Контрольная: Бытие и существование права - текст контрольной. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Контрольная

Бытие и существование права

Банк рефератов / Философия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Контрольная работа
Язык контрольной: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 190 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

1 СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Человек как правовое существо в онтологии права 2. Бытие и существование права 3. Формы существования права в онтологии Заключение Список использованной литературы ВВЕДЕНИЕ Рассмотренные определения сущности и понятия права в его различении и с овпадении с законом позволяют охарактеризовать право под углом зрения онтологии (учения о бытии), гносеологии (учения о познании) и аксиологии (у чения о ценностях). В контексте развиваемого нами юридического правопонимания в общем вид е можно сказать, что учение (концепция) о праве в его различении с законом это и есть онтология права. Бытие права (его объективная природа и собственная сущность) представле но в принципе формального равенства, включает в себя и выражает всю сово купность внутренне взаимосвязанных и предполагающих друг друга объект ивных свойств и сущностных характеристик права как всеобщей и необходи мой формы равенства, свободы и справедливости в общественной жизни люде й. Право исторично. Этот историзм относится как к бытию права, так и формам е го проявлений. Право опосредованно социально-историческим опытом, и в эт ом смысле оно апостериорно, а не априорно. Поэтому природу права (социально-исторический смысл и содержание бытия права, его сущности и существования) не следует смешивать ни с правом при роды (с природной данностью права), ни с природой разума (с априорной данно стью права из чистого разума), хотя и разум, и природа играют существенную роль в историческом процессе генезиса и развития права. Конечно, по аналогии с аристотелевским положением о том, что «человек, по природе своей, -- существо политическое», можно сказать, что человек, по пр ироде своей, -- существо правовое. Но подобные суждения вовсе не означают а приорности, природной данности, прирожденности человеку политической или правовой сущности, политических или правовых свойств и качеств. 1. ЧЕЛОВЕК КАК ПРАВОВОЕ СУЩЕСТВО В ОНТОЛОГИИ ПРАВА Если бы человек, как считал Руссо, рождался уже свободным (и уже от приро ды люди были бы свободными и равными), то он нигде не был бы в оковах, и со св ободой, равенством, правом, справедливостью у человечества вообще не был о бы никаких проблем. В том-то и дело, что вектор движения прямо противоположный: человек и чело вечество развиваются к свободе, праву, равенству, справедливости из ситу ации их отсутствия. И речь должна идти лишь о том, что человек (и целые наро ды) по своей природе (интеллектуальной и волевой), в отличие от других живы х существ, может, потенциально способен путем своего совершенствования и развития прийти к политическим и правовым формам организации социаль ной жизни. Такого завершения генезиса человеческой природы, отмечал для своего вр емени (IV в. до н.э.) Аристотель, достигли лишь греки; другие же народы (варвары ) как люди с неразвитой (нравственно и умственно) природой живут в дополит ических и доправовых условиях деспотизма и рабства. Поэтому, согласно Ар истотелю, «варвар и раб, по природе своей, -- понятия тождественные». И спустя два с половиной тысячелетия приходится констатировать, что мно гие люди и образуемые ими народы еще так и не завершили, говоря словами Ар истотеля, генезис своей политической и правовой природы, не достигли выс от того политического и правового общения, которое на современном языке называется правовым государством, господством права, правами и свобода ми человека и гражданина. И из прошлого и современного опыта нашей стран ы мы хорошо знаем о тех трудностях и огромных усилиях, которые требуются даже для минимального продвижения вперед на пути от рабства, деспотизма и тоталитаризма к свободе, праву и справедливости. Генезис права как социально-исторический процесс, в частности, означает , что становление сущности права и возникновение правовых явлений и отно шений происходят одновременно и в рамках одного процесса. Дело, следоват ельно, обстоит не так, что сперва откуда-то (от природы или свыше) дана нека я готовая сущность права (принцип права, идея права, умопостигаемое быти е права) и лишь из нее затем появляются эмпирические правовые явления, пр авовая реальность. Такова, например, логика соотношения чистых идей (ист инного бытия) и эмпирической реальности как их отражения в философии Пла тона. Как ни парадоксально, но примерно по такой же схеме изображают леги сты связь между законом и жизнью. Но неверно представлять себе дело и так, будто сперва какое-то время суще ствовала правовая жизнь и функционировали правовые отношения между св ободными субъектами и лишь затем появились сущность, принцип, бытие прав а. Такой подход, внешне кажущийся весьма реалистичным, при ближайшем рас смотрении оказывается внутренне противоречивым: он отрывает существов ание права от сущности права и в то же время некое неопределенное сущест вование (без правовой сущности) характеризует как правовое. Что же в тако м случае дает основание вообще говорить о правовом характере соответст вующих эмпирических феноменов, лишенных правовой сущности, правового к ачества? Этот напрашивающийся здесь вопрос остается без ответа. Между тем ясно, что, если мы применительно к праву говорим о сущности и сущ ествовании, это значит, что сущность права проявляется в формах его суще ствования, а в последних присутствует правовая сущность. Абстрагированный от фактичности, формализованный мир права со своими о собыми условиями и условностями, со своими персонами (правовыми масками ), ролями, правилами поведения, процедурами и т. д. нередко сравнивают с теа тром, имея в виду его игровой характер, театральные условности, абстраги рованность театрального действа от действительности и т. д. В подобных с равнениях есть доля правды («человек играющий» проявляется везде -- и в бы ту, и в праве, и в театре, и в религии, и в других сферах жизни), тем более что т еатр (и, прежде всего -- драматический театр) многое перенял из области пра ва, правовых коллизий и процедур, правовой трактовки реальных ситуаций, организации и проведения судебного процесса, словом -- из драм и драматур гии правовой жизни. Но условности театра так и остаются в условном мире -- за занавесом театра , а между правом и жизнью нет такого занавеса и в условностях правовой фор мы бурлит невыдуманная драма самой жизни с подлинными приобретениями и потерями, и мертвые здесь не воскресают. С точки зрения генезиса правовой природы человека (и вместе с тем утверж дения начал права и правопорядка в жизни целых народов), определяющее зн ачение имеет осознание как раз того обстоятельства, что в абстракциях пр ава за внешней условностью речь идет о самом главном и существенном в жи зни индивида и всего социума -- о свободе, справедливости, равенстве, что п равовые условности -- это на самом деле абсолютно необходимые условия до стойной человека жизни всех и каждого. А такой развитости и зрелости в ор ганизации жизни невозможно достигнуть без освоения и практического ут верждения людьми требований права как императивных велений своей собс твенной человеческой природы, своего разума, совести и воли. Без овладения правом как математикой свободы люди и народы обречены, про зябать под гнетом и произволом деспотизма, тирании и тоталитаризма. Существенное значение нравственной зрелости человека (и народов), его вн утренней моральной зрелости и подготовленности для жизни по праву и зак ону после Аристотеля наиболее выразительно сформулировал уже в XVIII в. (в ду ховном и социально-историческом контексте отсталой, по европейским мер кам, феодальной Германии) Кант в своих знаменитых категорических импера тивах, где веления индивидуального морального сознания по своей нормат ивной сути совпадают с требованиями правового принципа всеобщего форм ального равенства. Развитое состояние моральности -- необходимое услови е для утверждения правовой легальности. Исторический процесс генезиса права, его бытия и существования, протека ет в контексте общекультурного формирования и развития человека и чело веческого рода. Право как культурный феномен -- часть общечеловеческой культуры. Правова я культура -- это весь правовой космос, охватывающий все моменты правовой формы общественной жизни людей. Культура здесь как раз и состоит в спосо бности и умении жить по этой форме, которой противостоит неоформленная ( неопределенная, неупорядоченная, хаотичная, а потому и произвольная) фак тичность, т.е. та докультурная и некультурная непосредственность (не опо средованность правовой формой) и простота, которая, по пословице, хуже во ровства. Правовую культуру можно условно назвать «второй природой» («второй нат урой»). Но эта «вторая природа» не механическая пристройка к базовой «пе рвой природе», а культурная трансформация, культуризация и культивация всей (единой) природы отдельных людей и народов. Так что право -- это не куль турный плод на диком дереве, а плод окультуренного дерева. Поэтому людям и народам, возжелавшим вкусить такой редкий плод, надо в тр удах и муках, упорно и настойчиво, осознанно и терпеливо возделывать в се бе, для себя и у себя свой сад правовой культуры, растить свое дерево свобо ды. Чужими плодами здесь сыт не будешь. 2. БЫТИЕ И СУЩЕСТВОВАНИЕ ПРАВА Бытие права -- это качественно определенное бытие формального равенства , которое (исходно и по определению) имеет смысл лишь как равенство свобод ных ив таком своем качестве и всеобщем значении идентично справедливос ти. Поэтому соотношение бытия и существования права, сущности права и право вых явлений -- это, по сути дела, соотношение правового принципа формально го равенства и форм его осуществления. Везде, где есть этот принцип форма льного равенства (во всех явлениях, в которых он признается, закрепляетс я, учитывается, соблюдается, проявляется и т. д.), там мы имеем дело с правовы ми явлениями, т. е. с формами существования (и осуществления) сущности (и бы тия) права. К этим формам относятся, следовательно, все феномены с правовы м качеством, все равно, идет ли речь о правовом законе (всех источниках дей ствующего права, соответствующих требованиям принципа права) или о прав овой норме, правовом субъекте, правовом статусе, правовом сознании, прав овом отношении, правовой процедуре, правовом решении и т.д. Право, как известно, само не действует, действуют люди и именно свободные люди, люди со свободой воли, которые в своих взаимоотношениях выступают как субъекты права. Здесь правоспособность и правосубъектность людей в ыступают не только как правовые характеристики свободных индивидов в и х отношениях (в правовых отношениях), но и как необходимые формы осуществ ления этой свободы людей (т. е. сущности и бытия права). Особо следует отметить, что и в плане сущности права, ив плоскости его сущ ествования имеются в виду свобода, правоспособность и правосубъектнос ть, прежде всего именно индивидов, физических лиц, а не надындивидуальны х объединений, институтов, формирований. И это принципиально важно, поск ольку только на такой исходной основе и только там, где свободные индиви ды (физические лица) выступают в качестве независимых субъектов права и правового типа отношений, возможны и другие субъекты права, так называем ые «юридические лица», возможны право, правовое равенство и свобода в ор ганизации, функционировании и взаимоотношениях разного рода союзов, ас социаций и в целом социальных, политических, национальных и государстве нных образований. Этот момент выражения индивидуальной свободы в виде правовой личности ( субъекта права) выступает в гегелевской «Философии права» как Исходный пункт саморазвития понятия права от абстрактных форм его осуществлени я к более конкретным формам, «В себе и для себя свободная воля» -- это непос редственно «единичная воля субъекта» -- правовой личности. «Личность, -- по дчеркивает Гегель, -- содержит вообще правоспособность и составляет поня тие и саму абстрактную основу абстрактного и потому формального права. Исходный характер субъекта права не следует, конечно, смешивать с его вн еправовой данностью. Напротив, личность, субъект права, в абстрактной фо рме персонифицирует бытие (сущность) права в сфере его существования. Пр авосубъектность -- это, так сказать, человеческое измерение и выражение п роцесса осуществления принципа формального равенства. Субъект (личнос ть, лицо) только потому и является правовым субъектом (правовой личность ю, правовым лицом), что олицетворяет правовое бытие, принцип права и высту пает его активным носителем и реализатором. Фигура субъекта права предп олагает наличие права, действительность бытия права и реальную возможн ость его осуществления. Ведь и у Гегеля понятие личности и абстрактного права включает в себя (в абстрактной форме) все последующие определения более конкретных форм права, т. е. предполагает их наличие. Вне соответств ующей правовой ситуации бессмыслен и субъект права. Эти соображения значимы и для правильного понимания и верной оценки вст речающихся в юридической литературе определений субъекта права, право отношений, правовой нормы, правосознания и т.д. В данной связи представляет интерес позиция такого ортодоксального ма рксистского теоретика права, как Е.Б. Пашуканис. В ходе критики буржуазно го права как исторически последнего, по его марксистским представления м, типа права он писал: «Юридическое отношение -- это первичная клеточка пр авовой ткани, и только в ней право совершает свое реальное движение. Прав о как совокупность норм наряду с этим есть не более как безжизненная абс тракция. Характеризуя это юридическое отношение как отношение между су бъектами, он добавляет: «Субъект -- это атом юридической теории, простейши й, неразложимый далее элемент». В этих положениях абсолютизируются теоретические условности, навеянны е схемой построения гегелевской философии права, очередностью освещен ия в ней различных правовых феноменов, определяемой саморазвитием поня тия права от абстрактных определений права (и форм его внешнего осуществ ления, объективации) до все более и более конкретных. Но весь этот мир правовых явлений (правоотношения, субъект права, правов ая норма и т.д.) -- лишь различные проявления принципа формального равенств а и все они, независимо от приемов их философско-правовой и теоретическо й систематизации, являются одинаково формализованными по одному и тому же основанию. Так что характеристики типа «атом», «простейший элемент», «первичная клеточка» и т.д. относятся, скорее, к принципу формального рав енства как наиболее абстрактному определению и выражению права, а не к с убъекту, правовому отношению, правовой норме и другим одно-порядковым пр авовым явлениям, которые как раз и не являются «первичными» и «простейши ми» потому, что в них уже присутствует качество правовой формальности, п ринцип правового равенства, без чего они и не были бы правовыми феномена ми. С точки зрения интересующих нас здесь проблем правовой онтологии следу ет отметить и неадекватность характеристики «права как совокупности н орм» в качестве «безжизненной абстракции» -- в противоположность юридич ескому отношению как некой живой реальности. Характеристика «безжизне нная абстракция», если под ней имеются в виду формальность права, его абс трагированность от жизненной фактичности, в равной степени относится и ко всем остальным юридическим феноменам (юридическому отношению, субъе кту права и т. д.), да и ко всему праву в целом. И эти свойства права (абстрактн ость, формальность) не только не обесценивают право, правовую норму и т.д., но, напротив (вопреки негативной формулировке Пашуканиса), позволяют пра ву быть формой выражения наиболее существенных сторон человеческой жи зни. Ведь объективность права и объективность существования права состоят как раз в его абстрактности, формальности и т.д., в том, что право -- абстракт ная форма фактических социальных отношений, социальной жизни, а вовсе не в отождествлении правовых отношений и права в целом с самими фактически ми отношениями, с непосредственной (внеправовой) социальностью. И именно в этом (формальном) смысле и следует понимать распространенную характер истику права как социального явления. Иная трактовка социальности и объективности права, лежащая в основе нев ерной характеристики соотношения правовой нормы и правового отношения , представлена у Пашуканиса. «Право как объективное социальное явление, -- писал он, -- не может исчерпываться нормой или правилом, все равно записанн ым или незаписанным». Норма как таковая, т. е. логическое содержание, или п рямо выводится из существующих уже отношений, или, если она издана как го сударственный закон, представляет собой только симптом, по которому мож но судить с некоторой долей вероятности о возникновении в ближайшем буд ущем соответствующих отношений. Но, для того чтобы утверждать объективн ое существование права, нам недостаточно знать его нормативное содержа ние, но нужно знать, осуществляется ли это нормативное содержание в жизн и, т.е. в социальных отношениях. С этих позиций Пашуканис критиковал нормативизм Кельзена и вообще «спо соб мышления юриста-догматика, для которого понятие действующей нормы и меет свой специфический смысл, не совпадающий с тем, что социолог или ист орик понимает под объективным существованием права». Однако эта критика во многом бьет мимо цели, поскольку она страдает смеш ением понятий. Пашуканис смешивает и валит в одну кучу две разные пробле мы: онтологическую проблему бытия и существования права (включая сюда вс е правовые феномены, в том числе правовую норму, правоотношение и т.д.) как формы социальных отношений и совсем другую (тоже важную, но на своем мест е) проблему о социальных последствиях, социальном эффекте, социальной эф фективности действия права. С точки зрения первой (онтологической) проблемы объективность бытия и су ществования права -- это принцип формального равенства и его формообразо вания, формы его проявления, правовые феномены (правовой субъект, правоо тношения, правовая норма и т.д.), т.е. объективность мира правовых формальн остей. Все эти правовые феномены равноценны в этой своей формальности и абстрагированности от социальных реалий и фактов. Поэтому ни одна из эти х правовых форм (в том числе и правовое отношение) не может выступать, как это имеет место у Пашуканиса, в качестве социального факта и доказательс тва социальной (в смысле фактичности, а не формальности) объективности с уществования права. Когда Пашуканис с позиций «социологика или историка» и критика подхода «юриста-догматика» говорит о том, что «научное, т. е. теоретическое, изучен ие может считаться только с фактами», он имеет в виду не юридические факт ы (не факты формально-правового мира), а непосредственно социальные факт ы, внеправовые социальные явления. Вторая из названных проблем относится к характеристике социальных пос ледствий действия норм права и тех фактических изменений в социальной р еальности, которые Пашуканис весьма неадекватно именует «объективным существованием права». При рассмотрении обеих проблем, прежде всего, необходимо с позиций разли чения и соотношения права и закона определить, о существовании и о дейст вии каких именно норм идет речь -- правовых норм или норм (правил) правонар ушающего закона. Если речь идет о правовых нормах, то, очевидно, что в рамк ах рассматриваемо-то права как системы правовых норм тем же правовым кач еством отмечены и другие правовые формы (субъект права, правовое отношен ие, правовое сознание и т.д.). И с этих позиций юридического правопонимания следует критиковать, например, теорию Кельзена или подход «юриста-догма тика» именно за их легистское правопонимание, за отождествление правов ой нормы и противоправной нормы закона, а вовсе не за характеристику пра ва как системы норм, не за нормативизм как таковой, поскольку нормы и норм ативизм могут быть как правовыми, так и противоправно-легистскими. Вмест о этого Пашуканис с позиций социологизма необоснованно критикует их за то, что вопрос о существовании права они трактуют под углом зрения не соц иальных факторов, а «формальной значимости норм», что они отождествляют «право и норму». Столь же неадекватной является критика Пашуканисом нор мативной теории права там, где Кельзен, имея в виду правовое отношение, пи сал: «Отношение есть отношение к правопорядку, вернее -- внутри правопоря дка, но не отношение между субъектами, противостоящими правопорядку». И здесь подход Кельзена заслуживает критики не за то, что он совершенно ве рно отличает правовое отношение от фактических социальных отношений, а за то, что под «правопорядком» он в силу отождествления права и закона им еет в виду любой (в том числе и произвольный) «законопорядок», которому не критично приписывает правовое качество. Поэтому и существование норм п рава у него -- это существование норм закона, и нормативизм у него законнич еский, легистский, а не правовой. Социологизированный (в духе марксистской идеологии) подход Пашуканиса к нормативизму и юридической догматике, которую можно оценить как крити ку «с точностью до наоборот», получил в дальнейшем широкое распростране ние и развитие в советской юридической науке, где неправовой легизм подк реплялся правоотрицающей социальностью и освящался антиправовой идео логией. Несуразность такой критики «буржуазного нормативизма и юридического д огматизма'» со стороны советского легизма, который уже по объективным пр ичинам своего места и времени не мог быть ни последовательным (в духе Кел ьзена) нормативизмом, ни юридической догматикой (в духе аналитической юр испруденции), состояла в том, что эта критика, за неимением лучшего, велась с правоотрицающих позиций, независимо от того, шла ли речь о сущности, сущ ествовании или социальном смысле права. Причем критика «буржуазного нормативизма» сочеталась с апологетикой с оветского социалистического права в качестве «системы норм», тогда как в действительности речь шла о конгломерате (в существенной части -- засек реченном) тоталитарно-силовых установлений и приказных правил антипра вового закона. Слово «норма» служило неким юридическим флером для всей э той неправовой материи, а в сочетании с «системой» придавало классовой в оле пролетариата (народа, государства, законодателя) безусловность, подк репленную условиями гулаговской системы репрессий. В этом контексте весь «правовой» смысл антиправового закона был сосред оточен во внешне юридически звучащей «правовой норме», которая в этом от ношении выгодно отличалась от откровенно неправовых, крайне идеологиз ированных и социологизированных определений «сущности права», «принци пов права» и т.д. Причем логическое содержание нормы (норма как абстрактн о-всеобщее долженствование и т.д.) было вытеснено политико-классовой тра ктовкой ее как властно-приказного установления (правила), обеспеченного государственным принуждением (санкцией). В таком качестве прямого выраж ения официально-правовых начал норма закона стала трактоваться в совет ской юридической науке как показатель существования права вообще, как н ечто первичное и определяющее по отношению ко всем остальным правовым я влениям и формам. Впрочем, такова логика всех вариантов легизма, по которой норма закона п од видом нормы права подменяет собой сущность и принцип права, присваива ет их общеправовой смысл и функции, заполняет собой все пространство быт ия и существования права. Суть извращения здесь в том, что за право (с его к ачественно определенным смыслом и принципом) выдается (или может выдава ться) любое произвольное официально-властное установление. 3. ФОРМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ ПРАВА В ОНТОЛОГИИ Подмена правового закона не правовым законом означает, что место правов ых форм и явлений занимают соответствующие фабрикации произвольного з акона. Так, правовая норма подменяется нормой закона, правоотношение -- за коноотношнием, правосознание -- законосознанием, правотворчество -- зако нодательством, субъект права, правовой договор, правонарушение и т. д. -- их произвольными замещениями. Такая подмена искажает как логику соотношения сущности права с формами ее проявления (осуществления), так и характер взаимосвязей между самими этими правовыми формами (правовыми явлениями). Правовые феномены внутренне однородны, обладают одним и тем же объектив ным правовым качеством (сущностным свойством), представленным в бытии пр ава и в его принципе., Поэтому различные правовые явления (правовая норма, правовое отношение, правовое сознание и т.д.) -- это разные формы проявлени я одного и того же принципа права, т.е. равноценные модусы (способы осущест вления и существования) одной и той же сущности права. Соотношение же соответствующих не правовых феноменов закона лишено та кой объективной основы и подчинено субъективно-властным определениям. Ведь у не правового закона нет объективного правового бытия, сущности и принципа; его сущностью, бытием и принципом оказывается само властное ус тановление в виде общеобязательных норм. Поэтому, согласно легизму, прав оотношение, правосознание и другие правовые явления производны от норм ы закона и в «правовом» смысле значимы лишь как законоотношение, законос ознание и т.д., поскольку «право» существует лишь как норма закона. Против такого подхода в нашей литературе были высказаны различные мнен ия о том, что право существует не только в форме правовой нормы, но и в таки х формах, как правоотношение и правосознание. Причем некоторые авторы сч итают аксиомой права положение о том, что право существует только в этих трех формах (т.е. как правовая норма, правоотношение и правосознание), а че твертой формы не дано. В подобных суждениях антилегистские моменты причудливо сочетаются с л егистскимй представлениями. Прежде всего, не ясно, о трех формах существ ования какого «права» идет речь: права в его различении с законом, права в его совпадении с законом или «позитивного права» в его противоречии пра ву (т.е. правонарушающего закона). А без ясности в этом ключевом вопросе о б ытии, сущности и понятии рассматриваемого права указанные формы сущест вования права оказываются как раз без той правовой сущности, на выражени е которой они претендуют. Очевидно, например, что формы существования ан типравового закона не могут быть признаны формами существования права. В такой ситуации господства антиправового закона (например, в условиях т оталитаризма) право как должное (как принцип формального равенства с соо тветствующими требованиями) существует в двояком смысле -- и как отрицан ие антиправового закона, и как отрицаемое этим законом. Уже само официальное отрицание (непризнание, игнорирование и т.д.) объект ивной природы права и его принципа, во-первых, в негативной форме признае т наличие отрицаемого, а во-вторых, не означает уничтожения отрицаемого, подобно тому, как ложь (в отличие от ошибки), отрицающая правду, знает о ее с уществовании и не в силах ее уничтожить. Противоправность закона не может отменить объективной, не зависящей от субъективной воли законодателя, правовой математики свободы. Правовой принцип равенства, справедливости и свободы людей в любой ситуации сохр аняет свою объективную общезначимость и выступает и как единственное н адлежащее основание и масштаб для критики насилия и произвола, и как еди нственный подлинный ориентир для искомой правовой перспективы. Если же речь идет о формах существования права в его официальной признан ности и позитивированности, т.е. в виде правового закона и узаконенного п рава, то здесь все правовые феномены (не только правовые нормы, отношение и сознание, но и, скажем, правоспособность и правосубъектность, правовой статус и правовой режим, правовой договор, иск и обвинение, судебное и адм инистративное решение даже в условиях отсутствия прецедентного права, правовые процедуры и процессуальные формы и т.д.) являются формами выраж ения, осуществления и существования уже качественно определенной для д анного социального времени и пространства сущности права, принципа фор мального равенства. Все эти формы существования права -- равнокачественн ые формальности в плоскости конкретизации смысла и значений принципа ф ормального равенства, а вовсе не сами по себе фактичности жизни, не непос редственные социальные факты. И к сущности права они не прибавляют каког о-то нового правового качества, которое отсутствовало бы в правовом прин ципе формального равенства. Ведь не следует забывать, что здесь, при рассмотрении проблемы сущности и существования права, речь идет не о происхождении права, а об онтологии уже возникшего и развивающегося права -- в контексте его официально-влас тного утверждения или отрицания. Различие этих правовых форм носит, следовательно, функциональный, а не с ущностный характер. Смысл единого принципа формального равенства выра жается (и существует), например, в правовой норме -- в виде правил поведения субъектов права (в форме долженствования определенной модели поведени я субъектов права), в правовом отношений -- в виде взаимоотношений формаль но равных, свободных и независимых друг от друга субъектов права, в право сознании -- в форме осознания смысла и требований принципа права (в его раз личении и соотношении с законом) членами данного правового сообщества, в правосубъектности -- в форме признания индивидов (их объединений, союзов и т.д.) формально равными, свободными и независимыми друг от друга субъект ами правового типа общения, в правовых процедурах -- в форме равного и спра ведливого порядка приобретения и реализации прав и обязанностей всеми субъектами, разрешения спора о праве и т.д. Так что право существует во всех этих правовых формах, а не только в одной форме (правовой норме) или в трех формах (правовой норме, правовом отношен ии, правосознании). И вообще право существует везде, во всех тех случаях и формах, где соблюдается и применяется принцип формального равенства. Особое место в этом ряду правовой нормы обусловлено чрезвычайно широки м объемом понятия «правовая норма», по сути совпадающим с объемом всего действующего (официального, позитивного) права. Такое положение стало ск ладываться со времен абсолютизма в процессе возвышения роли государст ва, усиления его регулятивных функций и вмешательства во все сферы жизни , утверждения монопольных позиций государственного законотворчества в системе источников права и во всем объеме действующего права. Новые реа лии, новый объем и новый смысл государственного регулирования (от латинс кого regulare -- подчинять правилу, regula) поведения людей, всех сторон жизни в стране посредством общеобязательных актов (по преимуществу исполнительной в ласти), определившие радикальную этатизацию и инструментализа-цию прав а, нашли свое отражение и в новом понимании права как совокупности власт но устанавливаемых правил (regulae) для соответствующего регулирования. Именно такое, этатистски-инструментально понимаемое правило и стали об означать как правовую норму. Чтобы по достоинству оценить радикальность такой метаморфозы в пользо вании понятием «правило», следует обратиться к римскому праву, где оно и мело прямо противоположный смысл. Авторитетное на этот счет суждение юр иста Павла звучит так: «Не из правила (regula) выводится право, но из существующ его права должно быть создано правило». Для приверженцев легизма и властного нормотворчества, напротив, именно из правила выводится существующее право. Только существование правила, т. е. властное установление нормы (правил, предписаний), и порождает право, дает начало его существованию. В таком этатистско-легистском контексте все официально действующее (позитивное) право состоит из норм (т.е. правил властного регулирования), совокупность которых и есть право. Данная тавт ология и есть восхваляемая легистами нормативность, права, которая по су ществу выражает лишь момент единства власти как творца права и властног о характера сотворенных ею правил-норм, из которых только и состоит тако е право. Подобное «право» и «нормативный материал», как его обычно именуют, одно и то же. Да и источники современного «позитивного права» (за исключением, пожалуй, англосаксонской системы, признающей в качестве одного из источ ников права судебные прецеденты) -- это так называемые «нормативные акты » различных органов власти. Так что властное нормотворчество и легистск ий нормативизм на практике и, в теории дополняют и подкрепляют друг друг а. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Резюмируя сказанное, можно констатировать, что пр оцесс этатизации и инструментализации права, сопровождавшийся игнорир ованием и отрицанием его объективной природы и сущности, осуществлялся в форме его легистской нормативизации. Норма (правило) закона стала не то лько официальной счетной единицей и «атомом» действующего позитивного права, но и качественным критерием наличия или отсутствия самого права. С позиций правового закона, задача состоит не в денормативизации права, а в юридизации нормы закона. Только как одна из форм выражения объективн ой природы и принципа права норма правового закона -- в соотношении, взаим освязи и взаимодействии с другими необходимыми правовыми формами -- може т занять свое надлежащее место в общеправовом пространстве. Трансформа цию при этом смысла и значения нормы можно выразить так: в условиях не пра вового закона норма -- средство и итог властного формирования права, в кон тексте правового закона норма -- способ властного формулирования права. Речь, следовательно, идет о качественном изменении роли и содержания нор мы в общем русле преобразования отношений между правом и властью, юридиз ации смысла и существа официального нормотворчества в рамках социальн о-исторического процесса перехода от абсолютизма, авторитаризма и тота литаризма к правлению права и правовой государственности. При этом из вл астного установления права норма преобразуется в правовое установлени е власти. Произвол власти заменяется властью права. В условиях правового государства и господства правового закона роль ис ходного правового начала, определяющего объективный смысл и значение в сех правовых явлений и форм, включая и правовую норму, играет уже сам прин цип права, которому должны соответствовать и все нормативные акты, все и сточники действующего права, все формы его существования. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Актуальные вопросы философии и права. - Ашхабад. 1981. 2. Алексеев Н.Н. Основы философии права. - Прага. 1924. 3. Алексеев С.С. Общая теория права. - М.-1994. 4. В.С. Нерсесянц. Философия права. М., 2001. 5. Ю.В. Тихонравов. Основы философии права. М., 1997.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Я невыспавшаяся сова, принуждаемая волей обстоятельств и судьбой быть жаворонком…
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, контрольная по философии "Бытие и существование права", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru