Диплом: "Вторая опора" ЕС: проблемы построения и подходы - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

"Вторая опора" ЕС: проблемы построения и подходы

Банк рефератов / Международные отношения

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 671 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

86 СОДЕ РЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ…………………………… ………………………………………..3 Глава 1. ТРАНСФОРМАЦ ИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ……………………………………………………...10 1.1. Эволюция внешней политики и политики безопасности ЕС…..10 1.2. Маастрихтский договор: создание «вто рой опоры»……………17 1.3. От Маастрихта к Амстердаму: переход от политического сотрудничества к совместной политике………………… ……...22 Глава 2. ИЗМЕРЕНИЯ Б ЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ ЕС НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ………………………………………..…...30 2.1. Постамстердам ские перспективы интеграции ЕС/ЗЕС в сфере безопасности…………………………………… ………………….30 2.2. «Новая динамика» …………………………………………………36 2.3. «Европа безопасности и обороны»: интересы России………….41 Глава 3. «ВТОРАЯ ОПО РА» ЕС НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ…………………………………………………………………..52 3.1. Европейские силы бы строго реагирования и НАТО……………52 3.2. Европейская поли тика в области безопасности и обороны: отношения ЕС, НАТО и России……………… …………………..60 3.3. НАТО и Европейский Союз: сотрудничество или конкуренция ......................................................................................66 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………… ……………………………………….7 2 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК………………………………………..7 5 ВВЕДЕНИЕ Идея единой Европы занимала умы мыслителей разных эпох. Но только в ХХ веке эта идея получил а свое практическое воплощение. В 1951 г. в Париже, а затем в 1957 г. в Риме были под писаны договоры, учреждающие Европейские сообщества. Европейское сообщество сегодня (с 01.11.93 г. Европейский Союз) — это средот очие существенной части мирового экономического потенциала; образ жиз ни сотен миллионов человек; феномен, задающий коренные импульсы новому п олитическому устройству континента. Для Российской Федерации ЕС — это крупнейший торговый и один из главных стратегических партнеров в мире. Западноевропейская интеграция с высоты исторической перспективы п редстает поступательным процессом. Однако ее развитие протекает преры висто, скачкообразно, через конфликты и компромиссы между участниками С ообщества. Поскольку современная наука признает в качестве главных уча стников интеграции национальные правительства, проблемы их партнерств а предстают залогом скорости и глубины интеграционного процесса. Изучение взаимоотношений партнеров по Сообществу способствует бол ее четкому представлению о современном состоянии и перспективах разви тия интеграционной группировки, оно также важно для выбора верной страт егии сотрудничества с ЕС. Анализ уникального опыта партнерства группы г осударств с широчайшей диверсификацией национальных интересов в рамка х организации, основанной на понимании необходимости координации дейс твий, объединения сил и средств, должен быть использован в качестве прим ера для других интеграционных объединений. Сотрудничество западноевропейских государств в сфере внешней политики, безопасности и обороны занимает особое место как в рам ках европейского интеграционного процесса, так и в системе международн ых отношений. Его развитие обусловлено объективными тенденциями интер национализации хозяйственной жизни, в результате которых на европейск ом континенте после окончания Второй мировой войны сформировалось сам ое мощное и динамичное интеграционное объединение в мире. В то же время е вропейская военно-политическая интеграция подчинена логике отношений в области безопасности, которые определяют ее темпы, потенциал, пределы и конкретные формы. Изменение соотношения и воздействия этих внутренни х и внешних факторов позволяет разделить историю европейского сотрудн ичества в сфере внешней политики, безопасности и обороны на два принципи ально различных периода, которые условно можно назвать «конфронтацион ный» и «постконфронтационный». Логика послевоенной конфронтации по линии Восток — Запад, сложившая ся система двухполюсного мира, представленного противостоящими центра ми силы в лице США и СССР, не позволяла Западной Европе претендовать на су щественную самостоятельную роль в системе европейской безопасности. В нешние факторы, таким образом, не просто оказывали доминирующее влияние на развитие европейского сотрудничества в вопросах безопасности и обо роны, но и являлись противоположно направленными по отношению к его объе ктивным внутренним векторам. Революционные изменения в Европе на рубеж е 19 90-х гг. открыли перед западноевропейски м интеграционным центром абсолютно новые перспективы. С окончанием «хо лодной войны» снизилось сдерживающее влияние внешних факторов на разв итие европейской интеграции, а многие из них стали, напротив, оказывать н а него все более заметное стимулирующее воздействие. В результате харак тер основных изменений на международной арене открыл перед западноевр опейскими государствами пространство для реализации внутреннего поте нциала интеграции в сфере внешней политики, безопасности и обороны. Боле е того, эта интеграция, обретя собственную динамику в рамках Европейског о Союза (ЕС) и Западноевропейского союза (ЗЕС), стала существенным системо образующим фактором европейской безопасности. За последнее десятилети е ушедшего века этот процесс существенно активизировался. Вопрос о форм ировании общей европейской оборонной политики и обороны на основе евро пейской идентичности в сфере безопасности и обороны выведен за рамки принципиальной возможности и находится на стадии конкретной концептуальной проработки и практического примен ения в ЕС/ЗЕС. Таким образом, перед Европой, заявившей о своем стремлен ии к обретению собственного сильного и единого голоса на международной арене, к соответствующему перераспределению роли и ответственности в е вропейской системе безопасности между нею и США, в том числе в рамках НАТ О, и обладающей для этого несоизмеримо большими возможностями по сравне нию с начальным периодом интеграции, в ХХI веке стоит серьезный вызов: нео бходимость создать для достижения этих амбициозных целей адекватный п рактический и институциональный потенциал как базу эффективной общей внешней политики и политики безопасности (далее — ОВПБ). Государства ЕС/ЗЕС добились существенных прорывов в ра мках маастрихтского, а затем амстердамского раундов подготовки и после дующей корректировки договора о Европейском Союзе. За счет этого удалос ь достичь нового качества европейского сотрудничества в вопросах внеш ней политики и безопасности, когда в целом уже сформированы необходимые условия для перевода цели создания совместной европейской оборонной п олитики и совместной обороны в практическое русло. В свою очередь, это но вое качество ставит европейские страны в ситуацию принципиального выб ора: использовать накопленный потенциал для активного практического ф ормирования на основе ЕС и ЗЕС собственного европейского «измерения» в сфере безопасности и обороны — либо сохранить относительный статус-кв о, оставив открытой перспективу ускорения интеграции в будущем, когда и если для этого будет проявлена политическая воля. Таким образом, наиболее существенные качественные изменения в разви тии европейской интеграции в области внешней политики, безопасности и о бороны включают три этапа — подготовки и подписания Маастрихтского, за тем Амстердамского договоров и открывшегося на рубеже 1998-1999 гг. постамстер дамского этапа «новой динамики». Такова оценка современного состояния решаемой научной проблемы и актуальности темы данной работы. Цели изучения: — Проследить трансформацию европейской системы безопасности. — Показать измерения безопасности и обороны ЕС на современном этапе. — Охарактеризовать «вторую опору» ЕС на международной арене. Задачи изучения: охарактеризовать и проанализировать некоторые асп екты эволюции внешней политики и политики безопасности ЕС, создания «вт орой опоры», её последующего функционирования и развития, интеграции ЕС / ЗЕС в сфере безопасности, взаимоотношени й с НАТО, Россией и влияния ОВПБ на международные отношения в целом. Хронологические рамки: 50-е гг. XX в. — начало XXI в. Географические рамки охватывают Европу и Северную Америку. Методологической основой исследован ия в дипломной работе являются важнейшие принципы исторического позна ния — историзм и объективность. Основные методы исторического познани я: генетический, сравнительный, типологический, компаративный, оптимиза ции, теории нечетких систем, конкретно-исторический. Большое значение им еет системный подход, предполагающий исследование с точки зрения струк туры и функций компонентов объекта, а также его места и значения в метаси стеме. Системный подход предоставил автору возможность рассматривать отношения партнеров по ЕС как органическую составляющую мировой полит ики и международных отношений. Для получения выводов используется деду ктивный метод. Степень разработанности данной темы обусловлена новым этапом международных отношений после окончания «холодной войны», расп ада СССР и возникновением многополярности в новом миропорядке, что прив ело к появлению в научных трудах современности новых и объективных конц епций, теорий, методов и подходов в изучении проблемы европейской безопа сности. Все эти факторы позволяют осуществлять изучение, давать характе ристику и делать выводы по данной тематике. Основу источниковой базы дипломной работы составили официальные до кументы Европейского сообщества: учредительные договоры; решения руко водящих органов Сообщества; рабочие документы и материалы структурных подразделений учреждений ЕС. Этот комплекс источников — отражение клю чевых событий в интеграционном процессе, его изучение способствовало в ыявлению логики эволюции «второй опоры» ЕС, роли в ней одного из партнер ов коммунитарного сотрудничества — институтов Сообщества, воздействи я интеграционного контекста на эволюцию общей внешней политики и полит ики безопасности. Все более важную роль в получении информации о событиях современност и играют электронные СМИ. Характер первоисточника приобретают данные, п очерпнутые во всемирной информационной сети Internet . Автором регулярно использовались сведе ния универсальной базы данных КЕС (адрес в Internet : http :// europa . eu . int ) , официального сайта ОБСЕ ( http :// www . osce . org ), официального сайта ЗЕС ( http :// www . weu . int ) , официального сайта НАТО ( http :// www . nato . int ), других серверов Internet . Среди литературы выделяется ряд работ, представляющих наибольший интерес в понимании социально-экономических и военно-полит ических взаимоотношений между странами Европейского Союза и междунаро дными организациями, государствами на современном этапе. В частности, од ной из первых крупных отечественных работ, открывших новый — постсовет ский период в изучении европейской интеграции, явилась книга под редакц ией Ю.А. Борко «От единого рынка к Европейскому Союзу» От единого рынка к Европейскому Союзу / По д. ред. Ю.А. Борко. М., 1994. , подготовленная в Институте мировой эк ономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН. Она стала результатом бол ее чем трех десятилетий интеграционных исследований, начатых в этом инс титуте еще в конце 1950-х гг. В книге подведены основные итоги развития Европ ейского сообщества, проанализированы его достижения и проблемы. Впервы е в российской литературе авторы объяснили суть нового этапа в развитии ЕС, начавшегося на рубеже 80-90-х гг. ХХ в. Как известно, его главными целями явл ялись: создание экономического и валютного союза, ускорение процессов в оенно-политической интеграции, а также расширение ЕС на Восток. Из более поздних работ следует назвать коллективную монографию под редакцией М. М. Максимовой и Ю.В. Шишкова «Европейское сообщество: регулирование инте грационных процессов» Европейское сообщество: регулиров ание интеграционных процессов / Под ред. М.М. Максимовой, Ю.В. Шишкова, Н. Лем ан. М., 1997. и уникальное справочное издание под редакцией Ю.А. Б орко «Европейский Союз: Путеводитель» Европейский Союз: Путеводитель / Под. ред. Ю.А. Борко. М ., 1998. . Обе книги подготовлены в Институте Европы РАН в сотрудн ичестве с Ассоциацией европейских исследований и изданы при поддержке Представительства Европейской комиссии в России. Большой вклад в изуче ние проблематики европейской интеграции внесла работа под редакцией Ю. А. Борко и О.В. Буториной «Европейский Союз на пороге ХХ I века: Выбор стратегии развития» Европейс кий Союз на пороге ХХ I века: Выбор стратегии развития / Под. ред. Ю.А. Борко; О.В. Буториной . М., 2001. , труд под редакцией Ю.В. Шишкова, Д. Е. Мельникова и В.Г. Барановского «Западно-Европейская интеграция: полит ические аспекты» Западноевропейская интеграция: по литические аспекты / Под. ред. Ю.В. Шишкова, Д.Е. Мельникова, В.Г. Барановского. М., 1999. , работа В.Г. Барановского «Западная Евро па: военно-политическая интеграция» Барановский В.Г. Западная Европа: во енно-политическая интеграция. М., 2001. . Данные работы обладают обширным фактологическим материалом, глубоким теоретич еским и аналитическим исследованием. Книга А.Б. Митропольс кого « Россия и европей ская интегра ция» Митропольский А.Б. Россия и европей ская интеграция. М., 2001. отличается оригинальн ым сравнительным характером и прогностическими выводами на примере ЕС и России. Работа под общей редакцией В.Б. Княжинского « Запад но-Европейская интеграция: проекты и реальность » Западное вропейская и нтеграция: проекты и реал ьность / Под общ. ред. В.Б. Кн яжинского . М., 1997. обладает достаточно широким спектром различных методов и подходов в изучении Западно-Европейской интеграции и носит в какой-то мере аналитический характер. Монография В.Г. Барановского « Европейское сообщество в системе международных отношений» Баранов ский В.Г. Европейское сообщество в системе международных отношений. М., 1999. обладает достаточно широким спектром приме ров международных связей ЕС в самых различных областях и дает понимание явных приоритетов социально-экономических и военно-политических связе й стран-участниц Европейского Союза с внешним миром. В работе использовались также материалы различных российских журна лов, таких как «Международная жизнь», «Актуальные проблемы Европы: эконо мика, политика, идеология», «Современная Европа», «Вестник НАТО», «Европ ейская безопасность: события, оценки, прогнозы»; статьи коллективных мон ографий: «Безопасность России XXI век», «Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок», «Идеи евро пеизма во второй половине ХХ века», «Заглядывая в XXI век: Европейский Союз и Содружество Н езависимых Государств», «Россия и Германия в Европе»; ежегодники СИПРИ: «Вооружения, разоружение и международная безопасность». В се эти материалы содержат большой массив статей и очерков по отдельным а спектам заявленной в дипломной работе теме. Глава 1. ТРАНСФОРМАЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНО СТИ 1.1 . Эволюц ия внешней политики и политики безопасности ЕС Европейское сообщество является самой крупной эк ономической силой на мировой арене, но его роль в важных воп росах международной политики пока еще ограничена. Усилия, предпринимае мые Сообществом д ля того, чтобы придать полит ическое измерение экономической интеграции, датируются первыми годами его существования. Первые попытки ввести евр опейскую внешнюю политику и политику безопасности в рамки начавшегося интеграционного процесса были предприняты в начале 19 50-х годов. 24 ок тября 1950 г. глава франц узск ого правительства Р. Плевен изложил в Национал ьном собрании подробный план создания «европейской армии, тесно привязанной к экономическим и политическим и нститутам объединенной Евр о пы» . План Плевена пре дусматр ивал «полное слияние личного состава и в ооруже ний» за падноевропе йских стран в армию « под единым европейским поли тическим и военным руководством». Эту армию предлагалось сформ ировать из « евро пейских дивизий, каждая из кото рых состояла бы из небол ьших подр азделений разных национальностей». В декабре 1950 года с овет НАТО дал согласие на дальнейшую разработку проекта «е вропейской армии» Западноевро пейская интеграция: проекты и реальность / Под общ. ред. В.Б. Княжинского. М ., 1997. С.57. . Од новременно было принято решение о ликвидации в оенной организации Западног о союза, поскольку ее поглотил а НАТО. Американцы демо нстрировал и твердое намерение подчинит ь во оруженные силы западноевропей ских п артнеров по НАТ О своему непосредственному руко водству. В феврале 1951 г. по инициативе французс кого премьер-министра начались пер еговоры о создании Европейского оборонительного сообщества (ЕОС). Догов ор о ЕОС был подписан 27 мая 1952 г. шестью участниками ЕОУС (Бельгия, Италия, Лю ксембург, Нидерланды, Франция, ФРГ). Предусматривалось формирование вооруженных сил ЕОС из контингентов, предост авляемых в его распоряжение государствами -членами. Эт и государства брали о бязательства не создавать и не с одержать национал ьные вооруженные силы, за исключе нием войск, предназначенных для ис пользования на нее вропейских территориях (т. е. в колониях), французских оккупац ионн ых войск в Западной Герма нии, а также личной охран ы глав государств. В отли чие от первоначального проект а интеграция вооружен ных сил предусматр ивалась на уровне корпуса, что позволяло создавать нацио нальные командования крупных военн ых соединений - дивизий . Таким образом, французы не полу чали желаемого жесткого контроля над перевооружением ФРГ . Вместе с тем создание ЕО С серьезно ограничивало национа льную независимость его членов. Почти одновременно (10 мая 1953 г.) этой же “шестеркой” был подгот овлен проект договора о Европейском политическом сообществе. Однако до говор о ЕОС был отклонен Национальным собранием Франции 30 августа 1954 г. и н е вступил в силу. После этого “шестерка” отказалась и от второго проекта. Единственной чисто европейской структур ой в военно-политической сфере был в то время Договор об экономическом, с оциальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне, под писанный 17 марта 1948 г. в Брюсселе Великобританией, Францией и странами Бени люкса. Именно он и был использован для того, чтобы в кратчайший срок включ ить ФРГ в систему военно-политических обязательств западноевропейских стран. 23 октября 1954 г. были подписаны Парижские соглашения, которые внесли изменения и дополнения в Брюссельский договор. Созданный в его рамках За падный союз был преобразован в Западноевропейский союз (ЗЕС), членами ко торого, наряду с упомянутыми странами, стали ФРГ и Италия. Западноевропейский союз (ЗЕС) — междунаро дная организация, являющаяся, по своей сути, военно-политическим союзом европейских государств, объединивших свои усилия и ресурсы в решении во просов обороны и безопасности, включая взаимные гарантии в случае воору женного нападения — учрежден в мае 1955 г. в соответствии с упомянутыми Пар ижскими соглашениями. В настоящее время ЗЕС включает: - 10 полноправных членов (Бельгия, Великобрита ния, Греция, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Франция, ФРГ); - 3 ассоциированных члена, входящих в НАТО, но не входящих в ЕС (Исландия, Норвегия, Турция); - 5 наблюдателей, входящих в ЕС, но не входящих в НАТО (Австрия, Дания, Ирландия, Финляндия, Швеция); - 10 ассоциированных партнеров — государств а Центральной и Восточной Европы (Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша , Румыния, Словакия, Словения, Чехия, Эстония) Официальный сайт ЗЕС ( online ) // http :// www . weu . int / Delegations . htm . Руководящие органы: - Совет ЗЕС — постоянно действующий высший орган, уполномоченный решать все вопросы, относящиеся к юрисдикции Брюс сельского договора (с изменениями и дополнениями), его Протоколов и Прил ожений. Может созываться в любое время по запросу любой страны участницы . - Совет министров — собирается на уровне ми нистров иностранных дел и обороны дважды в год, не считая внеочередных с ессий. С 1984 г. работает в расширенном составе, с участием как ассоциированн ых членов и наблюдателей, так и ассоциированных партнеров. - Постоянный совет — организует текущую дея тельность ЗЕС. Состоит из постоянных представителей стран-участниц. - Генеральный секретариат — осуществляет п одготовку и организацию работы Совета, а также взаимодействие с различн ыми подразделениями ЗЕС и международными организациями. С созданием ЗЕС на него была возложена зад ача организации европейского сотрудничества в оборонных областях. Одн ако на практике его роль оказалась очень скромной, так как в условиях “хо лодной войны” функции военно-политической организации Запада были сос редоточены в НАТО. В ЗЕС не существовало собственной системы внешнеполи тической координации. Реальные основы внешнеполитического сот рудничества в ЕЭС были заложены принятием доклада экспертной группы по д председательством Этьена Давиньона, директора политического департа мента МИД Бельгии на Люксембургской сессии министров инос транных дел государств-членов 27 октября 1970 г . Образованная в результате система Европейского политического сотрудничества ( далее — ЕПС) представляла собой межгосударственный механизм взаимной информации и политических консультаций на уровне министров иностранны х дел (не реже одного раза в полгода), которые готовились Политическим ком итетом (“комитет Давиньона”) в составе директоров политических департа ментов МИД. ЕПС функционировало вне формальных рамок Римского договора; к тому же в его компетенцию не входили вопросы обороны. Попытки преодолеть функциональную огран иченность ЕПС и перейти от простой координации национальных позиций к в ыработке единой политической линии усилились в середине 70-х годов. Наибо лее рельефно задача продвижения Европейских сообществ к политическому союзу, включающему вопросы безопасности и обороны, была сформулирована в докладе о Европейском Союзе, подготовленном премьер-мин и стром Бельгии Лео Тиндемансом в 1975 г. Однако его основные пол ожения не встретили поддержки. В 1980-е гг. наблюда ется развитие ЕПС и активизация ЗЕС. Возражения против распространения компетенции Сообществ на политические аспекты безопасности были сняты в о сновном лишь в начале 80-х гг . ХХ в. Однако предложения наделить Сообщества полномочиями в оборонной области по-прежнему отвергались. Предложение министров инос транных дел ФРГ и Италии, известное под названием “инициатива Геншера-Ко ломбо” (январь 1981 г.), о соответствующем усилении ЕПС хотя и принесло весомы е результаты, но не решило проблему полностью: принятая странами ЕС торж ественная Штутгартская декларация (1983 г.) распространила компетенцию ЕПС только на “политические и экономические аспекты безопасности”. Данный шаг бы л официально закреплен статьей 30 Единого европейско го акта в 1987 г. ( далее — ЕЕА). В ЕЕА страны ЕС заявили о намерении “более тесно коо рдинировать свои позиции по политическим и экономическим аспекта м безопасности” Единый Европейский акт. Договор о Европейском союзе. М., 1994. С.127. . ЕЕА впервые включил ЕПС в единые правовые рамки Сооб щества. Предусматривалось, что вне шняя политика Европейского сообщества и политика, согласованная в сист еме Европейского политического сотрудниче ства, должны бы ть взаимосвязаны, причем особая ответственность за это во злагается на государство, председательствующее в Совете ЕС , и на Комиссию Там же. С.127. . Механизм ЕПС на этом этапе бы л усилен. Его полноправным участником стала Комиссия. Встр ечи министров иностранных дел в рамках ЕПС проводились уже четыре раза в год и с участием одного из членов Комиссии. Кроме того, они получили офици альное право обсуждать вопросы внешней политики, входящие в компетенци ю ЕПС, и во время с ессий Совета ЕС Там же. С.128. . ЗЕС к этому времени практически исчерпал с ебя в своем прежнем качестве. Обязательства, касающиеся ограничения про изводства ряда категорий вооружений в Германии и количественного конт роля за складируемыми вооружениями всех стран-участниц (Протокол 4 Париж ских соглашений), были последовательно отменены, в том числе фак тически полностью — решением постоянного Совета ЗЕС от 27 июня 1984 г. В сотрудничестве в области вооружений предпочтение отдавал ось Независимой европейской группе программирования (НЕГП). Поэтому Пос тоянный комитет по вооружениям ЗЕС был малоэффективен и упразднен Сове том ЗЕС 13 ноября 1989 г. Аналогичные причины побудили Совет ЗЕС передать почт и все свои полномочия в соци альной и культурной сферах Совету Европы. Еще раньше, в 1970-1972 гг., в связи с начавшимися перегов орами о вступлении в ЕЭС Великобритании, ЗЕС сложил с себя все экономиче ские функции, а созданная в тот же период система ЕПС привела к снижению п олитической значимости Совета ЗЕС (в частности, он перестал собираться н акануне сессий других международных организаций, включая Генеральную Ассамблею ООН). Однако система ЕПС охватывала лишь невоен ные аспекты безопасности. Поэтому со временем государства-члены Сообще ства вновь проявили заинтересованность в развитии военно-политическог о сотрудничества по линии ЗЕС. После длительного периода крайне низкой а ктивности, он был “реанимирован” в соответствии с решениями внеочередн ой сессии министров иностранных дел и обороны стран-участниц 26-27 октября 1984 г. (Римская декларация Совета ЗЕС). Отныне Совет ЗЕС стал собираться два жды в год на уровне министров иностранных дел и (совместно либо отдельно) обороны. Изменения международной обстановки в сер едине 19 80-х годов стимулировали эту тенденцию. Ж . Ширак, занимавший тогда пост премьер-министр а Франции, обратился в ЗЕС с предложением разработать западноевропейск ую хартию принципов безопасности. В итоге Совет ЗЕС в Гааге 26 октября 1987 г. принял так называемую “Платформу об интер есах европейской безопасности”, одобренную такж е Советом НАТО Европейское сообщество: проблемы 80-х годов / Под. ред. Ю.А. Борко; И.В. Гавриловой. Ч.2. М., 1989. С.91. . Она соответствовала курсу Римской деклараци и на развитие европейского измерения безопасности при одновременном у креплении атлантической солидарности. 14 ноября 1988 г. был подписан протоко л о присоединении к ЗЕС Испании и Португалии (вступил в силу 27 мая 1990 г.). Возросшая способность ЗЕС обеспечивать соглас ование позиций и практическое взаимодействие стран-участниц в военно-п олитических и оборонных вопросах были продемонстрированы им в ходе ира но-иракской войны (апрель 1988 г.) и войны в Персидском заливе (август 1990 - апрель 1991 гг.). Наряду с активной политической деятельностью в этот период, ЗЕС вп ервые за свою историю применил ст. VIII .3 измененного Брюссельского договора, обеспечив координацию действий го сударств-членов в проведении совместных военных операций. ЕПС предусматривало регулярные консультации министров иностранных дел и постоянные контакты между их ведомствами. Несмотря на это, государ ства-члены часто действовали изолированно, и общие интересы Европы не бы ли должным образом представлены. Однако, перед лицом политических кризи сов, таких, как конфликт в Персидском заливе, гражданская война в Югослав ии и распад Советского Союза, европейские партнеры стали стремиться к пр оведению совместной политики еще до заключения Договора о Европейском союзе. В Югославию были направлены наблюдатели Сообщества и созвана мир ная конференция по этой проблеме. После распада Советского Союза Сообще ство обозначило общие условия, обязательные для признания новых госуда рств. Однако эти кризисы показали, что механизмы внешней политики и поли тики Сообщества в области безопасности были недостаточно эффективны. Г лавы государств и правительств так же, как министры иностранных дел, при шли к заключению о необходимости вести согласованную политику. Быстрые действия возможны л ишь при таком условии. Вместе с реформой Европейского сообщес тва проц есс принятия решений в рамках ЕПС был усовершенствован, но все решения должны были приниматься только единогласно. Вопросы же безо пасности ограничивались политическими и экономическими аспектами. На следующем этапе страны ЕС сконцентрировал и усилия на трансформации ЕПС в систему общей внешней политики и политик и безопасности (ОВПБ), которая была учреждена Маастрихтским договором. 1.2. Маастрихтский договор: создание « второй опоры » В декабре 1991 г. главы государств и правительств одобрили, а 27 февраля 1992 г. их представители подп исали в голландском городе Маастрихте Договор о Европейском Союзе (Маас трихтский договор). В ноябре 1993 г. Договор вступил в силу. Трудно переоценить его поистине историческое значение. Суть Маастри хтского договора сводилась к выдвижению пяти основных целей: — от построенного, в основном, единого рынка идти дальше, к экономическ ому и валютному союзу; — придать экономической интеграции социальное измерение на базе общ ей социальной политики; — преобразовать Европейское экономическое сообщество в Европейское сообщество, расширив круг его компетенции за счет новых сфер деятельнос ти; — дополнить наднациональное интеграционное строительство в рамках институтов Сообщества («первая опора») постоянным сотрудничеством в об ласти внешней политики и безопасности («вторая опора») и в области юстиц ии и внутренних дел («третья опора»); — объединить все три опоры в рамках единой системы Европейского Союза . Внутренняя противоречивость договора была одной из гла вных причин тех трудностей, с которыми была сопряжена его ратификация. В июне 1992 г. он был неожиданно отклонен в ходе референдума в Дании. Потребова лось время и принятие специального протокола «О некоторых положениях, о тносящихся к Дании» для того, чтобы добиться одобрения договора в ходе п овторного референдума. С большим трудом удалось провести его ратификац ию во Франции и ряде других государств-членов ЕС. Прежде всего, договор еще более усложнил терминологиче скую сторону дела. До Маастрихта существовали три обособле нных сообщества: Европейское объединение угля и стали, Европейское экон омическое сообщество и Европейское сообщество по атомной энергии, — ка ждое из которых опиралось на свой, особый основополагающий договор. Все вместе, они назывались Европейскими сообществами. Кроме того, использов ался термин Европейское сообщество — иногда в отношении ЕЭС, а иногда в отношении всех трех сообществ. С принятием Маастрихтского договора ЕЭС было формально переименовано в Европейское сообщество, два других сооб щества сохранили свои названия . Для обозначе ния всех трех сообществ по-прежнему используются и термин «Европейское сообщество», и словосочетание «Европейские сообщества». Кроме того, к эт им трем сообществам теперь применим и термин «Европейский Союз», поскол ьку они составляют его неотъемлемую составную часть — так называемую « первую опору». В структуру Европейского Союза входят и две других «опоры » — общая внешняя политика и политика безопасности, а также сотрудничес тво в области правосудия и внутренних дел. Еще более запутанной является содержательная сторона дела. В отличие от Европейского сообщества (в любом понимании этого термина), Европейск ий Союз не обладает международной правосубъектностью. Это — следствие качественной разнородности составляющих его частей. Европейское сообщ ество построено на базе принципа наднациональности и передачи части на ционального суверенитета в ведение институтов Сообщества. «Вторая» и « третья» опоры представляют собой сферы межправительственного сотрудн ичества, при котором государства-участники полностью и безраздельно со храняют свои суверенные права. А раз нет обособленных суверенных прав, т о не может быть и особой правосубъектности. Не случайно, что решение этог о противоречия осуществляется путем передачи полномочий в круг компет енции «первой опоры» (как это произошло, например, с рядом элементов «тре тьей опоры»). Единственным реальным сплачивающим началом трех «опор» Европейско го Союза является «единая институционная структура, которая должна обе спечивать согласованность и преемственность деятельности, осуществля емой для достижения его целей, с соблюдением и опорой на достигнутый в Со обществе уров ень интеграции» Единый Европейский акт. Догово р о Европейском союзе. М., 1994. С.50. . Если понимать положения этой статьи буквальн о, то при осуществлении деятельности в рамках каждой из обособленных «оп ор» решения должны приниматься одними и теми же институтами — Советом, Комиссией, Европейским парламентом, Судом, Счетной палатой, в соответств ии с их комп етенцией. Однако это не так, и еди ная институциональная структура на самом дел е не является таковой. Если в пределах «первой опоры» задействованы все институты Сообщества, то в двух других областях решения принимаются Сов етом: Комиссия играет вспомогательную роль, а Парламент и Суд вообще не у частвуют в этом процессе. Более того, некоторые решения, принятые в рамка х «второй опоры», должны осуществляться организацией, не входящей в сост ав Европейского Союза и не связанной его основополагающими договорами — Западноевропейским союзом, который, в свою очередь, опирается на опер ативные и материальные возможности НАТО. Вместе с тем, как бы в порядке ко мпенсации, Маастрихтский договор заметно расширил права Европейского парламента в рамках «первой опоры», учредив процедуру так называемого « совместного решения», при которой Парламент может на равных основаниях вести переговоры с Советом и даже пользоваться правом вето при принятии некоторых видов решений. Европарламент может оказывать заметное морал ьное и политическое воздействие на «вторую» и «третью» опоры, что делает их чем-то большим, чем простое межправительственное сотрудничество. Одн ако в целом институциональная разнородность «трех опор» делает функци онирование Европейского Союза как концептуально единого целого чрезвы чайно сложным. Эти глубокие внутренние противоречия не случайны, поскольку при выра ботке Маастрихтского договора столкнулись два качественно различных и , во многом, противоположных принципа — принцип наднационального интег рационного строительства и принцип межправительственного сотрудниче ства суверенных государств. В ходе межправительственной к онференции, предшествовавшей М аастрихтскому саммиту, и на самой встрече глав государств и правительств эти два принципа не удалос ь гармонизировать. Поэтому Маастрихтский договор не сплотил привержен цев того и другого подходов — напротив, он лишь подлил масла в огонь прод олжающейся не одно десятилетие острой идейной борьбы. Принятый в разгар дискуссии о том, что должно быть постав лено во главу угла: «углубление» или «расширение» Сообщества — Маастри хтский договор означал шаг вперед в «углублении» интеграционного проц есса. Это нашло свое выражение в расширении полномочий Европейского пар ламента, в переходе к принципу принятия решений на основе квалифицирова нного большинства во многих областях компетенции Сообщества, в создани и экономического и валютного союза. Однако в целом, вводя в состав Союза о бласти межправительственного сотрудничества, Маастрихтский договор в се же поставил акцент на «расширении», а не «углублении» интеграционног о процесса. С истема ОВПБ , как и ЕПС, не опирается на правовую базу Римского договора, н о предусматривает гораздо большие масштабы сотрудничества. Сохранив межгосударственный характер сотрудничест ва ЕПС, ОВПБ существенно расширила его рамки. Она теперь распространяетс я на всю сферу международных отношений, за исключением вопросов обороны и военной политики. Она предполагает не только взаимные консультации, ка к это было в ЕПС, но и выработку «общих позиций» государств-членов, которы е потом реализуется через «совместные действия», а также Коллективных с тратегий ЕС в отношении третьих стран и регионов. Договор положил начало включению военно-политической интеграции в рамки нормативных докумен тов ( acquis communautaire ), а также официально объявил о будущей интеграции ЗЕС в ЕС и формировании в перспек тиве системы совместной оборон ы Баранов ский В.Г. Западная Европа: военно-п олитическая интеграц ия. М., 2001 . С.117. . У странены также юридические препятс твия к распространению ОВПБ на все области внешней политики и политики безо пасности Союза Единый Европейский акт. Догов ор о Европейском союзе. М., 1994. С.163. (ст. J .1.1), включая вопросы формировани я в конечном счете совместной оборонной политики, которая могла бы быть преобразована с о временем в совместную оборону Там же. С.165-166. (ст. J .4.1.). ОВПБ предполагает не толь ко обмен информацией и взаимные консультации, предусматривавшиеся и си стемой ЕПС, но и выработку — на ме жправительственной осно ве — общей позиции ЕС по важ нейшим вопросам и е е последующую реализацию путем совместных действий . При это м совместные действия являются обязательными для государств-членов в их офиц иальных позициях и деятельности Там же. С.164-165. (ст. J .3. 1. и J .3.4. ). Вместе с тем Маастрихтский договор, расширив компетенции О ВПБ по сравнению с ЕПС, в то же время ограничил сферу применения основных инструментов новой системы. Несмотря на устраненные в Маастрихте недостатки ЕПС, сфе ра применения пришедшей ей на смену системы ОВПБ осталась довольно огра ниченной. Немногочисленные “совместные действия”, предпринятые страна ми ЕС в доамстердамский период, показывают, насколько функционально нео пределенным был их пакет. Он включал как конкретные текущие международн ые проблемы, так и долгосрочные крупные проекты, как разовые, так и регуля рные акции. Среди них: наблюдение за выборами (в России, Южной Африке); дипл оматическое и практическое участие ЕС в достижении важнейших междунар одных договоренностей в сфере безопасности (Пакт стабильности, договор о нераспространении ядерного оружия, конвенция по противопехотным мин ам). “Совместные действия” признаны регулярной процедурой в контроле за экспортом товаров, услуг и технологий двойного назначения. Они также при меняются при проведении акций, требующих существенных материальных и л юдских ресурсов (гуманитарная помощь в бывшей Югославии, учреждение адм инистрации Мостара, палестинских полицейских сил и т.д.). Вместе с тем даже этот во многом случайный выбор направлений ОВПБ говорит в пользу этого инструмента совместных действий стран ЕС на международной арене и подт верждает необходимость его более широкого применения, что было в дальне йшем учтено в Амстердамском договоре. 1.3. От Маастрихта к Амстердаму: переход от политического сотрудн ичества к совместной политике Признав, что функци онировавшая с начала 19 70-х гг. сист ема ЕПС не отвечала новым р еалиям и требовани ям, страны ЕС сконцентрировали усилия на ее трансформации в систему ОВПБ, которая была учреждена в 1992 г. согласно Маастрихтскому дог овору и действует в настоящее время. В силу специфики проблем безопасности и обороны взаимо де йствие в этой сфере было apriori выведено за рамки компетенций наднациональных органов ЕС, и ОВП Б унаследовала от ЕПС межгосударственный характер сотрудничества. Это, кроме всего прочего, позволило найти пути сочетания «второй опоры» ЕС, ф ункционирующей вне правовой базы Римскою договора, с интеграцией по лин ии ЗЕС. Отсутствие собственных инструментов военно-политического сотрудни чества побудило ЕС использовать возросший потенциал ЗЕС. Военно-полити ческая интеграция была включена в контекст маастрихтского процесс а, а ЗЕС документально признан соста вной частью развития Союза . Сам ЗЕС в Декларации к Договору о ЕС и дентифицировал себя в качестве оборони тельног о компонента Европейского Союза , фор мально сохранив статус независимой организации Единый Европейский акт. Догово р о Европейском союзе. М., 1994. C .241-243. . Однако механизм взаимодействи я, предусматривающего обращение ЕС к ЗЕС «с целью разработки и осуществл ения решений и действий Союза, имеющих оборонное значение » , не был конкретизирован Европейское сообщество: регулиров ание интеграционных процессов / Под ред. М.М. Максимовой, Ю.В. Шишкова, Н. Лем ан. М ., 1997. С .173. . В период до подписания нового Амстердамского договора (2 октября 1997 г.) ЕС так и не воспользовался правом обращаться к ЗЕС. Это наглядно демонстрирует, какой тактики приде рживаются страны ЕС/ЗЕС в сфере ОВПБ: все шире открывая окно для новых воз можностей сотрудничества, они воздерживаются от их практической реали зации в сколько-нибудь значительных объемах до тех пор, когда и если это б удет признано целесообразным и необходимым. Наряду с согласованием европейской политики в сфере безопасности, по сле Маастрихта ЗЕС определил два основных направления своей практичес кой деятельности (Петерсбергская декларация, 19 июня 1992 г.): расширение сост ава Союза, в том числе не только в форме полного членства, и формирование с обственного военного «измерения» (вооруженных сил, структур планирова ния и командования) Western European Union Council of Ministers , Petersberg declaration, Bonn, 19 June 1992 (online) // http://www.weu.int/Keytexts.ht m . В последствии Киршбергская декларация Совета ЗЕС (9 мая 1994 г.) определила рамки ассоциирова нного членст ва в Союзе Western European Union Council of Ministers, Kirchberg Declaration, Luxembourg, 9 May 1994 (online) // http://www.weu.int/Keytexts.htm . В результате «семья ЗЕС» существенно увеличилась: к «девятке» присое динилась Греция (1995 г.); Исландия, Норвегия и Турция получили статус ассоции рованных членов (1992 г.); Дания и Ирландия (1992 г.), Австрия, Финляндия и Швеция (1995 г.) — статус наблюдателей; Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Чех ия, Эстония в 1994 г. и Словения в 1996 г. с тали ассоциированными партнерами. Учитывая, что возможность продвижения на основе ОВПБ к совместной об оронной политике зависит прежде всего от материальной базы ее проведен ия, страны ЕС/ЗЕС впервые за послевоенную историю декларировали своей ва жнейшей целью формирование собственного автономного оперативного пот енциала. Поскольку ЕС не располагал соответствующими юридическими осн ованиями, решение этой задачи было закреплено за ЗЕС. Делегировав функци и коллективной обороны в НАТО, ЗЕС не мог претендовать на создание европ ейских вооруженных сил под своим командованием, что потребовало бы их вы вода из структур НАТО. Однако европейским странам удалось найти иное реш ение путем принятия в 1992 г. конце пции «Сил, подотчетных ЗЕС» , которые, по его запросу, могут быть предоставлены в его расп оряжение с согласия стран-участниц. На сегодняшний день это уже более 2 000 национальных и многонациональных военных п одразделений (от корабля, батальона, авиазвена до крупных формирований — дивизий, армейских корпусов). Вместе с тем собственные военные возможности ЗЕС все же ограничены и, конечно, не сравнимы с НАТО. Но решение и этой проблемы, по существу, уже на йдено. В соответствии с декларацией о ЗЕС, принятой в качестве приложени и к основному тексту Маастрихтского договора, он признан также «средств ом укрепления европейск ой опоры в Атлантическом союзе» Едины й Европейский акт. Договор о Е вропейском c оюзе. М., 1994. С.245. . Январская и декабрьская (1994 г .) сессии Совета НАТО одобрили деятельность ЗЕС в этом качестве и выразил и поддержку «европейской идентичности в сфере безопасности и обороны». Тем самым был открыт путь для тесного и расшир яющегося сотрудничества между НАТО и ЗЕС на основе согласованных принц ипов взаимодополняемости и открытости . Это, в свою очередь, позволило европейским странам добиться прорыва на пути к обладанию военным потенциалом, позволяющим поставить провозглашенную ими цель совместной обороны на практические рельсы. Концепция «Многона циональных оперативных сил» (МОС), принятая Советом НАТО (июнь 1996 г.), заложи ла основу трансформации ее военных структур, которые в случае необходим ости могу т использоваться под эгидой ЗЕС Концепция «Многонацион альных оперативных сил» (МОС), Совет НАТО, июнь 1996 г. ( online ) // http :// www . nato . int / docu / other / ru / topics . pdf . Соответствующее договорно-правовое оформление уже в основно м завершено, что открывает перед тандемом ЕС/ЗЕС принципиально новые пер спективы (полномасштабное осуществление концепции МОС за планировано к концу 2004 г.). Одним из важнейших достижений Маастрихта стало, таким обр азом , окончательное признание европейскими странами того, что создание ЕС невозможно без формирования его собственного «изм ерения» безопасности и военной политики. Документально закрепленная ц ель осуществления общей внешней политики и политики безопасности, вклю чая возможное оформление в дальнейшем совместной оборонной политики, к оторая может со временем позволить создать систему совместной обороны, определила основную перспективу и придала ускорение интеграции на это м направлении. Это, в свою очередь, позволило включить военно-политическ ую интеграцию в рамках ЗЕС в контекст развития Европейского Союза. Юриди чески закрепленные прерогативы ЗЕС, умноженные на новые маастрихтские ориентиры политики ЕС, обеспечили европейским странам выход на формиро вание собственного автономного военного потенциала. Вместе с тем маастрихтские документы установили пределы такого уско рения, определяемые, прежде всего, обтекаемостью соответствующих форму лировок, отсутствием ясных временных рамок и процедурных норм продвиже ния к декларированному единству в сфере безопасности и военной политик и. Таким образом, несмотря на значительную динамику движения в этом напр авлении, для него по-прежнему было характерно отставание «на шаг» от инт еграции в экономической и валютно-финансовой областях, которые уже в Маа стрихте обрели достаточную концептуальную определенность. Это отставание проявляется в сохраня ющейся специфической раздвоенности процесса европейской интеграции в сфере безопасности — его развитие в двух институциональных плоскостя х, зона пересечения которых остается размытой и неустойчивой. Несмотря н а заметный прогресс в каждой из этих плоскостей и на интенсивное формиро вание в 19 90-е гг. представляющих их институциона льных структур — ЕС, с одной стороны, и Западноевропейского союза (ЗЕС), с другой — их дальнейшее развитие потребовало более четкого определени я «зон ответственности» на основе взаимодополняемости и формирования адекват ных инструментов взаимодействия Европейская интеграция: современное состояние и перспективы / Под. ред. Д.В. Паньковского. Минск, 2001. С .61. . Развивающаяся тенденция к взаимному сближению обоих и нститутов «второй опоры» европейской интеграции — ОВПБ (ЕС) и ЗЕС — сущ ественно усилена Амстердамским договором. В соответствии с ним, процеду ры принятия совместных действий теперь распространяются и на оборонны е вопросы — в отличие от Маастрихтского договора, предусматривавшего, ч то эти акции не являются инструментом решения оборонных проблем. По Амст ердамскому договору, Европейский совет наделяется полномочиями «опред елять принципы и основные направления общей внешней политики и политик и безоп асности, в том числе в вопросах, затрагивающих оборо ну» Амст ердамский договор, изменяющий договор о Европейском союзе, договоры, учр еждающие Европейские сообщества и некоторые относящиеся к ним акты. М., 1999. С.19. (ст. J .3 . ). Соответственно и ОВПБ включает все вопросы безопасн ости, но возможность формирования на ее основе совместной оборонной пол итики заменена более определенным «постепенным формированием», а перс пектива учреждения в дальнейшем системы совместной обороны обретает б ольшую реальность в связи с наделением Совета полномочиями принимать т акое решение. В договоре указывается, что ЗЕС обеспечивает доступ ЕС к ис польз ованию своего потенциала (ст. J .7. ). При этом указывается, что «петерсбергс кие задачи» ЗЕС (гуманитарные, спасательные, поддержание и установление мира) относятся к компетенции этой статьи. Амстердамские договоренност и предусматривают не только взаимное стремление обеих организаций к ра звит ию сотрудничества, но и возможность инте грации ЗЕС в ЕС, если Европейский сов ет примет такое решени е . Механизм системы ОВПБ существенно усилен. Основой для « совместных действий» и «общих позиций» становятся направления «общей стратегии», принимаемые Европейским советом. Принцип единогласного пр инятия решений сохраняется, но воздержание при голосовании не является основанием для непринятия решений. Кроме того, решения о «совместных дей ствиях», «общих позициях» (и мерах по их выполнению) и другие, основанные н а «общей стратегии», принимаются квалифицированным большинством. В реш ении процедурных вопросов Совет руководствуется простым большинством голосов. Для обеспечения успешного функционирования и координации сис темы ОВПБ введен пост Высокого представителя по ОВПБ/Генер ального секретаря Совета , который может также вести п ереговоры с третьими сторонами от имени Совета по поручению председате льствующего государства. Совет ЕС наделяется правом заключать междуна родные договоры в рамках компетенции ОВПБ на основе консенсуса стран-чл енов, руководствуясь рекомендациями государства-председателя, котором у может быть поручено открывать такие переговоры. Для повышения эффекти вности ОВПБ предусмотрено учреждение в ее рамках специального Органа р аннего оповещения и по литического планирования под руководством Высокого представителя по ОВПБ. Вместе с тем в Амстердамском договоре по-прежнему отсут ствуют ориентиры интеграции ЗЕС в ЕС. Не определены временные и содержат ельные этапы этого процесса. В этих условиях дальнейший прогресс ОВПБ и ее сближение и взаимодействие со структурами ЗЕС зависит от того, наскол ько европейским странам удастся решить задачу конкретизации и развити я соответствующих механизмов сотрудничества. Уже решена одна из заплан ированных первоочередных задач — обеспечена гармонизация председате льства в ЕС и ЗЕС, которое начиная с 1999 г. совмещает одно государство (в перв ом полугодии — Германия). Но в целом, хотя тандем ЕС(ОВПБ)/ЗЕС стал более сп аянным, его участн ики пока движутся довольно асинхронно, а перспективы пересесть в новую машину с единым управлением остаются недостаточно определенными. Однако Амстердамский договор отк рывает для этого вполне реальные возможности, поскольку после его ратиф икации в 1999 г. в Европейском Союзе впервые создана правовая база, позволяю щая ему формировать собственное военное «измерение». Активное наращив ание странами ЕС/ЗЕС потенциала сотрудничества стран-участниц в сфере в нешней политики, безопасности и обороны позволили построить своего род а трамплин, дающий им принципиальную возможность совершить прыжок к соз данию того самого политико-оборонительного сообщества, к которому они о казались не готовы в начале интеграционного пути. В ситуации, когда и в рамках амстердамской перестройки ЕС не смог обес печить синхронизации интеграционного процесса по всем направлениям, р еализация этих возможностей по-прежнему во многом зависит от того прогр есса, какого ЕС способен достичь на «линии прорыва», в первую очередь — в формировании экономического и валютного союза. По мере перехода на каче ственно новый уровень европейского федерализма, когда и если он будет до стигнут, потребуется, очевидно, и новое качество политического сотрудни чества. В этом контексте на первый план вышла задача определения, чьей пр ерогативой будет выработка общей оборонной политики (далее — ООП) — института ОВПБ, как это и предусмотре но Договором о ЕС, или ЗЕС как военного компонента ЕС, и конкретизировать амстердамскую договоренность об их интеграции. Вместе с тем изменения, п роисшедшие в конце 1998 — начале 1999 гг. в интеграционной политике европейск их государств в сфере «второй опоры», свидетельствуют о том, что «отложе нный» в Амстердаме вопрос о конкре тизации этих перспектив , о возможной реструктуризации системы общей внешней политики, политики безопасности и обороны уже внесен в практическую повестку дня европейс кого строительства. Глава 2. ИЗМЕРЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОР ОНЫ ЕС НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ 2.1. Постамстердамские перспективы интеграции ЕС/ЗЕС в сфере безо пасности «Разделение труда» , сложившееся в сфере западноевропейской интеграции по вопросам внешне й политики и безопасности, позволило странам ЕС/ЗЕС добиться существенн ого прогресса в этой области. Вместе с тем продолжается все более заметн ое сближение институциональных направлений такого сотрудничества. С о дной стороны, его рамки существенно расширены Маастрихтским, а затем Амс тердамским договорами, а институт ОВПБ может бы ть распрост ранен и на ООП с перспективой со здания совместной обороны (далее — СО) . С друг ой стороны, ЗЕС не только признан военным компонентом ЕС и обеспечил уча стие всех стран ЕС, не входивших в его состав, в своей работе в качестве на блюдателей, но и последовательно укрепляет свою политическую роль в евр опейской системе безопасности. Однако сохраняющаяся институциональная двойственность интеграции на этом направлении является отражением внутренней противоречивости э того процесса. Развитие европейского сотрудничества в области безопас ности и обороны на всех его этапах требовало от членов ЕС и ЗЕС сложных ко мпромиссных решений, позволяющих совмещать две противоположные, по сущ еству, цели. С одной стороны, это формирование «европейской идентичности » и практическое строительство политического союза ЕС, включающего обо ронное «измерение»; с другой стороны, сохранение и укрепление НАТО как о сновы западной или даже всеевропейской системы безопасности. Акцентир ование на одном из этих стратегических ориентиров разводит европейски х партнеров по двум политическим полюсам. На «евроцентристском» роль ли деров традиционно играют Франция и Германия, на «атлантическом» — Вели кобритания, и по сей день поддерживающая «особые отношения» с США. Несмо тря на то, что в новой ситуации после окончания «холодной войны» выбор ме жду «евроцентристской» и «атлантической» линиями политики стал относи тельно менее острой проблемой, и это позволило на постмаастрихтском эта пе довольно успешно сочетать европейскую военно-политическую интеграц ию с сохранением за НАТО решающей роли в западной системе безопасности, существующая дилемма развития европейской и дентичности в сфере безопасности и обороны п о-прежнему является основополагающей для практического европейского с троительства в этой области. Барановский В.Г. Европейское сообщ ество в системе международных отношений. М., 1999. С.235. Неудавшиеся попытки «евроцентристов», прежде всего Франции и Герман ии, определить в рамках Амстердамского договора конкретную перспектив ную программу развития европейских институтов, в частности — поэтапно й интеграции ЕС (ОВПБ) и ЗЕС, существенно ограничивает возможности испол ьзования инструментов как ЕС, так и ЗЕС для продвижения к провозглашенно й, и даже более определенной после Амстердама, цели формиро вания О ОП и СО. Это встретило упорное сопротивление не толь ко со стороны США, стремящихся снизить степень европейской военно-полит ической автономности путем ее ограничения атлантическими рамками, но и европейских «атлантистов» во главе с Великобританией, опасающихся эро зии трансатлантических отношений и американской роли в Европе. В ходе Межпра вительственной конференции 1996- 1997 гг., посвященной пересмотру Маастрихтского договора, идеи «евроце нтристов», в частности, были конкретизированы в так называемом «Проекте шести». Бельгия, Испания, Италия, Люксембург, Франция и ФРГ представили на сессии Совета министров иностранных дел ЕС (25 марта 1997 г., Рим) совместный до кумент в форме протокола к ст. J .4.2 Разде ла V (Положения по ОВ ПБ) Договора о ЕС. Он предусматривал интеграцию ЗЕС в ЕС в три этапа. Первы й этап предполагает гармонизацию структур и механизмов обоих союзов пр и сохранении институциональной независимости ЗЕС. На втором этапе на ЗЕ С возлагается ответственность за выполнение военных антикризисных мер оприятий, но функции принятия решений (в том числе и в отношении самого ЗЕ С) передаются Совету ЕС. Секретариат ЗЕС инкорпорируется в Секретариат С овета ЕС, а между другими структурами союзов устанавливаются прямые свя зи, позволяющие ЕС непосредственно использовать такие органы ЗЕС как Це нтр оборонного планирования, Ситуационный и Спутниковый центры. На трет ьем, заключительном, этапе предполагается полное завершение интеграци и ЗЕС в ЕС и включение ст. V (о взаимных военных гарантиях) Брюссельского договора, учреждаю щего ЗЕС, в договор о ЕС или дополняющий его протокол. При этом за каждым г осударством ЕС закреплялось бы право не присоединяться к механизму вза имных гарантий. Этот план был поддержан также Нидерландами, которые возд ержались от официального присоединения к нему лишь в силу своего положе ния председательствующего в ЕС государства. Европейский Союз / Под. ред. Ю.А. Борко. М., 1999. С.189. Характерно, что в оп позицию этому проекту «евроцентристов» встала не только Великобритани я, отстаивающая «атлантическую» линию европейской интеграции и высказ авшаяся за более тесное взаимодействие, но не слияние ЗЕС с ЕС, что против оречило бы целям Атлантического альянса и обязательствам, существующи м в НАТО. Ее поддержала нейтральная Швеция, что свидетельст вует о появлении в европейской дискуссии по интеграционной стратегии в сфере безопасности и обороны, наряду с двумя традиционно оппозиционным и течениями «евроцентризма» и «атлантизма», третьего течения, настаива ющею на большей гибкости стран ЕС/ЗЕС в области «второй опоры». Шведский министр иностранных дел Л. Йельм-Валлен указала, что принятие «проекта ш ести» поставило бы под угрозу процесс расширения ЕС и неприемлемо не тол ько для некоторых его членов с нейтральным статусом, но и для ряда стран, в ходящих в «семью ЗЕС». Проект был отвергнут, несмотря на попытки «евроцентристов» снять сущ ествующие в ЕС/ЗЕС противоречия путем придания интеграции в сфере ОВПБ д ополнительной гибкости. Соответствующее предложение было внесено в Со вет ЕС Францией и ФРГ. Их идея включить в Амстердамский договор соответс твующие положения о большей гибкости и углубленной интеграции (в тех обл астях и для тех стран-участниц, которые признают это необходимым) получи ла принципиальную поддержку большинства членов ЕС. Однако некоторые из них (Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Португалия, Швеция) выдвинул и собственные развернутые предложения, не всегда совпадающие с франко-г ерманскими. Швеция и Италия, например, в отличие от Франции и ФРГ, высказал ись за то, чтобы применение принципа «углубленного сотрудничества» был о скорее исключением, чем правилом Ардачев О. Западноевропейский сою з в системе европейской безопасности. М., 1998. С .153 . . Разногласия сторонников «гибкости» состояли и в том, что касается количественных критериев и механизмов осуществлен ия такого сотрудничества. Еврокомиссия, поддержав в целом идею «углубле нного сотрудничества», также внесл а две существенные огов орки. Сотрудничество , во-первых, должно являться крайним ср едством в ситуациях, когда достижение единства невозможно, во-вторых — осуществляться в единых, а не специальных институциональных рамках (при нятых, в частности, для Шенгенских соглашений) Там же. С.154. . Однако и эти предложения натолкнулись на категорические возражения Великобритании. Ее несоглас ие нашло понимание у тех, кто выступает, как, например, Греция, против инст итуционального закрепления различий в ЕС. Проявленная Данией «гибкост ь в отношении гибкости» также подрывала позиции «евроцентристов»: Дани я отказалась признать универсальным принцип единогласия для решений о б «углубленном сотрудничестве», согласившись на возможное исключение лишь для ОВПБ Ардачев О. Западноевропейский союз в системе европейской бе зопасности. М., 1998. С.154. . В результате, хотя страны ЕС/ЗЕС продемонстрировали готовность предп ринять энергичные усилия для преодоления отставания интеграции в сфер е военной политики и безопасности по сравнению с другими направлениями, прорыва добиться не удалось. Компромиссы, достигнутые между «евроцентр истами» и «атлантистами» в Амстердаме, означали, как и прежде, в основном расширение горизонтов сотрудничества при отложенном выборе способа пр актического продвижения к ним. О том, что принятие практических решений действительно в большой мере было отложено на будущее, свидетельствует, в частности, предложение, выдвигавшееся, в ряду других, в заключительный день Амстердамского саммита председательствовавшими Нидерландами. Эт о предложение состояло в том, чтобы включить в текст договора новый пунк т — о пересмотре ст. J .7, касающейся вза имоотношений ЕС и ЗЕС, через пять лет после его вступления в силу. Однако и это положение, позволявшее вернуться к вопросу о слиянии обоих союзов, б ыло заблокировано Великобританией. Ее согласие на другие компромиссны е формулировки, внесенные Нидерландами, также во многом означали устран ение в части Договора, касающейся «второй опоры», чрезмерной, по мнению В еликобритании, «евроцентристской» конкретики в обмен на ее согласие на расширение перспектив сотрудничества. В итоге положение о поэтапном сл иянии ЗЕС с ЕС было принято с оговоркой об их «возможной» интеграции. Основные ограничения в рамках принятой модели (формальной автономии ЗЕС и ЕС при развитии и институционализации связей между ними с общей пе рспективой постепенной интеграции ЗЕС в ЕС) обусловлены недостаточно э ффективным механизмом связей ЕС-ЗЕС. В период до Маастрихта это не имело принципиального значения, поскольку «разделение труда» закрепляло за каждым из институтов свою сферу ответственности. После Маасхрихта, и в е ще большей степени после Амстердама, единым «конечным продуктом» для ЕС и ЗЕС стало формирование европейской идентичности в сфере о бороны и безопасности , а «разделение труда» между ними основывается на сочетании имеющихся в их распоряжении инструментов и с редств. Однако Амстердамский договор не устранил принципиального недо статка механизма связей ЕС-ЗЕС. Он состоит в том, что, с одной стороны, ЕС фо рмально не определяет деятельность ЗЕС (ограниченность компетенции ЕС); с другой стороны, ЗЕС должен ориентироваться на решения ЕС (ОВПБ) как один из его компонентов, что снижает инициативность и оперативность самого З ЕС (ограниченность возможностей ЗЕС). В этих условиях ЗЕС , считающийся соединительным звеном между НАТО и ЕС, по-прежнему играет с корее роль двойного агента. Став частью развития Европейского Союза, но не входя в него, он не обладает достаточным военным потенциалом и полити ческим весом, чтобы выйти из тени НАТО, и вынужден ориентироваться на нее. Не удивительно, что взаимодействие между НАТО и ЗЕС, как под твердил председатель Ассамблеи Союза Л. М. де Пюиг, развивалось много лучше, чем с ЕС, который «проявляет невысокий инт ерес или волю к сотрудничеству с 3ЕС» Кузнецов В.И. Европа на пороге XXI века. М., 1999. С.256. . Если говорить о претензиях ЗЕС быт ь «оборонной рукой» ЕС, то при отсутствии между ними органичной связи он больше напоминает протез, на который ЕС при всем желании не может рассчи тывать как на полноценный инструмент проведения своей политики. Отсутс твие же такой связи — закономерный результат оппозиции европейских «а тлантистов», без преодоления которой критика в адрес ЕС за его нежелание использовать возросшие возможности ЗЕС звучит, по меньшей мере, неконст руктивно. Поэтому ключевым вопросом, от решения которого зависят практические перспективы формирования совместной оборонной политики и совместной о бороны, а следовательно, и наполнение реальным содержанием «европейско й идентичности в сфере безопасности и обороны», остается изменение инст итуционального лица ЗЕС. Вполне очевидно, что соответствующие постамст ердамские перспективы расценивались на Западе как не слишком высокие в условиях, когда с подписанием договора о ЕС, как подтвердил тогда генера льный секретарь ЗЕС Ж. Кутилейру, «положен конец, по крайней мере на неско лько лет, дебатам об институциональном будущем ЗЕС» Цит. по: Европа в меняющемся мире: Междунар одны е связи Европейского сообщества / Под. ред. Ю.А. Борко. М., 1997. С.149. . В результате в сфер е внешней политики, политики безопасности и обороны и после Амстердама е вропейские государства вынуждены придерживаться тактики продвижения по мере открывающихся возможностей. «Евроцентристам» в этой ситуации о ставалось продолжать долгую позиционную борьбу со своими партнерами-о ппонентами, если не предположить «невозможное», — что те оставят свои п озиции. Однако европейская история в очередной раз подтвердила, что поли тика зачастую становится искусством достижения невозможного. 2.2 . «Новая дин амика» Накануне саммита Е С в Портшахе в октябре 1998 г. английский премьер-министр Т. Блэр заявил, что В еликобритания меняет свой курс, выступая теперь за формирование оборон ной составляющей в ЕС. На саммите он признал, что не исключает перспектив у интеграции ЗЕС в ЕС. Уже через 10 дней последовала встреча Т. Блэра с Ж. Шир аком, где они приняли совместную англо-французскую декларацию о европей ской обороне. Ее суть — необходимость принятия Евросоветом решений о вк лючении общей оборонной политики о рамки ОВПБ, наделение ЕС способность ю самостоятельных действий в указанной области, включая межнациональн ые механизмы принятия решений об использовании вооруженных сил ЗЕС/ЕС в кризисных ситуациях, укрепление этих сил в соответствии с новыми рискам и и на основе развития адекватной европейской военной промышленности и технологий. Экстраординарность этих событий иллюстрируется и дополняе тся рядом последовавших европейских встреч, объединенных словом «впер вые». С целью обсуждения военных аспектов проблемы впервые была проведе на сессия министров обороны ЕС, состоялась первая встреча председателя Совета ЕС с генеральным секретарем НАТО, проведен первый совместный Пар ламентский форум ЕС/ЗЕС. Изменение позиции Великоб ритании значительно . Ведь сравнительно недавно Р. Кук, министр иностранных дел пришедше го к власти лейбористского правительства, говорил о ЕС: «Я не вижу Союз в к ачест ве организации по безопасности» Цит. по: Барановский В.Г. Западная Европа: военн о-политическая интеграция. М., 2001. С.244. . Он заявлял и о том, что его правительство не хотело бы, чтобы ЗЕС был военной рукой ЕС, поскольку это мог ло бы подорвать роль НАТО. По ег о словам, Великобритания стремится к сотрудничеству между ЕС и ЗЕС, но не к слиянию. Но уже в Амстердаме Великобритания несколько смягчила п режний курс, согласившись с включением «петерсбергских задач» в Догово р о ЕС. В тот же период, на парижском Совете ЗЕС в мае 1997 г., Р. Кук, в дуэте с мини стром обороны Дж. Робертсоном, произносил те слова, которые являются, оче видно, ключевыми для понимания нынешних перемен: « мы приехали в Париж, чтобы положить конец изоляции Британии в Европ е » Там же. С.245. . Действительно, Великобритания из лидеров «а тлантической» оппозиции практически превратилась в ее единственного п оследовательного представителя. Особые отношения с США уже не являются надежной гарантией весомости ее голоса в Европе. Усиление федералистск их тенденций в ЕС, введение евро поставили Великобританию перед перспек тивой, при недостаточной инициативности и конструктивности ее курса, ок азаться в роли политического аутсайдера европейского интеграционного процесса. В этих условиях попытка отстаивания своей «оппозиционной» ли нии вообще грозила тем, что пелотон ЕС уйдет в отрыв, оставив ее далеко поз ади. Так что резкую смену английской политической линии вряд ли можно сч итать внезапной. И это говорит в пользу того, что инициированная Великоб ританией «новая динамика» ЕС в сфере безопасности и обороны выходит за р амки тактических изменений, становясь долгосрочной тенденцией с далек о идущими практическими последствиями. А практические рез ультаты могут проявиться, очевидно, уже в ближайшей перспек тиве. Германия, первое из государств ЕС/ЗЕС, совмещавше е в первом полугодии 1999 г. председательство в обоих союзах, стала активным политическим спонсором в деле наполнения реальным содержанием «новой европейской динамики», стремясь обеспечить концептуальный прогресс в развитии европейской идентичности в сфере безопасности и обороны. Было запланировано документально закрепить достигнутые результаты в форме соглашения между ЕС и ЗЕС о выполнении Протокола об углубленном сотрудн ичестве между ними. Таким образом, уже в период немецкого председательст ва, после того как завершена ратификация Амстердамского договора, европ ейцы были готовы найти согласованное решение о практическом наделении Европейского Союза собственной компетенцией в области обороны путем п оследовательной интеграции ЗЕС. Из европейского архива вновь извлечен «Проект шести» о трехфазной интеграции ЗЕС в ЕС, отвергнутый на Межправи тельственной конференции по Амстердамскому договору. По мнению немецк ого министра иностранных дел Й. Фишера, этот весьма конкретный и прагмат ичный документ может быть положен в основу институциональной стратеги и ЕС/ЗЕС. Однако мотивы изменения курса Великобритания связаны, в основном, со стремлением усилить свой политический голос в европейском концерте и, в частности, перехватить у «европеистов» инициативу в определении европ ейской политики в области ОВПБ. Поскольку это в значительной мере ей уда лось, ее реальная заинтересованность в быстром ускорении ЕС на этом напр авлении интеграции скорее всего не будет высокой. Напротив, завоеванные Великобританией позиции позволяют ей продолжать традиционную линию на сдерживание евроцентристских тенденций в ЕС. При этом декларированная готовность обеспечить «новую динамику» ОВПБ, а также поддержание возро сшего веса Великобритании в этой области, требуют от нее определенны х практических шагов. Тем более что Великобри тания будет испытывать сильное давление в этом направлении со стороны д ругих стран ЕС, прежде всего — Франции и Германии. Таким образом, английс кая политика будет, вероятно, основываться на соблюдении баланса между « ускорением» и «сдерживанием», на прагматичном дозировании прогресса в сфере «второй опоры». Это подтверждается и недавними выступлениями Т. Бл эра, содержащими уточнения английской позиции, отличающейся отмеченно й двойственностью. С одной стороны, Великобритания подтверждает, что она исходит из того, что ЕС «должен быть способен взять на себя ряд задач в об ласти безопасности». С другой стороны, она исходит из того, что дублирова ние военных структур НАТО неприемлемо и что английское руководство отв ергает стремление к «быстрому слиянию» ЕС и ЗЕС, выраженное, в частности, немецкими партнерами Европейский Союз на пороге ХХ I века: Выбор стратегии развития / Под. ред. Ю.А. Борко; О.В. Буториной . М., 2001. С.183. . Очевидно, что английская линия на сдерживание пружины европейской ин теграции в области безопасности и обороны вр яд ли могла быть подвергнута серьезной критике со стороны сторонников б олее решительных действий — в связи с событиями вокруг Югославии. Военн ая акция НАТО, взявшей на себя основную роль в противодействии Запада ко совскому кризису, серьезно подорвала готовность и способность стран ЕС/ ЗЕС активизировать свое участие в обеспечении европейской безопасност и на основе перераспределения ответственности с США и НАТО. «Фактор Косо во» создал тем самым серьезное препятствие для развития наметившейся « новой европейской динамики». Вместе с тем в долгосрочном плане он, напро тив, создал дополнительные стимулы для формирования в ЕС/ЗЕС собственны х действенных механизмов и инструментов осуществления согласованной е вропейской политики безопасности, включая антикризисные действия на о сн ове собственного, относительно автономно го потенциала. Постепенная интеграция ЗЕС в ЕС, какими бы темпами она не осуществлял ась, воспринимается на Западе уже не в качестве отдаленного и довольно н еопределенного политического ориентира, а как задача практической пол итики Барановский В., Арбат ов А. Меняющиеся перспективы безопасности в Европе // Безопасность Росси и XXI век. М., 2000. С.82. . Реальнос ть ее решения подтверждается не только сложившимся в Европейском Союзе консенсусом, но и фактическим признанием Соединенными Штатами необрат имости развития европейских институтов в этом направлении. Прежде США, к ак подтвердил американский посол в НАТО А. Вершбоу, рассматривали дебаты о европейской идентичности в сфере безопасности и обороны, не опирающей ся на реальный потенциал и обязательства, как «простое упражнение на бум аге». Новые английские инициативы направлены, по мнению Вершбоу, как раз на развитие такого потенциала, и это требует от США «изучения путей пере носа отношений НАТО -ЗЕС в вероятные рамки НАТО-ЕС» Европейская интеграция : современное состояние и перспективы / Под. ред. Д.В. Паньковского. Минск, 2001. С.91. . Вместе с тем, в резу льтате постепенного практического сближения и слияния двух институцио нальных направлений европейской интеграции в области внешней политики , безопасности и обороны, ее содержание может быть совершенно различным. С одной стороны, такое развитие действительно может привести к наделени ю ЕС сильной самостоятельной ролью в системе безопасности, подкрепленн ой военно-политическим и оперативным потенциалом ЗЕС. Это, в свою очеред ь, предполагает соответствующую трансформацию в будущем НАТО в Евро-Атл антический союз, где нынешнее безусловное американское ли дерство будет сбалансировано европейс ким ядром — провод ником ОВПБ и О ОП. С другой стороны, в случае недостаточной п олитической воли европейских государств к тому, чтобы взять на себя подо бную роль, потенциал ЗЕС, в случае его включения в ЕС, может быть в большой мере утерян в силу недостаточной эффективности общего политического р уководства и, в частности, ОВПБ. Тогда результатом усиливающихся тенденц ий европейской интеграции в области «второй опоры», как это не парадокса льно, станет утверждение натоцентристской модели организации западной системы безопасности Европа в многополярном мире / Под. р ед. А.П. Бородина. М., 2000. С.137. . 2.3. «Европа безопасности и обороны»: инт ересы России Отношения с ЕС можн о, пожалуй, признать одним из самых успешных направлений российской внеш ней политики, они стабильны, динамичны и в целом предсказуемы. ЕС по-прежн ему лидирует в списке партнеров России, аккумулируя треть ее внешней тор говли — в четыре раза больше, чем США Документы, касающиеся взаимоо тношений между Европейским Союзом и Россией. М., 2002. С.112. . Евросоюз оказывает существенное содействие рыночным реформам в странах СНГ в ра мках собственных и международных программ, прежде всего через ТАСИС. На этом солидном фундаменте успешно развивается и политический диал ог партнеров. Их взаимодействие строится в едином концептуальном русле — на основе Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), вступившег о в силу 1 декабря 1997 г. ЕС считает поддержку демократических преобразований в России одной из своих важнейших стратегических целей. Эта стратегия, по мнению европе йцев, должна быть направлена, в частности, на то, чтобы Россия играла полно весную роль в формировании будущей Европы. Россия, со своей стороны, расс матривает углубление политической и экономической интеграции ЕС как п отенциально благоприятный фактор для укрепления стабильности в Европе и не имеет принципиальных возражений против приема в ЕС новых членов, в о тличие от расширения НАТО, к которому отношение России остается диаметр ально противоположным даже после подписания ими Основополагающего акт а о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности. Этот процесс не вписывается, по крайней мере , в его нынешних фо рмах, в ту стратегическую картину будущей Европы, в создании которой Рос сия хотела бы сотрудничать и с ЕС. Если расширение ЕС и представляет проб лему для России, то в том же контексте, что и для самого ЕС и стран-кандидат ов — с точки зрения необходимости минимизировать возможные ущербы это го многомерного процесса главным образом для развития торгово-экономи ческих отношений. Однако Россия, в отличие от Запада, предпочитающего говорить о едином процессе расширения западных институтов, фактически противопоставляе т их. Это таит в себе определенную опасность для развития российско-евро пейских отношений. Ставка европейцев на НАТО в отношениях с Россией в сф ере безопасности ослабляет это важнейшее направление ее взаимодействи я с Западной Европой. Фактически единственной европейской организацие й, не установившей постоянных формальных рамок диалога и сотрудничеств а с Россией, остается «оборонная рука» ЕС — Западноевропейский союз. Ос новным препятствием к этому, по мнению европейцев, являются взаимно накл адывающиеся неопределенности — будущего европейской интеграции в обо ронной сфере и, в частности, институциональных перспектив ЗЕС, с одной ст ороны, и перспектив развития России — с другой. При этом фактор российск ой неопределенности, несомненно, имеет для ЕС/ЗЕС решающее значение. Вместе с тем, несмотря на эти препятствия, объективно развитие отноше ний России с ЕС/ЗЕС представляет собой неотъемлемый элемент формирован ия новой системы европейской безопасности, где обе стороны играют важну ю роль и обладают большим политическим и практическим потенциалом. Отст авание уровня этих отношений от других направлений взаимодействия Рос сии с европейскими институтами не только сужало бы канал ее взаимодейст вия с Западом и спектр возможностей ее европейской политики, но и против оречило бы в целом концепции создания взаимосвязанной структуры безоп асности в Европе. Задача преодоления такого отставания стала особенно о чевидной в ситуации, когда Россия активизировала диалог и сотрудничест во с ЕС и НАТО (хотя отношения с НАТО были серьезно подорваны, а прямые кон такты заморожены в результате проведения ею военной операции в Югослав ии), которые образуют с ЗЕС естественный институциональный треугольник. Российский стратег ический курс на развитие связей с ЕС делает л огичным распространение этой политики и на ЗЕС, являющийся составной ча стью Евросоюза. Аналогично, заложенная в Основополагающий акт Россия — НАТО идея перехо да их двусторонних отношений на качественно новый уровень предполагае т, очевидно, «подтягивание» к этому уровню и связей России с ЗЕС. В условия х, когда возможности взаимодействия России с Западом по линии НАТО и рос сийско-американские отношения были существенно подорваны в связи с сит уацией вокруг Косово, необходимость развития российско-ев ропейских отношений в сфере безопасности еще более возросла. Расширяющ иеся связи России с Европой могут стать и для нее, и для Запада тем каналом , который позволяет компенсировать сужение других каналов диалога и вза имодействия. Интенсификация взаимодействия с ЗЕС важна не только с точки зрения с инхронизации процесса интеграции России в систему европейской безопас ности, но и с учетом возросшей самостоятельной роли ЗЕС и перспективы ее более эффективного использования в рамках укрепляющегося тандема ЕС/З ЕС. Динамичное развитие ЗЕС в течение последних лет позволило ему сущест венно укрепить свои политические позиции и увеличить практический пот енциал в сфере европейской безопасности. Тот качественный скачок, котор ый совершил ЗЕС в середине 90-х гг., предполагает необходимость адекватной реакции со стороны России, проведения ею активной политики в отношении э того военно-политического союза. При этом необходимо учитывать, что в ос нове активизации ЗЕС лежат долгосрочные тенденции западноевропейской интеграции, открывающие перед ним широкие перспективы устойчивого раз вития. Отражением этого является, во-первых, происходящее сближение ЗЕС и системы общей внешней политики и политики безопасности ЕС (ОВПБ) в рамк ах концепции «европейской идентичности в сфере обороны и безопасности », во-вторых — трансформация трансатлантических отношений в сторону ув еличения роли и ответственности ЗЕС/ЕС. Поэтому значение сотрудничества с ЗЕС для России много шире тех прак тических результатов, которые могли бы быть достигнуты в нынешней ситуа ции. Развитие такого сотрудничества представляется важным элементом ф ормирования российской внешнеполитической стратегии в соответствии с основными европейскими тенденциями. Напротив, ориентация европейских стран на натовские каналы в отношен иях с Россией в сфере безопасности во многом определяла бы и выбор Росси и, ослабляя европейскую составляющую ее политики. Поэтому Россия ожидае т от ЕС/ЗЕС проявления политической воли, чтобы уравновесить российские отношения с НАТО и США (или компенсировать их возможное ослабление в рез ультате югославского кризиса) развитием собственных связей с Россией. В конце 19 90-х гг. Россия и ЕС сблизились в стремлен ии противопоставить американскому моноцентризму стратегию многополя рного мира. Это означает, что традиционная цепочка Европа — США — Россия должна быть преобразована в своего рода треугольник — за счет существенного р азвития линии Россия-ЕС. До югославского кризиса тенденция подобной тра нсформации получила заметное отражение в практике международных отнош ений. Из российской внешней политики постепенно исчезали ее прежние аме риканские акценты. В преддверии и в рамках саммита Совета Европы в Страс бурге в октябре 1997 г. президент Б. Ельцин настойчиво призывал европейцев в зять на себя большую ответственность за безопасность в Европе, подчерки вая, что потенциал Европы позволяет сделать это без внешнего вмешательс тва. Своего рода индикатором понимания со стороны европейцев стала дост игнутая на этом «антиамериканском» фоне договоренность России, Франци и и ФРГ о проведении ежегодных трехсторонних встреч на высшем уровне. На первом заседании Совета сотрудничества Россия — ЕС (январь 1998 г.) Е. Примаков также акцентировал на важности усиления двустороннего политического диалога. Он призвал не превращать Совет со трудничества в дискуссионный клуб по международным проблемам, нацелив его «на реальное, практическое, а не на слова х, сотрудничест во» в их решении Митропольский А.Б. Россия и европей ская интеграция. М., 2001. С.73. . Пред седательствовавший в Совете ЕС и на Совете сотрудничества Р. Кук поддерж ал российскую точку зрения, отметив, что СПС представляет все возможност и для увязки воедино всех аспектов отношений России и ЕС. Второе заседан ие Совета сотрудничества (май 1999 г.) продемонстрировало, что партнеры дейс твительно начали движение в этом направлении: наряду с обсуждением конк ретных вопросов взаимодействия в сфере международной безопасности (пр ежде всего, в деле косовского урегулирования) на Совете обсуждалась обща я стратегия ЕС в отношении России, которая ориентирована на комплексное партнерство, включающее в качестве неотъемлемой части сотрудничество в сфере внешней политики и безопасности. В этом наметившемс я сближении реально не было антиамериканской подоплеки. Характеризуя с тратегию укрепления «второй опоры» ЕС, министр иностранных дел Австрии В. Шюссель в период председательства в ЕС подчеркнул в обращении к самми ту ЕС в Портшахе (октябрь 1998 г.), что европейская политика безопасности може т быть сформирована только «рука об руку с Соединенными Штатами» и что н еобходимо не «мен ьше Америки», а «больше Европы» Россия и будущее европейское устройство / Под. ред. Н.А. Косолапов а . М., 2000. С.205. . Россия поддерживала европейское видение роли США в Европе как в ажного фактора стабильности и развития. НАТО также рассматривалась Рос сией как один из важных элементов европейской безопасности. Признание и ЕС, и Россией этих положений определяло, таким образом, их политическую б лизость, которая позволяла идти по пути формирования не менее значимой с оставляющей современной международной жизни — углубления прямого вза имодействия Западной Европы и России в сфере внешней политики и безопас ности. И хотя югославские события вносят серьезные коррективы в российс кое восприятие политики США и НАТО, их центральная роль в ев ропейских делах остается константой. Поэтому участие России в системе м еждународной безопасности в любом случае не может строиться на альтерн ативном выборе партнеров и противопоставлении США/НАТО — ЕС/ЗЕС. Политика сотрудничест ва России в Европе предполагает безальтернативное взаимодействие с СШ А и НАТО, но может при этом иметь выраженные европейские акценты, т. е. быть нацеленной на наращивание партнерства с ЕС/ЗЕС, особенно с учетом перспе ктивы институционализации европейской составляющей НАТО. После подписания Основополагающего акта Россия - НАТО перед ЕС откры лись две возможности. Первая — использовать его как удобный предлог, чт обы уйти от серьезного двустороннего диалога с Россией в области безопа сности, сосредоточившись на других направлениях. Вторая, наоборот, — во спринимать его как взятый барьер, серьезно затруднявший развитие таког о российско-европейского диалога. Стоящие перед ЕС задачи формирования «европейской идентичности в сфере обороны и безопасности» объективно благоприятствуют тому, чтобы ЕС/ЗЕС на практике подержали Россию в ее го товности к сбалансированному сотрудничеству во всех областях, что позв олило бы идти по пути действительного российско-европейского партнерс тва. Вместе с тем, движение в этом направлении было существенно затормож ено вследствие предпринятой НАТО военной акции против Югославии. Европейцы продемонстрировали свою очевидную неспособность оказыва ть в настоящее время стабилизирующее влияние на курс США в Европе в ситу ациях, когда он связан с реализацией американских национальных интерес ов, во многом расходящихся с интересами самих европейцев. Объективно вое нно-силовые рецепты решения европейских проблем являются для США важны м средством укрепления своей политической роли в Европе, вынужденной в э тих обстоятельствах опираться на безусловное американское лидерство. Это становится серьезным барьером на пути развития самостоятельной ли нии связи Западная Европа — Россия, которой партнеры в последнее время уделяли повышенное внимание. Теперь «Коллективная стратегия ЕС по отно шению к России», признанная им одной из основных сфер и основ развивающе йся ОВПБ и «европейской идентичности», серьезно подорвана произошедши ми изменениями в отношениях России и Запада, особенно в той ее части, кото рая ориентирована на сотрудничество в сфере безопасности. Если до югосл авских событий укрепилось мнение, что у Западной Европы и России нет сер ьезных противоречий в сфере европейской безопасности, то в нынешней сит уации западноевропейские интересы, сформулированные в контексте полит ики НАТО, существенно расходятся с российскими. В дальнейшем разногласи я сторон еще более возросли в связи с проблемой вокруг Чечни, причем до та кой степени, что в ЕС зазвучали голоса, призывающие к пересмотру «Коллек тивной стратегии ЕС по отношению к России». Относительное ослабление прямой линии связей Западная Европа - Росси я подрывали бы, следовательно, политический потенциал и позиции ЕС/ЗЕС в качестве центра силы в многополюсном мире. И напротив — югославская акц ия усилила тенденцию к закреплению лидерства США, при котором содержани е «европейской идентичности» сводится в нынешней ситуации прежде всег о к согласованному следованию европейцев в фарватере американской гло бальной политики. Усиление США как западного лидера в разрешении сложны х европейских кризисов и конфликтов дает в руки американцев испытанный и действенный рычаг воздействия на европейцев — шантаж уходом США, что означало бы высокую вероятность выхода регулируемых конфликтов из-под контроля и их эскалацию. Таким образом, развивавшаяся в последние годы т енденция относительного уменьшения роли США в Европе при одновременно м усилении позиций ЕС/ЗЕС существенно заторможена. Соединенным Штатам у далось добиться подтверждения европейцами центрального места НАТО с б езусловным американским лидерством в системе европейской безопасност и. Однако, как ни парадоксально, югославский кризис может в перспективе с тать питательной средой для позитивной переоценки российско-западных отношений, и российско-европейских в частности, с учетом его нынешнего н егативного эффекта. В том случае, если не удастся в полной мере преодолет ь возникшие барьеры во взаимоотношениях НАТО и России, сотрудничество Р оссия — ЕС/ЗЕС тем более могло бы рассматриваться в качестве важного ка нала, который дает возможность Западу политически «сохранить» для себя Россию, а России — конструктивно взаимодействовать с Западом на междун ародной арене и в системе европейской безопасности. Для самой России, сл едовательно, актуальность проблемы европейской интеграции в сфере без опасности и обороны сохраняется и в нынешней усложнившейся политическ ой ситуации в Европе. Возникшая на рубеже 1998— 1999 гг. «новая динамика» ЕС/ЗЕС на этом направлении, опирающаяся на накопленный ими потенциал, открывае т перспективу существенных качественных изменений в будущей военно-по литической организации Европы. Очевидно, что Россия не может позволить с ебе занять позицию стороннего наблюдателя изменений, происходящих в пр актической политике безопасности и обороны ее стратегического партнер а, каким она признает ЕС — изменений настолько значимых, что, как отметил госсекретарь немецкого МИД Г. Ферхойген, « они займут центральное место в европейской интеграции в бу дущем » Цит. по: Данилов Д. Россия в Большой Европе: стратегия безопасности // Современная Европа. 2000. № 2. С.49. . Для формирования активной российской позиции необходимо прежде все го определить, какие последствия для России может иметь «милитаризация » Европейского Союза. В стратегическом отношении этот процесс, очевидно , не только не противоречит российским интересам, но, вероятно, вполне соо тветствует им. Во-первых, как ни парадоксально, но такая «милитаризация» способствует демилитаризации международных отношений, поскольку воен ное «измерение» ЕС неизбежно будет играть вспомогательную роль в рамка х его комплексной политики безопасности — в отличие от НАТО, где военны й компонент занимает центральное место в обеспечении безопасности. Во-в торых, соответствующее усиление роли и ответственности ЕС/ЗЕС укрепило бы и перспективы взаимодействия Запада с Россией в сфере безопасности. В едь само понятие «неделимости европейской безопасности» имеет для ЕС/З ЕС более весомое содержание, в силу соседства с Россией, чем для американ цев. Кроме того, расширение компетенций ЕС на оборонную сферу предполага ет одновременное расширение и углубление сотрудничества с Россией в эт их областях, которые становятся материей действующего двустороннего С оглашения о партнерстве и сотрудничестве. В-третьих, новое качество отно шений ЕС-Россия в сфере безопасности открыло бы перед Россией дополните льные возможности развития сотрудничества со странами Центральной и В осточной Европы, которые все более определенно включаются в орбиту евро пейской интеграции. Все это находит подтверждение в политике ЕС. Основная цель запланиро ванных и осуществляемых им реформ в оборонной сфере состоит в наделении «Союза структурами и процедурами, позволяющими преобразовать его из за падного Европейского союза в Союз для всей Европы, сп особн ый к глобальным действиям» Документы, касающиеся взаимоотношений между Европейск им Союзом и Россией. М., 2002. С.134. . И России в этой пол итике отводится центральная роль. В декабре 1998 г. Совет ЕС принял решение о разработке «Коллективной стратегии» в отношении соседних стран и реги онов, поставив на первое место Россию. Соответствующий документ под назв анием «Коллективная стратегия ЕС по отношению к России» был одобрен на с аммите ЕС 3-4 июня 1999 г. в Кельне. Эта стратегия ориентирована на развитие все го комплекса двусторонних отношений и исходит из необходимости способ ствовать интеграции Росс ии в «европейские пространства» Там же. С.135. . Одной из двух ее основных целей является подд ержание европейской стабильности, укрепление глобальной безопасности и противодействие общим вызовам путем интенсификации сотрудничества Е С с Россией. Сформулированная цель выходит за рамки декларативного парт нерства и предполагает наращивание практического взаимодействия ЕС с Россией. Для этого, в частности, планируется учреждение постоянного совм естного механизма в рамках политического диалога партнеров, ориентиро ванного на выработку общих инициатив в области внешней политики и безоп асности (работа по созданию такого механизма должна была начаться уже в конце 1999 г., но была приостановлена в связи с осложнением российско-европе йских отношений в результате разногласий по чеченской проблеме). Все это свидетельс твует в пользу того, что стратегия ЕС, направленная на создание потенциа ла в области безопасности и обороны, позволяющего ей претендовать на отн осительно автономную политическую роль в системе международных отноше ний, в принципиальном плане пересекается с российской стратегией в един ой плоскости — формирования многополярного мира в ХХI веке. Несмотря на выявившиеся различия в подходах к решению ряда кризисных европейских п роблем, в долгосрочном плане России следовало бы, вероятно, поддержать а мбициозные устремления ЕС, которые требуют от него сбалансирования сво их отношений с США развитием отношений с Россией. Успешная реализация ку рса ЕС/ЗЕС на создание «европейской обороны» не означает создание новой «европейской армии», зато способствует трансформации НАТО как военно-п олитического союза в Евро-Атлантическую организацию безопасности с си льным европейским ядром, интересы которого в целом сближаются с российс кими. Глава 3. «ВТОРАЯ ОПОРА» ЕС НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ 3.1 . Европейские силы быстрого реагиров ания и НАТО С момента образова ния ЕС государства-члены заявили о своем намерении проводить в рамках Со юза общую внешнюю политику и политику безопасности. Начиная с Хельсинск ого саммита ЕС в декабре 1999 г. это намерение стало приобретать конкретные формы, когда было принято решение о том, что к 2003 г. в распоряжении ЕС должен будет нахо диться контингент войск размером в 50-60 тысяч человек, способный реагировать на кризисы, возникающие в Европе Европейский Союз на пор оге ХХ I века: Выбор стратегии развити я. / Под. ред. Ю.А. Борко; О.В. Буториной. М., 2001. С.246. . Изменение политики Великобритании, обозначившееся в Сент-Мало, мобилизировавшее Францию, которая задолго до этого призывала европейс кие страны к сотрудничеству в военной сфере; введение в обращение евро; ф актор промышленности, в которой наметилась тенденция к консолидации ев ропейских оборонных производств; неудача, постигшая европейские воору женные силы в Косово, а также дебаты по поводу будущего НАТО — все это зас тавило европейские государства интенсифицировать усилия по созданию в ооруженных сил в Европе и проведению последовательной и рациональной о боронной политики и политики безопасности. В отношении европейских Сил быстрого реагирования (ЕСБР) целью ЕС, пос тавленной на вторую половину 2000 г., было обеспечить участие отдельных стр ан в их формировании. 20 ноября министры иностранных дел и обороны ЕС прове ли конференцию по обязательствам о выделении военных средств. В рамках к онференции Совет ЕС рассмотрел подготовленный детализированный катал ог ЕСБР и принял специальную Декларацию. В ней указывается, что каталог с ил и средств, которые страны ЕС готовы предоставить для ЕСБР «на доброво льной основе», включает более 100 тыс. человек, 400 боевых самолетов и 100 корабл ей. Страны-участницы внесли вполне удовлетворительные предложения, кас ающиеся выделения национальных и многонациональных штабных структур. В декларации отмечается, что формирование собственных штабных структу р ЕС начнется уже в 2001 г. В то же время, в ходе конференции было отмечено, что предложенные «национальные вклады» пока не позволяют ЕС проводить сам остоятельно наиболее масштабные операции Петерсбергского спектра, учи тывая сохраняющиеся «узкие места», в частности — в таких сферах, как дал ьний транспорт, стратегический потенциал сбора, обработки и передачи ин формации; ряд высоких технологий (оружие точного наведения , вертикальный взлет и посадка) Европейская интеграция: современное состояние и перспе ктивы / Под. ред. Д.В. Паньковского. Минск, 2001. С.158. . Создание автономных вооруженных сил ЕС — закономерный и логичный эт ап европейской интеграции. Однако дебаты между отдельными государства ми по поводу назначения европейских вооруженных сил, их значимости и схе мы функционирования заставляют задуматься о том, какие сроки нужны для о кончательного воплощения идеи в жизнь. Для примера в озьмем три крупнейших госуда рства Европы — Францию, которая в силу своих особых отношений с НАТО явл яется исторически основным пропонентом самостоятельности Европы в обл асти обороны, Великобританию, не желающую ни в коей мере ущемить интерес ы США на европейском континенте, и ФРГ — самое крупное по территории и на иболее развитое в экономическом плане европейское государство, — и пос мотрим, насколько и по каким вопросам расходятся их позиции. Исторически Франция считается одним из апологетов Европейской обще й политики безопасности и обороны ( далее — ЕО ПБО), с тех пор как в 1998 г. Великобритания сняла вето на обсуждение вопросов, связанных с европей ской обороной вне НАТО. Учитывая то, что франко-германский диалог по оборонным вопросам прервалс я после того, как Франция решила в 1996 г. создать профессиональную армию, сег одняшнее решение по ЕОПБО можно во многом считать результатом «франко-б ританского мотора». Даже если Германия и присоединилась к «Франко-Брита нской динамике» в ходе своего президентства в ЕС (закончившегося решени ями Кельнского саммита), нельзя не замечать асимметрии, которая существу ет между Германией, с одной стороны, и Францией и Великобританией — с дру гой, в отношении стратегической ориентации их национальных армий. Курс на ЕОПБО в точности совпадает с давними желаниями Франции созда ть автономные оборонные силы вне НАТО. Это обусловлено во-первых еще гол листскими идеями о европейской идентичности, во-вторых историческими п ретензиями Парижа на центральное место в политике Европы, в-третьих, отс утствием столь тесных, как, например у Великобритании, связей с СIIIА в вопр осах обороны. Во время Югославск ого кризиса, когда Франция стала проводить политику сближения со структ урами НАТО, многие рассматривали здесь попытку европеизировать НАТО из нутри, через усиление европейской опоры. Когда эта попытка закончилась н еудачей, а конфликт в Косово выявил недостаток собственных возможносте й в Европе и главенствующую роль НАТО в урегулировании кризисов в Европе , Франция сосредоточилась на создании автономных европейских институт ов ЕОПБО. В отличие от США, Франция также подчеркивала необходимость дуб лирования в сфере принятия решений по ЕОПБО. План действий, представленный партнерам президентом Ж. Шираком в августе 1999 г., следовал той логике, что Европа должна быть способна действовать без одобрения СIII А. Это противоречило позициям некоторых европейских партнеров, которые боялись, что автономная ЕОПБО ослабит партнерство. В то время, как некото рые элементы плана были приняты на хельсинском саммите (учреждение Коми тета по политике и безопасности и постоянного военного комитета), попытк а Франции построить ЕОПБО без параллельного обсуждения с НАТО не удалас ь, и весной 2000 г. было принято решение о создании рабочих групп между НАТО и ЕС. В ходе президентства Франции в ЕС во второй половине 2000 г. она продолжал а выполнять поставленные задачи в сфере развития европейской оборонно й идентичности и создания автономных европейских вооруженных сил. Одна ко намерения Франции в отношении финального саммита ЕС в Ницце сильно ра зошлись с намерениями Великобритании, которая планировала использоват ь встречу на саммите для того, чтобы убедить США и собственную обществен ность в том, что оборонные силы не перерастут в Европейскую армию. Велико британия участвовала в составлении заявления о том, что ЕСБР будут дейст вовать только когда НАТО не захочет участвовать, что не существует понят ия «европейская» армия, и что НАТО остается опорой коллективной обороны . Это совпадало с высказываниями министра обороны США, Уильяма Коэна о то м, что Североатлантический Альянс может стать «реликтом прошлого» в отс утствие тесных связей между силами ЕС и НАТО. Но президент Ж.Ширак на прес с-конференции заявил, что наряду с тем, что ЕСБР будут координировать сво и действия с НАТО, они в то же время будут неза висимы от штаб- квартиры Альянса Цит. по: Манке Д. Параметры европейс кой безопасности / Публ. подг. Гусаров Ю.А. // Идеи европеизма во второй полов ине ХХ века. М., 2000. С.128. . Подобное высказывание вызвало негодование Т. Блэра, премьер-министра Великобритании, который заявил, что он имеет совершенно другой взгляд: « Мы занимаемся тем, в чем нас полностью поддерживает НАТО, Великобритания и США — и французам придется с этим смириться». Р. Кук, министр иностранн ых дел, добавил к этому, что Великобритания не примет предложений Франци и о создании группой европейских государств собственны х с ил по безопасности и обороне Там же. С.129. . Проек т договора, подготовленный Францией, как хозяйкой саммита, включал полож ение об особом внимании государств-членов к развитию «инициатив в облас ти безопасности и обороны для приобретения возможностей урегулировать кризисы». Официальные лица Великобритании дали ясно понять, что формули ровка неприемлема, поскольку в ней нет обращения к НАТО и она может дать европейским странам широкие и неопределен ные полномочия в сфере развития военных сил Барановский В.Г. Западна я Европа: военно-политическая интеграция. М., 2001. С.256. . Здесь видны острые противоречия между позициями Франции и Великобри тании. В британской прессе появилась аллегория о том, что Франция стреми тся к развитию двух военных блоков и предпочитает при переговорах ЕС с Н АТО сидеть за квадратным столом, где группы расположены напротив друг др уга, в то время как другие европейские партнеры предпочитают менее конфр онтационный круглый стол. Для Великобритании исключительное значение имеет участие США в евро пейских делах, а также американские гарантии, в том числе ядерные. Особен ность ее отношений с США заключается в том, что во-первых, вооруженные сил ы Великобритании очень сильно скоординированы с вооруженными силами СIII А, глубоко развито сотрудничество с США в ядерной сфере, и очень тесные св язи налажены в сфере разведки. Поэтому Великобритания очень бдительно с ледит за тем, чтобы развитие безопасности и обороны в Европе ни в чем не пр отиворечили позиции США. Если Великобритания и выступила в 1998 г. в пользу с оздания оборонного потенциала в Европе, то лишь потому, что США высказыв али свое недовольство по поводу несоразмерных пропорций в сфере финанс ирования между США и Европой в урегулировании европейских кризисов. Сох раняя тесную связь с США, Великобритания свою задачу в Ницце по вопросам обороны видела в том, чтобы не пропустить ни одной инициативы Франции, св язанной с обособлением европейской обороны и разрывом связи с НАТО. Здесь позиция Вели кобритании совпадает с позицией ФРГ. Германия, несомненно, является стор онником проведения активной ОВПБ, поскольку она исконно заинтересован а в развитии и углублении европейской интеграции в любых ее проявлениях . Однако, несмотря на желание ФРГ поддерживать и участвовать в обсуждени и этой темы, Германия не проявляет особого желания дополнить разговоры с оответствующим финансированием, чему есть объективные причины. Америк анские эксперты оценили расходы исключительно на необхо д имый транспорт в 50 млрд. евро Европейский Союз на пороге ХХ I века: Выбор стратегии развития / Под. ред. Ю.А. Борко; О.В. Буториной . М., 2001. С.251. . За последн ее десятилетие европейские оборонные расходы в лучшем случае не увелич ивались, чему были объективные причины, как, например, другие нужды ЕС — р асширение, урегулирование ситуации на Балканах, валютный союз. Поэтому п еред правительством Германии в данный момент стоит дилемм а — военное развитие Союза или валютный союз. В Бундесвере это усугубилось дополнительными расходами на слияние двух армий после объединения Германии. До сих пор в Германии действует призыв на срочную военную службу, и ориентирована армия, скорее, на обеспечен ие внутренней обороны, чем на проведение операций за пределами страны. З апланированная реформа армии также потребует дополнительных затрат, и оборонный бюджет Германии в ближайшем будущем будет вряд ли достаточны м для осуществления задач, поставленных перед собой членами Евросоюза в Хельсинки. В связи с этим на саммите в Ницце ФРГ гораздо больше интереса п роявляла к вопросам системы голосования в Еврокомиссии и к вопросам о ра сширении ЕС, чем к вопросу о статусе европейских сил быстрого реагирован ия, и неизменно подчеркивала главенствующую роль НАТО в обеспечении евр опейской безопасности. Принимая во внимание описанные противоречия между позициями европе йских государств, а также опасения стран — кандидатов на вступление в Е С по поводу удаленности от НАТО (исторически, страны Восточной Европы ис пытывают недоверие к Западной Европе в вопросах, связанных с обороной и безопасностью), на ближайшее время тесное сотрудничество ЕС и НАТО в обл асти обороны неизбежно, и идеи, высказываемые Францией кажутся преждевр еменными. Создание европейской оборонной идентичности, о которой так ча сто говорят во Франции — далеко не столь простой и краткосрочный процес с, а при отсутствии единомыслия по поводу данного вопроса не будет и долж ного финансирования. Если говорить реалистично, то создание полноценно го потенциала вооруженных сил в Европе, достаточного для обеспечения бе зопасности на континенте, возможно, будет лишь лет через 10, хотя нельзя не отметить несомненного прогресса в этой сфере. Прежде всего, ЕС часто зая вляет о своем весе в международных делах, свидетельством чему является п риглашение Х. Соланы, Высокого Представителя ЕС по ОВПБ на Балканы и на Ср едний Восток, однако отсутствие общей стратеги государств-участников, и , что самое главное, отсутствие осознания европейской идентичности в сфе ре обороны, говорит о том, что до создания полноценного оборонного потен циала еще далеко и говорить сейчас можно лишь о формирующейся тенденции. Последняя не осталась без внимания руководства России. Позицию росси йских официальных лиц по вопросу формирования европейской обороны и бе зопасности в целом можно оценить как осторожную. Определенные оценки вы сказаны, в частности, в Стратегии развития отношений РФ и ЕС на среднесро чную перспективу (2000-2010), в которой прямо указывается на то, что Россия намер ена развивать партнерство в областях обеспечения общеевропейской безо пасности силами самих европейцев без изоляции от США и НАТО, но и без их мо нополизации на континенте; практического сотрудничества в сфере безоп асности, которое могло бы служить противовесом НАТО центра Европы; разви тие позиции России в отношении оборонной идентичности ЕС. Министр иностранных дел РФ И. Иванов на «Еврофоруме» в Берлине заявил, что Москва находит вполне естественным стремление европейцев обеспечи ть собственными силами собственную безопасность и готова к конструкти вному взаимодействию с ЕС. Россия рассчитывает на то, что ЕСБР могли бы ст ать если не противовесом НАТО, то структурой, которая затормозит расшире ние НАТО. На это есть ряд политических причин, прежде всего одиозность бл ока НАТО и влияние в нем США. В настоящий момент, когда статус ЕСБР не опре делен, и идут споры о степени связанности их с НАТО, Россия выражает готов ность оказать посильную помощь, видимо при условии «удаленност и» Сил от НАТО и его механизмов Отношения Росс ии и ЕС в контексте расширения НАТО ( online ) // http :// www . inion . ru / product / nato / nato 6_3. htm . П редставляется, что на данный момент по кра йней мере неразумно рассматривать ЕОПБО как инструмент, который поможе т вбить клин в отношения Западной Европы и СIIIА. Однако по мере развития ЕС БР, а главное, развития европейской оборонной идентичности, ЕС будет при обретать все больший вес в сфере европейской безопасности, что не сможет не оказать определенного влияния на трансформацию НАТО. Неизбежность р азвития оборонной идентичности предопределяется в свою очередь необхо димостью стран ЕС оградить себя от постоянного активного участия США в ж изни Европы, будь то вмешательство или невмешательство в урегулировани е нестабильности. Европе нужно научиться собственными силами защищать экономические достижения, а возможным это будет лишь через преодоление внутренних противоречий. Оборона является одной из важнейших функций государств, поэтому евро пейским странам очень трудно будет усилить институционализацию процес са (которая необходима) через более глубокую интеграцию (принятие оборон ных решений квалифицированным большинством голосов, или расширение по лномочий Еврокомиссии в этой сфере). Наиболее вероятный путь — институц ионализация через углубленное межгосударственное развитие — усилени е позиций Комитета по Безопасности и Обороне и усиление роли Высокого Пр едставителя. Несомненно, тенден ция по созданию европейской оборонной идентичности и по ограничению вл ияния США в вопросах европейской безопасности соответствует интересам России, но рассчитывать на то, что Европа сможет в ближайшее время без пом ощи НАТО справляться с кризисами на континенте, к сожалению, не приходит ся. 3.2. Европейская политика в области безопа сности и обороны: отношения ЕС, НАТО и России Процесс формирова ния и развития Европейской политики в области безопасности и обороны, бе зусловно, стал новым фактором безопасности в Европе. В сложившейся ситуа ции России необходимо прояснить свою позицию по поводу происходящего в Европейском Союзе, определить, насколько этот процесс может повлиять на развитие отношений между Россией и ЕС. В связи с этим возникает два вопро са: во-первых, каковы цели и задачи создаваемой Европейской политики в об ласти безопасности и обороны и каким образом она обуславливает взаимоо тношения между Европейским Союзом и НАТО; во-вторых, как процесс усилени я оборонной составляющей ЕС и сближения ЕС и НАТО затрагивает интересы Р оссии. По поводу позиции, занимаемой Россией по той или иной проблеме, необхо димо сделать одно замечание: российская внешняя политика, как в общем, та к и в конкретных случаях, таких как европейская политика России, во много м обуславливается концепцией многополярности. Именно стремление к соз данию многополярного мира является одним из факторов, определяющих раз витие отношений между Россией и Европейским союзом и Россией и НАТО. Возвращаясь к вопросу о европейской политике в области безопасности и обороны, следует отметить, что ее цель — раз витие в рамках Европейского Союза военных ресурсов, которые можно было б ы использовать в операциях, в которых необязательно участие НАТО. Такие ресурсы позволили бы странам ЕС самостоятельно и эффективно заниматьс я миротворчеством, гуманитарной помощью и кризис-менеджментом. Действительный прогресс был достигнут в последние годы — поворотным моментом стал декабрь 1998 г., когда британский премьер-министр Т. Блэр и президент Франции Ж. Ширак на встрече в Сент-Мало выступили с инициативой, которая определила направление развития евро пейской политики в этой сфере. Франция и Великобритания предложили план создания новой общей политики в области безопасности и обороны. После Се нт-Мало последовал обмен мнениями лидеров стран ЕС. В июне 1999 г. Европейски й Совет в Кельне определил основные направления предлагаемой политики и процедуры принятия решений. Наконец, в декабре 1999 г. на Европейском Совет е в Хельсинки было принято решение о создании к 2003 г. сил быстрого реагиров ания численностью 50-60 тысяч, которые можно было бы разместит ь в течение 60 дней Митропольс кий А.Б. Россия и европейская интеграция. М., 2001. С.189. . Как же на все происходящее реагирует Россия? Традиционно отношения м ежду Россией и НАТО носили достаточно сложный характер, и хотя годы конф ронтации сменились некоторым потеплением отношений и даже военно-поли тическим сотрудничеством, тем не менее, российская политическая элита о тказывается признать какие-либо существенные перемены в НАТО и восприн имает ее по-прежнему как организацию, созданную в годы Холодной войны пр отив Советского Союза, пережившую своего политического оп понента — ОВД, сейчас являющуюся сильнейшей военной орга низацией в Европе, в которую новую демократическую Россию отказываются принимать. Отношения России с Европейским Союзом складывались совсем по-другом у. В отличие от НАТО Европейские сообщества практичес ки не занимались вопросами обороны. Отсутствие этой серьезной в нешнеполитической и оборонной составляющей облегчало налаживание отн ошений между Москвой и Брюсселем. Правда, стоит отметить, что официальны е отношения между Советским Союзом и Европейскими сообществами были на лажены только в конце советской эпохи. Появление Европейской политики в области безопасности и обороны явилось закономерным продолжением Маас трихта и неудачного опыта европейцев на Балканах. Но усиление оборонной составляющей Европейского Союза и особенно его сближение с НАТО стало т ревожным сигналом для России и поставило вопрос о необходимости опреде лить свою позицию в отношении происходящего и оценить, как это может пов лиять на сотрудничество России с Европейским Союзом. Происходящее, несомненно, должно способствовать укреплению политич еского влияния Европейского Союза. В очередной раз делается попытка изм енить ситуацию, когда ЕС является «экономическим великаном и политичес ким карликом», придать ЕС больший политический вес. Каким образом эти изменения воспринимаются в России? Усиление полити ческого веса ЕС, его активизация в вопросах безопасности и обороны, в общ ем, соответствуют стремлению России к многополярности, поскольку объек тивно создает еще один центр политического влияния в мире. Но прежде, чем говорить о возникновении нового центра политического влияния - Европейского Союза, необходимо определить, как его деятельност ь соотносится с уже существующими политическими центрами, такими как НА ТО. В самом Европейском Союзе есть два различных подхода к этой проблеме. С одной стороны, Франция, которая согласна с Россией в вопросе о необходи мости многополярного мира. Франция давно добивается укрепления единой Европейской внешней политики, правда, во многом для того, чтобы затем исп ользовать ее как инструмент защиты национальных интересов самой Франц ии. С другой стороны, в Европейском Союзе безусловно доминируют точки зр ения отличные от мнения французской администрации. Наиболее активную п озицию занимает британское правительство, которое в 1998 г. поддержало идею создания собственно европейских оборонительных сил, но при этом катего рически против какого-либо противопоставления новых европейских струк тур НАТО и подрыва позиций альянса в Европе. Надо отметить, что французов и британцев разделяют и другие проблемы, например, вопрос о необходимост и мандата Совета Безопасности ООН для осуществления каких-либо акций в р амках европейской политики в области безопасности и обороны. Однако воз можности создаваемых европейских оборонных структур зависят не стольк о от политической воли того или другого государства-члена ЕС, сколько от реального военно-политического потенциала ЕС. Амбициозность Маастрихт ского договора как раз заключалась в стремлении создать независимые ев ропейские структуры в сфере безопасности, но события на Балканах продем онстрировали полную беспомощность ЕС без поддержки Соединенных Штатов . Для сравнения военного потенциала европейцев и американцев будет умес тно вспомнить некоторые факты: военные расходы европейских членов НАТО на 60% меньше расходов Соединенных Штатов на оборону, при этом военные ресу рсы Европейцев на 10-15% меньше чем у американцев; в операции в Югославии 3/4 воз душных сил были обеспечены Соединенными Штатами Европейская интеграция : совр еменное состояние и перспективы / Под. ред. Д.В. Паньков ского . Минск, 2001. С.151. . Поэтому и новая политика ЕС в сфере безопасности осущес твляется с расчетом на поддержку ресурсов НАТО. Так в декабре 1999 г. в Хельси нки была признана необходимость консультаций с НАТО. Североатлантичес ким альянсом в апреле 1999 г. на саммите НАТО в Вашингтоне было принято решен ие поддержать европейскую инициативу. А 20 сентября 2000 г. впервые прошло сов местное заседание Североатлантического совета и COPSi (временного комитета по политике и безопас ности), органом, ответственным за развитие Европейской политики в област и безопасности и обороны. Было принято решение сформировать рабочие гру ппы, которые бы занимались следующими вопросами: во-первых, согласование м текста официального документа между ЕС и НАТО, в соответствии с которы м осуществлялся бы обмен информацией и допуск представителей ЕС к струк турам НАТО; во-вторых, определением основных задач для создаваемого евро пейского контингента; в-третьих, организацией доступа соответствующих структур ЕС к военным ресурсам НАТО, и, наконец, созданием постоянно дейс твующих органов для связи ЕС и НАТО. То есть очевидно, что европейцы намерены в сотрудничестве с НАТО акти визировать свою деятельность в сфере безопасности и обороны, а не провод ить отличную от НАТО политику или подрывать позиции альянса в вопросах е вропейской безопасности. Однако для России такое сближение ЕС и НАТО создает определенные про блемы. Рассмотрим две из них. Во-первых, вопрос о расширении. Общеизвестно , что Россия выступает категорически против возможности дальнейшего ра сширения НАТО, при этом предметом особой озабоченности России стало воз можное членство в НАТО бывших республик СССР, в частности Балтийских стр ан. В отличие от расширения НАТО, идея расширения ЕС не вызывает столь рез кого отторжения у российской политической элиты, хотя отмечаются опред еленные негативные последствия этого расширения для России, но в общем, отношение к его возможности вполне нейтральное. Однако это отношение мо жет измениться в связи с усилением связей между ЕС и НАТО, поскольку може т оказаться, что страны Балтии, часто заявляющие о своем стремлении всту пить в НАТО, получат доступ к его ресурсам посредством вступления в ЕС. Те м не менее хочется отметить, что эти опасения пока не имеют серьезных осн ований, поскольку главная проблема, связанная с расширением НАТО - стать я 5 Вашингтонского договора, говорящая о праве на коллективную безопасно сть в случае агрессии против одного из госуда рств-членов НАТО, а планируемые сейчас формы сотрудничества между ЕС и Н АТО касаются исключительно выполнения так называемых Петерсбергских з адач. Но как раз с Петерсбергскими задачами связана еще одна проблема для Р оссии. Вопрос об активизации миротворческой деятельности ЕС вызывает о пределенные опасения в России. Очевидно, в данном случае сказывается опы т миротворческих операций, проводимых НАТО, и существенное различие в оц енке событий между руководством НАТО и российской администрацией. П роисходящее укрепление Европейской пол итики в области безопасности и обороны вряд ли будет способствовать фор мированию действительной многополярности, учитывая тесные связи между ЕС и НАТО, кроме того, существующая тенденция сближения ЕС с НАТО может вы зывать определенную обеспокоенность российской администрации. Безусл овно, эта обеспокоенность российской стороны вполне оправдана; однако, у читывая комплексный характер отношений между ЕС и РФ, следует максималь но осторожно оценивать значение такого сближения ЕС с НАТО для политики , проводимой Россией в Европе, нельзя допустить, чтобы это помешало сотру дничеству России с ЕС. 3.3. НАТО и Европей ский Союз: сотрудничество или конкуренция Сейчас очень широко обсуждаются вопросы, связанные с обеспечением безопасности на европей ском континенте. Новое время принесло с собой новые проблемы, для решени я которых старые институты оказались неэффективными. Организация Севе роатлантического договора стремится стать основным гарантом стабильн ости в Европе, но возникает вопрос, возможно ли все-таки появление альтернатив ной военной структуры в рамках Европейского Союза, который в последнее время активиз ировал свою внешнюю политику и политику в сфере безопасности. Как отмечалось ранее, в декабре 1999 года на Хе льсинском саммите Европейского союза государства- члены подписали соглашение, по которому к 2003 году они должны созда ть, так называемые, силы быстрого реагирования, что на практике означает, что в случае необходимости за 60 дней государства-члены смогут собрать 60 т ысяч контингента войск и поддерживать его боеспособность в течение одн ого года. На саммите в Фейра (Португалия) в июне 2000 года был создан новый ком итет по внешней политике и безопасности, который должен выработать пост оянное соглашение с Организацией Североатлантического договора, чтобы избежать дублирования и официально оформить доступ ЕС к органам планир ования НАТО. Следующим шагом стал саммит в Ницце в декабре 2000 года, где были согласованы условия, на которых НАТО будет предоставлять Европейскому Союзу свои структуры для планирования и командования. Однако этот докум ент так и не был од обрен НАТО, поскольку Турция четыре месяц а блокировала его утверждение. Официально Анкара отриц ала тот факт, что он а блокирует переговоры, но посол Турции в НАТО подтверждал , что его правительство несогласно с моделью “консультаций в период кризиса”, предложенной Европейским Союзом государствам, котор ые не являются членами ЕС. При этом, турецкие вл асти говорил и о том, что в операциях, которые будет проводить НАТО, госуда рства ЕС, не являющиеся ее членами, будут иметь все права постоянных член ов НАТО, а в операциях, которые будет проводить Европейский Союз без учас тия НАТО, Турция и другие члены альянса, не входящие в ЕС смогут участвова ть только в консультациях, которые они могут беспрепятственно проводит ь с отдельными государствами-чле нами ЕС и сейчас. Анкара тр ебовала своей большей вовлеченности в военные операции Ев ро пейского Союза. Турция настаивала на том, чт о, по крайней мере, в регионах, представляющих особый интерес для ее безоп асности, она должна иметь право участвовать не только в реализации приня того решения, но и в процессе планирования и стратегического командован ия и контроля. При этом официа льные власти Турции подчерки вали , что их деятельность направлена не на ограничение авто номии Европейского Союза от НАТО. Однако государства ЕС, не являющиеся ч ленами НАТО, не должны иметь преимуществ перед государствами НАТО, не яв ляющимися членами ЕС. С одной стороны, кажется очевидным, что Турция отстаивает свои собств енные национальные интересы в Европе, поскольку она активно действует в рамках НАТО, и не хочет терять влияние. Но с другой стороны, кажется немног о странным то, что Анкара заняла такую жесткую позицию в отношении военн ых операций, которые будут проводиться Европейским Союзом самостоятел ьно, то есть без использования органов НАТО даже для их планирования и ос уществления командования. Рональд Рамсфелд, министр обороны США, заявил , что ЕС не должен дублировать Организацию Североатлантического догово ра и в его деятельность необходимо включить и государства, не являющиеся членами Европейского Союза, что полностью совпадает с позицией Турции п о данному вопросу. Скорее всего, Турция действует при негласной поддержк е новой администрации Белого дома. В Ницце была достигнута договоренность о том, что есть ряд операций, пр и проведении которых вся цепь командования остается под полным политич еским контролем ЕС, эти операции охарактеризованы как “операции, в котор ых не участвует НАТО”. Речь идет о том, что силы быстрого реагирования ЕС м огут действовать автономно только в гуманитарных операциях по поддерж анию мира, в которых НАТО по тем или иным причинам откажется участвовать. То есть во всех других случаях ЕС будет использовать инструменты планир ования я контроля НАТО. Однако все приведе нные определения очень размыты и поддаются самому широкому толкованию, что и используют государства ЕС. Франция выступает за создание полность ю независимых от НАТО структур планирования, тогда как Великобритания о тстаивает идею использования для этих целей уже существующие институт ы НАТО. Подобная неопределенность вызывает некоторые опасения в Вашинг тоне. Новая администрация Белого дома опасается, что силы быстрого реаги рования в Европе приведут к дестабилизации НАТО. В целом можно отметить, что республиканцы обвиняют Европейский Союз в том, что он н е спешит устанавливать тесные контакты с НАТО, и считают, что в основе пла на по созданию корпуса быстрого реагирования лежит беспокойство, вызва нное слухами об американском изоляционизме, поскольку во время президе нтской кампании Джордж Буш не скрывал, что он занимает менее интервенцио налистскую позицию, чем его предшественник. При этом не следует забывать , что Соединенные Штаты уже довольно давно начали высказывать недовольс тво тем, что европейские государства переложили на плечи США почти весь груз обеспечения безопасности на европейском континенте, особенно в фи нансовой сфере. По замечаниям в прессе можно сделать вывод о том, что Ваши нгтон всячески поддерживает идею принятия на себя европейцами большей ответственности в военной сфере, но только в рамках НАТО, поэтому Белый д ом настаивает на включении сил ЕС в НАТО. Реакция европейских стран различна, как различны и их позиции по этом у вопросу. Великобритания предпринимает множество усилий для того, чтоб ы убедить США в том, что развитие военной составляющей Европейского Союз а не нанесет вреда НАТО. В феврале 2001 года состоялись визиты в США премьер-м инистра Великобритании Тони Блэра и министра иностранных дел Робина Ку ка, в ходе которых оба представителя Соединенного королевства заявляли о том, что так называемая “европейская армия” будет частью НАТО. Но их уси лия сводятся на нет заявлениями некоторых французских политиков, отста ивающих автономное развитие вооруженных сил ЕС, и заявлениями некоторы х представителей самого ЕС. Так в апреле 2001 года, вслед за визитом Тони Блэр а в США, председатель постоянного военного комитета Европейского Союза генерал Густав Хаулунд заявил, что Европейские силы быстрого реагирова ния будут действовать независимо от НАТО, что дало повод оппозиционным к онсерваторам обвинить премьер-министра во лжи. С проамериканскими, а, сл едовательно, и с пронатовскими настроениями сталкивается и правительс тво Германии. Представители находящейся сейчас в оппозиции партии ХДС/Х СС обвиняют правительство Федеративной республики в необдуманной поли тики по отношению к США, отношения с которыми стали более прохладными. Та к, например, Йошка Фишер, министр иностранных дел ФРГ заявил, что Соединен ные Штаты должны заставить Турцию снять свое вето, ибо оно приведет к том у, что ЕС будет вынужден создавать для своих вооруженных сил структуры, п араллельные НАТО. Он подчеркнул, что процесс развития европейской интег рации, в том числе и в вооруженной сфере, будет продолжаться, его нельзя ос тановить. Однако наличие явно выраженного стремления европейцев развивать ин теграцию в сфере внешней политики и обороны не означает их способность с оздать “европейскую армию” самостоятельно без сотрудничества с НАТО. З десь сказывается множество факторов. Во-первых, создание независимых общеевропейских сил потребует значи тельно больших затрат, чем использование уже существующих структур НАТ О, что неизбежно приведет к увеличению расходов в военной сфере - мера, кот орая весьма непопулярна среди граждан ЕС. Во-вторых, большинство из государств-членов ЕС испытывают серьезные трудности с выполнением соглашения, достигнутого в Ницце. На данный моме нт только Германия заявила о том, что к 2003 году она сможет достичь поставле нных целей. Но Германия обладает самыми мощными вооруженными силами в Ев ропе. О том, смогут ли остальные государства ЕС уложиться в данные сроки, г оворить еще рано, но, скорее всего, далеко не все смогут это сделать из-за с лабости собственной военной организации и из-за оппозиции многих гражд ан. Если подобные проблемы возникают при создании корпуса быстрого реаг ирования, то каким образом может идти речь о независимой «европейской ар мии»? В-третьих, и это сам ое главное, Европейский Союз, доказавший свою эффективность в построени и общеевропейского экономического пространства, объективно не способе н создать и осуществлять эффективное командование вооруженными силами . Бюрократизм европейских институтов является излюбленной целью для на падок со стороны критиков европейской интеграции уже на данном этапе, но в сфере внешней политики и обороны необходима, прежде всего, оперативно сть принятия решений и безусловное подчинение приказу. Но сейчас в облас ти внешней политики и безопасности существуют, по крайней мере, три дейс твующих лица. Прежде всего, это Хавьер Солана, верховный представитель Е С по внешней политике и политике в сфере безопасности, затем, Крис Паттен, комиссионер, занимающийся внешнеполитическими вопросами и, наконец, ст рана, осуществляющая председательство в ЕС. Подобная размытость ответс твенности не сможет стать основой эффективной системы, способной конку рировать с НАТО. Кроме того, довольно часто страна, председательствующая в ЕС, не способна отразить мнение всех государств-участник ов, что произошло, например, в 2000 году на заседании ООН, когда Франция, предс тавлявшая ЕС, высказала свою точку зрения на дыру, образовавшуюся в бюдж ете ООН, что привело к 11-месячным переговорам государств-членов ЕС, в резу льтате которых позиция Франции была отвергнута. Все эти три фактора , по всей видимости, и будут определять политику европейских государств в области безопасности на ближайшие годы. И все они указывают на то, что, н есмотря на очевидное стремление ЕС добавить к своему экономическому ве су на международной арене и вес политический, в том числе и в военной сфер е, он не сможет полностью отказаться от НАТО, а, следовательно, и от США. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Безусловно новым с ловом в европейской интеграции стала созданная в соответствии с Маастр ихтским договором Общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ ), заменившая действовавший с начала 70-х гг. механизм Европейского политич еского сотрудничества (ЕПС). Сохранив межгосударственный характер сотр удничества ЕПС, она существенно расширила его рамки. ОВПБ теперь распрос траняется на всю сферу международных отношений, за исключением вопросо в обороны и военной политики. Она предполагает не только взаимные консул ьтации, как это было в ЕПС, но и выработку «общих позиций» государств-член ов, которые потом реализуется через «совместные действия», а также Колле ктивных стратегий ЕС в отношении третьих стран и регионов. Договор полож ил начало включению военно-политической интеграции в рамки нормативны х документов, а также официально объявил о будущей интеграции ЗЕС в ЕС и ф ормировании в перспективе системы совместной обороны. После ратификации Амстердамского договора в 1999 г. в Евросоюзе впервые создана правовая база для построения собственного военного измерения. Так, Европейскому совету дано право вырабатывать «общую стратегию» в об ласти ОВПБ, а Совету — принимать решение об учреждении системы совместн ой обороны, причем решения о «совместных действиях» и «общих позициях» п ринимаются квалифицированным большинством. Введен пост Высокого предс тавителя по ОВПБ/Генерального секретаря Совета, который представляет в нешнеполитические интересы ЕС в мире и уполномочен вести переговоры с т ретьими странами. Все это свидетельствует о дальнейшей коммунитаризац ии «второй опоры», хотя, как и в случае с ЭВС, оборонные и внешнеполитическ ие функции государства составляют суть национального суверенитета, и п отому их передача на меж- и наднациональный уровень представляет собой к рупную политическую и психологическую проблему. Исключительно важно и то, что создание собственного оперативного потенциала ЗЕС/ЕС перемести лось из разряда потенциальных возможностей в плоскость практических р ешений. Теперь речь идет о наделении Евросоюза действенным потенциалом для решения всего спектра «петерсбергских задач»: от выполнения гумани тарных миссий до операций по принуждению к миру. Таким образом, в 1990-е гг. Евросоюз приступил к формированию европейской «идентичности в сфере безопасности и обороны». Его основными слагаемым и явились три перечисленные выше фактора: расширение сферы внешнеполит ического сотрудничества, создание основ для военного измерения ЕС и сущ ественная коммунитаризация «второй опоры». Процесс экономической интеграции будет подталкивать европейскую и нтеграцию в сфере внешней политики и обеспечения безопасности. К 2015 г. в ос новном сформируется новая структура системы внешнеполитического взаи модействия в виде многоярусной Европы с твердым ядром. США останутся осн овным внешнеполитическим и военным партнером Западной Европы. В центре общей внешней политики и политики безопасности Европейског о Союза на ближайшие 15 лет будут находиться три приоритета — Россия и стр аны СНГ (поиск путей сотрудничества и стратегического партнерства), Юго- Восточная Европа (укрепление мира на Балканах) и Средиземноморье (расшир ение ассоциации по типу соглашений с Марокко, Тунисом и Израилем, а также создание зоны сотрудничества и безопасности от угрозы с юга). Дестабилиз ирующие процессы, подобные балканскому кризису, потребуют от западноев ропейских стран жестких и единых действий в рамках прежде всего провере нных структур НАТО. Одновременно усиление внешнеполитической составля ющей в функционировании Евросоюза и возрастающее (особенно после косов ского кризиса) стремление европейцев улаживать политические проблемы на континенте без участия США будет стимулировать создание новой военн о-политической организации, призванной стать эффективной заменой Запа дноевропейского союза. Внешнеполитическая составляющая европейской интеграции будет разв иваться путем «мелких шагов» — сближения позиций стран-членов, поиска к онсенсуса и принятия совместных действий на приоритетных направлениях . Можно ожидать, что к середине прогнозного периода в ЕС сложится достато чно эффективный механизм формирования и принятия внешнеполитических р ешений, причем основывающийся не только на широком компромиссе, близком к единогласию (поскольку поиск компромисса снижает действенность реше ний); напротив, все чаще решения будут базироваться на позиции меньшинст ва наиболее сильных и авторитетных государств. Направленность оборонной политики Европейского Союза будет непоср едственно зависеть от развития ситуации на всем постсоветском простра нстве и, в первую очередь, в России. Нормализация общественного и экономи ческого развития РФ и становление в нашей стране эффективного демократ ического порядка создаст предпосылки для качественно нового европейск о-российского партнерства и будет способствовать созданию обновленной системы коллективной безопасности. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Безусловно новым с ловом в европейской интеграции стала созданная в соответствии с Маастр ихтским договором Общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ ), заменившая действовавший с начала 70-х гг. механизм Европейского политич еского сотрудничества (ЕПС). Сохранив межгосударственный характер сотр удничества ЕПС, она существенно расширила его рамки. ОВПБ теперь распрос траняется на всю сферу международных отношений, за исключением вопросо в обороны и военной политики. Она предполагает не только взаимные консул ьтации, как это было в ЕПС, но и выработку «общих позиций» государств-член ов, которые потом реализуется через «совместные действия», а также Колле ктивных стратегий ЕС в отношении третьих стран и регионов. Договор полож ил начало включению военно-политической интеграции в рамки нормативны х документов, а также официально объявил о будущей интеграции ЗЕС в ЕС и ф ормировании в перспективе системы совместной обороны. После ратификации Амстердамского договора в 1999 г. в Евросоюзе впервые создана правовая база для построения собственного военного измерения. Так, Европейскому совету дано право вырабатывать «общую стратегию» в об ласти ОВПБ, а Совету — принимать решение об учреждении системы совместн ой обороны, причем решения о «совместных действиях» и «общих позициях» п ринимаются квалифицированным большинством. Введен пост Высокого предс тавителя по ОВПБ/Генерального секретаря Совета, который представляет в нешнеполитические интересы ЕС в мире и уполномочен вести переговоры с т ретьими странами. Все это свидетельствует о дальнейшей коммунитаризац ии «второй опоры», хотя, как и в случае с ЭВС, оборонные и внешнеполитическ ие функции государства составляют суть национального суверенитета, и п отому их передача на меж- и наднациональный уровень представляет собой к рупную политическую и психологическую проблему. Исключительно важно и то, что создание собственного оперативного потенциала ЗЕС/ЕС перемести лось из разряда потенциальных возможностей в плоскость практических р ешений. Теперь речь идет о наделении Евросоюза действенным потенциалом для решения всего спектра «петерсбергских задач»: от выполнения гумани тарных миссий до операций по принуждению к миру. Таким образом, в 1990-е гг. Евросоюз приступил к формированию европейской «идентичности в сфере безопасности и обороны». Его основными слагаемым и явились три перечисленные выше фактора: расширение сферы внешнеполит ического сотрудничества, создание основ для военного измерения ЕС и сущ ественная коммунитаризация «второй опоры». Процесс экономической интеграции будет подталкивать европейскую и нтеграцию в сфере внешней политики и обеспечения безопасности. К 2015 г. в ос новном сформируется новая структура системы внешнеполитического взаи модействия в виде многоярусной Европы с твердым ядром. США останутся осн овным внешнеполитическим и военным партнером Западной Европы. В центре общей внешней политики и политики безопасности Европейског о Союза на ближайшие 15 лет будут находиться три приоритета — Россия и стр аны СНГ (поиск путей сотрудничества и стратегического партнерства), Юго- Восточная Европа (укрепление мира на Балканах) и Средиземноморье (расшир ение ассоциации по типу соглашений с Марокко, Тунисом и Израилем, а также создание зоны сотрудничества и безопасности от угрозы с юга). Дестабилиз ирующие процессы, подобные балканскому кризису, потребуют от западноев ропейских стран жестких и единых действий в рамках прежде всего провере нных структур НАТО. Одновременно усиление внешнеполитической составля ющей в функционировании Евросоюза и возрастающее (особенно после косов ского кризиса) стремление европейцев улаживать политические проблемы на континенте без участия США будет стимулировать создание новой военн о-политической организации, призванной стать эффективной заменой Запа дноевропейского союза. Внешнеполитическая составляющая европейской интеграции будет разв иваться путем «мелких шагов» — сближения позиций стран-членов, поиска к онсенсуса и принятия совместных действий на приоритетных направлениях . Можно ожидать, что к середине прогнозного периода в ЕС сложится достато чно эффективный механизм формирования и принятия внешнеполитических р ешений, причем основывающийся не только на широком компромиссе, близком к единогласию (поскольку поиск компромисса снижает действенность реше ний); напротив, все чаще решения будут базироваться на позиции меньшинст ва наиболее сильных и авторитетных государств. Направленность оборонной политики Европейского Союза будет непоср едственно зависеть от развития ситуации на всем постсоветском простра нстве и, в первую очередь, в России. Нормализация общественного и экономи ческого развития РФ и становление в нашей стране эффективного демократ ического порядка создаст предпосылки для качественно нового европейск о-российского партнерства и будет способствовать созданию обновленной системы коллективной безопасности. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СП ИСОК I Источники а) На русском языке 1. Амстердамский договор, изменя ющий договор о Европейском союзе, договоры, учреждающие Европейские соо бщества и некоторые относящиеся к ним акты. М., 1999. 2. Договоры, учреждающие Европейские соо бщества (ЕОУС, ЕЭС, Евратом). М., 1994. 3. Документы, касающиеся взаимоотношени й между Европейским Союзом и Россией. М., 2002. 4. Единый Европейский акт. Договор о Евро пейском союзе. М., 1994. 5. Коллективная стратегия Европейского Союза по отношению к России. Кельн. 1999. 6. Концепция «Многонациона льных оперативных сил» (МОС), Совет НАТО, июнь 1996 г. ( online ) // http :// www . nato . int / docu / other / ru / topics . pdf 7. Хартия европейской безо пасности ( online ) // http :// www . osce . org / docs / russian /1990-1999/ summits / istachart 99 r . htm 8. CFE . DOC /1/99. Сог лашение об адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Ста мбул . 1999. 19 ноября. б) На английском языке 9. Declaration of the WEU on the Role of Western European Union and its Relations with the European Union and with the Atlantic Alliance, Brussels, 22 July 1997 ( online ) // http://www.weu.int/Keytexts.htm 10. Europe – a fresh start : The Schuman declaration , 1 950-90 ( online ) // http://europa.eu.int/articles/hist/docs/frame17.htm 11. Western European Union Council of Ministers, Kirchberg Declaration, Luxembourg, 9 May 1994 ( online ) // http://www.weu.int/Keytexts.htm 12. Western European Union Council of Ministers, Petersberg declaration, Bonn , 19 June 1992 ( online ) // http://www.weu.int/Keytexts.htm II Литература а) На русском языке 13. Алексеев А. Совет Североатлан тического сотрудничества и будущее Европы // Международная жизнь. 1992. № 3-4. 14. Ардачев О. Западноевропейский союз в с истеме европейской безопасности. М., 1998. 15. Барановский В., Арбатов А. Меняющиеся п ерспективы безопасности в Европе // Безопасность России XXI век. М., 2000. 16. Барановский В.Г. Европейс кое сообщество в системе международных отношений. М., 1999. 17. Барановский В.Г. Западная Европа: военн о-политическая интеграция. М., 2001. 18. Барановский В.Г. Политическая интегра ция в Западной Европе. М., 1995. 19. Башкатова Т.А. Западноевропейская инт еграция: финансовый аспект. М., 1998. 20. Безопасность Европы: пути преодолени я (Обзор) / Публ. подг. Т.В. Носенко // Актуальные проблемы Европы: экономика, по литика, идеология. М., 1991. Вып. 2. Ч. I . 21. Военная политика стран Западной Евро пы / Под. ред. Ю.А. Борко. М., 1999. 22. Глухарев Л.И. Европейские сообщества: в поисках новой стратегии. М., 2000. 23. Гусаров Ю.А. Европа в изменяющихся поли тических условиях: проблемы безопасности // Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок. М., 1998. 24. Гусаров Ю.А. Создание нового порядка бе зопасности в Европе: несколько сценариев и перспективы их осуществлени я // Актуальные проблемы Европы: экономика, политика, идеология. М., 1994. Вып.1 - 2. 25. Данилов Д. Россия в Больш ой Европе: стратегия безопасности // Современная Европа. 2000. № 2. 26. Европа XX века: проблемы мира и безопасности / Под. ред. А.О. Чубарьян. М., 1998. 27. Европа в меняющемся мире : Международные связи Европейского сообщества / Под. ред. Ю.А. Борко. М., 1997. 28. Европа в многополярном мире / Под. ред. А.П. Бородина. М., 2000. 29. Европейская интеграция: современное состояние и перспективы / Под. ред. Д.В. Паньковского. Минск, 2001. 30. Европейский Союз / Под. ре д. Ю.А. Борко. М., 1999. 31. Европейский Союз на поро ге ХХ I века: Выбор стратегии развития / Под. ред. Ю.А. Борко; О.В. Буториной. М., 2001. 32. Европейский Союз: Путеводитель / Под. р ед. Ю.А. Борко. М., 1998. 33. Европейский Союз: факты и комментарии / Под. ред. А.П. Бородина. (ИЕ РАН – Ассоциация европейских исследований). М., 1998. 34. Европейское сообщество: проблемы 80-х г одов / Под. ред. Ю.А. Борко; И.В. Гавриловой. Ч.2. М., 1989. 35. Европейское сообщество: регулирование интеграционных процессов / Под ред. М.М. Максимовой, Ю.В. Шишкова, Н. Леман. М., 1997. 36. Журкин В. Интеграция, общая внешняя пол итика и безопасность // Заглядывая в XXI век: Европейский Союз и Содружество Независимых Государств. М., 1998. 37. Западная Европа: парадоксы регулиров ания / Под. ред. В.Н. Шинаева, В.И. Кузнецова, В.П. Глушкова. М., 1988. 38. Западная Европа: политическая и военн ая интеграция / Под общ. ред. и с пред. М.И. Бурлакова. М., 1994. 39. Западноевропейская интеграция: полит ические аспекты / Под. ред. Ю.В. Шишкова, Д.Е. Мельникова, В.Г. Барановского. М., 1999. 40. Западноевропейская интеграция: проек ты и реальность / Под общ. ред. В.Б. Княжинского. М., 1997. 41. Кузнецов В.И. Европа на пороге XXI века. М., 1999. 42. Манке Д. Параметры европейской безопа сности / Публ. подг. Гусаров Ю.А. // Идеи европеизма во второй половине ХХ век а. М., 2000. 43. Митропольский А.Б. Россия и европейска я интеграция. М., 2001. 44. От единого рынка к Европейскому Союзу / Под. ред. Ю.А. Борко. М., 1994. 45. Отношения России и ЕС в контексте расш ирения НАТО ( online ) // http :// www . inion . ru / product / nato / nato 6_3. htm 46. Пархалина Т. Некоторые ра змышления об архитектуре безопасности Европы на рубеже XX - XXI вв. // Европа на пороге XXI века: ренессанс или упадок. М., 1998. 47. Петерсен Н.Х. На пути к созданию модели европейской безопасности XXI века // Вестник НАТО. 1997. № 5. 48. Россия и будущее европейское устройс тво / Под. ред. Н.А. Косолапова. М., 2000. 49. Ротфельд А.Д. Европа: институционально е оформление процесса безопасности // Ежегодник СИПРИ 1999: Вооружения, разо ружение и международная безопасность. М., 2000. 50. Ротфельд А.Д. Европа: к новым мерам обес печения безопасности // Ежегодник СИПРИ 1996: Вооружения, разоружение и межд ународная безопасность. М., 1997. 51. Ротфельд А.Д. Европа: переход к безопас ности нового типа ( “ Inclusive security ”) // Ежег одник СИПРИ 1998: Вооружения, разоружение и международная безопасность. М., 2001. 52. Ротфельд А.Д. Поиски системы коллектив ной безопасности // Международная жизнь. 1996. № 7. 53. Федоров Ю.Е. Европейская ПРО и Россия // Е вропейская безопасность: события, оценки, прогнозы. 2001. Окт. Вып. 1. 54. Чернега В.Н. Западноевропейский союз в тени НАТО // Международная жизнь. 1998. №8. 55. Шульц Э. Европейская безопасность в ми ровом контексте // Россия и Германия в Европе / Сост. Б. Орлов, Х. Тиммерман. М ., 1998. 56. Э.-О. Чемпиль. Новый порядок для Европы / Публ. подг. М.Д. Диманис // Идеи европеизма во второй половине ХХ века. М., 2000. б) На английском языке 57. Polity A. European security: the new transnational risks // Chailliot Paper. 1997. October. № 29.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Нет, я конечно очень доволен, но все-таки странно - про учителей пургу прогнал Медведев, а уволили министра образования Ливанова.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по международным отношениям ""Вторая опора" ЕС: проблемы построения и подходы", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru