Реферат: Социология молодёжи - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Социология молодёжи

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 236 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Социология м олодежи В.Семенова 1. Вводные замечания Социология молодежи как отрасль социолог ического знания формировалась и развивается на основе демографическог о разделения возрастных когорт для исследования той возрастной группы, которая находится в процессе подготовки к замещению уходящих поколени й и воспроизводству социальной структуры. Для описания специфики данной области целесобразно проследить ее мест о в ряду других, с ней отраслей социологии. С точки зрения возрастной дифференциации общества социология молодежи с такими областями, как исследования детства, пожилых, жизненного цикла, поколений. Отсюда сходство в проблематике: возрастные границы, возрастн ая дискриминация, смена поколений; специфика переходного социального с татуса, последовательность жизненных событий. Из такого сходства вытек ает общее в терминах анализа: повторение и изменение; преемственность ил и разрыв; конфликт или солидарность. Отсюда общее в методике возрастных исследований, направленной на изучение изменяющегося во времени объек та: ретроспективная, лонгитюдная стратегия, повторные или панельные исс ледования, событийный анализ. Однако юность как предмет исследования не может быть сведена только к во зрастным границам жизненного цикла, ибо существует еще и социальный асп ект процесса взросления, рассматриваемый в понятиях теорий социализац ии. Отсюда пересечение с такими областями, как социология образования, к ультуры, семьи. Как следствие - проблематика воспитания, агентов социали зации, социального контроля и самоопределения, кризисов идентичности, с вязанных с переходом из одного статуса в другой. В методике это находит о тражение в использовании методов описательного анализа - таких, как изуч ение типичных черт социального облика молодежи, изменение личностных х арактеристик на различных этапах становления. Преобладание одного или другого подходов предопределяет различие наци ональных школ в социологии молодежи. В российской социологии, как правил о, доминировал второй подход. Причиной тому - не только политические огра ничения советского строя, рассматривавшего молодежь с точки зрения соо тветствия идеологическому идеалу, но и национальные традиции патернал истских отношений , которые перешли в советский период с дореволюционны х времен. Заметим также, что не во всех странах эта отрасль социологического знани я приобрела самостоятельный статус и название - поскольку социология не имеет своих специфических теорий юности. Как самостоятельный феномен ю ность долгое время была объектом внимания прежде всего психологов и соц иальных антропологов. В рамках собственно социологического знания интерес к молодежной проб лематике обычно возникал в периоды обострения : социологи как бы отвечал и на определенный социальный заказ, объясняя конкретную проблемную сит уацию. При этом теоретическое осмысление молодежного статуса в обществ е в большинстве случаев оставалось в стороне. В результате социология мо лодежи больше связана с социальной практикой, чем с теорией. Немецкий социолог К. Хурельман отмечает, что [71]. Даже широко известные лекции Маргарет Мид [76] об исторических типах культ урного контакта поколений, а также анализ поколений как фактора социаль ных изменений К. Мангейма [75] получили общественное признание значительн о позже времени своего написания. Они были использованы в качестве возмо жной объяснительной теории ситуации молодежного протеста и волнений к онца 60-х гг. Поэтому, описывая историю этой области социологического знания, нельзя не говорить о конкретных социально-исторических ситуациях, в которых мо лодежь становилась объектом внимания и общественного мнения, и исследо вателей; на этой волне происходил всплеск интереса к молодежной тематик е и формулировались новые акценты в ее рассмотрении. В структуре данной главы периодизация динамики развития молодежных ис следований совпадает с социальными ситуациями : становление ее как соци альной группы; рассмотрение молодежи в качестве трудового ресурса посл ереволюционной разрухи; первое послереволюционное поколение молодежи ; осмысление молодежного бунта на Западе и проблемы сохранения идеологи ческого контроля над молодым поколением в СССР; молодежные неформальны е движения. В развитии российской социологии можно выделить тенденции, общие для ми ровой социологии, и специфически национальные черты. К числу первых отно сится рассмотрение молодежи как компонента в социальной структуре и эл емента мобильности общества в связи с проблемами образования, рынка тру да и демографическими проблемами; существенно слабее, чем в западных нац иональных социологиях, разработана проблематика поколенческих культу рных изменений и молодежной субкультуры, которые появились у нас значит ельно позднее. Формы политического протеста и молодежного экстремизма по понятным причинам обозначились как проблема лишь в самое последнее в ремя. Возрастные рамки юности и молодости, специфика процесса социализации п ри вхождении в статус взрослого определяются конкретными социально-ис торическими условиями общества и его культурными традициями. Поскольк у в разных странах и культурах процесс социализации протекает неодинак ово, то по поводу границ молодежного возраста в разных национальных соци ологиях имеются разные представления. В российской традиции с начала ве ка до наших дней границы собственно молодежного возраста в социальной с татистике и в переписях населения варьировали от 10-12 до 20 лет в начале века, от 17 до 28-30 лет к нашему времени. В целом же российская социология молодежи прошла сложный путь от упроще нного представления о молодежи как объекте социального контроля и восп итания со стороны государственных институтов до постепенного утвержде ния концепции молодости как особой фазы жизненного цикла с собственным и интересами и собственным (хотя и незавершенным) социальным статусом. З акономерный процесс социологического углубления в объект исследовани я в отечественной социологии был затруднен историко-социальными обсто ятельствами и поэтому происходил довольно болезненно и медленно. Усложнение и углубление социального представления о молодости вело не только к признанию за молодым поколением собственных интересов (саморе ализация молодежи), но и к постепенной дифференциации возрастной группы как объекта исследования, к пониманию биологически-социального нераве нства между отдельными подгруппами внутри одного поколения. Этот проце сс внутренней дифференциации объекта протекал в русле мирового развит ия дисциплины, но, увы, с отставанием, которое к настоящему времени достат очно быстро преодолевается. 2. Молодежная проблематика до 1917 года. Стано вление молодежи как группы В российской социологии интерес к молоде жным проблемам впервые возник на рубеже веков. Его развитие капиталисти ческих отношений в России и кризис традиционной семейной социализации, развитие системы массового профессионального образования. Именно тогд а заговорили о высвобождении молодого поколения из-под влияния семьи и в ыделении его в качестве объекта социализации со стороны государства. П. Сорокин в работе в 1916 г. [50. 174], описывая процесс распада традиционных семей ных связей, в качестве отдельного аспекта выделил проблему разрыва трад иционных связей между родителями и детьми в рамках семьи и передачу восп итательных и опекунских функций по отношению к подрастающему поколени ю в руки государства. П. Сорокин писал, что воспитание и обучение перестал о быть исключительно семейной прерогативой. Широкая сеть детских учебн ых учреждений, воспитательных заведений и тому подобное означает, по сущ еству, что не только функция первого воспитателя и отнимается у семьи, но даже время, проводимое ребенком в кругу семьи, резко сокращается. Замена семейного воспитания и обучения профессиональным имеет, по мнению Пити рима Сорокина, свои позитивные стороны, так как должна привести к усилен ию степени молодого поколения, пропитыванию его общественными мотивам и и интересами, большей просвещенности [50, с. 171 - 172]. В этом пассаже из ранней статьи П. Сорокина отразился исторический перех од от рассмотрения как индивида, являющегося объектом социализации в се мье, к анализу как общности, члены которой обладают сходным статусом в ра мках образовательных институтов. Теперь их социальное становление ста ло больше зависеть от ряда возможностей и ограничений, предоставляемых обществом. Та же ситуация кризиса образовательных функций семьи и перех ода к системе социализации почти одновременно с П. Сорокиным анализиров алась в работах М. Рубинштейна [45] и А. Чекина [60]. Одновременно в публикациях того времени начала появляться проблематик а студенческой и учащейся молодежи (А. Сперанский [53]), при этом особенное вн имание традиционно уделялось проблемам быта и материального положения русского студенчества (А. Кауфман [19]) на основе бюджетов учебного и внеуче бного времени. В социальной статистике категория работающей молодежи (от 10-12 до 20 лет) сущ ествовала еще в переписи 1897 г. Появлялись публикации по тяжелому положени ю рабочих-подростков на производстве и в бытовой сфере, по их правовой не защищенности и уязвимости по сравнению с более старшими возрастными гр уппами (И. Янжул [67], А. Бернштейн-Коган [4]). Общая направленность этих публика ций может быть охарактеризована как демократическая традиция отстаива ния интересов социально незащищенных и дискриминируемых групп, требую щих дополнительного внимания и опеки со стороны властей. 3. 20-е годы: молодежь как трудовой ресурс Новый всплеск интереса к молодежи в 20-е гг. ф ормировался в связи с практической управленческой деятельностью парти йных, советских и общественных организаций и имел четко выраженную прик ладную ориентацию. А.В. Луначарский по этому поводу писал: [33, с. 68]. В значительном числе работ, появившихся в 20-е гг. , наибольшее внимание уделялось проблемам труда и воспитания моло дежи. Интерес к трудовой активности молодежи объяснялся прагматическо й потребностью преодолеть техническую отсталость производства, низкую культуру труда, дезорганизацию производства, доставшуюся как наследие царского режима и разрушительных войн. Молодежь же составляла существе нную долю трудовых ресурсов: каждый пятый был в возрасте от 14 до 22 лет, при э том основная часть (28 млн. ) находилась в деревне и лишь 4 млн. - в городе [54, с. 14]. К ак следствие - большое количество обобщающих и конкретных работ, посвяще нных трудовой молодежи [2, 13, 20, 21, 28]. Проблемам идеологического воспитания мо лодежи и ее отношению к новой власти также уделялось большое внимание в массовых исследованиях на фоне дискуссий о моральном облике нового пок оления: проблемы любви и полового воспитания (знаменитая дискуссия о ), ко ллективной ответственности за каждого человека, о самоубийствах среди молодежи [3, 9, 22, 32]. Появление многочисленных обсл едований молодежи в те годы по сравнению с другими областями социологии было связано и с тем, что использование техники формального анкетного оп роса наталкивалось на почти полную неграмотность основной части насел ения и ее неспособность заполнить бланки, тогда как среди молодой части населения процент грамотности был значительно выше. Это давало возможн ость расширять методический инструментарий (тестирование, использован ие личных документов, анкетирование, глубинные интервью, а также повторн ые обследования) и объем выборок (например, Всесоюзный опрос молодежи, пр оведенный в 1927 г., охватывал 120 тыс. учащихся) [6, с. 145-155]. 4. Первое советское поколение молодежи Следующий всплеск интереса к молодежи в п ослереволюционный период приходится на середину 30-х гг. Связан он был с те м, что во взрослую жизнь вступало первое поколение, выросшее в советских условиях, и его социальный облик был аргументом в доказательстве достиж ений нового строя. Молодежь рассматривалась как объект социалистического воспитания Ее с оциальные характеристики под политические идеалы партии и определялис ь степенью приближения к поставленным целям: политической активностью и участием в процессе социалистического строительства. В качестве аргумента приведем первый статистический сборник , изданный в 1936 г. к X съезду ВЛКСМ и составленный на основе текущих статистических мат ериалов [37]. Сборник имеет ярко выраженный идеологический характер: его по дразделы (таблицы , , , , ); (таблицы , , ); (таблица ); (таблица ); (таблицы , , , ). Сборник как бы перечисляет социальные требования к подрастающему поко лению и в то же время подгоняет социальную реальность под существующий с оциальный заказ. Таблицы легко маневрируют молодежными возрастами, сра внивая данные разных лет: городская молодежь - нижняя граница не указана, верхняя граница - 20, 22 года, иногда 25 лет; сельская молодежь - от 10-12 до 20 лет. Уров ень дореволюционного гимназического образования легко приравниваетс я к послереволюционной средней школе. С точки зрения изменившейся социально-исторической ситуации, в отношен ии молодого поколения, помимо четко выраженной политической ориентаци и, показательно внимание к образовательному уровню послереволюционной молодежи. Это первое поколение, выросшее в условиях перехода к массовом у профессиональному образованию. Статистические данные о развитии нов ых массовых форм образования представляют существенный интерес, свиде тельствуют о расширении образовательных возможностей для выходцев из бывших социальных низов общества за счет преобразования начальных шко л в неполные средние школы, средних школ в десятилетки (1932-1933), появления нов ых каналов образования (школы ФЗУ, школы для взрослых, рабфаки, курсы техн ической подготовки работающей молодежи), более широкого приема пролета рской молодежи в высшие учебные заведения (что, однако, привело к существ енному снижению качества высшего образования). 5. Молодежная революция на Западе и ее влия ние на отечественную социологию Выделение в отдельную отрасль в мировой с оциологии относится ко времени 60-х гг., когда мощная социальная потребнос ть в понимании сути молодежного протеста привела к росту обостренного в нимания к молодежным проблемам. В центре интереса исследователей -конфл икт поколений и роль молодежи в социальных изменениях. На этой волне стали популярными и активно обсуждались теории К. Мангейма и особенно его подход к новым поколениям как источнику и силе в социальн ом прогрессе. Привлекли общественное внимание уже упоминавшиеся лекци и Маргарет Мид о типах культурного контакта поколений на разных фазах ис торического развития. Появились многочисленные трактовки сути межпоко ленного конфликта, а также исследования молодежной культуры. Позднее (в 70-80-е гг.), с изменением ситуации на рынках труда и появлением мног очисленного поколения с высоким уровнем образования, в западных страна х акценты в исследованиях молодежи опять переместились в сторону социа льно-экономических проблем: образование как система подготовки послед ующих поколений, политический выбор молодежи, молодежь на рынке труда, м олодежная субкультура и молодежное потребление [68, 71]. Однако проблема осм ысления молодежного бунта 60-х составила целую эпоху в социологии молоде жи. В советской социологии исследования молодежи возродились также в 60-е гг., но их социальный контекст был иным. Во-первых, эта область очерчивалась в процессе общего возрождения социологических исследований на волне пол итической и стала развиваться одной из первых, главным образом в опросах общественного мнения. Этому способствовало создание многочисленных с оциологических групп при обкомах и горкомах комсомола, изучавших общес твенное мнение молодежи по современности. Первая такая группа возникла при ЦК ВЛКСМ в декабре 1964 г. и первоначально состояла из трех человек: В.Вас ильева, А.Кулагина и В.Чупрова (подробней об этом см. в книге под редакцией В.Т.Лисовского [51, с. 26-27]). Во-вторых, интерес к молодежной проблематике со стороны государства нап равлялся потребностью удержать молодое поколение в рамках наследовани я социалистических идеалов предыдущих поколений, сохранения принципа преемственности поколений Поэтому в те годы появилось множество публи каций и диссертационных работ, посвященных молодежному бунту на Западе [42]. Такие исследования широко приветствовались, так как с точки зрения го сподствующей идеологии имели свою сверхзадачу как избежать подобных я влений в Советском Союзе Сложность развития этой отрасли в те годы заключалась в том, что в идеоло гии государства и социальной практике продолжало господствовать отнош ение к молодежи лишь как к объекту воспитания, формирования личности , . По этому центральным вопросом в исследованиях был вопрос о социалистичес ких идеалах молодого поколения и насколько молодые следуют революцион ным традициям отцов Функция молодежного возраста рассматривалась как усвоение норм и ценн остей, господствующих в обществе Особенности молодости как возрастног о цикла (и, в частности, молодежная субкультура и молодежные движения) тра ктовались как формы девиантного поведения. Октябрятско-пионерские орг анизации и комсомол были формами возрастной группировки, необходимой д ля осуществления официальной политики и подчинения младших возрастных групп авторитету старшинства В свое время И. Сталин назвал эти организа ции, наряду с профсоюзами, партии Эта формула прочно утвердилась в совет ской педагогике и политико-воспитательной работе Недоверие и авторита ризм по отношению к молодежи выразились в постепенном искусственном пр одлении возрастных рамок юности (и соответственно принадлежности к мол одежной организации) до 28 лет: легитимное свидетельство отказа в предост авлении статуса взрослости, в правах и возможностях для полноценной сам ореализации. Идеология государства по отношению к молодежи как объекту социального воздействия выразилась в социальном заказе зарождающейся социологии: исследовать проблемы коммунистического воспитания молодежи. Именно та к и определялась в Постановлении Президиума Академии наук СССР в 1968 г. одн а из задач созданного Института конкретных социальных исследований [41, с . 6]. В этом отношении весьма показательна дискуссия, развернувшаяся на конф еренции в мае 1967 г. между, с одной стороны, М.Н Руткевичем и, с другой - И.С. Коно м и В.А. Ядовым, которые предлагали ввести наряду с понятием понятие , пред полагающее активно-субъектное отношение к социальной среде. Руткевич ж е настаивал на традиционном понятии как форме идеологического воздейс твия. Принципиальным различием этих понятий Кон считает разный принцип взаимодействия объекта воспитания со средой: [25, с. 134]. 6. Две ориентации молодежных исследований в 60-80-е годы Суть дальнейшего развития социологии мол одежи состояла в том, что одна часть социологов восприняла идеологическ ий заказ, и поэтому большая масса конкретных социальных исследований мо лодежи развивалась как однотипные эмпирические исследования по пробле мам коммунистического воспитания. С другой стороны, наметилась тенденция активного противостояния этому социальному заказу и развития исследований, направленных на изучение м олодежи как субъекта общественной жизни, и, прежде всего, изучение интер есов самой молодежи. Симптоматично, что в ответ на социальный заказ в Инс титуте конкретных социальных исследований возникают два подразделени я, ориентированные на изучение молодежи как субъекта общественного раз вития: (В.Н. Шубкин) и (И.В. Бестужев-Лада). исследования молодежи (вполне профессион альные) были ориентированы на проблематику идеологического воспитания , отсутствующую на Западе, а в советской социологии широко представленну ю. В Высшей комсомольской школе был создан научно-исследовательский цен тр, который систематически проводил опросы среди молодежи исключитель но по проблемам нравственности и коммунистического воспитания. Социол огами из ВКШ при ЦК ВЛКСМ были выпущены типовые методики изучения социал ьно-политической и трудовой активности, идейно-политического уровня мо лодежи. Центром осуществлены крупномасштабные исследования , и др. Если названные исследования носили скоре е характер и под разработку планов социального развития в разделе , то из ыскания другого, скажем, более академического направления чаще ориенти ровались на объективный анализ молодежной проблематики в рамках конце пций социализации (интеграции поколения) и индивидуализации (автономии, инновации по отношению к социальному целому). Это направление составило реальную основу для становления социологии молодежи как особой дисцип линарной отрасли. Здесь выделялось несколько школ: новосибирская (В.Н. Шу бкин), свердловская (Ф.Р. Филиппов. М.Н. Руткевич и в дальнейшем Л.Я. Рубина), ле нинградская (В.Т. Лисовский. С.Н. Иконникова, А.В. Лисовский) и эстонская школ а (М Титма). Школа В.Н. Шубкина. Закономерно, что в соответствии с эмбриональной стадией социологии в те годы развити е получило прежде всего изучение субъективных показателей - массовых ор иентации в ситуации выбора профессии. Существенное значение имело введ ение понятия как показателя субъективного отражения социальной иерарх ии в массовом сознании [64]. Начатое В.Н. Шубкиным в 1963 г. в Новосибирске, затем продолженное в Москве ис следование было направлено на изучение жизненных планов молодежи - , [1] [22]. Заслуга В.Н.Шубкина в области отечественной социологии молодежи состои т также в разработке проблемы жизненных планов выпускников школ в сравн ении с возможностями их реализации, что позволило существенно углубить представление о процессе вхождения во взрослую жизнь. На смену понимани ю его как усвоения нормативных требований общества пришло осознание сл ожной динамики этой социальной связи молодежи и взрослого общества: от п ервичных ожиданий молодежи - к последующей их корректировке социальным и возможностями общества - и реализации в социальном статусе взрослого. В этих работах, однако, пока не анализировались различия в социальном по тенциале самой молодежи. Следующим исследованием, проведенным В.Н. Шубкиным, был проект , осуществ ленный по единой методике еще в четырех восточноевропейских странах: Че хословакии, Болгарии, Венгрии и Польше, где социология молодежи как отра сль знания была развита к тому времени в большей степени. Основной содер жательный вывод: несоответствие между потребностями рынка труда и поте нциалом самой молодежи, сложившимся в процессе образовательной подгот овки, т.е. противоречие между рынком труда и немобильной системой образо вания, формирующей завышенные ожидания молодых людей [57, 61]. Вывод о неравен стве жизненных шансов отдельных групп молодежи также имел принципиаль ное значение, так как входил в противоречие с установившимся представле нием о равенстве социальных возможностей при социализме. Неравенство жизненных шансов как острая социальная проблема проявилос ь более четко именно в это время в связи с изменившейся ситуацией на рынк ах труда: сформировавшиеся завышенные ожидания молодежи пришли в проти воречие с демографической ситуацией, а именно пополнением рынка труда м ногочисленным послевоенным поколением, имеющим высокий уровень образо вания, при ухудшении возможностей трудоустройства вследствие экстенси вного развития экономики. Показательно, что в конце 70-х - начале 80-х гг. западная социология молодежи т акже переориентировалась с проблем молодежного протеста на социально- профессиональную проблематику. Аналогичные проблемы сокращения рынка молодежного труда и устройства на работу были связаны, по мнению западны х социологов, с технологической революцией и требовали перестройки все й системы профессиональной подготовки. В те годы в Британии, например, по предложению социологов была создана дополнительная программа послешк ольной подготовки молодежи до вхождения в рынок труда, предусматривающ ая многообразные курсы [69]. В нашей же стране была принята ориентация на вс еобщее среднее образование (школьная реформа 1984 г.). Хотя большинство идей, предложенных В.Н. Шубкиным, так или иначе уже обсуждались в западной соци ологии, в отечественной социологии его с полной уверенностью можно счит ать основателем академической школы по исследованию проблем жизненног о старта молодежи и престижу профессий. Термины: выбор профессии, прести ж профессии, потребности общества в кадрах, профессиональные ожидания - вошли в социологию благодаря публикациям В.Н. Шубкина. Он явился также ро доначальником методики долговременных исследований молодежи, где инфо рмация об одних и тех же индивидах собиралась через определенные промеж утки времени, что позволяло фиксировать временные изменения в професси ональной карьере. Исследования Ф.Р. Филиппова и М.Н. Руткевича. Почти одновременно с В.Н.Шубк иным в Свердловске стали проводить исследования Ф.Р. Филиппов и М.Н. Рутке вич. Специфика их подхода состояла в том, что молодежные проблемы рассма тривались сквозь призму воспроизводства социальной структуры советск ого общества и межпоколенных социальных перемещений. Эмпирической баз ой этого направления были проекты (1973-1974) и международное сравнительное ис следование по проблемам воздействия высшего образования на социальную структуру общества (1977-1978). Система образования, в частности высшего, рассма тривалась как фактор социальной мобильности. В центре внимания оказали сь три составляющие общественного развития: общественные потребности, система образования и молодежь и возможные противоречия между ними. В ре зультате появилось новое направление социологии молодежи - социальные проблемы студенчества. Эту тематику в Свердловске продолжила Л.Я. Рубина , в Харькове - Е.А. Якуба и др. В настоящее время проблемы студенчества изуча ются почти во всех вузовских центрах страны [46, 44]. В дальнейшем в Институте конкретных социальных исследований под руков одством Ф.Р. Филиппова был создан сектор социальных проблем молодежи, ко торый возглавил В.И. , ориентировавшийся на рассмотрение проблем социаль ного развития молодежи. В последние годы своей жизни Ф.Р.Филиппов занимался изучением межпоколе нной мобильности. На основе выборочных единовременных обследований ЦС У СССР проанализированы изменения в социальной структуре за счет вступ ления в трудовую жизнь нескольких возрастных когорт (вступивших в трудо вую жизнь в конце 40-х, в 50-60-х и в середине 70-х гг.). По результатам этого трудоемк ого проекта опубликована монография (1989), которая является одним из первы х социально-исторических исследований поколений (наряду с работой демо графа Б.Ц. Урланиса [58]). В книге анализируются особенности трудового старт а когорт и динамика их последующих перемещений на протяжении жизненной карьеры (термины: трудовой старт, трудовая карьера, неравенство возможно стей, социальные перемещения, социальный облик поколений) [59]. Заслуга Ф.Р. Филиппова - введение в социологический анализ поколений ист орического фона, что позволило проанализировать своеобразие и уникаль ность жизненного опыта отдельного поколения. Наращивание эмпирического потенциала в социологии за эти годы позволи ло Ф.Р. Филиппову вплотную подойти к анализу социальных различий между о тдельными поколениями молодежи и рассматривать их как эволюционный фа ктор в развитии общества. Автор предпринял попытку подорвать непререка емую идею преемственности (повторяемости) поколений и рассмотреть их в , иными словами, сконцентрироваться на различиях поколений, обусловленн ых социально-историческими особенностями их становления, хотя, оговари вается автор, эти различия неодинаково проявляются в разных областях жи знедеятельности. Филиппов анализирует трагические страницы в становле нии разных когорт: влияние политических ограничений, связанных с репрес сиями, на трудовой и образовательный путь возрастной когорты, входившей в жизнь в предвоенное время; перерыв в трудовом и образовательном пути в оенного поколения и его последствия; влияние экстенсивного развития эк ономики на процессы вхождения в жизнь последующих возрастных когорт. Эта идея различий между поколениями и опровержение концепции преемств енности были позже в полной мере осуществлены в книге под редакцией Ю.А. Л евады [29]. Выделяя в советской истории в основном три условных исторически х поколения - деды, отцы и дети, - авторы пишут: [29, с. 28]. Школа лонгитюдных исследований М. Титмы. На становление школы исследова ния большое влияние оказал эстонский социолог Микк Титма. Перенеся уже в середине 80-хгг. на российскую почву методы американской традиции лонгит юдных исследований, М. Титма, работающий сейчас в США, способствовал проф ессиональному становлению целого ряда российских молодых ученых. Спец ифику его интересов всегда составляла региональная и поселенческая ди фференциация процессов жизненного самоопределения молодежи. Даже в то время, когда в социологии и политике господствовали идеи становления со ветского народа как новой исторической общности, М.Титма делал основной акцент на региональных особенностях жизненного пути поколения в рамка х разных национально-территориальных общностей, различающихся по хара ктеру культур и уровню экономического развития регионов. Основное вним ание в его работах уделялось изменениям в объективном социальном стату се когорт в процессе профессионального и жизненного самоопределения. Первый лонгитюдный проект - выпускники ср едних школ Эстонии, родившиеся в 1948 г., - был начат в 1966 г. [56]. Он послужил базой дл я проведения общесоюзного исследования возрастной когорты 1965-1967 гг. рожде ния - , которое начато в 1982 г. Использовалась многоэтапная квотная 5-процент ная выборка учащихся средних учебных заведений в 14 регионах бывшего Сов етского Союза. Основная стратегия - долговременное отслеживание измене ний в социальном положении и характеристиках когорты от 17 лет (окончание среднего учебного заведения) до 30 лет (приобретение стабильного социаль ного статуса). Были обнаружены значительные региональные особенности, к оторые в принципе исключали возможность применения каких-то усредненн ых моделей социального становления когорты в . К настоящему времени уже три раза с переры вом в четыре года данная возрастная когорта подвергалась обследованию. По результатам данного исследования опубликовано несколько региональ ных монографий и две обобщающие: (1989) и (1992) [10, 38]. Для выполнения этого обширного проекта был создан внеинституциональный научный коллектив, объединив ший уже сложившихся исследователей из наиболее крупных научных центро в СССР, занимающихся молодежной проблематикой. Достаточно сказать, что в начале становления этот состоял из представителей Эстонии (М Титма, П. Ке ннкманн, Р. Веэрман, Э. Саар), Латвии (М. Ашмане, И Трапенцире), Литвы (А. Матулен ис, Р. Алишаускене, Э. Лауменскайте), Молдавии (Э. Кац), Украины (Е. Якуба. И. Шере мет), Таджикистана (Ш. Шоисматуллоев), России: Урал - Свердловская область (Л . Рубина), Татария (А.Салагаев), Алтай (С. Григорьев, Л. Гуслякова), Красноярск ( В. Немировский), Курган (Л.Коклягина) и позднее Москва: Институт молодежи, к уда перешла работать Л.Коклягина, и Институт социологии (А. Кинсбурский, В . Семенова, М. Малышева). Такое объединение сил разных республик и научных центров не могло не завершиться значительным скачком в исследованиях п о данной проблематике и появлением в социологии молодежи новых имен и но вых направлений По сути, это классическое академическое исследование, описывающее общи е закономерности и временные границы основных событий в жизненном цикл е одной возрастной когорты молодежи на протяжении 10 лет. Изучались тради ционные сферы жизнедеятельности: семья, труд, образование, профессионал ьная и социальная мобильность, миграционные процессы и жизненные ценно сти. Уникальность проекта состояла в том, что по времени он совпал с началом п ерестройки в середине 80-х гг., что позволило собрать банк социологической информации не только о закономерностях процесса социального взрослени я, но и о влиянии социальных изменений на жизненный путь когорты. Устоявшиеся теории поколений утверждают, что в периоды крупных социаль ных потрясений на исторической сцене появляются новые (так называемые ) поколения, существенно отличающиеся от предыдущих по своему социально му опыту, и тем самым их деятельностью осуществляется качественный скач ок в развитии общества (К. Мангейм). Однако, исходя из данных этого проекта об общей стабильности когорты 26-27-летних и ее отстраненности от процесса социальных изменений (статистически малозначимая группа участвовала в этом процессе), есть основания присоединиться к критикам К. Мангейма: сам о по себе поколение не всегда является фактором социальных изменений. Во всяком случае это не произошло с данным поколением в России. К настоящему времени этот уникальный научный коллектив распался, но отд ельные группы продолжают проводить исследования в разных регионах Рос сии (Алтай, Свердловская, Курганская, Тульская области и Москва), а также н а Украине, в Эстонии, Литве, Латвии. Часть проекта возглавляют Л.А. Кокляги на и В.В. Семенова (Институт социологии РАН). Ленинградская школа В. Т. Лисовского. Еще одно направление в развитии мол одежной проблематики - социально-психологическое, представленное в осн овном Ленинградской школой. Исследования начаты В.Т. Лисовским в 1964 г. в соц иологической лаборатории при НИИ комплексных социальных исследований Ленинградского университета (основателем НИИ был выдающийся психолог Б.Г. Ананьев). Их основное направление было связано с социализацией и стан овлением личности молодого человека. На базе эмпирического материала п остроены типы жизнедеятельности студенческой молодежи. Многочисленны е книги В.Т. Лисовского по проблемам молодежи, начиная с конца 60-х гг. до нас тоящего времени были основным методологическим источником информации по проблемам молодежи. Закономерно, что первый обширный учебник по социо логии молодежи был подготовлен В.Т. Лисовским - (С.-Петербург, 1996) [51]. С присуще й ему эмоциональностью он посвятил книгу коллегам, уже ушедшим из жизни, - Б.Г.Ананьеву, А.К.Белых, В.Г.Васильеву, К.Е.Игошеву, В.М.Квачахия, В.П.Коблякову, Е.С.Кузьмину, П.Н.Лебедеву, В.Г.Мордковичу, И.Т.Левыкину, Л.НЛесохиной, М.Н.Меж евичу, В.И.Мухачеву, В.Н.Мясищеву, С.Н.Плотникову, В.П.Рожину, Ю.А.Суслову, В.П.Т угаринову, З.И.Файнбургу, Ф.Р.Филиппову, А.Г.Харчеву, Г.И.Хмаре. В рамках ленинградской школы начинал свою деятельность и И.Кон, занимавш ийся психологией юношеского возраста и широко развитым на Западе напра влением - субкультурой молодежи. До недавнего времени оно не было предст авлено в советской социологии, во-первых, потому, что сам этот феномен не б ыл достаточно ярко развит в молодежной среде, и, во-вторых, из-за существов авших запретов на эту тематику со стороны политических структур. И.Кон б ыл единственным академическим исследователем, который открыто заявлял о существовании данного феномена, преимущественно опираясь при этом на зарубежные источники. И.С. Кон. В социологии молодежи И.С. Кон занимает особое место, хотя, по его с обственным словам, из-за , и его интересы в значительной мере сместились в сторону психологии юношеского возраста, вообще тематики [26]. Его работы ок азали весьма существенное влияние на развитие социологии молодежи. Во-первых, занимаясь критикой зарубежных теорий и обладая энциклопедич ескими знаниями, И.Кон блестяще выполнял просветительскую функцию, прив нося в область социологии и социальной психологии новые идеи и имена, ши роко известные на Западе (С.Эйзенштадт, Дж.Колеман, Э.Эриксон, Г.Салливан, М. Мид). В молодежной проблематике это способствовало углублению понимани я проблем социализации поколений, введению в научный обиход возрастных и когортных категорий и понятия жизненного цикла. Во-вторых, его работы о западном студенчестве и 60-х гг. позволяли полнее представить это явление, ставшее вехой в современной западной истории и проводить параллели с со стоянием студенческого движения в нашей стране. В-третьих, исследования И.Кона по психологии юношеского возраста позволили уточнить специфику юности как особой фазы жизненного цикла и понять ее отличия от других во зрастов. Он восполнил пробел в области социологического представления о самосознании личности, юношеской идентификации, возрастных кризисах, юношеском общении и юношеской субкультуре [23, 24]. 7. Исследования молодежной субкультуры на рубеже 80-90-х годов В отличие от других исследователей, И.Кон, опираясь на теоретические обоснования юности как особой фазы жизни, нас таивал на закономерности появления собственной молодежной субкультур ы, отличной от общепринятой во взрослом обществе. Теперь сам факт сущест вования молодежной культуры ни у кого не вызывает сомнения, но в середин е 80-х гг. вокруг проблемы существования этого феномена постоянно развора чивалась борьба. Большинство исследователей рассматривало молодежную культуру только как форму девиантного поведения, криминогенную по свое й сути. До начала 80-х гг. молодежная культура находилась в и потому не могла стать предметом исследования со стороны официальной науки. Только с появлени ем серии публицистических выступлений, взбудораживших общественное мн ение криминальным характером молодежных группировок (например, рокеро в), исследование этой проблематики стало возможным и даже вызвало настоя щий бум, который закончился так же неожиданно и быстро, как и начался. Просматриваются три направления таких изысканий. Одно из них - изучение отношения молодежи к неформальным объединениям и явлениям субкультуры В рамках этого направления были осуществлены проекты под руководством В.Ливанова, В.Левичевой и Ф.Шереги в бывшем НИЦ ВКШ [18, 39]. Другое направление основывалось на включенном наблюдении и развивалос ь в рамках [65, 66]. Вместе с тем появились и первые профессиональные исследов ания с использованием интервью. Автор одного из них - ленинградец Н.В.Кофы рин (Ленинградский университет). Осенью 1989 г. он изучал неформальные молод ежные группировки города непосредственно в местах их [27]. Третье направление составляли исследования собственно преступных мол одежных группировок, и они проводились не социологами, но специалистами в области права Наибольшее признание в социологических кругах получил и работы И.Сундиева (Академия МВД) [55], Г.Забрянского (Правовая Академия мини стерства юстиции) и публициста В.Еремина. На общем всплеске интереса к молодежным г руппировкам в те годы наиболее серьезной работой выглядит теоретическ ое исследование белорусских социологов И Андреевой и Л.Новиковой, котор ые предприняли попытку применить культурологические теории для эмпири ческого изучения молодежных субкультур в условиях крупного города. Осн овываясь на теории С.Лема (рассматривающего молодежную субкультуру как имманентный феномен культурно-исторического процесса, возникающий в о бществе, быстро достигшем материального изобилия, но не выработавшем ещ е соответствующих механизмов социального гомеостаза [30]), они пришли к выв оду, что маргинальные субкультуры имеют в советских условиях особую соц иальную базу - (мигрантскую) молодежь - и становятся способом включения в г ородскую культуру [1]. Этот феномен, по их мнению, отличен от ситуации совре менных западных городов, где молодежная субкультура формируется в осно вном в среде расовых или национальных меньшинств. Описанный подход пред ставляет интерес не только для социологии молодежи как таковой, но и для объяснения многих культурологических феноменов крупных советских гор одов , где мигранты в первом поколении составляют большую часть населени я. Проблематика молодежной субкультуры при внесла в рассматриваемую область новые методические подходы направлен ного, углубленного анализа отдельных ниш в общем потоке изучения поколе ния как некоего социального целого. Впервые были применены методы глуби нного и включенного интервью для анализа отдельных контактных групп. Вп рочем, методически этот новый опыт никем так и не был обобщен. Осталась без ответа и сама ситу ация всплеска молодежной активности на волне начинающихся политически х баталий, которые впоследствии захлестнули этот всплеск. Было ли это пр елюдией политической активности других, более взрослых возрастных ког орт или же началом молодежной революции, которая погасла, не успев родит ься? Мы уже говорили о том, что в социологии молодежи прочно установился проб лемный подход, т.е. исследователи строят логику своей научной стратегии, в основном исходя из тех проблем, которые несет общество и время, а не из л огики особой социально-демографической группы молодежи. Так в свое врем я появилась серия работ по проблемам наркомании и проституции среди мол одежи, исследованиями руководил А.Габиани из Тбилисского университета [7, 8]. Изучались также проблемы нравственной деградации и распада армии (Б.Кал ачев [17]) и, наконец, рок-музыки как социального движения среди молодежи (в Л енинграде - М.Илле и О.Сакмаров [15], в Москве - Н.Саркитов [47]). В свое время, в 1991 г., н а волне общественного интереса к бывшим участникам афганской войны был осуществлен проект , которым руководил А.Кинсбурский (Институт социолог ии АН СССР) [52]. 8. Сегодняшнее состояние дисциплины, перс пектива В настоящее время в связи с общим кризисом науки, а также появлением множества иных проблем, волнующих общественно е мнение, число исследователей, занимающихся данной проблематикой, суще ственно сузилось. (Еще одно подтверждение тезиса о том, что интерес к проб лемам молодежи развивается волнообразно.) Так, число цитирований по проб лемам возрастов существенно уменьшилось по сравнению с началом 90-х гг. и с тех пор находится примерно на одном уровне [14, с. 146]. Если говорить о социальной ситуации в целом, то жесткие законы рыночной экономики и забота о чисто физическом выживании отодвинули на обочину н аучных интересов молодежную проблематику. В средствах массовой информ ации и социальной политике молодежным проблемам также уделяется сущес твенно меньше внимания. Достаточно сказать, что в правительственных стр уктурах нет отдельного комитета или министерства, которые бы занималис ь непосредственно проблемами молодежи. С другой стороны, и интересы само й молодежи направлены больше не на способы молодежного самовыражения, а на поиски более быстрого и адекватного пути вхождения в полноправный ст атус взрослого, экономически самостоятельного человека. Вместе с тем новая социальная ситуация вызвала к жизни новые направлени я в области молодежных исследований: проблемы молодежных рынков труда, в озможной безработицы (сегодня это проблема более старших и менее образо ванных возрастных групп), проблемы социальной защиты молодежи и молодых семей. Проблемы занятости молодежи и безработицы, молодежных рынков труда (в ос новном вторичный рынок труда, т.е. временное трудоустройство молодых, не обладающих достаточной квалификацией) успешно исследуются в Центре из учения проблем занятости Института социологии РАН (руководитель Л.Кокл ягина) [73, 74]. Новые формы потребительского поведения молодежи - сфера интер есов В.Магуна [34], проблематика бездомных - В.Журавлева [12]. Проблемы материал ьного благосостояния и социальной защиты молодежи находят отражение в ряде публикаций [43, 62]. В.Н.Шубкин в Институте социологии РАН продолжает сво й проект, сфокусированный на изучении социально-дифференцирующих функ ций среднего и высшего образования. Экономическое положение молодежи в условиях реформ исследуется Центро м исследований молодежи в Институте социально-политических исследован ий РАН (руководитель В.И.Чупров). Уже в течение ряда лет под руководством В.Т.Лисовского осуществляется ко мплексная научная программа , направленная на выработку социальной пол итики в отношении молодежи. В осуществлении этой программы принимают уч астие исследователи из разных регионов страны [51]. На наш взгляд, усиливается прагматическая направленность исследований , связанная с возникновением новых, ранее не существовавших явлений моло дежного статуса и появлением новых групп среди молодежи: безработных, бе здомных, военных наемников или профессиональных военных, участвовавши х в подавлении беспорядков на территории собственной страны. В ближайше м будущем актуальные проблемы молодежного рынка труда, потенциальной и ли реальной трудовой эмиграции, потребительского поведения молодежи о кажутся в центре внимания. В методологии рассмотрения юности также возникают новые тенденции. В со ответствии с мировой тенденцией рассмотрения молодежных когорт как со ставляющей части других общесоциальных процессов в российских исследо ваниях молодежи акцент переносится на логику рассмотрения молодости к ак части жизненного цикла человека, переходной фазы между подростковым возрастом и состоянием взрослости. В таком аспекте молодость выступает в качестве переходного состояния в становлении , где, с одной стороны, при сутствуют элементы социального сходства людей, находящихся в данной жи зненной фазе, с другой - отражается личностное, индивидуальное своеобраз ие. Перенос исследовательского интереса на индивидуальные жизненные стра тегии в западной социологии связывают с возрастающим многообразием ка налов вхождения молодежи во взрослое общество: растущее разнообразие ф орм как школьного, так и постшкольного образования, включая домашнее обр азование; специфически молодежный рынок труда и способы первичного тру доустройства молодежи, в том числе временная безработица; растущее мног ообразие форм проживания молодежи и формы семейно-брачных отношений. В р езультате [72]. Отсюда в мировой практике появляется новая методологическая стратегия комбинирования данных массовых количественных исследований с изучени ем единичных случаев, отдельных типичных жизненных траекторий, на основ е которых массовидные тенденции социального взросления анализируются более углубленно [70]. С позиций этого методологического подхода в Институте социологии РАН о существляется проект (В.В.Семенова, Л.А.Коклягина), где на базе массовой вы борки лонгитюдного исследования проводятся выборочные глубинные инте рвью, представляющие разные типы жизненных траекторий: стабильные/моби льные социальные траектории; представители новых социально-профессион альных групп (например, предприниматели, безработные); особенности жизне нных карьер женщин и мужчин; карьера профессионала; новые типы идентифик ации и т.д. [73, 77]. Сочетание имеющихся массовых данных об общих жизненных стр атегиях поколения с данными глубинных интервью отдельных представител ей типичных жизненных карьер позволяет рассмотреть механизмы и способ ы выбора молодыми людьми различных вариантов поведения. Одним из возможных дальнейшего развития молодежной проблематики может стать поглощение ее возрастной социологией или социологией поколений, поскольку проблема возрастной дифференциации общества или системы вза имоотношений разных поколений, одновременно живущих в обществе, станов ится все более актуальной. Тогда, возможно, основной ракурс исследований изменится: от изучения отношений молодежи и общества к изучению отношен ий молодежи с другими возрастными группами (зрелыми, пожилыми и т.д.). На За паде эта проблема в настоящее время считается актуальной и понимается с корее как проблема солидарности, экономического представителей разных возрастных когорт. В условиях реформируемого общества проблема взаимо отношения представителей разных поколений может стать актуальной, так как является реальной почвой для разлома общества, дифференциации и вза имного непонимания поколений. Тем не менее растущий интерес к поколенче ской проблематике становится все более заметным (работы И.С.Кона, В.Т.Лисо вского, В.В.Семеновой). Вместе с тем, учитывая волнообразный характер развития социологии моло дежи, возможно также предположить и другой сценарий: на наш взгляд, в ближ айшие годы можно ожидать очередного взлета интереса к этой области. Он б удет обусловлен вхождением во взрослую жизнь первой возрастной когорт ы, сознательная фаза социализации которой пришлась на период развития р ыночных отношений в России и соответственно рыночной (индивидуализиро ванной) психологии. Новое поколение (1977-1978 гг. рождения) не только получило н овый опыт образования и профессиональной подготовки, но вступает в жизн ь при сокращении шансов на трудоустройство, что чревато возможным обост рением межпоколенных противоречий. Пусть это банально звучит, социология молодежи, как и сам объект, ориенти рована на будущее. Естественно, трудно ожидать интереса к в условиях нер азрешенных проблем . Вместе с тем с точки зрения общественного запроса п роблемы социальной защиты молодежи, организации специфического молоде жного рынка труда, выравнивания растущих различий в жизненных шансах от дельных групп молодежи, эффективности новых (в том числе частных) канало в образования могли бы стать одними из самых актуальных. В интересах гос ударственной политики также разработка долгосрочных (на десятилетия) п рогнозов социального поведения различных возрастных когорт, проходящи х разные стадии жизненного цикла. В целом нетрудно представить, что в социол огии молодежи будут происходить те же процессы, которые охватывают и дру гие предметные области науки, прежде всего движение в сторону междисцип линарного подхода. Очевидно, что совмещение собственно социологически х концепций с социопсихологическими, этнологическими и историческими - не просто , но способ развития знания в достаточно сложной социоэкономич еской, социокультурной и политической ситуации, в которой находится сег одня российское общество. Список литературы 1. Андреева. И.Н., Новикова Л.Г. Субкультурные доминанты нетрадиционных форм поведения молодежи // Неформальные объед инения молодежи вчера, сегодня, а завтра? / Отв. ред. В.В.Семенова. М.: ВКШ ЦК ВЛ КСМ, 1988. 2. Бернштейн М.С. Как поставить учет времени нашей молодежи. М.-Л., 1925. 3. Бернштейн М.С. Наша современность и дети (Материалы обследования 1921-1923 гг.). Л., 1928. 4. Бернштейн-Коган А. Численность, состав и положение петербургских рабоч их. СПб., 1910. 5. Биографический метод. История. Методология. Практика / Под ред. Е.Ю.Ме-щерк иной, В.В.Семеновой. М.: ИС РАН, 1994. 6. Блинов Н.М. Социологические исследования труда и воспитания советской молодежи 20-х годов // Социологические исследования. 1975, № 1. 7. Габиани А.А., Мануильский М.А. Цена любви (обследование проституток в Груз ии) // Социологические исследования. 1987, № 6. 8. Габиани А.А. Горькие плоды сладкой жизни // Социологические исследования . 1987, № 1. 9. Дети и Октябрьская революция. Идеология советского школьника. М.: Искра революции, 1928. 10. Жизненные пути одного поколения / Под ред. Л.А.Коклягиной, В.В.Семеновой, М. Титма. М.: Наука, 1992. 11. Жизненный путь поколения: его выбор и утверждение / Под ред. М.Титма. Талл инн: Ээсти раамат, 1985. 12. Журавлев В. История жизни // Судьбы людей: Россия. XX век. / Под ред. Е.В.Фотеево й, В.В.Семеновой. М.: ИСРАН, 1996. 13. Зайцев В.А. Труд и быт рабочих подростков. М.: Вопросы труда. 1926. 14. Ивахненко Г. Динамика научных коммуникаций // Социологический журнал. 1994, № 2. 15. Илле М.Е., Сакмаров О.А. Рок-музыка: таланты и поклонники // Социологические исследования. 1989, № 5. 16. К характеристике современного студенчества (по данным переписи 1909-1910 гг. в С-Пб. технологич. инст.). 2-е изд. СПб, 1911. 17. Калачев Б.Ф. Наркотики в армии // Социологические исследования. 1989, № 4. 18. Каталог-справочник неформальных самодеятельных организаций и незави симой прессы СССР/ Под ред. В.Ф.Левичевой. М., 1990. 19 Кауфман А.А. Сборник статей. М .: Леман и Плетнев. 1915. 20. Кац Я.Д. Труд и быт рабочих подростков Сибири. Новосибирск: Просвещение , 1927. 21. Коган Б.Б., Лебединский М.С. Быт рабочей молодежи. М., 1929. 22. Колотинский П.И. Опыт длительного изучения мировоззрения учащихся вып ускных классов. Краснодар, 1929. 23. Кон И. С. Открытие . М.: Политиздат, 1978. 24. Кон И. С. Психология старшеклассника. М.: Просвещение, 1980. 25. Кон И.С. Ребенок и общество. М.: Наука. 1988. 26. Кон И.С. Эпоху не выбирают// Социологический журнал. 1994, № 2. 27. Кофырин И.В. Проблемы изучения неформальных групп молодежи // Социологи ческие исследования. 1991, № 1. 28. Куркин П.И. Московская рабочая молодежь. М.: Вопросы труда, 1924. 29. Левада Ю.А. (ред). Советский простой человек: опыт социального портрета на рубеже 90-х. М.: Мировой океан, 1993. 30. Лем С. Модель культуры // Вопросы философии. 1969, № 8. 31. Лисовский В. Т. Эскиз к портрету: жизненные планы, интересы и стремления с оветской молодежи. М.: Молодая Гвардия, 1969.; Лисовский А.В., Лисовский В. Т. В пои сках идеала: Диалог поколений. Мурманск, 1994. 32. Лицо ленинградского комсомола в цифрах. Л.: Молодая гвардия, 1930. 33. Луначарский А.В. Искусство и молодежь. М.: Искра революции, 1929. 34. Магун В. С., Литвинцева А.З. Жизненные притязания ранней юности и стратеги и их реализации: 90-е и 80-е гг. М., 1993. 35. Матуленис А.А. Включение молодежи в социальную структуру. Вильнюс: Минт ис, 1983. 36 Молодежь в условиях социально-экономических реформ / Материалы междун ародной научно-практической конференции / Редкол.: Вербицкая Л.А. и др. Вып . 1-2. СпбГУ, 1995. 37. Молодежь СССР. Статистический сборник. ЦУНХУ Госплана СССР / Под ред. А.Ко сарева. М., 1936. 38. Начало пути: поколение со средним образованием / Под ред. М.Титмы, Л.А.Кокл ягиной. М.: Наука, 1989. 39. Неформальная волна/ Под ред. В.Ф.Левичевой, В.Ливанова. М., 1989. 40. Неформальные объединения молодежи вчера, сегодня... а завтра? / Отв. ред. В.В .Семенова. М.: ВКШ ЦК ВЛКСМ, 1989. 41. Об организации Института конкретных социальных исследований. - Постан овление Президиума Академии наук СССР // Вестник Академии наук СССР. 1968, № 9. 42. Пути и перепутья : Молодежь Запада у развалин общества всеобщего благод енствия/Отв. ред. А.А.Галкин, Т.Т.Тимофеев. М.: Международные отношения, 1985. 43. Раковская О.А. Благосостояние молодежи: достаток и достоинство // Социол огические исследования. 1989, № 1. 44. Рубина Л.Я. Советское студенчество. Социологический очерк. М.: Мысль, 1981. 45. Рубинштейн М.М. Кризис семьи как органа воспитания // Вестник воспитания . 1915, № 3. 46. Руткевич М.Н., Рубина Л.Я. Общественные потребности, система образования, молодежь. М.: Политиздат, 1988. 47. Саркитов Н.Д. От к : эффект оглупления // Социологические исследования. 1987, № 4. 48 Семенова В. В. Путь в новую социальную группу предпринимателей: жизненны е истории одного поколения // Судьбы людей: Россия. XX век / Под ред. Е.В.Фотеево й, В.В.Семеновой. М.: ИС РАН, 1996. 49. Сикевич З.В. Молодежная культура: и . Л. 1990. 50. Сорокин П. Кризис современной семьи // Ежемесячный журнал литературы, на уки и общественной жизни. 1916, № 1. 51. Социология молодежи. Учебник/Отв. ред. В.Т.Лисовский. Санкт-Петербург: Изд ательство С.-Петербургского университета, 1996. 52. Социальные проблемы реабилитации воинов-афганцев / Под ред. А.В.Кинсбур ского, М.Н.Топалова. М.: ИС РАН, 1994. 53. Сперанский А. Кризис русской школы // Звезда. 1912, № 9. 54. Струмилин С.Г. Бюджет времени русского рабочего и крестьянина в 1922-1923 гг. М.- Л.: Вопросы труда, 1924. 55. Сундиев И.Ю. Самодеятельные объединения молодежи // Социологические исс ледования. 1989, № 2. 56. Титма М., Саар Э. Моделирование формирования пополнения основных социал ьных слоев. Таллин: Ээсти раамат, 1984. 57. Трудящаяся молодежь: образование, профессия, мобильность /Под ред. В.Н.Шу бкина. М.: Наука, 1984. 58. Урланис Б.Ц. История одного поколения.(Социально-демографический очерк ). М.: Мысль, 1968. 59 Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению. М.: Мысль, 1989. 60. Чекин А. Семейный распад и женское движение // Русское богатство. 1914, № 61. Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь. М.: Мысль, 1985. 62. Чупров В.И., Быкова С.Н. Молодежь России: на пороге рынка между бедностью и нищетой// Социологические исследования. 1991, № 9. 63. Шварц Г., Зайцев В. Молодежь СССР в цифрах. М.: Вопросы труда, 1924. 64. Шубкин В.Н. Социологические опыты. М.: Мысль, 1970. 65. Щекочихин Ю.П. Алло, мы вас слышим. М.: Молодая гвардия, 1987. 66. Щекочихин Ю.П. По ком звонит колокольчик? // Социологические исследовани я. 1987, № 1. 67. Янжул И . И . Фабричный быт московской губернии . М ., 1912. 68. Brake М . The Sociology of Youth Culture and Youth Subcultures. London: Routledge and Kenal Paul, 1989. 69. Bynner J. Educational Strategies in Britain, Estonia and Russia: Comparative Analysis. Workshop . M., 1991. 70. Evans K. Becoming Adults in England and Germany. 1992. 71. Hurrelmann K. Youth - A Productive Phase in Human Life // Education. Vol. 39. Tubingen, 1985. 72. Jones G. From Dependency to Citizenship? Transition to Adulthood in Britain. Workshop . M., 1991. 73. Koklyagina L.A. From School to Work in a Transitional Society: Changing Patterns of Growing up in Russia // Growing Up in Europe. Berlin, N.-Y.: de Gruyter, 1995. 74 Koklyagina LA. Generation with a Real Choice? Youth Employers in a Changing Russia//Social Action. 1993, Vol. 1, 13. 75 Mannheim K. The Problem of Generations // Essays on the Sociology of Knowledge. London: Routledge and Kenal Paul, 1970. 76 Mead M. Culture and Commitment. A Study of Generation Gap. London: The Boudly Head, 1970. 77 Semenova V. Sozioskonomische Krisen in den Lebenserfahrungen von russischen Familien: Geschichte und Gegenwart // Journal BIOS. 1993, № 1.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Как может быть богатым наш крестьянин, если он навоз покупает дороже, чем продает картофель?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по социологии "Социология молодёжи", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru