Курсовая: Последствия реформ 1968 года - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Последствия реформ 1968 года

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 281 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ПЛАН 1.ВВЕДЕНИЕ 2.ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМ 1968 г В ЧЕХОСЛОВА КИИ 2.1. КРИЗИС В ЧЕХОСЛОВАКИИ 2.2. ВВОД ВОЙСК В ЧЕХОСЛОВАКИЮ 3.ВЫВОДЫ 4.СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1.ВВЕДЕНИЕ Возрастающие кризисные явления, с которыми сталкивался социалистический блок в 60-е го ды, явились результатом конфликта между потребностями перехода от индустр иального к постиндустриальному обществу и партийно-бюрократической системой. Пос ледние годы правления А. Новотного в Чехословакии явились подготовительной ст адией разрыва с неосталинизмом, когда были заложены необходимые теоретическ ие основы «социализма с человеческим лицом» и сделаны первые шаги к демонтажу старого порядка. Толчком к проведению необходимых преобразований послужил и крах треть ей пятилетки, убедивший Новотного, что нужно что-то делать с экономикой, и вынудивший его дать согласие на публикацию статей о возможных путях ее р еформирования. Обсуждение новых идей относительно того, как реформировать государств о и общество, внимание общественности к реабилитации жертв репрессий нача ла 50-х годов неизбежно выливалось в политику ошибок и неудач прошлого, в частно сти излишнего администрирования культурной жизни, практики управления из одного центра, ассоциировавшейся с режимом Новотного. Лидер КПЧ и партийный апп арат были напуганы таким общественным поворотом и пытались его затормозить. С октября 1967 по январь 1968 гг. проходил с перерывами пленум ЦК КПЧ – на нем в обстановке свободной дискуссии вп ервые был поставлен вопрос об отказе от централизованных методов правления, о разделении функций партийных и государственных органов. К власти пришел первый секретарь ЦК КП Словаки и А. Дубчек. В марте – апреле 1968 года пражское руководство объявило о своем на мерение – положить конец системе директивного социализма, соединить элементы плановой и рыночной экономики, обеспечить действительное разделение законодател ьной и исполнительной власти, а также независимость общественно-политических организаций от прямого партийного вмешательства, реабилитировать жерт в репрессий коммунистического режима и ужесточить контроль над службами безопасности, осуществить демократизацию партийной и политической жиз ни в целом – данные цели явно шли вразрез с советскими представлениями о социализ ме. Советский ввод войск в Чехословакию в августе 1968 года застало врасплох большинство советологов и наблюдателей. Александр Дубчек находился у власти девяты й месяц. Прошло только семнадцать дней после, казалось бы, успешных переговоров с чехословацким руководством в Чиерне-над-Тиссой и Братиславе, и ситуация в Чехословакии выглядела стабильной. Решение советского руководства применить военну ю силу в момент, когда в Чехословакии не происходило каких-либо драматических пе ремен, вызвало удивление у многих наблюдателей данного события. Последствия интервенции оказались весьма ощутимыми для позиций Советского Союза в мировой политике, и во многих столицах, в частности стран Западной Европы и Китая, хорошо помнили о вторжении и через десять лет. В этой работе показан кризис в Чехословакии и его разрешение – ввод войск стран Варша вского Договора в Чехословакию. Все в наше время ругают СССР и советское правит ельство, наша же задача показать, что Советский Союз был не так уж не прав, посылая войска стабилизировать обстановку в Чехословакии, данное утверждение подтвер ждается в выводах. Хотя, бесспорно, в этом вопросе много и отрицательного, и положит ельного. Цель данной работы рассмотреть вопрос кризиса в Чехословакии, его последствия и сде лать выводы. В данной работе две части: 1. Кризис в Чехословакии и 2. Ввод войск в Чехословакию. Также в конце работы приводятся выводы и список литератур ы. 2. ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМ 1968 г В ЧЕХОСЛ ОВАКИИ 2.1. КРИЗИС В ЧЕХОСЛОВАКИИ В 1968 году примерно в течение восьми месяцев Чехословакия переживала перио д глубоких революционных перемен, беспрецедентных в истории коммунистич еского движения. Мирная революция 1968 г. стала закономерным результатом десталинизации и нарастающего кризиса в развитой стране, в политической культуре которо й глубоко укоренилось преимущественно демократические традиции. Процесс демокр атизации в Чехословакии, подготовленный реформистски настроенными кругами внутр и Компартии Чехословакии, в течение ряда лет шел почти незаметно для большинства ана литиков и политических деятелей Запада и Востока, в том числе и для советских лид еров. Они неверно истолковали характер политического конфликта внутри компа ртии в конце 1967 г., который привел к смещению в январе 1968 г . Первого секретаря Президиума ЦК КПЧ Антонина Новотного и избранию вместо него А. Дубчека. Считая положение Новотного непрочным и, возможно, неверно понимая сложившуюся ситуацию, советское руководство не стало вмешиваться и заступаться за Новотного, который перед своим смещением искал советской поддержки. Как пишет Х.Гордон Скиллинг в соей книге «Прерванная революция в Чехословакии», па дение Новотного было не просто итогом борьбы за власть внутри чехословатског о руководства, а произошло по ряду причин, среди которых: экономический кр изис 1962-63 гг., пробудивший стремление к экономическим реформам, нерешенность словацского вопроса, медленный ход процесса политической реабилитации , открытое инакомыслие писателей и студентов, пробуждение реформистски настроенн ых интеллектуальных слоев в партии, начавших борьбу за свободу мысли и выра жения взглядов.[1] Поэтому нараставший кризис и недовольство привели вскоре не только к ли чному поражению Новотного, но и к поражению многих его консерватевно настроен ных сторонников, к краху их репрессивной политики. Более того, через несколь ко месяцев все это переросло в борьбу за демократизацию чехословацкого об щества. Вопреки сложившемуся мнению, А. Дубчек ко времени прихода к власти не пользовалс я репутацией ни вождя антиновотновской фракции, ни прогрессиста. В стан противников Новотного его толкнула защита словацких интересов и лишь в о вторую очередь – желание способствовать успеху экономических реформ – два т есно связанных, по его мнению, вопроса. Все в Дубчеке указывало на то, что это осторожный прагматик и реалист без четкой собственной концепции, понач алу видевший свою задачу в консолидации системы и приведении ее в большее соответствие с прошлой демократической традицией страны.[2] Новое партийно-государственное руководство Чехословакии во главе с Ал ександром Дубчеком, пришедшее к власти 3 января 1968 года, приступило к глубоким демократическим преобразованиям. Целью их было разрушить централизова нную систему управления и перейти к «демократическому социализму», «социал изму с человеческим лицом». Наряду с демократизацией власти и реальным утверж дением констиционных свобод намечался переход к рынку и многообразию форм собственности в экономике. Большинство населения Чехословакии с энтуз иазмом поддержало начатые преобразования.[3] Затяжной характер политического кризиса, упорное противодействие Ново тного и его сторонников Дубчеку, ряд скандальных происшествий 1968 г. – например, сенсационный побег в США генерала Яна Чейны, сопровождаемый слухами о неудавшейся попытке военного переворота с целью предотвратить падение Новотного, дальнейшее ослабление цензуры – все это способствовало моб илизации общественной поддержки нового руководства. Заинтересованные в реформа х лидеры Компартии Чехословакии включили свою плюралистическую концепцию соци ализма «с человеческим лицом» в «Программу действий», принятую после некоторых к олебаний в апреле 1968 г. в качестве «Великой хартии вольностей» нового руководства Дубчека. Во внутриполитической сфере она предусматривала прежде всего значительн о большую степень внутрипартийной демократии, предоставление большей автономии государственному аппарату, другим политическим партиям и парламенту, восстановление гражданских прав (свободы собраний и ассоциаций) и более решительное продолжение политической реабилитации, восстановление на циональных прав этнических меньшинств в рамках федеративного государственного ус тройства, проведение экономической реформы. Кроме того, Дубчек разрешил создание ряда новых политических клубов, а позже отменил цензуру. В области внешней по литики в программе действий руководство Дубчека заявило, что оно будет проводи ть более независимый курс, однако, отвечающий при этом интересам Варшавского Дог овора в целом и политики СССР в частности. С марта-апреля 1968 г. в политической жизни Чехословакии все шире начинает развертываться св ободное обсуждение программы реформ и путей ее реализации. Чехословацкие средс тва массовой информации мобилизовывали общественное мнение в поддержку ру ководства Дубчека и реформистских сил, которые продолжали борьбу против Новотног о, сохранявшего за собой пост президента страны до марта 1968 г. Средства массовой информации, освобожденные от запретов, высказывались все более критически не тольк о в отношении Новотного и его сторонников, их прошлой политики в области пра в человека, обвиняя бывшее руководство в ухудшении экономического полож ения, но иногда затрагивали также и вопросы внутренней политики соседних стран – союзников Чехословакии по Варшавскому Договору. Поразительная стремительность событий в Чехословакии в январе – апреле 1968 г. создала дилемму для советского руководства. Отставка ориентировавшихся на Москву сторонни ков Новотного и особенно реформистские программы руководства Дубчека и во зрождение свободы печати привели, с советской точки зрения, к опасной политической ситуации в одной из наиболее важных стран Восточной Европы. Потенциальн о эта ситуация могла затронуть соседние восточноевропейские страны, да и сам Советский союз. Чехословацкий лозунг «социализм с человеческим лицом» подразумевал, что облик советского социализма вовсе не гуманный. Руководство Дубчека не бросало вызова основам обеспечения интересов национальной безопасности СССР, оно не выступало с предложениями о ревизии внешнеполитической ориентации Чехословакии. Она сохраняла бы членство в Варшавском Договоре и Совете Экономической Взаимопомощи. Ограниченный плюрализм также не означал утрату общего контроля со стороны компартии, власть, хо тя и несколько рассредоточенная, сохранялась бы в руках реформистски настр оенного партийного руководства. Но несмотря на то, что реформы проводились посте пенно и их результаты в тот момент еще были не совсем ясны, события в Чехословаки и, с точки зрения советской стороны, создавали проблемы и были потенциально опасны. Какая-либо угроза доминирующему влиянию Советского Союза в Восточной Европе имел а все же потенциальный характер и оставалась бы таковой, а не была бы неизбежной. Долгое время советское руководство не могло определить свой курс в отношении с обытий в Чехословакии. Хотя советские руководители, несомненно, были едины в свое м негативном отношении к чехословацкому реформизму, они долгое время был и несклонны к вводу войск. Некоторые из них занялись интенсивными поисками невоенно го решения проблемы. Это стало очевидным после марта, когда советское руков одство начало применять ряд средств политического и психологического давлени я с целью убедить Дубчека и его коллег в необходимости замедлить ход Пражской вес ны. Советская сторона оказывала политический нажим на руководство Дубчека в ходе раз личных встреч и переговоров: на многосторонней встрече в Дрездене в марте, во вр емя двухсторонней встречи руководителей КПСС и КПЧ в Москве в мае и на беспрецедентных переговорах на самом высоком уровне между Политбюро Ц К КПСС и Президиумом ЦК КПЧ в Чиерне-над-Тиссой в июле. Политический нажим сопров ождался психологическим давлением: вблизи границ Чехословакии проводились вое нные маневры войск Варшавского Договора с участием СССР, ГДР и Польши. Позже использовался такой вид психологического воздействия, как присутствие войск Варшавского Договора на территории Чехословакии во время и после военн ых учений в июне и июле. Кроме того, некоторые советские руководители, по-видимому, не исключали возможност ь применения и экономических санкций как формы давления. Но если бы советс кое руководство отказалось от экспорта в Чехословакию, то это дало бы руково дству Дубчека блестящую возможность не только обратиться за экономической п омощью к Западу, но и, возможно, даже предпринять ответные меры – прекратить пост авки в Советский союз ряда таких важных товаров, как уран. Советские руководите ли, должно быть, быстро поняли, что экономическая война приведет к большим собственным потерям. Таким образом, несмотря на появившиеся в конце апре ля сообщения о сокращении поставок зерна, каких-либо реальных подтвержден ий использования экономического нажима не было. Применение силы рассматривалось в качестве последней альтернативы. Не вызывает со мнения тот факт, что вариант военного вмешательства обсуждался в советском рук оводстве в течение всего этого периода. По оценкам чехословацкой военной разведк и, приготовления к возможному вторжению начались в феврале – марте, приме рно в то время, когда появились сообщения о мобилизации специалистов по чешском у языку с отделения славянских языков Ленинградского университета; и некоторые совествие официальные лица стали намекать, что они опасаются военной акции против Чехословакии. Хотя большинство членов Политбюро медлило с приказом о вводе войск, где-то в м ае, как позднее признался Брежнев, вопрос о военном вмешательстве стал обду мываться уже в качестве реального варианта действий, однако лишь на случай самого неблагоприятного развития событий. В этой связи было решено ускорить сосредоточение войс к вокруг Чехословакии. Такая концентрация войск была направлена на достижение д вух целей: 1. на решение задач подготовки материально-технического и тылового обеспечения, т.е. была репетиция наи худшего из возможных вариантов – вторжения. 2. Оказывала дополнительное психологическое давление на реформистов, серьезно предупреждая их о необходимости крепче держать в руках ход событий. Таким образом, наращивание военной силы у границ Чехословакии началось ранней весной 1968 г. и продолжалось в течение нескольких месяцев развития кризиса. По некоторым сообщениям, к концу мая – началу июня находящиеся в ГДР и Польше советкие дивизии были снят ы с мест своего постоянного расположения и размещены на границе с Чехословакие й. В Эрцгебирге, на территории ГДР, примыкающей к северной границе ЧССР, были дислоцированы двенадцать советских танковых и мотострелковых дивизий и две дивизии ГДР.[4] Следует подчеркнуть, что вариант ввода войск рассматривался лишь в качестве сам ого крайнего шага на случай, если все другие средства воздействия – политич еское и экономическое давление, тайные операции и военные маневры – не дадут же лаемого результата. Окончательное решение о применении военной силы в Чехослов акии зависело от меняющихся представлений в среде советской правящей элиты о характере событий в Чехословакии и от оценки возможного риска, связанно го с подобной акцией, а также от развития процесса формирования конценсуса в нутри советского руководства и среди его восточноевропейских союзников. Фактически сосредоточение войск у границ Чехословакии было завершено к июню – июл ю, однако политическое решение о введении их в страну было принято лишь в августе, после долгих согласований и утрясок в высшем руководстве. Каждый из участнико в, в зависимости от занимаемой должности, внутриполитических интересов, ли чного опыта и индивидуальных пристрастий, по-разному, а иногда и неоднозначно истолковывал чехословацкую проблему. Таким образом, участники имели противоречивые точки зрения на кризис и расходились во мнениях относит ельно средств, которые должны использоваться для выхода из него. Руководители, ответственные за состояние внутриполитических дел, были особенно озаб очены возможным воздействием пражского реформизма на Советский Союз. По представлениям партийных деятелей ряда советских республик, таких, как П.Е. Шелест, член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Украины, и П. М. Машеров, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компарт ии Белоруссии, «отступнические» идеи реформизма и федерализма могли выпл еснуться из Чехословакии и подогреть националистические настроения в их собств енных республиках. Другая группа руководителей, тесно связанных с интересами возглавляемых ими ведомств, опасались, что реформизм в Чехословакии буд ет способствовать активизации советских диссидентов и сторонников рефор м. Реформизм представлял угрозу возложенным на КГБ функциям и его влиянию в Восточной Европе. Ряд руководителей, занимавшихся решением задач внешн еполитического характера, по-видимому, воспринимали чехословацкую проблему несколько иначе, считая, что ввод войск обернется слишком большими потерями. В начале июля 1968 г. чехословацкий кри зис обострился и возросло давление со стороны Советского Союза и стран Вост очной Европы в связи с усилением противоречий, вызванным появлением «Манифес та 2000 слов», который был подготовлен чешским писателем Л. Вакуликом. Обстановк а в Чехословакии была в то время относительно спокойной. Руководство Дубче ка не пыталось ни видоизменить свою внешнеполитическую ориентацию, ни созда вать плюралистическую систему западного типа. Реформаторы, однако, были полн ы решимости продолжать осуществление своей программы. Советские лидеры были встревожены проведением реформ в Чехословакии, а также поляризацией си л в чехословацкой правящей элите. Появившиеся признаки предстоящего пораж ения антиреформистской коалиции на съезде пертии, возможно, придали мощный и мпульс советским сторонникам интервенции для усиления давления на реформатор ов. Общественный резонанс, вызванный опубликованным 27 июля «Манифестом 2000 слов», а также ря д других проявлений пражского реформизма – преждевременное формирован ие социал-демократической партии и существование нескольких политически х клубов, в частности Клуба беспартийных и К-231, членами которого являлись лица, ранее осужденные к тюремному заключению по Закону о защите республики № 231, - все это представило сторонникам интервенции прекрасный повод для возобнов ления своего нажима. Вскоре после публикации манифеста временное перемирие, достигнутое в мае между Косыгиным и Дубчеком, закончилось, и начало нара стать давление со стороны Варшавского Договора. По существу, в манифесте выраж алась поддержка «прогрессивному крылу»партии и ее «Программе действий». В не м содержалось требование ускорения хода реформ и ухода в отставку партий ных руководителей – противников реформ, предлагая начать этот процесс на предстоящих районных конференциях по выбору делегатов на чрезвычайные областные партийные конференции, которые в свою очередь изберут делегатов на Чрез вычайный съезд КПЧ, намеченный на 9 сентября. В какой-то мере манифест отразил состояние поляризации сил внутри чехословацкой правя щей элиты, в частности внутри выступавшей против Новотного коалиции, где размежев ание началось после публикации «Программы действий». В манифесте была также отражена внутриполитическая атмосфера лета 1968 г . Его составители, пытавшиеся повлиять на итоги областных партийных конференций, были прежде всего озабочены медленными темпами преобразований в Чехословакии и активизацией антиреформистских сил. Первоначальная цель автора манифеста состояла в том, чтобы активизировать общественную поддержку реформаторского движени я и сломить растущее сопротивление процессу демократизации со стороны противнико в реформ, которое в то предсъездовское лето особенно заметно проявлялось на боле е низких уровнях государственной и партийной структуры. Составители опасались свержения Дубчека, которое могло быть поддержано все еще находившимися в Чехослов акии советскими войсками. Антиреформистские силы в чехословацком руководст ве воспользовались публикацией «2000 слов». Противник реформ Индра направил в партийные организации – с ведома чехословацкого руководства, но со сво ими собственными воинственными формулировками – срочные телеграммы с при зывом к борьбе против «контрреволюционных» замыслов. Однако действительные пр ичины опасений таких антиреформистов, как Индра и Колдер, по поводу «контррево люции» выявились в начале июля, во время областных партийных конференций. Если реформистски настроенная группа – Кригель, Смрковский, Шпачек, черник – в Президиум е ЦК КПЧ без труда получала мандат на переизбрание на съезде, то некоторые против ники реформ, в том числе Индра и Кольдер, на этом этапе не были избраны делегата ми на съезд: Индра должен был быть избранным от нового округа в Центральной Словакии, а Кольдеру было выражено недвусмысленное недоверие.[5] В то время как противники реформ использовали манифест в качестве удобного предлога для наступления на чехословацкие реформы, реформаторы отнеслись к нему наи более спокойно, пытаясь взять под контроль перегибы реформистского движения без применения репрессивных мер. Хотя манифест не смог оказать значительно го влияния на события в Чехословакии, он возбудил общественное мнение в пол ьзу реформаторского движения. Он также сыграл решающую роль на заключитель ных этапах размежевания чехословацкой правящей элиты на две коалиции. С одн ой стороны, он укрепил положение коалиции чехословацких реформаторов, обе спечив им народную поддержку. С другой – позволил сторонникам вооруженного вмеш ательства в Советском Союзе и странах Восточной Европы усилить свой нажим. Манифес т фигурировал в кремлевских дебатах как доказательство того, что политич еская ситуация в Чехословакии вышла из-под контроля. Советская реакция на мани фест в начале июля привела к разгару кризиса. Внутренние и внешние противники П ражской весны были озабочены прежде всего результатами предстоящего партийног о съезда. Областные конференции избрали более 50 новых членов областных партийных комитетов и 1359 делегатов на съезд, из которых около 90 процентов поддерживали реформаторов – в основном с умеренных позиций. В действительности мног ие члены антиреформистской коалиции потерпели поражение еще до того, как собрал ся сентябрьский съезд. Итоги районных и областных партийных конференций, к оторые по времени примерно совпали с публикацией манифеста, предопределили ве роятный результат съезда КПЧ: поражение значительного числа настроенных проти в реформ лидеров и придание законного характера реформаторской программе Дубче ка. В июле, как и в мае, советский нажим на Чехословакию включал в себя политические и психологические элементы. Против чехословацкого руководства была разв ернута интенсивная психологическая война, цель которой состояла в оказании по ддержки антиреформистской коалиции. Командование Варшавского Договора после з авершения военных учений задержало вывод своих войск из Чехословакии. Фактически, когда 1 июля Чехословацкое информационное агенство ЧТК объявило об окончании учений, ТАСС в этот день изъяло свое сообщение на эту тему. Под прикрытием военны х учений командование Варшавского Договора Разместило на территории Чех ословакии 16 тыс. человек личного состава и не хотело терять это небольшое, но важное тактическое преимущество. Сохраняя свои войска на чехословацкой земле, главнокомандующий Объединенными вооруж енными силами Варшавского Договора маршал Якубовский для оправдания заявлял, что в тот момент чехословацкая армия не смогла бы сдерживать обычные войска НАТО без помощи частей Варшавского Договора. Позднее сообщалось, что задержка вы вода войск вызвана развитием внутриполитической обстановки. После острого спора между Якубовским и чехословацкими лидерами советские войска начали действительно выходить. Однако через несколько дней их отвод замедлилс я.6 В то время когда советские генералы вели психологическую войну, чехословацкое руководс тво подвергалось политическому нажиму. 4 - 6 июля, когда Шелест и Брежнев высту пили с публичными заявлениями, чехословацкие лидеры получили послания от св оих союзников – Советского союза, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии, - в которых критикова лись политические события в Чехословакии и содержалось предложение о прове дении новой совместной встречи пяти членов Варшавского Договора, с целью обсу ждения чехословацкой проблемы. В этих посланиях обнаружились значительные ра схождения в позициях: например, депеша от руководства Восточной Германии была подч еркнуто враждебной, а письмо от венгерского руководства было заметно сдержанны м. В июле произошла встреча на высшем уровне пяти членов Варшавского Договора. Эта встреча з астала врасплох общественность как Востока, так и Запада. 8 июля Генеральный сек ретарь Брежнев сообщил Дубчаку во время телефонного разговора, что она соберет ся 10 или 11 июля, и предложил, чтобы Чехословакия приняла в ней участие. Несмотр я на отказ Чехословакии, Варшавская встреча была спешно и тайно открыта 14 июл я. 13 июля днем чехословацкое руководство узнало из экстраординарного письм а, переданного советским послом Червоненко, что представители пяти стран Варшавского Договора находятся на пути в Варшаву. Во время встречи совет ская сторона использовала те же приемы и методы ведения дел, которые наблюдал ись в Дрездене в марте и в Москве в мае. Они включали в себя политическое давлен ие, тайную дипломатию, психологическое наступление и поощрение антиреформ истских элементов. Советские войска вновь придвинулись к границам Чехословаки и. Хотя командование Варшавского Договора дало согласие начать вывод войск 13 ию ля, о чем было объявлено официальным представителям чехословацкого правите льства 11 июля, к 14 – 15 июля, когда проходила Варшавская встреча, вывод войск практи чески прекратился. В то время как советские и восточноевропейские руководители вели переговоры в Варшав е, руководство Чехословакии решило направить телеграмму Брежневу, в кото рой говорилось, что в «интересах международных связей, соединяющих наши коммунистические партии, не следует предпринимать никаких шагов, спосо бных оказать неблагоприятное воздействие на сложную ситуацию в Чехословаки и»7. Участники Варшавской конференции были согласны, что положение в Чехословакии явл яется серьезным и что в этой связи необходимо что-то сделать. Однако, как и прежд е, разногласия возникли по вопросу о том, что именно нужно предпринять. Дел егации опять по-разному восприняли кризис и разделились на две группы: сторонни ки вооруженного вмешательства и те, кто все еще сомневался в разумности под обного шага. Руководитель ГДР Ульбрихт решительно выступал за интервенцию. По свидетельству очевидца Вейта, Ульбрихт заявил, что подобная акция умест на, поскольку часть чехословацкого руководства превратилась в пособников империализма. На Варшавской встрече произошло изменение позиции Болга рии, нападки которой на Чехословакию стали так же сильны, как и со стороны Вос точной Германии и Польши. Гомулка доказывал, что «…ни при каких обстоятельствах не можем позволить, чтобы контрреволюция победила», однако при этом он проя влял осторожность и намеренно опустил в своей речи упоминание о каких бы то н и было выдах помощи, ожидая, возможно, чтобы другие делегации сделали свои пред ложения о том, каким образом справиться с контрреволюцией в Чехословакии.8 Как и н а Маосковской встрече, партийный лидер Венгрии Кадар выступал за невмешательство. Он высказывался в поль зу умеренного политического курса, подчеркивая, что любые решения сверх эт ого могут привести к серьезным последствиям во всем мировом коммунистичес ком движении, а также внутри Чехословакии. Ульбрихт был раздражен колебания ми своих союзников в связи с осуществлением акции против Чехословакии. Он убедит ельно продемонстрировал умение манипулировать и оказывать политический наж им на своих восточноевропейских коллег. Кадар получил от него целый выговор, в котор ом говорилось, что как только империалисты США и ФРГ возьмут Чехословакию п од свой контроль, то наступит очередь Венгрии. Генеральный секретарь Брежнев был единственным выступающим от советской делегации на Варшавской конференции. Брежнев занял жесткую позицию, не воспринимая о говорок Гадара и опасений Западноевропейских коммунистов. Он доказывал, что сущ ествуют некоторые общие принципы социалистического общества, сформулированны е классиками марксизма-ленинизма, которых должны придерживаться все социалистические страны. Брежнев доказывал, что партийное руководство не контролирует ситуацию. Самым убедительным свидетельством является «Ма нифест 2000 слов». В то же время Брежнев избегал ульбрихтовского экстремизма и про явил известную гибкость, заявив, что: Советский союз не желает навязывать сво и собственные мнения, позиции и методы какой бы то ни было социалистическо й стране. Подобное стремление противоречило бы всей истории Советского с оюза и КПСС. Советский союз всегда придерживался мнения, что каждая партия в си лу своего положения лучше других знает обстановку в своей собственной стр ане и будет применять общие принципы социалистического развития общества тв орчески, с учетом национальных особенностей. Брежнев также заявил, что «критика недостатков и ошибок доянварского периода в Чехословакии была полност ью обоснована», и явно оправдывал итоги своей дипломатической миссии в дек абре 1967 г., отметил, что Советский союз «за любую конструктивную критику».9 Но поскольку эта критика была использована в целях подрыва руководящей роли Коммунистической партии Чехословакии, долг других социалистических стран состоит в оказании по моци чехословацкому рабочему классу с тем, чтобы контрреволюция не прошла в Чехословакию. Однако он не сказал, каким образом она будет остановлена. Фактически это показывает, что решение ввести войска в Чехословакию к то му моменту еще не было принято. В итоге на встрече в Варшаве было принято лишь решени е направить чехословацкому руководству совместное письмо, что-то вроде ультиматума. Скептики, сомневающиеся в разумности интервенции, как Када р, явно вздохнули с облегчением, тогда как защитники идеи вооруженного вмешате льства, в частности Ульбрихт, были взбешены тем, что все еще не было принято окончательного решения, о чехословацких ревизионистах. Ульбрихт, вероя тно, боялся, что Советский союз согласится вести переговоры с Дубчеком, в рез ультате которых будет достигнут новый компромисс. «Варшавское письмо» чехословацкому руководству было подготовлено редакционной ко миссией, состоявшей из представителей от каждой делегации. В его основу были поло жены польский и советский проекты – они совпадали в принципе, хотя отличалис ь терминологией. Члены комиссии консультировались с другими членами дел егаций практически по каждой строке текста. Фактически данное письмо стало ито гом процесса, в ходе которого разнообразные интересы отдельных лиц постепе нно трансформировались в единый групповой интерес. Подписавшие письмо провозгласили, что у них не было и нет намерения вмешиваться в такие дела, которые являются чисто внутренними делами Чехословакии, что они не буду т мешать исправлению ошибок и недостатков, в том числе имевших место нарушений социалистической законности. В письме не содержалось никаких упоминан ий о предстоящем международном Совещании коммунистических и рабочих парти й. Из всего письма лишь несколько фрагментов имели отношение к международным дела м, но даже они отражали скорее взгляды Шелеста, Брежнева и особенно Ульбрихта. В до кументе отмечалось, что международное напряжение не ослабевает. Американский империализм не отказался от своей политики силы и открытой интервенции против народов, борющихся за свою свободу. Гонка вооружений не заторможена. В не м не упоминается об ослаблении напряженности между Советским союзом и Соед иненными штатами, как о том свидетельствовали Договор о нераспространении ядерн ого оружия и переговоры об СВТ, которым Косыгин и Громыкоза две недели до это го дали высокую оценку. В письме чехословацкому руководству предъявлялся ряд обвинений, часть который впоследствии могла бы стать обоснованием для в оенной акции. Большинство этих обвинений касалось чехословацких внутренних д ел, особенно политических событий. Из документа следовало, что Дубчек утрат ил политический контроль над положением в стране. В нем выражалось недовол ьство не только упорным стремлением социал-демократов создать собственную парт ию и образованием других политических организаций и клубов, но также и существованием ревизионистских сил внутри КПЧ, которые захватили в сво и руки печать, радио и телевидение. Поддержавшие Дубчака сторонники реформ в КП Ч и партийное руководство обвинялись в открытой поддержке таких антисовет ских призывов, как «Манифест 2000 слов», который был назван организационно-политической платформой контрреволюции. Письмо содерж ало мысль, напоминавшую один из постулатов будущей так называемой доктрины Брежн ева, об общей обязанности всех социалистических государств не допускать утрат ы уже достигнутых революционных завоеваний. В этой связи защита социалистич еских завоеваний в Чехословакии была объявлена не только долгом Чехословаки и, но и общей задачей всех стран Варшавского Договора. В письме выражалась подд ержка и была обещана всесторонняя помощь братских социалистических стран сила м Чехословакии, способным защитить социализм и нанести поражение антисоциалистическим элементам. В письме был дан перечень того, что след ует делать чехословацкому антиреформистскому блоку, чтобы удовлетворить с воих союзников: возобновить цензуру, запретить политические клубы и подавит ь так называемые правые силы внутри партии. Текст «Варшавского письма», принятого 15 июля, был опубликован в «Правде» 18 июля, в день, когда ЦК КПЧ собрался в пленум, чтобы обсудить его содержание. В это время ЦК КПСС проводил другой пленум, посвященный исключительно чехословацкой ситуации. Политбюро ЦК КПСС готовилось принимать одно из наиболее трудных решени й: вмешиваться или не вмешиваться? Этот вопрос стал центральным для послед ующих пяти недель.10 Постановление июльского Пленума единодушно одобрило деятельность делегации КПСС в В аршаве и вывод состоявшейся там встречи и необходимости решительной борьбы за д ело социализма в Чехословакии. В нем также выражалась надежда, что «Варшавск ое письмо» найдет понимание со стороны КП и народа Чехословакии. Другими сл овами, это был намек на то, что Дубчеку и его сторонникам необходимо принять ультиматум или их заставили бы это сделать, организовав государственны й переворот с помощью внутренних или внешних сил. Такие крупные решения, как начало ввода войск, вероятно, не принимаются на пленумах ЦК. П осле пленума ЦК, на котором группа сторонников интервенции попыталась созда ть консенсус в пользу твердой политики в отношении Чехословакии, Политбюр о ЦК КПСС должно было решить, какие действия предпринять. Все высшие руководители Советского союза были осведомлены о превалирующих настроениях среди р азличных групп в ЦК. Имелись также признаки, что круги, настроенные на интервенцию, усилили свое давление с целью изменить соотношение сил внутри Политбюр о между двумя коалициями. 19 июля, через два дня после Пленума ЦК, «Правда» сообщил а, что в районе чехословацко-западногерманской границы был обнаружен тай ный склад оружия американского производства. В этом же номере «Правды» было сообщ ено, что советские власти достали копию американского секретного плана, направ ленного на свержение режима в Праге,- из чего следовало, что США замешано в чехослова цком контрреволюционном движении. Подобные обвинения были отвергнуты госуд арственным секретарем США Раском. В ходе расследования, проведенного сотрудниками чехословацкой службы госбезопасности, было обнаружено, что найденное о ружие имело американское происхождение времен второй мировой войны, однако у паковано в мешки советского производства. Сообщение «Правды» от 19 июля об обнаруж ении оружия в Чехословакии и причастности США к событиям в этой стране, сфабрикованное КГБ, вскрыло новый элемент в советской политике, связанн ой с выработкой решения, а именно политико-психологические методы. Публикац ию в тот период этих и подобных материалов в советской печати можно рассматрива ть лишь как форму политического давления на чехословацкое руководство или, воз можно, как подготовку советского общественного мнения в военной оккупации Чехословакии. В Москве начали распространяться слухи о возможности в ск ором времени ввода войск в Чехословакию. Усиление советского давления дало обратный ожидавшемуся эффект. «Варшавское пи сьмо» не упрочило положение антиреформистской коалиции, как того хотели участн ики встречи в Варшаве; наоборот, оно вызвало ощущение национального единени я, которое было использовано возглавлявшейся Дубчеком реформистской коа лицией для укрепления своих позиций. Члены антиреформистской группировки боялись предпринимать политические действия. Советский нажим сыграл решающую роль в том, что Дубчек и некоторые его сторонники после нескольких месяцев нерешительности выступили как лидеры независимого государства и броси ли вызов советскому государству. После 19 июля выбор действий для Политбюро ЦК КПС С был ограничен. Оно могло либо попытаться ужиться с руководством Дубчека, вли яя на ход событий в Чехословакии с помощью политических и экономических рыча гов, либо поддержать путч прямым применением военной силы. Решение Политбюро ЦК КПСС провести двусторонние переговоры с Президиумом ЦК КПЧ на террит ории Чехословакии, в Чиерне-над-Тиссой, не имело прецедентов в советской исто рии. Скрытый смысл этого решения и последующих переговоров в Чиерне-над-Тисс ой и в Братиславе имеет ключевое значение для рассмотрения вопроса о формиро вании советского политического курса в период кризиса. Сам состав советской д елегации в Чиерне показывает, что эта встреча была не политическим блефом или дым овой завесой перед вооруженным вторжением, а являлась последней попыткой, по крайней мере со стороны отдельных советских лидеров, достичь соглашения.. В делегацию во шли секретари ЦК КПСС Пономарев и Катушев. Советская делегация, которую возг лавлял Брежнев была сформирована как из защитников идей вооруженного вмешате льства, так и из скептиков. В защиту ввода войск в Чехословакию выступали Шелест, Пельше, Подгорный, Машеров и Демичев, а среди тех, кто ставил под вопрос ее разумность, были Суслов, Косыгин и Пономарев. Какие позиции занимали ост альные советские участники переговоров в Чиерне – Шелепин, Воронов, Мазуров и Катушев, не известно. Советским лидерам было известно еще до переговоров, что угр оза Чехословакии со стороны Запада невелика. Правительства США и Западной Г ермании предприняли шаги, которые давали Советскому Союзу четкие сигналы, что он и не хотят осложнять ход внутренних событий в Чехословакии. Так, в начале июл я расположенные в ФРГ войска США получили приказ воздерживаться от излиш него наземного и воздушного патрулирования и избегать каких-либо инциденто в у границ Чехословакии. Переговоры в Чиерне в целом показали неопытность руководства Дубчека в ведении межд ународных дел. Дубчек человек искренний и честный, он представлял собой тип коммуниста-романтика, неспособного проводить политику в соответствии с наставлениями Макиавели. Дубчек понимал необходимость добиться советс кого одобрения своих реформ. Он смог стать выразителем интересов большинств а народа Чехословакии. Хотя он был искусным тактиком в вопросах внутрипартийной политики, во внешнеполитической стратегии ему недоставало проницатель ности и дипломатического мастерства. Советская делегация прибыла на встречу в Чиерне в сопровождении большой группы специалистов, с собственной радиосвязью и массой документов. Руководство Дубчека приехало с несколькими советниками и без подготов ленных материалов. Советское руководство имело специальную группу экспертов, изучавших развитие внутриполитической обстановки в Чехословакии на протяжении н ескольких месяцев, а Дубчек в конце концов согласился создать у себя небольшую гру ппу специалистов по Советскому Союзу лишь за несколько дней до конференции. Большинство советников Дубчека составляли интеллектуалы-реформаторы и эксперты в области истории, экономики и политической жизни Чехословакии, среди ни х было мало специалистов по международным отношениям. Еще было важно то, что ни кто из этих специалистов не имел опыта в области внешней политики. Ошибкой чехословацкого руководства было то, что оно не сумело выработать развер нутой внешнеполитической стратегии и провести серьезное изучение проблем вн ешней политики. Кроме того, отсутствие творческой, активной политики в отношен ии своих союзников по крайней мере отчасти объясняет, почему чехословацка я сторона была не на высоте во время переговоров со своими советскими партнерами в Чиерне и почему позиции различных руководителей, в частности Суслова, часто выз ывали у нее недоумение. Встреча в Чиерне проходила на железнодорожной станции в вагоне поезда, принадлежащего с оветскому Политбюро. Каждое утро в Чиерне появлялся специальный состав, привозивш ий членов Политбюро ЦК КПСС, которые, вероятно опасаясь спать в Чехословаки и, ежевечерне непременно возвращались этим же поездом на советскую терри торию, находившуюся неподалеку. Как и в Варшаве, данная конференция началась с длинного выступления Брежнева. В основном он отстаивал формулировки «Варшавского письма», вновь обвини в чехословацких лидеров в утрате политического контроля над событиями в ЧССР, которые поставили под угрозу политическую стабильность в соседних стр анах. Он упрекал их в попытках воздействовать на ход переговоров через национал истически настроенную общественность. Речь Брежнева была густо приправлена тенд енциозными цитатами из чехословацкой прессы. Снова разговор пошел о «Манифесте 2000 сл ов». Приводя очередное доказательство контрреволюционной опасности, Брежн ев сослался на письмо, подготовленное в Праге, от имени 99 рабочих завода «АвтоПрага» (всего на этом заводе 4500 рабочих), в котором одобрялось присутствие советс ких войск в Чехословакии. Это было единственное письмо такого рода. Отвечая Брежневу от имени чехословацкой делегации, Дубчек отстаивал программу реформис тского крыла Компартии Чехословакии и в то же время подтвердил верность ЧССР св оим обязательствам в отношении Варшавского Договора и СЭВ. Однако он отверг обвинения, содержавшиеся в «Варшавском письме». Речь Дубчека была хорош о подготовлена и выдержана в умеренном духе; тем не менее в ходе дискуссии последующих дней он понял, насколько трудно, если это вообще возможно, уб еждать советских участников переговоров силой идей и представлений о собстве нном варианте социализма. Переговоры в Чиерне продемонстрировали, что за фасадом единства были скрыты различи я интересов внутри обеих делегаций. И хотя первоначально для переговоров был отведен один-полтора дня, трудный поиск урегулирования взаимных претен зий продлился четыре дня. Деятельность обеих делегаций на этой встрече можн о сравнить с классическим переговорным процессом, в ходе которого выигры ш различных участников и четырех представленных коалиций был максимальн о сбалансирован. С чехословацкой стороны члены антиреформистской коалиц ии оценивали свою выгоду с точки зрения сохранения своих позиций с помощью Советов. Они не были заинтересованы в том, чтобы убеждать советских руководителей, что Дубчек способен удержать события в Чехословакии под своим контролем. «Правда» в опубликованном после интервенции изложения (22 авг уста) утверждала, что на переговорах в Чиерне правые оппортунисты, то есть Дуб чек и его сторонники, находились в меньшинстве и что большинство членов прово дили принципиальную линию и подчеркивали необходимость решительной борьбы против антисоциалистических сил.11 Просоветские лидеры в Чехословакии, оставаясь в составе Президиума ЦК К ПЧ, подрывали позиции реформаторов во время переговоров, а в самый день сове тской интервенции попытались создать антидубчековское правительство. Хотя советская делегация и не была столь резко разделена, тем не менее среди советских участников переговоров в Чиерне существовали некоторые разногласия. У Смрковского сложилось впечатление, что советские лидеры к этому времен и еще не решились на ввод войск. По его словам, «среди них не было полного единства ». Видя разные грани чехословацкой проблемы, каждый советский участник пы тался добиться собственной выгоды. Шелест, выражая интересы группировки стор онников интервенции, открыто выступил с самыми резкими нападками на чехословац кое руководство. Его поведение в Чиерне ясно показывало, что он не был заинтересован в достижении какого-либо здравого компромисса. Наоборот, Шелест был явно заинтересован в том, чтобы провалить переговоры, он явился иниц иатором злобных и грубых нападок на Дубчека и его сторонников. После того как Шел ест выступил со своими обвинениями, Дубчек и его сторонники в чехословацкой делегации ушли. Переговоры были полностью прерваны и некоторые чехосло вацкие руководители намеревались покинуть конференцию. 1 август переговоры были возобновлены. Договоренность об этом была достигнута в ходе личной беседы Брежнева и Дубчека. Они решили искать политический компро мисс путем переговоров между двумя группами с ограниченным составом – из че тырех участников с каждой стороны. Эти переговоры имеют важное значение для по нимания характера и сферы достигнутого позже компромисса в Чиерне. В состав сове тской стороны входили два высших советских руководителя – Суслов и Косыгин, - которые отвечали в основном за вопросы внешней политики и скептически относили сь к идее военной интервенции. Советских сторонников вооруженного вмешательств а представлял Подгорный, а всю команду возглавлял Брежнев. В состав чехосл овацкой группы вошли лишь те, кто в наибольшей степени был заинтересован в дости жении компромисса с советской стороной: Дубчек, Смрковский, Черник и президент Свобода. В ходе дискуссии Брежнев, Косыгин и особенно Суслов высказывали сь в примирительном тоне. Суслов заявил, что «чехословацкий вопрос необходи мо уладить путем соглашения, если мы не хотим, чтобы был причинен огромный в ред международному движению и его единству».12 Чехословацкая группа снова сделала заверения в верности Варшавскому Д оговору и Совету Экономической взаимопомощи и обещала обуздать деятельность раз личных политических клубов, в частности КАН и К-231, предотвратить возрождение Социал-демократической партии (в это время некоторые политические клуб ы сами приостановили свою деятельность и практически перестали существовать ) и возобновить цензуру в прессе (29 июля министр внутренних дел ЧССР Павел распространил среди редакторов «Список секретных сведений Чехословак ии»). Дубчек представил советским участникам встречи доклад о «Методах конт роля над средствами информации». Взамен советская переговорная группа пообещал а забыть о большинстве из выдвинутых в «Варшавском письме» обвинений. Советская с торона также обещала вывести войска из Чехословакии, также Брежнев пообещал предоставить запрашиваемый заем. Обе делегации обязались прекратить п олемику и договорились провести еще одну встречу на высшем уровне шести стран – ч ленов Варшавского Договора в столице Словакии Братиславе через два дня. В целом итоги переговоров в Чиерне представляли собой компромисс, хотя он был расплыв чатым и допускал двоякое толкование. Нет никаких официальных отчетов о перегов орах, обе стороны дали только устные обещания, которые не нашли отражения ни в Чие рском коммюнике, ни в Братиславской декларации. Братиславская встреча шести стран (СССР, ГДР, Польша, Венгрия, Болгария и Чехословакия) состоялась 3 августа. Эта встреча ознаменовала последнюю попытку советс ких интервенции найти политическое решение кризиса, убедить тех, кто в Восто чной Германии и Польше выступал за вооруженное вмешательство, чтобы они, хотя бы временно, отказались от своей воинственной позиции. Дубчек пытался убед ить советских участников переговоров, что его руководство сдержит данные в Чиерне обязательства. Братиславская встреча была посвящена подготовке докуме нта, который получил известность как Братиславское заявление. Вначале член ы советской делегации представили предварительный проект, затем несколь ко групп чехословацких советников сформулировали поправки и изменения к нему. Д оработка окончательного варианта декларации осуществлялась совместно в рамках редакционного комитета, в который вошли по два-три представителя от кажд ой делегации. По настоянию чехословацкой стороны в тексте нигде нет прямог о упоминания Чехословакии. В результате получился неопределенно сформул ированный документ, написанный идеологизированным языком и в некотором отношени и напоминавший «Варшавское письмо». Заявление провозглашало, что «непок олебимая верность марксизму-ленинизму, воспитание народных масс в духе идей соци ализма, пролетарского интернационализма, непримиримой борьбы против буржуазн ой идеологии, против всех антисоциалистических сил являются залогом успе хов в укреплении позиций социализма и в опоре проискам империализма», также подчеркивалось, что братские партии «твердо и решительно противопоста вляют свою высокую бдительность, нерушимую солидарность любым попыткам империали зма, а также всех других антикоммунистических сил ослабить руководящую роль рабочего класса и коммунистических партий» и социалистические страны «никогда никому не позволят вбить клин между социалистическими государствами, подорвать основы социалистического общественного строя».13 Что касается Чехословакии, то в Братиславском заявлении подчеркивалос ь, что коммунистические партии должны «идти вперед по пути социализма и комму низму…, строго и последовательно руководствуясь общими закономерностями стро ительства социалистического общества».14 Эта формулировка может быть истолкована как чехословацкое согласие строго придерживаться советской модели социализма. В то же время в заявлении подчеркивалось, что «при этом каждая братская партия, творчески решая во просы дальнейшего социалистического развития, учитывает национальные особе нности и условия».15 Данное положение можно понимать как частичное одобрение программы внутренних реформ Дубчека. Братиславское заявление было готово. Однако у некоторых участников сохранялось мрачн ое настроение. Когда Дубчек уже собрался зачитать текст заявления, Брежнев с шумом встал и заявил, что проведена большая плодотворная работа и соглашение достигнуто. Затем он огласил заявление сам. В целом Братиславское заявле ние от 3 августа не означало коренной перемены в прежней политики. Встречи в Чие рне и Братиславе означали последние попытки активных противников интервенц ии во главе с Сусловым, которые отвечали за вопросы внешней политики, избежать военн ой акции. Последние подразделения советских войск покинули Чехословакию 3 августа – в день подписания Братиславского заявления. Однако они не возвратились на мес та своей постоянной дислокации, а расположились на лагерной стоянке в пригранич ных районах. Данный факт подчеркивает неопределенный характер достигнутог о в Чиерне и Братиславе компромисса. Политбюро ЦК КПСС решило не отказываться от сосредоточения военной силы вокруг Чехословакии. Другими словами, сове тские лидеры воспринимали Чиерну и Братиславу лишь как временное урегулиров ание, при котором сохранялась возможность интервенции в случае, если чехословац кие реформаторы не выполнят соглашений. С 3 по 20 августа Чехословакия жила в обстановке величайшего риска для своей независимо сти. В это время (с 3 по 20 августа) чехословацкая антиреформистская коалиция восприн яла Братиславское соглашение как поражение своей антидубчековской полити ки. В первые дни после Братиславы члены этой коалиции, поставленные в тупик со ветским решением, активно занялись решением основных задач партийного съезда, в частности подготовкой нового устав а КПЧ. Выразитель интересов этой коалиции Индра – председатель комиссии по п одготовке нового устава партии – неожиданно выступил на пресс-конференции в защи ту одного из важных положений нового устава. Он заявил, что меньшинство имеет прав о сохранять свою точку зрения даже после того, как она была отвергнута большинством голосов. У антиреформистской коалиции была только одна на дежда – продолжать ту тактику, которую она использовала в начале июля, не поддер живать и даже саботировать усилия Дубчека по стабилизации положения в Чехосло вакии. Цель заключалась в том, чтобы убедить Политбюро ЦК КПСС, будто в Чехослов акии имеется острая угроза политической нестабильности и контрреволюции, т о есть что Президиум ЦК КПЧ разваливается, что радикалы берут верх. Антиреформисты были обеспокоены международной поддержкой и признанием, которые получили с торонники Дубчека от президента Югославии Тито и румынского лидера Чаушеску, нане сших в то время визиты в Прагу. Еще один антиреформист Швестка, главный редакто р партийной газеты «Руде право»распорядился подвергнуть цензуре сообще ния о визите Тито в Прагу. А 14 августа он уволил трех своих реформистски настрое нных заместителей и 17 и 19 августа поместил в газете сообщения о тревожном характере положения в Чехословакии, в которых подробно говорилось о най денных листовках с требованиями физической расправы над Народной милицией, оп исывались бесчинства молодежи перед зданиями партийных комитетов и угрозы в адре с 99 классово сознательных рабочих завода «Авто-Прага», письмо которых было напечатано в июле в «Правде». В большой статье Швестка подверг критике р яд аспектов политики реформ и деятельность антисоциалистических сил. Не имевшие достаточного опыта Дубчек и его сторонники неверно истолковали призна ки нарастающего давления со стороны тех, кто выступал за военную интервенц ию как внутри страны, так и за границей. Они ошибочно приняли эти сигналы за элем енты психологического давления. Чехословацкие антиреформисты оказывали да вление на советское руководство, посылая тревожные сигналы и сообщая через совет ского посла Червоненко, по каналам КГБ, через средства массовой информации и с воих сторонников в Советском Союзе об угрозе «правого» контрреволюционного переворота в Чехословакии. 2.2. ВВОД ВОЙСК В ЧЕХОСЛОВАКИЮ Наиболее важные решения в Советском Союзе принимались группой находящихся у вла сти руководителей. Новая дискуссия по чехословацкой проблеме возникла в Мо скве 15 – 17 августа. 17 августа советская пресса прекратила всякое освещение деятельности советских лидеров. 16 – 17 августа состоялось заседание Поли тбюро и Секретариата ЦК КПСС, полностью посвященное положению в Чехословакии, оно проводилось по настоянию тех, кто выступал за ввод войск, и их стороннико в на уровне ЦК. Сторонники ввода войск представили срочные донесения от Черв оненко, Ульбрихта, Гомулки, КГБ и чехословацких антиреформистов Кольдера, Индры и Биляка в качестве доказательства того, что в стране происходит контррев олюция и утверждали, что ухудшающее положение в Чехословакии угрожает политиче ской сплоченности Восточной Европы и стабильности на западе СССР и что единс твенный выбор действий – это вооруженное вмешательство. Аргументы были подкре плены сведениями о тыловом обеспечении войск и данными о том, что чехословацка я армия не окажет сопротивления, а также свидетельствами, что Соединенные Штаты не предпримут ради Чехословакии ничего существенного. Позже Брежнев признал, что Политбюро «тщательно рассмотрело все аспекты воен ного вмешательства в Чехословакии», и дал понять, что, согласно одной из высказывавшихся течек зрения, «этот шаг поставит под угрозу авторитет С оветского Союза в глазах народов мира… он раздует национальные чувства и приведет к потере советского престижа в Чехословакии». Суслов даже во время этой ди скуссии выражал некоторые сомнения в целесообразности вооруженного вмешатель ства и настаивал, что «несмотря на явный подъем контрреволюционных сил», еще «в озможно урегулировать чехословацкое дело политическими средствами». Согласно различным источникам, несколько советских руководителей – Суслов, Косыгин и Поно марев – ставили под вопрос разумность интервенции.16 Но нажим со стороны интервенционной коалиции, который усилился в ночь на 17 августа, оказался достаточным, чтобы заставить некоторых колеблющихся советских высших руководителей согласиться на вторжение. Окончательное решение о вводе войск было принято на расширенном заседании Политбюро Ц К КПСС и получило одобрение остальных глав компартий, представлявших страны – участницы вторжения на встрече в Москве 18 августа. Вторжению был придан характер интернациональной акции. Смысл военной операции сводился к своего рода хирургической операции по отстранению от власти утративших доверие со юзников и передаче власти в Чехословакии в руки более ортодоксальных и послушных лидеров. Ставка была сделана на верхушечный переворот переворот в Президиуме ЦК КПЧ, на заседании которого «здоровые силы», имевшие, по советским данным, перевес, постара ются вызвать окончательный раскол, выразить недоверие «команде» Дубчека и о фициально обратиться за помощью к государствам – участникам Варшавского пакта. Г лавы пяти компартий были полностью уверены в успехе акции, заручившись поддержко й половины Президиума ЦК КПЧ и значительной части чехословацких партийн ых функционеров на местах, которым надлежало, получив сигнал от обновленно го Президиума, с цветами встретить советские части, восстановить партийны й контроль, арестовать и интернировать кого надо, освободив союзные войск а от какого бы то ни было вмешательство во внутренние дела.17 В тот вечер, за два дня до начала ввода войск, оперативные сотрудники Советской Армии и КГБ получили прик аз подготовить окончательные детали операции. Советское командование Вар шавского Договора и командование Сухопутных войск получили приказ преобразоват ь планы действий в особой обстановке в планы действительного вторжения. Операц ия проводилась под общим командованием главнокомандующего Сухопутными в ойсками генерала Павловскогою Она координировалась с передвижением войсковых соединений других стран Варшавского Договора под командованием генерала Штеменко . Накануне вторжения, когда войска были приведены в боевую готовность, командовани е над ними были передано из рук постоянного штаба Варшавского Договора Совет скому высшему командованию. Дата была назначена на вечер вторника 20 августа, когда проводилось заседание Президиума ЦК КПЧ. Хотя вооруженного сопротивления не ожидалось, советс кому Генеральному штабу были даны указания предпринять необходимые меры предосторожности, чтобы избежать конфликта с подразделениями чехослов ацкой армии. С чисто военной точки зрения исполнение советского решения войсками Вар шавского Договора было проведено гладко и в высшей степени эффективно. Советское высшее командование проявило значительную смелость и мастерство, и при этом во йска вторжения – общее количество 500 тысяч человек – не пересекли границ Зап адной Германии и Австрии. Командовавший этими силами генерал Павловский опас ался столкновений с войсками НАТО. В соответствии с этим пять советских дивиз ий были развернуты непосредственно на юг вдоль основного шоссе Карловы Вары -– Пльзень – Будеевище и прилегающих дорог в одну линию на расстояние примерно пяти километров от территории Западной Германии и обращены в противоположн ые стороны. В течение тридцати шести часов армии стран Варшавского Договор а установили полный контроль над чехословацкой территорией без какого-л ибо сопротивления. Согласно первоначальному сценарию, никто не собирался интернировать в СССР Дубч ека и его соратников – это была последующая скороспелая импровизация. Предпола галось лишь сместить баланс сил в пользу промосковской фракции, отправив Дубчека на время в отпуск, удалив из Президиума несколько радикальных деятелей, совсем не восприимчивых к советам из Кремля, а затем руками «команды» Дубчека и в присутствии советских войск провести последовательную «нормализацию » политической жизни.18 На 20 августа было назначено начало советской операции в Праге. Во второй пол овине этого дня Президиум ЦК КПЧ собрался на свое заседание с двумя основными вопросами в повестке дня: сообщение Дубчека о ходе подготовки к съезду п артии и обсуждение точки зрения Кольдера и Индры относительно положения КПЧ в с тране. На этом съезде были арестованы и похищены Дубчек и его сторонники в През идиуме ЦК КПЧ (Смрковский, Шпачек, Кригель, Черник и Шимон). Советское руководство никогда не вело переговоров с арестованными коммунистическими лидерам и, которые были публично заклеймены как «правые оппортунисты». Но они оказались за столом переговоров с чехословацкими реформистами. Через несколько часов посл е похищения Дубчек и его сторонники сначала были привезены в штаб-квартир у Варшавского Договора в Польше, а затем доставлены в Закарпатье на Украин е, где их держали как пленников в тюрьме КГБ. К 23 августа произошла важная переме на, вызвавшая смягчение советской позиции. Наиболее важным фактором, вызва вшим эту перемену, была обстановка в самой Чехословакии. Не удалось ни добиться официального приглашения от Президиума ЦК КПЧ, ни создать марионеточно е правительство, ни предотвратить партийный съезд, решительно осудивший вторжение, ни привлечь на свою сторону президента Свободу, призванного с воим авторитетом «освятить» смену руководства, ни справиться с пассивным сопротивлением населения. Представитель Политбюро ЦК КПСС К. Мазуров, скрывавшийся в посольстве под именем «генерала Трофимова», слал в Москв у панические телеграммы из Праги: «Теперь на улицах крик: где Дубчек, Смрко вский и Черник? Правые активизируются, а левые пассивны… предлагаем еще раз переговорить с Дубчеком и Черником. Вечером может быть поздно и в Праге д ойдет до настоящих сражений.» В конце концов советским вождям пришлось вести переговоры с деятелями КПЧ, которые по их приказу были арестованы.19 Вечер ом 22 августа Брежнев признал, что предшествовавшие вводу войск разведдонесения были неверными. Толь ко через три дня, 23 августа, их привезли в Москву для переговоров с советскими лиде рами. Советскую сторону представляли Брежнев, Суслов, Косыгин и Подгорный, а чехословацкую – Дубчек, Смрковский, Черник и Свобода. Итогом переговоро в стал Московский протокол – соглашение, достигнутое не только в ходе трудных поисков компромиссов между лидерами и с учетом переговоров и уступок внутри каж дой делегации, готовившей свой проект протокола, но также и путем консультац ий с лидерами четырех восточноевропейских стран, участвовавших на встречах на высшем уровне на предшествовавших этапах кризиса в Дрездене, Москве, Варшаве и Братиславе, - Ульбрихтом, Гомулкой, Кадаром и Живковым. В состав советской делегации были включены министр обороны Гречко и министр иностранных д ел Громыко. В Московском протоколе не содержалось какого-либо упоминания о правоопуртонистической группе Дубчека и ее политике и об угрозе контрреволюции в Чехословакии. Протокол не давал одобрения вооруженно му вторжению. Чехословацким реформистам удалось включить в него пункт в по льзу продолжения политики Дубчека. Советское руководство разрешило чехосло вацким реформистам остаться у власти. Политической ущерб от предпринятой акции наряду с прямыми неблагоприятными последс твиями в области внешней политики предоставил возможность убедить большинство членов Политбюро в выгоде компромисса с Дубчеком и его сторонниками. Московски й протокол ознаменовал начало конца чехословацкого эксперимента в облас ти реформ. Дубчек и многие из его сторонников остались у власти, хотя некоторых из н их вынудили уйти в отставку – Кригеля, Цисаржа, Шика и Павела. Советское руководство согласилось с требования реформистов о смещении со своих п остов таких антиреформистов, как Колдер, Швестка, Риго и Капек. Несмотря на вооруженное вмешательство, многие черты реформистской программы остал ись в силе. Московский компромисс, достигнутый в неблагоприятных условиях, ко гда Чехословакия была уже оккупирована, претворялся в жизнь медленно и стал политическим диктатом только после апреля 1969 года, когда Дубчека и его сторонников заставили уйти в отставку. В последующий период между 1969 и 1971 годами все остатки чехословацкого реформизма были ликвидированы. Журналисты-очевидцы «пражской весны» 1968 г. рассказали о т ом, с какими трудностями была сопряжена их работа в Чехословакии. События в братской стране нарастали с каждым д нем, и журналисты испытывали понятную и жгучую потребность рассказать о них с оветским людям, однако ничего в печать не шло.20 Считалось, что ввод войск в Чехословакию обошлось без человеческих жертв, поскольк у при вводе войск боевых действий не велось. Однако выясняется, что это не так. В ходе передислокации и размещения советских войск в Чехословакии (с 21 авг уста по 20 октября 1968) в результате «недружественных» действий отдельных гражд ан ЧССР погибли 11 и были травмированы 87 советских военнослужащих. Кроме того , погибли в катастрофах, авариях, при неосторожном обращении с оружием и б оевой техникой, в результате других происшествий и умерли от болезней 85 челове к. С 21 августа по 17 декабря 1968 года погибли 94 и получили тяжелые ранения 345 граждан Чехословакии. Долгие годы эти данные были засекречены как в СССР , так и ЧССР.21 3. ВЫВОДЫ Кризисы типа Чехословацкого были иммаменты социалистической системе и возникали с периодичностью, отражая цикличность ее развития. Но советских лидеров т акого рода системные кризисы заставали врасплох и рассматривались через при зму «холодной войны» - как результат активизации местных «контрреволюционных сил» ил и происков «международного империализма». Располагая богатым опытом ком промиссов с представителями враждебной системы, Кремль не имел такого для улажива ния разногласий с союзниками по блоку, что и предопределяло задействование силового механизма. Чехословацкие реформы не означали разрыва с существующей системой и менее всего сам Ду бчек ожидал, что их реализация способна поставить под угрозу расположение Мо сквы или что им умышленно придадут или позволят придать антисоветскую направле нность. Напротив, он основывал свои реформы на допущении, что КПЧ, действуя как независимый субъект, спасает коммунизм советского образца. Акция агрессии против суверенного государства вызвала осуждение большей части госуда рств и общественных сил, включая международное коммунистическое движение. Ее осудили все крупнейшие компартии, прежде всего итальянская и французская, а такж е албанская и китайская. Август 1968 года создал панику в Югославии и Румынии, испытывавших опасения, что насильственное утверждение единственно вер ной формы социализма грозит распространиться и на их территорию. События август 1968 года непосредственным образом отразилось на результатах выборов в за падном мире: ряд левых и коммунистических партий потерпели поражение, а в США пр езидентом был избран республиканец Р. Никсон, использовавший в отношении СССР боле е жестокую риторику, чем его соперник-демократ. В докладных записках КГБ констатируется: укрепление политического единства Североатлантическ ого союза; замирание тенденции к сокращению национальных вооружений; стремление малых стран НАТО найти в лице США силу, способную противостоять мощи Варшавско го Договора; улучшение взаимоотношений с Францией, Грецией, Турцией, Югославией. Прои зошло повсеместное падение авторитета СССР и укрепление фронта его противни ков. Это все несопоставимо с достигнутым – приведением к общему знаменателю и без т ого лояльного стратегически важного партнера. Подавление «пражской весны» не решило назревших проблем. Опыт реализации при Горбачеве «демократической» модели социализма в СССР з аставляет предположить, что пессимистический сценарий развития событий, предуга данный Москвой, был более очевиден, нежели оптиместический, эволюционный, на ко торый возлагали надежды реформаторы из окружения Дубчека. Советские вожди руководствовались, скорее всего, не изменявшим им «классовым чутьем» и политической дальновидностью, однако начисто утраченными впавшими в з аблуждение политиками «пражской весны». Ситуация, зафиксированная в августе 1968 года , не давала особых поводов для беспокойства за стабильность системы, но сама логика и направление развития предопределяли грядущие конфликты. Поначалу реформированная КПЧ могла бы рассчитыват ь на успех на первых свободных выборах в честном состязании с другими кандидатами, но потом начали бы сказываться тяготы перехода к смешанной, рыночно-планов ой, экономике; зарождающиеся политические организации в форме всевозможны х клубов стали бы перерастать в классические партии не только социалистической ориентации; все громче бы звучали голоса критиков настоящего режима и социалистиче ского выбора вообще; в самой КПЧ наметился бы раскол. Неизбежным стал бы конфли кт с союзниками по Варшавскому Договору, и Дубчек опять бы оказался перед выб ором: либо, задавив опозицию, вернуться к строительству социализма в советском вар ианте, либо прорываться к подлинному плюрализму, рынку, идя при этом на полный р азрыв с Москвой. 4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Валента И. Советское вторжение в Чехословакию., М., 1991 2. История новейшего времени стран Европы и Америки., М., 2001 3. Менцл В. и др. Восемь месяцев «Пражской весны», М.,1992 4. Советская внешняя политика в годы «холодной войны», М., 1995 5. Шелудько В. Леонид Брежнев в воспоминаниях, размышлениях, суждениях, Ростов-на-Дону, 1998
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
На пачках сигарет надо писать не "Курение убивает", а "Счастливые люди не курят". Вот это я понимаю, вот это мотивация, вот это повод задуматься.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru