Диплом: Категории “время” и “пространство” в философии и филологии - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Категории “время” и “пространство” в философии и филологии

Банк рефератов / Философия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 717 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

С ОДЕР ЖАНИЕ Введение 3 Глава I . К проблеме исследования 7-18 I .1. Кате гории “время” и “пространство” в филосо фии и филологии 7 I .2. Обща я характеристика поэтического идиолекта Б . Пастернака 12 I .3. Сема нтическое поле в языке и художественной р ечи 16 Глава II . Семантические поля “время” и “пространство” в идиолекте Б.Пастернака 19-34 II .1. Анал из состава и структуры семантического поля “время” 19 II .2. Сема нтическое поле “пространство” 25 II .3. Хрон отоп и его орга низующая роль в ху дожественной речи Б . Пастернака 31 Глава III . Функциональная характеристика темпоральной и 35- прос транственной лексики в идио лекте Б . Пастернака III .1. Особенности стилистической семантики слова в 35 поэтическом языке Б . Пастернака III .1.1. Семантические способы об огащения смысла слова с. III .1.2. Син таксические способы обогащения смысла слова с. III .2. Тро пы и фигуры с. Заключение с. Приложение Список использова нной литературы с. Список сокращений с. Стиль всякого пис ателя так т есно связан с содержанием его души , что опытный глаз может увидеть душу по сти лю , путем изучения форм проникнуть до глуб ины содержания. А . Блок ВВЕДЕНИЕ Термин идиолект (от греческого idios – свой , своеобразный , особый ) называющее с овокупн ость формальных и стилистических особенностей , свойств речи отдельного носителя данного я зыка . Если литература рассматривает идиолект как специфические речевые особенности данного носителя языка (в узком смысле ), то в лингвистике под идиолектом пон и мае тся реализация данного языка в устах инди вида , то есть совокупность текстов , порождаемы х говорящим [8; с . 171]. Для исследователя наибольший интерес пр едставляет идиолект человека , который мыслит и чувствует по-особому . В этой связи целес ообразно расс матривать идиолект художников слова – самых чутких носителей языка. Каждый из писателей использует известну ю совокупность языковых средств , которые разл ичаются в зависимости от авторства своим составом , способами сочетаний , манерой соотношения друг с друг ом слов и предложений , специализированными способами изложения , особой лексикой , приемами обозначения предметов , пон ятий . Эти “разные манеры пользования языком” (Р . Якобсон ) и есть авторские идиостили , основанные на общеязыковом материале. Литература – э то не только талант , но и работа , творчество . Максимально ярко творческий подход к языку отражается в поэзии . В исследованиях о языке худ ожественной литературы часто отмечается существо вание особого “поэтического языка” , говорится о его коренных отличиях о т язык а литературного . Таким образом , поэтический ид иолект представляет собой богатый материал дл я исследования , что и делает данную работу актуальной. Объектом анализа в дипломной работе является поэтический ид иолект Б.Л . Пастернака . Предмет исследования – фрагмент поэтическо го идиолекта Пастернака , связанного с концепт ами “время” и “пространство”. Материалом для а нализа послужили поэтические тексты писателя , вошедшие в первый том двухтомного издания сочинений [34]. Исходные теоретические установки , и спо льзованные в дипломном исследовании , п олучены в ходе изучения уже ставших класс ическими монографий В.В . Виноградова [11], Г.О . Вино кура [13], Б.А . Ларина [25], Ю.М . Лотмана [26], Ю.Н . Тыняно ва [54], Д.Н . Шмелева [67], Р.О . Якобсона [68], которые п освящены исследованию языка художественны х произведений , а также работ В.А . Масловой [27], П.Г . Пустовойта [39, 41], Н.К . Соколовой [49], В.Ф . Рус ецкого [43], А.В . Чичерина [64]. Изучен также ряд р абот по вопросам описательной поэтики [32, 47, 48, 52], ст илистик и [2] и др. Кроме этого в работе использованы тр уды , посвященные жизни и творчеству Б.Л . Па стернака [3, 4, 10 и др .]; привлекались сведения из автобиографических ? работ “Охранная грамота” Б.Л . Пастернака и “Борис Пастернак” Е.Б . Пастернака . В к ачестве и сточников исследован ия в работе использовались «Рус ский семантический словарь» (21) и «Толковый сло варь русского языка» (31). Научная новизна данного исследования заключается в изучении т акого фрагмента поэтического идиолекта Б.Л . Па стернака , как семантич еские поля “время” и “пространство” . Характеристика полей и анализ особенностей функционирования их в худ ожественной речи названного автора представлены впервые. Работа имеет , на наш взгляд , определе нную теоретическую значимость . Поскольку концепты “врем я” и “пространство” являются частью объективного мира , их анализ в рамках поэтического идио лекта Бориса Пастернака позволяет выявить инд ивидуальные авторские особенности восприятия окр ужающей действительности в темпоральном и про странственном отношении. М атериал , представленный в работе , может быть использован в учебных курсах “Лингвистический (филологический ) анализ художестве нного текста” , “Стилистика” , “Современный русский язык” (при изучении раздела “Лексикология” ), а также в спецкурсах и спецсеминара х , посвященных проблемам исследования поэтического языка или специфики семантическог о поля в узусе и речи . Цель дипломного исследования – провести системно-функциональный анализ семантических полей “время” и “простр анство” в поэтическом языке Б . Пастернак а. Задачи сформулирован ы следующим образом : 1) выявить состав семантических полей “время” и “пространство” и их специфику в контексте лирических произведений Пастернака ; 2) исследовать их структурную организацию в идиолекте названного поэта и ее отличи я от общеязыков ого представления ; 3) проанализировать своеобразие функционирования компонентов названных полей в идиолекте Б . Пастернака. В работе прим еняются следующие методы исследов ания : количественный (используется п ри характеристике состава поля ), с истемно-о писательный (применяется для анализа измерения поля , его состава , описания отношений между компонентами поля и взаимодействия исследуем ого поля с другими , смежными полями ), семан тико-стилистический (используется при выявлении ин дивидуально-авторс к их особенностей исполь зования общеязыковых средств ). Они сочетаются с общенаучными приемами наблюдения и сопостав ления. Результаты исслед ования прошли апробацию в виде докладов на конференциях ра зного уровня : на VII Республиканской студенческой научной конференции в Полоцком государственном ун иверситете (ноябрь , 2002 г .), на межвузовской конфер енции молодых ученых в БрГУ им . А.С . Пу шкина (май , 2003 г .), на университетских студенчески х научных конференциях 2001, 2002, 2003 г.г . По итогам выступлений опуб л икованы 2 статьи в студенческом сборнике “Становление” , остальные находятся в печати . Работа состоит из 3-х глав , введения , заключения и приложения , включающего список использованной литературы и список сокращений . Глава I. К проблеме исследован ия I . 1. Кате гории “время” и “пространство” в философии и филологии Идиолект каждого автора – это отражение языковой картины мира , где фиксируется то , что для авто ра важно , что он видит , слышит и чувств ует. В картине мира , присущей как языку в целом, так и отдельному его носи телю , представлены категории “время” и “прост ранство” , которые являют собой “несущую конст рукцию” известной и объяснимой действительности . Это самая важная система координат , на которую накладываются все остальные характерис тики. Пространство и время – категории фи лософские , посредством которых обозначаются формы бытия вещей и явлений , отражающие , с о дной стороны , их со-бытие , сосуществование (в пространстве ), с другой стороны – процессы смены их друг другом , продолжительность и х существования (во времени ). Названные категории взаимосвязаны . Общими характерными чертами пространства и времени как атрибутов материи является их абсолютн ость , объективность и независимость от челове ческого сознания , неразрывная связь друг с другом , кол ичественная и качественная б есконечность . Однако между ними есть и раз личия . Так , философы относят к специфическим свойствам пространства протяженность и рядопол оженность (сосуществование ) различных элементов , с вязность , непрерывность , проявляющиеся в ра з дельном существовании материальных о бъектов и систем , имеющих определенные размер ы и границы , трехмерность (все материальные процессы и взаимодействия реализуются в пр остранстве в трех измерениях ). Локальными свойст вами пространства являются симметричность (а симметричность ), форма и размеры , расстояние ме жду телами , местоположение , пространственное распр остранение , границы , отделяющие различные системы. К специфическим свойствам времени относятся объективность , нера зрывная связь с материей и пространством, движением и другими атрибутами материи , длительность , выраженная последовательность суще ствования и смены состояния тел. Конкретные период ы существования тел от возникновения до п ерехода в качественные формы , одновременность событий , которая всегда относи тельна , ритм процесса , скорость измерения состояния , темпы развития являются локальными свойствами врем ени. Таков характер трактовки категорий “время” и “пространство” в философии [см .: 57; с . 520]. Художественная литература специфична в изображении врем ени и пространства . Она , с одной стороны , принадлежит к искусствам , образы которых строго организованы во вр емени восприятия . С другой стороны , в цент ре словесного произведения , как правило , высту пают действия , то есть процессы , протекающие во времени . Вм е сте с тем в литературу неизменно входят и пространственн ые представления . Однако они не имеют непо средственной чувственной достоверности , материальной плотности и наглядности , остаются косвенными и воспринимаются ассоциативно . Иначе говоря , временные нача л а в литературе имеют большую конкретность , нежели пространстве нные . В целом же литературные произведения пронизаны пространственными и временными предс тавлениями , бесконечно многообразными и глубоко значимыми [см .: 61; с . 210]. Время и пространство в лит ерату ре – формы существования образа реальности в художественном произведении . Однако их характеристики в условном мире произведения о тличаются от философской трактовки . Так , больш ие временные промежутки свободно и естественн о укладываются в рамках одного худ ожественного текста , события в произведении м огут одновременно развиваться в нескольких вр еменных пластах . В большинстве случаев художе ственное время короче реального [см .: 51; с . 23]. Одной из важнейших характеристик художе ственного времени является д искретность ( прерывность ). Художник обычно не воспроизводит определенный отрезок времени , а сосредотачивае т внимание на отдельных , наиболее значимых моментах . Дискретность придает тексту динамизм и психологизм . Временные предста вления в литературном прои зведении разноо бразны . Возможны образы времени биографического , исторического , космического , календарного , суточного и т.п . По особенностям художественной усл овности время делят на абстрактное (всеобщее ) и конкретное (привязывающее действия к и сторическим ориентирам ). Между абстрактным и конкретным временем нет непроходимой г раницы. В художественном тексте время также может быть представле но как бессобытийное (описание ); событийное (сюжетное или фабул ьное ), фиксирующее события или действия , сущест венно мен яющие человека или ситуацию в целом ; хроникально-бытовое время , функция кот орого заключается в изображении уклада жизни , воспроизведения не динамики , а статистики – того , что бывает всегда [см .: 51; с . 24]. Важно подчеркнуть , что в литературе время всегда индивидуализировано : с одной стороны , оно определяется индивидуально-авторскими особенностями стиля , с другой – индивиду альными чертами персонажа или лирического гер оя [см .: 51; с . 25]. Пространство в литературе тоже обладает специфическими свойствами : о но может быть замкнутым и открытым , земным и космич еским , реально видимым и воображаемым , близким и удаленным [см .: 61; с . 213]. Художественное прос транство дискретно (фрагментарно ), может только намечаться с помощью некоторых деталей . Как и время , литер а турное пространств о может быть абстрактным и конкретным . Для абстрактного пространства характерна вневременн ая суть конфликта . Конкретное пространство вл ияет на суть происходящего. Ученые выделяют несколько типов художес твенного пространства : 1) экстремал ьное – п ространство , сопряженное с фактором опасности , негативного воздействия ; 2) медитативное – посредническое пространст во , обеспечивающее переход из одного простран ства в другое [см .: 51; с . 82]. Наиболее распространенными формами изображе ния простран ства являются пейзаж (изображ ение любого незамкнутого пространства ) и инте рьер (изображение замкнутого пространства ). Пейзаж и интерьер в совокупности представляют с обой среду обитания персонажа , внешнюю по отношению к нему. Оба способа изображения простр анств а шире всего представлены в лирике и характеризуются экспрессивностью , а часто и с имволичностью , использованием психологического паралл елизма , тропов [см .: 51; с . 70]. Поскольку и время , и пространство об язательно представлены в художественном произв едении , в каждом тексте , то в филол огии существует особый термин “хронотоп” , наз ывающий запечатленное в литературном произведени и пространственно-временное единство , [см .: 7; с . 391]. “Хронотоп , – пишет М.М.Бахтин , – определяет худ ожественное единство лите р атурного пр оизведения в его отношении к реальной дей ствительности” . И далее он подчеркивает , что “всякое вступление в сферу смыслов соверша ется только через ворота хронотопов” [7; с . 406]. Характер условности пространства и врем ени в художественном произв едении зависит от рода литературы . В лирике эти кате гории выступают как максимально условные (Л.Я . Гинзбург в этой связи назвал лирику самым субъективным родом литературы [см .: 61; с . 309]). Здесь все элементы речевой формы стихотв орного текста , как справ е дливо отм ечает В.А . Маслова , являются средством воплощен ия образов . У поэта нет лишних , ненужных слов ; каждое несет определенный логический смысл , входит в произведение со всей своей эмоционально-стилистической настроенностью , является потенциально эстети ч ески значимым [27; с . 50]. Слово в поэтическом языке “крупнее” этого же слова в общеязыковом тексте . Х удожественное слово обладает не только “гориз онталью” , но и “вертикалью” , “памятью контекст ов , в которые входило” [32; с . 7]. Поэтому на первом плане в л и рике явлены единичные состояния человеческого сознания : эмоционально окрашенные размышления , волевые импульсы , впечатления , внерациональные ощу щения и устремления . Если в лирическом про изведении и обозначается какой-либо событийный ряд , то весьма скупо , б ез дета лизации. Однако , кроме душевных состояний , лирика отражает внешнюю реальность . Лирическая поэз ия может выступать и художественным освоением бытия . В таких случаях она способна ш ироко и непринужденно запечатлевать пространстве нно-временные представл ения , связывать выражае мые чувства с фактами быта и природы , истории и современности , с планетарной жизнью , вселенной , мирозданьем. Родовая специфика обусловливает способы пространственно-временной организации произведений , с воеобразие явленности в них че ловека. Как уже отмечалось , категории “время” и “пространство” являются основой художественн ого мира произведения . Мир произведения , в свою очередь , всегда в той или иной ст епени условен , представляет собой художественно освоенную реальность , воссозданную посредство м речи и при участии вымысла [см .: 51; с . 124]. Поэтому одна и та же реальность кажды м автором видится по-иному. Стихи Пастернака , подобно любому литерат урному произведению , тоже воспроизводят реальный мир , как материальный , так и идеальный , – п рироду , вещи , события в их внешне м и внутреннем бытии . Однако , как отмечают исследователи его творчества , поэтическая вс еленная автора отличается от объективной карт ины мира , потому что не ограничивается дей ствительными эмпирическими ощущениями , а каждый р аз “фиксирует одно субъективное восприятие , уловленное в своей сенсуальной ос троте и полноте” [69; с . 171]. Категории “время” и “пространство” в художественной картине мира Б . Пастернака и меют свое выражение . Своеобразие таланта авто ра , принадлежность на определенном этапе творчества к модернистским течениям стимулиров али оригинальность видения мира и его отр ажения в творчестве этим художником. I . 2. Общая характеристика поэтического идиолекта Б . Пастернака В современной лингвистике существует понятие “языковая личность” . Под этим термином понимается совок упность (и результат реализации ) способностей индивида к созданию и восприятию речевых произведений [22; с . 245]. Борис Пастернак отражен в лирике как целостная и неповторимая языковая личность , прис утствующая как субъект и объект изображения , включенная в эстетическую струк туру произведений в качестве действенного эле мента . Наделенный особым поэтическим видением и таким же языковым чутьем , Б . Пастернак раскрывает в своих стихотворениях языковую карт и ну мира творческой личности , многослойную , наполненную необычными красками , звуками , ощущениями и эмоциями. В необъятном поэтическом мире автора переплетаются разные темы , образы , мотивы , м ногочисленные подтексты , элементы музыки и жи вописи , скульптуры и архитектуры , просвечива ются явления жизни , отобранные и воспринятые автором , – и все это пронизано филос офской мыслью . Ведь Пастернак – философ н е только по образованию , но и по миров осприятию . В центре внимания художника пробле мы жизни и смерти , смысла ж и зн и , предназначения человека , тайны мироздания , м имолетности времени и вечности бытия , любовь , состояние природы и человека и их ко нцептуализация в поэтическом языке . Следовательно , философичность – главная особенность идейно-смысловой стороны лирики Пасте рнака. У Пастернака-поэта , как и у каждого автора , есть доминанты – такие приемы , языковые и композиционные средства , которые г осподствуют , подчиняют себе остальные , воздействую т на читателя в первую очередь , передают главную идею целого художественного к онтекста , расширяя изобразительные возможност и поэтической речи , увеличивая ее мыслеемкост ь . Они зависят от определенных поэтических задач и установок , поставленных автором. Прежде всего , отметим мет афоричность поэтического мышления П астернака . В поэтичес кой системе этого художника метафора выступает не только как выразительный прием (это слишком мало ), а как “модель целого мира , воспринимаемая с убъектом с определенных позиций (поэта и ч еловека )” [3; с . 350]. С метафорой так или ин аче связаны все выразите л ьные сре дства : они либо сами метафоричны , либо вхо дят в состав более развернутых образов . Ме тафористика Пастернака характеризуется парадоксально стью и непредсказуемостью . Этот художник слов а , как отмечают исследователи его поэтики , таким образом – с помощ ь ю ор игинальных метафор – передает мысль “мгновен ную и еще не проясненную” [3; с . 329]. Пытаясь придать яркость образному языку поэзии , Пас тернак нарушает обычное соотношение двух смыс лов в метафоре и заставляет жить самостоя тельной жизнью переносное значе н ие , возвысив его над прямым . Вследствие этого , как отмечают многие исследователи , для П астернака искусство становится реальнее самого бытия . Поэтому еще одной особенностью его поэтического языка правомерно считать необычай но высокую концентрацию тропов р азного характера , посредством которых пастернаковская сложная разноликая к артина мира воплощается в слове . Обилие т ропов обусловило такую характерную черту поэт ического идиолекта художника , как повышенная образность . Свои неожиданные и исключительные обр азы Б . Л . Пастернак строит по “прин ципу случайности” Ю.Н . Тынянов заметил в этой связи : “Есть такое явление “ложн ой памяти” : с вами разговаривают , и вам кажется , что все это уже было . Нечто подобное с образами у Пастернака . У вас нет связи вещей , которую он дает , она случайна , но , когда он дал ее , он а вам как-то припоминается , она где-то там была уже – и образ становится обяза тельным” [54; с . 186]. , поэтому в их понимании ва жную роль играют ассоциации. Ассоциативная система данного автор а субъективна, строго индивидуальна , что стимулирует многоплановость интерпретации образа и появления новых смыслов . Ассоциации у П астернака каждый раз порождаются конкретным к онтекстом и вместе с ним исчезают . В и х основе может быть зрительное , слуховое , тактильно е или обонятельное сходство . Сам автор однажды высказал мысль о том , что искусство складывается из органов восприятия [3; с . 64], и его творчество последоват ельно подтверждает это высказывание . При этом автор пытается , как правило , воспроизвести действ и е сразу нескольких органов чувств , смоделировать процесс чувственного в осприятия , создавая образы синестезии , соединяющие в себе ассоциации разного рода . В бол ьшинстве случаев их комбинации непредсказуемы . Совокупность ассоциаций , связанных с деятельно сть ю разных органов чувств , порождае т , в свою очередь , ассоциации эмоциональные Ассоциации у Пастернака могут рождаться внезапно – про стым созвучьем , рифмой , случайным поводом . “Чел овек вынужден смотреть на вещи по-орлиному зорко и объясняться ? мгновенными озарениями” , – говорит сам поэт [3; с . 323]. В его художественной системе два любых предмета , смежных в пространстве , могут о казаться связанными причинно-следственными отношениям и . Вследствие этого лирике Пастернака свойств енно уравнивание случайного с с у щ ностным (“чем случайней , тем вернее” ), поэтому деталь , мелочь часто обретает большое зна чение , вселенский размах. В поэзии Паст ернака находит отражение и его “мировоззренч еский фон” , включающий , прежде всего , те “аксиоматические” представлен ия , в мире которых живет автор как человек , укорененный в определенной культурной традиции [см .: 61, с . 58]. Оригинальность творческой личности Пасте рнака обусловила еще одну черту его худож ественной манеры – поэтическая система Борис а . Пастернака проникнута экспресс ивностью, как и само его восприятие действительности В этой связи уместно сослаться на П . Горелика , который отмечает сходство творческог о метода Б . Пастернака с композиционными м етодами различных направлений в живописи рубе жа XIX - XX в.в .: импрессио низма – в отношении интуитивного творч еского повторения мгновенного ; футуризма – в отношении динамизма ; экспрессионизма – в его склонности к гиперболизации эмоций и ассоциаций ; кубизма в отношении разложения предметов на части , представления предметов ч ерез их побочные признаки , то есть синекдохического понимания действительности. . Особенно выразителен в этом плане синтаксис его поэтических произведений Раскованный , ничем не стесняемый синтаксис делает поэзи ю Пастернака похожей на речь внезапно заг оворив шего человека , у которого слова вызываются стихийно , сами по себе . Марина Цветаева назвала поэтическую речь Б . Пастерна ка “захлебыванием , задохновением” . Она отмечает : “Пастернак не говорит , ему некогда договари вать , он весь разрывается (ср .: В.Б . Шкловск и й : “Пастернак весь построен на разрыве образов” [54; с . 479]), точно грудь не в мещает что-то островитянски-ребячески-перворайски-невразуми тельное – и опрокидывающее” [63; с . 630]. . Как видим , поэзия Пастернака стремится к тому , чтобы усилить все формы по этического воздействия , – усилить их гиперболизацией чувств , ассоциаций , метафорического языка , образной системы , самой динамики изоб ражения . В результате тексты Б . Пастернака воспринимаются не как одномерные , плоские , а как объемные , многомерные , сверхна с ы щенные смыслами . Поэтому его поэзию принято считать интеллектуальной и , как следствие , с ложной и не всегда понятной. В многообразии художественных средств и стремительно набегающ их друг на друга образов читатель порой даже путается . Однако в этом стремле нии Пастернака словно захватить врасплох каждое явление , описать его “со многих концов разом” [56; с . 27] и состоит отличительная , определяющая черта его идиолекта . Ю.Н . Тын янов по этому поводу написал : “Он [Пастерн ак ] был бы не понятен , если бы этот хаос “Хаосом” Ю . Тынянов называет “сочетание косноязычия , отчаянных поту г вытянуть из нутра необходимое слово и бурного водопада неожиданных сравнений , сложных ассоциаций на явно чужом языке” [54; с . 479]. не озарялся бы единством и ясностью голоса . Так ег о стихи , порой иероглифические , доходят до онтологической простоты” [54; с . 479]. Анализ исследований о поэ тике Пастернака позволяет , таким образом , сдел ать следующие выводы. Поэтический идиолект этого художника отмечен своеобразие м, он имеет ряд специфических черт , к оторые отличают его от других авторов и делают его произведения узнаваемыми . В их числе приметы и особенности мировосприятия Пастернака (философичность ), сложного творческого метода этого поэта , в котором синтезировали сь черты разных эстетических направле ний его времени (ассоциативность , динамичность , экспрессивность ), индивидуального , пастернаковского художественного мышления (метафоричность , повышенная образность , воплощением которой является выс окая концентрация тропов ) . В силу отмеченных особенностей поэтически й язык Б . Пастернака представляется в высш ей степени сложным и не может быть оп исан во всем объеме . В нашей работе эт о обусловливает обращение лишь к отдельным из фрагментов идиолекта Б . Пастернака – семантич еским полям “время” и “простра нство”. I . 3. Семантическое поле в языке и художественной речи Концепты “время” и “пространство” в поэтическом идиолекте Бориса Пастернака представлены разветвленной и весьма содержательной системой обозначений . На языков ом уровне их целесообразно р ассматривать в составе семантических полей с доминантами “время” и “пространство”. Понятие семантического поля введено в лингвистический обиход Триром и его послед ователями . Вслед за Ф . де Соссюром он р ассматривал словарь язы ка как динамическу ю систему , элементы которой , находясь в по стоянном движении , связаны между собой . Связь между отдельными лексическими единицами и всей общностью мыслилась как основанная на их понятийной или лексической общности . И сходя из этого , семанти ч еское поле оказывалось возможным трактовать и как ф акт языка , и как явление экстралингвистическо е (психологическое или логическое ) [см .: 2; с . 147]. Поле – это совокупность единиц , объединенных общностью сод ержания , иногда формальных показателей , отражающ их понятийное , предметное или функциональ ное сходство обозначаемых явлений . Для семант ического поля характерно : - наличие общих для всех его компонентов семантических призна ков ; - наличие ядра , архилексемы , доминанты – лексемы с общим значением ; - сист емный характер связей внутри поля ; - взаимозависимость и взаимообусловленность лексических единиц , соста вляющих это системное объединение ; - относительная авт ономность лексических единиц в его составе ; - психологическая о бозримость поля для среднего но сителя языка. Поля включает не только семантически однородные единицы , но и единицы , привлеченные из смежных поле й. Семантическое пол е представляет собой целостную структуру иера рхически зависимых единиц [см .: 8; с . 380]. Объем , состав и структура семант ических полей “время” и “пространство” в языке и в художественной речи не равнозна чны , поскольку , как отмечалось , язык каждого человека , в том числе и Б . Пастернака , индивидуален . Следовательно , для того чтобы выявить особенности идиолекта этого автора , ц е лесообразно иметь некую точку от счета . Отправной точкой при изучении семантич еских полей “время” и “пространство” в по этическом идиолекте Б.Л . Пастернака послужили узуальные поля с названными доминантами , зафи ксированные в соответствующем общеязыковом лек с икографическом справочнике . В работе использовались данные экспериментального “Русск ого семантического словаря” [21], в котором то или иное узуальное поле представлено преде льно полно , так как материал обрабатывался (отбирался и классифицировался ) с помощ ь ю технических средств . Так , семантическое поле “время” в языке насчитывает , согласн о данным “Русского семантического словаря” , 219 единиц [РСС , 65], а поле “пространство” – 119 [РС С , 348]. За единичными исключениями состав узуальн ых полей представлен и в п оэтич еской речи Б.Л . Пастернака , так как основой любого идиолекта является литературный язык . Однако в силу того , что в идиолекте названного поэта к доминанте время тяготеют слова и выражения , вызванные субъективными ассоциациями , к аждое из окказиональных полей отличается от полей узуальных в количественном и качественном отношении . воздух более надтреснутый , чем вскрик (“Мчались звезды . В м оре мылись мысы” ); июль расплавливал стекла (“Июль” ); гром отмыкает кусты (“Гроза , моментальная навек” ); Глава I I. Семантические поля “время” и “пространство” в поэтическом идиолекте Б.Л . Пастернака II . 1. Анализ состава и структуры семантического поля “время” Семантическое пол е “время” в поэтическом языке Б . Пастернак а по объему отличается от аналогичного п оля , существующего в литературном языке . Границы этого окказионального системного объед инения относительны в силу того , что домин анта время выступает здесь как предельно общая абстракция . Ком поненты поля не поддаются точным статистическ им подсчетам . Расс матриваемое лексико-семантическое об ъединение отмечено широтой состава и в пл ане наполнения отличается от аналогичного узу ального поля , существующего в литературном яз ыке . Состав поля обширен , и составляющие е го компоненты характеризуются (при наличии ин т е гральной семы “ время ” ) множеством дифференциальных оттенков значений , так как характеризуют многообразные проявления темпоральных отношений . Пестрота и разнообра зие состава рассматриваемого поля позволяют в ыделить в нём ряд тематических групп (микр ополей ) : “дни недели” , “месяцы” , “поры г ода” , “время суток” , “единицы измерения” , харак теризующиеся относительной обозримостью. Грамматическая характеристика компонентов п оля “время” тоже многообразна . Здесь выступаю т слова разных частей речи . Среди них наиболее часто отмечены имена существительн ые ( рассвет , весна , день , минута , миг и мн.др . ), широко употребительны наречия ( утром , спозаранку , ежедневно , сегодня ). Использует Пастернак также имена числительные – порядковые и количественные ( первый , тридцать , тысяча дев ятьсот пятый ), имена прилагательные ( прошлогодняя , весенний ), субстантивированные прилагательные и прич астия ( грядущее , будущее ) и др. Состав темпорального поля характеризуется не только морфологической разнородностью , но и синтаксической . Кроме отдел ьных лексе м ( год , прошлогодний , светать и др .) и их словоформ , здесь выступают устойчивые сочетания слов ( с восхода до захода , днем и н очью , до свадьбы заживет , на днях , до з ари , с первым светом , год за годом , баб ье лето , с давних пор и др .), описательные обороты ( кон ец полугодия , близость праздничных дней , пора листопада и др .). Окказиональное поле номинаций времени у Пастернака включает разнородные по стилисти ческой принадлежности номинации . В анализируемой подсистеме выступают как общеупотребительные л ексемы ( утро , зима , расс вет , мгновенье и т.п . ), так и слова ограниченной с феры использования ( рань (разг .), чуть свет (прост .), до свадьбы зажив ет (разг ., прост .), встарь (высок .) [Ож ., 656, 701, 699, 106]). Семантическое поле – синтезирующая язы ковая кат егория . Она представляет собой систему , составляющие элементы которой находятс я в различных отношениях друг с другом и с доминантой поля . В структуре рассма триваемого окказионального поля представлены все типы семантических отношений лексических еди ниц. В о-первых , это разного рода парад игматические отношения , среди которых : а ) гипонимические : сутки (гипероним ) – ночь , утро , день , полдень , вечер (гип онимы ); месяц (гиперон им ) – январь , февраль , март (гипонимы ); пора года (гипоним ) – зим а , весна , лето , осень (гипероним ) и др .; б ) градуальные (выделяются в кругу ги понимических ): миг , минута , час , сутки , месяц , год , вечность и др .; в ) синонимические (эквивалентные ): будущее – г рядущее , заря – рассвет и др .; г ) антонимические (отношения противоположност и ): ми г – вечность , рас свет – закат , моментальный – вечный и др .; д ) отношения конверсии (обратности ) : позже – раньше , последний – первый и др. В темпоральном поле , выделяемом в ху дожественной речи Б.Пастернака , присутствуют также синтагматические (сочетаемост ные ) отношения : время сессии , промежуток времен и , продлить время , удобное время и др .; многообразные деривационные связи : утро , утренний , утренник , поутр у , наутро и др . Компоненты ра ссматриваемого поля объединяются и по ассоциа ции . Так , с доминантой “время ” ассоциа тивными отношениями связаны лексемы бежит , возраст , годовщина , жизнь , ход , ра сти , занимать , наказание , расплата , вперед , лети т , проходить и др.. Окказиональной микросистеме “время” в и диолекте Б . Пастернака присущи черты , свойстве нные названной к атегории и как атрибу ту материи в философии , и как форме от ражения мира в литературе . В первом случае это связь с пространством , движением , мат ерией , длительность , абсолютность . Во втором – б у льшая конкр етность по сравнению с категорией “пространст во” ( ве сной в Благовещенье ; сорок лет без малого ; в ноябре , часу в четвертом ; к закату ; в этот час ; в девять и др .); несоответствие художественного времени реальному ( ночь в полдень и др .); дискретность (объектами изображения являются опр еделенные отрезки времени : го д , лето , летняя ночь , преддверие зимы (зазим ки ) и др .). В поэтическом идиолекте Пастернака пред ставлены все виды литературного времени (биог рафическое : детство , старость и др .; историческое : тысяча девятьсот пятый год и др .; космическое : вечность и др .; календарное : с октября , в четверг и др .; суточное : закат , полдень , поутру и др .), причем суточное и календарное преобладают в количественном отношении . Пастернаковское время конкретно , так как служит для обозначения определенного времени года , суток и д р ., окказионал ьное время характеризуется бессобытийностью . Оно не привязано к какому-либо определенному событию , действию , потому что в стихотворениях Пастернака , как правило , нет четкого сюже та : лирика поэта философична , медитативна. Следует отметить , чт о для творче ства Пастернака , как и в целом для лит ературы XX в ., свойственна усложненная структура художественного времени . Это , во-первых , отсутствие объективности и независимости от человеческо го сознания ; во-вторых , субъективность , тесная с вязь с внутр е нним миром лирическо го героя ; наконец , нелинейное , скачкообразное д вижение времени , нарушение его традиционного хода (от прошлого к будущему ). Названные ос обенности обусловлены спецификой современного ли тературного творчества . Вместе с тем окказиональному семантическому полю свойст венны индивидуализированные характеристики , отличающи е “время” в языковой картине мира Б.Л . Пастернака от темпоральных представлений в уз усе . Прежде всего , это преобладание в сост аве пастернаковского поля слов , отражающих та кие о собенности его мировидения , как свойственное поэту экспрессивное восприятие действительности , его стремление уловить мимолетн ое , преходящее . Поэтому объекты изображения в его лирике , названные лексемами субстантивно го характера , как правило , динамичны . Та к , в составе анализируемого поля значительное место занимают субстантивные номи нации ливень , лавина , лава , обва л , извержение , огнедышащая гора , вьюга , буран , дождь , ветер , гроза , метель , вихрь , град , г ром , пучина , шторм имеют в с емантической структуре семы 'стихийно , интен сивно , динамично (проявляющийся )'. Эти лексемы з аряжают экспрессивностью другие слова в поэти ческой речи Пастернака , с которыми они свя заны разного рода синтагматическими отношениями . Так , еще более отчетливо экспрессия миро восприятия по э та отражается в обо значениях действий . Использование глаголов врывается , повалит , захлебывается , мчится , срывается , спрыгивает , метет , валится , разбива ется , проносится , расшибается , рвется и др . свидетельствует о том , что у Пастернака всё движется с пораз и тельной энергией , массивностью , неостановимостью . В свою очередь , экспрессивность действий усили вается за счет наречий , характеризующих эти действия : невтерпь , залпом , вмиг , внезапно , взахлеб , навзрыд , вдребезги , наповал . Во-вторых , художественному врем ени у Пастернака присуща контрастность , даже поляр ность понятий . Однако она воспринимается инач е , чем в узусе . Например , в поэтической речи у Пастернака четко представлена оппозиц ия “миг – вечность” , относящаяся к рассма триваемой системе : Мгновенье длитс я этот миг , / Но он и вечность бы затмил (“Тема с вариациями” ) Тексты цитируются по изданию : Пастернак Б.Л. Избранное в 2-х томах . Том 1. Сти хотворения и поэмы . – М ., 1985. – 623 с. ; И вот бессмертные на время / Мы к лику сотен причтены… (“Спекторский” ); …стоят времена , / Исчезая за краешком мгновенья … (“В ысокая болезнь” ); гроза , моментальная навек – в названии стихотворения [34; с . 109]. Как видим , э та полярность может выступать в коррелирующих лексемах ( миг – вечность ), но чаще проявляется на уровне с ем ( момент альный – на век ). В поэтической картине мира Б.Л . Пастер нака , однако , нет иерархической связи между отдельными явлениями и их метаморфическими рядами , поэтому любая ее часть и любое моментальное впечатление , будучи субъективным восприятием , предст авлено как целое [см .: 69; с . 169]. Рассмотрим в качестве примера оппоз ицию вечность – миг в строке : Мгновенье длит ся этот миг , / Но он и вечность бы з атмил (“Тема с вариациями” ). Как видно , миг тут изъят из общего потока вре мени . Он – “ этот ” , т.е . отлича ющийся от всех др угих , исключительный , единственный . Дифференциальная сема в содержании лексемы миг – 'мгновенность , очень крат кий промежуток времени ' [см .: Ож ., 355] – на первый взгляд , та же , что и в общеяз ыковом употреблении Однако в поэтическом ко нтексте Па стернака миг – это только “вариант” (видо изменение , разновидность ) вечности , то есть пор одившего его “инварианта” – единицы , заключа ющей в себе все основные признаки своих конкретных реализаций . Вечность и миг соотнесены тут друг с другом как зв енья одной и той же трансформаци онной парадигмы . Во временном отношении данны й миг даже превышает вечность ( он и вечность бы затмил ), то есть миг существует , не имея длительности . Следовательно , компоненты оппозиции миг – вечность воспринимаются как равно правные , несмотря на кажущуюся полярность значений . Таким образом реализуется пастерна ковский принцип уравнивания случайного с сущн остным Исследователи поэтики Пас тернака видят в лексеме миг – не “временной” или да же “вневременной” феномен : онтологичес ки он противопоставлен “мгновению” именно как ми нимальной “временной единице” , сведенной до а бстрактной “точки” , в которой и выявляется феномен “мига” – вечности . Этот Миг находится за пределами всякого времени , будь то мгновенье или вечность , и з а пределами всякого материального мира [см .: 70; с . 305]. . Анализ состава , структуры и организации семантического поля “время” позволяет заключить , что в поэтичес ком идиолекте Б.Л . Пастернака данная категория представлена не только значительно богаче , чем в узусе , но и совершенно не обычна в силу оригинального авторского воспри ятия мира , которое и выступает как примета неповторимого поэтического таланта автора. II . 2. Семантическое поле “пространс тво” Доминанта “простр анство” тоже является абс трактной , следов ательно , границы данного поля и в узусе , и в художественной речи будут столь же относительны , как и границы поля “время” , а определение точных количественных парамет ров поля невозможно . Однако анализ текстов Пастернака свидетельствует о то м , что состав поля “пространство” в идиолекте этого поэта шире , чем в узусе . Это с вязано , во-первых , со своеобразием словоупотреблен ия художника , а во-вторых – с тем , что в состав пастернаковского поля пространстве нных обозначений входит значительное к о личество микро - и макротопонимов . На “ географической карте” Пастернака можно обнаружит ь следующие объекты : Балашов , Р жакса , Мучкап , Романовка , Подольск , Марбург , Вен еция , Киев , Омск , Кама , Петербург , Переделкино , Грузия , Тифлис , Кавказ , Москва , Спасское , П ерсия и т.п. Семантическое поле “пространство” , как и поле темпоральных обозначений , тоже имеет сложную структуру . В пределах названного по ля можно выделить ряд тематических групп : “стороны света” , “стихии” , “территориальные единиц ы” , “города” , “страны” , “местоположение” , “еди ницы длины” , “способ передвижения” и др . В состав этих микрополей входят как узуаль ные , так и окказиональные элементы. Грамматическое наполнение поля разнообразно . Как и в поле “время” , здесь выступаю т слова разной морфологической квалификации . Микросистема “пространство” представлена , во-перв ых , многочисленными отдельными существительными ( лес , яр , парк , дом , сад и др .); во-вторых , – существительными в сочетании с предлогами ( к двери , в театре , за полем , к грядам , на север и др .); в-третьих – наречиями ( прочь , ввысь , поодаль , здесь , вдаль , влево и др .); в четвертых – глаголами ( бегать , мчаться , рваться , выйти , прислонитьс я и др .); и , наконец – пр илагательными ( безбрежный , дальний , северный , крайний и др .), в то м числе субстантивиров анными ( мастерские , Вселенная ). Разнообразие состава названного поля в поэтической речи Бориса Пастернака представл ено и в характеристике его компонентов на синтаксическом уровне . Так , в составе пол я можно выделить : 1) отдельные лекс емы ( каморка , скала , море , дом , улицы , гавань , бескрайний , городской и др .); 2) устойчивые сочетания слов ( на белом свете , Млечный путь , на св ете , за город , куда нога не ступала и др .), при этом часть их по двергается авторской интерпретации : из ночи в ночь (ср . и зо дня в ден ь ); 3) описательные (перифрастические ) обороты ( прочь к грядам , в груди твое й , под ясным небом , от края небес до оврага , за желоб и через и др .). Большая часть компонентов поля “пространство” относится к общеупотребительной лексике , однако отмечены и лек семы ограниченной сферы использования : волость , вотчина , слобода , верс та , аршин (уст .), с час (разг .) и др . [Ож ., 95; 100; 730; 75; 30; 877]. Структурная организация окказионального пол я “пространство” схожа с полем темпоральных обозначений . В ней выявлен ы такие типы парадигматических семантических отношений , как а ) гипонимические : гипероним стихия – гипонимы земля , вода , воздух , огонь ; гипероним пустыня – гипоним Сахара и др .; б ) градуальные : дом , улица , город , уезд , страна , Земля , Вселенная и др .; в ) с инонимические : везде – повсюду , небосвод – небосклон и др .; г ) антонимические : ступеньки – звезда , север – юг , земля – неб о и др .; д ) отношения конверс ии : далеко – близко , от себя – к себе и др.. В рамках иссл едуемого поля , как и в поле темпоральных обозн ачений , выделяются также синтагмати ческие отношения ( в колодец вз гляда , на высоте подсвечника , выплывает из мути , полдень мира и др .), дер ивационные ( небо , небосвод , небесный ; мир , мирозданье ; даль , далекий , дальний , да леко и др .), ассоциативные (так , с яд ром “пространство”по ассоциации св язаны лексемы простирается , дорога , карта , точка , замкнутый , путь , море и др .). Пространство в поэтическом идиолекте Б.Л . Пастернака имеет черты , свойственные категор ии “пространство” в философии . Это связь с о временем , с материей , движением , протяж енность и т.п. Как пространству в литературе в цело м , так и пастернаковскому пространству присущ и – максимальная условность , отсутствие материальности , наглядност и , достоверности , в силу чего пространство воспринимается ассоциа тивно : т ридцать верст забывшихся пространств ; твердыня Урала ; мучительно великий простор ; туда , где ливень и др .; – дискретность (фрагментарность ) – прост ранство не обозначается , подробно указываются лишь детали : Я с улицы , где тополь уди влен , / Где даль пугается , где дом упа сть боится , / Где воздух синь , как узелок с бельем / У выписавшегося из больницы. (“Я с улицы...” ). В целом простр анство , отраженное в языковой картине мира Пастернака , соответствует современной модели пр остранства в узусе : оно предста вляет с обой внутренне структурированную микросистему , гд е по отношению к человеку выделяются след ующие зоны : даль , перёд , близь , высь , верх , низ , глубь [см .: 17; с . 80]. К индивидуальным , собственно пастернаковским чертам названной микросистемы относится, как и в системе временных обозначений , полярность понятий . Пр остранство у Пастернака можно условно раздели ть на макромир и микромир , которым соответ ствует пейзаж и интерьер . Макромир представля ет собой открытое пространство (его обозначен иями выступают л е ксемы лес , сад , степь , овраг , север , небосвод , Урал и др .). Микромир – пространство , обжитое человеком , в нем значите льную роль играют предметы быта , представленн ые в речи Пастернака детально и подробно с помощью общеупотребительных слов ( часы , посуда (мис ка , самовар , б людо ), обои , гардина , стол , рояль , мебель , пар а форточных петелек , корешки старинных книг , тушь и транспортир , трюмо , тумба и др .). Однако , как правило , автор пр иписывает этим предметам чувства и эмоции , и в результате семантика лексем , назыв ающих отдельные детали интерьера , неизмер имо расширяется в смысловом объеме : Ты зовешь меня святым . / Я тебе и дик и чуден , / - А глыбастые цветы / На часах и на по суде (“Мухи мучкап ской чайной” ) – внешний предмет соединяется с “я” лирического героя. Надо отметить , что четкой границы между макро - и микромиром в поэтическом контексте у Пастернака нет : Меж блюд и мисок молнии вертелись / А следом гром откормленный скакал (“Спекторский” ); В Париже из под крыши / Венера или Марс / Глядят , какой в а фише / Объяв лен новый фарс (“В пространствах беспредельных” ). С одн ой стороны – блюда и мис ки (знак микромира ), с другой – молнии и гром (знак макромира ). В поэтическом контекст е , однако , компоненты оппозиции выступает как равноправные . Единство миров передается у п оэта и через изображ ение движения в пространстве : движение устрем лено вовне , из замкнутого помещения в беск онечность : От окна на аршин , / Пробирая шерстинки бурнуса , / Клялся льдами вершин : / Спи , родная , лавиной вернуся (“Демон” ). Здесь , как отмечает В . А льфонсов , сначала – странная зрительная перспектива , характерная для больного (вниман ие к близлежащим предметам ), а за ней – сразу бесконечное пространство [см .: 3; с . 137]. Названная черта (объединение микро - и макропространственных представлений в поэти ч еской картине мира Б.Пастернака ) выступает в идиолекте этого поэта и в сближении зе много и космического . Реализуя в своем тво рчестве возможность сливать воедино разные пр остранства , Пастернак уравнивает полюсы корелляти вной пары лексем , называющих микро- и макропространственные явления . Их смысловой кон такт способствует приравниванию будничного , малог о , повседневного к большому , вселенскому . Напри мер : И сады , и пруды , и ограды , / И кипящее белыми воплями / Мирозданье – лишь страсти раз ряды… (“Уральские ст ихи” ). Зд есь номинации конкретных объектов действительнос ти ( сады , пруды , ограды ) употреблены в ряду однородных подлежащ их с отвлеченной лексемой ми розданье . Исследователи отм ечают , что у Пастернака “вещам обихода” пр идан статус поистине космический : дист анц ия между бытом и бытием упразднена [см .: 62; с . 631]. Так , в поэтической картине мира Б.Л . Пастернака нет традиционного изображения зв езд (элементов макромира ) как чего-то недосягае мого , непостижимого . Здесь звезды являются частью мира земного , они почт и физически ощутимы : Когда еще звезды так низко росли ? (“Степь” ); Казалось , в звезды , словно за чул ок / Мякина забивается и колет (“В степи охладел закат” ); Но чь встает без сил с омета / И сор с о звезд сметает (“Ночь” ). Пространство у Пастернака характери зуется всеохватностью , открытостью : И Млечный Путь стороной ведет / На Керчь , как шлях , скотом пропылен . / …Зайти за хаты , и дух займет : / Открыт , открыт с четырех сторон . (“Ночь” ). При этом изображение открытого пространства у Пастернака тоже э кспрессивн о – это дальни й горизонт , мучительно великий простор , былое бездонное , безбрежная степь , глубь Мазурских озер , растущая даль , беспредельная ширь , н астежь открытое море , бескрайний вид и др . Здесь лексемы , выступающие ка к знаки открытого пространства , р аспростр аняются , как правило , за счет слов , содержа щих семы 'огромный , неохватный , неизмеримый ': горизонт – дальни й , простор – мучительно великий , ширь – беспредельная и т.п . Экспрессивность , как специфическая черта идиолекта художника , обусловила в анал изи руемом поле активное функционирование обозначени й экстремального пространства . Пастернаковское пр остранство сопряжено с фактором опасности . Из любленными объектами изображения у художника выступают явления , демонстрирующие силу стихий : пучина , окаченная луной (“Скала и шторм” ); и ш ум , и чад , и шторм взасос (“Тема” ); шабаш . скал (“Спекторский” ); взвившись , ветер прет наощупь (“Вари ации” ); стихия своб одной стихии (“Подражательная” ); башен шквал (“Тема” ); век безумный (“Послесловье” ); смерч на воле погиб ал (“Подражательная” ); вихрь степной свистел (“Степь” ); катились градом камни , ба лки , пот (“Спекторский” ); твердь , вмиг воспламенивш ись , хватает клубья искр (“Тема с вариациями” ); степь неслась рекой безбрежной (“Степь” ); сток , сумасшедший , как обвал (“Пей и пиши непрерывным патрулем” ); глыбы утренней зыби (“Оригинальная” ) и др. Наконец , простран ство в контексте лирики Пастернака характериз уется мобильностью . Элементы микро - и маркопро странства почти всегда в движении : мельница , вагон , бродящий запах бродя ч его вина , говор мембран , шарканье клу мб , выхлестнутый чай , опрокидываются массивы , т олпится листва , гроза бежит по галерее , то птался дождик у дверей и др.. Номинации некотор ых пространственных объектов имеют в языковой картине мира Пастернака индивидуальн ые характеристики и в силу того,что обретают статус символов . Так , пропасти , обрывы , обв алы , копи , рудники выступают как знаки ада . Горы же , по словам В.Н . Альфонсова , авт ор называет “вершиной демонического совершенства планеты” [3; с . 168]. Художник изоб р ажае т их как воплощение незыблемого , а потому – вечного , наделяет их титаническими сво йствами : седой незыблемый Кавказ (“Пока мы по Кавказу лазаем ” ); твердыня Урала (“Урал впервые” ); объятья в т ысячу охватов (о Казбеке ) “”Кавк аз” ); За исполином исполин , / Один другого злей и краше , / Спирали выход из долин (“Пока мы по Кавказу лазаем” ) и др. Проанализировав в поэтическом контексте окказиональное семантическое поле “пространство” , можно сделать выводы о том , что в и диолекте Б.Л . Пастернака оно не только пре дставлено более широко и многообразно , чем в узусе , но и отмечено ярко выр аженными индивидуализирующими чертами , которые об условлены спецификой мировосприятия художника. II . 3. Хрон отоп и его организующая роль в художественной речи Б . Пастернак а Семантические поля “время” и “пространс тво” в языковой картине мира Б.Л . Пастерна ка (как и в языке в целом ) не являю тся изолированными друг от друга . Они взаи модействуют в поэтической речи , образуя хроно топическое единство : ... По лдень с берега крутого / З акинул облака в пруды (“Ева” ). Формально взаимодействие полей “время” и “пространство” подтверждается наличием общих связующих элементов . Ими могут быть многозн ачные слова , вхождение которых в оба поля обусловлено существованием в их содержательн ой ст руктуре разных лексико-семантических вариантов . Так , полисемантичное слово месяц в значении “един ица исчисления времени , равная одной двенадца той части гора” принадлежит к полю “время ” [Ож , с . 332]: ...приехал / В нынеш нем месяце (“Художн ик” ), а в значении “диск луны” – к полю “пространство” : К месяцу , вдоль по ограде / Тянется волос ракитовый (“Плачущий сад” ). Основанием для взаимодействия исследуемых полей является и обретение их компонентами новых окказиональных значений в идиолекте поэта . Так , лексема ночь , являясь моносемантичной и называя “время суток” , может в метафорическом язы ке Пастернака выступать в пространственном зн ачении : Из ночи в ночь валандавшись / Гормя горит душа (“Город” ). Такой же лексико-семантичес кий сдвиг можно проследить и в пример ах : столкнуть в воспаленную полночь (“Тоска ” ); голос выплывает из мути (“Раскованный голос” ); попасть в луну (“Степь” ); я брошен в жизнь (“Перемена” ); тревога подула с грядущего (“ Зимняя ночь” ) и др.В таких случаях принадл ежность слова к тому или иному пол ю , как правило , определяется контекстом . Так , в зависимости от окружения слово весна , принадлежащее в узусе к однозначным единицам , может обре тать смысловые приращения и относиться к разным семантическим полям . Например , в контек сте : В московские особня ки врывается весна нахрапом (“Весна” ) – эта лексема выступает как компонент поля “яв ления природы” . А в отрывке : ... весною ранней / Со мною сходятся друзья – слов о весна имеет вр еменное значение. Следует отметить , что полисемантические компоненты исследу емых системных объединений лексики , а также компоненты с контекстуал ьно обусловленными значениями занимают в их структуре периферийное положение . Взаимодействие ко мпонентов анализируемых полей своеобразно выявля ется в поэтическом контексте Б . Пастернака . Хронотоп у этого автора необычен . Так , например , в текстах Пастернака пространство может “обгонять” время : Мой поезд только тр онулся , / Еще вокза л , Москва , / Плясали в кольцах , в конусах / По насыпи , по рвам . / А у ж гудели кобзами / Колодцы и , пылясь , / С крипели , бились об землю / Скирды и тополя . (“Вокзал” ). В стихотворении “Как усыпительна жизнь” пространство “обратно” по отношению ко времени : В озможно ль ? Этот полдень / Сейчас южней губернией , / Не сир , не бос , не голоден / Блаженствует , соперник ?... Возможно ль ? Те вот ивы - / Их гонят с рельс шлагбаумами - / Бег ут в объятья дива , / Обращены на взбалмошно сть ?... Перенесутся за ночь , / С к рыльца вдохнут эссенции… Мотив основан на реальных ощущениях езды . Герой едет от любимой . Деревья за окнами вагона “бегут назад” , они как бы проделыва ют путь , обратный тому , что уже совершен в течение суток езды ( перене сутся за ночь ) значит , завтра они будут там , “ южней губе рнией ” . Их “завтра” – то же , что для героя “вчера” [см .: 3; с . 77]. Пространство и время , как уже отмечалось , это самая важная система коорди нат , на которую накладываются все остальные характеристики языковой картины мира . Поэтому естественно , что исследуемые поля не изол ированы от других фрагментов идиолекта . Так , слова с пространственно-времен н ыми значениями в языке Пастернака взаимодействуют с полем “духовная жизнь” : Я таю сам , как тает снег / И сам , как утро , хмурю брови (“От тебя все мысли отвлеку ...” ); И так углубился он в м ысли свои , / Что поле в уныньи запахло полынью (“Чудо” ); ...люблю вс ей силою тщеты / До помрачения ума . / Как ночь , уставшую сият ь (“Попытка душу разлучить...” ). В данных примерах лексемы с локальным и темпоральным значением выступают как средство характеристики внутреннего состояния лирическог о героя. Семантическое поле “пространство” имее т компоненты , общие с полем “природа” , так как им присущи не только локальные х арактеристики , но и свойства , обусловленные пр оцессами , происходящими в природе . Так , осенний лес заволосател с наступлением бабьего лета (“В чаще” ), сад посл е дождя обрызганный , закапанный мильоном синих слез (“Ты в ветре веткой пробуешь...” ), прим олкла и взмокла безбрежная с тепь ночью (“Степь” ) и др.. Анализ контекстных словоупотреблений в художественной речи Бориса Пастернака свидетельс твует , что компоненты семантических полей “время” и “пространство” взаимодействуют как между собой , так и с другими смежными полями (“природа” , “духовная жизнь” ). В целом вся поэтическая система Б . Пастернака пронизана пространственно-временными об разами. Глава III. Функци онал ьная характеристика темпоральной и пространственной лексики в идиолекте Б . Пастернака III . 1. Особенности стилистической семантики слова в поэтическом языке Б . Пастернака Микросистемы “вре мя” и “пространство” в художественной речи Бориса Пастернака выполняют связующую и организующую роль . Специфика их состава и структуры во многом обусловливает и функ ционирование компонентов в пределах исследуемого идиолекта. Как известно , слово обладает семантическим смыслом (понятийн ым , предметным ) и стилистическ им (тем эмоционально-оценочно-э кспрессивным содержанием , которое наслаивается на лексический смысл слова и отражает отнош ение говорящего (пишущего ). Наибольший интерес представляет изучение не семантического смысла слова , характерного узусу , а смысла стили стического , свойственного лексеме в худож ественной речи. Компоненты семантических полей времени и пространства , обладающие многими признаками и характеризующиеся с разных сторон в объ ективной действительности , получают лишь частично е отражение в языковом узусе . Однако слово в художественной речи способно реали зовать ряд потенциальных сем , средством выраж ения которых и является поэтический контекст в целом. Поэзия для Пастернака – способ расш ирения семантического пространства . Сдвиги в лексическом значении слова , вызванные случай ными сближениями с другими словами , контекстн ое переосмысление , неожиданное раскрытие многозна чности являются нормой в поэтической речи этого автора . Рассмотрим наиболее типичные для Пастернака способы обогащения смысла слов а . Их м о жно разделить на семан тические и синтаксические . III. 1.1. К семантическ им способам , в первую очередь , можно отнес ти нарушение предметно-понятийной соотнесенности языковых единиц в тексте . Одним из таких нарушений является реализация в тексте я вления сис темной семантической зависимости слова. Э.С . Азнаурова видит в системной семантической зависимости слова - способы компоновки семантических элементов , способы организации семантической структуры слова как в отношении к словесному или семантическому полю си стемы , так и в отношении границ охвата данной словом в неязыковой действительности. Системная семантическая зависимость слова обусловливается лексическим значением слова и его соотносимостью с другими словами лек сической системы языка . Эта зависимость порож дается семиологическими свойствами слова с одной стороны , принадлежностью слова к г рамматическим , лексико-грамматическим и лексическим классам конкретного языка (парадигматические от ношения ). С другой стороны , она определяется на основе лексического значе н ия слова при его сочетаниях в линейном ря ду (синтагматические отношения ) [2; с . 145]. Под влиянием системной семантической зави симости слова и их значения образуют внут ренне связанную систему , единую и общую дл я всех носителей языка . При этом зависимос ть с лов друг от друга проявляется в давлении системы на семантическую структ уру слова во всех его аспектах. Вследствие существования в узусе названно й зависимости слово от лексико-семантической системы обычно восприятию смысла предшествует ожидание его законче нности . В самом этом ожидании заключается момент предугадывани я , предсказания направления , по которому пойде т завершение смыслового целого . Иначе говоря , слово связного текста объективно подчинено некоторым закономерностям предсказуемости . Субъе ктивно это воспринимается как “ожидан ие слова” . Предсказуемость , таким образом , хара ктеризует слово в момент его осуществления и реализуется в ожидании его появления в данном конкретном контексте . По мнению Э.С . Азнауровой , лингвистическая обоснованность явл ения пре д сказуемости , закономерность самого “ожидания” находит объяснение в ряде языковых факторов . Это ограничения , накладыва емые данной семиологической системой на грамм атическую , семантическую или стилистическую сочет аемость ; явление семантической и стилистичес к ой избыточности , статистическая веро ятность появления той или иной единицы в устоявшихся лексико-синтаксических моделях или в отрезке контекста , характеризующегося постоян ными стилистическими параметрами . Человеку , как правило , приходится иметь дело , во-п е рвых , с определенными схемами построения смыслового целого , которые обусловливаются о граничениями , накладываемыми на сочетаемость един иц свойствами данной семиологической структуры , во-вторых , с устоявшимися контекстно-ситуативными условиями , в которых пр и вычно у потребление той или иной стилистически окраше нной или функционально ограниченной единицы [ См .: 2; с . 140]. В качестве иллюстрации обратимся к ст ихотворению “Гефсиманский сад” . Исходя из наз вания , читатель может приблизительно определить его лексичес кий состав . Так , в назва нном стихотворении будет правомерным предположит ь кроме лексики тематической группы “растения ” (1) наличие лексики библейской тематики (2). И действительно , здесь присутствуют лексемы обеих тематических групп : 1) лужайка , маслины , с ад , ковыль и др .; 2) душа , Пророк , смертные , чудотв орство , чаша смерти , молитва , Господь , грешники , Иуда , Петр и др.. Однако , что все обычное , известное , нор мативное менее выразительно , менее эмоционально , менее эффективно . Таков , по мнению А . Ме йе “нормал ьный результат привычки” [2; с . 139]. Следовательно , чем банальнее ожидание , чем выше предсказуемость , тем ниже эффективность речевой единицы. Будучи в высшей степени автором само бытным , Б . Пастернак использует прием нарушени я ожидания . Неожиданность появ ления слова в данном контексте или неожиданность акт уализации тех или иных сем его семантичес кой структуры уже сама по себе закономерн о создает определенный стилистический эффект . Художник совершенно неожиданно характеризует при вычные явления и предметы , п редставл енные в тексте лексемами со значением вре мени или места : завитая , как улитка , зима (“Зима” ); горечь осенних небес (“ Пиры” ); десны безносых трущоб (“Дурной сон” ); жаляща я полночью площадь (“Раскованный голос” ); воспаленная полночь (“Метель” ); сады т ошнит от верст затишья ( “Три варианта” ) и др.. В стихотворении “Болезни земли” , отвечая на вопрос , откуда взялся ливень , другими вопросами ( С тучи , с поля , с Клязьмы / Или с сардонической сосны ? ), поэт окказионально обозначает четыре основных природных сти хии : с тучи = воздух , с поля = земля , с Клязьмы = вода , с сосны = огонь . (В п оследнем случае автор проводит ассоциативную параллель между пылающим огнем и деревом , испускающим испарения ) [69; с . 208]. Второй семантический способ обогащения см ыслового содер жания слова в поэтическом контексте Пастернака – это нарушение ло гико-понятийной отнесенности слов в тексте . Да нное явление можно иллюстрировать синтагмами следующего типа : широта разлуки , рай небес , обвалы пространств , обрубки дней , прибой яблони , перекла дина дали , полд ень мира , версты затишья и д р .. Проанализируем одно из них – прибой яблони . С точки зрения грамматики данная синтагма представля ет собой закономерную реализацию языковой нор мированной сочетаемости (существительное в именит ельном падеже + сущ ествительное в родитель ном падеже ), с лексической же точки зрения это словосочетание является отступлением от языковой системы , то есть существует как окказиональное . Оно выходит за рамки норм ированной лексической сочетаемости , благодаря чем у первый член с интагмы метафоризует ся , который приобретает смысл , не присущий ему как узуальной единице лексико-семантического уровня языка . При этом нарушается и л огическая связь составляющих словосочетание комп онентов . С точки зрения языка лексема прибой однозначна , им еет прямое свободное значение набегающие на берег моря волны [Ож ., 587]. Синтагма прибой яблони нарушае т нормы предметно-логической сочетаемости , и в итоге , лексема прибой обретает метафорический смысл : “звук , из даваемый листвой яблонь , напоминающий шум во лн” . Таким образом , слово прибой выступает как качест венно новая единица . С его помощью передае тся авторское отношение к предмету речи , а сама лексическая единица обретает несвойстве нную ей эмоционально-экспрессивно-оценочную наполненно сть. Следовательно, поэтичная выразительность в идиолекте Пастерна ка создается , в первую очередь , не обилием языковых средств , а неожиданным соединением самых простых , хорошо известных слов. Л.В . Щерба по этому поводу сказал : “Мы ... сочетаем слова хотя и по определенны м зак онам их сочетания , но зачастую самым неожиданным образом , причем под прави лами сочетания здесь понимаются не только правила синтаксиса , но , что гораздо важнее , правила сложения смыслов , дающие не сумм у смыслов , а новые смыслы , мало исследован ные учеными , н о известные интуитивно ” [2; с . 202]. Границы нормативной сочетаемости зависит от ряда факторов , языковых и неязыковых . В первом случае – это валентность сло ва , во втором – те реальные связи , кот орые существуют в действительности и которые находят свое отр ажение в содержании лексических единиц . Валентность , в свою о чередь определяется семантическим содержанием сл ов. III . 1.2. Важнейшим синтаксическим средством создания емкости соде ржания у Б . Пастернака является контекст. Язык не только не является чем-то постоянным , он находится в состоянии непрерывного изменения , именно вследствие меняю щихся речевых условий . Это положение касается прежде всего семантической системы языка , которая является наиболее открытой . Ее откр ытость выражается в том дополнительном п о отношению к словарному значению со держании , которое чаще всего называют контекс туальным значением [2; с . 201]. Как отмечает Л.Я . Гинзбург , “в осязаем ом , наглядном контексте лирического стихотворения , с его ограниченным объемом и отчетливыми границами , в озникают сквозные ассоциации , совершается взаимодействие слов , их взаимное заражение и окрашивание”. Пастернаковский контекст может пробуждать семантико-стилистические возможности у абсолютно нейтральных элементов . Рассмотрим фрагмент стих отворения “Мухи мучкапской чайной” : и даль табачного / Какого-то как м ысли цвета ... В сочетании с с уществительным даль эпитет табачного явл яется обозначением зеленовато-коричневого цвета [О ж .,. 786]. Однако использование контекстуального сравне ния как мысли пр оецирует это т образ на внутренне сост ояние лирического героя и характеризует его как негативное : мрачное , тоскливое , безрадостн ое . Таким образом автор реализует механизм связи между душевными процессами и явления ми внешнего мира. Обогащение пространственно-временных сем за счет контекста у Пастернака представлен о несколькими способами , среди которых можно выделить , вслед за Э.С . Азнауровой контекс туальное индуцирование (т.е . вхождение в семант ическую структуру реализуемого слова новых се м под влиянием контекста , что п р иводит к приращению смысла или к его переосмыслению ) [См .: 2; с . 248]. Пример такого переосмысления – функцио нирование в поэтическом контексте Б . Пастерна ка одного из образов календарного времени – лексемы февраль в стихотворении “Февраль . Достать черни л и плакать !” – фев раль – и месяц , и состояние вдохновения , когда “стихи слагаются навзрыд” . В поэме “Высокая болезнь” эта же лек сическая единица выступает в новом измерении . Автор характеризует второй месяц с поляр ной стороны : Февраль нищал и стал неряшлив , / Бывало крякнет , кровь о ткашляв , / И сплюнет , и пойдет тишком / Шепта ть теплушкам на ушко . В примерах названное слово в единств е своего звучания и значения выступает ка к форма для разного содержания . При этом расхождение значений весьма значительно , да же диаметрально противоположно. Специфическим син таксическим способом обогащения смысла у Паст ернака может выступать и недостаточный контек ст , который не позволяет дать однозначную интерпретацию той или иной лексической единиц е . Например , в строфе И мгла м оя , м ой друг , божусь / Уж станет как-нибудь / Беле й , чем бред , чем абажур , / Чем белый бинт на лбу (“Не трогать” ), недос таточный контекст ведет к многоплановой тракт овке лексемы мгла . Эта лексема может обозначать степень освещ ения пространства , жилища , в к отором о битает лирический герой , но может быть зна ком характеристики внутреннего состояния героя. Используя недоста точность контекста в художественных целях , ав тор имеет возможность выразить все , что “н е укладывается” в понятийно-предметном значении языко вой единицы , контекст стимулирует двоякую трактовку лексической единицы мгла . Высокочастотно в исследуемом фрагменте по этического идиолекта Б . Пастернака использование такого приема создания образных смыслов , как актуализация потенциальных сем . Особенно ши роко в контексте представлена актуализа ция потенциальной семы одушевленности : вздрагивал дом , даль пугается , тополь удивлен , устает кустарник охать , звезды р азахались , ночь терлась о локоть , ручей мн ет птичьи крики , воздух карабкался и дышал , вздыхает ковы ль , луга мутило жаром лиловатым и др .. Этот прием обусловливает функционирование многочисленных мета фор – олицетворений . Метафоры возникают и за счет актуализ ации семы конкретного значения : Это ведь значит обнять небосвод , / Руки оплесть вкруг Геракла гро мадного (“После дождя” ) – автор утверждает возможность реально объять абстрактное ; в стр офе За поворотом в глубине лесного лога , / Готово будущее мне верней з алога ... (“Чуднее вечера...” ) – поэт дает подробный адрес , где находится его будущее. Еще один кон текст : Будущего недостаточно . / Старого , нового мало . / Н адо , чтоб елкою святочной / Веч ность средь комнаты стала . (“До всего этого была зима” ). Зд есь абстрактная лексема вечность называет понятие отнюдь не отвлеченное для Пастернака : вечн ость запросто вхо дит в комнату и символом ее оказывается елка , во зникающая ежегодно в новогодние праздники : Да нное явление имеет место вследствие отсутстви я достаточных сведений о характеризуемом явле нии природы , предмете окружающей действительности , а также как результат незнания границ абстрактных вещей. Интересен у Пастернака такой синтаксическ ий способ контекстуального обогащения , как на рушение стилистической сочетаемости. Каждому словесном у знаку , наряду с наминативной ценностью – способностью называть предметы , явлен и я и их свойства , называть предметы , явлени я и их свойства , присуща также и синта гматическая ценность или валентность , которая выражается в способности слова в силу сво ей семантики вступать в лексические связи в синтагматическом ряду. В рамках определенны х функциональны х стилей , устоявшихся языковых конструкций вы рабатываются определенные правила словоупотребления , устанавливаются нормы в использовании потен циальных средств национального языка . Нарушения этих норм , функционирование слова в “чужой” стилист и ческой среде приводит к стилистическому несогласованию , к появлению такой синтагматической сочетаемости , которая в системе языка ему не свойственна [2; с . 361]. Функционирование слова в “чужой” стилис тической среде у Пастернака отмечено , наприме р , в следу ющем стихотворении : Тенистая полночь стоит у пути , / На шлях навалилась звездами . / И через дорогу за тын перейти / Нельзя , не топча мирозданья (“Степь” ). Поэт употребляет слова редкие , уходящие , тяготеющие к областным говорам . Так , рассуждая о “высоких ма териях” , поэт использует южно-р усские диалектизмы тын , шлях , причем ставит их рядом со стилистически высоким и мирозданьем , звездами . В результате возникает контраст и стилистическая окрашенн ость пространственных номинаций становится отчет ливее , обогащается выразительностью. Такое же словоупотребление можно отмети ть и в следующем отрывке : ... валандаясь / В с егодня ставших ближе эрах . (Вдохновение” ). Поэт не боится столкновения высокого и низкого , книжного и разговорного . Он убе жден , что в мире нет ничего “непоэти ческого” , недостойного стиха , поэтому в его художественном языке функционируют даже грубо просторечные слова : пентюх и головотяп октябрь , зима- замухрышка , которые перестают быть ругател ьствами , теряя свое общеупотребительное значение отрицательной характеристики . Проанализировав р яд контекстных употреблений лексем , соотносимых с темпоральными и локальными понятиями , мож но сделать следующие выводы . В поэтическом идиолекте Б.Л . Пастернака ведущей является тенденция к созданию поли семии. У Пастернак а – художника высокого мастерства – нет лишних , непроверенных слов . Каждая ош ибка , “неправильность” – хорошо обдуманный к онструктивных принцип. При этом автор активно использует ка к семантические , так и стилистические способы обогащения семантики слова , к которым относятся нарушения предметно-понятийной и логи ко-понятийной соотнесенности языковых единиц в тексте (семантические способы ); контекстуальное индуцирование , недостаточный контекст , актуализация потенциальных сем , нарушение стилистической соч етаем о сти (синтаксические способы ). III . 2. Тропы и фигуры в поэтическом контексте Б.Л . Пастернака Сам строй поэ зии информативен , но , как отмечает В.Ф . Русе цкий , надо уметь “находить эту информацию , в том числе и путем “прочтения” художест венных приемов , ис пользованных автором” [43; с . 98]. Эти приемы , как отмечалось выше , прочит ываются в поэтическом языке Пастернака в разнообразных тропах и фигурах , связанных с обозначением времени и пространства. Под тропом по нимается способ представления действительности и мышления о ней в определенном вербально-ассоциативном диапазоне [53; с . 11]. Троп в языке любого автора это в сегда образ , составляющая идиостиля , которая и меет эстетическую и концептуальную ценность . Троп у Пастернака это еще и непредсказуем ость , нетра диционность . Художественные средств а отвечают концепции автора : акт определения в области искусства (а тем более в поэзии ) нельзя редуцировать на описание лог ической связи между явлениями , предметами [70; с . 190]. Тропы , характеризующие микросистемы “врем я” и “пространство” , строятся , прежде всего , на основе разного рода ассоциаций . В их числе – зрительные ( рассв ет син й е оперенья селезня ; лохматый туман ; земля ноздрева я ; хрустальные колера , слободы чуднобелокуры ; ветка громадная с сад и др .); слуховы е ( бряц анье декабря , скрипучий сумрак ; с шипеньем впившийс я поток зари ; ливень еще шумней чернил и слез и др .); обонятельные ( за л , испариной вальс а запахший ; поле в унынье запахло полынью ; у сада пахнет ... крапивой , кровлей , тлен ьем ; терпкая синева , пропахший л ис твой и травой , ботвой и запахом укропа июльский воздух луговой ) и др.. Все пастернаковск ие тропы метафоричны по своей сути , так как метафорично само поэтическое мышление автора . Они имеют общие черты , в числе которых исследователи отмечают : - отсутствие м отивации : Этой ночью за парком знобило трясину (“Спасское” ); ...намокшая воробышком сиреневая ветвь ( “Ты в ветре веткой пробуешь...” ); ... вечер пуст , как прерванный рассказ , / Оставленный звездой без продолженья (“Весна” ) и др . Читатель не всегда в состоя нии пос тичь природу пастернаковских образов ; - апелляция к во ображению , а не знанию и логике . В конт ексте Мой стол не столь ши рок , чтоб грудью всею / Налечь на борт и локоть завести / За край тоски , за эт от перешеек / Сквозь столько верст прорытого прост и . (“Мой стол не столь широк...” ) лирическое (сотни верст разлу ки ) и реальное (поверхность стола перед гл азами ) пространство переплетаются , проникают друг другом , обмениваются деталями и качествами [См .: 3; с . 132]; - случайность ассоц иативных связей , ле жащих в основе троп а . Так , в строфе Холодный в етер , как струя муската , / Споласкивал дыханье . За спиной , / Затягиваясь ряскою раскатов , / Прудилось устье ночи водяной . (“Спекторский” ) сравнение ( как ст руя муската ), олицетворения ( ветер споласкивал , прудило сь устье ночи ), эпитет ( ночи водяной ) основаны на субъективных ассоциаци ях , обусловленных индивидуальным восприятием дейс твительности ; - возможность разны х интерпретаций : Дремала даль , рядясь неряшливо / Над ледяной окрошкой в иней , / И вскрикивала и пок ашливала / За пьяной мартовской ботвиньей. (“ Встреча” ). Кроме пейзажного образа здесь угады вается образ неряшливого человека . На это указывают детали бытового содержания , вкрапленные в общую структуру строфы : даль , окрошка , ботвинье . Слова пе йзажные и быто вые равноправны в преде лах целой строфы , что дает возможность вар иативного направления ассоциаций [См .: 3; с . 350]. Наиболее обширно и многообразно в поэтическом идиолекте П астернака представлена метафора , так как слож ная природа сознания поэта почти всегд а раскрывается иносказательно. Метафора – (о т греческого metaphora – перенос ) – троп или механизм речи , состоящий в употреблении слова , обозна чающего некоторый класс предмета , явления и др ., для характеризации или наименования объ екта , входящего в другой класс , либо наименование другого класса объектов , аналогичног о данному в каком-либо отношении [8; с . 296]. Будучи автором оригинальным , Пастернак п рактически не использует стереотипных метафор . Поэтому исследователи его поэтического языка называют пастерн аковскую метафору “живой ” , “нетривиальной” , “дерзкой” , “сумбурной” , “непред сказуемой” , “нараспашку” . Автор строит ее на основе контраста : чем дальше друг от др уга противополагаемые объекты , тем ярче , смеле е , по выражению Ю.Н . Тынянова , “метафорический сюр п риз” [53; с . 21]: дв оры тонули в скверне (“Сегодня мы исполним грусть его...” ); жуками сыплет сонный сад (“Как бронзовой жа рой золовень...” ); разгневанно цветут каштаны (“Бальзак” ); горбились задвор ки института (“Спекторский” ); Ветра порывы валятся , / Выпа в из лап октября (“Двор” ); дождь усмехнулся черемухе , всхлипнул , смоч ил /Лак экипажей , деревьев трепет (“Весенний дождь” ); Ночи сигают до брезгу / Через забор ы на мускулах (“Свистки милицион еров” ); Ночи дышат даром / Тропиками гнилостными (“ Елене” ); Осень , дот оле вопившая выпью / Прочистила горло (“Октябрь” ); Пахнет сырой резедой горизонт (“ Сестра моя – жизнь...” ) и др.. Такая метафора привлекает читателя неож иданными параллелями , тонкими аналогиями , останавл ивает внимание на образе , ведет читателя к необы чным открытиям в привычном мире вслед за поэтом. Нужно отметить , что в идиолекте Б . Пастернака преобладает глагольная антропоморфичес кая метафора – олицетворение. Олицетворение – один из типов аллег ории : стилистический прием , состоящий в том , что неодуше вленному предмету , отвлеченному понятию , живому существу , не наделенному сознанием , приписываются качества или действия , присущие человеку [45; с . 176]. Наделенный необыкновенно острым и тонки м видением , Пастернак в обычном предмете , явлении открывает нов ые нюансы , подробнос ти : Весенний грунт мечтать не смеет . / Из снег а выкатив кадык / Он берегом речным чернеет (“Л едоход” ); ... ночи играть садятся в шахматы / Со мной на лунном паркетном полу (“ Марбург” ); сад мнет ветку в окне , как кружевце , капнет и вслуши вается (“Плачущий сад” ); ... давится внятно от тягости / Отеков земля ноздревая (“Плачущий сад” ); рушится степь со ступенек к звезде (“Степь” ). Особенностью пастернаковского олицетворения является то , что он характеризует субъект , позицию которого может за нимать не только конкретная номинация , но и отвлеченн ые представления , чьи денотаты не обладают предметной определенностью ( полуноч ь , даль , туча , рассвет и т.п .), а получают ее в результате приема овещ ествеления абстракции (категориального сдвига в контекс те ). Неодушевленные существительные нередко выст упают в роли обращения . Обращение к неодуш евленному объекту в поэтической речи – в ид олицетворения . Это стремление автора вступ ить в тесный контакт с окружающим миром , установить с ним связь , ярче выразить э моциональные отношения к нему и таким способом представить место человека в ми ре вещей и явлений . На второе место пе реносятся не свойства человека , а лишь ком муникативная связь непосредственного общения : Суди , имел ли я ребенка , / Равнина , от твоих пахов ? (“Урал впервые” ), – с пространством поэт общается , как с живой личностью. Нередко олицетворение перерастает в пер сонификацию . Так , яркое дробящееся отражение в ечернего солнца в стеклах окна превращается в целую картину поступков зари : И вот заря теряет ст ыд дочерний . / Разбив ок но ударом каблука , / Она перелетает в руки черни / И на ее руках за облака (“Спекторский” ). Компоненты полей “вр емя” и “пространство” в результате у Паст ернака становятся активными , действенными персона жами : Голодный г ород вышел из берлоги , / М отнул хвостом , зевнул и раскатил / Тележный гул семи холмов отлогих (“С пекторский” ); Утро ежилось и дрыхло / Бросался ве тер копьями в окно (“Спекторский” ); Ночь полоскалась в гортанях запруд (“Импровизация” ) и др.. Художественный прием персони фикации углубляет отделенность предмета от его же состояния , но эта отделенность дополняется новыми поэтическими смыслами , которые в обыде нной жизни не дано ощутить обычному челов еку . Поэзия Пастернака дает такую возможность. Характеризуя компоненты иссле дуемых полей , автор использует и эпитеты. Эпитет (от греческого epitheton – приложенное , прибавле нное ) – стилистически значимое слово или словосочетание в синтаксической функции определе ния или обстоятельства [45; с . 404]. Примечательно , что эпитет в поэ т ической речи Б.Л . Пастернака является частным видом метафоры . Для него характерно наибо лее четкое противопоставление стилистически нейт ральному определению и , как следствие , случайн ость , непредсказуемость : ночь , гордая на асфальте собой (“Душная ночь” ); п ло щадь , шалящая полночью (“Раскованный голос ” ); бесн оватая округа (“Мет ель” ); небо в б ездне поводов (“Тоска” ); рассерженные лощины (“Август” ); коптивший рассвет (“Урал впервые” ); тротуары в бегу щих (“Город” ); пурга – заговорщица ( “Метель” ); намыкавшаяся вл асть зимы (“Зима” ); сентябрьские губы астр и азалий (“Послесловье” ); намокшая воробышком сиреневая ветвь (“Ты в ветре веткой пробуешь...” ); грозой оду ренная влага (“Разв лечения любимой” ); в осиротелой и бессонной сырой всемирной широте (“Образец” ); сумерки Чехова , Чайковского и Левитана (“Разры в” ); тщедушен ельни чек (“Старый парк” ) и др.. Особенно широко представлены цветовые э питеты : розова ночь , край неба ржав и багрян , ночь во всем голубом , сиреневая синева , октябрь серебристо-ореховый , и мбирно-красный лес , лимонная заря и др .. Эти определения неожиданны по поводу данных реалий , но незаменимы для выражения авторской мысли в поэтической речи. Идиолект поэзии Пастернака отличает и обилие метонимий. Метонимия (от греческого metonymia – переименование ) – т роп или механизм речи , состоящий в регулярном или окказийном переносе имени с одного класса объектов или единичного объекта на другой класс или отдельный предмет , ассоциируемый с данным по смежности , сопредельности , вовлеченности в одну ситуаци ю [8; с . 300 ]. Р . Якобсон назвал поэзию Пастернака “царством метонимий , очнувшихся для самостоятельн ого существования” [53; с . 324]. В стихотворении “Зима” [34; с . 37] окно пре дставлено через метонимию стаканч ики купороса : И н евыполотые заносы / За оконный ползут па рапет . / За стаканчиками купороса / Ничего не бывало и нет . Стаканы купороса ставились между рамами , чтобы стекла не запотевали . На них автор и возлага ет функцию окна – рубежа между внутренни м и внешним миром. Не менее оригинальны следующие примеры : Незаб венный сентябрь осыпается в Спасс ком (“Спасское” ); Улицы гуляют под руку в ию ле (“Пей и пиши” ); Кто тропку к двери проторил ? (“Зима” ); Мрак бросался в головы колонн (“Спекторский” ); тротуар преображался , породнясь с листвою (“Спекторский ” ). В стихотворении “Марбург” лирический герой растворяется в окружающем пространстве и через ряд метонимических трансформаций вход ит в текст стихотворения . Как известно , ст ихотворение посвящено разрыву с любимой девуш кой : он делал ей предложение , она ему о тказала . Тяжелое ч увство безысходности , овладевшее автором , испытывает и все , что его окружает : Желтел , облака пожирая , песок , / Предгрозье играло бровями к устарника , / И небо спекалось , упав на кусок / Кровоостанавливающей арники . Сравнения Пастернака также характеризуютс я первозданностью. Сравнение – стилистический прием , основ анный на образной трансформации грамматически оформленного сопоставления [45; с . 327]. У этого автора данный художественный прием входит , как правило , в состав боле е сложных , обычно метафорических образов : рассвет темен , как осень (“Сон” ); Заря , как клещ , впилась в залив... (“Весна” ); Скрещенья улиц , как суставы, / Зашевелись (“Город” ); солнце свежо , как семга (“На пароходе” ); небосвод прозрачный , как звук (“Воробьевы г оры” ); катятся , как волны , че рнеющие улицы (“Спекторский” ) и др .. В данных сравнительных конструкциях суб ъектами сравнения выступают номинации пространст ва и времени , но объекты с ними логиче ски несопоставимы , что приводит к возникновен ию развернутых метафорических образов. Кроме сра внения , построенного традиц ионным способом (со сравнительным союзом как ), Пастернак использу ет сравнение , выраженное творительным падежом : Рассвет холодною ехидной / Вползает в ямы (“Тоска” ); ... ту скнеет рассвет / Ча хоткою летнего Тиволи (“Встреча” ); Размо кшей каменной баранкой / В воде Венеция плыла (“Венеция” ); Запад карбункулом вам в волоса / Залетев и чудя полчаса / Осыпает багрянец с малины и барх атцев (“Еще более душный рассвет ” ); Солнце садится и пьяницей ... ч ерез оконницу тянется / К хлебу и рюмке к оньячной (“Сон в летнюю ночь” ) и др.. В этих случаях творительный падеж мо жно интерпретировать как грамматическую форму , передающую процесс перевоплощения (тогда субъе кт и объект будут взаимозаменяемы ). В рамках исследуемых семантических поле й можно отме тить обилие самобытных пе рифраз. Перифраза (от греческого periphrasis – описательное выражен ие , иносказание ) – стилистический прием , заклю чающийся в непрямом , описательном обозначении предметов и явлений действительности (преимуществ енно эмоционально-оцен очного , экспрессивного х арактера ). В перифразе на первом плане как ое-либо качество , сторона описываемого понятия , существенные в данном контексте , ситуации [8; с . 371]. Уклонение от акта прямого наименования и замена его перифрастическим описанием сущност и именуемого предмета является общ ей тенденцией поэтической речи Б . Пастернака является [69; с . 171]. Так , заснеженная дверь – это дыра , засыпанная крупой ; степь – запах сонных лекар ств ; вокзал – не сгораемый ящик разлук и встреч ; дни – кузнечные мехи ; раз ряды молний – сто слепящих фотографий ; сосновый бор – строй сосновых высот ; душная Ямская – Шевардина ночной редут ; древность – времен а ископаемых ; детство – ковш душевной глуби ; сп ички – коробка с красным померанцем ; снег – искринки фирна ; небо – синий ци ферблат , корка льда – мерзлый нарыв и мн . др.. В стихотворении “Зима” автор не назы вает предмет речи . Семантические признаки огн я , теплоты ( пыланье , камелек , ого нь , пыланье щеки ) наряду с пр изнаками тесноты к замкнутости ( улитка , свиток , ракушечья будка , котл ован , купол , подвал ) связаны с представлением согревания , закутывания , отопления , что в свою очередь , ассоциируется прежде всего с представлениями о времени - зимней поре . Во второй главе отмечалось разнообразие семантических отношений в структуре исс ледуемых семантических полей . В контексте лирики Пастернака эти отношения находят поэтическое воплощение . Так , отношения антонимии реализуют прием антитезы. Антитеза (от греческого antithesis – противопоставление ) – стилистическая фигура , строящаяся на пр отивопоставлении сравнимых понятий (предметов , явлений , признаков ), реализуемом на уровне словосочетания , предложения , фразы [8; с . 20]. Сырой овраг сухим дождем / Росис тых ландышей унизан (“Ландыши” ); В его устах звучало завтра , / Как на устах иных вчера (“В дохновение” ) и др.. На такого же рода отношениях основан ы у Пастернака и оксюмороны . Например , заг лавия стихотворений “Гроза , моментальная навек ” и “Единственные дн и” представляют собой сочетание несочетаемого : семантика элементов синтагмы иск лючает и х одновременное словоупотребление . Однако автор объединяет их в одном мик роконтексте . В первом случае поэт еще и усложняет оксюморон гиперболой . В названии “Единственные дни” понятие единст венный имеет значение “только о дин” [Ож ., 186] и предполагает сочет ание со словом в единственном числе . Пастернак же согласовывает прилагательное с существительным во множественном числе ( дни ), в результате чего лексема единственные становится семантическим оксюмороном . На протяжении всего стихотворения поэт не з атушевыва ет этого противоречия , а подчерк ивает его : единственных дней оказывается несч етное множество : На протяжении многих зим / Я помню дни солнцеворота . / И каждый был неповторим / И повторялся вно вь без счет а [33; с . 325]. С этой ж е целью – подчеркнуть неповтор имость повторяющихся дней – поэт употребляет сло ва неповторим и повторялся , которые относятся к одному объекту ( день ) и характеризуют с диаметра льно противоположных сторон . В результате лек сема единственные об ретает новые смысловые и эмоциональные приращ ен ия : “исключительные , выдающиеся , имеющие особую значимость”. Исследуя язык лирики Б.Л . Пастернака в рамках семантических полей времени и пр остранства , можно сделать некоторые выводы. Лексика , связанна я с пространственно-временными представлениями яв ляется материалом для создания неповторимых тропов и фигур , тем самым иллюстрируя нетрадиционное использование самых обычных язы ковых средств . Тропы Б . Пастернака необычайно многообраз ны , т.к . представляют тонкий и точный балан с многочисленных отношений , сущест вующих между предметами и явлениями . Своеобразие их заключается в том , чтобы эти отношения смещены. Выявленные в ходе анализа тропеические средства в совокупности формируют индивидуальн ую специфику художественного почерка Б . Пасте рнака . Эта специфика опред еляется соедине нием в едином образном фокусе сложных и внешне трудно сопоставимых лексико-семантических и образных тем. Заключение Исходя из мат ериалов данного исследования , можно сделать с ледующие выводы : 1. Самобытность и неповторимость поэтическо г о идиолекта Б.Л . Пастернака заключаются в богатстве его поэтического словаря , в нетрадиционном использовании привычных языковых средств и художественных приемов , в создани и оригинальных образов , основанных на субъект ивных ассоциациях. 2. Семантические пол я “время” и “пространство” характеризуются значительным количест венным составом , сложной и многогранной струк турой . Несмотря на субъективность данного исс ледования , а также на то , что в работе рассмотрены не все поэтические произведения Б.Л . Пастернака , м о жно отметить , что объем исследуемых полей в идиолекте этого мастера слова в несколько раз пр евышает объем узуальных полей с теми же доминантами . В их состав входят , кроме о бщеупотребительных компонентов , многочисленные оккази ональные единицы . Кроме того, количеств енный состав полей пополняется за счет ко мпонентов из смежных , перекрещивающихся полей . Наполнение исследуемых полей характеризуются лек сико-стилистическим и морфологическим разнообразием. 3. В названных полях представлены все виды семантических, синтагматические , ассоциат ивные и деривационные отношения. 4. Микросистемы “время” и “пространство” образуют пространственно-временное единство (хронот оп ), взаимодействуя между собой , а также с другими смежными полями. 5. Семантические поля “время” и “п ространство” имеют не только черты , св ойственные названным категориям в философии и литературе в целом , но и специфические , индивидуализирующие черты , характерные им толь ко в окказиональном воспроизведении действительн ости Пастернаком. 6. Компоненты семан тических полей в ремени и пространства являются материалом для создания неожиданных , оригинальных тропов и фигур в поэтической речи автора. 7. Семантические поля “время” и “простр анство” организуют языковую картину мира Б.Л . Пастернака , являются средством создания необъятного и сложного поэтического языка этого художника . Ему присуще удивительное мно гообразие авторских фантазий и пристрастий , к оторое реализуется в необычных способах соеди нения слов , приводящих к семантическим сдвига м , комбинировании разных речевых вариа нтов , столкновении и взаимодействии единиц ра зных стилистических пластов , умышленном отклонени и от норм литературного языка. В данной работе проанализированы только фрагменты идиостиля Бориса Пастернака – семантические поля “время” и “простра н ство” . Отдавая себе отчет в том , что ид иостиль поэта – слишком сложная вещь , и это не позволяет выставить ему одномерну ю оценку только по результатам лингвопоэтичес кого анализа его отдельных составляющих. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Аверинцев С.С . Пастернак и Мандельштам : опыт сопоставления // Пастернак Б . Стихотворения . Поэмы . Проза . Критика и комментарии . М ., 1996. – С . 631-640 2. Азнаурова Э.С. Очерки по стилистике слова . – Ташк ент , 1973. – 401 с. 3. Альфонсов В.Н. Поэзия Пастернака . – Л ., 1 990. – 367 с. 4. Баевский В.С. Пастернак . – М ., 1999. – 109 с. 5. Банников Н . Вступительная статья о Пастернаке / Пастернак Б . Стихотворения . Вып . 2. - М ., 1990. – С . 3-17 6. Бахтин М.М. Язык в художественной литературе // 7. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики . – М ., 1975. – 502 с. 8. Большой энциклопедический словарь . Языкозн ание / Под ред . Ярцевой В.Н . – 2-е изд . – М ., 1998. – 908 с. 9. Будагов Р.А . Метафора и сравнение в контексте художеств енного целого // Русская речь . 1973. № 1. С . 26-31 10. Вил ьмонт Н.М. О Борисе Пастернаке . – М ., 1989. – 222 с. 11. Виноградов В.В. О языке художественной прозы . – М ., 1959 – 654 с. 12. Виноградов В.В. Язык художественного произведения // Вопросы языкознания . - 1954. - № 5. – С . 3-26 13. Винокур Г.О. О языке худож ественной литературы . – М ., 1991. – 477 с. 14. Всемирная энциклопедия . Философия . ХХ в . [Событийность . Переоткрытие времени ]. – Мн ., 2002. – С . 716-719; 556-559 15. Гиржева Г.Н. Некоторые особенности поздней лирики Бориса Пастернака // Русский язык в школе . - 1990. - № 1. - С . 54-59 16. Дозорец Ж.А. Б.Л . Пастернак . “Когда разгуляется” (Книга ст ихов как целое ) // Русский язык в школе . - 1990. - № 1. – С . 60-66 17. Евтушенко О.В. Антропоцентрический принцип в развитии русского языка : микросистема “пространств ен ные ориентиры” // Вестник Московского университета . Серия 9. Филология . - 2002. - № 5. – С . 73-86 18. Есин А.Б. Время и пространство // Введение в литературове дение Литературное произведение : общие понятия и термины / Под ред . Л.В . Чернец . – М ., 2000. – С . 47-62 19. Иванов В.В. Еще раз о традиционной поэтической символи ке // Русский язык в школе . - 1978. - № 2. - С . 63-75 20. Иванова Н. Пересекающиеся параллели Пастернака и Ахматово й // Знамя . - 2001. - № 9. – С . 173-186 21. Караулов Ю.Н ., Молчанов В .И ., Афанасьев В.А . и др . Русский семантический словарь . – М ., 1986. – 564 с. 22. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность . – М ., 1987. – 207 с. 23. Карпов А.С. Лекции по курсу “История русской литератур ы ХХ в.” О . Мандельштам , Б . Пастернак , М . Цветаева . – М ., 1994. – с . 43-50 24. Ковалев В.П. Об изучении языковых изобразительных средств художественной литературы // Русский язык в школе . - 1975. - № 2. – С . 67-71 25. Ларин Б.А . Эстетика слова и язык писателя . – Л ., 1972. – 285 с. 26. Лотман Ю.М . Анализ поэ тическ ого текста . – Л ., 1972. – 270 с. 27. Маслова В.А. Филологический анализ художественного текста . – Мн ., 2000. – 172 с. 28. Москвин В.П. Русская метафора . параметры классификации // Фило логические науки . 2000. № 1. – С . 66-74 29. Никитин М.В. О семанти ке метафоры // Вопросы языкозна ния . 1979. № 1. С . 91-103. 30. Новейший философский словарь [Пространство и время ] / Сост . А.А . Грицанов . – Мн ., 1998. – С . 555 31. Ожегов С.И ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского язык а . 4-е изд ., дополненное . – М , 1999. – 944 с. 32. Очерки истории языка русской поэзии ХХ в . Тропы в индивидуальном стиле и поэтическом языке . – М ., 1994. – 223 с. 33. Пастернак Борис . Избранное . – М ., 1994. – 334 с. 34. Пастернак Б.Л. Избранное . В 2-х томах . Том 1. Стихотвор ения и поэмы . – М. , 1985. – 623 с. 35. Пастернак Б.Л. Охранная грамота . Шопен . – М ., 1989. – 94 с. 36. Пастернак Е.Б . Борис Пастернак . Материалы для биографи и . – М ., 1989. – 681 с. 37. Петровский В.В. О ключевых словах в художественной прозе // Русская речь . - 1977. - № 5. – с . 54-58. 38. Потолков Ю.В. Усилье воскресенья / Строка и чувство Вып . 2. – Брест , 1997. – 123 с. 39. Пустовойт П.Г. Слово и образ в художественном про изведении . – М ., 1976. – 124 с. 41. Пустовойт П.Г . Слово – стиль – образ . – М ., 1980. – 64 с. 42. Радче нко О.А. Лингвофило софские опыты В.Фон Гумбольдта и постгумбольд тианство // Вопросы языкознания . – 2001. - № 3. – С . 96-125 43. Русецкий В.Ф. Ключ к слову : Беседы о языке ху дожественной литературы . – Мн ., 2000. – 128 с. 44. Русецкий В.Ф. Стилистический раз бор текста на уроке русского языка // Русская словесность . – 2001. № 5. – С . 52-55 45. Русский язык . Энциклопедия . / Под ред . Ф.П . Филина . – М ., 1979. – С . 176, 327, 404 46. Рыньков Л.Н. Типы метафорических сочетаний в языке худо жественной литературы // Ру сский язык в школе . – 1975. - № 2. – С . 63-67 47. Скоропанова И.С. Поэзия в годы гласности . – Мн ., 1993. – 199 с. 48. Слово и образ . Сборник статей / Сост . Кожевникова В.В . – М ., 1964. – 228с. 49. Соколова Н.К. Слово в русской лирике начала ХХ В . – Воронеж , 1980. – 153 с. 50. Современный русский язык . Фонетика . Лек сикология . Словообразование . Морфология . Синтаксис . 3-е изд-е / Под ред . Новикова Л.А . – С-Пт ., 2001. – 855 с. 51. Суслова Н.В. , Усольцева Т.Н. Нов ейший литературоведческий словарь-справочник для ученика и учителя . – ООО ИД “Белы й ветер” . – 2003. – 152с. 52. Тарасов Л.Ф. О лингвистической природе метафоры // Русская речь . – 1980. - № 4. - С . 64-66. 53. Теория метафоры . – М ., 1990. – 511 с. 54. Тынянов Ю.Н. Поэтика . История литературы . Кино . – М ., 1 977. – 573 с. 55. Тынянов Ю.Н. Промежуток // Пастернак Б . Стихотворения . Поэмы . Проза . Критика и комментарии . – М ., 1996. – С . 638-640. 56. Тынянов Ю.Н. Проблема стихотворного языка . – М ., 1966. – 260 с. 57. Уэллек Р ., Уоррен О . Теория л итературы . – М ., 19 78. – 325 с. 58. Федоров А.В. Язык и стиль художественного произведения . – М.-Л ., 1963. – 132 с. 59. Философский энциклопедический словарь . [Про странство и время ] – М ., 1989. – С . 519-521 60. Франк В.С. Водяной знак // Пастернак Б . Стихотворения . По эмы . Пр оза . Критика и комментарии . – М ., 1996. – С . 631-640 61. Хализев В.Е. Теория литературы . – М ., 2000. – 398 с. 62. Цветаева М.И . Пастернак и быт . // Пастернак Б . Стихо творения . Поэмы . Проза . Критика и комментарии . М ., 1996. – С . 631-640 63. Цветаева М.И. Св етовой ливень . Поэзия вечной мужественности // Пастернак Б . Стихотворения . Поэмы . Проза . Критика и комментарии . – М ., 1996. – С . 629 – 630. 64. Чичерин А.В. Ритм образа . Стилистические проблемы . Изд . 2-е . – М ., 1980. – 335 с. 65. Шаленчук С.О. Анализ языка литературного произведе ния . – Мн ., 1971. – 190 с. 66. Шапир М.И. Язык поэтический // Введение в литературоведение . – М ., 2000. – С . 512-529 67. Шмелев Д.Н. Слово и образ . – М ., 1964. – 120 с. 68. Якобсон Р. Работы по поэтике . – М ., 1987. – 460 с. 69. Нап Аппа. Поэтическая вселенная . Анализ стихотворения Б . Пастернака “Определение поэзии” . Предварительные итоги к анализу цикла “Занятье философией” // Studia Russia Х I Х . – Budapest , 2001. – С . 169-188. 70. Szabo Csilla . Путь к со гласию “быть землей” . Анализ с тихотворени я “Болезни земли” . // Studia Russia XIX . – Budapest , 2001. – С . 230-244 СПИС ОК СОКРАЩЕНИЙ 1. Ож . – Ожегов С.И ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка . 4-е изд ., дополненное . – М , 1999. – 944 с. 2. РСС - Караулов Ю.Н ., Молчанов В.И., Афанасьев В.А . и др . Русский семантиче ский словарь . – М ., 1986. – 564 с.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Деньги, словно дети, какими бы они ни были большими, они всегда кажутся нам маленькими.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по философии "Категории “время” и “пространство” в философии и филологии", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru