Диплом: Допрос подозреваемого (обвиняемого) : проблемы теории и практики - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Допрос подозреваемого (обвиняемого) : проблемы теории и практики

Банк рефератов / Криминалистика и криминология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 1159 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы

С О Д Е Р Ж А Н И Е : ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………… 3 ГЛАВА I . Теоретические основы тактики допроса подозреваемого (обвиняемого )………………………………… …………………………… ..7 § 1.1 Понятие , сущность допроса , как следственного действия. § 1.2. Основания производства допроса подозреваемого (обвиняемого ). ГЛАВА II . Тактика допроса подозреваемого (обвиняемого )……………………………………………………………… 27 § 2.1. Понятие , сущность , зад ачи подготовки допроса. § 2.2. Тактические приемы допроса подозреваемого (обвиняемого ). ГЛАВА III . Понятие ложных показаний и методы их преодоления……………………………………………………………… ..45 § 3.1. Сущность и формирование ложных показаний § 3.2. Классификация , признаки и особенности ложных показаний § 3.3. Методы преодоления лжи и получения достоверной информации. ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………… 97 Список , использованной литературы………………………………… .99 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы : Процессуальный закон не дает преимущ ества ни одному из видов доказательств , перечисленных в УПК РСФСР . Однако для всех очевидно , что показания подозреваемого (обвиняемого ) занимают центральное место в криминалистической системе доказательств . Проблема эффективности предварительного расследо вания вообще – это , прежде всего проблема эффективности следственных действий как процессуального способа собирания , проверки , оценки и использования доказательств . Среди них допрос является не только эффективным и самым распространенным , но и во всех слу ч аях предварительного расследования необходимым следственным действием . Не всегда по уголовным делам назначаются и производятся судебные экспертизы . Успешно осуществить расследование можно и без предварительного предъявления людей и вещей для опознания , пр о изводства следственных экспериментов и других процессуальных действий , предусмотренных УПК в качестве средств собирания доказательств . А вот без допросов ни одно уголовное дело обойтись не может . И тем более затруднительно расследовать уголовное дело без д опроса подозреваемого (обвиняемого ), более того , случаи таких расследований крайне редки – это могут быть только «ретроспективные» расследования в условиях , когда преступника нет в живых в силу давности событий или иных обстоятельств . Понятно , что такие с л учаи достаточно редки . Поэтому допрос подозреваемого (обвиняемого ) является ключевым , центральным следственным действием и в условиях сложной , и даже конфликтной следственной ситуации. Основная цель , которую преследует следователь при проведении данного сл едственного действия – это получение достоверных сведений от непосредственного участника события преступления по поводу расследуемых обстоятельств . Содержащиеся в показаниях ложные сведения не только дезорганизуют работу правоохранительных органов , но и , с оздавая угрозу осуждения невиновных лиц , нарушают принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление , препятствуют осуществлению правосудия , приводя , таким образом , к серьезным нарушениям законности. Дача ложных показаний подозреваемым (обвиняемы м ) определяет конфликтный характер психологии допроса . Это сложная ситуация , выход из которой для многих следователей представляет проблему . Потому знание тактических и психологических приемов разрешения конфликтной ситуации , умение выявить и преодолеть л о жь в показаниях обвиняемых и подозреваемых является необходимыми навыками для студентов - будущих практических работников следствия. Без четкого уяснения процессуальных особенностей производства допроса , без знания общих положений криминалистической тактик и , в том числе - понимания сущности ложных показаний , признаков обмана , а также умения распознавать такие признаки невозможно и применение приемов воздействия на указанных лиц в случаях дачи ими ложных показаний для достижения главной цели – получения пра в дивых показаний по делу 1 Образцов В.А . Выявление и разоблачение преступника . М .: Юристъ , 1997 г . с .51. . Объектом данного исследования являются общественные отношения в сфере реализации уголовно – процессуальных норм , регламентируемых порядок основани я и условия проведения допроса подозреваемого (обвиняемого ). Методология и методы : Методологической основой данного исследования является материалистическая теория познания явления , основанная на следующих методах : · Метод общего и частичного ; · Мет од необходимого и случайного ; · Соотношение части и целого . В работе были использованы методы : Системный , структурно – логический , компаративный (метод сравнения ) , исторический . Основной целью данного исследования является изучение особенностей допроса подозреваемого ( обвиняемого ) , а также рассмотрение проблем применения данного института в теории и практике . Для достижения необходимой цели были сформулированы следующие задачи : · процессуальное регулирование допроса подозреваемого (обвиняем ого ); · общие положения тактики допроса ; · сущность и формирование ложных показаний , и их виды ; вербальные и невербальные признаки лжи , поскольку без их знания затруднительно выбрать тот или иной тактический прием преодоления лжи в показаниях допрашива емого и продолжать расследование преступления. Как известно , большинство тактических приемов , предлагаемых для использования криминалистической наукой , базируются на научных данных психологии . Поэтому изучение тактики допроса подозреваемого (обвиняемого ) о сновано на единстве рассмотрения данной проблемы с точки зрения криминалистики и психологии. Точное следование требованиям процессуального закона , грамотное построение тактики допроса , преодоление установки допрашиваемого на ложь , используя допустимые прие мы воздействия на допрашиваемого , с учетом его процессуального статуса – представляет собой проблему , которая подлежит тщательному изучению и разрешению , в том числе в настоящей дипломной работе. Теоретическую основу данного исследования составили труды от ечественных юристов – специалистов в области уголовного права и психологии : Андреева Г.М ., Бахин В.П . , Белкин Р.С ., Васильев А.Н ., Доспулов Д.И. ГЛАВА I . Теоретические основы допроса подозреваемого (обвиняемого ) § 1.1. Понятие , сущность допроса , как следственного действия. Допрос - это следственное действие , сущность которого состоит в получении следователем непосредственно от допрашиваемого в установленной уголовно-процессуальным законом форме показаний об известных ему обстояте льствах и иных данных , имеющих значение для расследуемого дела. Предметом допроса могут быть различные обстоятельства , подлежащие доказыванию , а также иные данные , имеющие прямое или косвенное отношение к расследуемому уголовному делу и способствующие уста новлению истины . До прашиваемый обязан дать показания только о тех обстоятельствах , которые ему достоверно известны (сам видел , слышал , узнал о них из каких-то источников ). Допрашиваемый – подозреваемый (обвиняемый ) показания давать и вовсе не обязан , но в праве. Процессуальный порядок допроса регламентируется нормами уголовно-процессуального кодекса РФ , соблюдение которых обяза тельно . Нормы УПК регулируют общие положения допроса , а также правила с учетом процессуального положения допрашиваемого (свидетель, обвиняемый и др .). В зависимости от процессуального положения допрашиваемого и по некоторым иным основаниям допрос классифицируется на различные виды. Так , в зависимости от процессуального положения допрашивае мого выделяются следующие виды допроса : 1) св идетеля ; 2) потерпевшего ; 3) подозреваемого ; 4) обвиняемого ; 5) подсудимого ; 6) эксперта . По возрасту допрашиваемого можно выделить допрос взрослого и несовершеннолетнего , по времени проведения и содер жанию допрос бывает первичным , повторным и дополнител ьным . Допрос может также проводиться с различными участниками процесса (защитник , педагог , прокурор и т.п .). Первичный - это основной допрос , который проводится первоначально . Повторный бывает в тех случаях , когда после первоначального допроса появились сведения о том , что допрашиваемый практически не дал необходимых показаний об известных ему обстоятельствах , либо при возникновении сомнения в достоверности его показаний . Необходимость в дополнительном допросе возникает также тогда , когда допрашиваемый н е отразил в своих первоначальных показаниях какие-то сведения , детали. Действия следователя во время допроса , по существу , можно рассматривать как специфический процесс получения доказательств по расследуемому делу . Если же рассматривать допрос с точки зре ния судебной психологии , то его можно считать специфической формой общения между допрашивающим и допрашиваемым . При этом во время такого общения между ними происходит изучение и осмысливание воспринятой информации . Во время допроса такое общение может пос л едовательно проходить по следующим этапам : а ) истребование следователем информации от допрашиваемого ; б ) мысленное осознание допрашиваемым востребованной от него следо вателем информации , обработка этой информации и конструирование ее в вербальную (словес ную ) форму ; в ) передача допрашиваемым следователю информации в сконструированной им форме ; г ) получение следователем информации от допрашиваемого , осмысливание им этой информации ; д ) запечатление следователем полученной информации в памяти и фиксация ее в протоколе допроса (возможно , с помощью и других средств фиксации ). Информация , исходящая от следователя , должна быть рассчитана на обратную связь , что позволит уяснить , какое воздействие она оказала на допрашиваемого , как им воспринята , оценена . Свой от вет допрашиваемый , как правило , строит таким образом , чтобы следо ватель воспринял его как достоверный (даже тогда , когда он дает ложные показания ). При таком общении и взаимодействии возникает канал обратной связи . В таких ситуациях целесообразно весь до п рос построить по правилам рефлексивного (особого ) управления. Применяя рефлексивное управление на допросе , следователь сможет лучше проанализировать психофизическое состояние до прашиваемого , его поведение в целом , «переиграть» его , предположительно выясни ть , какие сведения в показаниях могут быть достоверными или ложными. Успешное решение задачи получения объективной информации для установления истины по делу во многом зависит от того , насколько подробно в процессе допроса и до него следователь выяснил , ус тановил факторы , влияющие на формирование показаний допрашиваемого. Формирование показаний складывается из : 1) восприятия ; 2) запоминания ; 3) воспроизведения . Во время восприятия происходит адекватное либо неадекватное (недостаточно адекватное ) отражение реальной действительности . Запоминаются события , факты непосредственно во время восприятия и в последующее время , а воспроизводится информация о них во время допроса . Формирование показаний зависит во многом от процессуального положения допрашиваемого , ст епени заинтересованности его в исходе расследуемого дела . На процесс формирования показаний оказывают влияние различные факторы . В одном случае они способствуют более правильному и полному отражению и запоминанию , а в другом , наоборот , мешают этому процес су , что может привести к искажениям и недостоверным показаниям . Факторы , влияющие на формирование показаний , могут быть объективными и субъективными . Объективные факторы - это реально существующие явления , обстановка , происхо дящие события , которые не зав и сят от воли и сознания человека , а субъективные - это факторы , которые зависят от воли и сознания человека , его психофизических свойств , душевного состояния в момент восприятия , образования , профессии , навыков . Однако следует иметь в виду , что субъект и с у бъективное всегда взаимос вязаны с объектом и объективным. Процесс формирования показаний у несовершеннолетних носит некоторые особенности . Несовершеннолетние , как правило , не имеют достаточного жизненного опыта (особенно малолетние ), у них нет необходимых знаний , они склонны к подражанию , фантазированию , чрезмерному возбуждению , внушению и т.п . Чаще всего именно на несовершеннолетних и содержание их показаний оказывают влияние обстановка допроса , линия поведения следователя , форма постановки вопросов и пр и менение тактических приемов Кон И.С . Психология юношеского возраста . М .: Советская Россия , 1973г.с .105. . Формирование показаний - это непрерывный процесс , который начинается с момента восприятия и заканчивается на последнем допросе (на предварительном с ледствии или в судебном заседании ). В течение этого времени постоянно происходит трансформация воспринятого , и содержание показаний допрашиваемого может быть значительно изменено . В зависимости от того , какие обстоятельства , факторы влияли на допрашиваемо г о , они в последующем могут быть более полными и достоверными или , наоборот , в них могут появиться ошибки , пробелы и т.п . Знание указанных особенностей формирования показаний , использование их на допросе и применение необходимых тактических приемов для ней т рализации отрицательных факторов обеспечивают , как правило , получение от допрашиваемого полной и объективной информации об известных ему обстоятельствах Ямпольский А.Е . Психология допроса подозреваемого : уч . пособие .- Волгоград : ВСШ МВД СССР , 1978 г. . § 1.2. Основания производства допроса подозреваемого (обвиняемого ) Для того , чтобы четко представлять себе предмет нашего исследования , необходимо обратить внимание на уголовно-процессуальные понятия подозреваемого и обвиняемого , получения от них показан ий , в том числе , в результате допроса. Согласно уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации , обвиняемым признается лицо , в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого . Обви няемый , дело в отношении которого принято к производству судом , именуется под судимым . Обвиняемый , в отношении которого вынесен приговор , именуется осуж денным - если приговор обвинительный , или оправданным - если приговор оправда тельный (ч . 1 и 2 ст . 46 УПК РСФСР ). Таким образом , гражданин становится обвиняемым еще до того , как обвинение предъявлено . Это законоположение имеет определен ный смысл . Только такая последовательность позволяет вызвать лицо в качестве обвиняемого с отнесением всех расход ов по этому вызову на его счет , а в случае неяв ки - принять решение о приводе , применении или изменении мер пресечения . В крайнем случае , когда данное лицо скрылось от следствия и суда , а равно когда по иным причинам его местонахождение неизвестно , - объ я вить его розыск , при остановив производство по уголовному делу (ст . 195 — 196 УПК ) ФЗ «О федеральных органах налоговой полиции» // Ведомости Съезда народ ных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации . 1993. № 7, № 29. . Обвиняемый имеет право на защ иту . Обвиняемый вправе знать , в чем он обви няется , и давать объяснения по предъявленному ему обвинению ; представлять до казательства ; заявлять ходатайства ; обжаловать в суд законность и обоснованность ареста ; знакомиться с протоколами следственных действ и й , произведенных с его участием , а также с материалами , направляемыми в суд в подтверждение законно сти и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей , а по окончании дознания и л и предварительного следствия — со всеми материалами дела ; выписывать из не го любые сведения и в любом объеме ; иметь защитника с момента , предусмотрен ного законом ; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой и апелляцион ной инстанции ; заявлять о тводы ; приносить жалобы на действия и решения лица , производящего дознание , следователя , прокурора и суда ; защищать свои права и за конные интересы любыми другими средствами и способами , не противоречащими закону Рыжаков А.П . Обвиняемый . М ., 1999 г.с .48 . Обвиняемый , содержащийся под стражей в качестве меры пресечения , вправе иметь свидания с защитником , родственниками и иными лицами , а также вести с ними переписку. Обвиняемый , который находится на свободе , обязан являться по вызовам лица , в производстве которого находится следственное дело , и суда в назначенный срок . В случае невыполнения этой процессуальной обязанности без уважительных причин , каковыми являются болезнь , несвоевременное получение повестки , иные обстоя тельства , лишающие возможности явит ь ся в назначенный срок , обвиняемый может быть подвергнут приводу. Привод обвиняемого без предварительного вызова может быть применен только в тех случаях , когда обвиняемый скрывается от следствия или не имеет определенного места жительства (ст . 147 УПК ). Не явка обвиняемого по вызову может также повлечь изменение меры пресечения на более строгую (практически речь идет о заключении под стражу ). Обвиняемый , содержащийся под стражей , к следователю , прокурору и в суд доставляется под вооруженным кон воем. Дача по казаний ни юридической обязанностью , ни нравственным долгом обви няемого не является . Он определяет свою линию поведения сообразно избранной тактике защиты , и ни один вариант такого поведения не может быть поставлен ему в упрек . Поэтому , если обвиняемый н е соглашается , например , участвовать в следст венном эксперименте , никаких мер принуждения к нему применить нельзя . «Воспитывать» обвиняемого , упрекать , уговаривать , стыдить не позволяет презумпция невиновности , что можно отнести также к этическим принципа м проведения допроса подозреваемого (обвиняемого ). Однако было бы неправильно полагать , будто никакое иное принуждение , кро ме меры пресечения и привода , к данному участнику уголовного процесса непри менимо вообще . Некоторые следственные действия по собиран ию доказательств (обыски , выемки ) невозможны без уголовно-процессуального принуждения. Родители , усыновители , опекуны , попечители обвиняемого , который по возра сту или вследствие болезни является ограниченно дееспособным , а также представители учреждений , предприятий и организаций , на попечении которых находится обвиняемый , являются его законными представителями . Законные представители участвуют в уголовном процессе не вместо обвиняемого , а наряду с ним (и наряду с защитни ком ). Подозреваемым признается лиц о , задержанное по подозрению в совершении преступления , либо лицо , к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения (ст . 52 УПК ). Органы дознания и следователь вправе задержать лицо по подозрению в совер шении преступления , за которое может б ыть назначено наказание в виде лишения свободы , только при наличии оснований и условий , предусмотренных ст . 122 УПК . До приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ , срок задержания не может превышать 72 ч. Мера пре сечения до предъявления обвинения применяется лишь в исключи тельных случаях и также носит краткосрочный характер , ее действие не может про должаться свыше десяти суток (ст . 90 УПК ). Таким образом , подозреваемый в уголовном процессе - фигура временная , эпи зодическая , предшествующая появлению обвиняемого . Тем не менее , подозрева емый является в уголовном деле лицом , имеющим право на защиту . Он вправе знать , в чем подозревается ; давать объяснения ; представлять доказательства ; заяв лять ходатайства : знакомить с я с протоколами следственных действии , произведен ных с его участием , я также с материалами , направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качест ве меры пресечения ; заявлять отводы ; приносить жа л обы на действия и решения лица , производящего дознание , следователя , прокурора ; участвовать при рассмотрении и судьей жалоб на заключение пол стражу . Подозреваемый вправе иметь свида ния с защитником , родственниками и иными лицами на тех же условиях , что и обви няемый . Подозреваемый , находящийся на свободе , обязан своевременно являться по вызовам лица , производящего дознание , следователя , прокурора и может быть подвергнут процессуальному принуждению на тех же основаниях , что и обвиняе мый. По некоторым дел ам уже с момента их возбуждения основной является обвини тельная версия , в центре которой находится совершенно конкретная фигура . Естественно , что это лицо подозревается в совершении преступления , если о подозре нии говорить в психологическом смысле слова. Но это еще не подозреваемый в юридическом смысле слова , и с ним нельзя обращаться как с подозреваемым , в час тности официально объявлять об имеющихся подозрениях , допрашивать в качестве подозреваемого с постановкой на допросе уличающих вопросов. Пока лицо не задержано или в отношении него не избрана мера пресечения , оно не может подвергаться каким-либо ограничениям прав , сколь бы ни была сильна субъективная уверенность следователя или лица , производящего дознание , в том , что это лицо причастно к преступле н ию. Допрос – это разновидность показаний обвиняемого . Что же представляют из себя иные виды получения показаний ? Показания обвиняемого вообще - это устное или письменное сообщение , исходящее от лица , привлеченного к уголовной ответственности , которое было получено в ус тановленном законом порядке. Обвиняемый не обязан давать показания , он не несет ответственности за дачу ложных показаний . Показания обвиняемого — это не только один из видов доказательств но и важное средство защиты от предъявленного обвинен ия. Действующий в России УПК РСФСР специально подчеркивает , что признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при под тверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч . 2 ст . 77 УПК ). Показания обвиняемого применительно к содержащимся в них фактическим данным нередко представляют собой самостоятельную версию расследуемого со бытия , что расширяет круг относящихся к делу доказательств. Если версия , выдвинутая обвиняемым не проверена полно , объективно и бес при страстно , то невозможно вынесение обвинения и законного приговора . За кон специально подчеркивает , что предмет показаний обвиняемого может быть зна чительно шире , чем показаний свидетеля . Обвиняемый вправе давать показания не только по предъявляемому обви н ению и иным известным ему обстоятельствам по делу , но и по поводу имеющихся в деле доказательств (ч . 1 ст . 77 УПК ). Особое значение имеет оценка допустимости показаний обвиняемого. Во-первых , показания обвиняемого могут быть признаны доказательством только при условии ; что лицу , дающему показания , было в установленном законом порядке предъявлено обвинение (ст . 143 — 149 УПК ). Во-вторых , допрос обвиняемого должен быть произведен в строгом соответст вии с требованиями ст . 150 — 152 УПК. В-третьих , показания обвин яемого могут быть признаны допустимым доказа тельством лишь при условии , что в материалах дела зафиксирован факт разъясне ния обвиняемому его прав на предварительном следствии (ст . 149 УПК ) и в судеб ном разбирательстве (ст . 273 УПК ). В-четвертых , незаконн ые действия лиц при получении показаний обвиняемого очень часто не оставляют следов в материалах дела . Поэтому все заявления обвиня емого о том , что он признал себя виновным в результате физического или психиче ского принуждения , должны проверяться как пу т ем сопоставления с другими дока зательствами , так и поиском новых доказательств , которые сняли бы сомнения в добровольности показаний обвиняемого либо подтвердили факт принуждения к да че показаний . Показания обвиняемого , признающего свою вину , полученные без каких-либо нарушений закона , также должны тщательно проверяться . Нередки слу чаи , когда по различным мотивам (стремление взять на себя вину другого человека либо скрыть совершение более тяжкого преступления , страх выдать сообщников и т . п .) обвиняемый идет на самооговор . Поэтому любые показания обвиняемого должны оцениваться столь же критически и беспристрастно , как и все другие дока зательства. Существенной особенностью показаний обвиняемого является сочетание в них сведений о фактах и оценочных сужден ий , отражающих мнение обвиняемого по поводу имеющихся в деле доказательств . Доказательственное значение имеют только те сведения , которые помимо их относимости к делу могут быть подвергну ты объективной проверке. В связи с этим необходимо подчеркнуть , что простое отрицание либо призна ние обвиняемым своей вины не является доказательством , так как не содержит све дений о фактах , подлежащих установлению по делу. Как справедливо отмечал М . С . Строгович , доказательством является не факт признания обвиняемым сво ей вины , а сообщаемые им сведения , свидетельствую щие о его причастности к совершению преступления и объективно подтверждае мые в ходе проверки Строгович М . С . Признание обвиняемым своей вины в качестве судебного доказатель ства // Советское государство и право . 1984. № 4. . Особое значение для оценки показании обвиняемого имеет конституционное положение , согласно которому неустранимые сомнения в виновности лица толку ются в пользу обвиняемого (п . 3 ст . 49 Конституции РФ ). Если остаются сомнения в закон ности получения признания обвиняемого или его правдивости , то они толку ются в пользу решения о недопустимости или недостоверности его показаний. Оценка показаний обвиняемого связана с серьезными психологическими труд ностями . С одной стороны , субъект , осу ществляющий доказывание , хорошо пони мает , что обвиняемый лично заинтересован в исходе дела , а с другой - обвиняемый действительно является лицом , наиболее осведомленным относительно «глав ного факта» , т . е . совершения или несовершения им расследуемого пр е ступления. Нередко в процессе расследования и судебного разбирательства уголовного де ла показания обвиняемого могут существенно меняться , противоречить одно дру гому . В таких случаях субъект , осуществляющий доказывание , должен установить причину , повлекшу ю изменение показаний . Это необходимо не только для того , чтобы определить , какое из показаний является достоверным , но и для выявления наличия или отсутствия фактов незаконного воздействия на обвиняемого с целью принудить его признать свою вину . Если при ч ина противоречивости показаний об виняемого не установлена , то признательные показания не могут быть доказатель ством по делу. Показания подозреваемого — это устное или письменное сообщение лица , яв ляющегося подозреваемым в совершении преступления в соотв етствии со ст . 52 УПК , полученное и зафиксированное в установленном законом порядке . Показания подозреваемого выделяются в самостоятельный вид доказательств в силу особого процессуального статуса их источника : лица , задержанного по подозрению в совер шени и преступления , либо лица , к которому применена мера пресечения до предъ явления обвинения. Этот вид доказательств по своей сущности очень близок к показаниям обвиняе мого , поскольку возможность давать показания является важнейшим элементом его права на защ иту . Предмет показаний подозреваемого фактически совпадает с пред метом показаний обвиняемого . В соответствии со ст . 76 УПК подозреваемый впра ве дать показания по поводу обстоятельств , послуживших основанием для его за держания или заключения под стражу, а равно по поводу иных известных ему об стоятельств по делу. Различие состоит лишь в том , что лицо , которому предъявлено обвинение , сво ими показаниями защищается (если сочтет это необходимым ) от версии обвинения , подтвержденной достаточными доказательства ми (ст . 143 УПК ), а подозреваемый может быть вынужден оспаривать сведения , не облеченные в процессуальную фор му доказательств . Статья 122 УПК , регламентирующая задержание подозреваемого в совершении преступления , не содержит упоминания о доказательствах е го вины , но зато говорит об «иных данных» как об основании задержания . Следовательно , круг источников информации , определяющих предмет показаний подозреваемого , может быть шире , чем собранные по делу доказательства. Предметом показаний подозреваемого являю тся и конкретные обстоятельства , указанные в ст . 122 УПК как основания задержания (п . 1 — 3 ч . 1). Показания подо зреваемого подтверждают или опровергают версию о его причастности к соверше нию преступления . Поскольку подозреваемый появляется на начальной с т адии проверки версии о его виновности , то круг вопросов , затрагиваемых в его показани ях , как правило , уже , чем при допросе в качестве обвиняемого , когда в распоряже нии следователя имеются доказательства , достаточные для привлечения лица к уго ловной отв е тственности . Содержательная близость процессуального положения подозреваемого и обвиняемого определяет и сходство их показаний как видов дока зательств , в том числе и особенностей их оценки . В частности , отказ подозреваемо го от дачи показаний , а также да ч а ложных показаний не только не влекут уголовной ответственности , но и не могут рассматриваться как доказательство его вины . Версия , изложенная в показаниях подозреваемого , должна быть проверена столь же по лно и тщательно , как и версия обвиняемого. При оц енке допустимости показаний подозреваемого проходимо уделять осо бое внимание соблюдению всех требований закона при их получении . Необходимо учитывать особое психологическое состояние лица в момент его задержания и за ключения под стражу . В тех случаях , к о гда к подозреваемому применена мера пре сечения , не связанная с лишением свободы , его возможности осуществлять свою защиту ограничены тем , что у него нет права на обязательную квалифицированную помощь адвоката (ч . 1 ст . 47 УПК ). Все особенности процессуаль ного положения подозреваемого имеют важное значение для разрешения противоречий между его первоначальными и последую щими показаниями , в том числе и в качестве обвиняемого , а также подсудимого. Допрос обвиняемого - процессуальный способ получения (дачи ) об виняемым показаний . В ходе расследования следователь (лицо , производящее дознание ) обязан обес печить обвиняемому возможность дать показания своевременно и по всем обстоя тельствам , относящимся к предъявленному ему обвинению , иным известным ему обстоятель с твом по делу , а равно и по имеющимся в деле доказательствам (см . ст . 77 УПК ). Достижение такой цели служит и интересам следствия : сведения , по лученные от обвиняемого , могут послужить доказыванию существенных для дела обстоятельств. Первоначальный допрос о бвиняемого должен состояться немедленно после предъявления обвинения (ст . 150 УПК ), что дает обвиняемому возможность свое временно осуществить право дать показания. Если обвиняемый и его защитник сразу же после предъявления обвинения ре шают воспользоватьс я правом на свидание наедине , допрос обвиняемого может со стояться лишь после обеспечения обвиняемому и защитнику такой возможности . Допрос обвиняемого откладывается и в том случае , если обвиняемый , не имею щий защитника , решает пригласить его (или ходат айствует о назначении ему защитника ). Такое право должно быть разъяснено обвиняемому. Защитник обвиняемого во всех случаях вправе участвовать в допросе обвиняе мого. Допрос обвиняемого не допускается в ночное время , кроме случаев , не терпя щих отлагательст ва . Обвиняемые по одному и тому же делу допрашиваются по рознь , принимая меры , предотвращающие их общение меж ду собой. Статьей 150 УПК установлен порядок допроса обвиняемого. Следователь обя зан выполнить , согласно ст . 58 УПК ряд требований уголовно-проц ессуального закона : разъяснить обвиняемому его права , прежде всего право , предусмотренное ч . 1 ст . 51 Конституции РФ , а также право ознакомиться полностью с протоколом допроса лично ; требовать дополнений и внесе ния в него поправок , которые подлежат обяза т ельному занесению в протокол ; запи сать свои показания после допроса собственноручно ; ходатайствовать о примене нии при его допросе звукозаписи ; знать , что при его допросе будет применена зву козапись , если следователь принял такое решение. Допрос обвиняем ого (после разъяснения ему его прав ) начинается с вопроса следователя , признает ли обвиняемый себя виновным . Ответ на этот вопрос зано сится в протокол . После этого обвиняемому предоставляется возможность дать по казания путем свободного рассказа по всем о бстоятельствам , относящимся к предъ явленному обвинению , иным обстоятельствам , относящимся к предмету показаний обвиняемого. Независимо от того , как ответит обвиняемый на вопрос о виновности , ему дол жна быть предоставлена возможность сообщить все , что он считает необходимым . Чтобы не допустить ограничения права обвиняемого дать показания , не помешать ему полностью сообщить то , что он считает существенным по обстоятельствам де ла , закон установил , что свои вопросы - дополняющие , конкретизирующие , уточ няю щ ие показания , данные обвиняемым , следователь задает после свободного рассказа обвиняемого . Такое правило служит и интересам следствия , помогая полу чить от обвиняемого наиболее полные , конкретные , точные показания. При допросе недопустимы приемы , принуждаю щие обвиняемого к даче пока заний путем насилия , угроз и иных незаконных мер . Нарушение такого запрета дол жно влечь признание показаний обвиняемого не имеющими юридической силы. Обвиняемый допрашивается в месте производства предварительного следст вия , а при необходимости - в месте его нахождения. В соответствии со ст . 151 УПК показания обвиняемого протоколируются следо вателем в той последовательности , в которой они даны , с соблюдением установлен ных УПК требований . Показания обвиняемого заносятся в прото кол от первого лица и по возможности дословно , что служит достижению адекватности сказанного обвиняемым при допросе и зафиксированного в протоколе. Вопрос , заданный следователем обвиняемому , и ответ , полученный на него записываются в форме вопроса и ответа в том случае , когда сама формулировка вопроса и ответа на него либо момент в ходе допроса , когда был задан этот вопрос и получен на него ответ , имеют существенное значение . В иных случаях сведения сообщенные обвиняемым в ответ на вопрос следователя , фикс и руются при изложении следователем показаний обвиняемого , данных в виде свободного рассказа . Следователь , а также обвиняемый после ознакомления с протоколом допрос подписывают его , при этом обвиняемый подписывает также каждую страницу . При особой существен ности заданного следователем обвиняемому вопроса и получении на него ответа практикуется получение подписи обвиняемого под записью в протоколе такого ответа . В протоколе должно быть отмечено , прочитан ли протокол обвиняемым лично или он ему прочитан следо в ателем. Если допрос обвиняемого производится с участием переводчика , то протокол допроса должен включать у качание на разъяснение переводчику его обязанностей и предупреждение об ответственности за заведомо неправильный перевод , что удо стоверяется подпись ю переводчика . В протоколе также отмечаются разъяснение обвиняемому его права на отвод переводчика и поступившие к связи с этим заявле ния обвиняемого . Переводчик подписывает каждую страницу протокола и протокол в целом . Об виняемый же в конце протокола п одтверждает своей подписью тот факт , что сделан ный ему в устной форме перевод протокола соответствует данным им показаниям . Если же протокол допроса был переведен на другой язык в письменном виде , то пе ревод в целом и каждая его страница в отдельности п о дписываются переводчиком и обвиняемым. При допросе может применяться звукозапись , что не исключает необходимости составления протокола допроса . Звукозапись , в том числе признания обвиняемого , не придает показаниям обвиняемого большую достоверность. Собстве нноручная запись обвиняемым своих показаний осуществляется не вместо , а после его допроса , который , как известно , является процессуальной фор мой получения показаний . Допрос дает следователю возможность применить такие тактические приемы в рамках требован и й закона и этики , которые помогут полу чить наиболее объективные и подробные сведения об обстоятельствах дела Бахин В.П . Полицейский допрос (советы допрашивающему ). Алма-Ата ., 1997г .с . 301. . Собственноручная запись обвиняемым своих показаний подписывае тся и обви няемым , и следователем. Следователь по ознакомлении с письменными показаниями обвиняемого мо жет задать ему дополнительные вопросы . Такая необходимость может возникать , например если в записи обвиняемого приведены сведения , которых при допросе о н не сообщил . Правильность записи вопросов и ответов удостоверяется подписями обвиняемого и следователя. Проект УПК РФ не вносит существенных изменений в акты привлечения в ка честве обвиняемого , предъявления обвинения , порядок допроса обвиняемого . Какие требования предъявляет процессуальный закон к составлению протокола допроса подозреваемого (обвиняемого )? Протокол допроса обвиняемого начинается (согласно ст . 141 УПК ) с указания места и даты допроса (год , месяц , число ), времени начала и окончания (часы и минуты ). Если допрос прерывался , указывается : причина перерыва , время возобновления допроса . Указывается , кто вел допрос (следователь какого органа , его фамилия , должность ), фамилии , должности , а в необходимых случаях и адреса других лиц , участвовавших в допросе . Отмечается факт разъяснения прав и обязанностей педагогу и законному представителю , если они участвуют в допросе (ст . 34, 397 УПК ), переводчику (ст . 17, 57, 134 УРК ). При производстве допроса в ночное время целесообразно указать в протоколе , поче му он признается неотложным (ст . 150 УПК ). Сведения о личности обвиняемого , не предусмотренные ч . 1 ст . 151, указываются , если они необходимы для выяснения отягчающих или смягчающих обстоятельств , либо имеют значение для установления виновности (невиновнос ти ) обвиняемого , либо помогают оценке доказательств . Сведения , не предусмотренные бланком протокола , фиксируются в самом протоколе. Сведения о судимости фиксируются с соблюдением правил УК. При повторном допросе указываются : фамилия , имя , отчество обвиняем ого ; другие данные , предусмотренные ч . 1 ст . 151 УПК , указываются , если требуется их уточнить. Запись показаний в протоколе в соответствии с ч . 2 ст . 151 УПК предполагает их детализацию и фиксацию особенностей речи , что поможет оценке достоверности записи . Местные или жаргонные обороты речи вносятся в протокол с разъяснением их значения . Нецензурные и оскорбительные выражения не записываются. Записывая показания , следователь систематизирует их , устраняя повторы , сведения , не относящиеся к делу . Ответы на вопросы в большинстве случаев не выделяются , а излагаются в виде продолжения свободного рассказа . Формулировки вопросов и ответы записываются и сразу же удостоверяются подписью обвиняемого , когда это необходимо : а ) для фиксации изменений позиции обвиняемо го ; б ) для фиксации условий , в которых допрашиваемый вспоминал существенную деталь ; в ) для сопоставления показаний с другими доказательствами. Основной способ ознакомления с протоколом - прочтение его обвиняемым . Прочтение протокола вслух допустимо , если обвиняемый просит об этом , что должно быть оговорено в записи о способе ознакомления. Дополнения , вносимые в протокол , представляют собой по существу дополнительные показания . Поэтому после их записи протокол вновь подписывается всеми участниками. Допуска ются составление машинописного протокола , а также стенографическая запись допроса . В последнем случае протоколом является расшифрованная стенограмма , выправленная следователем , с поправками и дополнениями , внесенными туда обвиняемым и другими лицами , прин и мавшими участие в допросе . Подлинник стенограммы хранится в наблюдательном производстве. Составленные схемы (ст . 141 УПК ) и звукозапись (ст . 141.1 УПК ) детализируют и дополняют протокол , но не заменяют его. Если протокол составлен на языке , которым обвиняе мый свободно не владеет , и переводится устно , в конце протокола указывается об этом и делается запись на языке судопроизводства и на языке , которым владеет обвиняемый , о том , что обвиняемый подтверждает соответствие устного перевода его показаниям . При вн е сении в этих случаях в протокол поправок и дополнений правильность их перевода с языка , которым владеет обвиняемый , на язык судопроизводства удостоверяется подписью переводчика (помимо удостоверения в порядке ст . 151 УПК ). При наличии возможности целесообр азно иметь в деле : а ) запись показаний на языке , на котором их давал обвиняемый , составленную переводчиком и подписываемую им и обвиняемым ; б ) ее перевод на язык судопроизводства , подписываемый после сопоставления с содержанием показаний на языке , на кот ором давал их допрашиваемый , этим лицом , следователем , другими участниками допроса и присутствовавшими при нем , о чем мы уже упоминали. ГЛАВА II . Тактика допроса подозреваемого (обвиняемого ) § 2.1. Понятие , принципы , сущность подгот овки допроса. Подготовка к допросу представляет собой деятельность , направленную на созда ние предпосылок , условий , обеспечивающих оптимальное достижение целей данного следственного действия. Эффективность допроса во многом зависит от тща тельности его по дготовки . Надлежащая подготовка позволит провести допрос целенаправленно , определить его предмет , выяснить , какие именно обстоятельства , факты могут быть известны допрашиваемому , уточнить данные о его личности , возможную позицию , наметить заранее рационал ь ную линию поведения , необходимые вопросы и тактические приемы , а это особенно важно в тех случаях , когда расследование уголовного дела представляет значительную сложность. Важным условием эффективности информационного взаимодейст вия указанных лиц , пониман ия ими друг друга и достижения тех ре зультатов , на которые рассчитывает следователь , является четкое зна ние им и умелая реализация принципов допроса . Их несколько : - строго индивидуальный подход к каждому лицу , дающему пока зания , учет индивидуальных осо бенностей личности , криминалисти ческой ситуации , а также места и роли допрашиваемого в познаваемой по делу ситуации ; - создание до и во время допроса предпосылок , обеспечивающих свободу волеизъявления допрашиваемого лица , полную реализацию его прав , обяз анностей и возможности дать исчерпывающие , правди вые показания ; - целеустремленный , активный , наступательный характер до проса ; - четкость , полнота , объективность фиксации задаваемых вопро сов и информации , полученной от допрашиваемого , на основе безус ло вного выполнения нормативных требований данного процесса ; - обеспечение критического анализа , тактически правильной оценки показаний допрашиваемого лица. При подготовке к допросу подозреваемого (обвиняемого ) следует помнить , что сведения , полученные и зафи ксированные надлежащим образом в ходе допроса , на веру приняты быть не могут , сколь убедительными бы они на первый взгляд ни казались . Как и результаты иных действий , они должны проверяться на соответствующей процессуальной основе путем производства допро с ов иных лиц , назначения экспертиз и дру гих действий. Подготовка к допросу на предварительном следствии состоит в проведении комплекса действий , обеспечивающих эффективность и результативность его производства , в основном это следующие действия : 1) изучен ие материалов расследуемого уголовного дела , уточнение обстоятельств , которые могут быть известны конкретным обвиняемым (подозреваемым ); 2) уточ нение данных , непосредственно относящихся к предмету допроса , и выявление источников , из которых им стали извес тны обстоятельства , факты . При подготовке к допросу обвиняемого (подозреваемого ) нужно заранее выяснить , какие доказательства подтверждают их виновность ; 3) собирание и изучение сведений о личности допрашива емого . Кроме сведений биографического характера нужно выяснить также данные о специальных познаниях , навыках , физических и психических недостатках , моральном облике , заинтересованности в деле , взаимоотношениях с лицами , которые проходят по делу ; 4) изучение вопросов , относящихся к специальным познаниям (исполь зование консультаций специалистов например , по делам о серьезных пожарах , нарушениях правил охраны труда и техники безопасности ); 5) определение способа вызова на допрос , выбор места допроса . Если по делу проходит несколько обвиняемых (подозреваем ых ), то тактически важно определить очередность их допроса . Следователь обязан принять меры , обеспечивающие вызов и явку на допрос защитника , представителей несовершеннолетних . Местом допроса , как правило , является кабинет следователя . Он должен быть обор у дован скромно , без броских предметов . Во время допроса нужно исключить появление посторонних лиц , шумовых раздражителей (телефонные звонки , радио ). Обстановка в кабинете должна располагать к откровенной беседе , способствовать установ лению психологическог о контакта с допрашиваемым ; 6) техническое обеспечение допроса . К началу допроса должны быть подготовлены необходимые бланки , пишущая машинка , если будут применяться звукозапись или видеозапись , то нужно подготовить и тщательно проверить эти технические ср едства , убедиться в их надежности , подобрать необходимые кассеты с лентами ; 7) тактическое обеспе чение допроса . Оно состоит в том , чтобы заранее подготовить материалы дела , доказательства , которые могут быть предъявлены на допросе (протоколы , магнитные л енты с записью показаний других лиц , заключения экспертиз и т.п .). Следует предусмотреть опреде ленную последовательность предъявления доказательств , заранее наметить тактические приемы , которые могут быть применены , а также вопросы , которые могут быть за д аны допрашиваемому. В подготовке к допросу первостепенное значение имеет планирование , четкое представление о намечае мой цели допроса , об обстоятельствах , подлежащих выяснению , и тактических приемах , направленных на получение достоверных показаний . Без яс ной , заранее намеченной цели допрос не даст желаемого эффекта и в результате возникнет необходимость в повторном допросе . А это в свою очередь повлечет за собой нежелательные последствия - нарушение сроков рас следования , неоправданные отвлечения от основ н ых занятий граждан , вызываемых на допрос . Поэтому заранее следует определить , какие обстоятельства не обходимо выяснить на предстоящем допросе , изучить имеющиеся в деле по этим обстоятельствам материалы , сделать нужные выписки с указанием листов дела . Тща т ельному изучению при этом подлежат не только судебные доказательства , но и информация , получен ная в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Знание следователем материалов дела во всех его деталях - непременное условие успешного проведения Допроса . В противном случае при допросе могут остаться невыясненными существенные обстоятельства , какие-то ответы допрашиваемого не будут тут же надлежащим образом проверены и уточнены. Выявление лиц , располагающих необходимыми для расследования дела сведе ниями , производится путем анализа материалов уголовного дела , а также сообще ний оперативно-розыскных подразделений и общес твенности. В процессе подготовки к допросу следователь , как правило , должен составить для себя достаточно полное представление о лич ности допрашиваемого с точки зрения его морально-политического облика , уровня общих и специальных знаний , опыта работы в опреде ленной области , состояния здоровья , характера , темпе рамента , степени заинтересованности в деле , отноше ния с обвиняемым и друг и ми участниками процесса . Личные качества допрашиваемого и осведомленность его об исследуемых фактах помогут предположить возможное его поведение на допросе и определить с учетом этого тактические приемы получения полных и достоверных показаний. Если по одн им и тем же обстоятельствам предпола гается допросить нескольких обвиняе мых , важно определить очередность допроса каждого из них . Первыми рекомендуется допрашивать лиц , от которых вероятнее всего можно получить правдивые и наиболее полные показания . При этом следователь исходит не только из осведомленности допрашиваемого по интересующим следствие фактам , но и из его личностной характеристики , процессуального положе ния и взаимоотношения с другими участниками про цесса. Конкретный момент вызова на допрос в отношении каждого лица определяется исходя из складывающейся следственной ситуации . Альтернатива времени допроса не допускается уголовно-процессуальным законом лишь в отношении первого допроса задержанного (ст . 123 УПК ) и обвиняемого (ст . 150 УПК ). На вы б ор времени допроса влияют обстоятельства , связанные с необходимостью пресечения длящегося , предупрежде ния готовящегося преступления , обнаружения и задер жания лица , совершившего преступление . Безотлага тельно допрос должен быть произведен и тогда , когда е сть реальные опасения сговора между допрашиваемы ми или воздействия на кого-либо из них со стороны заинтересованных лиц . В других же случаях , напротив , иногда с допросом целесообразно бывает повременить . Обвиняемый и по дозреваемый , находящиеся на свободе , допрашиваются в кабинете следователя (если обвиняемый (подозревае мый ) содержится под стражей — в следственном изоля торе ). Обстановка кабинета следователя , как мы уже говорили , должна быть простой , сугубо деловой , не отвлекающей внимания допрашиваемого. Следователь вправе , если признает это необходимым , произвести допрос в месте нахожде ния допрашиваемого . Такая необходимость может воз никнуть : 1. когда допрос необходим сразу же после окончания обыска или иного следственного действия ; 2. если допрашива емый затрудняется в изложении дета лей события , не находясь на месте , где оно произошло ; 3. если состояние здоровья допрашиваемого исключает возможность явки его в кабинет следователя . В послед нем случае допрос производится с разрешения лечаще го врача , а иногда и в его присутствии. Вызов на допрос осуществляется повесткой , те леграммой или телефонограммой с указанием , кто , в качестве кого вызывается , куда , к кому и когда (день и час ) надлежит ему прибыть , последствий неявки . По тактическим соображениям ( сохранение в тайне факта вызова , например ) следователь может непосредственно сам или через нарочного пригласить лицо , подлежащее допросу. Моделируя ход предстоящего допроса , следователь предусматривает возможное поведение допрашиваемо го . При добросовестно м заблуждении его в силу тех или иных причин либо в случае дачи заведомо ложных показаний допрашиваемому полезно будет предъявить какие-либо доказательства . Готовясь к допросу , следо ватель производит отбор таких доказательств , опреде ляет порядок их пред ъ явления. Если допрашиваемый не знает русского языка и желает давать показания на родном ему языке , должно быть обеспечено участие в допросе переводчика ; в некоторых предусмотренных законом случаях , до прос проводится в присутствии защитника ; допрос несовер шеннолетнего осуществляется в присутствии педагога ; при допросе по предмету экспертизы может присутствовать эксперт. Предметом допроса при расследовании некоторых преступлений могут быть вопросы производственно-технического и иного специального характера , в кото рых следователь может оказаться некомпетентным . Для уяснения их рекомендуется предварительно , в по рядке подготовки к допросу , ознакомиться с соответ ствующей справочной литературой , проконсультиро ваться у специалистов , ознакомиться с производстве н ным процессом , технологией производства на предпри ятии. На завершающем этапе подготовки к допросу составляется план . В зависимости от сложности расследуемого уголовного дела план может быть устным или письменным , кратким либо подробным . Иногда он может б ыть упрощенным , в котором отмечается лишь перечень вопросов , подлежащих выяснению . В плане невозможно предусмотреть все вопросы , которые могут быть заданы , и иные особенности тактики допроса , поэтому следует иметь в виду , что во время допроса в него могут быть внесены изменения и дополнения. Таким образом , подготовка допроса подозреваемого (обвиняемого ) состоит в определе нии предмета допроса , внимательном изучении матери алов дела , в определении конкретного лица , располага ющего необходимой для установлени я истины инфор мацией , обстоятельств , по которым оно должно быть допрошено ; в изучении личности допрашиваемого и его взаимоотношений с другими участвующими в деле лицами ; в выборе времени и создании нормальной обстановки допроса , в отборе вещественных док а за тельств и иных материалов , которые могут быть использованы при допросе ; в обеспечении в необходи мых случаях участия в допросе переводчика , защитни ка , педагога и других лиц , в уяснении вопросов производственно-технического или иного специального харак т ера , входящих в предмет допроса и составлении соответствующего плана предстоящего следственного действия. § 2.2. Тактика допроса подозреваемого (обвиняемого ). Данный раздел работы посвящен общим принципам организации и приемам ведения допроса . Уст ановление истины , принятие обоснованных правовых и крими налистических решений во многом зависит от того , насколько полны , достоверны , качественны показания лиц , которые допрошены по делу. Следователю необходимо учитывать , что у каждого челове ка имеются с вои специфические особенности восприятия окружающе го мира , удержания в памяти мысленных образов и передачи информа ции . У одних типов людей сильно развита зрительная , у других — слу ховая , у третьих — словесная , пространственная либо образная память . Изв е стно , что лучше запоминается и охотнее вспоминается то , что зна чимо для человека и силу его возрастных , половых , профессиональных и иных особенностей . Что-то , что легко вспомнить , логично и правиль но описать для одних , становится трудно разрешимой и зад а чей для дру гих людей . В целях получения полных , правдивых показаний допрашиваемых лиц применяются различные тактические приемы. В основном для собирания достоверной информации , получаемой от допрашиваемых лиц , применяются приемы и правила логико-психо лог ической природы . В их круг , в частности , включаются следующие : 1. создание благоприятных условий для продуктивного проявле ния психических способностей носителей собираемой информации (например , путем активизации воспоминаний допрашиваемого лица на базе в ременной , предметной , событийной , пространственной , образ ной ассоциации , проведения допроса на месте устанавливаемого собы тия ); 2. использование психологической реакции носителя информации на действия следователя (например , путем предъявления допрашивае мому вещественного доказательства ); 3. использование следователем достоверных знаний или предполо жений о действиях , которые , исходя из психологических или иных особенностей носителя информации , он мог совершить когда-то , с де монстрацией этих знаний и р езультатов их реализации в присутствии последнего лица ( например , путем обращения внимания владельца квартиры , в которой произошла инсценировка происшествия , на обна руженные следы инсценировки ); 4. намеренное побуждение носителя информации к определенно му поведению ( например , даче правдивых показаний , проявлению так называемой виновной осведомленности ) путем использования извест ных психических особенностей данного человека и ожидаемой с его стороны естественной реакции на соответствующие действия субъек тов ППД. В случае отказа какого-либо лица давать показания широко приме няется метод убеждения . При реализации этого метода рекомендуется выяснить мотивы и причины отказа , привлечь внимание к положитель ным сторонам личности собеседника и его поведению в быту , на работе , в прошлом или настоящем . Наряду с этим указанный метод может быть реализован на основе : 1. обращения к здравому смыслу собеседника , разъяснения возможности наступления нежелательных последствий правового харак тера для него самого или друг их лиц в случае отстаивания неразумной позиции , объяснения социальной значимости его поведения и сведе ний , которыми он располагает ; 2. оглашения и анализа собранных данных , уличающих собеседника в неискренности ; 3. демонстрации возможности результативног о решения анализируемой задачи независимо от собеседника ; — постановки в известность , что следствие располагает информа цией об исследуемом факте , но собранные сведения могут быть оглаше ны лишь после того , как о нем сделает сообщение участник проводимо го действия ; 4. проявление интереса к второстепенным , незначительным мо ментам и деталям на фоне подчеркнутого невнимания к основным эле ментам исследуемого события в целях создания преувеличенного пред ставления о характере и объеме знаний следователя ; 5. де монстрация по ходу допроса осведомленности следователя в обстоятельствах и деталях жизнедеятельности допрашиваемого лица (на основе знаний , полученных заблаговременно путем тщательного изучения его прошлого ), что может создавать у допрашиваемого пред став л ение о том , что следователю все известно , включая обстоятельства расследуемого события и его роль в этом событии. Получению ожидаемой информации путем допроса способствует тактически правильное предъявление вещественных доказательств . Особенно эффективным это средство тактического воздействия может быть в отношении лиц , отказывающихся сообщить известные им сведе ния , а также лиц , сообщающих ложную информацию. Существуют следующие тактические приемы предъявления веще ственных доказательств : 1. раздельное пре дъявление различных доказательств в той или иной последовательности ; 2. одновременное предъявление всего комплекса имеющихся доказательств ; 3. предъявление вначале косвенных , а затем прямых доказательств ; 4. неожиданное предъявление доказательства либо пре дъявление доказательства после беседы по его поводу ; 5. предъявление доказательств по нарастающей их весомости ; 6. предъявление комплекса доказательств после предварительного информирования о наличии доказательств , их перечисления с указани ем источников их происхождения (либо без указания ); 7. предъявление доказательства как бы невзначай , между делом ; 8. предъявление возможности лицу , являющемуся носителем ин формации , самому изучить доказательство и оценить степень его зна чимости ; 9. фиксацию внимания на отдельных сторонах , признаках доказательства ; 10. сопровождение процесса предъявления доказательства пояснением условий , механизма образования , обстоятельств его обнару жения ; 11. предъявление вещественного доказательства с демонстрацией возможности те хнико-криминалистических средств по выявлению и расшифровке скрытой информации , содержащейся в этом источнике . Вывод о том , какой прием представляется наиболее оптимальным для данного случая , делается следователем с учетом сложившейся си туации и особенно с тей личности допрашиваемого , его процессуально го статуса , физического и психического состояния в момент допроса , интересов , намерений , привязанности , симпатий и антипатий. Успех в работе с носителем личностной информации во многом зависит от умения следов ателя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации. Вопросы , задаваемые допрашиваемому лицу , подразделяются на основные , дополнительные , первоначальные , промежуточные , заклю чительные , уточняющие , конкретизир ующие , напоминающие , детали зирующие , уличающие , контрольные. Вопросы следователя должны быть адресными , лаконичными , кор ректными . Формулировка вопроса должна быть четкой , ясной , кон кретной , понятной носителю информации . В нем не должны содер жаться подс казка , элементы навязывания своего мнения . Нельзя зада вать наводящих вопросов . Содержание вопроса не должно давать пово да для предположительного ответа. Не рекомендуется формулировать вопрос таким образом , чтобы в нем фактически оказывались заложенными с разу несколько вопроси тельных суждений и предложений , каждое из которых требует самосто ятельного осмысления и ответа . Такие формулировки могут поставить допрашиваемого в затруднительное положение . Когда на голову обру шивается сразу комплекс вопросов , п о психологическому «закону края» отвечающий обычной схватывает суть последнего вопроса и , фиксируя на нем внимание , упускает из виду предшествующие фраг менты речи . Нередко результативной оказывается реализация правила неожиданной постановки основного (клю ч евого ) вопроса. Тактика реализация принципа внезапности постановки основного вопроса (вопросов ) определяется исходя из особенностей личности допрашиваемого и ситуации , сложившейся до момента начала допроса и во время его производства . В одних случаях к осн овному вопросу необходимо подготовить допрашиваемое лицо путем плавного перехо да к нему от обсуждения второстепенных незначительных обстоя тельств дела , а то и отвлекающего обсуждения тематики , выходящей за пределы предмета допроса . В других случаях целе с ообразен иной под ход : допрос начинается сразу же с неожиданной для допрашиваемого лица постановки основного вопроса , как говорится , с места в карьер и прямо в лоб Кисляков В . Тактические приемы допроса обвиняемого . Вопросы предварительного следствия . Р остов-на-Дону , 1967 г . с . 159. . В чем же заключается специфика допроса лица , подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления ? Человек , совершивший преступление , в каком бы процессуальном статусе (подозреваемого либо обвиняемого ) он ни выступал, всегда является носителем значительно большей по объему и содержанию информации по сравнению с тем информационным потенциалом , кото рым владеют потерпевшие , а тем более свидетели . Однако в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное , преступник обычно менее других заинтересован в установлении исти ны по делу , а значит , чаще и решительнее склонен к извращению обсто ятельств дела , утаиванию и искажению достоверной информации . Этому также способствует то , что уголовной ответст в енности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый и обви няемый не несут . Данные обстоятельства и предопределяют специфику тактического воздействия следователя в отношении подозреваемого и обвиняемого при производстве их допросов. В чем-то тактика этого следственного действия сходна с тактикой допроса потерпевших и сви детелей (прежде всего с точки зрения принципов и подходов к допро су ), а в чем-то она имеет кардинальные отличия . В первую очередь , с точки зрения более глубоко прод уманной , искусной , тщательно подго товленной наступательной активности следователя Васильев А.Н . Тактика отдельных следственных действий . М .: Юридическая литература , 1981 г . с . 184. . Допрос подозреваемого (обвиняемого ) — необходимый элемент тактической операции по изобличению его в содеянном. В большинстве случаев это следственное действие производится неоднократно (с допроса преступника чаще всего начинается тактичес кая операция ; допросом преступника она и завершается ). Общим в предмете допроса подозр еваемого и обвиняемого является то , что эти лица допрашиваются в целях получения информации об обстоятельствах преступления и других , связанных с ними событий пред - и посткриминального характера. В первую очередь имеется в виду значимая для дела информация об обстоятельствах криминального , пред - и посткриминального поведе ния указанных лиц , о механизме , времени , месте , обстановке преступ ления , а также сведения о соучастниках , потерпевших , свидетелях , вещных объектах и материально фиксированных следах соде я нного. Эти общие положения конкретизируются с учетом своеобразия процессуального положения указанных лиц и ситуационных мо ментов. Одной из важных особенностей допроса подозреваемого является то , что предмет и тактическое обеспечение данного следственного дей ствия определяются с учетом информации , положенной в основу задер жания , а также особенностей ситуации , сложившейся до , во время и после его задержания. Перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его процессуальные права , объявлено , в чем он подозревается . В ходе допроса ему необходимо предоставить возможность изложить свою позицию по поводу возникшего в отношении его подозрения и дать показания по существу дела . Вопросы , задаваемые ему следователем , лежат в плос кости исследования следующих г рупп обстоятельств : - об основаниях и обстоятельствах задержания ; - об обстоятельствах преступления , в совершении которого он подозревается , и о имеющихся у следствия доказательствах причастности его к содеянному ; - о наличии у него алиби ; - о личности , пр ошлом , месте и образе жизни , трудовой и иной деятельности подозреваемого и его связях. В круг выясняемых вопросов могут входить , в частности , такие : - совершал ли ранее преступления и какие , какое понес за это наказание ; - знаком ли с потерпевшим и свидете лями , которые сообщили о совершенном им преступлении , в каких отношениях находится , если знаком ; - в силу чего оказался на (около ) месте происшествия во время совершения преступления ; - где , когда , при каких обстоятельствах на его теле , одежде , вещах образ овались обнаруженные следы ; - каков источник происхождения изъятых у него предметов. У подозреваемого , который отрицает свою причастность к расследуемому преступлению , выясняются возможные , с его точки зрения , причины , по которым на него легло подозрение ( ошибочное опозна ние , месть со стороны лиц , ложно указавших на него как на человека , совершившего преступление и т.д .). Приведенный перечень вопросов , задаваемых при производстве до проса подозреваемому , не является исчерпывающим . Он может быть развит и ко нкретизирован с учетом особенностей личности задержанного , обстоятельств содеянного , пе риода времени , прошедшего с момента совершения преступления и до задержания подозреваемого , других обстоятельств сложившейся по делу ситуации , поведения подозреваемого до , во время и после его задержания. Первичный допрос обвиняемого начинается с разъяснения ему сущности предъявленного обвинения и прав обвиняемого на предвари тельном следствии . После этого у него выясняется , признает ли он себя виновным в инкриминируемом деянии и что может заявить по сущест ву обвинения . В случаях признания обвиняемым своей вины , он допра шивается по всем известным ему обстоятельствам дела , независимо от полноты , объема ранее данных по этому поводу показаний , но в ином процессуальном ста т усе . После свободного рассказа обвиняемому могут быть заданы вопросы . У обвиняемого , признающего свою вину , выясняются следующие вопросы по существу дела : 1. в силу каких обстоятельств , на какой почве , ради достижения каких целей он совершил преступление , раскаивается ли в содеянном , что бы он хотел и может сделать для смягчения своей участи ; 2. где , когда , какой , в результате чего у него возник умысел на совершение преступления (в случае совершения неосторожного пре ступления выясняются цель , мотив , обсто ятельства поведения либо деятельности , в связи с которыми совершено преступление ), что им лично или другими лицами было сделано в порядке подготовки к со вершению преступления ; 3. когда , в какое время , каким способом , откуда прибыл на место будущего престу пления ; 4. какие отношения ранее связывали его с этим местом , предметом посягательства ; каковы обстоятельства и последствия преступления , как долго находился на месте происшествия , каким способом , с помощью каких возможностей и предметов совершил преступле ние , какие конкретно действия и в какой последовательности совершил , достигнута ли была преступная цель и т.д .; 5. что конкретно им было сделано на месте происшествия после совершения преступления ; 6. каким образом и куда убыл с места происшествия , что дел ал в дальнейшем вплоть до момента привлечения его к ответственности за содеянное. Наряду с этим у обвиняемого могут выясняться и другие вопросы , связанные с процессом образования следов преступления , лицами , ока зывавшими ему содействие в подготовке , совер шении преступления , противодействии расследованию , с его образом жизни до и после пре ступления , реализацией возможностей , открывшихся в связи с совер шением преступления. В этой связи ему могут быть заданы следующие вопросы : какой образ жизни вел до совер шения преступления , чем кон кретно занимался в сфере ведущей и дополнительных видов деятель ности , на какие средства существовал (их источник ), каковы его жиз ненные планы , цели , намерения , интересы и увлечения , отношение к алкоголю , наркотикам ; попадал л и ранее в поле зрения правоохранительных органов и что за этим последовало , если попадал и т.д . В работе по раскрытию преступлений , совершенных группой лиц , большое значение имеет тактически правильное решение вопроса о том , с кого именно следует начинать допрос (серию допросов ), и какая тактика является наиболее предпочтительной для получения правдивых показаний . Решение затронутых вопросов обычно осуществляется с учетом сведений о психологических особенностях допрашиваемых , их роли в содеянном и степени его тяжести . Предпочтение в условиях выбора отдается лицам , с которыми легче установить психологический контакт и продуктивно реализовать его потенциальные возможности. Надо ли вызвать для допроса и допрашивать обвиняемых (подозреваемых ) в том случае , когд а они категорически отказываются от дачи показаний и просят их не беспокоить ? Конечно надо . Возможно , даже чаще , чем тех лиц , которые дают показания . Проблема допроса «отказ ников» имеет правоохранительный , превентивный и тактический ас пекты . Во-первых , допрос является не только средством собирания интересующей следствие информации , но и формой коммуникации , направленной на разъяснение и реализацию процессуальных прав и гарантий подозреваемого и обвиняемого. Во-вторых , регулярный вызов на допрос и постано вка допрашивае мому вопросов , по поводу которых он может дать показания , позволя ют донести до него позицию следствия , изобличающие его фактические данные , собранные по делу , комментарии , доводы и соображения сле дователя по поводу состояния и перспектив р асследования и участие допрашиваемого , зависящей во многом от его позиции. В-третьих , факт каждого вызова на допрос должен находить свое документальное отражение (в составляемых протоколах допроса необ ходимо указывать дату , время начала и завершения допро са , формули ровки ставившихся вопросов и реакции на них допрашиваемого ). Отказ допрашиваемого лица давать показания фиксируется следо вателем в протоколе после каждого занесенного в нем вопроса . Если имеет место отказ ознакомиться и подписать протокол , то это обстоя тельство также отмечается в заключительной части протокола с указа нием мотивов позиции допрашиваемого , если он таковые приводит . В таких случаях протокол подписывается следователем и лицом , которое участвовало (присутствовало ), кроме него , на д опросе , имея на это право (надзирающий прокурор , переводчик и т.д .), и приобщается к делу . Соблюдение приведенных рекомендаций может оказаться полез ным с точки зрения предупреждения нежелательных акций со стороны обвиняемого в будущем (например , ложного обвинения следователя в судебном заседании в уничтожении протоколов , в которых якобы име лись его показания и подпись ). Кроме того , нельзя сбрасывать со счета и того , что информация , почерпнутая обвиняемым в ходе его общения со следователем , может оказать свое психологическое воздействие и повлиять на изменение им своей позиции . Взвесив все «за» и «против» на «холодную» голову , обвиняемый в конечном счете может отказаться от первоначальной негативной установки и стать на путь конструктив ного сотрудничеств а со следствием. ГЛАВА III . Понятие ложных показаний и методы их преодоления § 3.1. Сущность и формирование ложных показаний Центральными психологическими проблемами допроса являются диагностика истинности показаний , система приемов правомерного психического воздействия с целью получения правдивых показаний , способы изобличения ложных показаний. Источниками лжи чаще всего являются подозреваемые , обвиняемые и свидетели , иногда потерпевшие , и эксперты . Ложь – это специфическая форма мышления , а дач а показаний – волевой сознательный акт. "Психическая деятельность лиц , дающих ложные показания , неодинакова . Если у сообщающего правдивые сведения она носит репродуктивный (воссоздающий ) характер , то для лгущего она представляет творческий процесс , включаю щий дополнительную обработку материала воспоминаний в нужном лжецу направлении ". 10 Ратинов А.Р ., Гаврилов Н.И . Логическая структура лжи и ошибки в свидетельский показаниях В кн .: Вопросы борьбы с преступностью , вып . 37. М ., 1982 г.с .257. Приняв решение о сообщении ложных сведений , допрашиваемый пытается представить в уме , как его показания будут восприняты следователем и какая может последовать на них реакция . С учетом этого он может продумать варианты своих последующих ответов . Такое продумывание своего будущего поведения в зависимости от реакции собеседника , имитация хода его рассуждений , носит в психологии название рефлексии . Чем более высоким рангом рефлексии обладает недобросовестный допрашиваемый , тем сложнее разоблачить его ложные показания. Внешнее влияние , побуждающее к образованию мотива , представляет собой причину действия . Одна и та же причина может вызвать у различных людей разные мотивы и действия , преследующие различные цели . Ложные показания – это данные в установленном законом процессуальн ом порядке лицу , правомочному вести допрос , показания свидетеля , потерпевшего , подозреваемого или обвиняемого , заведомо не соответствующие действительности или искажающие ее , об обстоятельствах , имеющих значение для установления истины по делу. Закатов А .А . Ложь и борьба с нею . Волгоград ., 1984 г ., с . 50 Заведомо ложные показания всегда обусловлены конкретными мотивами и направлены на определенную цель . В каждом конкретном случае для выявления и разоблачения ложных показаний необходимы знания об условиях их формирования. Цели лжесвидетельства разнообразны . Среди низ можно выделить следующие : а ) избавление от ответственности ; б ) умаление собственной вины ; в ) преувеличение вины иного подозреваемого (обвиняемого ); г ) оговор невиновных. Что касается иных , кроме подозреваемого (обвиняемого ), участников расследования , то ученые криминалисты называют следующие общие причины лжесвидетельства : 1) связь лжесвидетеля с участвующими в деле лицами ; 2) причастность свидетеля к преступлению ; 3) воздействие заинтересо ванных лиц ; 4) нежелание помогать правоохранительным органам в установлении истины из-за негативного отношения к их работе , конкретным работникам ; 5) отношение в правоохранительным ценностям ; 6) болезненное состояние психики ; 7) личная заинтересованность в исходе дела ; 8) намерение избежать нежелательного обременительного участия в уголовном процессе. Образцов В.А . Выявление изобличение преступника М ., 1997 г ., с . 180. В общих чертах психологический механизм формирования ложных показаний подозреваемых и обвиняемых имеет общую основу с формированием таки же показаний свидетелей и потерпевших . Для потерпевшего и обвиняемого (подозреваемого ) общими является их заинтересованность в исходе дела . Однако если заинтересованность потерпевшего чаще всего направле н а на возмещение причиненного ущерба , удовлетворение его законных интересов и наказание виновных лиц , то заинтересованность обвиняемого (подозреваемого ), чаще всего преследует цели : уклонения от ответственности , смягчения ответственности и наказания , сохра н ения нажитого преступным путем и т.п. К другим причинам ложных показаний обвиняемых (подозреваемых ) относятся : воздействие на допрашиваемых заинтересованных лиц (других обвиняемых , их родственников , друзей ); отрицательное отношение к правоохранительным орг анам (был ранее судим , судимы родственники , обычаи преступной среды и пр .). Мотивы дачи ложных показаний обвиняемыми (подозреваемыми ) многочисленны и разнообразны . Они выявляются путем предварительного изучения личности допрашиваемого , его отношения к хара ктеру преступления и реакции общественного мнения на преступление , анализа его поведения на следствии и допросе Экман П . Психология лжи . С-Пб ., 1999 г.,с . 152. . Формирование ложных показаний несовершеннолетних обвиняемых (подозреваемых ) складывается из тех же элементов , что и показания взрослых . Но в отличие от последних восприятие подростков , совершивших преступление , происходит с максимальной концентрации внимания на своих собственных действиях и действиях соучастников . В момент совершения преступлен ия подростки обычно находятся в состоянии возбуждения , усиливающего остроту восприятия и приводящего к прочному запечатлению события в памяти . В связи с этим построение в уме подростком ложной модели события затруднено , что облегчает разоблачение лжи. Для того , чтобы своевременно выявить и разоблачить ложь , необходимо учитывать такие особенности несовершеннолетних правонарушителей , как склонность у употреблению наркотических средств и алкоголя , тунеядство , насилие по отношению к более слабым . Среди сверстн и ков несовершеннолетние правонарушители выделяются низким интеллектуальным уровнем , пренебрежением к созданию материальных и культурных ценностей , извращенным понятием о товариществе , мужестве , правдивости и честности. Специфическими разновидностями ложных показаний обвиняемых (подозреваемых ) являются оговоры и самооговоры. Под оговором понимается заведомо ложное показание одного обвиняемого в отношении другого . Подобные показания расцениваются как и другие показания обвиняемого , отрицающего вину и в следств енно практике встречаются нечасто . Значительную сложность для распознавания представляют самооговоры , т.е . заведомо ложные показания обвиняемого (подозреваемого ), признающего себя виновным в совершении преступления , к которому он не причастен. Ложное приз нание в совершении преступления может быть вызвано : а ) желанием быть осужденным за менее тяжкое преступление , по сравнению с действительно совершенным ; б ) желанием облегчить свое положение ("понравиться " следователю , получить свидание с родственниками ); в ) стремлением ввести следователя в заблуждение , добившись передачи поверхностно расследованного дела в суд , с тем , чтобы в судебном заседании отказаться от признания и избежать ответственности как за вымышленное , так и за истинное преступление ; г ) стрем ление выгородить соучастников , приняв их вину на себя , имея в виду , что соучастники , продолжив преступную деятельность , окажут материальную помощь осужденному и его семье и будут добиваться его освобождения ; д ) неправильным ведением следствия ; е ) желание м отвлечь внимание от розыска действительных преступников и др. В основе самооговора лиц , страдающих психическими расстройствами , лежат болезненные побуждения . Такие допрашиваемые приписывают себе преступления , которые совершены другими лицами или же обвин яют себя в преступлениях вообще не имевших места , являющихся результатом болезненного фантазирования или постороннего внушения . В частности случаи самооговоров встречаются у олигофренов . Это вызывается у них желанием быть в центре внимания , приобрести изв е стность. Лживость может быть также результатом серьезной патологии : нарушений сознания (оглушения , сумеречных делириозных ), нарушений памяти (ретроградных амнезий , псевдореминисценций , конфабуляций ), наличия бредовых идей (параноидного бреда , бреда самоуни чижения ) или бредоподобных фантазий (идей величия , богатства ). Поскольку ложь в показаниях психически неполноценных лиц весьма часто детерминирована бредовыми идеями , представляется необходимым остановиться на их рассмотрении более подробно. Бред в психиат рии определяется , как суждение и умозаключение , имеющее характер убежденности , возникающий на патологической основе и не поддающиеся коррекции . Бредовые идеи возникают при многих психических расстройствах. Разновидностями психогенного паранойяльного бредоо бразования является бред ревности , преследования , сутяжный бред , ипохондрический бред , бред самообвинения и др . Индуцированному бреду также свойственен характер преследования , люди страдающие подобными бредовыми идеями , нередко обращаются в правоохранител ь ные органы с требованием защитить их от посягательств различных лиц , вымышленных или реальных . Страдающий бредом преследования как будто бы правильно наблюдает за поведением кого-либо из окружающих . Однако в силу бредового понимания он истолковывает данны й факт искаженно и в трансформированном виде рассказывает об этом. В тех случаях , когда бред преследования , воздействия , отравления принимает достаточно стройную систему (страдающие психическими аномалиями убеждены , что за ними следят , их преследуют враги и т.п .) и эти болезненные состояния сочетаются с галлюцинациями , имеет место параноидная форма психоза. При бреде самообвинения и самоуничижения лица обвиняют себя во всевозможных проступках и преступлениях , объявляют себя ничтожными людьми , прибегают к сам ооговорам. Для предстарческого психоза характерен инволюционный параноид (в психиатрии это называют бредом "малого размаха "). Это психическое расстройство в начальной стадии не сопровождается глубокими расстройствами личности , в связи с чем лицо обычно не признается невменяемым . В клинической картине этого расстройства преобладает бред ущерба . Лица с подобной психической аномалией часто "слышат " разговоры своих "врагов " через стены (вербальные галлюцинации ). Они могут активно бороться с ними , писать жалобы в органы расследования , судебные органы и другие учреждения. Характерно , что лица , с психическими недостатками , подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений , стремятся умалить свою вину , ссылаясь на то , что их действия были реакцией на неправильн ые поступки потерпевших или других лиц . При этом ссылки на амнезию – самый распространенный способ их самозащиты . Амнезия – это выпадения воспоминания о событиях того или иного отрезка времени . В зависимости от того , на какой период они приходятся , различ а ют ретроградную амнезию , когда из памяти выпадают события , предшествующие проверяемому событию или заболеванию и интероградную , когда из памяти выпадают события отрезка времени после них . У лиц с психическими аномалиями распространены ложные воспоминания, когда ими переносятся события прошлого в настоящее , что искажает истинную картину расследуемого события. Следует иметь в виду , что психические отклонения могут возникать и у лиц , ранее не страдавших психическими аномалиями , что также может привести к недос товерности из показаний . Так , при тяжелом течении инфекционных и других тяжелых соматический болезней могут возникать затяжные психозы без нарушения сознания . Они могут проявляться галлюцинаторно – параноидным состоянием с массивными слуховыми галлюцинаци я ми и иллюзиями , чувством страха , бредом преследования. § 3.2. Классификация , признаки и особенности ложных показаний Ученые в разное время старались определить все возможные виды лжи , чтобы вооружить допрашивающего приемами ее разоблачения . Еще в начале века французский психолог К . Мелитан писал : «Лгать – всегда значит на место действительности какой – нибудь предпочтительный для лгущего вымысел и заменять действительно происходившие факты такими , какими их хотелось бы видеть» . Он также классифици р овал виды лжи и выделил : 1) опущение (выбрасывание из показаний ряда существенных деталей , важных для установления истины ; 2) преувеличение (когда допрашиваемый подозреваемый , говоря о действиях потерпевшего , утверждает , что тот сам повинен в случившемся ) ; 3) приукрашивание (если сообщаемые факты исправляются , подробности отбрасываются и добавляется то , что на пользу допрашиваемому ). Мелитан К . Психология лжи . М ., 1993 г ., с . 14 Известный отечественный психопатолог Л.И . Айхенвальд выделил следующие в арианты лжи : 1) чистая неправда (бессознательная , вне желания , на почве фантазирования , непостоянства , невыдержанности ); 2) чистая ложь (сознательная , патогенная , в связи с патологическим моральным дефектом ); 3) фантастическая ложь (более или менее созн ательная ); 4) патологическая ложь , связанная с болезненной внушаемостью Айхенвальд Л.И . Криминальная психология Л ., 1982 г ., с . 50 . Полуправда выражается в смешивании действительных фактов с клеветой . Инсинуация – это клевета , преднамеренное , злостное измышление с целью опорочить кого – либо , злобный вымысел . Но от клеветы инсинуация отличается тем , что выражается в форме намека , завуалированной клеветы. Различаются следующие виды лжи в показаниях : 1) пассивная , заключающаяся в умолчании показаний ; 2) активная , опирающаяся на сообщение заведомо ложный сведений Романов В.В . Юридическая психология . М ., 1999 г.,с . 108. . Пассивная ложь бывает : а ) полная (умалчивается целый эпизод или факт ); б ) частичная (когда умалчиваются лишь отдельные детали , что, однако , приводит к искажению события ); в ) запирательство (утверждения типа : «я ничего не знаю» ). Активная ложь подразделяется на : 1) ложь целиком состоящую из вымысла ; 2) частичную ложь . Первый вид активной лжи в следственной практике встречается отно сительно редко , ввиду легкости ее разоблачения. Частичная ложь наиболее распространена и сложна в распознавании . Нередко ложь касается лишь отдельных обстоятельств , деталей события , которые так или иначе представляют допрашиваемого в невыгодном для него св ете . Так , нередко потерпевшие отрицают или искажают факты , свидетельствующие об аморальности своего поведения , пребывания в момент преступного посягательства в нетрезвом состоянии , поступках , спровоцировавших событие преступления. Частичная ложь подразделя ется на : а ) полуправду (смешение действительных фактов с ложными ), б ) инсинуацию (завуалированную ложь ) и в ) диффамацию (подтасовку фактов , придание им ложного смысла ). Такая ложь формируется следующими способами : 1. Исключением отдельных элементов соб ытия (например , допрашиваемый , привлекающийся к уголовной ответственности за квалифицированное хулиганство , признает нанесение побоев гражданину , но отрицает наличие соучастников и применение кастета ); 2. Дополнение события вымышленными элементами (обвиняе мый утверждает , что подвергся нападению со стороны потерпевшего ); 3. Перестановкой отдельных элементов события во времени и пространстве (обвиняемый выдвигает ложное алиби , утверждая , что в момент совершения преступления находился в другом месте ). Разновид ностями активной лжи являются оговор , самооговор и ложное алиби. Оговор может быть простым (если он содержит обвинение одного лица в одном преступлении ) и сложным (когда обвиняются несколько лиц в различных преступлениях ). Самооговор также подразделяется н а простой (если он касается самого обвинения ) и сложный (если он содержит обвинение и других лиц ). Кроме того , различают : полный самооговор (при абсолютной непричастности заявителя к преступлению ) и частичный (если причастность к преступления в какой-то м е ре существует ); реальный (в отношении преступления , действительно кем-то совершенного ) и нереальный (в отношении вымышленного преступления ). В свою очередь реальный самооговор может выразиться в самообвинении заявителя в преступлении более тяжком или мене е тяжком , чем имело место в действительности. Ложное алиби может быть заранее подготовленным и не подготовленным . Подготовленное ложное алиби бывает квалифицированным , когда преступник заранее готовит "доказательства ", подкрепляющие алиби , и простым (заране е продуманная , но голословная ссылка на какие-либо обстоятельства , факты ). Критерий подготовленности показаний распространяется в целом на все виды ложных показаний . По этому признаку ложь делится на ситуативную и заранее подготовленную. Некоторыми авторам и выделяется также понятие "неполная ложь ". Например , Б.А . Бейлинсон относит к "неполной лжи " ситуацию , когда свидетель – очевидец , устранившийся от возможного предотвращения и пресечения преступления под влиянием страха , малодушия , пытаясь оправдать свое поведение не только перед следователем , но и перед самим собой , вначале сознательно искажает воспринятое событие в выгодном для себя свете , а затем уже подсознательно верит в собственные измышления и выдает их за истину Бейлинсон Б.А . О тактике допроса с видетеля при расследовании обстоятельств , способствовавших преступлениям против личности и общественного порядка . – В кн .: совершенствование профилактической деятельности следственного аппарата . Волгоград , 1975 г.с .283. . Одной из важнейших задач допроса я вляется распознавание установки у допрашиваемого лица (свидетеля , потерпевшего , подозреваемого , обвиняемого ) на дачу ложных показаний , выявление и преодоление сообщенной им лжи. На основе анализа следственной практики и литературных источников можно выдели ть ряд наиболее распространенных вербальных симптомов лжи : 1. Противоречие высказываний другим собранным по делу доказательствам , а также противоречия внутри самих показаний . Известно , что ложь невозможно продумать во всех деталях . Лгущий обычно старается запомнить наиболее важные на его взгляд обстоятельства , а ряд других подробностей остается неосмысленным . Кроме того , ложь нередко носит цепной характер , поэтому одно искаженное обстоятельство заставляет вносить коррективы и в другие , а продумать и запом н ить все это практически не возможно . Именно поэтому ложь обычно не выдерживает детализации фактов. 2. Неопределенность , неконкретность сведений , содержащихся в показаниях . Вымышленные , не пережитые допрашиваемым события , находят поверхностное закрепление в его памяти или же вообще не фиксируются. 3. Описание событий , фактов с чрезмерной точностью , что может быть вызвано заучиванием заранее подготовленных показаний. 4. Совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких допрашиваемых . Обычно несколько св идетелей , наблюдавших одно и то же событие , обращают внимание на наиболее существенные признаки , детали же ими воспринимаются различные , в зависимости от индивидуальных свойств личности. 5. Различное объяснение одних и тех же событий на разных допросах . Л гущий допрашиваемый через некоторое время забывает некоторые детали своих вымышленных объяснений и на повторных допросах может дать им другое истолкование. 6. Настойчивое , неоднократное повторение допрашиваемым по собственной инициативе каких-либо утвержд ений. 7. «Проговорки» в показаниях , т.е . невольное высказывание достоверной информации. 8. Сообщение в показаниях только позитивной в отношении себя информации и отсутствие каких-либо сомнений в трактовке событий. 9. Неоднократная ссылка допрашиваемого на свою добропорядочность и незаинтересованность. 10. Уклонение от ответа на прямой вопрос , попытки создать впечатление , что вопрос следователя не понят. 11. Сокрытие фактов , которые по сведениям следователя хорошо известны допрашиваемому. 12. Наличие в показаниях допрашиваемого выражений , не соответствующих уровню его развития и образования. Однако не вся информация , содержащаяся в устной речи , находит отражение в протоколе допроса . За его пределами остается много того , что на вербальном уровне восприя тия оценивается и используется следователем в организационно-тактических целях. Кроме того , в протоколе допроса не находят отражение невербальные компоненты устной речи , а также информация , передаваемая процессуальными собеседниками с помощью невербальных средств информационного воздействия. «Между тем , как установлено психологами , лишь 7% информации в беседе передается непосредственно словами . В то же время звуками и интонацией передается до 38%, а жестами , позой , телодвижениями до 55% полезной информации». Следственные действия . Криминалистические рекомендации ./ под ред . В.А . Образцова . М ., 1999 г.,с . 95. Поступающая от допрашиваемого невербальным путем информация доказательственного значения не имеет . Это – ориентирующая информация , имеющая организацио нно-тактическое значение . В системе средств и методов собирания ориентирующие информации особое место занимает криминалистическое наблюдение. Источниками информации являются : устная и письменная речь допрашиваемого лица ; лицо , глаз , руки и другие части его тела ; действия , реакции , поведение , выступающие в качестве информативных проявлений его сущности и состояния (телодвижения , жесты , мимика и т.д .); одежда (ее вид , состояние и т.п .), прочие сопутствующие вещи (браслеты , цепочка , сумки , документы и т.д .). Устная речь человека с физической точки зрения представляет собой сигнал , который образуется в результате функционирования сложной анатомо-физиологической деятельности человека , включающей центральную нервную систему и речевой аппарат . Устная речь любого человека обладает устойчивым набором акустических , стилистических , лексических , фразеологических признаков , характеризуется определенным уровнем экспрессивности , эмоциональности и другими особенностями . Приобретаемые в ходе формирования личности , учебы , п р офессиональной деятельности , повседневного общения и практики признаки речи индивидуальны , относительно устойчивы , повторяемы . Отсюда и вытекает широко практикуемая в уголовном производстве и за пределами этой сферы идентификация человека по признаками ег о голоса и другим компонентам устной речи , а также распознавание тех или иных сторон и целостной характеристики его внутреннего мира. Некоторые признаки голоса , содержательного и эмоционального наполнения устной речи могут квалифицироваться как сигналы , даю щие основания заподозрить допрашиваемого во лжи. Голос для характеристики человеческой речи даже более важен , чем слова . Здесь наиболее распространенными признаками обмана являются паузы . Паузы могут быть слишком продолжительными или слишком частыми . Замин ки перед словами при ответе на вопрос , всегда наводят на подозрения . Подозрительны и короткие паузы в процессе самой речи , если они встречаются слишком часто . Признаками обмана также могут быть и речевые ошибки : междометия , например , «гм» , «ну» , и «э-э» ; п овторы, например «я , я , я имею в виду , что я…» ; лишние слоги , например «мне очень по-понравилось». Эти голосовые признаки обмана – речевые ошибки и паузы – могут происходить по двум причинам . Лжец не продумал поведения заранее . Если он не ожидал , что приде тся лгать , или был к этому готов , но не предвидел какого-то определенного вопроса , он может колебаться или делать речевые ошибки . Но это может происходить и тогда , когда лжец подготовился хорошо . Сильная боязнь разоблачения может заставить и подготовившег о ся лжеца запинаться и даже забывать уже продуманную линию поведения . Боязнь разоблачения усугубляет ошибки и у плохо подготовившегося лжеца . Когда он слышит , как неправдоподобно звучит его ложь , он начинает еще больше бояться быть пойманным , в результате ч его возрастает количество пауз и речевых ошибок. Тон голоса также может выдавать обман . В то время как большинство людей считает , что тон голоса отражает испытываемые в данный эмоции , научные исследования до сих пор еще не доказали этого. Более всего изуче нным признаком проявления эмоций в голосе является повышение тона . То , что у расстроенных людей высота голоса возрастает , показали почти 70% экспериментов . Это особенно справедливо , вероятно , в тех случаях , когда люди испытывали гнев или страх . Есть некот о рые свидетельства того , что при грусти или печали высота голоса падает , но это еще не доказано . Ученым пока не известно , меняется ли высота голоса при волнении , огорчении , отвращении или презрении . Многообещающими выглядят другие , хотя и не так хорошо изу ч енные признаки эмоций : более громкая и более быстрая речь при гневе или страхе или более тихая и более медленная речь при печали. Экман П . Психология лжи . С-Пб ., 1999 г ., с . 68. Эмоциональные изменения голоса скрыть не легко . Если лгут главным образом о непосредственно испытываемых в момент произнесения лжи эмоциях , шансы , что произойдет утечка информации , достаточно велики . Если целью лжи является сокрытие страха или гнева , голос будет выше и громче , а речь , возможно , быстрее . Прямо противоположные из м енения голоса могут выдать чувство печали , которое пытается скрыть обманщик. Повышение тона голоса не является индикатором лжи ; это признак страха или гнева и , возможно , возбуждения . Однако не следует всякое проявление эмоций в голосе интерпретировать как свидетельство обмана . Правдивый человек , боясь , что ему не поверят может из-за этого повышать голос так же , как и лжец , боящийся быть уличенным . Проблема заключается в том , что не только лжецы , но и абсолютно невиновные люди испытывают порой эмоционально е возбуждение. Как показывает практика , ложные показания обычно имеют более бедный эмоциональный и интонационный фон . Связано это с тем , что , воспроизводя надуманную вербальную конструкцию , лжесвидетельствующий не может адекватно воспроизвести те эмоциональ ные переживания , которые в действительности он должен бы испытывать в соответствии с избранной версией . Такое воспроизведение требует или определенных невербальных реакций , или введения в речь определенных конструкций (слов - актуализаторов ), что без спец и альных навыков сделать очень трудно . Поэтому в том случае , когда эмоциональное состояние лица , дающего показания , выраженное в особенностях его речевого поведения , противоречит содержанию сообщения , которое он доносит до слушателей , это должно насторожить следователя. Ровный , бесстрастный голос одному внушает доверие , другому – может показаться , что человек , говорящий ровным голосом , себя контролирует , а это , в свою очередь , предполагает , что ему есть что скрывать . Чтобы избежать подобной ошибки в интерпрет ации бесстрастности тона , нужно знать , характерна ли для человека такая манера говорить вообще , в этом поможет предварительная беседа с допрашиваемым . Поэтому прежде чем принять решение о проведении тактической операции по разоблачению криминальной лжи , н е обходимо проанализировать и сопоставить результаты наблюдения и других методов познания. Спонтанная речь у лиц , не владеющих ораторским искусством , обычно сопряжена с паузами напряженного обдумывания , неуверенностью в голосе , повторами , самоперебивами , пор ой с отказом от продолжения разговора в силу затруднений в построении речевых конструкций. Зигмунд Фрейд в «Психопатологии обыденной жизни» продемонстрировал , что промахи , совершаемые в повседневной жизни , например , оговорки , ошибочные именования и ошибки, совершаемые при чтении и письме , не случайны и свидетельствуют о внутренних психологических конфликтах . Оговорка , говорил он , становится своеобразным «орудием…которым выражаешь то , чего не хотелось сказать , которым выдаешь сам себя» Фрейд З . Психопатоло гия обыденной жизни . М ., 1996 г ., с . 66 . Следователь должен быть осторожным , так как далеко не каждая оговорка свидетельствует об обмане . Выдает оговорка ложь или нет , можно определить по контексту . Следует также стараться избегать другой распространенной ошибки и считать каждого , кто не делает оговорок , правдивым . Многие лгут , совсем не оговариваясь при этом . Фрейд не объясняет , почему оговорки далеко не всегда сопутствуют лжи. Тирады – другой способ , которым выдают себя лжецы . Тирада отличается от оговор ки . Здесь промахом являются не одно – два слова , а обычно целая фраза . Информация не проскальзывает , а льется целым потоком . Эмоция «несет» лжеца , и он даже далеко не сразу осознает последствия своих откровений . Оставаясь хладнокровным , лжец не допустил б ы такой утечки информации . Именно напор захлестывающей эмоции – бешенства , ужаса , страха или огорчения – заставляет лжеца выдавать себя. Третий способ обнаружения обмана по внешним признакам речи – уклончивые ответы или изощренные увертки . «Согласно отдельн ым исследованиям психологии лжи , некоторые люди , когда лгут , не дают прямых ответов , уклончивы или сообщают больше информации , чем требуется . Другие исследования показали прямо противоположное : большинство людей слишком хитры , чтобы быть уклончивыми и изб егать ответов». Экман П . Психология лжи . С-Пб ., 1999 г ., с . 66. Установочная речь представляет собой воспроизведение заранее подготовленного письменного или устного аналога и поэтому является , по сравнению со спонтанной , более ровной , гладкой , «причесанн ой» , логичной . Подмечено , что некоторые лжесвидетели , которые заранее готовятся дать ложные показания , еще до вызова их на допрос разрабатывают письменный вариант будущих показаний , проговаривают , иногда даже заучивают их . В итоге их показания могут быть н есвойственно стройными , четкими , с элементами книжного стиля , что особенно бросается в глаза на фоне выявленного недостаточного общего уровня речевой культуры допрашиваемого. Весьма ценным источником информации для следователя , ведущего допрос , является вы ражение лица . Обычно лицо несет сразу два сообщения – то , что лжец хочет сказать , и то , что он хотел бы скрыть . Одни выражения лица поддерживают ложь , давая нам неверную информацию , другие же – выдают правду , потому что выглядят фальшиво , и истинные чувст в а просачиваются сквозь все попытки скрыть их. Истинные чувства отражаются на нашем лице потому , что мимика может быть непроизвольной , неподвластной нашим мыслям и намерениям Пиз А . Язык телодвижений . М .: Олимп , 1992 г.,с .51. . Но лицо может и лгать , так как мы в состоянии контролировать свою мимику , не позволяя людям увидеть правду и вынуждая их принять ложь . Лицо ведет двойную жизнь , сочетая выражения , которые мы намеренно принимаем , с теми , которые порой являются спонтанно , без нашего ведома . «Человек п лохо осознает , что выражает его лицо , и в большинстве случаев вообще мало обращает внимания на собственное выражение лица». Пиз А . Язык телодвижений . М .: Олимп , 1992 г. , с . 61. Лицо непосредственно связано с областями мозга , отвечающими за эмоции . Когда что-то вызывает эмоцию , мышцы лица срабатывают непроизвольно . Люди могут научиться воздействовать на эти выражения и более или менее успешно скрывать их . Но для этого необходимы усилия и постоянная тренировка . Первоначальное выражение лица , появляющееся в момент возникновения эмоции , не выбирается специально. Наряду с непроизвольными и намеренными выражениями существуют еще и некогда заученные нами и теперь появляющиеся автоматически , желаем мы того или нет , а порой – даже вопреки этому и , как правило , без нашего осознавания. Наиболее сложный источник утечки информации , дающий основания полагать о неискренности переживаемых эмоций – микровыражения . Эти проявления дают полную картину скрываемых эмоций , но настолько мимолетную , что ее обычно не успевают замет ить . Микровыражения охватывают все лицо , но очень ненадолго , занимая лишь ничтожную часть обычной длительности выражения , и его трудно заметить . Но они хорошо заметны при просмотре видеопленки в замедленном режиме , поэтому в особо трудных случаях помощь с л едователю в данном случае может оказать видеозапись допроса . Однако с микровыражениями дело обстоит не так просто еще и потому , что , несмотря на полноту их информации о скрытых эмоциях , они проявляются довольно редко. Гораздо более часто встречаются смазан ные выражения ; человек успевает осознать появление этого выражения на лице и пытается убрать его , порой прикрывая его другим выражением . Улыбка является наиболее распространенным способом прикрытия таких явлений . Иногда выражение смазывается так быстро , ч т о трудно определить , какая именно эмоция была скрыта . Хотя микровыражения и более сжато во времени , перед нами мимолетная , но полная картина эмоций . Смазанное же выражение не представляет полной картины эмоций , но оно длится дольше и сам факт прерывания б о лее заметен. При анализе и микро - и смазанных выражений возникают две проблемы , которые затрудняют истолкование большинства признаков обмана . Первая : не каждый человек , скрывающий свои эмоции , выказывает микро - или смазанные выражения , поэтому и их отсутст вие еще не является свидетельством честности . Вторая проблема вызвана неспособностью понять , что даже честные люди начинают слишком волноваться , когда чувствуют , что их подозревают во лжи (подобный прием очень часто используется недобросовестными следоват е лями и оперативными работниками к допрашиваемым , в отношении которых нет оснований , для подозрения их во лжи ). Этой ошибки можно избежать , если помнить , что наличие микро - и смазанных выражений само по себе еще не говорит об обмане. Не все лицевые мышцы од инаково легко поддаются контролю . Движения некоторых являются более верными признаками эмоций , чем другие . Эта верность означает , что данные мышцы «не могут лгать» , то есть находятся вне контроля человека . Поэтому лжецу трудно скрыть те чувства , которые в о здействуют на эти мышцы – их движения трудно прервать или прекратить . Некоторыми мышцами почти никому не удается управлять по собственной воле . Например , уголки рта опускаются сами собой , когда человек находится в состоянии грусти , печали или горя , произво льно сделать то же самое могут лишь очень немногие люди. Движения этих мышц являются верными признаками потому , что человек не может управлять ими по команде , и использовать для имитации тех или иных чувств . Таким образом , если человек не может заставить э ти мышцы изображать неистинные чувства , то ему должно быть трудно и остановить или спрятать их движение при выражении подлинных эмоции . Лучшим способом скрыть свои чувства является полное устранение движений мышц лица , чем , кстати , часто пользуются допраш и ваемые . Но это трудно сделать , особенно когда эмоции затрагивают те мышцы , которые дают верные признаки эмоций . Эти мышцы сосредоточены большей частью на лбу. Так , верными признаками печали , горя , расстройства , а в некоторых случаях и вины являются приподн ятые внутренние уголки бровей , которые в свою очередь делают треугольными верхние веки и вызывают морщины в центре лба . «Не более 15% наших испытуемых могли намеренно вызвать такое выражение лица». Пиз А . Язык телодвижений . М .: Олимп , 1992 г. , с . 96 Данн ое выражение , как правило , не бывает фальшивым и появляется , когда человек действительно испытывает расстройство или грусть (возможно , с примесью вины ). При боязни , беспокойстве , страхе – брови приподняты и сдвинуты , также приподняты верхние веки и напряже ны нижние . При попытке скрыть страх движения век может и не быть , но положение бровей будет таким же. Характерное для гнева положение бровей , при котором они сдвинуты к переносице , а также характерные для удивления приподнятые брови не являются верными при знаками , их способен имитировать каждый , поэтому их часто изображают на лице , желая показать фальшивые эмоции , они убирают , чтобы скрыть истинные. Верные признаки эмоций дают также и мышцы рта . Сжатие губ является убедительным признаком гнева ; слизистая об олочка становится менее заметной , но при этом человек вовсе необязательно закусывает или сжимает губы . Такое движение обычно бывает , у только начинающих сердится , порой даже еще до того , как они сами себе отдадут отчет в этом. До сих пор разговор шел о тре х путях утечки информации : микровыражениях , смазанных выражениях и так называемых признаках эмоций , возникающих в результате работы трудно управляемых мышц лица . Большинство людей считает , что есть еще и четвертый источник – глаза . У глаз есть пять возмож ных способов передачи информации , причем обман выдают только три из них. Первый способ – внешние изменения , возникающие благодаря работе мышц , расположенных вокруг глаз . Эти мышцы изменяют форму век , влияют на размеры видимой части белка и радужной оболочк и , а также на общее впечатление от глаз . Вторым источником информации , которую дают нам глаза , является направление взгляда . Когда человек отводит глаза , это свидетельствует о наличии определенных чувств : движение вниз означает грусть , в сторону – отвраще н ие , вниз и в сторону – вину или стыд . Однако даже чувствующий свою вину обманщик постарается не отводить глаза в сторону , так как знает , что люди могут заметить это и заподозрить обман . Третий , четвертый и пятый источники информации являются более обнадеж и вающими в отношении признаков обмана . Моргать глазами можно намеренно , но это также и непроизвольная реакция , которая учащается при эмоциональном возбуждении . К том уже при этом расширяются зрачки , и эта реакция , в отличие от предыдущей , не поддается созн а тельному контролю. Хотя частое моргание и расширенные зрачки и свидетельствуют об эмоциональном возбуждении , мы не можем сказать , какая именно эмоция при этом проявляется - за этим может стоять восторг , гнев или страх . Поэтому моргание и расширение зрачков становятся уликами для следователя только в том случае , когда сам факт повышения эмоциональности говорит о том , что мы имеем дело с лжецом , а не с честным человеком , боящегося несправедливого обвинения. Пятый и последний источник информации - это слезы ; о ни также являются результатом действия высшей нервной системы . Однако слезы свидетельствуют далеко не обо всех эмоциях , а только о некоторых из них . Они связаны , как правило , с горем , грустью , облегчением , а иногда – со счастьем и безудержным смехом. Необх одимо заметить , что даже верные признаки эмоций , о которых речь шла выше , могут обмануть , если допрашиваемый умеет пользоваться техникой Станиславского , которая учит актера запоминать собственные эмоциональные переживания , чтобы впоследствии правдоподобно воспроизводить их на сцене . Когда актер пользуется этой техникой , выражение его лица является не имитацией , а результатом повторного переживания эмоций , то есть оживление эмоций и на физиологическом уровне. Но есть еще три вида признаков , по которым можно судить о фальшивости выражения лица : асимметрия , длительность и несвоевременность выражения лица. При асимметричном выражении одна и та же эмоция проявляется на какой-то половине лица сильнее , чем на другой . Его не стоит путать с односторонним выражением , при котором двигается только одна половина лица . Такие односторонние движения , как правило , не вызваны эмоциями , они обычно используются в эмблемах , таких как подмигивание или скептическое поднятие брови . Так как произвольные и непроизвольные движения нез а висимы друг от друга , то если одни из них асимметричны , другие не обязательно тоже должны быть асимметричными . Общеизвестно , что полушария головного мозга управляют только намеренными мимическими движениями , непроизвольные же управляются более низшими и п р имитивными отделами мозга , следовательно , асимметрия имеет место только тогда , когда выражение лица является намеренным , фальшивым или сделанным по заказу . При асимметричном выражении одна сторона лица искривляется сильнее , чем другая , хотя такие выражени я не так заметны , как односторонние , но являются верным признаком фальшивой эмоции. Если у человека во время допроса замечается множество асимметричных выражений лица , то , скорее всего , его эмоции неискренни , хотя это совсем не означает , что асимметрия всег да является свидетельством неискренности . Некоторые выражения , хотя таковых и очень мало , являются асимметричными сами по себе . Точно также отсутствие асимметрии еще не доказывает подлинности эмоций ; возможно , она не была замечена , а кроме того не каждое н амеренное , неискреннее выражение является асимметричным , это верно только для большинства из них . Следователь никогда не должен полагаться только на один признак обмана , их обязательно должно быть несколько . Вторым из трех признаков является длительность . Длительность есть общая протяженность мимического выражения во времени , от момента его появления , до полного исчезновения . Большинство искренних выражений сменяется достаточно быстро . Причем даже в экстремальных состояниях внешние проявления чувств редк о удерживаются дольше и осуществляются как ряд последовательных кратковременных выражений . Долго удерживаемое выражение лица является , скорее всего , эмблемой или насмешкой . Что же касается удивления , то если оно не поддельно , то его начало , длительность и и счезновение занимают не более секунды . Если же оно длится дольше , то является насмешливым , (человек изображает его ), эмблемой удивления (человек изображает кого-то , кто был удивлен ) или просто подделкой (человек только делает вид , что удивлен ). Удивление в сегда мимолетно и длится лишь до тех пор , пока человек не осознал того , что случилось. Несвоевременность выражения лица по отношению к речи , интонациям и телодвижениям является третьим признаком неискренности эмоций . Например , если гневное выражение появля ется после слов , то , скорее всего , гнев является поддельным , поскольку подлинное выражение появилось бы в самом начале фразы , либо даже чуть раньше . Еще меньший разрыв допустим между мимикой и телодвижениями . Если гневное выражение появляется у человека п о сле удара кулаком о стол , то он , скорее всего , лжет . Выражения лица , не синхронизированные с телодвижениями , как правило , являются признаками обмана. Практика показывает , что все , что исходит от человека на уровне его сознания может оказаться ложной демонс трацией , игрой , намерением казаться не тем , кем он является в действительности , а тем , кем он хотел бы выглядеть в глаз окружающих . Более точно личность распознается на основе расшифровки невербальных коммуникаций подсознательного характера , тех источнико в информации , которые существуют независимо от воли и желания человека . В связи с эти особого внимания заслуживает так называемый язык подсознательных жестов. Некоторые жесты человека являются результатом социализации личности . Количество из не велико , они контролируются сознанием и представляют для субъектов криминалистического наблюдения меньшую познавательную ценность . Иное дело – генетически врожденные жесты – биологическое наследство человека . Хотя у современных людей эти жесты и утратили во многом сво е изначальное значение , они , тем не менее сохранились как передаваемые их поколения в поколение информативные стереотипы поведения , отражающие то или иное психическое состояние носителей . Особую значимость имеет расшифровка подсознательных жестов для выявл ения лжи , определения психологического состояния , намерений , чувств допрашиваемого . Весьма информативны в этом смысле различные стереотипные жесты рук. Жесты , связанные с прикосновением рук к различным частям лица . По мнению большинства психологов , данная группа жестов чаще всего свидетельствует о ложности сообщения , неуверенности , мрачном предчувствии говорящего . Эти жесты вызываются подсознательным стремлением человека вырваться , уйти из неприятной ситуации , связанной с необходимостью лгать (человек как б ы закрывает себе рукой рот , глаза , уши ). Это подсознательное сдерживание имеющих негативную эмоциональную окраску лживых вербальных актов . Жест имеет следующие разновидности : защита рта рукой , когда этот жест используется в момент речи , свидетельствует о т ом , что этот человек говорит неправду ; прикосновение к носу представляет собой завуалированный вариант предыдущего жеста ; потирание века в момент произносимой речи означает подсознательное желание говорящего избежать взгляда собеседника в свои глаза ; поти р ание уха – жест , отражающий подсознательное желание слушателя отгородиться от неприятных слов говорящего . Оттягивание воротничка характерно для людей , которые лгут и подозревают , что их обман раскрыт . Стресс вызывает неприятные ощущения в области шеи. Пи з А . Язык телодвижений . М ., 1992 г.,с 97. При толковании вышеперечисленных жестов следователю следует быть предельно осторожным , так как их можно спутать со схожими проявлениями обычных состояний , характерных для обдумывания вопроса . Оценки сказанного. Ру ки в качестве барьеров . Укрытие за какой-либо перегородкой является естественной реакцией самосохранения любого человека . Помещая одну или обе руки на груди при наличии признаков опасности , человек тем самым подсознательно как бы образует своеобразный бар ь ер , демонстрирует попытку отгородиться от надвигающейся угрозы или нежелательных обстоятельств . Наблюдая за человеком , который держит руки в таком положении , можно сделать вывод о том , что у него отрицательное отношение к говорящему лицу , он не вникает в т о , что ему говорят. Если этот жест дополнен сжатием рук в кулаки , это может свидетельствовать о наступательной и враждебной позиции слушающего . В том случае , когда скрещивание рук сопряжено с захватыванием кистями рук противоположных плечей , это следует тр актовать как признак сдерживания негативных эмоций говорящим или слушающим. До сих пор в данном разделе речь шла о конкретных жестах , как об источниках информации о допрашиваемом , а также как о признаках обмана . В повседневной жизни мы часто используем гр уппу жестов , именуемых эмблемами . Эмблемы имеют очень конкретное значение , известное каждому , принадлежащему к определенной культурной группе . Всякий знает , что пожатие плечами означает «не знаю» , «ничего не могу поделать» , кивок головой – «да» , горизонта л ьное движение головой – «нет» , движение кистью руки вверх-вниз – «до свидания , прощай» , приставление руки к уху – просьба говорить погромче , поднятие большого пальца - «хорошо , здорово , замечательно» . Большинство прочих жестов не имеют конкретного значения, и смысл их не ясен . Многие жесты мало что значат без сопроводительных слов . Эмблемы же , в отличие от просто жестов , можно использовать вместо слов или там , где слова использовать нельзя. Эмблемы всегда показывают намеренно . Человек , показывающий эмблему , точно знает , что делает . Но так же как случаются оговорки в речи , бывают промахи и в телодвижениях – это и есть эмблемы , выдающие информацию , которую человек пытается скрыть . Определить , что эмблема является промахом , а не делается намеренно , можно по дву м моментам . Один из них – действие выполняется не полностью , а лишь фрагментарно . Пожать плечами можно , подняв оба плеча или повернуть руки ладонями вверх , это можно сделать мимикой – поднятием бровей с одновременным опусканием век и приданием рту подковоо б разной формы – или сочетанием всех этих действий , иногда еще и с наклоном головы вбок . Когда эмблема является ненамеренной утечкой информации , обычно показывается только один элемент , да и тот не полностью . Вторым признаком того , что эмблема является скор е е «оговоркой» , нежели намеренным действием , является то , что она выполняется не в привычной позиции . Большинство эмблем демонстрируется прямо перед собой , между талией и областью шеи . При «оговорках» же эмблему никогда не выполняют в привычной позиции. «Хо тя и не каждый лжец демонстрирует эмблематические оговорки , но когда они случаются , это вполне надежный признак . Эмблематические оговорки являются подлинными признаками невольно вырывающейся информации . Какая эмблема будет непроизвольно показана в процесс е лжи , какое при этом просочится сообщение , зависит от того , что хотят скрыть.» Экман П . Психология лжи . С – Пб ., 1999 г ., с .76 Иллюстрация – это еще один тип телодвижений , который может быть признаком обмана . Этот тип телодвижений назван так потому , чт о иллюстрирует речь . Способов иллюстраций много : можно делать особое ударение на слове или фразе , подобно тому , как ставят знак ударения или подчеркивают что-либо на письме ; можно прослеживать в воздухе ход мысли рукой , как бы дирижируя своей речью ; можно рисовать руками в воздухе или изображать действия , повторяющие или усиливающие сказанное . Именно руки обычно иллюстрируют речь , хотя движения бровей и век часто тоже являются иллюстрациями , также как и все тело или верхняя часть торса. Сама по себе иллюстр ация не является признаком обмана , а вот уменьшение количества иллюстраций может свидетельствовать о том , что человек лжет . Люди иллюстрируют меньше , чем обычно , когда тема их никак не затрагивает , когда им скучно , неинтересно или в минуты глубокой грусти. Людей , изображающих заботу или энтузиазм , может выдать то , что они не сопровождают свою речь возросшим количеством иллюстрации . Иллюстраций становится меньше и когда человек говорит нерешительно . "Если лжец как следует не проработал линию поведения заран е е , ему также придется быть осторожным и тщательно обдумывать каждое слово , прежде чем произнести его . Лжеца с большим опытом , плохо отрепетировавшие свою ложь , не сумевшие предугадать , что и когда у них спросят , обязательно продемонстрируют уменьшение кол ичества иллюстраций . Но даже если лжец хорошо проработал и отрепетировал свою речь , количество иллюстраций у него может сократиться под влиянием эмоций ". Экман П . Психология лжи . С – Пб ., 1999 г ., с . 78 Иллюстрацию необходимо отличать от эмблемы , потом у что в случае лжи их проявления меняется по-разному : количество эмблематический оговорок увеличивается , а количество иллюстраций снижается . Решающее различие между эмблемами и иллюстрациями состоит в точности движений и значений . Для эмблем и то и другое в высшей степени необходимо : годится далеко не каждое движение ; только определенное движение передает значение с достаточной точностью . В иллюстрациях же более расплывчатых самих по себе , напротив , могут использоваться самые разнообразные движения . Иллюст р ации не имеют особого значения , если их рассматривать отдельно от слов . Если не слышно слов , по одним только иллюстрациям мало что удастся понять из беседы. Хотелось бы в данном разделе упомянуть и о манипуляциях , потому как люди , пытающиеся выявить ложь , часто ошибочно принимают правдивого человека за лжеца , потому что тот демонстрирует много манипуляций. К манипуляциям относятся все те движения , которыми отряхивают , массируют , потирают , держат , щиплют , ковыряют , чешут другую часть тела или совершают с ней какие-либо иные действия с ней . Некоторые из кратких манипуляций имеют определенную цель : поправляют волосы , почесывают какую-то часть тела . Другие манипуляции , в особенности продолжающиеся долго , с виду абсолютно бесцельны : закручивание и раскручивание в олос , потирание пальцев , постукивание ногтями . Частью акта манипуляции могут стать какие-то предметы : спички , карандаш , скрепка , или сигарета. Обычно считается , что когда люди чувствуют себя не в своей тарелке или нервничают , они ерзают , совершают беспокой ные движения , и это довольно хорошо обосновано наукой . Но очень часто люди демонстрируют много манипуляций в расслабленном состоянии , раскрепостившись и перестав сдерживаться. Таким образом , манипуляции не являются надежным признаком обмана , потому что мог ут означать диаметрально противоположные состояния – дискомфорт и расслабленность . Кроме того , лжецы знают , что манипуляции нужно подавлять , и периодически большинство из них в этом преуспевает . Если спросить человека о том , как он узнает лжеца , первое ме с то , скорей всего , занял бы такой ответ : лжецы ерзают и прячут глаза . Признаки , известные всем , включающие действия , которые легко подавить , будут не слишком надежными в случаях , когда ставки высоки , лжец не хочет быть пойманным. При всей важности какого-ли бо сигнала того или другого вида даже комплекса сигналов одного вида их получение не гарантирует от ошибки в диагностике и в принятии решения . Риск ошибки может быть сведен к минимуму лишь на основе сравнительного анализа результатов наблюдения за различн ы ми видами коммуникаций , связанных между собой , и образующих целостный распознавательный или идентификационный комплекс. Отслеживая особенности речевого и неречевого поведения допрашиваемого , следователь не должен забывать о том , что он сам в тоже время явл яется мощным источником информации и вербального , и невербального характера . Информационные сигналы , идущие от него , способны играть двоякую роль , с одной стороны , разрушать складывающуюся благоприятную атмосферу информационного взаимодействия с партнером по процессуальной коммуникации , с другой стороны , придать ей новые импульсы дальнейшего развития . И , наконец , они дают возможность переломить неблагоприятную ситуацию , направить ее в нужном направлении . Из этого следует , что следователь просто обязан жест к о контролировать свои не только вербальные , но и невербальные реакции и ставить их на службу интересам своей миссии во время допроса. Задавая вопросы и выслушивая ответы допрашиваемого , следователь должен следить за соответствием своей позы , своих жестов , тона и других невербальных проявлений тому содержанию , которое вкладывается им в исходящую от него информацию . Не только словом , но всем своим видом , контактоформирующими репликами , языком жестов и движений ему необходимо стимулировать , поощрять откровенн о сть собеседника , продуктивность диалога , желание допрашиваемого продолжать его , доводить до сведения следователя интересующие последнего факты , обстоятельства , детали . Уловив заминку , колебания , борьбу противоречивых чувств и намерений , испытываемые допра ш иваемым , столкнувшись с нежелательными паузами , напряженным решением каких-либо дилемм , отчуждением , грубостью , цинизмом , вызывающим поведением допрашиваемого , следователь просто не имеет право давать волю своим эмоциям . В таких случаях как никогда важно д ержать себя в руках и , используя вербальные и невербальные возможности тактического арсенала , предпринять целесообразные и действенные меры по снятию возникшего напряжения , разрядке ситуации , оказанию в тактичной форме помощи допрашиваемому в выборе спосо б а выхода из затруднительного положения , превращению его из непримиримого противника в деятельного союзника и партнера по информационному взаимодействию. § 3.3. Методы преодоления лжи и получения достоверной информации. Во-первых , рассмотрим тактические приемы допроса при наличии доказательств , полностью , изобличающих допрашиваемого во лжи. Дача ложных показаний определяет конфликтный характер ситуации , в которой протекает допрос . Установление контакта с допрашиваемым во время изобличения его во лжи затр уднено и невозможно . Как допрашиваемый , так и следователь при этом находятся в состоянии эмоционального напряжения , их реакции обостряются . Возможны психологические срывы со стороны допрашиваемого и провокация следователя. Тактические приемы изобличения до прашиваемого в даче ложных показаний могут быть разделены на несколько групп в зависимости от объема собранных доказательств , свидетельствующих о ложности показаний . При наличии доказательств , полностью изобличающих допрашиваемого , не желающего давать пра вдивые показания , могут быть использованы следующие тактические приемы : 1. Убеждение . При изобличении свидетеля и потерпевшего – убеждение в неправильности занятой позиции , разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний . При допросе подозреваемого, обвиняемого убеждение обычно состоит в разъяснении нецелесообразности определенной линии поведения (отказ от дачи показаний , дача ложных показаний ). При этом следователь может сослаться на обстоятельства , смягчающие ответственность - чистосердечное раска я ние или явка с повинной , активное способствование раскрытию преступления ; посоветовать обвиняемому или подозреваемому рассказать о подлинных мотивах преступления , всех его обстоятельствах , в том числе и смягчающих вину ; используя примеры из следственной и судебной практики , показать , как чистосердечное признание , оказание активной помощи следственным органам были учтены судом при назначении наказания . Так , К ., находясь в состоянии алкогольного опьянения , на почве личных неприязненных отношений , воспользовав шись имеющимся при себе пистолетом , выстрелил в С ., после чего с места происшествия скрылся вместе с орудием преступления . Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему С . был причинен тяжкий вред здоровью . На следующий день после соверш е ния преступления К . добровольно явился в милицию и написал явку с повинной , указав , что пистолет после совершения преступления он выбросил . Возникла проблема : пистолет – с одной стороны – являлся необходимой составляющей доказательственной базы при обвине н ии К . в совершении преступления , предусмотренного ст . 111 УК РФ ; с другой стороны – основным доказательством при обвинении К . в совершении преступления , предусмотренного ст . 222 УК РФ . На допросе , после того , К . неуверенно заявил , что не помнит , где он вы б росил пистолет , следователь разъяснил ему положение примечания ст . 222 УК РФ , которое освобождает лицо , добровольно сдавшее оружие , от уголовной ответственности , основные принципы назначения наказания при совокупности преступлений , после чего К . доброволь н о выдал оружие. Уголовное дело 99/08290/32 расследовано СО -2 СУ при УВД г . Сургута в 2000 г. 2. Стимулирование положительных качеств допрашиваемого . Получение правдивых показаний от обвиняемого и подозреваемого путем стимулирования его положительных к ачеств (если правдивыми показаниями должно быть признание себя виновным ) - задача более трудная , чем получение правдивых показаний от свидетеля и потерпевшего путем использования такого же приема . Все же в ряде случаев этот прием дает положительный резуль т ат и в отношении обвиняемого , подозреваемого , особенно в тех случаях , когда допрашиваемый не слишком упорно отрицает факты , находится на грани их признания и для этого требуется лишь какой-то толчок . Этому и может способствовать стимулирование положительн ы х качеств обвиняемого , подозреваемого . Как правило , такие качества есть у каждого человека . Допрашиваемого можно убедить в том , что если он сам или его близкие не желали пострадать от такого преступления , то ему следует согласиться , что ответственность за совершенное им деяние справедлива , а наказание заслужено. 3. Приемы использования «слабых мест» допрашиваемого . У каждого человека есть свои «слабые» и «сильные» стороны личности . «Слабыми» обычно считаются такие свойства характера , как тщеславие , завышенн ая самооценка , избыточная тревожность , повышенная мнительность , а также нервно-психическая неустойчивость , сниженный уровень интеллектуального развития , негативным образом отражающийся на прогностических особенностях человека . К «слабым» местам допрашивае м ого можно отнести и такие психические состояния , как эмоциональная напряженность , вспыльчивость , повышенная аффективная возбудимость , отрицательно влияющая на мыслительную деятельность , поведение человека , готового сказать то , что он никогда бы не рассказ а л , будучи в эмоционально уравновешенном состоянии . «Слабыми» местами» допрашиваемого могут быть и не только психологические особенности , но и его пристрастия к чему-либо , увлечения , чувства , испытываемые к кому-либо , привязанности , антипатия , питаемая доп р ашиваемым к кому-либо из своих соучастников , его зависимость от них , унижающая его достоинство , сомнение в их надежности и способности до конца придерживаться ранее обусловленной линии поведения на следствии. 4. Предъявление изобличающих доказательств допр ашиваемому . Данный прием широко применяется в следственной и судебной практике . Обычно к нему прибегают после того , как интересующий правоохранительные органы субъект рассказал «все ему известное об обстоятельствах , в связи с которыми он вызван на допрос» к следователю либо в суд . (сноска ст .158, 238 УПК РСФСР ) Аналогичное правило действует в отношении подсудимого , которого начинают допрашивать в суде с предложения председательствующего «дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельствах де л а» (сноска ст .280 УПК РСФСР ), и лишь после этого допрашиваемому задаются вопросы с предъявлением доказательств , в том числе и изобличающих его во лжи Хайдуков Н.П . Тактико– психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц .// под ре д . Козлова В.В . Саратов .: издательство Саратовского ун-та , 1984 г.с .138. . В зависимости от обстоятельств дела (в этом смысле свои характерные особенности имеют многоэпизодные дела ), индивидуально-психологических особенностей личности допрашиваемого , такт ического замысла последнему сначала могут предъявляться доказательства , подтверждающие второстепенные моменты , а затем уже следователь (суд ) переходит к предъявлению доказательств , относящихся к более серьезным обстоятельствам (предъявление доказательств п о нарастающей силе ). В этой ситуации допрашиваемому очень затруднительно переходить к даче ложных показаний , тем самым противореча самому себе . Последовательное предъявление нарастающих по силе доказательств постепенно расшатывает позицию допрашиваемого , у беждает его в том , что он изобличен и дальнейшее упорство отрицательно характеризует его поведение на следствии . Возможно предъявление всех доказательств сразу . Расчет здесь таков . Если обвиняемый , подозреваемый под влиянием множества доказательств даст п р авдивые показания , его признание станет еще одним доказательством . Если же допрос не даст ожидаемого результата , то следователь все равно не "проиграет ": доказательств виновности допрашиваемого в деле достаточно и без его признания Техника дезинформации и обмана . Коллектив авторов .//под ред . Петрова А.Т . М .: Юридическая литература , 1978 г.с .167. . Говоря о приемах предъявления доказательств лицам , которых необходимо разоблачить во лжи , следует обратить внимание на предварительное тактико-психологическое о беспечение самой процедуры такого предъявления с тем , чтобы сохранить само доказательство , чтобы оно не потеряло своего значения . Например , при расследовании серии угонов , совершенных несовершеннолетним С ., последний после дачи явок с повинной , на допро се в качестве обвиняемого отказался от ранее данных показаний и заявил , что угоны автомашин совершали другие малознакомые ему парни , именно от них он узнал о некоторых подробностях совершенных преступлений и рассказал свои друзьям (соучастникам преступлен и й ), которые воспользовавшись этим свалили всю вину на него . При осмотре некоторых угнанных автомашин с сидений водителей были изъяты микроволокна , которые затем вместе с одеждой С . были направлены на физико-химическую экспертизу . Заключение экспертизы дал о положительный ответ на вопрос об идентичности микроволокн одежды С . микроволокнам , изъятых с мест происшествия . При допросе следователь выяснил два момента : садился ли С . в указанные автомашины и не отдавал ли поносить свою одежу кому-либо , а получив от р ицательный ответ и запротоколировав его , предъявил заключение экспертизы . С . был вынужден признать свою вину. Уголовное дело № 2000/06028/32 расследовано СО -2 СУ при УВД г . Сургута в 2000 г. 5. Логическое воздействие предназначено для логического доказ ывания допрашиваемому , что он изобличен во лжи , демонстрации несоответствия его показаний действительности . Воздействие может осуществляться путем : логического анализа противоречий , имеющихся в показаниях допрашиваемого , не объяснимых с точки зрения его о б ъяснений случившегося ; логического анализа противоречий между интересами допрашиваемого и интересами его соучастников . Приемы логического воздействия весьма эффективны при разоблачении ложного заявления подозреваемого или обвиняемого об алиби , т.е . его на х ождении в момент , интересующий следователя , в другом месте , а не там , где он был в действительности . Кроме того , они с успехом могут быть использованы и в случаях "пассивной лжи " допрашиваемого , когда он скрывает правду , заявляя в ответ на вопросы следова т еля :"не знаю ", "не помню ", "не видел " и т.п. Приемы допроса при недостаточности доказательств для прямого изобличения во лжи . Если доказательств не достаточно для прямого изобличения во лжи могут поменяться различные приемы. Методы , создающие искаженное представление об осведомленности следователя . Данная группа методов объединяет большое количество разнообразных приемов , с помощью которых демонстрируется повышенная осведомленность , профессиональная уверенность следователя в раскрытии преступления , доско н альное изучение им обстоятельств . К ним можно отнести приемы чисто поведенческого характера (уверенная манера держать себя и задавать вопросы , тон , которым ставятся вопросы , выжидательные , многозначительные паузы , перемежающие речь , улыбки , выражающие сом н ение относительно того , о чем говорит лжесвидетель , прямой , открытый взгляд , соответствующие мимические реакции , уместная жестикуляция ). Формирование преувеличенного представления об осведомленности следователя может целенаправленно проводиться и путем исп ользования совершенно второстепенной информации , поступающей к нему из различных источников , нередко парадоксальным образом дезориентирующей допрашиваемого . Этого удается достичь , вводя в диалог с ним отдельные достоверно установленные факты из его жизни, упоминание о его каких-то занятиях , увлечениях , известные узкому кругу его близких знакомых . Подобного рода осведомленность следователя в , казалось бы , совсем ненужных по делу сведениях нередко приводит к тому , что у допрашиваемого возникает мысль , что за ним ведут скрытое наблюдение и поэтому следователю известны эти подробности . Осведомленность следователя о прошлом допрашиваемого подсознательно формирует у последнего мнение и об осведомленности о его настоящем . Под влиянием этого он может склониться к т о му , что в данной ситуации бессмысленно давать ложные показания. Однако , как совершенно справедливо подчеркивает Г.Г . Доспулов , используемая следователем информация , должна быть абсолютно точной . Иначе , сообщив допрашиваемому неверные сведения , следователь рискует показать свою неосведомленность и только лишь укрепит решимость допрашиваемого продолжать давать ложные показания . Доспулов Г.Г . Психология допроса на предварительном следствии . М ., 1976 г ., с . 83. Рассматриваемый прием хорошо комбинируется с т акими тактическими приемами , как выжидание – в допросе делается перерыв для того , чтобы в психическом состоянии допрашиваемого произошли изменения под влиянием оказанного воздействия ; создание "заполненности " – это подчеркивание следователем невыясненных м ест в деле , вызывающее у допрашиваемого стремление "заполнить " пробелы в соответствии с логикой ; вызов – преследует цель побудить допрашиваемого к объяснению логическим путем с позиции своей линии обстоятельств , обеспеченных доказательствами. В качестве пр иема , создающего преувеличенное представления об осведомленности следователя , может быть использовано и заранее продуманное размещение на его рабочем столе , в других местах служебного кабинета (в зоне видимости допрашиваемого ) различного рода вещественных доказательств , изъятых с места происшествия , во время обыска (метод «немого свидетеля» ). Использование эффекта внезапности . Суть этого приема трактуется как неожиданная постановка допрашиваемому вопроса , не связанного с предыдущими вопросами и ответами , н а который допрашиваемый должен дать немедленный ответ . КПД данного приема существенно повышает сочетание вербального и невербальных способов воздействия на допрашиваемого . Поэтому , прежде чем задать основной вопрос , допрашиваемому необходимо дать расслаби т ься . Для этого следователь , например , может сделать вид , что углубился в изучение своих записей , задавая попутно малозначительные вопросы , допустить паузы в допросе , перевести разговор на нейтральную тему. Совершив такого рода маневр убедившись , что допраш иваемый раскрепостился и ослабил контроль за ситуацией и самим собой , следователь быстро поднимает голову и , всем своим видом показав ему , что требует немедленного ответа , задает тот вопрос , ради которого и осуществил соответствующую подготовительную комб и нацию. При использовании указанной формы фактора внезапности – постановка неожиданных вопросов , - следует учесть обоснованные опасения , высказанные А.Н . Васильевым . "Добросовестный допрашиваемый , будь то обвиняемый или свидетель , воспримет такой вопрос как проявление недоверия к его показаниям , а иногда и как обман , что может вызвать недоверие к следователю и нарушение его психологического контакта с допрашиваемым ". Васильев А.Н ., Карнеева Л.М . Тактика допроса при расследовании преступлений . М ., 1970 г.с. 108. Г.Ф.Горский и Д.П . Котов совершенно справедливо замечают , что "внезапный вопрос должен всегда опираться не на "голую " следственную интуицию , не на оперативные данные , не закрепленные процессуальным путем , а на какие-либо доказательства . Тогда в любом случае следователь не попадет в неудобное положение . Даже если внезапный вопрос "не прошел ", следователь всегда может объяснить обвиняемому , почему этот вопрос был задан , сославшись на доказательства , которые лежали в основе вопроса ". Горский Г.Ф ., Коко рев Л.Д ., Котов Д.П . Судебная этика , Воронеж , 1973 г ., С .107. Внезапность может заключаться в неожиданном для допрашиваемого заявлении следователя о намерении провести то или иное следственное действие . Например , следователь объявляет допрашиваемому обвин яемому , дающему ложные показания , о намерения в связи с этим провести очную ставку с лицом , которого , по мнению допрашиваемого , уже нет в живых , или которое , как он считал , следователю никак не могло быть известно , или с соучастником , от которого допрашива емый никак не ожидал признания вины . Следователь может внезапно объявить о намерении произвести обыск в таком месте , которое также , по мнению допрашиваемого , не могло быть ему известно , и т.п. Другой формой использования фактора внезапности на допросе явля ется такой распространенный прием изобличения , как неожиданное предъявление доказательств . Эффективность этого приема зависит также от того , допускает ли допрашиваемый – обычно подозреваемый или обвиняемый – что данные доказательства могут оказаться в рас п оряжении следователя. Сочетание форсированного и замедленного темпов допроса . В тех случаях , когда следователю становится ясно , что допрашиваемый обстоятельно продумал линию поведения на предварительном следствии , варианты ответов , контраргументов , целесо образно увеличить темп допроса . При таких условиях ему гораздо труднее давать правдоподобные ложные показания . Он почти неизбежно допустит ошибку . Однако необходимо иметь в виду , что любые ответы , полученные в результате форсированного темпа допроса , сами по себе , без последующего продумывания их допрашиваемым и соответствующих процессуальных форм фиксации , не являются судебными доказательствами , а используются главным образом в оперативно-тактических целях. Форсированный темп допроса бывает полезно чередов ать с замедленным . Последний может применяться в двух случаях : а ) при подготовке к допросу в быстром темпе . Следователь сначала неторопливо беседует по второстепенным , "нейтральным " вопросам , затем , убедившись , что допрашиваемый ослабил свое внимание , ста л менее осторожным , внезапно форсирует темп допроса , переходит к выяснению "острых ", критических моментов ; б ) в ряде случаев допрашиваемый сам избирает беглый , быстрый рассказ , чтобы избежать уточнений следователя . В таком случае следователь умышленно приб е гает к замедленному темпу , чтобы неторопливо , обстоятельно выяснить интересующие его факты , задать много уточняющих , конкретизирующих , детализирующих вопросов . "Допущение легенды ". Допрашиваемому предоставляется возможность беспрепятственно излагать свою ложную легенду , при этом следователь стремиться создать видимость того , что он верит в то , о чем ему сообщает допрашиваемый . При этом следует выяснить как можно больше деталей , подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в прото к оле . Приступить к опровержению сообщенных сведений , с тактической точки зрения , лучше после составления протокола и его подписания . В том случае , когда у следователя есть весомые аргументы , к опровержению легенды он может приступить немедленно . Если таков ы х не имеется , то необходимо провести серию повторных подробных допросов по поводу тех же обстоятельств , их деталей , нюансов для выявления несовпадений , противоречий при освещении вопросов в показаниях допрашиваемого , которые были даны в разное время . Зате м результаты такого анализа демонстрируются на очередном допросе заподозренного во лжи лица с разъяснением ему неслучайного характера противоречий в целях оказания побуждающего воздействия для дачи правдивых показаний Эминов В.Е ., Гаврилов Н.И . Сараль Т.В Экспериментальные исследования некоторых факторов , влияющих на достоверность свидетельских показаний . 21М .: Юридическая литература ,1974 г.,с .79 . Тактика допроса при наличии подозрений о ложности показаний допрашиваемого. При наличии подозрений , основанны х лишь на косвенных уликах , могут быть использованы такие тактические приемы как : 1. Подробный допрос с целью выявления противоречий . В том случае , если допрашиваемый скрывает истину путем дачи ложных показаний , эффективным тактическим приемом выявления ло жности излагаемых им обстоятельств события преступления может быть подробный допрос с целью выявления противоречий . Ложные показания - это всегда вымысел , поэтому допрашиваемый не всегда в состоянии продумать свою версию событий достаточно точно , четко, подробно , логически правильно изложить обстоятельства . Поэтому , когда следователь просит подробно , детализировано изложить обстоятельства дела , в показаниях допрашиваемого могут наблюдаться противоречия . При указании следователем на наличие противоречий в показаниях , допрашиваемое лицо понимает всю несостоятельность своей позиции и отказывается от ложных показаний. 2. Повторный подробный допрос . Любые подлинные события имеют между собой разнообразные причинные связи . Попытки допрашиваемого лица лгать приво дят к искажению этих причинных связей , возникновению противоречий . Дающий ложные показания не может все предусмотреть , продумать и запомнить все обстоятельства вымышленного события , объяснить многочисленные противоречия в своем рассказе . При использовании этого приема следователь просит как можно более подробно перечислять все обстоятельства и признаки событий , соотносить их с местом , временем и другими реальными факторами . При этом следователь сопоставляет показания с ранее полученными показаниями. Использ ование противоречий для получения правдивых показаний наиболее эффективно при соблюдении следующих условий : а ) не следует акцентировать внимание допрашиваемого на противоречивый характер его объяснений в первоначальный момент дачи им показаний ; б ) эти по казания допрашиваемого должны быть зафиксированы в протоколе допроса ; в ) выявленные противоречия в показаниях используются на том же допросе , если не требуется их проверка. 3. Повторный допрос в иной последовательности . Ложные показания могут представлять собой сплошной вымысел . В этих случаях очевидна заученность объяснений по тому или иному факту . Поэтому , если предложить такому допрашиваемому повторить рассказ в иной последовательности , можно выявить разные объяснения им одного и того же обстоятельства. Этот прием целесообразно использовать тогда , когда повторный подробный допрос не позволил следователю выявить противоречия в показаниях допрашиваемого в силу того , что он достаточно хорошо соблюдал последовательность в изложении своих вымышленных показан и й как при первом так и при повторном допросе. 4. Метод постановки косвенных вопросов . Суть данного метода , именуемого некоторыми авторами методом «косвенного допроса» , состоит в том , что допрашиваемому ставятся вопросы , имеющие второстепенное значение , но, отвечая на них , он вынужден сообщить именно те сведения , ради которых и были поставлены эти «второстепенные» вопросы. Как пишет А.Р . Ратинов , "интересующие следователя вопросы задаются без всяких акцентов , в будничной , даже небрежном тоне , чтобы не подчер кивать их особого значения . При этом используются различные отвлекающие приемы , при помощи которых переключается внимание допрашиваемого с тех обстоятельств , которые подлежат выяснению , нарочито выделяются несущественные моменты , воздается видимость того, что в них и заключен весь смысл допроса ". Ртинов А.Р . Судебная психология для следователей . М ., 1967 г.,с .104. В следственной практике часто применяется метод группового допроса . Опытным следователям хорошо известно , что далеко не всегда групповой допро с приводит к положительным результатам . Более того , многие из них предпочитают общаться с допрашиваемым только наедине , разговаривая с ними «по душам» , прекрасно понимая , что есть вещи , о которых человек будет рассказывать только «с глазу на глаз» . И тем н е менее групповой допрос имеет место в следственной практике . Проведение его не противоречит процессуальному законодательству . Групповой допрос ведут два следователя , между ними как бы распределяются роли . Один из них активно , в наступательном стиле задае т вопросы , используя малейшую возможность для изобличения допрашиваемого во лжи (отсюда ироническое определение такой роли , как «злого» следователя ). Второй более примирительным тоном , как только обостряется очередной конфликт между его коллегой и допраши в аемым , пытается снять возникшую напряженность , демонстрирует большее желание поныть того , кого изобличает его коллега , тем самым выступая в роли «доброго» следователя . Диалог следователь – допрашиваемый постепенно , незаметно для последнего подменяется диа л огом первый следователь – второй следователь , а допрашиваемому остается пассивная роль невольного слушателя этой «групповой дискуссии» , содержание и сценарий которой очень часто заранее продумываются. Главным содержанием этого диалога двух следователей , ег о «дискуссионности» , понятно , является оценка доказательств , последствий для допрашиваемого , связанных с его ложными показаниями , в конечном итоге – снятие у него «барьера недоверия» к первому следователю . Причем акценты в оценке доказательств , якобы изоб л ичающих допрашиваемого , могут несколько смещаться . Допрашиваемый , хочешь – не хочешь , вынужден сидеть и слушать . Таким образом , на его психику , сознание начинает действовать известный в социальной психологии феномен группового давления , с сопутствующим ем у эффектом внушающего воздействия группы. Андреева Г.М . Социальная психология . М ., 1996 г ., с . 178-181, 204. Определенной спецификой обладает борьба с ложью в показаниях рецидивистов . Наличие немалого преступного опыта , знакомство с некоторыми тактически ми приемами следствия и оперативно – розыскной деятельности повышают сопротивляемость рецидивиста воздействию на допросе . С другой стороны , эти же факторы могут и облегчить допрос рецидивиста , который , отлично понимая значение собранных против него доказа тельств , может сразу же дать правдивые показания. В отношении рецидивистов положительно зарекомендовали себя такие тактические приемы , как : а ) "допущение легенды "; б ) предъявление доказательств в их нарастающем значении ; в ) формирование у рецидивиста уб еждения о наличии у следователя доказательств , изобличающих его во лжи ; г ) создание у рецидивиста преувеличенного представления об объеме и значении доказательств. Определенной спецификой обладает получение правдивых показаний от малолетних и несовершенно летних свидетелей и потерпевших. Малолетнего следует допрашивать если уровень его умственного развития , по мнению специалиста – психолога , позволяет воспринять , запомнить и сообщить следователю определенные данные , необходимые для расследования. Готовясь к допросу малолетнего , следователю нужно иметь в виду , что ребенка гораздо легче склонить ко лжи , чем взрослого . Дело в том , что дети не всегда отдают себе отчет в последствиях лжи , не сознают серьезности акта дачи показаний . Следует учитывать также , что п о страдавший от преступления ребенок , как правило , подвергается расспросам родителей , учителей , соседей , которые невольно могут внушить ему свои мысли , суждения , предположения по поводу расследуемого события . В частности , не исключены предположения о примет а х преступника , его личности , которые ребенок может выдать за свои собственные впечатления . Чтобы избежать этих нежелательных явлений , а также воздействия на ребенка недобросовестных заинтересованных лиц , допрос нужно проводить по времени как можно ближе к моменту совершения преступления. Важным при подготовке к допросу малолетних и несовершеннолетних является решение вопроса о том , кто из указанных в законе лиц будет присутствовать при допросе (ст . 159 УПК РСФСР ). Присутствие родителей на допросе иногда пом огает следователю установить психологический контакт с допрашиваемым , но в ряде случаев может и помешать этому . Чтобы не допустить ошибки , важно выяснить , каковы взаимоотношения между родителями и ребенком . Последний может бояться , что его накажут родител и в случае совершения аморальных поступков , будет стесняться или говорить неправду в угоду родителям , если они заинтересованы в искажении или сокрытии истины по делу. Присутствующий на допросе педагог должен помочь следователю определить особенности психики допрашиваемого малолетнего или несовершеннолетнего , установить с ним психологический контакт и сформулировать адресованные ему вопросы . Помощь педагога , кроме того , может быть использована и при составлении протокола , в котором следует тщательно фиксиров а ть особенности речи допрашиваемого ребенка или подростка. Осуществляя допрос несовершеннолетнего , следователю необходимо обращаться к допрашиваемому в доброжелательном тоне , не теряя однако готовности пресечь в случае необходимости его развязное поведение. Важным средством предупреждения ложных показаний малолетних и несовершеннолетних свидетелей и потерпевших является проявление доверия к их показаниям и акцент на их важности. Необходимо иметь в виду , что от малолетних допрашиваемых дружно получить показан ия в виде свободного рассказа . Они часто неспособны связно передать свои впечатления о случившемся и могут рассказать об этом , лишь отвечая на вопросы . Поэтому особое значение приобретает тщательная формулировка задаваемых вопросов . Следует учитывать , что малолетним обычно трудно понять обращенный к ним вопрос , а также сформулировать на него ответ. При допросе лиц данной категории используются самые различные виды вопросов (за исключением наводящих ) в зависимости от целей , которые преследует следователь при выяснении тех или иных обстоятельств. Признаком , свидетельствующим о ложном , заранее подготовленном показании несовершеннолетнего , является заученность рассказа , употребление выражении , не свойственных данной возрастной группе . Поэтому действенным средств ом разоблачением лжи может явиться постановка вопросов о сопутствующих обстоятельствах , косвенно относящихся к установленному событию . Для несовершеннолетнего трудно установить связи между явлениями , в связи с чем он дает обычно правдивые ответы на вопрос ы , прямо не затрагивающие темы , к рассказу о которой он подготовлен. Разоблачая ложь несовершеннолетнего , надо иметь также в виду , что если несколько подростков дают одинаковые ложные показания в результате оказанного на них , очевидно , воздействия , каждому из них целесообразно ставить вопросы , по-разному сформулированные и в иной последовательности. Допрашивая несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля , следователю нужно учитывать тип нервной системы подростка . Например , в отношении лгущих несовершенноле тних , обладающих сангвиническим или флегматическим темпераментом , строгий тон следователя может оказать дисциплинирующее влияние , побудить к отказу от установки на ложь . На холериков и , особенно , меланхоликов , характеризующихся повышенной эмоциональной уя з вимостью , склонностью к негативизму , строгий тон может казать обратное воздействие : допрашиваемые могут заупрямиться , отказаться от дачи показаний , умолчать об известных им фактах Пушков В.Г . Специфика психологического воздействия в следственной практике ./Психологический журнал , N 1 ,1997 г. . Своеобразную категорию свидетелей представляют подростки , непосредственно участвовавшие в преступлении , но не привлеченные к уголовной ответственности в связи с недостижением возраста , предусмотренного уголовным за коном . Эти лица обычно опасаются ответственности за совершенные деяния и не склонны к сообщению правдивых сведений . Поэтому следователь , давая оценку опасности и противоправности совершенных действий , должен им разъяснить их процессуальное положение и цел и допроса Особый такт , осторожность и чуткость следователь должен проявить при допросе детей – потерпевших от половых преступлений . В этом возрасте особо ранимо чувство достоинства , повышена стыдливость , что необходимо принимать во внимание . Нужно стремитьс я выяснить все необходимое для следствия сразу , чтобы избежать по возможности повторных допросов . Известно , что повторные показания либо "застывают ", так как ребенок не хочет отклониться от сказанного ранее из боязни показаться лгуном , либо "расцвечиваютс я " (обогащаются новыми деталями под влиянием слухов , рассказов окружающих и собственных домыслов ). Ясно , что доказательственная ценность таких показаний не велика. Таким образом , допрос несовершеннолетнего должен отвечать следующим тактическим требованиям : 1. Краткость (непродолжительность ) допроса ; если возникает необходимость в выяснении большого круга вопросов , то следует предусмотреть перерывы в ходе следственного действия ; 2. Выбор правильного тона допроса (недопустимость , как суровости , сухости , так и панибратства или заискивания ); 3. Демонстрация объективности следователя ; 4. Проведения вступительной части допроса в форме беседы (о занятиях в школе , увлечениях , интересных кинофильмах , книгах и т.п .); 5. Выяснение , кто из взрослых уже беседовал с подрос тком по существу дела и о чем (это позволяет выявить лиц , воздействовавших на несовершеннолетнего с целью изменения им показаний ); 6. Максимальное упрощение , детализирование , расчленение событий на ряд составляющих ; 7. Привлечение в необходимых случаях к у частию в допросе специалиста (педагога , психолога ), родителей или иных законных представителей ; 8. Недопустимость наводящих вопросов ; 9. Фиксация показания после завершения рассказа несовершеннолетнего. Соблюдение указанных требований повышает эффективност ь и качество допросов несовершеннолетних , способствует получению от них достоверных показаний. Немалую своеобразность представляет также получение правдивых показаний от несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых . С ними сложнее установить психологическ ий контакт , что вызывается их положением в уголовном процессе , в частности , боязнью уголовного наказания и заинтересованностью в исходе дела. Допрос , как и вышеуказанном случае , следует начать с беседы . Определяя в ходе беседы образ жизни , увлечения и успе ваемость подростка (если он учится в школе ), надо иметь в виду , что о нарушениях дисциплины , пропусках занятий и неудовлетворительных оценках подростки говорят неохотно . С большой осторожностью нужно расспрашивать допрашиваемого о взаимоотношениях родител е й , поведении отца или матери и прочих обстоятельствах , о которых подростку не легко рассказывать постороннему человеку. Одним из эффективных приемов получения правдивых показаний является устранение мотивов , побуждающих подростка к даче ложных показаний . Н апример , если несовершеннолетний лжет из-за боязни мести со стороны взрослого соучастника , то этот мотив может отпасть после его ареста . Ложное чувство товарищества обычно устраняется путем предъявления доказательств нетоварищеского отношения к подростку с о стороны соучастников . В частности , допрашиваемому могут быть предъявлены показания соучастников , в которых они пренебрежительно отзываются о подростке. Ложные показания несовершеннолетнего обвиняемого можно опровергнуть посредством предъявления доказател ьств , но доказательства нужно предъявлять в нарастающем порядке . Неожиданное предъявление веских доказательств может напугать подростка и привести к отказу от дачи показаний. Следователю также надо учитывать особенности психики обвиняемого , содержащегося п о стражей . В условиях изолированности от внешнего мира и дефицита информации подросток становится более восприимчивым к воздействию на него со стороны следователя . Усиливается его склонность к внушению и самовнушению . Если несовершеннолетний причастен к г р упповому преступлению , его психическое состояние тоже специфично . Во-первых , каждый из подростков боится признаться первым , чтобы не прослыть "предателем " и не навлечь на себя гнев своих товарищей . Во-вторых , любой из них не без основания опасается , что к т о-то признается раньше него и изложит обстоятельства в невыгодном для него свете . В такой ситуации следователю целесообразно предупредить обвиняемого , что он рискует "опоздать " с дачей правдивых показаний. Наиболее часто при допросе несовершеннолетних подо зреваемых и обвиняемых применяются следующие тактические приемы : - анализ вместе с несовершеннолетним допрашиваемым имеющихся данных ; - выявление , кто из взрослых уже беседовал с подростком по существу дела ; - ведение (в случае упорного запирательства ) допроса в вопросно-ответной системе , фиксируя противоречивые и ложные показания , а затем опровергая их доказательствами ; - максимальная детализация рассказа подростка о событиях , предшествовавших преступлению и последовавших за ним ; - привлечение к участ ию в допросе специалиста , родителей или законных представителей , иных авторитетных для подростка лиц ; - предъявление доказательств в нарастающем порядке. Тактика получения правдивых показаний психически неполноценных лиц также имеет свою специфику. Допраш ивать таких лиц , как правило , надо в присутствии третьих лиц : защитников (если речь об обвиняемых ), психиатра , педагога , законных представителей , а также в присутствии другого лица , которое может препятствовать возникновению установки на ложь. Тактически о правдана расширенная вступительная часть допроса лица , обладающего психическими недостатками , которая должна носить характер беседы . Целью ее является установление психологического контакта , завоевания доверия допрашиваемого и расположение его к откровенн о сти. Содержание задаваемых вопросов , их форма всегда должны соответствовать интеллектуальному уровню , кругу знаний и особенностям мышления лиц , страдающих психическими аномалиями . Вопросы должны быть краткие , точные и иметь ясную логическую структуру. След ует иметь в виду , что лица с психическими недостатками могут давать определенные ответы на вопросы в зависимости от их формы и тона . Так отмечено , что олигофрены при утвердительной форме вопроса отвечают также утвердительно , а при отрицательной – отрицате л ьно. Эффективна для борьбы с ложью в показаниях постановка вопросов о сопутствующих обстоятельствах , имеющих косвенное отношение к установленному событию , поскольку для психически аномальных лиц также трудно устанавливать существенные связи между явлениями. Допрашивая психически аномального обвиняемого , надо иметь в виду , что ссылка на амнезию является наиболее распространенным способом самозащиты таких лиц от обвинения . Особенности показаний таких обвиняемых обуславливаются не только отклонениями в их псих ической сфере , но и личными стремлениями исказить истину по делу . Лица , страдающие дебильностью , обычно дают правильные показания и относительно точно воспроизводят картину происшедшего . Однако , будучи легко внушаемыми , они могут признать себя виновными в действиях , которых фактически не совершали . Поэтому при допросах любая возможность внушающего воздействия со стороны следователя или иных лиц должна быть исключена. Допрашивая лиц пожилого возраста , нужно учитывать возможность наличия у них такого распрост раненного заболевания , как атеросклероз . В этом случае они характеризуются повышенной утомляемостью , ослабленностью к психическим перегрузкам , повышенной аффективностью , ослаблением памяти , преимущественно на недавние события . Для получения от них правдив ы х показаний нужно использовать тактические приемы восстановления в памяти забытого , методы правомерного психического воздействия , постановку контрольных , напоминающих и сопоставляющих вопросов . Допрос таких лиц должен быть непродолжительным или сопровожда т ься перерывами. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В своей работе мы попытались осветить тактические особенности допроса подозреваемого (обвиняемого ), делая упор на практической части работы - проблеме диагностики и борьбы с ложью . Указанные вопросы были рассмотрены в аспекте ком плексного применения знаний криминалистической науки и психологии. Важность этой проблемы заключается в том , что подобная ситуация являет довольно распространенной в следственной практике и встречается при расследовании практически любого дела . Разрешение такой ситуации является первостепенной задачей следователя. При анализе следственной практики наиболее заметными являются две проблемы , с которыми сталкиваются следователи при производстве допроса подозреваемого (обвиняемого ), как впрочем , и свидетеля или потерпевшего : 1. дефицит информации о невербальных коммуникациях , свидетельствующих об обмане ; 2. недостаток теоретических знаний о приемах преодоления лжи в показаниях допрашиваемых , вследствие чего , указанные знания приобретаются опытным путем и в основн ом неосознанно. С учетом того , что большинство тактических приемов , разработанных криминалистической наукой , базируется на данных психологии , следователю необходимо обладать и знанием психологии обвиняемого (подозреваемого ) и психологии общения . Кроме тог о , следователь не должен забывать , что допрос является не просто вербальным следственным действием , в ходе которого он получает от допрашиваемого необходимые по делу сведения , а процессом информационного взаимодействия. Анализируя вербальные и невербальные данные , поступающие от допрашиваемого , делая на этой базе те или иные предположения , выводы , принимая соответствующие решения , стимулирующие процесс информационного взаимодействия с допрашиваемым , следователь не должен забывать , что его вербальные и неве р бальные реакции являются объектом пристального наблюдения , осмысления и оценки со стороны допрашиваемого . Последний , как и он сам , также воспринимает сигналы , поступающие к нему от различных компонентов речевой и неречевой коммуникации следователя , и учит ывает их при выборе способа своего поведения . Помня об этом , определяя стратегию и тактику своего поведения во время допроса , следователю необходимо внимательно отслеживать реакции допрашиваемого как на содержание сказанного им , так и на невербальное сопр о вождение своей устной речи , держать под постоянным контролем вопрос соответствия смыслового наполнения произнесенного им жестам и другим своим невербальным проявлениям . Соответствующий контроль и своевременная , адекватная корректировка поведения следовате л я позволяет не допустить возникновения и осложнения нежелательных ситуаций , отрицательно сказывающихся на желании допрашиваемого вступать с ним в откровенный , конструктивный диалог и давать правдивые показания . Если же нежелательная ситуация по какой-то п р ичине сложилась , задача следователя сделать все от него зависящее для перевода ее на законной и этичной основе в нужное русло путем принятие незамедлительных мер. Таким образом , мы попытались изложить , на наш взгляд , наиболее эффективные и распространенные тактические приемы преодоления лжи в показаниях допрашиваемых подозреваемых (обвиняемых ). Список , использованной литературы : 1. Нормативные документы : 1. Конституция Российской Федерации. 2. Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР. 3. Уголовный Код екс РФ. 4. ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности РФ ». 5. ФЗ РФ «О прокуратуре РФ». 6. ФЗ РФ «О милиции РФ». 2. Литература : 7. Андреева Г.М . Социальная психология . М .: Юрист , 1996 . 8. Антонян Ю.М ., Еникеев М.И ., Эминов В.Е . Психология преступник а и расследование преступлений . М .: Юрист , 1997 . 9. Айхенвальд Л.И . Криминальная психопатология . Л .: Б.И .,1992 . 10. Баев О.Я . Тактика следственных действий : Учебное пособие . – Воронеж : Изд . – во Воронежского университета ,1992 . 11. Бахин В.П . Допрос (лекц ия ). Киев .: Б.И ., 1999. 12. Бахин В.П . Полицейский допрос (советы допрашивающему ). Алматы .: Б.и ., 1997. 13. Бейлинсон Б.А . О тактике допроса при расследовании обстоятельств , способствовавших преступлениям против личности о общественного порядка – В кн .: Со вершенствование профилактической деятельности следственного аппарата . Волгоград .: Нижне - Волжское книжное издательство , 1975 . 14. Белкин Р.С . Тактика следственных действий . М .: Городец , 1999. 15. Белкин Р.С . Предмет , система , задачи и методы советской кр иминалистики . В кн .: Криминалистическая экспертиза . М .,1966. 16. Белкин Р.С . Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики . М ., 1970 . 17. Васильев А.Н . Тактика отдельных следственных действий . М .: Юридическая литература , 1981. 18. Васильев А.Н ., Карнеева Л.М . Тактика допроса при расследовании преступлений . М .: Юридическая литература , 1970 . 19. Васильев В.Л . Юридическая психология . М .: Юридическая литература , 1991. 20. Глазырин Ф.В . Психология следственных действий : Учебно е пособие для вузов МВД СССР .- Волгоград , 1983 . 21. Горский Г.Ф ., Кокорев Л.Д ., Котов Д.П . Судебная этика . Воронеж .: Б.и ., 1973. 22. Давыдов Д.И . К вопросу о классификации и пределах применения тактических приемов допроса обвиняемого . Сб . аспирантских раб от.М ., МГУ ,1970. 23. Доспулов Г.Г . Психология допроса на предварительном следствии . М .: Юридическая литература , 1976 . 24. Доспулов Г.Г . Мажитов Ш.М . Тактические приемы допроса и их структура . Сб .: Правовые науки и журналистика , вып . 2 Алма – Ата ,1970 . 25. Доспулов Г.Г . Процессуальные и психологические основы допроса свидетелей и потерпевших на предварительном следствии . Автореф.канд.дисс ., Алма – Ата , 1968. 26. Дулов А.В ., Нестеренко П.Д . Тактика следственных действий . Минск , 1971. 27. Еникеев М.И . Основы общей и юридической психологии . М .: Юристъ , 1996. 28. Еникеев М.И . Юридическая психология . Часть 2-я М ., 1997 . 29. Ефимычев С.П . Допрос : уч.пособие / Волгоград : ВСШ МВД СССР ,1978. 30. Закатов А.А . Ложь и борьба с нею . Волгоград .: Нижне – Волжское книжное и здательство , 1984. 31. Карнеева Л.М ., Соловьев А.Б ., Чувилев А.А . Допрос подозреваемого и обвиняемого . М ., 1969. 32. Карнеева Л.М . Тактические приемы допроса обвиняемого . “Труды Высшей школы МВД СССР” , Вып .32. М ., 1971. 33. Кертэс И . Тактика и психологичес кие основы допроса . Под.общ.ред . проф . А.И.Винберга . – М.,Юрид.лит ., 1965 . 34. Кисляков В . Тактические приемы допроса обвиняемого . Сб .: Вопросы предварительного следствия . Ростов – на-Дону , 1967. 35. Кон И.С . Психология юношеского возраста . М .: Советская Р оссия , 1973. 36. Криминалистика : Учебник для вузов МВД России . Т .2; Техника , тактика , организация и методика расследования преступлений . Волгоград : ВСШ МВД России ,1994. 37. Криминалистика /под редакцией В.А . Образцова – М .: Юрист ,1995 38. Образцов В.А . Выяв ление и разоблачение преступника . М .: Юристъ , 1997 . 39. Пиз А . Язык телодвижений . М .: Олимп , 1992 . 40. Порубов Н.И . Допрос в советском уголовном судопроизводстве.Минск , 1973. 41. Проблемы психологии следственной деятельности : C б.научн.статей /Отв . Ред . Ра тинов А.Р . Красноярск : изд-во Красноярского университета , 1986. 42. Пушков В.Г . Специфика психологического воздействия в следственной практике ./Психологический журнал , N 1 ,1997. 43. Ратинов А.Р . Судебная психология для следователей . М .: Юридическая литера тура , 1967. 44. Ратинов А.Р ., Гаврилов Н.И . Сараль Т.В Экспериментальные исследования некоторых факторов , влияющих на достоверность свидетельских показаний . 21М .: Юридическая литература ,1974. 45. Романов В.В . Юридическая психология . М .: Юристъ , 1999 . 46. Рыжаков А.П . Обвиняемый . М .: Приор , 1999. 47. Тактика следственных действий . Криминалистические рекомендации .// под ред . Образцова В.А ., М .: Юристъ , 1999. 48. Техника дезинформации и обмана . Коллектив авторов .//под ред . Петрова А.Т . М .: Юридическая литерат ура , 1978. 49. Фрейд З . Психопатология обыденной жизни .// под ред . Ярошевского А.В ., М .: НОРМА – ИФРА.М , 1997. 50. Хайдуков Н.П . Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц .// под ред . Козлова В.В . Саратов .: издательств о Саратовского ун-та , 1984 . 51. Экман П . Психология лжи . СПб .: Питер , 1999 . 52. Эминов В.Е ., Гаврилов Н.И . Сараль Т.В Экспериментальные исследования некоторых факторов , влияющих на достоверность свидетельских показаний . 21М .: Юридическая литература ,1974. 53. Ямпольский А.Е . Психология допроса подозреваемого : уч . пособие .- Волгоград : ВСШ МВД СССР , 1978.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Инструкция по отлову котов:
1. Возьмите пустую картонную коробку.
2. Ждите.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по криминалистике и криминологии "Допрос подозреваемого (обвиняемого) : проблемы теории и практики", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru