслух, волновало сердце женщин, как аромат пролитого мирра, напоминающий о ночах любви. Руки царя были нежны, белы, теплы и красивы, как у женщины, но в них заключал ся такой избыток жизненной силы, что, налагая ладони на темя больных, царь исцелял головные боли, судороги, черную меланхолию и беснование. <...>" Ку прин А. И. Суламифь: П о вести и рассказы – Я рославль: Верх. – Волж. кн. изд-во, 1993. С. 284 . Стилистика древневосточного изобразительного искусства в этом описан ии просматривается в спокойной ритмике повествования, в стремлении пер едать ощущение мощи и величия героя, в идеализации образа царя, а также в ц ветописи портрета (бледное лицо, алые губы, черные волосы...), в выделении гл аз в изображении (в древневосточных скульптурах выразительность глаз п одчеркивалась инкрустацией, что придавало изображению еще и декоратив ность; в портрете это передано через сравнение: "походили на черные лучи в округ черных звезд"). Не теряется здесь и такая деталь: "борода, завитая ... пр авильными мелкими рядами"). Ориентация на древневосточное словесное искусство проявляется в гипер болизации ("И молнии гнева в очах царя повергали людей на землю"), системе с равнений ("как лилия Саронской долины", "как самый темный агат", "точно искры в черных брильянтах", "как аромат пролитого мирра, напоминающий о ночах лю бви" и др.), в синтаксической организации фрагмента текста, создающей особ енную ритмичность повествования. В словесном портрете царя Соломона не только запечатлена его внешность, но и отражено отношение к нему, выраженное в формулировках явно легендар ного происхождения: "И не было человека во вселенной..." , "и те, кто видели эту улыбку...". С одной стороны, читатель видит, как возникает легенда о царе Сол омоне, с другой, он знакомится уже и с результатами мифологизации героя. В стилизованном описании внешности Соломона соединены разные эстетиче ские традиции, зафиксированы ориентации на различные культурные пласт ы. Это и создает в данном случае чувство "эпического времени", ощущение ист орической дистанции, в начале которой - эпоха царя Соломона, в конце - врем я современного читателя. При описании внешности Суламифи подобные ощущения достигаются иными с пособами организации художественного материала. Здесь ориентация на д ревневосточную культурно-эстетическую традицию (словесное искусство и изобразительное) сочетается с указаниями на то, как воспринял героиню С оломон. Последнее выражено, во-первых, опосредованно - в слове повествова теля. Во-вторых, непосредственно в высказываниях героя. Но слово героя в д анном случае - поэтическое выражение его чувств. То есть это "окультуренн ое" слово, с которым читатель знаком, а автор ему как бы напоминает об этом знакомстве через стилизацию "Песни песней" или через прямую цитатацию из ветхозаветного текста. Портрет героини в легенде выполнен тонко и достаточно искусно. Куприн со четает "звуковое" и живописное описания, комментарий повествователя и вы сказывания героев. Сначала царь Соломон слышит "милый женский голос, ясный и чистый, как это р осистое утро". Затем возникает общая картина: "Девушка в легком голубом пл атье ходит между рядами лоз <...> . Рыжие волосы ее горят на солнце". <...> . Так поет она <...>" Куприн А. И. Суламифь: П о вести и р ассказы – Ярославль: Верх. – Волж.кн.изд-во, 1993. С. 189 . Здесь классически типичными являются сама ситуация: работающая в виног раднике и поющая девушка; песня, которую она поет - это песня о любви, о люби мом; поза: девушка, подвязывающая виноградные лозы. Характерными для дре вневосточного изобразительного искусства являются указания (здесь - в с лове, через слово) на легкость, изящество, прозрачность: "ясный и чистый" го лос, как "звонкий ручей", "в легком голубом платье", "радостная свежесть утра ", "легко взбираясь в гору". Изящество и текучесть форм при изображении чел овеческого тела, при изображении животных были свойственны египетским рельефам и росписям. Общая картина сменяется силуэтным рисунком, тоже типичным для древнево сточного изобразительного искусства: "Сильный ветер срывается в эту сек унду и треплет на ней легкое платье и вдруг плотно облепляет его вокруг е е тела и между ног. И царь на мгновенье, пока она не становится спиной к вет ру, видит всю ее под одеждой, как нагую, высокую и стройную, в сильном расцв ете тринадцати лет; видит ее маленькие, круглые, крепкие груди и возвышен ия сосцов, от которых материя лучами расходится врозь, и круглый, как чаша , девичий живот, и глубокую линию, которая разделяет ее ноги снизу доверху и там расходится надвое, к выпуклым бедрам". Силуэтный рисунок дополняется детализированным описанием внешности г ероини, содержащим конкретизирующие и эмоционально-оценочные детали: "Н евыразимо прекрасно ее смуглое и яркое лицо. Тяжелые, густые темно-рыжие волосы, в которые она воткнула два цветка алого мака, упругими бесчислен ными кудрями покрывают ее плечи, и разбегаются по спине, и пламенеют, прон зенные лучами солнца, как золотой пурпур. Самодельное ожерелье из каких- то красных сухих ягод трогательно и невинно обвивает в два раза ее темну ю, высокую, тонкую шею". И далее: "Она стыдливо опускает глаза и сама краснее т, но под ее длинными ресницами и в углах губ дрожит тайная улыбка"; "Она под нимает кверху маленькие темные руки, и широкие рукава легко скользят вни з, к плечам, обнажая ее локти, у которых такой тонкий и круглый девический рисунок". Портрет героини завершается поэтическим описанием ее внешности, сотка нным из реминисценций из Книги Песни песней царя Соломона: "О нет, солнце с делало тебя еще красивее, прекраснейшая из женщин! Вот ты засмеялась, и зу бы твои - как белые двойни-ягнята, вышедшие из купальни, и ни на одном из них нет порока. Щеки твои - точно половинки граната под кудрями твоими. Губы тв ои алы - наслаждение смотреть на них. А волосы твои... Знаешь, на что похожи т вои волосы? Видала ли ты, как с Галаада вечером спускается овечье стадо? Он о покрывает всю гору, с вершины до подножья, и от света зари и от пыли кажет ся таким ж красным и таким же волнистым, как твои кудри. Глаза твои глубоки , как два озера Есевонских у ворот Батраббима. О, как ты красива! Шея твоя пр яма и стройна, как башня Давидова!..." Куприн А. И. Суламифь: Пвести и ра ссказы – Ярославль: Верх. – Волж.кн.изд-во, 1993. С. 291 . Куприн не просто воспроизводит текст из Песни песней, он как будто восст анавливает творческий процесс - создание поэтического шедевра царем Со ломоном, вдохновленным красотой девушки. Совмещение в портрете Суламифи, с одной стороны, непосредственного восп риятия, сиюминутного видения, вызванных им впечатлений и чувств героя и, с другой стороны, поэтического произведения, вошедшего в культуру, в иск усство, вызывает у читателя ощущение присутствия при событии зарождени я любви и формирует осознание завершенности этого великого события, ста вшего легендой, запечатленного в слове поэта. Обратим внимание еще на одну художественную деталь, значимую в создании именно такого читательского восприятия изображаемых событий. "И когда наступало утро, и тело Суламифи казалось пенно-розовым <...>", - в этом описании героини содержится аллюзия на миф об Афродите, греческой богин и любви и красоты. В мифе рассказывается: "Около острова Киферы родилась А фродита, дочь Урана, из белоснежной пены морских волн. Легкий, ласкающий в етер ок принес ее на остров Кипр" . Вспомним, что в описании первой встречи царя и Суламифи, ветер был своего рода художником, раскрывшим Соломону красоту ее прекрасного тела. Аллюзия на миф об Афродите, "пенорожденной", предусмотрена в предыдущем э пизоде легенды: купание Суламифи в бассейне (глава VII): "Она вышла из бассейн а свежая, холодная и благоухающая, покрытая дрожащими каплями воды. Рабы ни надели на нее короткую белую тунику из тончайшего египетского льна и хитон из драгоценного саргонского виссона, такого блестящего золотого цвета, что одежда казалась сотканной из солнечных лучей. Они обули ее ног и в красные сандалии из кожи молодого козленка, они осушили ее темно-огне нные кудри, и перевили их нитями крупного жемчуга, и украсили ее руки звен ящими запястьями". (Туника, хитон, сандалии - детали одежды, которые подтве рждают возможность данной ассоциации). Здесь также возникает параллель с мифом об Афродите: "Там окружили юные оры вышедшую из морских волн богин ю любви. Они облекли ее в златотканную одежду и увенчали венком из благоу хающих цветов. Пышно разрастались цвет ы там, где ступа ла Афродита" . В Гомеровском гимне (VI) горы увенчивают Афродиту золотым венцом, украшают золотым ожерельем и серьгами. Боги наз ывают Афродиту "фиалковенчанной". (Мотив "цветов" (см. ниже) - сквозной в леге нде Куприна и содержательно значимый при создании образа Суламифи.) Образ героини воспринимается в ореоле мифологических и литературных а ссоциаций, что бесконечно обогащает его содержание. Прежде всего, однако , важно то, что образ Суламифи благодаря художественному - скрытому - сравн ению с богиней Афродитой, "златой", "вечно юной, прекраснейшей из богинь", во спринимется читателем символом любви. Необыкновенность, чудесность любви Соломона и Суламифи подчеркивается в легенде разнообразными образно-стилистическими средствами. Обратим внимание на некоторые из них. Значимы в повествовании цветопись и цветосимволика. Ярок, красочен, живо писно колоритен земной мир в легенде. В I-II главах Куприн использует такие краски: "Пурпур, багряница и виссон, шит ый золотом"; "голубые шерстяные материи"; "слоновая кость и красные бараньи кожи"; "золотые цепи"; "золотые петли"; "золотые гвозди"; "златокованые чаши и б люда"; "красное дерево"; "белоснежные кони"; "золотой песок"; златокованые куб ки"; "цветные стекла"; "золотые пластины". Во II главе: "белолицые, черноглазые, красногубые"; "золотые звенящие запястья"; "золотые обручи"; "синие звезды"; "желтокожие ег иптянки"; "огненно-красный цвет"; "огненные волосы"; "белизна"; "голубоглазые женщины"; "льняные волосы"; "золотые локотники"; "пурпуровая тирская ткань"; " золотое шитье"; "черные рабы"; "алая лента"; "волосы черны иссиня"; "серебряные нити горных ручьев"; "черная борода"; "самый темный агат"; "черные лучи вокруг черных звезд"; "синие тени"; "светлое лицо"; "черные брильянты"; "черная меланх олия"; "кроваво-красный астерикс"; "лучи жемчужного цвета"; "красное игристо е вино"; "черные пантеры". Краски, определяющие цветопись в IV главе: "белый плащ"; "зеленое золото"; "пла мень зари"; "серебряно-зеленые листы олив"; "зелень можжевельника"; "голубое платье"; "рыжие волосы"; "темно-рыжие волосы"; "алый мак"; "золотой пурпур"; "крас ные сухие ягоды"; "краснеет"; "серебряный град"; "золотое блюдо"; "черная"; "белы е двойни-ягнята"; "половинки граната"; "губы твои алы"; "красный"; "краснеет"; "уш и и шея становятся у нее пурпуровыми"; "золотое сияние"; белые ягнята"; "зелен ая трава"; "губы ее рдеют"; "блестящие зубы"; "зелень". Примеры можно продолжить, но очевидно, что в легенде постоянны цвета кра сный и золотой, черный, зеленый, белый, серебряный, розовый, голубой, синий. Куприн использует насыщенные, глубокие, яркие и контрастные краски; фикс ирует в окружающем мире, в изображаемых предметах яркое, бросающееся в г лаза. Создаваемый писателем мир красочен, солнечен, немного пестр, но оче нь весел: он радует глаз, как говорят. Думается, что в данном случае куприн ская стилизация оказалась необычайно органичной: писатель как будто на следует традицию древнего эпического повествования, когда художник-эп ик запечатлевал в слове свое бесконечное любование внешним миром, свое в идение мира солнечным, светлым и красочным. Достаточно вспомнить живопи сность гомеровского эпоса: "Быстро багряная кровь заструилась из раны Ат рида. // Так, как слоновая кость, обагренная в пурпур женою...". Вместе с тем кра ски: белая, черная, красная, зеленая, синяя, - излюбленные и в древневосточн ых росписях, колоритных и выразительных. Мир героев купринской легенды не только живописен, он полон звуков и аро матов, которыми наслаждается человек. Приведем примеры указаний на запахи и ароматы, наполняющих пространств о: "...вместе с таким количеством ароматных курений, благовонных масл и дра гоценных духов, какого до сих пор еще не видали в Израиле"; "аромат цветуще го винограда - тонкий аромат резеды и вареного вина"; "Темные кипарисы ... лью т свое смолистое дыхание"; "запах цветущего винограда"; " - Розовое масло так хорошо пахнет!"; "...я слышу запах от ноздрей твоих, как от яблоков"; "благовонн ые снадобья"; "среди банок с серой аравийской амброй, пакетов с ливанским л аданом, пучков ароматических трав и склянок с маслами"; "сам весь благоуха ющий"; "Как хорошо пахнет твое тело, о моя возлюбленная!"; "Она налила густую благовонную мирру себе на плечи, на грудь, на живот ..."; "благоухающая миррой "; "Струится аромат виноградного цветения"; "Вот груди твои - они ароматны"; "В олосы твои душисты"; "ароматные составы"; "свежая, холодная и благоухающая"; " ароматное дыхание"... Быт Востока, как известно, культивирует способность человека наслаждат ься ароматом запахов, благовоний. Естественно, что Куприн акцентирует эт у сферу жизни. Вместе с тем указания на ароматы не только воссоздают реал ии бытовой жизни древнего человека, но и способствуют созданию определе нной эмоциональной картины мира: земная, чувственная. яркая, торжествующ ая в своих наслаждениях жизнь. Радость жизни, наслаждение, веселье от жизни - эти чувства подчеркнуты в л егендарном повествовании многочисленными звуковыми образами: "...играть на арфах, лютнях и флейтах под аккомпанемент бубна"; "сладостная музыка"; "л юбил слушать рев диких зверей"; "Милый женский голос, ясный и чистый, как эт о росистое утро, поет где-то невдалеке, за деревьями. Простой и нежный моти в льется, льется себе, как звонкий ручей в горах, повторяя все те же пять-ше сть нот"; "Она смеется так звонко и музыкально, точно серебряный град падае т на золотое блюдо"; "Птицы громко перекликаются среди деревьев"; "Резкий м едный звук вдруг пронесся на Иерусалимом. Он долго заунывно дрожал и кол ебался в воздухе..." Впечатление красочности и яркости мира, окружающего героев легенды, угл убляется за счет постоянного в ней "мотива" цветов: "как цветок нарцисса"; "п рекрасен царь, как лилия Саронской долины!"; "Гранатовые деревья, оливы и д икие яблони, вперемежку с кедрами и кипарис ами, окаймл яли его (виноградник ) с трех сторон по горе..."; "аромат цветущего винограда - тонкий аромат резеды..."; "два цветка алого мака"; "...вот две маленькие серны, которые пасутся между лилиями"; "...где зеленая трава п естреет нарциссами"; "как распустившийся цвет граната"; "...похожи цветом на васильки в пшенице"; "похожие цветом на ранние фиалки, распускающиеся в ле сах у подножия Ливийских гор"; "Златоцветом и лилиями покрывала Суламифь свое ложе..."; "среди белых ароматных цветов"; "как раскрывается цветок во вре мя летней ночи от южного ветра"; "...на моей груди было благоухающее вязание стакти. Но ты вышел из-за стола, и цветы мои перестали пахнуть"; "Живот твой т очно ворох пшеницы, окруженный лилиями". Своеобразная "гирлянда" или венок из цветов (такое впечатление складывае тся при чтении), возможно, также можно рассматривать как аллюзию на стили стику древневосточного изобразительного искусства: рельефы (барельефы и контррельефы), создаваемые на Древнем Востоке, поражают, с одной сторон ы, обилием предметов, согласуемых между собой и создающих особую ритмику изображения, с другой стороны, удивительной конкретикой рисунка, тонкой прорисовкой силуэта, узнаваемостью предмета (будь то цветок, птица, живо тное, человек) при декоративности его изображения. Свойственная древневосточному искусству тенденция к "всеохватности" в изображении какого-либо эпизода (например, в сцене охоты показать все: ох отника, его снаряжение, животных, птиц, рыб, реку, заросли...) проявляется в л егенде во фрагментах, в которых впечатление от жизни, природы, чувств гер оев формируется за счет соединения всех образов: звуковых, зрительных, "а роматных" и др.: "Близится утро, раскрываются цветы, виноград льет свое бла гоухание, время пения настало, голос горлицы доносится с гор". Ср.: "Цветы по казались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране на шей" (Песнь песней, 2:12). С общим содержанием легенды, ее пафосом, с создаваемой в ней моделью мира, с эмоциональным строем образов героев, с авторской ориентацией на ветхо заветную и древневосточную традиции согласуются символика и эмблемати ка цвета (красок) и цветов. При описании царствования Соломона активно используются красный, пурп урный, золотой, серебряный цвета. Символика их такова. Красный цвет олице творяет право, силу, мужество, храбрость; пурпурный - высокорожденность, д остоинство, величие, власть; золотой - верховенство, величие, уважение, вел иколепие, богатство; серебряный - мудрость. Функционален и черный цвет в э тих описаниях, поскольку означает, кроме традиционных указаний на смерт ь, траур, постоянство, скромность, мир-покой. Описания любви Соломона и Суламифи сопровождаются также определенной цветовой гаммой. Постоянен красный цвет - цвет любви. Серебряный цвет в эт ом контексте важен потому, что означает чистоту, невинность, непорочност ь, радость. Символом тепла, жизни, света, деятельности и энергии является о браз огня, возникающий в портретных зарисовках Суламифи с ее "огненными кудрями" и "рыжими волосами". Не случаен, конечно, зеленый цвет в пейзажах и в высказываниях героев: зеленый цвет символизирует свободу, радость, лик ование, надежду, здоровье. И, конечно, белый, голубой и розовый цвета вызыв ают у читателя вполне определенные ассоциации, наполняются метафориче скими смыслами: нежна и прекрасна, чиста и возвышенна любовь героев. Цветы, упоминаемые в легендарном повествовании, также имеют символику, п омогающую автору раскрыть смысл легенды. Лилия - символ чистоты и невинн ости (заметим, что метафорика лилии культивировалась в искусстве романт изма). Нарцисс - символ юношеской смерти, кроме того, Нарцисс - древнее раст ительное божество умирающей и воскресающей природы: в мифе о похищении П ерсефоны упоминается цветок нарцисс. Виноград - символ плодородия, изоби лия, жизненной силы и жизнерадостности. Чувства радости жизни и радости от жизни, переполняющие главных героев л егенды Куприна, оттеняются использованием контрастных по символическо му наполнению цветов: жрец молоха был "в желтой кожаной одежде", это челове к с "темно-красным сумрачным лицом, с черною густою бородою, с воловьей шее й и с суровым взглядом из-под косматых черных бровей". Черный цвет здесь - с имвол траура и смерти (Молоху приносили жертвоприношения живыми младен цами). Желтый цвет воспринимается символом одиноч еств а, печали, безысходности . Куприн, безусловно, следует цветописи Книги Песни песней Соломона, в кот орой упомянуты золотой, серебряный, зеленый, пурпурный, алый, черный цвет а. Использует он и образы цветов: виноградник, лилия, нарцисс, цвет гранато вой яблони, - а также "ароматные" образы: например, "Смоковницы распустили с вои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние" (2:13); "Нард и шафр ан, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами" (4:14). Вместе с тем он значительно расширяет диапазон под обных образов, призванных вызывать у читателя разнообразные ассоциаци и, обогащающих произведение дополнительными смыслами, создающих в сово купности своей многокрасочную, цветущую и благоухающую картину мира. Образно-стилистические средства в легенде нужны для того, чтобы создать эмоциональную атмосферу радости, ликования, веселья, наслаждения жизнь ю. В этой атмосфере распускается любовь героев Песни песней. Такой эмоци ональный настрой соответствует изречениям мудрого царя Соломона: "И пох валил я веселье; потому что нет лучшего для человека под солнцем, как есть , пить и веселиться; это сопровождает его в трудах во дни жизни его, которы е дал ему Бог под солнцем" (Екклезиаст, 8:15); "Веселое сердце делает лице весел ым, а при сердечной скорби дух унывает" (Притчи, 15:13); "Светлый взгляд радует с ердце, добрая весть утучняет кости" (Притчи, 15:30); "Веселое сердце благотворн о, как врачевство, а унылый дух сушит кости" (Притчи, 17:22). Ключевыми словами, помогающими раскрыть этот смысл легенды, стали в ней слова веселие и радость: "сердечное веселие", "веселие сердца", "светел и рад остен", "радость", "счастье", "радостный испуг", "стон счастья", "воскликнул радо стно", ""веселие сердца", "великая радость освещала лицо его, точно золотое с олнечное сияние", "радостный детский смех", "глаза его сияют счастьем", "радо сть", "сердце мое растет от радости", "восторг", "Никогда не было и не будет жен щины счастливее меня". Сила любви героев, яркость и непосредственность ее проявлений, описанны е в легенде, воспевание чувства и идеализация героев обусловили выбор пи сателем художественно экспрессивных, эмоционально окрашенных образно- стилистических образов. При этом они универсальны, поскольку соотнесен ы с вечной темой любви и имеют мифологическое происхождение или входят в круг традиционных литературных образов. Следует отметить, что купринск ая легенда практически неразложима на "планы" повествования: реальный и иносказательный, например. В ней символична, иносказательна, условна каж дая деталь, каждое слово, каждый образ. В совокупности они формируют обра з-символ любви, обозначенный названием легенды - "Суламифь". Перед смертью Суламифь говорит своему возлюбленно му: "Благодарю тебя, мой царь, за все: за твою мудрость, к которой ты позволил мне прильнуть устами..., как к сладкому источнику... Никогда не было и не буд ет женщины счастливее меня". Основная мысль этого произведения: любовь с ильна, как смерть, и одна она, вечная, оберегает человечество от нравствен ного вырождения, которым грозит ему современное общество. В повести "Сул амифь" писатель показал чистое и нежное чувство: "Любовь бедной девушки и з виноградника и великого царя никогда не пройдет и не забудется, потому что крепка, как смерть, любовь, потому что каждая женщина, которая любит, — царица, потому что любовь прекрасна!" Куприн А. И. Суламифь: П о вести и рассказы – Ярославль: Верх. – Волж. кн. изд-во, 1993. С. 326 Анализ образно-словесной организации и композици онно-сюжетной структуры произведения позволяет убедиться в том, что объ ектом имитации автора является восточная легенда (или предание, сказани е) воспринятая достаточно стереотипно: как некий культурный феномен. Неп осредственными источниками и образцами стилизации стали ветхозаветны е тексты, из которых Куприн "взял" идею, сюжет, образы, в значительной мере, с тилистику. Домысливая и обогащая их, писатель ориентировался на древнев осточную эстетическую традицию, проявляющуюся в искусстве скульптуры, рельефа, росписи, художественного слова, а также - на мифологию и на принци пы эпического повествования. Композиционно-сюжетная и образно-словесная организация литературной л егенды Куприна - наиболее ясная форма выражения авторского отношения к и зображаемому. Определяющим авторскую позицию, в данном случае, можно счи тать романтическое мирочувствование: возвышенно-мечтательное, экспрес сивно-эмоциональное, идеально-восторженное, - проявляющееся в идеализац ии и романтизации любви как высшего проявления человеческой души. Поэто му художественный мир, созданный писателем в легенде, кажущийся столь др евним и условным, на самом деле очень современен и глубоко индивидуален. Итак, п о содержанию «Суламифь» : высокое счастье и трагедия истинной любви. По типам герое в: мудрец-жизнелюбец и чистая девушка. По важнейшему источнику: самая "ром антическая" часть Библии - "Песнь песней". По композиции и сюжету: "эпическа я дистанция" и приближение к современности... По приемам стилизации: поэти зация быта, орнаментализация и декорирование портретных и пейзажных оп исаний, ритмизация речи героев и повествователя. По авторскому пафосу: л юбование миром и человеком, восприятие истинным чудом - человека в его лу чших и возвышенных чувствах. "Сул амифь" Куприна продолжает литературно-эстетическую традицию, связанну ю с именами Тургенева ("Песнь торжествующей любви"), Мамина-Сибиряка ("Слез ы царицы", "Майя"), М.Горького ("Девушка и смерть", "Хан и его сын", "Валашская сказ ка"), то есть именами писателей, в жанре литературной легенды выражавших - в пределах реализма - романтическое миропонимание. Вме сте с тем "Суламифь" Куприна - эстетический и эмоциональный отклик писате ля на свою эпоху, отмеченную ощущением переходности, обновления, движени я к новому, поисками положительных начал в жизни, мечтой об осуществлени и в действительности идеала. В искусстве и литературе этого времени не с лучайно Д.Мережковский видел возрождение романтизма . "Суламифь" А .И.Куприна - яркая романтическая легенда. Заключение Тема любви всегда волновала писателя. И это чувство было расценено им как возносящее «в бесконечную высь ценнос ть человеческой личности», дарующее равно прекрасные «нежное целомудр енное благоухание» и «трепет опьянения» чистой страстью. Вместе с тем Ку прин ясно видел трагический исход любви, оказавшейся в цепях условности », поэтому написал он замечательные повести «Гранатовый браслет» и «Сул амифь». Пов есть А. И. Купр ин а «Суламифь» — тал антливая поэтическая стилизация на тему «Песни песней»; гимн в честь тор жествующей земной любви . Протестуя против цинизма, продажных чувств, пошлости, А. И. Купр ин создал повесть "Суламифь". Она была написана по мотивам библейской "Пес ни песней" царя Соломона. Он полюбил бедную девушку-крестьянку, но из-за ре вности покинутой им царицы Астис она погибает. Прос лавление большой любви и беззаветной преданности любимому и поныне вол нует читателя в повести Куприна, заставляя воспринимать "Суламифь" не ка к экзотическую, малохарактерную для таланта писателя стилизацию, а как п роизведение, стоящее в ряду других его рассказов и повестей, посвященных утверждению величия и силы прекрасного человеческого чувства. Новое возвращение к теме большой, всепоглощающей любви со стоялось в повести "Гранатовый браслет", являющейся одной из самых трогательных, сам ых печальных расск азов о безответ ной любви. Как писал Афанасьев В. Г., «Любовь всегда была главной, организующей темой всех больших произведений Купр ина. И в «Суламифи», и в «Гранатовом браслете» - большое страстное чувство , окрыляющее героев, определяет движение сюжета, способствует выявлению лучших качеств героев. И хотя любовь у героев Куприна редко бывает счаст ливой и еще реже находит равноценный отклик в сердце того, к кому обращен а, («Суламифь» в этом отношении едва ли не единственное исключение), раскр ытие ее во всей широте и многогранности придает романтическую взволнов анность и приподнятость произведениям, возвышающих над серым, безотрад ным бытом, утверждающим в сознании читателей мысль о силе и красоте подл инного и большого человеческого чувства» Афанасьев В. Н. Купри н А.И. Критико-биографический очерк - М.: Художественная литература, 1960. С. 119 . Любовные коллизии, переданные с по мощью тонкого, чувственного языка любви не могут оставить равнодушных и современного читателя. Как отмечает Афанасьева В. Н . , «прекрасен язык лучших произведений Куприна – простой, ясный и гибкий , черпающий свою силу в богатой и щедрой глубине русской народной речи, бл изкий языку писателей-классиков». Там же. С. 3 Книги Куприна никого не оставляют равнодушным, напротив, о ни всегда манят к себе. Многому можно учиться молодым людям у этого писат еля: гуманизму, доброте, душевной мудрости, умению любить, ценить любовь. Повести Куприна «Суламифь» и «Гранатовый браслет» бы ли вдохновенным гимном во славу подлинной любви, ко торая сильнее смерти, которая делает людей прекрасными, независимо от то го, кто эти люди, - мудрый царь Соломон или бедный Желтков . Список использованной литератур ы 1. Афанасьев В. Н. Куприн А. И. Критико-биографический очерк - М.: Художественная литература, 1960. 2. Берков П. Н. Александр И ванович Куприн. Критико-библиографический очерк, изд. АН СССР, М., 1956 3. Беркова П. Н. «А. И. Купри н» М., 1956 4. Вол ков А.А. Творчество А.И Куприна. М., 1962. С. 29. 5. Воровский В. В. Литерат урно-критические статьи. Политиздат, М., 1956, с. 275. 6. Кач аева Л.А. Купринская манера письма // Русская речь. 1980. № 2. С. 23. 7. Корецкая И. Примечания // Куприн А.И. Собр. соч. В 6 т. М., 1958. Т. 4. С. 759. 8. Крутикова Л.В. А.И.Куприн. М., 1971 9. Кулешов В.И. Творческий путь А.И.Куприна, 1883-1907 . М., 1983 10. Куприн А. И. Суламифь : П о вести и рассказы – Ярославль: Верх. – Волж.кн.изд-во, 1993. – 416 с. 11. Куприн А. И. Собрание с очинений в 9-ти т. Под общ.ред. Н. Н. Аконовой и др. Вступит.статья Ф. И. Кулешово й. Т.1. Произведения 1889-1896. М., «Художественная литература», 1970 12. Михайлов О . Куприн . ЖЗЛ вып . 14 (619). "Молодая гвардия", 1981 г. – 270с. 13. Паввовская К. Творчес тво Куприна. Автореферат. Саратов, 1955, с. 18 14. Плоткин Л.Литературн ые очерки и статьи, «Советский писатель», Л, 1958, с. 427 15. Чупринин С. Перечитывая К уприна. М., 1991 16. Бахненко Е. Н. «…Каждый человек может быть добрым, сострадательным, интересным и красивым душой » К 125 летию со дня рождения А. И. Куприна //Литература в школ е. – 1995 - №1, с.34-40 17. Волков С. «Любовь долж на быть трагедией» Из наблюдений над идейно-художественном своеобрази ем повести Куприна «Гранатовый браслет»// Литература. 2002, №8, с. 18 18. Николаева Е. Человек р ожден для радости: к 125 летиюсо дня рождения А. Куприна// Библиотека. – 1999, № 5 – с. 73-75 19. Хабловский В. По образу и подобию (перс онажи Куприна)// Литература 2000, № 36, с. 2-3 20. Чалова С. «Гранатовый браслет» Куприн а (Некоторые замечания к проблеме формы и содержания)// Литература 2000 - № 36, с.4 21. Шкловский Е. На сломе эпох. А. Куприн и Л. Андреев// Литература 2001 - № 11, с. 1-3 22. Штильман С. О мастерстве писателя. Пове сть А. Куприна «Гранатовый браслет»// Литература – 2002 - № 8, с. 13-17 23. "Суламифь" А.И . Куприна: романтическая легенда о любви Н.Н. Старыгина http:/ /lib.userline.ru/samizdat/10215
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Психиатрия - единственный вид бизнеса, где клиент всегда неправ
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Тема любви в произведениях Куприна Гранатовый браслет и Суламифь", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru