Курсовая: Подвижническая деятельность Серафима Саровского - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Подвижническая деятельность Серафима Саровского

Банк рефератов / Религия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Прислал: Пахомова Ирина
Дата создания: январь 2011
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 1682 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………………….3

ГЛАВА І. ПОДВИЖНИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЕРАФИМА САРОВСКОГО И ЕЁ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ РОССИИ……………………………………………………………………………………………6

1.1. КУРСКАЯ ЗЕМЛЯ – РОДИНА СЕРАФИМА САРОВСКОГО…………..7

1.2. МОНАШЕСКИЙ ПОДВИГ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЕРАФИМА САРОВСКОГО КАК ОСНОВАТЕЛЯ СЕРАФИМО-ДИВЕЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ………………………………………………………………………….11

1.3. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ СЕРАФИМА САРОВСКОГО В ДИВЕЕВО………………………………………………………………………………..38

ГЛАВА ІІ. СОДЕРЖАНИЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО НАСЛЕДИЯ СЕРАФИМА САРОВСКОГО И ЕГО ЗАПОВЕДИ……………………………………………………………………………………44

2.1. РЕЛИГИОЗНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЕРАФИМА САРОВСКОГО………………………………………………………………44

2.2. ЗАСЛУГИ СЕРАФИМА САРОВСКОГО ПЕРЕД РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ И ПРИЧИСЛЕНИЕ ЕГО К ЛИКУ СВЯТЫХ…………………………………………………………………………………………..49

2.3. ДУХОВНЫЕ НАСТАВЛЕНИЯ СЕРАФИМА САРОВСКОГО КАК ФАКТОР ВОСПИТАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЁЖИ…………………….64

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………..72

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………….74

Введение

"Когда ум и сердце,- говорил Серафим Саровский,- соединены будут в молитве и помыслы не рассеяны, тогда сердце согревается теплотою духовною, в которой воссияет свет Христов, исполняя мира и радости всего внутреннего человека".

Актуальность проблемы данного исследования определяется необходимостью изучения более детально значения духовного наследия Серафима Саровского для возрождения России как неотъемлемой части русской культуры. Развитие православной духовной мысли и жизни в XIX столетии в России, как и в предыдущие века, во многом было связано с практикой христианского жития и, прежде всего, с практикой русского монашества. Русское монашество XIX века дало немало примеров истинного христианского подвига, которые служили образцом для понимания смысла жизни, поведения и повседневного бытия обычных, мирских христиан.

Слова преподобного Серафима Саровского "стяжите дух мирен" актуальны и по сей день, потому что мирный дух - это и стабильность самой личности, это и устройство семьи, это и целостность нашего Российского государства. Преподобный предвидел, что именно мирный дух - это та сила, которая будет способствовать духовному возрастанию нашего общества.

Нравственность зависит, прежде всего от нашей веры. Насколько глубоко мы проникаемся своим сознанием в нашу отеческую православную веру, настолько и получаем от наших святых молитвенную помощь. Именно православная вера создала наше отеческое государство, которое в течении тысячи лет свидетельствовало миру особый феномен связанности культуры и религии.

Прославляя святых, мы проникаем в нашу историю, в нашу государственность, и прежде всего мы осознаем себя сопричастниками к православной вере. Феномен русского монастыря и русского монашества является многоаспектным и далеко выходит за рамки одного только религиозного сознания и религиозного культа.

Несомненно, преподобный Серафим Саровский в разные эпохи отразил народные представления об идеале праведной жизни.

Без жития святых невозможно представить русскую культуру. История монашества в России тесно переплетаются с историей нашего Отечества. Значение жития святых сегодня велико и далеко выходит за рамки "удовлетворения религиозных потребностей верующих людей". Поэтому как в прошлом, так и сейчас православные в монастыри устремляются православные паломники и светские туристы, их не оставляют вниманием политики и деятели культуры.

Целью данной работы является подробное исследование значения духовного наследия Серафима Саровского для возрождения России.

В связи с этим обозначены и следующие задачи данной работы:

Изучить биографию Серафима Саровского.

Рассмотреть деятельность Серафима Саровского как основателя Серафимо-Дивеевского монастыря.

Выяснить в связи с чем был канонизирован преподобный Серафим.

Изучить духовные наставления Серафима Саровского.

Методологией исследования данной работы является принцип историзма, предполагающий рассмотрение подвижнической деятельности Серафима Саровского.

 Русские люди на протяжении столетий называют свою Родину Святой Русью. За всё время христианства на Руси наш народ дал человечеству примеры высочайшей святости: преподобных Антония и Феодосии

Печёрских, Сергия Радонежского, праведного Иоанна Крондштадского и многих других. Своих святых русский народ всегда почитал и любил, но иногда был к ним жесток, особенно это относится к часто гонимым юродивым людям, непохожим на окружающих, но носящим на себе чистый свет Христов.

Русская Церковь дала Православию огромное число святых. Среди святых земли Русской нельзя обойти вниманием еще одного подвижника и чудотворца – преподобного Серафима Саровского.

 Великий светильник духовный, святой угодник Божий Серафим Саровский, по праву названный духовником Земли Русской, оставил для нас, своих потомков драгоценное наследие, которое есть неистощимый кладезь для утоления жажды душ человеческих, для исцеления и сохранения в мире и здравии человеческого сознания и мироощущения. Жажда слов истины и примера святости многие годы безбожия томила сердца и умы множества людей в нашей стране. Конец безбожной эпохи, эпохи жестоких гонений на религию и Церковь ознаменовался обретением святых мощей преподобного Серафима Саровского, и это событие явилось знаком особой милости Божией для нашей страны. Думается особенное значение преподобного Серафима, как для России, так и для всего мира не требует доказательств, но чудо возвращения его святых мощей, одновременно с которым стало возможным новое открытое слово о Христе и Его Церкви является, пожалуй, наиболее ярким свидетельством особого предназначения Святого.

ГЛАВА І. Подвижническая деятельность Серафима Саровского и её значение для духовной жизни России.

Родившийся в середине XVII века в Курске, почитаемый широко еще при жизни, преподобный Серафим стал одним из самых любимых святых. Это не удивительно. Его духовный путь отмечен большой скромностью, присущей русским святым. С детства он шаг за шагом шел к духовному совершенству. Восемь лет послушнических трудов и восемь лет храмового служения в сане иеродиакона и иеромонаха, пустынножительство и столпничество, затвор и безмолвие сменяют друг друга и венчаются старчеством. Подвиги, превосходящие естественные человеческие возможности, гармонично и просто входят в жизнь святого. Преподобный Серафим оставил богатое духовное наследие – это краткие наставления, записанные им самим, слышавшими их. Драгоценным вкладом подвижника в сокровищницу русского святоотеческого учения явилась “Беседа преподобного Серафима Саровского о цели христианской жизни”, впервые опубликованная в 1903 году. Кроме учения о сущности христианской жизни, в ней содержалось новое изъяснение многих мест Священного Писания. На Руси издавна существовали неписаные правила, по которым жили подвижники земли русской. К таким правилам относились кротость и смирение, неустанный труд и молитва, соблюдение церковных предписаний и совершение подвигов, дар прозорливости и способность исцелять, конечно же, наставления и наличие учеников.

1.1. Курская земля – родина Серафима Саровского.

Преподобный Серафим Саровский, в миру Прохор Мошнин, родился 19 июля 1759 года в Курске. Отец его, Исидор, строил храмы. Он умер, когда Прохору было три года. Строительством храмов занялась мать Прохора, Агафия. Это была очень уважаемая, благочестивая и добрая женщина.

С раннего детства над Прохором начал проявляться Покров Божий: семи лет он упал с колокольни, но остался невредим. В десять лет он тяжело заболел. Тогда впервые явилась ему Пресвятая Богородица и обещала вскоре исцелить его. И действительно, после этого через их двор проходил крестный ход, во время которого проносили икону Знамение Божией Матери. Больной мальчик приложился к иконе и получил исцеление.

 Со времени чудного исцеления жизнь Прохора протекала спокойно. Он выучился читать по-русски и по-славянски, выучился писать и считать столь успешно, что старший брат его Алексей, занимавшийся торговым делом, брал Прохора себе в помощники, в лавку; там мальчик постигал искусство купли, продажи и барыша... "Мы, бывало, - говаривал сам старец Серафим, - торговали товаром, который нам больше барыша дает!" Да кто не помнит, как преподобный Серафим любил заимствовать образы и термины из купеческого дела, - чтобы лучше разъяснять высшие духовные пути:

 "Стяжевайте (то есть приобретайте) благодать Духа Святого и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которые вам больший прибыток дают. Собирайте капитал благодатных избытков благости Божией, кладите их в ломбард вечный Божий из процентов невещественных, и не по четыре или по шести на сто, но по сто на один рубль духовный, но даже еще того в бесчисленное число раз больше. Примерно: даёт вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитесь; много даёт Духа Божьего пост, поститесь; более дает милостыня, милостыню творите... Так и извольте торговать духовно добродетелью..." (Из записок Николая Мотовилова).

 Отрочество Прохора протекало в среде, благоприятной для его духовного развития. Когда в нем стало проявляться тяготение к чтению духовных книг, к посещению церковных служб, порой весьма ранних, или же к дружбе с почитаемым в Курске юродивым, со стороны его глубоко верующей матери не оказалось никаких преград. Среди своих сверстников, купеческих детей, сын Агафии имел верных друзей, которые так же, как и он, стремились к жизни духовной.

 Шло время, и усердные молитвы с каждым днем укрепляли в душе Прохора желание посвятить свою жизнь служению Богу. К 17 годам юноша твердо решил оставить мирскую жизнь и просил на то благословение матери. Она благословила его большим медным крестом, который он принял из рук ее. До конца жизни святой Серафим носил этот медный крест на груди, поверх одежды, показывая тем самым свою духовную связь со своей христианкой матерью, а также и силу родительского благословения.

Узнав о старце Киево-Печерской лавры Досифее, Прохор в 1776 году направился к нему за советом. Проницательный Досифей увидел присутствие Святого Духа в молодом человеке и порекомендовал ему идти в Саровскую Успенскую пустынь, которая находится между Тамбовской и Нижегородской областями. Последовав совету святого отца, Прохор пришел в указанное место, и был принят отцом Пахомием в число послушников монастыря.

Игумен Пахомий принял Прохора в Саровскую обитель 20-го ноября 1778 года, накануне праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы.

 Будучи послушником, Прохор показал себя исключительным подвижником: в среду и в пятницу он не принимал пищи, а в другие дни ел всего лишь раз в день, спал он весьма мало, часа три в ночь, исполняя неукоснительно трудное правило св. Пахомия Великого. В чаще Саровского леса издавна жили пустынники, предававшиеся всецело молитве, сам Прохор получил благословение от своего старца Иосифа уходить в лес для уединенной молитвы в свободное от послушаний время. Здесь он совершал правило святого Пахомия. Два года спустя после поступления в монастырь Прохор перенес очень тяжкую болезнь, которая продолжалась около трех лет. Врачи того времени не могли точно определить вид болезни, но склонялись к тому, что это была водянка: распухшее тело Прохора не позволяло ему двигаться, и он почти все время болезни пролежал. Состояние его, как и при первой серьезной болезни в детские годы, казалось по истечении трех лет безнадежным. Трогателен был неусыпный уход за больным со стороны игумена Пахомия, а также и казначея Исаии. Несмотря на их просьбы, Прохор отказался от вмешательства врачей в критический момент, предавая себя всецело на волю Божию. Была отслужена Божественная литургия, больного приобщили, после чего ему стало лучше, и он, непонятным для всех образом, выздоровел. Лишь впоследствии, незадолго до кончины, св. Серафим поведал о том, что в тот день случилось: причастившись, он увидел осиянную Фаворским светом Божию Матерь, подошедшую к нему в сопровождении апостолов Петра и Иоанна. Указывая на Прохора, Она сказала Иоанну: "Сей - нашего рода!" Причем, правую руку Она положила на голову больного, а жезлом коснулась его правого бедра, где вскоре открылась большая рана, из которой вытекла вся вода. От этой раны остался след на всю жизнь в бедре святого, который, в подтверждение совершенного чуда, давал матери Капитолине, церковнице основанной им общины, вложить весь кулак в углубление своего правого бедра, как некогда Христос давал Фоме вложить руку в ребро Свое.

 Слова, сказанные Божией Матерью столь молодому послушнику, лишь два года пробывшему в монастыре, наводят на нас некий страх и трепет... Из дальнейшей жизни св. Серафима мы увидим, что Божия Матерь избрала Себе в лице преподобного удивительно верного послушника, которому поручила нелегкое дело создания Дивеевской новой женской обители. Сам святой называл себя "служкой" Божией Матери, говоря, что без Ее указания он ничего не делает, а все делает Она. Слова Богородицы не смутили Прохора, отрешенного от всего земного столь продолжительной и тяжкой болезнью; в третий раз он был спасен от смерти, и Царица Небесная опять приняла прямое участие в его исцелении, указывая Своими словами не только на пройденный Прохором путь, но и на высоту его дальнейших подвигов: ему надлежало осуществить великое Мариино послушание, вынести особенно тяжелый крест, утвердиться в высшем девственном целомудрии. Так Божия Матерь готовила Себе, с самого начала его монашеского пути, великого по смирению сотрудника и мудрого исполнителя Своих велений.

 Когда Прохор вполне окреп, игумен Пахомий послал его собирать деньги на постройку в Саровском монастыре больничной церкви. Труд по сбору денег не считался легким, но благодарный послушник охотно исполнял его, обходя окружные города.

 Дойдя до Курска, Прохор узнал, что мать его уже умерла. Брат же его Алексей пожертвовал на постройку Саровской церкви немалую сумму. Когда сборщик вернулся в Саров, то, в знак благодарности за исцеление, сам приступил к сооружению прекрасного нового престола из кипарисового дерева, предназначенного для нижнего этажа больничного храма.

1.2 Монашеский подвиг и деятельность Серафима Саровского как основателя Серафимо-Дивеевского монастыря.

 В 1786 году Прохор принял иноческий постриг, получив имя Серафим. Вскоре, уже после посвящения в диаконы, Серафим стал все свое время проводить в молитвах. В часы служб он созерцал в небе Иисуса Христа в окружении Ангелов, который осенил молящихся крестом.

В 1793 году Серафим стал иеромонахом и скоро принял решение покинуть монастырь. Он поселился в одинокой скромной келье в глубине леса. Здесь преподобный Серафим Саровский обращался к Господу с молитвами, читал Евангелие, трудился. Видя в молитвах, посту и добрых поступках путь к добродетели, Серафим Саровский совершил здесь знаменитый подвиг столпничества – тысячу суток он молился, стоя на коленях и обращаясь к Господу с просьбой: «Милостив буди мне, грешному!».

 От почти беспрерывного стояния у о. Серафима ноги до такой степени опухли и покрылись ранами, что он уже не в состоянии был продолжать священническое служение. К этому времени, в 1794 году, в Сарове скончался любимый всеми игумен Пахомий, под сенью которого до сих пор мирно протекала иноческая жизнь о. Серафима. Грустно было последнему расставаться со своим наставником; желая его утешить на смертном одре, о. Серафим обещал ему исполнить завет его об охранении Дивеевской общины.

 Но в описываемые дни о. Серафиму пришлось изменить образ жизни из-за упомянутой выше болезни ног; испрося благословение нового игумена, о.Исаии, он удалился в так называемую "дальнюю пустыньку", то есть уединенный деревянный домик , в лесу, в 5-6-ти верстах от Сарова. Тут началась его отшельническая жизнь, продолжавшаяся 15 лет. В этом лесу жили и другие отшельники, славившиеся своей святой жизнью; нам известны имена игумена Назария, о. Дорофея, святого схимонаха Марка.

 Келья о. Серафима находилась на холме, у подножия которого протекала речка Саровка; вокруг кельи был огородик, окруженный забором. Тропинки, ведущие к келье, были завалены ветками, бревнами, сучьями, так что до нее не было доступа, особенно для женщин, которых, по указанию свыше, о. Серафим не считал возможным принимать в глуши лесной. Последние могли обращаться с их духовными нуждами к священникам-монахам, жившим в самой лавре.

 Среди векового Саровского леса, где под покровом сосен и елей жили дикие звери, о. Серафим начал новый подвиг, подвиг отшельничества, связанный с суровыми лишениями: он страдал, от холода, от однообразной и скудной пищи (лишь много лет спустя узнали, что почти три года он питался одной травой "сниткой", которую отваривал с корнями), страдал от комаров, от которых не защищался; порой, когда он рубил деревья или колол дрова, все тело его покрывалось кровавыми пятнами от их укусов.

 Аскетические подвиги последователя древних христианских пустынников имели целью приобретение постоянной сердечной обращенности к Богу. Слова, которые о. Серафим сказал о Саровских подвижниках, можно отнести всецело и к нему: подвижники суть "огненные столпы от земли до небес"! Днем и ночью о. Серафим носил на себе тяжелые железные кресты, клал по тысяче поклонов сряду, исполнял каждодневно длинное правило св. Пахомия Великого, справлял церковные службы, усиленно читал Священное Писание, а ночному отдыху уделял не более трех часов.

 Когда новый Саровский подвижник ходил по лесу, то всегда носил с собой в суме за спиной Евангелие. Ум должен "как бы плавать в Законе Господнем!" - учил о. Серафим, ибо слово Божие есть истинная пища разума, от которой он просвещается. Ум делается способным подлинно различать, что есть добро и что есть зло. Очищение ума сопровождается прозорливостью, даром, при наличии которого ум человеческий находится в молчании, предоставляя свободный путь мыслям Божественным, и тем самым достигает высшего познания. Любил о. Серафим, ходя по лесу, следовать земному пути Христа от Вифлеема до Назарета, от Назарета до Иордана и Иерусалима - так святой отшельник наименовал ближайшие к своей пустыньке места. По воскресеньям и праздникам о. Серафим возвращался в Саровский монастырь, приобщался в больничной церкви, где служились ранние литургии, а после службы принимал монахов, приходивших к нему за духовным наставлением. "В пребывание его в пустыни вся братия была его учениками", - вспоминали Саровские старцы.

 Восхождение на пути к святости сопровождалось у Серафима удивительными испытаниями, хорошо знакомыми отшельникам под именем "страхований". Так, во время молитвы в лесной келье, рассказывал один Саровский иеромонах, вдруг о. Серафим услышал страшный звериный рев, потом невидимая толпа с шумом выломала дверь кельи и бросила в комнату громадное полено, которое смогла из нее вынести лишь 8 человек! Иногда стены кельи разваливались на глазах у молящегося, и в нее рвались воющие звери, являлся гроб, из которого вставал мертвец. Иногда злые силы, ибо это были их нападения, поднимали Серафима на воздух и со страшной силой ударяли об пол... "Бесов видеть ужасно, потому что они гнусны", - поведал впоследствии святой. Нападения темных сил были опасны для жизни самого отшельника, и, не будь особой благодати, охранявшей его, он бы погиб, телесно или духовно... Неизменно прогоняя бесов крестным знамением и усиленной молитвой, отшельник вкушал небесную тишину и глубокий мир душевный.

 Многие монастыри хотели иметь о. Серафима в качестве своего игумена, но каждый раз он упрашивал Саровского игумена о. Исаию оставить его в молитвенном уединении. После "страхований" в духовной жизни о. Серафима появилось новое и тяжкое искушение: он стал испытывать глубокое уныние; хульные помыслы, столь нестерпимые для молитвенника, стали с силой напрашиваться и мучить его. Тогда о. Серафим еще усилил молитвенный подвиг, до предела сил человеческих: найдя в лесу большой гранитный камень, он стал на нем молиться, не сходя с места; этот подвиг продолжался тысячу ночей. Поднимая руки к небу, как древние оранты, он взывал непрестанно: Боже, милостив буди ми грешному! Днем о. Серафим молился на другом камне, у себя в келье, для сохранения тайны. Тысяча дней и тысяча ночей... нам трудно постигнуть эту трехлетнюю борьбу, эту неутомимую битву; впоследствии св. Серафим открыл, что моление его было сопряжено с особой помощью Божией, "иначе сил человеческих недостало бы!" Постепенно сердце его согревалось даром умиления, и вера и надежда на Бога восторжествовали в нем. Но след от подвига отразился в теле молитвенника: ноги его снова опухли и болели до конца его жизни.

...Там под сосной при дороженьке

 Камень тяжелый лежал.

 Старец ночами бессонными

 Там на коленях стоял.

 Лето и зиму холодную

 Он, не смыкая очей,

 Выстаивал волю свободную

 Тысячу дней и ночей...

 Потерпев мученичество душевное, святому Серафиму надлежало потерпеть и мученичество телесное. Как и святых Бориса и Глеба, о. Серафима, справедливо можно назвать страстотерпцем. Вот что случилось в дальней пустыньке 12 сентября 1804 года (рассказ этот заимствован с некоторыми сокращениями из Летописи Дивеевского монастыря, где живость самого повествования наводит на мысль, что оно записано со слов самого отца Серафима):

 "12-го сентября 1804 года подошли к старцу три; неизвестные ему человека, одетые по-крестьянски. О. Серафим в это время рубил дрова в лесу. Крестьяне, нагло приступив к нему, требовали денег, говоря: "К тебе ходят мирские люди и деньги носят". Старец сказал: "Я ни от кого ничего не беру". Но они не поверили. Тогда один из пришедших кинулся на него сзади, хотел свалить его на землю, но вместо того сам упал. От этой неловкости злодеи несколько оробели, однако же не хотели отступить от своего намерения. О. Серафим имел большую физическую силу и, вооруженный топором, мог бы обороняться. Эта мысль и мелькнула было мгновенно в его уме. Но он вспомнил слова Спасителя: Вси приемшии нож, ножем погибнут, не захотел сопротивляться, спокойно опустил на землю топор и сказал кротко, сложивши крестообразно руки на груди: "Делайте, что вам надобно". Тогда один из крестьян, поднявши с земли топор, обухом так крепко ударил о. Серафима в голову, что у него изо рта и ушей хлынула кровь. Старец упал на землю и пришел в беспамятство. Злодеи тащили его к сеням кельи, по дороге яростно продолжая бить, как звероловную добычу, кто обухом, кто деревом, кто своими руками и ногами, даже поговаривали и о том, не бросить ли старца в реку?.. А как увидели, что он уже был точно мертвый, то веревками связали ему руки и ноги и, положив в сенях, сами бросились в келью, воображая найти в ней несметные богатства. В убогом жилище они очень скоро все перебрали, пересмотрели, разломали печь, пол разобрали, искали, искали и ничего для себя не нашли: видели только у него святую икону, да попалось несколько картошек. Тогда страх напал на них, и они в ужасе убежали. Между тем, о. Серафим от жестоких смертных ударов едва мог прийти в чувство, кое-как развязал себя и, проведши ночь в келье в страданиях, на другой день с большим трудом, однако же сам пришел в обитель во время самой литургии. Вид его был ужасен (он был весь покрыт кровью). Братья, увидев его, ужаснулись и спрашивали, что с ним случилось. Ни слова не отвечая, о. Серафим просил прийти к себе настоятеля, о. Исаию, а также и монастырского духовника которым в подробности рассказал все случившееся.

 Врачи, вызванные лишь на седьмой день, нашли его в следующем состоянии: голова у него была проломлена, ребра перебиты, грудь оттоптана, все тело покрыто смертельными ранами; лицо и руки избиты, вышиблено несколько зубов... Удивлялись врачи, как это старец мог остаться в живых после таких побоев..."

 Первые восемь дней св. Серафим не мог ни есть, ни пить, ни спать от нестерпимой боли. На восьмой день, окруженный консилиумом врачей, о. Серафим заснул и во сне увидел подходящую к его койке Божию Матерь, а за Нею святых апостолов Петра и Иоанна. "Что вы трудитесь?" - сказала Царица Небесная, обращаясь к врачам. Потом, смотря на старца, повторила: "Сей от рода нашего". Видение прекратилось, и тут же, проснувшись, о. Серафим отклонил медицинскую помощь. К всеобщему удивлению, ему стало лучше, а к вечеру, говорит Летопись, он подкрепился немного хлебом и белой квашеной капустой.

 Около пяти месяцев поправлялся о. Серафим в Саровском монастыре. Не хотели его вновь отпускать в пустынь, но пострадавший снова просил благословения у игумена Исаии вернуться на молитву в лес...

 О, русский лес! Сколько слышал ты воздыханий неизглаголанных, сколько вторил шепоту молитвы пустынников, сколько, увы, видел ты и злодейств!

 Когда покушение на о. Серафима оказалось известным по всей местности, встал вопрос об отдании злодеев под суд, но о. Серафим категорически отказался от этого, сказав, что в противном случае он удалится из Саровской пустыни навсегда. Игумен Исаия внял его просьбе о прощении злодеев, которые, впрочем, вскоре были наказаны Самим Богом: избы их сгорели, и, оставшись бездомными, те, которые разгромили келью святого жителя Саровского леса, сами явились к нему, пали ему в ноги и со слезами раскаивались в своем преступлении.

Данные события отражены в стихотворении «Серафиму Саровскому, посвящается», которое написал Пахомов Артур, обучающийся одной из школ Черемисиновского района

Пречудный старец на коленях пред иконой,

Он в келье тёмной молит Господа о нас:

- Спаси, помилуй, Милосердный, недостойных

Не ведают того, чего творят.

Он с ранних лет был под покровом Божьим,

Хранила Божья Мать его всегда,

В страданьях и болезнях чёрных

Спасала Божьей Матери рука.

Разбойники-злодеи, сребролюбы

Чуть не лишили жизни старика,

А он простил их недостойных,

Не поднялась на них рука.

Молил Всевышнего об их спасении,

Но пробил час, их грешная душа,

Сгорев в огне от кары Божьей,

В аду уж поселилась навсегда.

А он живёт средь нас,

Мы помним образ кроткий,

И слезно обращаемся к нему

О вознесении молитвы к Богу,

За грешных нас и недостойных быть в раю.

В 1807 году принял на себя иноческий труд молчания, старался ни с кем не встречаться и не общаться. "Паче всего должно украсить себя молчанием. Молчанием видел многих я спасающихся, многоглаголанием же ни единого. Молчание есть таинство будущего века, словеса же суть мира сего". Если к нему в пустынь приходили посетители, он к ним не являлся. Случись ему встретить неожиданно в лесу кого-нибудь, старец падал ниц и до тех пор не поднимал лица, пока встретившийся не проходил мимо. Таким образом, он сохранял своё безмолвие около трёх лет. Молчание позволяло преподобному избегнуть осуждения братьев и продолжать в мире свой молитвенный подвиг.

 В ту пору пятидесятилетний о. Серафим казался гораздо старше: после избиения его ворами облик его стал как бы надломленный, сильно сгорбленный; чтобы ходить, ему надо было опираться то на палку, то на топор, то на мотыгу, да и то было трудно из-за постоянной боли в ногах... С годами он все же окреп и мог даже рубить деревья в лесу, но в период молчальничества, особенно зимой; он должен был прибегать к услугам монастырской трапезной: раз в неделю ему послушник приносил попеременно хлеб да капусту.

 К этому времени в монастыре подняли вопрос о причащении старца и порешили предложить ему, за невозможностью передвигаться, вернуться жить в монастырь, на что он согласился; 8 мая 1810 года, после 15-летнего пребывания в пустыни, старец Серафим (ему шел 51-й год) вернулся в Саров, но, с благословения отца игумена, он затворился в своей келье строжайшим образом: лица его никто не видел за покрывалом, голоса его никто не слышал, разве когда он читал вслух молитвы или Писание. Так начался период затвора, особенно тяжкого подвига.

 В то время келья старца не отапливалась, обрубок дерева служил стулом, мешки с песком и камнями служили ложем. Пища была все та же, но в более мягком виде, то овсянка, то рубленая капуста - вспомним, что у о. Серафима было выбито несколько зубов. В этой суровой обстановке лишь одна лампада горела неугасимо перед иконой Божией Матери. К молитвенному правилу старец прибавил более усиленное чтение Писания, прочитывая весь Новый Завет каждую неделю. Причащался он в келье, после ранней литургии, по праздникам и воскресеньям. Затвор продолжался целых пять лет, после чего старец открыл свою дверь, но в разговоры не вступал. Таким образом прошло еще пять лет, по истечении которых о. Серафим первым принял заехавшего в Саров губернатора А.Безобразова с женой.

До тех пор о. Серафим искал Царства Божия, проходя труднопостижимый покаянный путь, сопряженный с неустанным чтением Слова Божия. Теперь же, Божиим Промыслом, он был направлен на путь служения людям, строгий затвор окончился в 1815 году, и всем стало возможно приходить к старцу - он же из кельи не выходил. В Саровском монастыре кельи стояли отдельно друг от друга, у каждой были маленькие сени. В сенях у о. Серафима стоял выдолбленный им самим в колоде гроб, который напоминал ему и всем приходящим о том, что земное пребывание есть лишь странствие к горнему Царству.

В 1825 году к святому снова снизошла Богородица с повелением завершить испытание. С тех пор у Серафима Саровского открылся дар провидения и чудотворения и исцеления от болезней. Он стал принимать многих посетителей из монашествующих и мирян. Посещали его и знатные особы, в том числе император Александр Ι. Ко всем приходящим к нему обращался словами «Радость моя!», в любое время года приветствовал словами «Христос воскресе!».

Ежедневно, у него бывало в келии около 2000 человек и более. Он не тяготился и со всяким находил время побеседовать на пользу души. В кратких словах он объяснял каждому то, что именно было благопотребно, открывая часто самые сокровенные помыслы обращавшихся к нему. Все ощущали его благоприветливую истинно-родственную любовь и ее силу, и потоки слез иногда вырывались и у таких людей, которые имели твердое и окаменелое сердце.

Имя преподобного Серафима тесно связано с Дивеевской женской обителью. Основана она была в 12 верстах от Сарова, в Нижегородской губернии Ардатовского уезда, при селе Дивееве монахиней Александрой (в миру — Агафия Семеновна Мельгунова) по личному повелению Пресвятой Богородицы. Эта обитель явилась ей сначала в виде небольшой Казанской общины. Перед кончиной своей мать Александра, в схиме Агафия, поручила ее преподобному Серафиму, тогда молодому иеродиакону, и в свою очередь попечение о ней возложил на него, умирая, и Саровский строитель отец Пахомий. Невдалеке от этой общины преподобный Серафим основал как бы отделение ее, для прокормления которого устроил мельницу, поэтому новую общину стали называть Мельничной.

С созданием новой Дивеевской общины святым Серафимом связаны прежде всего имена Мантуровых: молодого Михаила и младшей сестры его Елены, дворян Ардатовского уезда, уезда, к которому относилась и сама Саровская пустынь. Мантуровы рано осиротели, но продолжали жить в родовом своем имении. Михаил стал военным и уехал по долгу службы в Лифляндию, где женился на Анне Эрнц, лютеранке. Опасная, продолжительная болезнь заставила его вернуться в свое имение, находившееся в сорока верстах от Сарова. Врачи признали болезнь неизлечимой: нельзя было остановить раздробление костей, от которого страдали ноги, причем частички кости начали через нарыв выходить наружу.

Это происходило в начале 20-х годов. Тогда уже в России знали о святой жизни преподобного. К нему и собрался потерявший было надежду Мантуров. Еле смог он, поддерживаемый своими слугами, добраться до сеней кельи, как вдруг сам о.Серафим вышел к нему и мягко спросил больного: "Что пожаловал, посмотреть на убогого Серафима?" Михаил упал к ногам старца и просил его об исцелении. "Веруешь ли ты в Бога?" - три раза спросил его старец и, получив убедительный ответ, сказал;- Радость моя! если ты так веруешь, то верь же и в то, что верующему все возможно от Бога, а потому веруй, что и тебя исцелит Господь, а я, убогий Серафим, помолюсь". Старец принес елею и, нагибаясь к сидящему Мантурову, помазал его раны, говоря: "По данной мне от Господа благодати, я первого тебя врачую!" Михаил снова припал к ногам святого, плакал и целовал их. Но старец поднял исцеленного и сказал: "Разве Серафимово дело мертвить и живить, низводить во ад и возводить? Что ты, батюшка! Это дело единого Бога, Который творит волю боящихся Его и молитву их слушает! Господу всемогущему да Пречистой Его Матери даждь благодарение!"

Как характерны для св.Серафима эти глубокие Слова, от которых однако же веет народной непринужденной лаской: "радость моя!", "убогий Серафим", "что ты, батюшка!". В таком добродушно народном стиле улеглись и последующие великие откровения, данные Серафимом не только русскому народу, но, по словам его, и всему верующему миру. "Радость моя! а ведь мы обещались поблагодарить Господа, что он возвратил нам жизнь-то", -этими словами встретил о.Серафим вновь приехавшего к нему Мантурова, которого начала тревожить мысль, что он не принес Богу дел благодарности за чудное исцеление. "Я не знаю, батюшка, чем и как, что вы прикажете?" - ответил молодой военный. "Вот, радость моя, все, что ни имеешь отдай Господу и возьми на себя самопроизвольную нищету!" Смутился Мантуров, вещает Летопись. Ему вспомнилось, что он не один, имеет молодую жену и что, отдав все, нечем будет жить. Старец же, провидя его мысли, сказал: "...Господь тебя не оставит ни в сей жизни, ни в будущей; богат не будешь, хлеб же насущный будешь иметь".

Вольное обнищание Михаила Мантурова было связано с продажей его имения для приобретения всего лишь 15-ти десятин земли в Дивееве. Эту землю, без крестьян, Мантуров должен был хранить при жизни, а по смерти завещать имевшему создаться женскому монастырю... Живя на земле, не дающей доходов, Мантуровы скоро обеднели, нечем даже было освещаться... Молодая жена стал роптать и негодовать на о. Серафима. Как-то раз рассказывает она, в их комнате перед иконами сама зажглась лампадка без масла и стала сиять. С тех пор Анна Мантурова перестала роптать на свои судьбу и включилась в послушание о.Серафиму. Легче стало переносить лишения, а также насмешки друзей.

Ради послушания отцу Серафиму "Мишенька" как любил его называть преподобный, всю жизнь посвятил на дело устройства женской обители, исполняя все деловые поручения старца, который сам никуда не выходил за ограду монастырских владений.

Удивительное второе поручение дано было "Мишеньке" отцом Серафимом в 1823 году. Поклонившись Мантурову в ноги, старец дал ему один колышек, который, перекрестившись, он поцеловал, и велел ему вбить этот колышек среди поля, со стороны алтаря Казанской приходской церкви (той самой, которую построила мать Александра Мельгунова в Дивееве), отсчитав известное количество шагов. Каково же было удивление Мантурова, когда на месте он убедился в абсолютной точности измерений старца. Вернувшись в Саров, Мантуров нашел старца в особенно радостном духе. Через год, когда "Мишенька" уж забыл о бывшем поручении, о. Серафим велел ему вбить неподалеку от первого еще четыре колышка, которые он снова поцеловал, перекрестившись.

Повествование Дивеевской Летописи привело нас к 1825 году, когда Дивеевским приходским священником стал только что окончивший семинарию о. Василий Садовский. С первой же встречи с ним о. Серафим поставил его в курс начатого матерью Александрой дела, добавив: "...Я ведь теперь один остался из тех старцев, коих просила она о заведенной ею общинке. Так-то и я прошу тебя, батюшка, что от тебя зависит, и ты не оставь их!" Известно, какую удивительную духовную деятельность понес этот молодой священник; не будучи монахом, он стал духовником всей Дивеевской общины, а впоследствии и новой Серафимовской так, называемой "Мельничной обители"...

Мы уже имели случай познакомиться с молодым Михаилом Мантуровым, которого о.Серафим начал подготовлять себе в сотрудники с 1815 года; теперь же, 10 лет спустя, видим, что о.Василий Садовский, во всем также руководимый отцом Серафимом, становится как бы вторым духовным отцом Дивеевских сестер. Нам остается обратить внимание на судьбу первой игумений, или "начальницы", как говорили в то время, создаваемой старцем общины, Елены Мантуровой.

Судьба сестры "Мишеньки" удивительна, парадоксальна. Старец Серафим ведет душу ее в Царство Небесное с творческой свободой, удаляя ее от светского общества и доводя до высших ступеней подвига. Нет у него сомнения в правильности намечаемого им пути, ибо ему дано пророческое ведение судеб человеческих.

Елена Мантурова была гораздо моложе, брата. Оставшись сиротой и лишенная братнина присутствия дома во время долгой его отлучки в Лифляндию, она не утратила своего веселого нрава, исключительной живости и искания счастья. В 17 лет она стала невестой, и судьба ее казалась решенной. Не неожиданно все изменилось непонятным для нее самой образом: она отказала жениху, говоря при этом брату: "Не знаю, почему, не могу понять!" Немного спустя снова поразил ее необъяснимый случай: остановившись в дороге, чтобы выпить чаю на почтовой станции, Елена стала сходить по ступенькам кареты, как вдруг увидела, средь бела дня, над своей головой чудище, безобразного змея, который быстро приближался к ней, грозя увлечь ее в свое пламя. Видение это так потрясло девушку, что она стала как бы мертвая; с трудом очнувшись, она просила позвать священника, исповедалась и причастилась. Приехав домой, она поведала брату и его жене, что единственным спасением для нее, является отрешение от мира, что и обещала она в крике сердечном Царице Небесной. Сильно изменившись после этого явления, Елена стала жаждать духовной жизни и вскоре поехала к о. Серафиму, а старец, встречая ее, сказал ей: "Нет, матушка, что ты это задумала! В монастырь - нет, радость моя, ты выйдешь замуж!" Мантурова сильно протестовала, а о.Серафим долго настаивал на своем. Вернувшись домой, Елена углубилась в чтение творений св.отцов. Все ее посещения Саровского старца кончались все тем же приговариванием о. Серафима о ее будущем браке. Негодуя на о. Серафима, Елена Мантурова решила обратиться, ничего ему не говоря, в один муромский монастырь, где, не долго раздумывая, купила себе келью. Напоследок она все же решила проститься с о.Серафимом, и вот какие строгие слова услышала она:

"... Нет тебе дороги в Муром, матушка, никакой дороги, и нет тебе и моего благословения! И что это ты? Ты должна замуж выйти, и у тебя преблагочестивый жених будет, радость моя!" Потрясенная прозорливостью старца, Мантурова более не сомневалась в его святости. Вернувшись домой, она стала усиленно молиться.

Молитва ее была столь пламенна, что ей случилось как бы потягаться со злым духом, который навел ужас на мирно сидевшую семью Мантуровых ужасным неестественным криком. Перекрестившись, Елена удалила дьявольское наваждение. Такая борьба с темной силой будет и позже проявляться, несмотря на хрупкость и молодость серафимовской послушницы, в очень краткое время достигшей столь явной святости, что после ее смерти о. Серафим уверял сестер о нетленности ее тела.

Года через три после первой встречи о. Серафим благословил 20-летнюю Мантурову поступить в общину матери Александры Мельгуновой, где начальницей была тогда строгая Ксения Михайловна Кочеулова. "Матушка! - говорил старец Елене, - виден мне весь путь твой боголюбивый!.. а если не будешь идти им, то и не можешь спастись. Ежели быть львом, радость моя, то трудно и мудрено, - я на себя возьму; но будь голубем, и все между собою будьте, как голубки... Всегда будь в молчании... не будь в праздности... И пока Жених твой в отсутствии, ты не унывай, а крепись и больше мужайся... вечно-неразлучной молитвой и приготовляй все... верь, что все, мною реченное тебе, сбудется, радость моя!" (Записки о. Василия Садовского). Так, испытывая веру и решимость Елены, о.Серафим сочетал ее душу с Женихом Небесным.

1825 год чрезвычайно важен в истории монастыря, созданного о.Серафимом в Дивееве. 25-го ноября в малой пустыни, близ так называемого Богословского источника , вновь явилась старцу Царица Небесная, в сопровождении апостолов Петра и Иоанна, и благословила его выходить из саровской кельи, посещать пустынь и принимать Дивеевских сестер для наставления. К этому времени внешние обстоятельства как бы естественно содействовали выходу о. Серафима из затвора: здоровье его стало сильно ухудшаться, он страдал болью в голове, в ногах и пребывал в крайнем изнеможении. Движение и свежий воздух, по мнению окружения, стали ему необходимы. Уже весной 1825 года старец стал выходить по ночам, и как-то раз некий инок увидел его с тяжелым камнем в руках; во тьме ночной старец нес камнище к собору Саровского монастыря и положил его на землю у правой стены церкви, на уровне алтаря, обозначая этим, как мы увидим, место своей могилы. Этот знак смерти, уже не такой далекой (о. Серафим скончался семь лет спустя), как бы открывает последний и, если так можно выразиться, говоря о святом, самый блестящий период его деятельности, а именно, - создания новой Дивеевской общины.

Принимая сестер общины матери Александры, о. Серафим убедился, что устав, полный Саровский устав, которому они следовали, был непосилен для большинства монахинь, и решил его облегчить. Но начальница Кочеулова не согласилась менять устав данный самим святым старцем Пахомием более 30-ти лет тому назад... Надо отметить, что ее общине в то время стало тесно, и требовалось расширить помещения для ее 50 сестер. Но несогласие насчет изменения устава, выраженное начальницей, как бы исключало дальнейшее сотрудничество с общиной о. Серафима.

Во время уже упомянутого явления у Богослового источника, - поведал впоследствии преподобный, - Божия Матерь, ударив жезлом землю, извела из нее новый ключ и сказала: "...Ксению (начальницу Кочеулову) с сестрами оставь, а заповедь рабы моей Александры не только не оставляй, и потщись вполне выполнить ее, ибо по воле Моей она дала тебе оную... Я укажу тебе другое место, тоже в селе Дивееве, и на нем устрой обето-ванную Мною обитель... Возьми из общины Ксении 8 сестер..." Тут Богоматерь назвала имена сестер, а место указала близ Казанского храма, и велела обнести его валом и окружить канавкой (рвом с водой); далее Она указала, что на этом месте следовало бы построить двухпоставную ветряную мельницу да первые кельи, а впоследствии соорудить там двухпрестольныи храм в честь Рождества Христова и Рождества Ее, Матери Божией. Новая община в Дивееве должна была состоять лишь из девиц, причем новый устав для них был указан Самой Верховной Игуменией - Царицей Небесной. Вода же, изведенная в сей день, должна была стать целебной и более славной, чем вода Вифезды Иерусалимской.

Из записок Н.Мотовилова видно, что о. Серафим всецело исполнял веления Царицы Небесной в деле создания новой Дивеевской общины и сам от себя ничего не творил: "И камешка одного я, убогий Серафим, самопроизвольно у них не поставил!" Счастлив тот, впоследствии говорил старец, кто хоть раз , побывает в Дивееве и пройдет по полям, вокруг монастыря, следуя стопам Матери Божией, Которая Сама прошла здесь по земле и измерила окружность Своей новой обители, Своего нового удела. В былое время Богоматерь взяла Себе в удел Иверию, Афон и Киев, теперь же новый удел Ее - Дивеево!

9-го декабря того же 1825 года, в праздник Зачатия Божией Матери, о. Серафим, взяв с собою старшую из сестер будущей его общины, Параскеву Степановну, а также и самую молодую, Марию Семеновну (15-летнюю послушницу, которая через три года скончалась, удостоившись нетления), отправился в дальнюю пустынь, где он не был уж 12 лет. По дороге путники остановились у источника, изведенного жезлом Богоматери 25-го ноября, о. Серафим, зная, что сестра Параскева страдает хроническим, утомительным кашлем, исцелил ее, напоив водой из источника. Пришли в келью дальней пустыни. Отец Серафим поставил обеих сестер по обеим сторонам распятия, висевшего на стене дал им в руки зажженные свечи и более часа с ним молился. Так было ознаменовано начало новой Дивеевской общины. После молитвы сестры целый день чистили вместе с батюшкой погреб возле пустыньки, а вечером пошли обратно в Саров.

Прасковья (Параскева) Степановна, старшая из сестер, была свидетельницей того, как с этого дня "батюшка весь год сам трудился, готовил столбы и лес для мельницы , и Дивеевские сестры работали у него, для чего в своей дальней пустыньке он сложил печь, чтобы они здесь отдыхали после трудов". Заметим, что время было зимнее, и такая работа не проходила безболезненно! Точно через год, 9-го декабря 1826 года, в день праздника Зачатия, все бревна, приготовленные самим 67-летним старцем (не чудо ли это?) были привезены в Дивеево...

Но земля, указанная Богоматерью для постройки мельницы, не принадлежала еще сестрам, а некоему г. Баташеву, владельцу завода. Отец Серафим раз пятнадцать посылал сестру Параскеву к приказчику с просьбой уступить землю монастырю, но без успеха. Наконец, родственница г. Баташева генеральша Постникова пожертвовала данную землю под мельницу, за что благодарственное письмо описала ей Елена Мантурова, от имени о. Серафима. "Видишь ли, матушка, как Сама Царица Небесная схлопотала нам землицы, вот мы тут мельницу-то и поставим!" - радостно говорил старец Серафим Ксении Путковой, будущей "церковнице" его новой обители. Так положено было начало Серафимо-Дивеевскому монастырю, который к концу века насчитывал около 1000 монахинь.

Летопись тут замечает, что игумен Нифонт потребовал, чтобы за все дерево, вывезенное из Саровского леса, было ему заплачено, что о.Серафим и сделал, пользуясь деньгами от пожертвований его посетителей, которые он теперь сберегал для общины. Но забыл о.Нифонт долг благодарности... ведь мать Александра выстроила целый собор для Саровского монастыря да при своей кончине дала в Саров целое состояние (400.000 рублей). Кроме того, Саровский монастырь имел значительные доходы от постоянной толпы верующих, приходивших к отцу Серафиму.

Впоследствии та же Ксения Путкова, в постриге сестра Капитолина, красочно свидетельствовала о всех трудностях, которые постигали избранника Божией Матери: "Много терпел за нас батюшка, много родименький принял за нас, много перенес терпения и гонения!" Приезжали из Сарова монахи-следователи и обыскивали Дивеево, говоря: "Ваш Серафим все таскает, кряжи увез!" И приговаривали сестрам: «Такие и сякие, все попрятали!» - но не находили ничего, да у сестер тогда земли-то своей не было. После этого о.Серафим приняв Ксению Путкову, сказал: "Во, радость моя! Суды заводят, кряжи увез я, Ксения! Судить хотят убогого Серафима, зачем слушает Матерь-то Божию, что велит Она убогому... Зачем девушек Дивеевских не оставляет! Прогневались, матушка прогневались на убогого Серафима. Скоро на Царицу Небесную подадут в суд!"

9-го декабря 1826 года начали, зимой, строить мельницу на тогда еще чужой земле: оформлена пожертвования генеральши Постниковой надо было дожидаться, а отмежевана земля была лишь три года спустя, в 1829 году, и только тогда о. Серафим велел сестрам обрыть ее канавкой.

Преподобный Серафим любил называть мельницу новой Дивеевской общины "Мельница-питательница". Эта первая монастырская постройка должна была обеспечить некую автономию новой общины: сестры сами сеяли, сами мололи, сами, хлеб пекли и, хоть и весьма скудно, но в первые времена прожить могли и без чужой помощи. Отец Серафим очень дорожил духовной независимостью новой общины, которую "духом сам он породил". Из дальнейшей истории этой общины мы увидим, что О.Серафим выковывал особенно крепких духом монахинь, которым было им завещано хранить неотступно его заветы, а лучше сказать, веления Самой Матери Божией; эти монахини Дивеевские воспитанные св.Серафимом в дуже непрестанного подвига, должны будут сразу после смерти старца начать тридцатилетнюю борьбу с теми, которые, будучи чужды заветам старца, захотят ввести в обитель дух мира сего, дух "чуждого посетителя", как говорил сам старец, приравнивая чуждого посетителя самому антихристу.

Группа из восьми сестер, которая должна была составить основу Дивеевской Серафимовой общины, на деле пока еще не была отделена от общины начальницы Кочеуловой. Для возглавления будущей своей общины отец Серафим предназначил молодую Елену Мантурову, свою 20-летнюю послушницу, и поручил о.Василию Садовскому, ставшему в то время духовником Дивеевских сестер, прислать ее к нему. Елена Мантурова, войдя в келью о. Серафима и услышав его указание, воскликнула: "Нет, не могу, не могу я этого, батюшка!.. Всегда и во всем слушалась я вас, но в этом не могу! Лучше прикажите мне умереть, вот здесь, сейчас, у ног ваших, но начальницею - не желаю, и не могу быть, батюшка!" Ответственность за чужие души устрашила ее в столь юном возрасте, но о.Серафим велел сестрам во всем "благословляться" у нее, хотя она до конца своей краткой жизни оставалась жить в своей келье при общине Кочеуловой. Внешним о.Серафим указал на то, что, будучи дворянкой, Мантурова была "словесной", что и подобает начальнице - другие же сестры, из крестьянок, были в те времена, разумеется, неграмотные. Но нужное еще иметь в виду и то, что Мантурова, по исключительной своей преданности воле Божией, возьмет на себя впоследствии небывалый подвиг вольной смерти по послушанию и тем самым станет на вечные времена первоначальным камнем Серафимова монастыря…

По указанию Божией Матери, лишь одни девицы принимались о.Серафимом в новую общину; по словам самого старца, девицы были более восприимчивы, чем вдовы, да и новое вино он желал вливать в мехи новые. Среди девиц не могло быть пустых разговоров о прошлой, светской жизни, отвлекающих от сосредоточенной духовной жизни, как то неминуемо бы происходило с теми, кто состоял в супружестве. "В общежительной обители, - говорил о. Серафим, - легче справиться с семью девами, чем с одною вдовой!"

Знаменательно, что в нескольких случаях о. Серафим убедительно настаивал на принятии монашества некоторыми девицами, не думавшими до того о поступлении в монастырь. Эти убедительные беседы сопровождались преображением лика святого старца, который сиял неописуемым Фаворским светом, и уж не было сомнения в душах собеседниц о великой святости призывающего их на служение Богу, и они покорялись словам его. Начав свою монашескую жизнь положительно в нищете, послушницы вступали в мир постоянных чудес - все устраивалось, хоть и не сразу, по воле старца, предсказавшего не только личный путь каждой из сестер, но и великое будущее сей обители, взятой Богородицей Себе в удел.

В те времена о. Серафим обычно день проводил в так называемой "ближней пустыньке", то есть крохотном деревянном домике, выстроенном для него на средства его почитателей на том месте у реки Саровки, в двух верстах от монастыря, где явилась ему Божия Матерь и извела источник из земли. Вокруг пустыньки были грядки, устроенные самим старцем. Как-то раз он дал сестрам посадить молодого луку на его грядки, что они к вечеру исполнили, а на следующее утро о. Серафим велел сестрам собрать луку для Дивеевской трапезы. "Что это вы, батюшка, -воскликнули сестры, - ведь только вчера вечером посадили мы лук!" - "А вы подите-ка, подите!" - повторил старец, и что же: сестры глазам своим не верили, увидя, что лук за одну ночь уж вырос и готов к употреблению. "Убогий Серафим мог бы обогатить вас, но это не полезно, - говаривал старец; - я мог бы и золу превратить в злато, но не хочу; у вас многое не умножится, а малое не умалится! В последнее время будет у вас и изобилие во всем, но тогда уже будет и конец всему!"

Летом 1827 года мельница уже была выстроена мастером. В нее же переселились семь сестер и прожили в ней до зимы в весьма суровых условиях; осенью сестры построили себе келью, и все семеро жили в ней три года. Со временем выстроили житницу и новые кельи.

Монахиня Евпраксия рассказала следующий случай, связанный с началом жизни сестер в мельничной обители: "По благословению батюшки мое послушание было молоть на мельнице; нас всегда было в череде по две сестры и один работник. Раз прихожу я на мельницу, работник спрашивает: "С кем ты пришла?" - "Одна", - говорю. - "Я с тобой не буду молоть", - говорит он, и ушел от меня в Вертьяново (ближайшее село). Оставшись одна, я горько заплакала и говорю громко: "Батюшка Серафим, ты не спастись привел меня сюда!"... Ветер был страшный, мельница молола на два постава, и, наконец, сделалась буря. Я заплакала во весь голос, потому что не успевала засыпать жита, и вдруг в отчаянии легла под камни (жернова), чтобы они меня задавили! Но камни тотчас остановились, и явно предо мною стал батюшка Серафим. - "Что ты, чадо, вопиешь (взываешь) ко мне? - спросил он, - я пришел к тебе! Я всегда с теми, кто меня на помощь призывает! Спи на камушках зиму и лето, не думай, что они тебя задавят!" Далее о. Серафим утешил ее, говоря, что теперь сестры должны послужить, а кто придет после, послужит и им.

Сурова была жизнь сестер Серафимовых: сами пахали, сами кололи дрова и возили их из Сарова в Дивеево, сами мололи, сами строили кельи, неисчислимое количество раз ходили в Саров, к о. Серафиму, причем возвращались нагруженные припасами для общины (а ведь от Сарова до Дивеева - 12 верст!). Работали они зимой, копали канавку, так что искры летели от ударов топора по замерзшей земле. Все велел переносить о. Серафим, связывая подвижничество первых сестер с самой судьбой их Родины, часто подчеркивая возникновение Дивеевской духовной крепости в связи с имеющим прийти антихристом.

Особое значение придавал старец канавке. "У вас канавку вырыть надо! - сказал он сестре Прасковье Ивановне, - Три аршина чтобы было глубины, и три аршина ширины, и три же аршина вышины, воры-то и не перелезут!" - "На что канавка, батюшка, - отвечает сестра, - нам ограда бы лучше!" - "Глупая, глупая! - воскликнул о.Серафим, - на что канавку? Когда век-то кончится, сначала станет антихрист с храмов кресты снимать да монастыри разорять и все монастыри разорит! А к вашему-то подойдет, а канавка-то и станет от земли до неба, ему и нельзя к вам взойти-то, нигде не допустит канавка, так прочь и уйдет!"

Сестры все откладывали рытье канавки. Как-то раз ночью вышла одна сестра из кельи и видит: о. Серафим, в белом своем балахоне копает канавку. Узнав это, все сестры кинулись в радости к о. Серафиму и пали ему в ноги, но, вставши, уже не увидели никого, лишь лопата и мотыжка лежали перед ними.

После построения мельницы о.Серафим продолжал очень деятельно сооружение новых зданий в Дивееве, при помощи верного Михаила Мантурова, которому он поручил прежде всего строительство церкви в честь Рождества Христова. Так должна была быть исполнена воля Самой Царицы Небесной. Деньги, вырученные Мантуровым от продажи своего имения, должны были покрыть все расходы по постройке сего храма, другие же пожертвования на эту церковь о. Серафим тогда не принимал, говоря, что не все деньги угодны Небу, ибо иной раз бывают плодом обид, слез и даже крови...

Весь материал для строительства складывали в доме священника Василия Садовского, так как на территории дивеевских сестер тогда вовсе не было свободного места. Новую церковь кончили в 1829 году, летом. Она прилегала к колокольне Казанского храма, выстроенного матерью Александрой Мельгуновой. Церковь Рождества Христова освятили на Преображение, по нарочитой воле о. Серафима, который говорил: "Господу так угодно!"

После освящения церкви во имя Рождества Христова о.Серафим сразу приказал строить в честь Рождества Богородицы новую церковь под землей, под только что выстроенной! Все дивились такому распоряжению о. Серафима, но Мантуров, как всегда, точно стал исполнять указания старца. В этой нижней церкви надо было поставить 4 крепких столба. Узнав это, о. Серафим стал ликовать и всем говорить: "Четыре столба - четверо мощей!.. Четверо мощей у нас тут почивать будут!"

Новая церковь во имя Рождества Богородицы была окончена летом 1830 года. Отцу Василию Садовскому и сестре Елене Мантуровой о. Серафим велел ехать, несмотря на эпидемию холеры, в Новгород и получить епископское разрешение на освящение храма, что они и сделали, вопреки всем трудностям и препятствиям. Мудрый и ученый архимандрит, которого просили вторично приехать в Дивеево для освящения второй церкви в таком скором времени, воскликнул: "О, Серафим, Серафим! Сколь дивен ты в делах твоих, старец Божий!" Церковь была освящена 8-го сентября 1830 года. Тут надо отметить, что св.Серафим предсказал, что в обители никогда насельники не погибнут от холеры, что и сбылось: во время случившейся новой эпидемии больные приносились в монастырь и там получали исцеление; из сестер же обители никто не заболевал.

Сам о. Серафим на освящение церквей не ходил, да и вообще нога его не ступала в Дивеево, хотя все, что там происходило и помещалось, было ему известно в малейших подробностях.

Не успели кончить вторую церковь Дивеевской общины, как о. Серафим стал покупать землю для будущего собора, выстроенного лишь в 1861 году! Купив землю у некоего господинана Жданова, о. Серафим завещал Мантурову хранить бережно купчую и ни в коем случае не расставаться с приобретенной землей. О соборе этом о. Серафим много раз пророчествовал, говоря сестре Екатерине: "Что нам унывать! Ты гляди, какой у нас собор-то будет... чудный собор! Вельми, матушка, чудный!" - а также, по рассказу сестры Евдокии: "Скажу вам, придет время, у нас в обители все будет устроено; какой собор будет! Какая колокольня! а кельи и ограда будут каменные, и во всем будет у вас изобилие!" После этого о.Серафим вдруг заплакал и сказал: "...но тогда жизнь будет краткая. Ангелы едва будут успевать брать души. А кто в обители моей будет жить, всех не оставлю; кто даже помогать будет ей, и те муки будут избавлены! Канавка же будет вам стеною до небес, и когда придет антихрист, не возможет он перейти ее; она за вас возопиет ко Господу и стеною до небес станет, и не впустит его! А колокол-то Московский, который стоит на земле, около колокольни Ивана Великого, он сам придет к вам по воздуху и так загудит, что вы пробудитесь, и вся вселенная услышит и удивится".

Сестер духовно укреплял о.Серафим не только пророческими словами, но и знамениями, которые свидетельствовали о торжестве Духа Божия над стихиями мира сего, подвластными духам разложения и злобы, и не только над стихиями, но и над самим сатаною, увлекающим души людские в свою тьму. Обычно строго заповедал старец не разглашать о сем при его жизни, а после его смерти сестры будут свидетельницами богоносных явлений. Вот что рассказывает старица Анна Алексеевна: "Идем это мы лугом, трава зеленая, да высокая такая... оглянулись (на шедшего позади о.Серафима), глядим, а батюшка-то и идет на аршин выше земли, даже не касаясь травы. Перепугались мы, заплакали и упали ему в ножки, а он и говорит нам: "Радости мои! Никому о сем не поведайте, пока я жив, а после моего отшествия от вас, пожалуй, и скажите!" Та же сестра повествует: раз Дивеевская сестра была в келье о. Серафима и удостоилась с ним вместе днем молиться. Вдруг в келье сделалась страшная тьма, и сестра с испуга пала лицом к земле. Батюшка просил ее встать и сказал: "Знаешь ли, радость моя, отчего в такой ясный день сделалась вдруг такая ужасная тьма? Это оттого, что я молился за одну грешную, умершую душу и вырвал ее из рук самого сатаны, он за то так и обозлился на меня, сам сюда влетел; оттого-то такая здесь тьма!"

Сестра Матрона Плещеева впала в уныние и хотела бросить монастырь; старец, провидя это, послал за ней. Когда сестра подходила к дальней пустыньке, то увидела о.Серафима сидящим на колоде, а близ него стоял большой величины медведь. "Ой, смерть моя!" - крикнула сестра. -"Нет, матушка, это не смерть, а это радость!" Медведь, когда ему махнул старец, ушел в лес "как разумный", после вернулся и лег у ног о.Серафима. Медведя стали кормить хлебом. Лицо же старца преобразилось, стало "светло, как у ангела, и радостно". - "Помнишь ли, матушка, - обратился он к сестре, - у преподобного Герасима на Иордане лев служил, а убогому Серафиму медведь служит. Вот и звери нас слушают, а ты, матушка, унываешь; а о чем унывать? Вот, если бы я взял с собой ножницы, то и остриг бы его!"

Духовное возрастание сестер уже стало давать плоды святости: 21 августа 1829 скончалась в 19 лет высокая подвижница, Мария Семеновна Мелюкова. О ней сказал о. Серафим, что она будет почивать в мощах, ибо угодила Господу совершенным послушанием; провела она в иночестве лишь шесть лет. Плакал о. Серафим о потере своего юного друга, дал ей гроб дубовый, выдолбленный, и свою камилавку. Плакали сестры, особенно родная сестра умершей, которой о.Серафим сказал сии дивные слова: "Ее душа у Престола Божия, и весь род ваш по ней спасен будет!" Всем же велел ее почитать, как святую.

Скоро умерла и Елена Мантурова, 28 мая 1832 г., и также, по словам старца, её тело будет нетленно.

К этому времени Господь послал в Саровскую обитель нового верного друга отцу Серафиму, молодого помещика Симбирской губернии Николая Мотовилова, которому старец заповедует служить Дивеевской обители да, в свое время, быть свидетелем всего, что делалось в Дивееве при убогом Серафиме. Приехавший впервые в Саров 22-летний Мотовилов был в крайне тяжком состоянии. У него отнялись ноги, спина была покрыта пролежнями, четверо человек его несли, а пятый поддерживал голову - так его принесли к о.Серафиму, на ближнюю пустыньку, возле источника. Побеседовав с ним, о.Серафим сказал: "Если веруете - то вы здоровы уже!" - взял больного за плечи, поставил на землю и приказал идти. Не сразу Мотовилов осознал чудо, совершенное по молитвам о. Серафима, и, боясь упасть, все еще спорил с преподобным.

Когда же узнали об исцелении столь тяжко больного человека, все стали славить Бога, повторяющего евангельские чудеса; сам игумен Нифонт и 24 старца вышли встречать исцеленного, окруженного толпой богомольцев.

В конце ноября того же года Мотовилов удостоился великой беседы со старцем, когда свое откровение о Духе Святом он засвидетельствовал на глазах у Мотовилова не только личным светоносным преображением, но ввел и своего юного собеседника в дивную славу Божию уже здесь, на земле

Завет о. Серафима Николай Александрович Мотовилов исполнил: он стал "питателем" Дивеевской общины после смерти старца, а также одним из строителей заложенного 5-го июня 1848 года и освященного в 1875 году Дивеевского собора.

1.3. Последние годы жизни Серафима Саровского в Дивеево.

"Побеждай врага-диавола и противу его будь во всем мудра; Господь тебе во всем поможет!" - так обратился о. Серафим к сестре Евдокии Ефремовне (будущей матери Евпраксии, о которой уже упоминалось по поводу случая на мельнице) после явления Богоматери с ангелами и святыми в день Благовещения, 25-го марта 1831 года. Летопись сохранила рассказ этой монахини Евпраксии, которая, по воле старца, была вместе с ним свидетельницей небесного посещения. Вот ее рассказ (в сокращенном виде):

 "Батюшка встретил меня и говорит: "Ах, радость моя, я тебя давно ожидал! Какая нам с тобою милость и благодать от Божией Матери готовится в настоящий праздник! Велик этот день будет для нас!" - "Достойна ли я, батюшка, получать благодать, по грехам моим", - отвечаю я. Но батюшка приказал: "Повторяй, матушка, несколько раз кряду: "Радуйся, Невесто Неневестная! Аллилуиа!" Потом начал говорить: "И слышать-то никогда не случалось, какой праздник нас с тобою ожидает!" Я начала было плакать... Батюшка стал утешать меня, говоря: "Хотя и недостойна ты, но я о тебе упросил Господа и Божию Матерь, чтобы видеть тебе эту радость! Давай молиться!" И, сняв с себя мантию, надел ее на меня и начал читать акафисты и каноны. Прочитав все это, говорит мне: "Не убойся, не устрашись, благодать Божия к нам является! Держись за меня крепко!" И вдруг сделался шум, подобно ветру, явился блистающий свет, послышалось пение. Я не могла все это видеть без трепета и поникла замертво на землю. Батюшка упал на колени и, воздев руки к небу, воззвал: "О, Преблагословенная, Пречистая Дева, Владычице Богородица!" В келью вошла Царица Небесная, окруженная ангелами, святыми и 12-тью девами. Взяв меня за правую руку, Божия Матерь сказала: "Не убойся, встань, девица, мы пришли посетить вас". Батюшка Серафим стоял уже на ногах перед Царицей Небесною, и Она говорила столь милостиво с ним, как бы с родным человеком. Мне же сказала, чтобы я подошла к святым и девам и спросила их, кто они. Девы все говорили: "Не так Бог даровал нам эту славу, а за страдание и за поношение; и ты пострадаешь! Прежние мученицы страдали явно, а нынешние - тайно, сердечными скорбями, и мзда им будет такая же".

 Пресвятая Богородица много говорила батюшке, но всего не могла я расслышать, а вот что слышала хорошо: "Не оставь дев моих Дивеевских!" Отец Серафим отвечал: "О, Владычица! Я собираю их, но сам собою не могу их управить!" На это Царица Небесная ответила: "Я тебе, любимиче Мой, во всем помогу! Возложи на них послушание, если потеряют мудрость, то лишатся участи сих блаженных дев Моих; ни места, ни венца такого не будет. Кто обидит их, тот поражен будет от Меня; кто послужит им ради Господа, тот помилован будет пред Богом!" Видение кончилось тем, что Царица Небесная сказала отцу Серафиму: "Скоро, любимиче Мой, будешь с нами!" и благословила его. Простились с ним и все святые. Мне сказано было: "Это видение тебе дано ради молитв о. Серафима, Марка, Назария и Пахомия". Батюшка, обращаясь после этого ко мне, сказал: "Вот, матушка, какой благодати сподобил Господь нас, убогих. Мне, таким образом, уже двенадцатый раз было явление от Бога, и тебя Господь сподобил; вот какой радости достигла! Есть нам, почему веру и надежду иметь ко Господу. Побеждай врага-диавола и противу его будь во всем мудра; Господь тебе во всем поможет!"

 1832 год был последним годом жизни отца Серафима на земле. Старцу стало тяжело принимать множество посетителей, трудно ходить в свою лесную пустынь, хотя иногда он еще копал там грядки. Несмотря на слабость, до последних дней святой подвижник не оставлял своих суровых привычек; так, например, до службы в церкви он просто садился на пол. Некоторым посетителям он неоднократно говорил: "я силами ослабеваю" или "мы с тобою больше не увидимся", но никто не хотел понять намеков на его уже близкий конец... К этому времени как-то умножились неприятности и огорчения из-за сомнений ближних или даже ложных показаний на старца со стороны некоторых внешних лиц. "Все сии обстоятельства, - сказал о. Серафим, - означают то, что я скоро не буду жить здесь, что близок конец моей жизни".

 Дары исцеления и прозорливости не покидали старца, особенно жива и вдохновенна была его беседа, да и сам он, испытывая особый прилив благодатных сил, говорил: "Духом я как бы сейчас родился, а телом ко всему мертв". Посетители свидетельствуют, что лицо старца не раз преображалось, когда он им говорил о блаженстве жизни вечной: "Какая радость, какой восторг, - восклицал он, - объемлют душу праведника, когда, по разлучении с телом, ее встречают ангелы и представляют пред Лице Божие!" В последних беседах своих особенно настаивал старец, на хранении мира, того мира духовного, к которому относится нетленное, бессмертное речение преподобного: Радость моя! Стяжи себе мирный дух, и тысячи вокруг тебя спасутся!

 Летопись упоминает, что в этом же 1832 году старца посетил пустынник Тимон, бывший его послушником; пришел он пешком, издалека, после двадцатилетней разлуки, навестить своего любимого духовного отца. Отец Серафим не сразу его принял, но испытал его терпение, пропуская всех посетителей перед ним, вне очереди, так что Тимон ждал желанной встречи весь день. Зато всю ночь о. Серафим посвятил ему одному, услаждая его сердечной беседой и всяческими советами для успешного устройства нового монастыря.

 Тут следует упомянуть, хотя и очень кратко, что преподобный Серафим содействовал основанию нескольких монастырей, из которых можно назвать Ардатовский Покровский, Спасо-Зеленогорский и Знаменскую Курихинскую общину.

 Забота о будущем Дивеевской Мельничной общины не покидала основателя ее: все сестры обители ведь были рождены к духовной жизни самим старцем, и сила благодати, определяющая их судьбу, присуща была исключительно его прозорливому руководству; хотя в среде его сотрудников и были люди святой жизни, как о. Василий Садовский или Михаил Мантуров, но не могли они ответить на все нужды духовные и житейские, как то мог постоянно делать сам о. Серафим, потому и сказал он сестрам: "После меня никто вам не заменит меня, - да прибавил: - Человека-то, матушки, днем с огнем не найдешь! Оставляю вас Господу и Его Пречистой Матери".

 Кончина святого старца приближалась. Перед новым 1833 годом, как то заметил сосед его о. Павел, старец три раза ходил к правой стороне Успенского Саровского храма, где в 1825 году, выйдя из затвора, он положил большой камень. Стоя у места своей могилы, он долго в раздумье смотрел на, землю, покрытую снегом.

 Никто из насельников Саровской пустыни не подозревал, что настал последний день земной жизни дивного старца: то было воскресенье 1-е января 1833 года. По своему обыкновению о. Серафим пришел на раннюю литургию в больничную церковь, поставил свечи и приложился к иконам, чего раньше не делал. Благословляя и обнимая братии, он говорил: "Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте? Нынешний день нам венцы готовятся. " Но никто не понял пророческих слов; старец был бодр, спокоен, радостен, хотя телесно очень слаб.

 В этот последний день о. Серафим принял еще некоторых лиц, дал хозяйственные распоряжения; так, он вручил одной Дивеевской сестре 200 рублей на покупку насущного хлеба, ибо запасов у сестер больше не было.

 В тот же день вечером о. Павел слышал, как старец пел пасхальные песнопения: Воскресение Христово видевше...

Светися, светися, новый Иерусалиме...

О, Пасха велия и священнейшая, Христе...

 Наступила ночь. Все было тихо. Выйдя из своей кельи рано утром, о. Павел заметил, что близ кельи о. Серафима пахнет дымом. Он постучал в дверь, но ответа не было; тогда о. Павел обратился к идущим на раннюю литургию монахам. Молодой послушник Аникита, сообразив, что дверь закрыта изнутри, сразу сильным толчком открыл ее. Дым так и заклубился в морозной ночи. Вошли. Около двери на скамье тлели холщовые вещи да книги, в келье было совсем темно. Стали бросать снег и быстро потушили начинавшийся пожар. Столпившиеся братья, услышала, что о. Павел в темноте нащупал тело старца, принесли свечи, и взору их предстал усопший на коленях молитвенник с руками, скрещенными на груди, поверх медного распятия, с лицом, как бы еще погруженным в озаряющую его молитву.

 Весть о кончине о. Серафима быстро разнеслась повсюду. Вспомнили тогда, что старец говорил о пожаре, который возвестит о его смерти. Тело старца, облаченное по чину, было положено в тот самый выдолбленный в колоде гроб, который издавна стоял в его сенях, и поставлено в Саровском соборе, где оно оставалось открытым в течение восьми дней. Толпы народа стекались со всех сторон. Прикладывались с любовью к останкам незаменимого благодетеля. В день погребения, за литургией, так много было народа, что свечи около гроба тухли. Погребение святого совершил игумен Нифонт; надгробного слова не было, да и кто мог достойнее почтить память о. Серафима, чем толпы благодарных посетителей?

 Умер святой Серафим в одиночестве своей кельи - как жил - пустынножителем. Собеседник Божией Матери незаметно для окружающих удалился в селения вечные. Давнишнему другу его, епископу Воронежскому Антонию, первому дано было знать о кончине святого, о чем он в тот же день поведал Н.Мотовилову, находившемуся в ту пору в том же Воронеже. Откровение о кончине старца, также в тот же день, было дано иеромонаху Глинской обители близ Курска; он увидел чудесный свет на небе и сказал: "Это душа Серафима возносится!" А ближние насельники Саровские еще ничего не знали...

 Дивеевским сестрам отец Серафим незадолго перед смертью оставил утешительное обещание, говоря: Когда меня не станет, вы ко мне на гробик-то ходите! Как вам время, вы и идите; чем чаще, тем лучше! Все, что есть на душе, что бы ни случилось с вами, о чем бы ни скорбели, придите ко мне, да все, все с собой-то принесите на мой гробик! Припав к земле, как живому, все и расскажите, и услышу я вас, вся скорбь ваша отлетит и пройдет! Как вы с живым всегда говорили, так и тут! Для вас я живой есть, буду и во веки!

Похоронен он был в Успенском соборе недалеко от алтаря. Неисчислимы чудеса и исцеления на могиле старца.

ГЛАВА ІІ. Содержание духовно-нравственного наследия Серафима Саровского и его заповеди.

2.1. Религиозно-просветительская деятельность Серафима Саровского.

Упоминая имя Серафима Саровского, нельзя не вспомнить и о его даре пророчества. Так, задолго до известных событий в России, он предсказал: " До рождения антихриста произойдет великая и продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужасное: бунты разинский, пугачевский, Французская революция - ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных Отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе".

За год и десять месяцев до своей кончины, в праздник Благовещения, преподобному Серафиму вновь было явление Богородицы, которая сказала ему: "Скоро, любимиче Мой, будешь с нами".

В 1831 году преподобный предсказал голод, и по его совету обитель заготовила хлеб на шесть лет. Предсказал он первое появление (1830) в России холеры, но что Саров и Дивеево Господь оградит. Говорил, что на Россию восстанут три державы и много изнурят ее, но что за Православие Господь ее помилует, — и Крымская война подтвердила его слова.

Предсказывал и великое торжество и радость, которые будут тогда, когда царская фамилия приедет и среди лета будут петь Пасху, но закончил со скорбью: «А что после будет? Ангелы не будут успевать принимать души...» Царская семья действительно посетила Саров и Дивеево в великие дни открытия мощей самого преподобного в 1903 го-ду, и народ пел тогда в великой радости Пасху.

О своей прозорливости он говорил так, ссылаясь на Священное Писание: «Сердце человеческое открыто единому Господу, и един лишь Бог Сердцеведец: а приступит человек, и сердце глубоко», «Я, грешный Серафим, так и думаю, что я грешный раб Божий; что мне повелевает Господь как рабу Своему, то я и передаю требующему помощи. Первое помышление, явившееся в душе моей, и говорю, не зная, что у собеседника на душе, а только веруя, что так мне указывается воля Божия для его пользы. Как железо ковачу, так я предал себя и свою волю Господу Богу: как Ему угодно, так я и действую, своей воли не имею, а что угодно Богу, то и передаю».

Поучения свои преподобный основывал на Слове Божьем, свято-отеческих творениях и житиях святых. Особенно чтил он защитников чистоты Православия: Василия Великого, Григория Богослова и других, и сам объяснял, в чем состоит чистота Православия, и убеждал твердо стоять за него. Особенно любил он святых Русской Церкви и наставлял жить по их правилам. На вопрос одного раскольника старец ответил властно: «Оставь свои бредни. Жизнь наша есть море, Святая Православная Церковь — наш корабль, а Кормчий — Сам Спаситель. Если с таким Кормчим люди по своей греховной слабости с трудом переплывают житейское море и не все спасаются от потопления, то куда же ты стремишься со своим ботиком и на чем утверждаешь надежду свою спастись без Кормчего?»

Неисчислимые заявления об исцелениях поступали в Дивеевский монастырь, возглавляемый игуменьей Марией (Ушаковой). Больные получали исцеления от воды с источника, выведенного Богоматерью в малой пустыньке, от вещей святого Серафима, хранившихся в монастыре, от осколков камней, на которых он молился, и часто также от портретных или бумажных изображений старца. Исцеления происходили и на могиле основательницы Дивеевской общины, матери Александры, куда, в сонных откровениях, не раз преподобный Серафим направлял болящих.

Сергей Алексеевич Никитин, житель Нижнего Новгорода, рассказывал следующее. "Прихожу к моему знакомому лютеранину, а он в отчаянии, что сын его болен раздражением мозга и доктор сказал, что больной безнадежен. Видя неутешимую скорбь отца, я говорю: "Хочешь ли, чтобы сын был здоров? Веришь ли о. Серафиму?" - "Хочу, чтобы он был здоров и верую!" - ответил отец. - "В таком случае, вот образ о. Серафима и надень на сына". Он взял, надел, и сын его выздоровел. Вот уже три года он не снимает образа с сына и не отдает мне".

Одна странница сообщила следующее чудо. "Есть у меня, - говорила она, - сын, и единственный; пил он ужасно, и горе мне было страшное, такое горе, что и рассказать не умею. Что ни делала я с ним, ничто не брало, ничем не могла отвадить от вина. Слыхала я о батюшке Серафиме; кой-как, насилу достала бумажный образочек его, картинку, повесила у себя и стала ему постоянно и сердечно молиться: "Батюшка, отвади сына моего пить!" Вот раз сижу я, и вдруг вбегает ко мне сын-то, лица на нем нет, весь трясется, я, надо, перепугалась... "Что ты, - говорю, - что ты?" - "Маменька, - говорит, - прости мне, Христа ради, никогда пить не буду капли вина в рот не возьму! Сейчас я хотел напиться, вдруг вижу, старик-то с палкой, что у тебя повешен в рамке, зашевелился, стал больше да больше и совсем вышел из рамки живой, подошел ко мне, суровый да грозный такой, поднял на меня дубину и говорит: "Перестань мать огорчать и не смей более пить вина!"... Так вот, родимая, с тех самых пор Бог хранит: вылечился сын-то и капли в рот вина не берет. Вон он, какой милостивец у вас батюшка!"

Сестра Дивеевской обители Ф.В. сделалась больна глазами. Накануне нового 1835 года видит она сон, что находится в церкви Тихвинской Божией Матери. Отец Серафим выходит из Царских врат в белой ризе, подает воздух (покровец, который полагают на евхаристическую Чашу) и велит отереть им глаза, а сам стал позади нее. Она спросила его: "Ты ли это, батюшка?" о. Серафим отвечал: "Какая ты, радость моя, неверующая! Сама же просила меня, а не веришь, ведь я у вас обедню совершаю". После сего Серафим сделался невидим. С этого времени болезнь глаз прошла у сестры. (Рассказ самой исцелившейся).

Рассказ затворника Георгия, жившего в Задонском Богородицком монастыре. "Долгое время мучился я помышлением: перейти отсюда куда-нибудь в другой монастырь, поуединеннее, а то здесь письма и посетители много меня развлекают; отказывать иногда совестно, а иногда и нужно бывает отвечать: пишут дело. Около двух лет боролся я в нерешимости с этим помышлением, никому этого не говоря, между тем сильно этим смущаясь, перебирая в памяти моей все места, куда бы удобнее удалиться. Однажды входит ко мне келейный, извещая, что странник из Саровской пустыни от отца Серафима принес мне благословение, и сверх того имеет надобность сказать лично несколько слов по его поручению. Я благословил ему войти, и он начал: "Отец Серафим приказал тебе сказать: стыдно-де, столько лет сидевши в затворе, побеждаться такими вражескими помыслами, чтобы оставить свое место. Никуда не ходи. Пресвятая Богородица велит тебе здесь оставаться". Сказав сие старик поклонился и вышел, а я стоял как вкопанный, дивясь чудесному откровению тайный моих помышлений, и притом такому человеку который не только меня не знал, но и никогда не видывал, и даже никогда мы друг к другу не писали. Однако, скоро опомнившись, просил я келейного воротить ко мне странника, надеясь узнать от него что-нибудь более, но его уже не смогли отыскать ни в монастыре, ни за монастырем. С тех пор дух мой успокоился и я перестаю помышлять о переходе в другое место".

Поразительно было исцеление в 1827 году припадочной женщины Александры Лебедевой. Врачи помочь ей не могли, и один из них, человек верующий и сердечный, посоветовал ей искать помощи у Бога. Однажды ночью явилась ей незнакомая старая женщина и сказала: «Не бойся, я такой же человек, как и ты, только теперь не с сего света, а из Царствия Небесного. Встань скорее с одра своего и поспеши в Саровскую обитель, к отцу Серафиму; он ожидает тебя завтра и исцелит тебя». Больная спросила: «Кто ты такая и откуда?» Явившаяся ответила: «Я из Дивеевской общины, первая настоятельница — Агафия». В тот день, когда Лебедеву привезли в Саров, преподобный никого не принимал, хотя народ окружал его келью; но не успела она с провожатыми приблизиться, как старец вышел, ввел ее в келью, накрыл епитрахилью и тихо прочитал над ней молитву Господню и Пресвятой Богородице; потом напоил ее Богоявленской водой, дал ей частицу антидора и три сухарика и сказал: «Каждые сутки принимай по сухарику со святой водой да сходи в Дивеево на могилу рабы Божией Агафий, возьми себе земли и сотвори сколько можешь поклонов: она, Агафия, о тебе жалеет и желает тебе исцеления». И, дав ей наставление о молитве, отпустил ее. Болезнь тут же оставила женщину. Она исполнила все поведенное старцем и впоследствии была совершенно здорова и имела много детей.

Как все случаи пророчества преподобного Серафима, так и все исцеления, совершенные им при жизни и по кончине, перечислить невозможно. Исцелял он либо помазуя елеем из лампады, горевшей пред келейной его иконой Божьей Матери «Умиление», либо же давал есть антидор или сухарики со святой водой; часто же давал воду из своего колодца, о котором говорил: «Я молился, чтобы вода сия была целительной от болезней». Водой этой обливались и больные, и здоровые, даже в сильные морозы, и больные исцелялись. Вода эта не портится, хотя бы много лет стояла в не закупоренных сосудах.

По свидетельству многих генералов, офицеров и солдат, участников турецкой кампании 1828 года, все посетившие старца Серафима, получившие его благословение и повторявшие с верой: «Гос-поди, помилуй молитвами старца Серафима», остались невредимыми, даже в минуты крайней опасности и, казалось, неизбежной смерти. Своему ученику Николаю Александровичу Мотовилову, исцеленному им, преподобный объяснил, что цель жизни христианской есть стяжание благодати Святого Духа.

Преподобный Серафим говорил: «Истинно решившиеся служить Господу Богу должны упражняться в памяти Божией, говоря умом: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Благодатные дарования получают только те, которые имеют внутреннее делание и бдят о душах своих...».

2.2. Заслуги Серафима Саровского перед Русской Православной Церковью и причисление его к лику святых.

 Преподобный Серафим Саровский еще при жизни в глазах православного русского народа был прибежищем, духовною опорою и утешением страждущих и обремененных, скорбящих и озлобленных, милости Божией и благодатной помощи требующих. С великою любовью и духовной радостью до конца своей жизни он нёс свое великое служение старца-наставника.

Сейчас в каждом храме Русской Православной Церкви есть икона преподобного Серафима Саровского. Его неповторимый образ еще до прочтения иконного надписания узнаваем всеми верующими людьми.

"Кто я, убогий, чтобы писать с меня вид мой? Изображают лики Божии и Святых, а мы - люди, и люди-то грешные", - ответил некогда преподобный Серафим Саровский на просьбу "списать" с него портрет. И вот уже спустя столетие жила и развивалась богатая традиция его иконографии, открытие и изучение которой только начинается. Она явилась видимым доказательством его святости и всенародной любви к великому русскому святому. Образ саровского старца задолго до официальной церковной канонизации был запечатлен в самых разных произведениях искусства: в живописи, гравюре, литографии, резьбе по дереву, финифти, но даже ранние образы преподобного Серафима, как правило, имеют иконописный характер.

Этот подлинный портрет Преподобного, писанный при жизни угодника Божия, находится в женском монастыре "Ново-Дивеево" близ Нью-Йорка. Преподобный изображен во весь рост на склоне своих лет. Правой рукой он опирается на посох, левой, опущенной к низу - он держит четки. Как сообщают видевшие этот портрет - "дивный лик преподобного остался совершенно неповрежденным от времени. На бледном, изможденном подвигами, лице Преподобного смотрят голубые, изумительно переданные глаза св. Старца. От этого взгляда нельзя оторваться: он смотрит прямо в душу и кажется, что взор Преподобного временами то благостный, то суровый, проникает во все уголки вашей души."

В дни прославления Преподобного в 1905 году, перед этим образом горячо молилась вся Царская Семья. Во время разорения обители большевиками, образ был перевезен в Киев, где находился в Набережно-Никольском храме, а в 1945 году был перенесен в новооткрытый при немцах Покровский храм на Подоле. При отступлении немцев из Киева, образ в последнюю минуту был вывезен одним из переводчиков при немецкой комендатуре (русским и православным) в Лодзь, а затем передан протопресвитеру Адриану Рымаренко, который тогда был настоятелем берлинского русского Собора. В один из жестоких ночных налетов на Берлин, вернувшись из убежища, увидели, что зажигательная бомба, пробив купол собора, упала в левый его придел. Стоявшая там плащаница и лежавший на ней образ Преподобного были объяты огнем, рядом горела подставка креста и близ находящийся образ святых Гурия, Самона и Авива, Пожар быстро потушили и поразительно, что ни плащаницы, ни образа преп. Серафима совершенно не коснулось пламя, хотя все вокруг обгорело. Прошла ночь. Началось утреннее богослужение, но запах гари не исчезал, а наоборот все усиливался. Бросились вновь искать, и вот на чердаке собора обнаружили вторую, тлевшую зажигательную бомбу. Едва её коснулись, как огромный сноп пламени взметнулся от неё вверх. Таким образом 12 часов тлел огонь, но не разгорался. С этого момента уже никогда более Собор не страдал от огня, хотя все вокруг него было сожжено и разрушено.

По неисповедимым путям Божиим, хлынул поток русских людей в Америку, а с ними прибыла и дивеевская святыня - образ преподобного, частица его св. мощей и кусочек его мантии. Икона-портрет ни разу не реставрировалась, она в натуральный рост.

"...Как живой, выступает пред нами дивный Серафим, в виде сгорбленного старца, неспешными стопами пробирающегося из монастыря в свою ближнюю пустыньку. На его лице, полноватом и сохранившем свежий цвет, несмотря на его старческий возраст и тяжелые подвиги, светятся знакомые нам голубые глаза, которые умеют прозревать душевные тайны».

 В городе Курске в притворе нижнего храма Сергиево-Казанского кафедрального собора, справа от входной арки, на западном простенке находится изображение преподобного Серафима Саровского. И в нижнем, и в верхнем храмах собора на самых видных местах есть несколько очень почитаемых икон старца. Изображение же в притворе помещено так, что не каждый его заметит, и далеко не все прихожане обращают на него внимание. Но и оно не остается без поклонения: в небольшом подсвечнике перед ним изредка горит кем-то возжженная свеча, иногда к изображению благоговейно прикладываются, принимая его за икону. Но это не икона, во всяком случае не была таковой при своем возникновении.

Поясное изображение преподобного Серафима Саровского (размер 67x56 см) сделано на холсте (размер подрамника 90x72 см) масляными красками, сильно потемневшими от времени. Как теперь знаком этот образ каждому верующему! Старец изображен в преклонных летах, седовласая глава его не покрыта; он облачен в ман-тию, поверх которой епитрахиль, уставшие веки чуть опущены, отчего взгляд обретает особую глубину; правая рука прижата к сердцу, и от этого на епитрахили получилась складка. Фигура старца в три четверти оборота к зрителю. Именно так преподобный Серафим стал изоб-ражаться на иконах после его прославления в 1903 году.

Но на образе в Сергиево-Казанском соборе над главой старца Серафима отсутствует нимб - обязательная деталь православной иконы. Зато фигура его очерчена овалом в виде широкой полосы (размер овала 79x64 см), типичным для портретной живописи... В то же время над гла-вой преподобного Серафима внутри овала сделана каноническая, принятая для икон надпись церковнославянскими буквами: «Преп. Серафим Саровск. Чуд.» (чудотворец). Такая надпись могла появиться только после 1903 года, а между тем, «возраст» холста и характер живописи свидетельствуют, что изображение сделано задолго до прославления, еще в прошлом веке. По просьбе одного из авторов этих строк в ноябре 1983 года художник-реставратор ГИМа А.Н. Хетагуров и старший научный сотрудник реставрационного центра имени И.Э. Грабаря искусствовед Н. В. Дмитриева произвели визуальный осмотр изображения и пришли к согласному мнению, что по многим признакам его можно отнести к первой половине XIX века. Для более точной датировки требуется специальный анализ. Итак, весьма возможно, что перед нами прижизненный портрет преподобного Серафима или очень ранняя, современная оригиналу копия с него. Очевидно, с этого (или такого же) портрета писались наиболее распространенные иконные изображения преподобного Серафима.

Но не только иконам преподобного могут поклониться православные. Есть в России и за её пределами святыни, которые посещают паломники, чтобы поклонится памяти Преподобного:

1. Успенский собор, в котором с 1903 года находились мощи святого.

2. Келья, в которой жил Серафим Саровский и над которой в 1903 году был поставлен храм.

3. Могила и часовня над ней у стены Успенского собора, (рисунок).

4. Зосимо-Савватиевская церковь, в которой деревянный кипарисовый престол был изготовлен руками самого Серафима.

5. Ближняя пустынка (рисунок) с источником Серафима Саровского,

6. Место камня, на котором он молился тысячу ночей (современный вид), (икона), (рисунок).

7. Дальняя пустынка (современный вид).

8. На спуске к реке Саровке была вырыта руками Серафима пещерка, куда он по временам уединялся.

9. Храм св. Серафима Саровского в Сарове, рисунок современного вида.

10. Саровский монастырь (икона 19 в.), вид Саровской пустыни в 19 веке, (редкая почтовая открытка начала 20 века), (вид 2000 года) .

11. Дивеевский монастырь

12. Рака с мощами преподобного Серафима Саровского в Дивеевском монастыре

13. Личные вещи, самого батюшки Серафима Саровского - Преподобного старца. Среди них: мантия, две полумантии (одна из них кожаная), армяк (пальто), епитрахиль, поручь, скуфья, зимняя шапка, рубашка-свитка, рукавицы, лапти, носки, обгоревшая скамеечка (склонившись над которой скончался батюшка Серафим), топор, нож, гребень, часть парамана и четок (лествицы), очки, а также иконы из келлии Преподобного: Деисус, прижизненный портрет перп. Серафима в полный рост на холсте и иконы, написанные дивеевскими сестрами-живописицами.

Места современного поклонения:

1. Серафимов источник поселка Сатис

2. Источник Серафима Саровского на реке Саровка на Дальней пустынке в Сарове

3. Источник Серафима Саровского на реке Сатис, близ Цыгановки

4. Источник Дивеевского монастыря

5. Мордовия. Рузаевка. Пайгармский Параскево-Вознесенский монастырь. Один из трех источников освящен в честь преподобного Серафима Саровского

6. Оптина пустынь Калужской епархии, источник Серафима Саровского

7. Источник и часовня св. Серафима Саровского в Северном микрорайоне Хабаровска - напротив технического университета, на так называемой Серафимовой горке.

Преподобный Серафим Саровский был нашим земляком и конечно в нашей области есть места связанные с его именем. Это святой источник во имя преподобного Серафима Саровского, он находится в городе Курске, район Боевой дачи. Источник благоустроен. Святой источник вытекает из высокого склона над рекой Тускарь. Дорожку от мостика к роднику украшает аллея из плакучих ив.

Так же есть памятник Серафиму Саровскому в Курской коренной пустыни.

В Черемисиновском районе есть святой источник иконы Покрова пресвятой Владычицы Нашей Богородицы и Приснодевы Марии, на территории которого установлен памятник преподобному Серафиму Саровскому. Располагается источник на территории скита у подножия высокого левого берега реки Тим на месте бывшей водяной мельницы помещиков Марковых. Освящен настоятелем скита архимандритом Михаилом 1 августа 1999 г. в день празднования Обретения мощей Преподобного Серафима Саровского чудотворца. Источник хорошо благоустроен силами иноков скита. У источника находятся иконы Покрова пресвятой Богородицы и чудотворца Серафима Саровского. (Приложение)

Велики заслуги Серафима Саровского перед Россией и Русской Православной Церковью, поэтому 29 января 1903 г. Святейший Синод Российской Православной Церкви вынес свое решение: "Благоговейного старца Серафима, почивающего в Саровской пустыни, признать в лике святых, благодатию Божией прославленных, а всечестные останки его - святыми мощами". Этим, собственно, актом и начинаются дни подготовительные к торжеству открытия мощей, совершить которое было поручено митрополиту Петербургскому Антонию, с сонмом особо назначенного духовенства.

 Митрополит Петербургский Антоний прибыл в Саров к 3 июля, и в этот день гроб с останками преподобного Серафима был перенесен с места его упокоения в больничную церковь преподобных Зосимы и Савватия, в алтаре которой и предположено было совершить омовение честных мощей о. Серафима. Надо заметить, что это перенесение не ускользнуло от взора скопившихся уже в Сарове богомольцев и произвело на всех глубокое впечатление. Гроб был установлен посредине храма. Митрополит Антоний, по неотступной просьбе усердствующих паломников, благословил допускать на некоторое время народ ко гробу преподобного. Затем гроб был внесен через северные двери в алтарь, и здесь было совершено омовение и переложение мощей в новый кипарисовый гроб. Участие в омовении принимали: архимандрит Серафим (Чичагов), ключарь Тамбовского кафедрального собора священник Т.Поспелов, иеромонах Саровский - благочинный монастыря, под личным руководством митрополита Антония и в присутствии кн. Ширинского-Шихматова и кн. М.С. Путятина.

 Присутствовавшие при открытии крышки гроба свидетельствуют, что честные мощи преподобного были завернуты в момент погребения в монашескую мантию, а на голове его возложен был войлочный куколь. Отец Серафим лежал в гробу на дубовых стружках, отчего все содержимое в гробу, ввиду дубильных свойств, и самые честные мощи, и седые волосы на голове, бороде и усах, и все одеяние преподобного: белье, холщовый подрясник, мантия, епитрахиль и куколь, - все окрасилось в один цвет, напоминающий корку черного ржаного хлеба...

 Известно также, что с самого начала омовения честных мощей в алтаре стало распространяться ясно ощутимое всеми присутствующими благоухание, запах цветов гвоздики и свежего липового меда.

 Июльский день был ясный, солнечный, жаркий, и церковные окна были открыты настежь. Думалось, что где-нибудь поблизости косят траву и этот аромат производится скошенными цветами и свежим сеном. А владыка-митрополит, проходя по церкви, обратился к присутствующим даже с такими словами: "Братие, а какое же это у вас мыло, что-то уж очень душистое?". Но оказалось, мыло было то самое, которое привез для целей омовения ключарь Тамбовского собора, и то самое, которое в России называлось "грецким" и употреблялось для омовения престолов при освящении храмов. Тогда владыка митрополит осенил себя крестным знамением, и всем присутствующим стало ясно, какое благоухание разливалось по церкви.

 После переложения святых мощей преподобного Серафима в новую гробницу митрополит Антоний на некоторое время отбыл из Сарова. За время его отсутствия заканчивались все строительные и разные другие работы. Для богомольцев были выстроены вне стен обители целые корпуса и лавки для продажи съестных припасов.

 Саров в эти дни жил напряженною жизнью. Всюду крестные ходы, ежедневные богослужения, непрерывные панихиды, молебны, люди говели, исповедывались, приобщались. А 17 июля распространилось известие о скором прибытии в Саров Государя. Тысячи богомольцев расположились по пути царского следования плотною стеною. Взоры всех устремлены на величественный Саровский лес, откуда, прежде всего, должны показаться экипажи с Августейшими путниками. Около 5 часов вечера начался трезвон во все колокола, а через полчаса могучее "ура" многотысячной толпы народа огласило окрестности. Приехал Государь и тотчас же проследовал в собор и в церковь преподобных Зосимы и Савватия, чтобы поклониться честным останкам преподобного, а на следующий день он исповедывался и приобщался Святых Тайн.

 Торжество прославления началось 18 июля в 6 часов вечера благовестом в большой колокол, созывающим богомольцев ко всенощному бдению, на котором преподобный Серафим впервые стал ублажаться в лике святых.

 Владыка-митрополит со славою проследовал в Успенский собор, за ним вскоре вошли туда Их Императорские Величества и встали около правого клироса. Богослужение отправлялось уже по вновь составленной службе преподобному Серафиму Саровскому. Начинается лития... Все зажигают свечи, и крестный ход направляется к церкви преподобных Зосимы и Савватия за св.мощами преподобного Серафима. Гроб устанавливается на носилках и поднимается высоко над головами всех. Момент трогательный и незабываемый. Плавно, благоговейно входит крестный ход в Успенский собор... Всенощная продолжается, и при пении Хвалите имя Господне все служащие исходят на середину храма. Подносят Государю и митрополиту на особом блюде ключи от крышки гроба. Слышится три мелодичных звонка, крышка гробницы открыта, все преклоняют колена, и неудержимый порыв молитвенного восторга слышится в могучем пении первого величания преподобному Серафиму...

 Это была всенощная духовного восторга, умиления и ощущения особой милости Божией к людям.

 Богомольцы всю ночь подходили потом к гробу, прикладывались ко святым мощам, при этом было несколько случаев исцелений.

 На следующий день, 19 июля, поздняя литургия началась в Успенском соборе, в 8 часов утра. На малом входе, при пении: Приидите, поклонимся, архимандриты подняли гроб со средины храма, обнесли его вокруг святого престола, а затем положили в уготованную раку. Когда же кончилась литургия, из собора последовал крестный ход. Гроб со святыми мощами несли Государь Император и Их Высочества. Народ так же, как и накануне, живою стеною, стоявший по пути крестного хода, был охвачен сильным религиозным воодушевлением. Плач и рыдания раздавались повсюду... Саров в своем молитвенном торжестве наслаждался во всей полноте и принимал Духа Радости, Духа Страха Божия...

 В этот же день вся Россия, весь русский народ, молитвенно был в Сарове, волны горячей молитвы. верующих людей насытили Саровскую пустынь, Саровские леса благодатным утешением и радостию, которые составляли при жизни и после смерти о. Серафима самое существо его подвига.

Вскрытие мощей, начавшееся в 1918 году, народное сознание связало с засухой и голодом 1921 - 1922 гг. По словам современного историка, письма простых граждан в Совнарком с требованиями прекратить надругательства над святыми мощами, "свидетельствуют и о том, что православная Россия считала страшную засуху Божьей карой за вандализм и богоборчество". Православные христиане боялись невольно оказаться соучастниками кощунства, порой не знали, можно ли прикладываться к обнажённым, лишённым всех покровов мощам. Дивеевская монахиня Серафима (Булгакова) вспоминала: "Одной монашенке в Дивееве приснился преподобный с такими словами: не ходите в Саров, кто будет смотреть косточки, тот не увидит его в будущем веке. С полгода это продолжалось, потом мощи снова облачили".

 Весной 1927 года Саровская пустынь была закрыта, мощи преподобного Серафима увезли в Москву. Незадолго до того Тамбовский архиепископ Зиновий (Дроздов) объявил, что один из саровских иноков должен скрыться со святыми мощами на Кавказе. Но иеромонах, которому владыка поручил спасение святыни, отказался, поскольку был твёрдо уверен, что мощи, источник множества чудес, и сами не дадутся в руки святотатцев. В результате мощи Серафима оказались сначала в московском Центральном антирелигиозном музее, а потом в ленинградском Музей истории религии.

Уход мощей преподобного Серафима был также пережит как наказание за грехи — святыня отнималась за недостоинство. В агиографии, в частности русской, достаточно распространён сюжет ухода святого покровителя из города, осквернившегося преступлением или неверием. И всё же продолжал звучать голос надежды. В 1922 году Анна Ахматова прощалась со святыми, которые навсегда покидали "двор Господень", церковную ограду — но не Россию:

...И выходят из обители,

Ризы древние отдав,

Чудотворцы и святители,

Опираясь на клюки.

Серафим — в леса Саровские

Стадо сельское пасти,

Анна — в Кашин, уж не княжити,

Лён колючий теребить...

 Уход мощей преподобного Серафима для многих был призывом к покаянию, горем, исполненным надеждой на непрерванность связи видимого и невидимого.

 В течение долгого времени у верующих не было никаких точных сведений о судьбе мощей преподобного Серафима. Тем не менее, в Москве 1960-1970-х годов твёрдо верили: мощи Серафима надёжно спрятаны, и в Дивеево есть люди, которые знают место хранения святыни. Но при этом ни о каком мифе мощей не было и речи, сомнению подвергали даже достоверность знаменитой "Беседы с Мотовиловым".

 Известие о том, что кто-то втайне хранит мощи преподобного Серафима, было достаточно распространено и вне Москвы. Например, рассказывал об этом в 1970-х годах архиепископ Павел (Голышев), живший на покое в Бельгии. По его словам, мощи Серафима Саровского находились у некоего мирянина, и покойный Патриарх Алексий I знал местонахождение святыни. Новому же Патриарху, Святейшему Пимену, по словам владыки Павла, о мощах Серафима уже ничего не было известно.

 Всё изменилось в начале 1990-х. Неожиданное явление мощей Серафима Саровского вызвало новое, чрезвычайно сильное духовное напряжение, сходное, наверное, с таким же глубоким волнением тысяч сердец в 1903 году. В 1991 году они были обнаружены в фондах Государственного музея истории религии, расположенного в Казанском соборе Санкт-Петербурга. Летом того же года они были доставлены крестным ходом на Нижегородскую землю в Серафимо-Дивеевский монастырь.

Курск встречал святые мощи Серафима Саровского 20 июля. Само их прибытие из Дивеево оказалось для курян поистине чудесным. Ведь с начала подготовки торжеств не могло быть и речи о том, что святыня будет доставлена с духовной родины преподобного на родину земную. Как будто сам чудотворец пожелал вернуться к себе домой.

Крестным ходом батюшка Серафим прошествовал от аэропорта в центр города. Ковчег с мощами несли по улицам Курска постоянные члены Священного Синода, многочисленное духовенство. В Сергиево-Казанском соборе высших иерархов Русской Православной Церкви во главе с митрополитом Минским и Слуцким Филаретом, Патриаршим Экзархом всея Белоруссии, куряне встречали хлебом-солью и букетом белых роз. Здесь, на месте усадьбы Машинных, освящалась часовня в честь 250-летия со дня рождения Серафима Саровского. Мраморная сень в дар от Патриарха Московского и всея Руси Алексия II была уста-новлена на месте падения 7-летнего мальчика Прохора с колокольни храма, который возводили Машнины.

Незримое присутствие святого в тот день повсюду. Заполнен VIP-персонами Воскресенско-Ильинский храм - приходская церковь Агафьи и Исидора Машинных. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювепалий совершает заупокойную литию по родителям преподобного, и наступает самый волнующий момент.

К храму приближается крестный ход, навстречу ему выходят дети с белыми лилиями в руках.

Это символ ангельской чистоты и святости. Ковчег с мощами устанавливают у дверей храма - как будто сам преподобный пришел почтить память родителей своих. Трогательность этой невидимой встречи переполняет всех. Зажженными свечами наполнен весь храм. Уже будучи почитаемым старцем, батюшка Серафим просил молиться за родителей своих всех, кто приходил к нему за утешением и помощью.

Архиереи с восхищением рассматривают ожившие после реставрации уникальные темно-изумрудные фрески Воскресснско-Ильинекого храма, а через открытые двери алтаря видно, как от нахлынувших чувств присел на скамеечку митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Еще мгновение, и владыка произносит самые сокровенные слова:

- Преподобный Серафим Саровский дает нам некий ключ к обладанию тайны человеческой жизни. Не в силе, не во власти, а в смирении и простоте, в молитве и любви открывается человеку его счастье.

Кажется, такая простая эта православная формула жизни! Такая понятная, такая близкая. Только как же трудно бывает в бесконечной суете наших дней повернуть этот ключик счастья хотя бы на пол-оборота, чтобы обрести благодатный мир души, принять в себя Бога, научиться верить и разумом, и душой...

А крестный ход продолжает свое шествие к Знаменскому собору. Под ликующий пасхальный перезвон колоколов святые мощи несут Георгий Полтавченко, Сергей Кириенко, Никита Михалков. Для православного человека это великая честь - пронести раку со святыней.

Храмом становится Красная площадь. Под открытым небом проходит всенощное бдение, на котором оглашаются приветствия Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Президента РФ Владимира Путина.

Утром 21 июля торжественную литургию перед Знаменским собором совершает митрополит Киевский и всея Украины Владимир в сослужении 40 архиереев. В богослужении принимают участие полномочные представители Президента РФ в Центральном и Приволжском федеральных округах Георгий Полтавченко и Сергей Кириенко, мэр Москвы Юрий Лужков, губернатор Московской области Борис Громов, главы регионов: Егор Строев (Орловская область), Евгений Савченко (Белгородская область), Олег Королев (Липецкая область), Олег Бетин (Тамбовская область) и многие другие руководители областей, а также известные деятели культуры. Среди них - заслуженный скульптор РФ Вячеслав Клыков и кинорежиссер Никита Михалков.

Тысячи курян и паломников стали свидетелями происходящего. Всех собрал на своей родине батюшка Серафим - и воспитанных в православии с детских лет, и пришедших ко Христу через сомнения и скорби. А для кого-то юбилейные торжества стали первым шагом на пути к вере. Для всех отворились прежде запертые врата к Богу.

В поклонении святым мощам приняли участие около 150 тысяч человек. Из многих уголков России, Украины, Белоруссии прибыли в Курск многочисленные паломники, для них были развернуты пала-точные лагеря.

В 2006 году возобновлена монашеская жизнь в Саровской пустыни.

2.3. Духовные наставления Серафима Саровского как фактор воспитания современной молодёжи.

В начале третьего тысячелетия в истории России наступает новая эпоха – эпоха духовно-нравственных ориентиров, эпоха формирования нового человека. И возрождение России связано не только с решением политических, экономических, социальных проблем, но, прежде всего, с воспитанием и просвещением человека, формированием у него духовно-нравственных качеств, соответствующих исконной русской ментальности.

Именно в настоящее время возрождение и развитие национально-культурных традиций приобретает особую актуальность, что по сути является неосознанным сопротивлением интенсивному проникновению элементов западной культуры и поведенческих стандартов, стремлением сохранить систему национальных ценностей и нравственно-этнических понятий, национального сознания и поведения. Формированию национального самосознания, являющегося одним из основных факторов становления и развития свободной, творчески самостоятельной личности с чувством собственного достоинства, во многом способствует изучение духовных ценностей народа, национальной культуры в тесной связи с общечеловеческими ценностями.

При всей сложности и разнообразии современных средств современного информационного воздействия – пропаганда разврата и насилия как одновременно самых тривиальных, но и самых действенных до сих пор не получила должного отпора в нашем государстве. А ведь, скажем, в США общественное телевидение, куда открыт доступ подросткам, очень строго цензурируется.

 Преподобный Серафим, в контексте данной темы, сам, будучи девственником и основав обитель для девственниц, решивших посвятить себя Богу, очень высоко отзывался о добродетели целомудрия и телесной чистоты. «Девство есть наивысочайшая добродетель, как состояние равноангельское, и могло бы служить заменой само по себе всех прочих добродетелей», - говорил Святой своему духовному чаду Мотовилову в знаменитой «Беседе о цели христианской жизни» [6] . Не отрицая значения христианского брака, называя его «честным», и указывая на необходимость соблюдения в браке известной меры чистоты, постов и прочих христианских добродетелей, преподобный все же особо отмечал высоту монашеского звания, поучая что «дева, хранящая свое девство ради любви Христовой, имеет честь со Ангелами и есть невеста Христу: Христос есть Жених ей, вводящий ее в Свой чертог небесный».

 О чистоте же в миру и в браке, как необходимой для всякого христианина, Преподобный учил, что «мы непрестанно должны хранить сердце свое от непристойных помыслов и впечатлений». При этом, Святой ссылался на слова премудрого Соломона: «больше всего храни твое сердце, потому что из него источники жизни» (Притч. 4, 23). Хранение сердца есть необходимое условие его чистоты: «от бдительноrо хранения сердца рождается в нем чистота, для которой доступно видение Господа», по слову Самого Спасителя: «блаженны чистые сердцем, ибо они Бoгa узрят» (Мф. 5, 8).

 Отсюда становится ясным завет Преподобного всем современным христианам, когда низменные страсти столь неприкрыто пропагандируются по всей России. Но здесь же и завет всем «во власти сущим», так как по слову великого старца «всякая человеческая душа есть дева; душа же, во грехах пребывающая, вдова нерадивая, в сластолюбии заживо умершая». Но какова же ответственность тех кто, имея возможность воспрепятствовать осквернению душ человеческих тяжким грехом, не сделал этого?

 Будем помнить, что многие великие цивилизации гибли в результате роста безнравственности. В, частности, к таким цивилизациям можно отнести Древнюю Грецию и Древний Рим . Этим же путем идет Европа, на этот путь усиленно толкают и наше государство.

Не случайно в святоотеческом наследии добродетель противоположная разращению называется «целомудрием». В этом слове отражена целостность человеческого внутреннего мира, которая особенно нарушается плотскими грехами. Целомудрие – это не только, и даже не столько состояние тела, сколько гармоничный союз тела, души и духа в индивидууме.

 Всякий трезво мыслящий христианин согласно учению святого старца Серафима должен приложить все усилия, направить всю свою жизнь таким образом, чтобы постоянно иметь главным своим попечением именно приобретение этого бесценного Божественного Дара. Беспечность современного общества погруженного в поиск временных удовольствий, наоборот, есть главный фактор, который препятствует реализации каждым человеком своего важнейшего предназначения на земле. В нашей беспечности состоит наше великое бедствие, на которое, по слову Преподобного, Господь отвечает «великим состраданием» и стучит в двери нашего сердца «в течение всей нашей жизни»[16] . Не будем же злоупотреблять долготерпением Божиим, тем более что современный мир, как мы видим, столь противен в своих стремлениях всему Божиему. Христианское бодрствование становится в наш век еще более насущным, чем во времена древних подвижников. А значит и усвоение святоотеческого наследия относящегося ко всем аспектам человеческой деятельности, навыков духовной жизни, молитвы и участи в таинствах Церкви становится главным защитным оружием в войне за человеческое сознание.

 Преподобный Серафим учит нас всех этой истине и наставлениями и самым делом. Проповедь личным примером всегда имела великую силу. Именно поэтому примеры житий святых угодников Божиих всегда оказывали такое сильное нравственно-воспитательное влияние. Святой Саровский подвижник выделяется своим благодатным светом даже на фоне сонма святых всей полноты православной вселенской Церкви. Имя Преподобного известно всему миру, и помощь его спасла и спасает многих от различных душевных катастроф. Тем более важным становится тот факт, что преподобный всегда учил о необходимости принадлежать Святой Церкви, исполнять Ее уставы.

 Так, например, в беседе с раскольниками-старообрядцами Святой говорил: «прошу и молю вас, ходите в Церковь греко-российскую: она во всей славе и силе Божией! Как корабль, имеющий многие снасти, паруса и великое кормило. Она управляется Святым Духом. Добрые кормчие ее - учители Церкви, архипастыри суть преемники апостольские. А ваша часовня подобно маленькой лодке, не имеющей кормила и весел; она причалена вервием к кораблю нашей Церкви, плывет за нею, заливаемая волнами, и непременно потонула бы, если бы не была привязана к кораблю». В другом подобном случае Святой ставил условием исцеления больной веру «в Святую Православную Церковь» и отмечал великое неразумие пренебрегающих спасительным кораблем Церкви, потому, что «по своей греховной слабости» даже здесь люди с большим трудом «переплывают море житейское и не все спасаются от потопления».

Вот несколько советов Преподобного Серафима Саровского:

Дабы принять и ощутить в сердце своем свет Христов, надобно, сколько можно, отвлечь себя от видимых предметов. Предочистив душу покаянием и добрыми делами, при искренней вере в Распятаго, закрыв телесные очи, должно погрузить ум внутрь сердца и вопиять, непрестанно призывая имя Господа нашего Иисуса Христа. Тогда, по мере усердия и горячности духа к возлюбленному, человек в призываемом имени находит услаждение, которое возбуждает желание искать высшего просвещения.

Когда ум с таким упражнением долго пребудет, укоснит сердце, тогда воссияет свет Христов, освещая храмину души божественным сиянием, как говорит от лица Бога святой пророк Малахия: И возсияет вам, боящимся имени Моего, Солнце правды (4:2). Сей свет есть купно и жизнь, по Евангельскому слову: В Том живот бе, и живот бе свет человеком (Иоан. 1:4).

О покаянии.

Желающему спастися всегда должно иметь сердце, расположенное к покаянию и сокрушенное: Жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. (Псал. 50:19). В таком сокрушении духа человек с легкостью может безбедно проходить хитрые козни диавола, коего все силы направлены к тому, чтобы возмутить дух человека и в возмущении посеять свои плевелы, по словеси Евангельскому: Господи, не доброе ли семя сеял ecu на селе твоем?.. Он же рече им: враг человек сие сотвори. (Мф. 13:27-28).

Когда же человек старается иметь сердце смиренное и мысль сохранить в мире, тогда все козни вражий бывают бездейственны; ибо где мир помыслов, там почивает Сам Бог: В мире, - сказано, -место Его. (Пс, 75:3).

Начало покаяния зарождается от страха Божия и внимания к себе, как говорит святой мученик Вонифатий (Чет. Мин. Дек. 19): страх Божий есть отец внимания, а внимание - матерь внутреннего покоя. Страх Господень пробуждает спящую совесть, которая делает то, что душа, как в некоей воде чистой и невозмущенной, видит свою некрасоту, и так рождаются начатки и разрастаются корни покаяния.

Мы всю жизнь грехопадениями своими оскорбляем величество Божие; а потому и должны всегда со смирением просить у Господа оставления долгов наших.

Можно ли облагодатствованному человеку по падении восстать чрез покаяние?

Можно, по Псаломнику: Превратихся пасти, и Господь прият мя. (Пс. 117:13). Когда святой Пророк Нафан обличил Давида в грехе его, то он, покаявшись, тут же получил прощение.

К сему примером служит и один пустынник, который, пошедши за водой, при источнике пал в грех. Но, возвратившись в келию, он сознал свое согрешение, и паки начал проводить жизнь подвижническую, как прежде. Враг смущал его, представляя ему тяжесть греха, отрицая возможность прощения и стараясь отвлечь его от подвижнической жизни. Но воин Христов устоял на своем пути. О сем случае Бог открыл некоему блаженному отцу и велел брата, падшего в грех, ублажить за таковую победу над диаволом.

Когда мы искренно каемся во грехах наших и обращаемся ко Господу нашему Иисусу Христу всем сердцем нашим. Он радуется нам, учреждает праздник и созывает на него Антиоха. Ибо как сукно белильник колотит, топчет, чешет, моет, и оно делается бело, подобно снегу; так и послушник, терпя уничижения, оскорбления, поношения, очищается и делается, как серебро чистое, блестящее, огнем разжженное.

Не должно противиться власти во благое, чтоб не согрешить пред Богом и не подвергнуться Его праведному наказанию: противляяйся власти, Божию повелению противляется: противляющиися же себе грех приемлют. (Римл. 13:2).

Послушливый много к созиданию души преуспевает, кроме того, что он приобретает чрез сие понятие о вещах и приходит в умиление.

По совету ли или по власти других, или каким бы то ни было образом пришел ты в обитель, - не унывай: посещение Божие есть. Аще соблюдеши, яже тебе сказую -спасешься сам и присные твои, о которых заботишься: не видех, - глаголет Пророк, -праведника оставлена, ниже семени его просяща хлебы. (Пс. 36: 25). Живя же в сей обители, сие соблюдай: стоя в церкви, внимай всему без опущения, узнай весь церковный порядок, т.е. вечерню, повечерие, полунощницу, утреню, часы, выучись содержать в разуме.

Если находится в келлии, не имея рукоделия, всячески прилежи чтению, а наипаче Псалтири: старайся каждую статью прочитывать многократно, дабы содержать все в разуме. Если есть рукоделие - занимайся оным; если зовут на послушание - иди на оное. За рукоделием или будучи где-нибудь на послушании, твори беспрестанно молитву: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного. В молитве внемли себе, т.е. ум собери и соединяй с душою. Сначала день, два и множае твори молитву сию одним умом, раздельно внимая каждому особо слову. Потом, когда Господь согреет сердце твое теплотою благодати Своея и соединит в тебе оную в один дух, тогда потечет в тебе молитва оная беспрестанно и всегда будет с тобою, наслаждая и питая тебя. Сие-то самое есть реченное Пророком Исаиею: Роса бо яже от Тебе, исцеление им есть. (26: 19), Когда же будешь содержать в себе сию пищу душевную, т.е. беседу с Самим Господом, то зачем ходить по келлиям братии, хотя кем и будешь призываем? - Истинно сказую тебе, что празднословие сие есть и празднолюбие. Аще себя не понимаешь, то можешь ли рассуждать о чем и других учить? Молчи, беспрестанно молчи; помни всегда присутствие Божие и, имея Его, ни с кем не вступай в разговор, но всячески блюдись осуждать много разговаривающих или смеющихся; будь в сем случае глух и нем; что бы о тебе ни говорили, пропускай все мимо ушей. В пример себе взять можно Стефана Нового (Чет, Мин. 28 Ноября в житии его), которого молитва была непрестанна, нрав кроток, уста молчаливые, сердце смиренно, дух умилен, тело с душою чисто, девство непорочно, нищета истинная и нестяжание пустынническое послушание беспротивно, повиновение тщательное, делание терпеливо и труд усерден.

Сидя за трапезой, не смотри и не осуждай, кто сколько ест; но внимай себе, питая душу молитвою. За обедом ешь довольно, за ужином повоздержись. В среду и пяток, аще можешь, вкушай - по однажды. Каждый день непременно в нощи спи четыре часа: 10-й, 11-й и 12-й и час за полунощь; аще изнеможешь, можешь вдобавок днем спать. Сие держи несомненно, до кончины жизни; ибо оно нужно для успокоения головы твоей. И я с молодых лет держал таковый путь. Мы и Господа Бога всегда просим о упокоении себя в нощное время. Аще тако будешь хранить себя, то не будешь уныл, но здрав и весел.

Сказую тебе истинно, аще тако будешь вести себя, то неисходно пребудешь в обители до скончания своего. Смиряйся, и Господь поможет тебе, и изведет яко свет правду твою, и судьбу твою яко полудне (ПС. 36: 6), и просветится свет твой пред человеки (Мф. 5: 16). Аминь.

Заключение

Преподобный Серафим Саровский - один из самых известных и почитаемых святых, слава которого распространилась далеко за пределы России. Жизнь святого Серафима Саровского является для нас примером, ведь он прожил свою жизнь по закону Божию. Он обладал такими качествами, как смирение, милосердие, доброта, и самое главное, преподобный умел прощать, а это под силу не каждому человеку. Поэтому очень важно научиться прощать, ведь если ты простил своего обидчика или простили тебя, то на сердце становится легче, отступает зло и между людьми восстанавливаются добрые отношения.

Много горя и лишений вынес на своем пути русский народ, но заветы о. Серафима освещают эти скорбные пути верующего человека, не дают ему пасть. Недаром к стенам св. Саровской обители приходят там, в России, и сейчас верующие люди, плачут там и получают утешение, недаром и здесь, в изгнании сущие, ублажают его святую память.

 Когда мы глубже вникаем в житие великого русского старца, то облик его предстает пред нами настолько исполненным истинного Православия, настолько явно украшенным дарами Духа Святого, что сам жизненный его путь и мы узреваем как икону жизни нашей Церкви, Церкви, идущей долгим крестным путем, под терновым венцом, но идущей под водительством Пресвятой Троицы, не оставляющей рода Своего - детей Божиих, того рода, о котором печется и Пречистая Богоматерь, утешающая нас в лице избранного Своего Старца.

Таким образом, наследие преподобного Серафима является крайне важным и могучим средством в противостоянии той информационной агрессии, которой подверглась наша Родина в последнее время. Сам яркий и светлый образ Святого, великое множество его чудес, наставления Праведника дарят нам целую духовную симфонию благодатных мыслей, понятий и чувств, указывают на весьма доступные и насущные способы защиты сознания. Пророчества Великого русского духовника о великой славе нашей Родины вселяют в нас ту уверенность в будущем нашей Церкви и Отчизны, без которой невозможно эффективно жить и работать. Прозрение о могущественном единении России с ближними по географии и мировоззрению народами и о противостоянии Ее силам мирового зла дают надежду на провал навязываемой сегодня некоторыми влиятельными государствами и политиками однополярной геополитической картины, в которой России уделяется место безгласного сырьевого придатка.

 Но для свершения этих пророчеств должны потрудиться и сделать свой посильный вклад все мы, миряне и священнослужители, государственные служащие и ученые. Этот вклад - вклад верных сынов Родины по защите Ее от всего чужеродного и разрушительного. Церковь в союзе с государством должны учить народ словом и делом уважать свое великое наследие, свое великое прошлое, чтобы иметь великое будущее.

Список используемой литературы

1. Всемирный светильник. Житие преподобного Серафима, Саровского чудотворца Новое! Серия: Духовное наследие. Издательство: Даръ, 2006 г.

2. Ильин В. Н. Преподобный Серафим Саровский. Трактат. М., 2003. С. 71.

3. Подвиг старца Серафима. Изд-во Паломник. Москва, 1999. Составитель сборника Александр Стрижев.

4. Помощь святых. Серафим Саровский. Житие и заветы, помощь и чудеса, икона, акафист, молитва Новое! Серия: Помощь святых. Издательство: Веды, 2008 г.

5. Преподобный Серафим Саровский. Агиография. Почитание. Иконография / Составитель и отв. Редактор Н. Н. Чугреева. М: "Индрик", 2004.

6. "Преподобный Серафим Саровский" В. Карпенко, Жизнь знаменитых нижегородцев, Ниж. Новг. 2004 с.51/

7. Преподобный Серафим Саровский. "Радость моя". Доброе слово пастыря вступившим на путь духовного устроения. Фонд "Благовест". Подворье Троице-Сергиеевой Лавры. Москва, 1998 г.

8. Серафим (Чичагов), архим. Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губ. Ардатовского уезда с жизнеописанием основателей ее: преподобного Серафима и схимонахини Александры, урожд. А. С. Мельгуновой. СПб., 1903.

9. Серафим Саровский. Второму обретению мощей Серафима Саровского посвящается. Издание с благословления Нижегородской епархии Русской православной церкви. Издатель: малое предприятие "ТОР" г. Арзамас-16, 1991 г. В пяти частях.

10. Соловьев В. Видения // Энциклопедический словарь / Ф.А. Брокгауз, И. А. Эфрон. Т. 11 (VI): Венцано — Винона. СПб., 1892. С. 250.

11. Сказания о жизни и подвигах блаженной памяти отца Серафима".М., 2001/

12. Сказания о подвигах и событиях жизни старца Серафима. Авторский сборник. Издательство: Паломник, 2006 г.

13. Федотов Г.П. Святые Древней Руси. - М., 1999

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Даже самый большой корабль, отправляясь в свое первое плавание, получает по морде бутылкой шампанского.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по религии "Подвижническая деятельность Серафима Саровского", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru