Диплом: Ответственность за убийство и телесное повреждение, совершенное в состоянии аффекта - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Ответственность за убийство и телесное повреждение, совершенное в состоянии аффекта

Банк рефератов / Криминалистика и криминология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 443 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержан ие Введение. 4 Глава I. Понятие аффекта. Психофизиологическая и правовая характеристи ка. 8 ГЛАВА II. ВОПРОСЫ СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В СОСТО ЯНИИ АФФЕКТА. 26 ГЛАВА III. Противоправное поведение потерпевшего - обязательное условие применения статей 98 и 106 УК Кыргызской Республики 30 ГЛАВА IV. ОТГРАНИЧЕНИЕ ПРЕСТУШЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА, ОТ С МЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. 46 §1. Умышленное убийство, тяжкое или менее тяжкое т елесное повреждение, совершенное в состоянии аффекта, и одноименные пре ступления без смягчающих обязательств. 46 §2 Отграничение аффективных преступлений от преступных деяний, соверш енных при превышении пределов необходимой при превышении пределов н еобходимой обороны. 55 Заключение. 65 ЛИТЕРАТУРА 68 Введение Для того, чтобы иметь понятие о факультативных признаках субъективной с тороны, необходимо дать объяснение самой субъективной стороны и ее элем ентов. Субъективная сторона преступления – внутренняя характеристика прест упления, состоящая в психическом отношении преступника к содеянному. К п ризнакам, образующим субъективную сторону преступления, относится вин а, мотив, цель, а также эмоциональное состояние лица в момент преступлени я исходящие в психике лица, совершающего преступление. Психика (психическое) представляет собой внутреннее содержание жизни ч еловека, его мысли, чувства, намерения, волю. Психические процессы обычно подразделяются на интеллектуальные (познавательные), эмоциональные и в олевые. При этом надо иметь в виду, что такое деление является условным и в отдельности (сами по себе) такие процессы не существуют. Лишь в единстве, в тесном сплаве интеллекта (познания), чувства и воли и существует психик а человека. Тем не менее для уяснения содержания и значения как субъекти вной стороны преступления в целом, так и образующих ее признаков, выделе ние составляющих психику элементов (процессов) является не только полез ным, но и необходимым. Каждый из признаков, образующих субъективную сторону преступления, хар актеризует психическое содержание преступления, но характеризует его по-своему, с определенной стороны. Так, вина — это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездей ствию) и его последствиям в форме умысла или неосторожности. Вина — осно вной признак субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает е е. При конструировании как умышленной, так и неосторожной вины законодат ель использует лишь два элемента психики — интеллектуальный и волевой. Эмоциональное содержание психических процессов не учитывается в уголо вно-правовой характеристике умысла и неосторожности (остается за их пре делами). Напротив, мотив преступления как побудительная причина преступ ного деяния и признак субъективной стороны чаще всего носит отпечаток э моциональных процессов, происходящих в психике лица, совершающего прес тупление. В отдельных случаях эмоциональное состояние лица, совершающе го преступление, например состояние аффекта, приобретает самостоятель ное уголовно-правовое значение. Уголовный кодекс РФ ст. 107 Цель преступле ния, как и вина, ограничивается интеллектуальным и волевым содержанием. Вина — обязательный признак субъективной стороны преступления. Без ви ны нет и не может быть; состава преступления. Это основной признак субъек тивной стороны, отграничивающий преступное деяние от непреступного. За конодатель придает вине такое важное значение, что возвел виновную отве тственность в принцип Уголовного кодекса. В соответствии с ч. 1. ст. 5 УК лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные д ействия (бездействие) и наступившие вредные последствия, в отношении кот орых установлена его вина. В ч. 2 этой же статьи подчеркивается, что уголов ная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Принцип виновной ответственности — обязательное, но не единственное у словие правильной юридической и социально-нравственной оценки поведен ия человека. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что принцип виновной ответственности не ограничивается лишь учетом психического отношения лица (в форме умысла и неосторожности) к совершаемому им общес твенно опасному деянию (действию или бездействию) и его последствиям. Лю бые обстоятельства совершенного преступления, в особенности отягчающи е, могут быть вменены в вину лишь тогда, когда по отношению к ним суд устан овит виновное отношение, т. е. психическое отношение в форме умысла или не осторожности (в зависимости от особенностей конструирования законодат елем этих обстоятельств в уголовно-правовой норме). В отличие от вины мотив, цель преступления и эмоциональное состояние лица при совершении прест упления не являются необходимыми признаками состава преступления. Они включаются законодателем в число признаков состава не всех, а лишь некот орых преступлений, и в этих случаях они также превращаются в основание у головной ответственности. Тем не менее, даже не будучи признаками соста ва преступления, они могут оказывать существенное влияние на назначени е наказания, выступая в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельс тв. Но и тогда, когда эти признаки не имеют самостоятельного значения для уголовной ответственности и наказания, они нередко имеют важное значен ие для установления вины, для отграничения умышленной вины от неосторож ной. Именно поэтому уголовное право не ограничивается принципом виновн ой ответственности, но стоит на позиции субъективного вменения. Это озна чает, что при решении вопроса об уголовной ответственности и наказании л ица, совершившего преступление, не только принимается во внимание винов ное отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (дейст вию или бездействию) и его последствиям, но и учитываются другие элемент ы субъективной стороны преступления — . его мотивы, цели и эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления. Следует отметить, что для следственной и судебной практики из всех эле ментов состава преступления наиболее сложным является установление им енно субъективной стороны. И это вполне понятно, так как проникнуть в мыс ли, намерения, желания и чувства лица, совершившего преступление, горазд о труднее, чем установить объективные обстоятельства преступления. Име нно для этого необходимо правильно установить цель, мотив и эмоциональн ое состояние лица в момент преступления. Глава I . Понятие аффекта. Психофизиологическая и правовая хар актеристика. Деяния, совершаемые в состоянии так называемого и умышленное подразд еляются на два вида преступлений: убийство и умышленное тяжкое или мен ее тяжкое телесное повреждение, предусмотренных соответственно стат ьями 8 Уголовного Кодекса Кыргызской Республики. Их объединяет очень м ногое и прежде всего субъективная сторона составов преступления. Состояние внезапно возникшего сильного душевного волнени я (правовой эквивалент аффекта) по Кыргызскому Уголовного Законодатель ству считается смягчающимся ответственность обстоятельством. Основа нием для отнесения указанных преступлений к так называемым привилеги рованным составом является меньшая по сравнению с деяниями предусмотренными статьями 98 и 106УК КР, обще ственная опасность, которая объясняется исключительными, свойственны ми лишь этим преступлениям мотивам и обстоятельствам их совершения. Оценивая особенности указанных деяний, законодатель установил знач ительно более мягкие наказания. Относительно определенные санкции ста тей без указания минимального размера лишения свободы позволяет суда м с учетом индивидуальных особенностей конкретного дела и личности ви новного назначать наказания в пределах, соответственно ст. 98 УК КР – до 3 лет и ст.106 УК КР-до 3 лет. Обе статьи предусматривают также возможность наз начения наказания в виде исправительных работ до 2-лет. Наибольшее число ошибок при квалификации по статьям 98 и 106 УК КР следств енные и судебные органы допускают из-за неправильного понимания терми на "внезапно возникшее сильное душевное волнение", которое является об язательной предпосылкой вменения названных статей. В связи с этим возн икает необходимость рассмотреть вначале теоретические вопросы, имею щие отношения к данной проблеме. Рассматриваемый вопрос в теории уголовного права еще недостаточно х орошо изучен. Однако большинстве ученных и практических работников, с талкивающихся с ним, считают, что преступления, совершенные в состояни и аффекта, являются, во-первых, умышленными, во-вторых, умысел возникает в незапно и приводится в исполнение немедленно. В-третьих, данные преступ ления являются следствием противоправного поведения потерпевшего и в-четвертых, они направлены на тех, кто создал конкретную конфликтую си туатцию. Правовому понятию "внезапно возникшее сильное душевное волнение" соо тветствует психологическое- "физиологический аффекта". Согласно Большой Советской энциклопедии, аффект – эмоциональное со стояние, характеризующееся кратковременностью, бурность протекания и переживания (гнев, переходящий в ярость, страх, доходящий до ужаса). Для аф фекта свойственно существенно ограничение возможности руководить своими действиями, крайнее сужение сознания, в отдельные моменты доход ящее др помрачнения, до полного отключения Большая Советская энциклопедия. . Проф. Шавгулидзе считает аффект "критической точкой переживания" Шавгулдизе Т.Г. Аффект и уголовного ответственность, Тбилиси 1973. Стр.47 , а известный психолог Рубнштейн подчеркивает такую черту как сп особность "дать неподчиненною сознательному волевому контролю разряд ку в действии". Сидоров Б,В . Указ. соч. с.23. С психофизиологической стороны объясняя поведение человека в состоя нии аффекта, необходимо вспомнить связи коры головного мозга с други ми отделами нервной системы, ее роль и значение для человека. Кора голов ного мозга обеспечивает целостность организма, контроль и координаци и его поведения, согласованность деятельности всех отделов нервной си стемы. Если поставить вопрос: в чем главная особенность человека то без сомн ения можно ответить – в его социальной сущности т.е. она определена тем обществом, в котором он живет. Социальная сущность-главная детерминанта поведения человека. Сознани е, убеждения, нравственность отодвинули на второй план биологические н ачала. В его поведении наличествуют такие качества, как целеустремленн ость, содержательность результативность. Прежде что-либо сделать, он об думывает будущее действие, сопоставляет, проигрывает все варианты и этапы, предполагает предвидит конечный результат и только потом пр иступает к выполнению поставленной перед собой задачи. Во всем этом за ключается роль и значение коры головного мозга. В состоянии аффекта происходит как бы "бунт подкорки" Сидоров Б.В. УК Подкорковые образования приобретают относительную самосто ятельность ослабевает контроль со стороны коры головного мозга, выявл яются бурные и резкие действия незаторможенных реакции. В некоторых случаях "внешние воздействия столь велики, что в высшей не рвной системе происходит перерыв связи между корой и подкоркой". Именн о поэтому И.П. Павлов считал аффект психическим состоянием наиболее св язанным с инстинктивной деятельностью, « сложнейшим безусловном рефл ексом» Аффект в отдельные моменты ведет к тому, что кора головного мозга пере стает руководить поведением человека, перестает регулировать работу нервной системы и она полностью начинает подчиняться подкорковым об разованиям. Можно, с известной долей аналогии, сказать, что психическая д еятельность человека в состоянии аффекта становиться подобной психич еской деятельности высших животных. Человек хотя и не теряет сознание и оно продолжает в основном фиксировать изменение внешней среды, но соз нания становиться не способным влиять на поведение человека, вследстви и как перерыва «обратной связи» мозг реакции, так и неадекватности, иска женности отражения, что проявляется в отрыве непосредственного объе кта воздействия от окружающего мира. Возникает естественный вопрос: должно ли в таком случае лицо соверши вшее убийство в состоянии аффекта, нести уголовную ответственность? Тщ ательное изучение данного явление приводит к утвердительному ответу: д а, должно. Если взять любой процесс, происходящий материальном мире и рассмотре ть его развитие, то в нем всегда можно будет выделить несколько этапов, периодов, причем на различных этапах интенсивность течения напряженн ости объекта окажется различной. Каждый процесс имеет начало, конец, под ъемы и спады развития. Аффект - явление материальное в своей основе, следовательно он не явля ется исключением. Как бы он не был короток, быстротечен, он временен, он развивается и во времени и простран стве. Ученые выделяют но крайней мере три этапа в его течении: Начало аффективного процесса - стадия эмоциональной напряженности; с обственно аффекта - стадия аффективной разрядки; изживание аффекта - стадия спада аффективной напряженности. Причем как оказалось, при их сопоставлении о фазами развития патологического афф екта, первая и третья стадию могут служить факторами разграничения. Есл и при патологическом аффекта первую стадию дочти невозможно выделить, т о при аффекте физиологическом ее разделение от основной стадии довольн о четко. Данные физиологии по казывают, что на этапе эмоциональной напряженности как бы сильна не был а интенсивность переживания человек остается существом социальным. Пр инципы и убеждения еще довлеют над животными инстинктами, хотя и не стол ь сильно. Человек еще способен осознавать свое положе ние в общественно й среде, сознание еще продолжает контроли ровать его действия. Об этом го ворил А. Ф. Кони: "Весьма редкие из подсудимых, совершивших преступление по д влиянием аффекта, в состоянии изложить подробности решительного моме нта. но это не мешает им помнить быструю смену и перекрещивание в их душе м ыслей, образов, чувств - до сделанного ими удара, до выстрела, до расправы н ожом". И если человек имеет достаточно сильную волю, он еще способен, оценив об становку,.обдуматься и остановиться. Не слу чайно поэтому практика пока зывает, что эмоции чаще всего закуют на стадии эмоциональной напряженн ости, превращаясь в более или менее стойкие отрицательные настроения. Однако если человек не нашел в себе силы подавить гнев или ярость, он, об разно говорят теряет голову. Эмоциональная напряженность перерастает в собственно "аффект", в основную и решительную стадию. Происходит резко е торможение сознательной деятельности и чем интенсивнее аффект, тем б ольшее. В отдельные моменты это состояние приобретает черты патологиче ского, т.е. невменяемого характера. Динамические элементы начинают преобладать над смысловым содержани ем и изобретательной направленностью действий. Человек принимает ре шение, которое в обычном состоянии он посчитал бы диким. Заторможеннос ть сознательной деятельности в состоянии внезапно возникшего сильно го душевного волнение приводит к тому, что происходит концентрация вн имания субъекта на эмоционально значимых переживаниях, восприятие дей ствительности становится неадективной самой действительности. Сущест венно затрудняется, а иногда, в зависимости от силы аффекта, исключается правильный выбор поведения. Действия «как бы у человека не вполне не вп олне регулируются им». Сознаются лишь те цели, которые находятся в непо средственной связи с побуждениями. Причем сила производимых движений обратно пропорциональна степени их сознательности. В этот момент, человек совершает убийство, «забывает о противоправно сти своего поведения. В обычном состоянии человек отчетливо представляет общественную опа сность м наказуемость убийства или причинения те лесных повреждений. Пр и аффекте же осознание правовых момен тов большей частью исключается. Сознательные социальные ори ентации, нравственные убеждения и принци пы в этих условиях перестают быть тормозом биологических инстинктов в поведении человека, перестает оказывать решающие влияние на мотиваци ю и выбор деятельности. В аффективном состояние психика расстроена и личность, вследствие от сутствия контролирующего и координирующего действия коры головного мо зга, больше не представляет собой единого целого. «Поэтому аффективное поведение, - пишет Б.В. Сидоров, -отличает не осмысленность непродуманност ь в деталях, отсутствие дальновидности и предварительного плана, некот орая хаотич ность и нестройность движения, их автоматизм, стремительнос ть порывистый характер». Причем чем выше интенсивность аффек та, тем си льнее проявляются выше перечисленн ые признаки в поведении виновного. Третья стадия аффективного процесса- спад эмоциональной напр яженности. Она характеризуется настроением. без различ ным до полной от решенности, новым переживанием. Правильное установление признаков последнего этапа может показать вид аффекта, и ее силу и интенсивность. Так если у лица совершившего преступ ления установилось резкое и стойкое истощение сил, физических и психич еских, сопровождавшееся вегетативными резкими нарушениями после бурн ого аффективного разряда, то можно говорить о патологическом аффекте, ис ключающей вменяемость. Никакой тип темпераме нта, никакие индивидуально-психологи ческие свойства человека не исклю чают возможности возникно вения аффекта при определенных обстоятельс твах. Поэтому нельзя признать убедительным вывод суда об отсутствии афф екта у подсудимого на том основании, что он по характеру был мягкий. Вместе с тем любой человек в состоянии аффекта сохраняет в большей или меньшей степени воз можность осознавать свои поступки, может взять себя в руки “Чем больше у него развиты волевые качества, о тем о большем трудам возникает состояни е аффекта и тем слабее он про. икает. Внезапно возникшее сильное душевное волнение - объектив ная категория. Его наличие, продолж ительность и сила могут быть установлены по специфическим физиологиче ским и психологическим показателям. Внешне состояние а ффекта по наблюдениям психиатров и психологов проявляется по-разному в зависимости от многих усло вий, в том числе индивидуальных особенностей человека. У одних сильный гнев, ужас, ярость проявляется в усиженной иннервации, у чащении сердцебиения и расширении периферических сосудов. В результат е человек приходит в состояние крайнего возбуж дения, суетится, повышае т голос до крика, багровеет, много и не к месту жестикулирует. В более редк их случаях аффект может иметь и прямо противоположные внешние проявлен ия. Человек, как говорят, цепенеет от страха” гнева, горя, отчаяния. Он блед неет, теряет дар речи и способность к движению. По этим внешним пр изнакам, залеченным очевидцами преступления либо свидетелями, которые видели виновного сразу после совершения преступления, следователь мож ет получить некоторые исходные данные о наличии и степени душевного вол нения у субъекта в момент совершения убийства иди причинения телесных п овреждений “Но глубокое и аргументированное заключение о наличии или о тсутствии физиологического аффекта у конкретного лица могут дать толь ко специалисты. Однако в юридической литературе нет единого мнения по эт ому поводу” Одни авторы / Рогачевский Л . А и др./ считают судебно-психологическую экспертизу обязательной, д ругие /.Дагель П.С..Дубинин Н.П./ полагают. что ее проведение лишено целесооб разности. Последняя точка зрения, очевидно, не состоятельна, так как прот иворечит огромному опыту, накопленному советски ми органами предварит ельного следствия, судом, судебно-психологической и судебно-психиатрич еской экспертизой, Никто не оспаривает, что окончательную оценку состояния обви няемого в момент совершения преступления дает только суд.Н0 он исходит из всех соб ранных по делу материалов, учитывая и заключения различных экспертиз. П роведение которых было необ ходимо, в том числе и судебно-психологическ ой. Причем заклю чение эксперта психолога настолько важны. что суд обяза н принимать их во внимание, ибо они касаются экстраординарного сос тоян ия психики человека. Однако перед экспертами нельзя ста вить такие вопр осы, на которые он не в состоянии ответить. Например, он не может со всей оп ределенностью сказать, что об виняемый в момент совершения преступлени я находился в состо янии физиологического аффекта, но он способен отмет ить его предрасположенность к аффекту, его возможность пребывания в это м состоянии. Точный ответ” очевидно, не возможен. До эксперти зы проходит достаточно продолжительное время, что конечно уносит о собой прошедшие переживания, условия возникновения аффекта. А вызвать его вторично пра ктически невозможно, как невозможно создать аналогичную аффектогенну ю ситуацию и конечно не толь ко по этическим соображениям. С другой стороны опр еделить предрасположенность к физиологическому аффекту может только психиатр и психолог, и следова тель не долже н его поменять. Аффект является объективным явлением, не зависящим от пр авосознания применителей права. Он имеет определенные признаки, диагно стику и правильное истолкование которых может дать только лицо, обладаю щее специальными познаниями, специальными методами и формами работы - эк сперт. Однако эксперт обязательно опирается на материалы дела, поэто му важным становится правильное ведение следствия, особенно такого сле дственного действия, как допрос обвиняемого потерпевших, свидетелей, со седей, сослуживцев, Следствие должно выявить не только объективные крит ерии тяжести и внезап ности насилия, оскорбления, но и признаки течения п сихических процессов. развитая психического состояния обвиняемого. Эт о даст возможность с учетом его индивидуальных психо-физиологических о собенностей в совокупности о другими доказательствами оценить, в какой м-ре то иди иное действие потерпевшего могло привести обвиняемого в сост ояние сильного душевного волнения. На следствии должно быть выяснено, какие изменения проявля лись в движе ниях виновного (потеря гибкости поведения, автоматизм. Несоответствие о тветной реакции, хаотичность, нарушение координации, какие наблюдались вегетативные нарушения )пок раснение или побледнение кожных покровов л ица, дрожание, потливость рук, резкий упадок сил после аффективного разр яда/” какие проявлялись нарушения речи /непоследовательность, прерывис тость, заторможенность, отсутствие смысла в словах/. При- чем большое вним ание необходимо обращать не только на то. чту он говорил, но и как говорил, каким голосом. Кроме того следствие д олжно признать существование аккумулированного физиологического аф фекта. Действительно, трудно порой поверить в то, что незначительное оск орбление или насилие способно вызвать аффективное состояние “Если к то му же учи тывать, что раньше обвиняемый не обращая особого внимания на по добные выпада потерпевшего. Для правильной оценка действий обвиняемог о нужно учитывать не только конкретную конфликтную о ситуацию, находивш уюся в непосредственной связи с преступ лением, но и предшествующие ему другие конфликты “Практика до” называет 1 что при систематическом прояв лении неуважения к личности человека происходит не привыкание к эмоцио нальным раздражителям, а наоборот аккумуляция "не выплеснутых во вне " от рицательных эмоций организма. В конце концов становится необязательны м очень тяжкое оскорбление, чтобы наступил эмоцио нальный взрыв” На основе всех собран ных предварительным следствием мате риалов, эксперт-психолог, исследов ав свойства темперамента, вос приятия, мышления, особенности реагирован ия обвиняемого на не благоприятные факторы, изучив доведение в других к онфликтных случаях приходит к определенному выводу о состоянии обвиня емого в момент совершения преступлена. т. о. проведение судебно-психолог ической экспертизы представляется обязательны - для выяснения реальны х событий, приведших к преступлению. По нашему мнению пере д экспертом необходимо ставить следующие вопросы: 1. Могли обвиняемый быть в мо мент совершения преступления в состоянии физиологического аффекта”. 2. Возможен ли аффект в случа е длящейся конфликтной ситуации, 3. Возможен ли аффект при сло жных действиях обвиняемого 4. Может ли быть аффект сдви нут во времени по отношению к провокации, 5 Как долго у этого лица може т длиться аффект, 6 Насколько была значима дл я обвиняемого конкретная конфликтная ситуация Тщательно подготов ленные ответы эксперта-психолога позволят следователю и суду дополнит ь имеющуюся у них информацию об индивидуально- психологических особенн остях обвиняемого, по могут глубже исследовать механизм преступления, в скрыть причи ны и условия, способствующих его совершению. Но мы повторяем: не целесообразно ставить перед экспертом конкретный во прос - был ли обвинявший в момент совершения преступления в состоянии си льного душевного волнения.. так как подобное состояние исключительное и экстраординарное, что отри цает эксперимент. Каким бы ни был ответ: положительным или отрицательны м, он может завести следствие в полное рус ло Поставить под удар его объе ктивность. 3аключние экспертов суд оценивает наряду с другими доказательствами по делу. В случае сомнен ия в правильности выво дов суд может назначить повторную экспертизу с п ривлечением более квалифицированных специалистов. Верховный суд КР, подч еркивая важность критической оцен ки судом всех доказательств, в том чи сле и заключение эксперта, в одном из определений указал: "Никакие доказа тельства. в том числе и заключение эксперта, не имеют для суда заранее уст ановленной силы и должны оцениваться на основании всестороннего, полно го и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупнос ти, по делу Пуршаева Верховный суд КР еще раз подтвердил эту позицию, отме тив, что эксперты-- психиатры, давая заключение о наличии у Пуршаева состо яния аффекта, руководствовались не медицинскими критериями, а своей лич ной оценкой обстоя тельств дела...Оценка показаний обвиняемого находитс я в попытки некоторых судов рассматривать понятие сильного ду шевного в олнения в качестве только юридической категории и решать вопрос о его на личии или отсутствии без проведения экс пертизы приводит в одних случая х к необоснованному расшири тельному пониманию его, а в других - к отказу от отягчения при наличии к тому оснований. В отдельных случаях суды, разг раничивая простое воз бурение и физиологический аффект, не указывают, ка кими критериями они при этом руководствуется, в связи о чем вывод об отсу тствии аффекта у лица. совершивше го убийство, звучит неубедительно. Стегунов, вынося вечером ведро к. мусорному ящику, был оста но влен не известным, К ним бежали еще двое. Неизвестный ударили Стегунова к улаком в левый глаз, причинив легкий телесные повреждения с кратковреме нным расстройством здоровья. Забежав домой. Стегу нов взял охотничье двуствольное ружье, находившееся в чехле в разобранн ом виде. Собрал его, забежал в другую комнату. взял из патронташа два патро на, зарядил ружье и выбежал из дома. На улице недалеко от дома, он увидел тр ех парней. Считая, что это те, которые навали на него. Стегунов пог нался за ними, пробежав около 70 метров. Сделав один предупре дительный выстрел, др угим смертельно ранил несовершеннолетнего Густова. не имевшего никако го отношения к нападению. Народный суд осудил Стегунова по ст-106 УК КР за ум ышленное убийство, совершенное в условиях фактической ошибки в личност и потерпевшего. Убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душе вного волнения предполагает непосредственную реакцию виновного на неп равомерные действия потерпевшего, когда ви новный находится под влияни ем вызванного ими внезапно возникшего сильного душевного волнения. Из д ела видно, что Стегунов совершил раяд обдуманных действий, целенаправле нных и подготовительных. Забежав домой, он рассказал жене о нападе нии, по просил ее сходить за шубой, брошенной им во дворе дома, собрал ружье, заря дил его, вышел из дома. несмотря на возражения и уговора жены. На улице Сте гунов искал обидчиков затем гнался за ними 70м. И хотя на эти действии, сог ласно проведенному следственному эксперименту по просьбе защиты ушло всего 23 с. Условие внезапности душевн ого волнения как не посредственная реакция на поведение потерпевшего о тсутст вует. При такой ситуации действия Стегунова, хоть и совершен ное в состоянии душевного волнения, должны быть квалифицированы по ст.106 УК КР, Справедливым предст авляется мнение. Высказанное по данно му делу Л. Рогачевским: если соверш ение преступления непос редственно предшествовали сложные действия, с оздавшие видимость их полной осознанности /например, заряжение ружья, п рес ледование/. то необходимо поставить вопрос о психологической тракто вке этих действий в свете аффективного состояния". 4 Отмеченное психофизиологами свойство центральной нер вной системы - медленно приходить вдвижение и медленно успокаиваться - п озволяет допустить.строго говоря. какой то промежуток во времени между п ротивозаконными и неправомерными действиями потерпевшего и возникшим под их влиянием аффектам виновного. Важно. чтобы этот промежуток находил ся в допустимых границах, свидетельствующих о непосредственном воздей ствии внешнего повода, который и явился бы толчком к возникновению аффек та: иными словами. чтобы между нанесенной обидой и аффектом виновного су ществовала действительно непосредственная связь. Допустимый промежут ок здесь должен служить показателем и быть следствием нормального развития аффективного процесса, после непосредственного внешнего воздействия, а это зависит не от одн ой длительности промежутка При решении вопроса о том, являлось ли сильн ое душевное волнение внезапно возникшим. то есть имело ли место аффект в иновного в смысле ст. ст 98.106 УК КР, необх одимо исходить из совокупности конкретных обстоятельств :непосредстве нного повода. взаимоотношений между виновным и потерпевшим. особенност ей харак тера и темперамента виновного вида аффекта и др. Большой теоретический и непосредственный практический инт ерес представляет решение вопроса об уголовно-правовом значении дейст вий, совершенных виновным до причинения вреда потерпевшему. Совершени е подобных действий создает какой-то разрыв во времени между обстоятель ствами, возбудившими аффект, и убийством или телесным повреждением, а та кже между возникшим аффектом и преступление. Важно. чтобы этот разрыв н е был значительным, а преступление было задумано и выполнено в пределах того времени, в течении которого может длиться аффективное состояние (н е свыше нескольких минут). Внезапность нельзя понимать только как ответ ную реакцию на неправомерные действия потерпевшего. Как пишет Б.В. Сидо ров :"Нельзя согласиться о мнением тех криминалистов, которые считают, чт о действия, производимые виновным до совершения им преступление, служат п одтверждением отсутствия аффекта и исключают квалификацию деяния по с т. ст. 104,110 УК КР. Нередко подобные действия является результатом аффективн ого состояния виновного. В судебной практике м ожно встретить немало случаев, когда виновный в преступлении, предусмот ренными ст. ст, 98,106 УК КР. непосредственно под влиянием нанесенной ему обид ы бежит в дом, соседнюю комнату за оружием или орудием преступ ления, дого няет обидчика и т.п. Поглощенность и захваченность виновного своими действиями, направле нными на предмет обиды. неправильность движения, их лихорадочность и од ержимый характер и т.п. могут служить показателями возникшего и продолжаемого аффекта . Рол ь с воебразных доказательств аффекта виновного в этом с лучае выполня ют объективные признаки, так или иначе проявившиеся в осо бенностях его поведения, В принципе не сами действия а отсутствие таков ы. или действия. непосредственно не связанные с вызвавшим состояние силь ного волнения поводом, могут свидетельства об успокоении виновного пос ле бурной эмоциональной вспышки или об отсутствии состояний внезапно в озникшего сильного душевного волнения у него с начала неправомерных де йствий потерпевшего до совершения преступления. В некоторых случаях под влиянием неожиданных изменений в условиях ко нфликтной ситуации стрессовое состояние лица ослабевают, частично или полностью нейтрализуется вновь возникшим мыслями, ч то непосредственно отражает в его изменившимся поведе нии: более уравновешенном и разумном, чем в состоянии аффекта. Так, П. и И., проживая в о дной коммунальной квартире, систе матически ссорились между собой. Во в ремя очередной ссоры происшедшей на обшей кухне по инициативе. И., они по дрались. и избытый П. в состоянии сильного возбуждения бросился в свою ко мнату. Он сорвал со стены двухстволное охотничье ружье. зарядил его и поб ежал за И. который зашел в свою комнату, Последний успел схватиться за ст вол ружья, которое П. просу нул дверь, и стал его вырывать из рук П. В завяза вшейся борьбе кто то из них нечаянно нажал на спусковой крючок, и последо вавшим вслед за этим выстрелом И. б ыл ранен в пятку. Выбежав в подъезд, он стал у стены на лестничной клетке, а П через раскрытую дверь следил за ним , нацелив на него ружье и приказывая не двигаться с места. И постоял некот орое время неподвижно, а затем сделал шаг вперед, после чего П. выстрелил в него, но промахнулся. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда КР квалифицировала содеянное П. по ст. и 104 УК КР, чем по нашему мнению, нельзя согласиться. В рассмотрением случае поведение П., характер его дейст вии после неожид анного выстрела которым ранило потерпевшего, говорят о том, что в психик е виновного наступил перелом, определенное успокоение, переход от состо яния аффекта к более спокойному состоянию, поэтому совершенное им прест упление следует квалифицировать по ст. 106 УК КР ст. 20 УК КР. ГЛАВА II. ВОПРОСЫ СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В СОСТО ЯНИИ АФФЕКТА. Наиболее сложным по нашему мнению вопросом, требующим специального изучения, касающимся преступлений, связанных с физиологическим аффектом, является в опрос вины обвиняемого. Принцип виновности лица подозреваемого в совершении преступ ления - один из основных принципов советского уголовного права. Данный п ринцип означает, что только виновное в соверше нии общественно опасного деяния лицо подлежит уголовной от ветственности м несет наказание в со ответствии отеле ни его вины Признать лицо виновным - значит установит ь :умышлено или неосторожно совершил данное лицо общественно опасное деяние. Вывод суда о наличии вины подсуд имого для того. чтобы он выражал объективную истину, должен базироваться на строго определенных фактах, твердо установленных доказательствах. Установление вины лица есть установление определенного характера субъ ективной стороны совершаемого им деяния. Субъективная сторона преступления представляет собой отражение /возмо жность отражения/ в сознании субъекта объективных признаков содеянног о и характеризует отношение к ним субъ екта. Установление истинного субъективного отношения обвиняемого к преступ лению - исключительно важная и вместе с тем труд ная задача. О том настолько сложн о определить психическое отношение лица совершающее общес твенно опасное деяние, к своим дейст виям и наступающ и м результатам говорит юридическая практи ка. Более 13 ош ибок от числа дело с ошибочной квалификацией допускаемых следователям и составляют ошибки в определении формы вины. мотива и цели. Это говорит о том, что необходим о особой внимательностью подходить.. решению вопроса о виновн ости лиц, совершающих преступлении, ибо за этим наступает уголовная отве тственность. Вышесказанные слова для изучения аффективных преступлений приобретаю т особую важность, так как они исключительны и именно с этой позиции. В первой главе мы ра ссмотрели три взаимосвязанных этапа развития аффективного процесса и сделали вывод о том, что преступление, совершен ное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения не иск лючают вины. Отметили также, что она присутствует именно на перв ой стадии эмоциональной : напряженности ; на втором этапе, и решающем основном, винв, как сознательное субъективное отношение лица к совершаемым действиями, либо полностью исключается (п атологическая форма), либо крайне сужается. Форма вины - умысел. На стадии эмоциональной напряженности человек осознает свое положение к ак члена общества, осоз нает общественную опасность создавшейся ситуа ции и своих противоправных действий, предвидит наступление вредных пос ледствии и желает их, хотя точно и не представляет каких. - В этом специфика виновнос ти лица, повергшегося аффекту. Необходимо еще раз отметить, что умысел на совершение преступления, при чинения физического вреда потерпевшему, возникает в тот момент, когда с убъект уже находиться в состоянии аффекта. Следовательно, для того, чтоб ы вменить лицу уголовную ответственность по стст.98,106 Ук Кир. ССР, необходи мо реализовать данный умысел именно в этот момент. Таким обра зом не должно быть разрыва между внезапно возни кшим силь ным душевным волнением и совершенным в этом состоянии умышлен ным убийством во времени. Судебная практика в ц елом придерживается указанного мнений и квалифицирует действия по ст.104 УК КР лишь при отсутствии разрыва во времени либо о интервалом в несколь ко секунд. Однако данное утверждение с нельзя смешивать с другим, когда д анный разрыв времени ищут между провоцирующим актом поведения потерпе вшего и действием обвиняемого. К. К. Семернева по этому поводу пишет:"...имею тся случаи, когда состояние аффекта возникает (и объективно подтвержда ются ) через определенный времени после провоцирующих это состояние о бстоятельств. Таких примеров не много, но много, но даже один случай аффе кта, окинутого во времени относительно провоцирующего поведения потер певшего, обязывает научных работников объяснять подобный феномен, а суд ебный органы выносить правосудный приговор. Ленинградский област ными судом переквалифицированы действия У?; РСФСЕР на ст. 104 ^.признав, что о н действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волне ния, хотя с момента провокационного поведения потерпевшего Е пытавшег ося совершить с К. насильственный акт мужеложства, до момента убийства п рошло 10-30 мин. Аналогичное решение но конкретным делам (с меньшим временным разрывом) иногда принимает и Ве рховный Суд КР. ГЛАВА III. Противоправное поведение потерпевшего - обязательное условие п рименения статей 98 и 106 УК Кыргызской Республики Аффект как необходимый элемент состава преступлении преду смотренного ст.ст. 98 и 106 УК КР непосредствен но связывается с определенным поведением потерпевшего: насилие, тяжкие оскорблением или иными проти воправными законным действиями, если они повлекли или могли повлечь т яжкие последствие для виновного или его близких. Если внезапно возн икшее сильное душевное волнение выз вано иными обстоятельствами, оно н е может рассматриваться как признак субъективной стороны аффективных преступлении. По смыслу закона действия потерпевшего должны быть, во- п ервых, достаточно сильными раздражителями, способными вызвать в состо янии аффекта; во- вторых не правомерными, свидетельствующими о в некотор ый степени оправдывающим характере возникшего аффекта; в третьих, обст оятельствами, выступающими в качестве непосредственного повода возни кновения аффекта и совершения при этом состоянии преступления. Чисто внешне состоя ние аффекта и последующие действие виновного выглядят лишь как ответн ая реакция на соответствующая поведение потерпевшего. На самом деле по следнее играет роль своеобразного «спускового механизма», воздейству ющего на высшую нервную систему человека на его поведение, личность вин овного, от нравственных, психических и иных особенностей которого зави сит его реакции на внешней раздражитель. Воздействия внешних раздражи телей каждом человеком силу его личных качеств воспринимается я по разн ому. " Подверженность тем или иным внешним воздействиям обусловлена внутрен ними условиями того, на кого оказывается воздействия. Вывод о совершении действий в состоянии аффекта может быть сделан тол ько в результате комплексного исследования конкретных отрицательных д ействий потерпевшего и оценки субъективных свойств виновного, степень реагирования на соответствующую обиду, нанесенную потерпевшего в моме нт совершения преступления. В качестве не посредственного повода рассматриваемых преступлений чаще всего выступает, неожиданные, глубоко затрагивающие психику вино вного неправомерные действии потерпевшего и это понятно, поскольку, ка к отмечает психологии, контраст между ожидаемым и реальной действител ьности является одним из основным условии, благоприятствующих появле нию особо интенсивных эмоции, которые всего определяет аффект. Наприм ер, по мнению Н.Д. Левитова, «гнев переживается как аффект при неожиданны х обидах и оскорблениях. В месте с тем длительная травмирующая обстановка накануне преступле ния (ссора, неправильное оскорбленное поведение потерпевшего и т.п.) «ра сполагают к аффекту» Ю, и иных случаях достаточным в смысле ст.ст 98 и 106 УК КР непосредственным поводом для его возникновения могут оказаться о чередное или повторное насилие, тяжкое оскорбление или иные противоза конные действия потерпевшего. В этом случае сказывается воздействие и стощающих психику факторов вследствие затяжки разрешение конфликта, которые отрицательно влияют на сдерживающую силу коры головного мозг а и облегчают возникновение аффективного состояния. По мнению психоло гов, «неблагоприятные условия, особенно если они принимают длительный затяжкой характер либо следующее один за другим обстоятельства, вызы вающие отрицательные эмоции, способны вывести из строя любую до этого вполне здоровую нервную систему. В том числе принадлежащую сильному т ипу. Если неправомерные действия потерпевшего продолжались непрерывн о в течении какого то промежутка времени до возникновения аффекта, оцен ка характера и серьезности и непосредственного повода, взывавшего это состояние, не может даваться в отрыве от предшествующего поведения пот ерпевшего, хотя это и не освобождает суд от обязанности выделить и оцен ить в первую очередь те конкретные действия, за которым последовал срыв психики виновного. А. был осужден народным судом по 101 УК КР Суть дела такова. А. возвратилс я из дома отдыха, куда уезжал без согласия жены. Утром супруги поссорил ись: жена оскорбляла А, подозревая го в неверности. Ссора на протяжении д ня несколько дома с ребенком на руках. К нему подошла жена, отобрала у не го ребенка и стала оскорблять, а уходя в дом, крикнула что он не отец ребе нка (родившегося во время брака). В соседней квартире куда зашла жена, а за ней и А., супруги продолжали ссориться, жена вновь стала упрекать. А. в н еверности, а затем в присутствии соседей повторила, что он не является о тцом ребенка. После этих слов А. поднял лежащий тут же топор и ударил им ж ену в область правой половины грудной клетки, причинив ей тяжкие телесн ые повреждения. Областной судя отметил приговор народного суда и определение судеб ной коллегии областного «суда натом основании, что оскорбление, нанесен ное А., не был для него новым и неожиданным и, следовательно, по мнению суд ии, не могло вызвать внезапно возникшего сильного душевного волнения. С таким выводом коллегии областного суда согласиться нельзя. Повтор ное тяжкое оскорбление виновного произошло в присутствии посторонни х и в атмосфере, чрезвычайно накаленной продолжительной ссорой и пред шдствущими оскорблениями со стороны потерпевшей. Отрицание того, что п овторность неправомерных действий потерпевшего при определенных об стоятельствах может вызвать аффект, в принципе неверно и противоречит данным психологической науки и сложившейся судебной практике. Так, Су дебная коллегия по уголовным делам Верховного суда КР в определении п о делу. С, отметил, что хотя в момент происшествия поведения потерпевшег о не было неожиданностью для виновной, это обстоятельство не влияет на субъективную сторону состава преступления и квалификацию действий С. по ст 98 УК КР При квалификации преступлений по ст.ст 98 и 106 УК КР, особенно в тех случая х, когда его совершение предшествовала ссора между виновным и потерпев шим, важно установить зачинщика, инициатора возникшего конфликта. Если ссора или драка спровоцирована виновным, явились результатом его нед остоинство поведения, ответные действия потерпевшего, совершенные в т акой обстановке, не могут рассматриваться как неправомерные и достат очные, что вызвать внезапно возникшее сильное душевное волнение. Прово кации конфликта выражается, как известно, в преднамеренных действиях, п оэтому психологически в сферу сознания виновного включается ожидание каких то ответных действии со стороны потерпевшего (в вид насилия, оско рбления, любой другой форме). Действия потерпевшего в подобной ситуации не могут вызвать состоянии аффекта и не должны рассматриваться в каче стве непосредственного повода, указанного в статьях 98 и 106 УК КР. Действительность и непосредственность применяемых в отношении вино вного неправомерных действии потерпевшего столь же необходимо предп олагает непосредственность ответных действии, их направленность на о бидчика, на конкретного причинителя зла. Нельзя, Например, признать правильной квалификацию по ст.ст 98 и 106 УК КР н асильственных действии действии, применяемых в отношении человека, жел ающего предотвратить ссору или драку, спасти человека и т.п. даже если виновный к данному моменту находился в состоянии физиологического аф фекта. Состояние аффекта, -как пишет В. Н. Кудрявцев, - может быть вызвано совмес тными действиями нескольких лиц, даже если оно и следовало непосредст венно за конкретными действиями одного из них. Лицо, совершившее убийство или причинившее телесные повреждения как ому либо участнику и такой группы, несет уголовную ответственность по с т. ст. 98 и 106 УК КР, если виновный воспринимал их как единомышленником. Обычно в качестве непосредственного повода возникновения аффекта в случаях предусмотренных ст.ст.98 и 106 УК КР, выступает насилие. Среди указан ных в законе поводов насилие занимает особое место, поскольку оно наиб олее остро, глубоко и болезненно действует на психику человека, задевая в нем нравственные, социальные качества индивида и его биологическую природу. Под насилием, в смысле ст.ст. 98 и 106 УК КР, надо понимать посягательства на жизнь, телесную неприкосновенность, здоровье и личную свободу человека (покушение на убийство, телесные повреждения, побой, истязание, изнасило вание, неправомерные лишение свободы и т.п.) Термин «насилие» по общему правилу охватывает любое физическое либ о психическое воздействие как на самого человека против его воли, так и н а его родных или близких. Кроме того, термин «насилие» в принципе должен охватывать и угрозу пр именить выше возникщего названные противоправные действия. Состояние внезапного возникшего сильного душевного волнения может вызвать любой по тяжести вид насилия, однако в судебной практике обычн о встречается физическое насилие, которое влечет за собой тяжкие или ме нее тяжкие телесные повреждения либо по способу причинения телесных по вреждений представляют собой истязания. Характерной особенностью насилия является его противозаконность, н еправомерность. Поэтому нельзя считать таковым, например, насилие, прим ененное в состоянии необходимой обороны, при задержании преступника, к райней необходимости или выполнении приказа. Асанов, находясь в сапожной мастерской и Васильева за то, что они не вы полнили задание жены. Асанов, сидя на своем рабочем месте, сказал, чтобы Р озахунов не кричал, так как он на начальник. Розахунов подбежал к Асанов у и ударил его. Асанов ответил тем же. Попытка Розахунов, оттащить мужа о т Асанова не удалась. Розахунов, навалившись на Асанов, стал его душить. В ырвавшись Асанов схватил сапожный нож и нанес Розахунову сильный удар в грудь, от которого тот скончался на месте. Суд осудил Асанова за убийство в обоюдной драке. Верховный Суд Кр не с огласился с такой квалифиикацей и, ссылаясь на материалы дела, указал, ч то Розахунов совершил неправомерные действия, оскорбляяи избивая Аса нова. Убийство совершенное в состоянии сильного душевного волнения, вызванн ого противозаконными насилием со стороны потерпевшего. С учетом этих о бстоятельств Верховный Суд переквалифицировал действия Асанова на ст . 98 УК КР. Однако здесь необходимо отметить следубщее обстоятельство. Асанов в момент ссоры находился в состоянии опьянения, так же как и Розахунов, чт о не учел Верховный Суд КР. Сильное душевное волнение, вызванное против озаконными действиями потерпевшего, многократно было усилено именно алкогольным состоянием Асанова, что и привело к убийству Розахунова. По этому в данном случае аффект по нашему мнению не может служить обстоят ельством смягчающим уголовную ответственности за умышленное убийств о по ст 97 УК КР однако учитывая при этом своеобразное психическое состоя ние в котором он находился. В этом отношении был прав городской суд г.Оша,когда квали Фицировал деяние Ахмедова по ст.97 УК КР.Ахмедов Р с Шамновым А возвращался домой с ресторана, где они вместе со своей коллегой «обмыв али» премию. ПО дороге они встретили знакомого Ахмедова Сариева М., котор ый не поздоровавшись стал громко требовать у Ахмедова долг 100 сомов. Шамен ов попросил прекратить кричать и спокойно поговорить. Зариев на это отт олкнул Шаменова и ударил Ахмедова кулаком в лицо. Завязалась драка, при к оторой Сариев стал оскорблять обвиняемого и его жену, называя ее простит уткой. Последнее вывело Ахмедова из себя и тот схватив, бежащий на дороге камень, ударил Сариева им по голове. От полученных ранений потерпевший с канчался по пути в больницу. Судебная психиатрическая экспертиза установила возможность у Ахмед ова состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения. Однако, судебная коллегия по уголовным делам областного суда города Оша квалиф ицировала действия Ахмедова как «обычного» умышленное убийство, учтя т о немаловажное обстоятельство, что в момент совершения преступления об виняемый находился в состоянии опьянения средней степени, что способст вовало возникновению у последнего состояния аффекта. Насилия признается в судебной практике наиболее тяжким и. Как правило, более оправданным непосредственным поводом, способным выз ывать состояние физиологического аффекта. Однако нельзя во всех абсолю тно случаях отдавать предпочтение этому виду неправомерных действий п отерпевшего перед другими; тяжким оскорблением или иными противозакон ными действиями. Под тяжким оскорблением понимается унижение чести и достоинства лица путем неприличного с ним обращения. К тяжким оскорблениям можно отнести,в частности, унижение Чести и достоинства личности путем клеветнического обвинения в соверш ения тяжкого преступления, унижения чувства национального Достоинства , надругательство над любовью к супруге, циничное оскорбление женщины, н асмешка над физиолагическими недостатками человека и.т.п. В судебной практике признак тяжкого оскорбления чаще всего встречает ся при убийстве одного из супругов,причем оскорбительными признаются б езнравственное поведение одного из них, супружеская неверность.Верхов ный суд Кыргызской Республики ориентирует суды необходимость глубок ого и всестороннего анализа обстоятельств убийства, выяснения поведен ия потерпевшего за продолжительный период времени, обоснованно считая, что единственный факт тяжкого оскорбления, Зафиксированный непосредственно перед убийством,не всегда может дать достаточно полное представление о наличии или отсутствии сильного душ евного волнения у лица,виновного убийстве. Тяжесть оскорбления - понятие оценочное.Оно может породить известный субъективизм при его определении виновным и о потерпевшим.Критериям с тепени тяжести оскорбления суд обычно считает нормы морали и нравствен ности (объективный критерий) и индивидуальные психолого-возрастные осо бенности оскорбленного (субъективный критерий), позволяющий установит ь способность лица осознавать и оценивать как оскорбление действия или слова вообще и их степень в частности.Нельзя оскорбить малолетнего,невм еняемого,которые не способны понимать слова и действия, объективно оско рбительные для них Необходимо также учитывать тип темперамента оскорб ляемого.Лицо с повышенной нервной возбудимостью более остро реагирует на действия или высказывания в его адрес.Следовательно вывод о наличии и тяжести оскорбления органы суда и следствия должны делать на основе уче та объективного фактора. Тяжкое оскорбления может быть нанесено как разовым действием,так и ря дом поступков,среди которых последний был чем-то новым в цели действий,» переполнившим чашу терпения « виновного в убийстве. В том случае.когда совершению преступления предшествовала длительна я психотравмирующая ситуация.и может возникнуть необходимость выясни ть влияние типа темперамента на возникновение физиологического аффект а. По иному решил Верховный суд вопрос о квалификации действий Шилова,у бившего свою жену по тем же мотивам и при сходной ситуации. Шилова имея двух малолетних детей,вступила в интимные отношения с Б ирманом,работавшим с ней в одном магазине. Ее муж Шилов пригласил домой Б ирмана и просил его не разрушать их семью.От жены он потребовал изменить поведение,Через три недели Шилов увидел на улице свою жену с Бирманом и в новь просил ее прекратить встречи. На следующий день,придя вечером с раб оты,он не нашел жены дома.Из квартиры Латиловой,проживавшей в одном доме с Шиловыми,он услышал голоса и смех Бермана,своей жены. Шилов несколько р аз звонил по телефону в квартиру Латиловой и просил жену вернуться домо й.но она отказалось, продолжая выпивать в компании.Домой она ушла лишь по сле того,как муж по телефону сказал,что заболел младший сын.Войдя в кварт иру,и убедившись, что дети спят,Шилова стала оскорблять мужа, заявила,что жить с ним не будет, пыталась уйти в квартиру Латиловой, где ее ждал Бирман . Последний акт поведение жены на фоне длительный психотравмирующей си туации вызвал у Шилова сильное душевное волнение, в результате которого он нанес потерпевший кухонным ножом восемь ранений, повлекших смерть. Суд, оценив поведение потерпевшей за весь период в совокупности, прише л к обоснованному выводу, что в момент совершения преступления Шилов на ходился в состоянии выраженного возбуждения, достигшего степени аффек та.Тяжкие оскорбление как повод возникновения аффекта встречается зна чительно реже, чем насилие а нередко и одновременно с насилием. Оскорбление должно быть объективно тяжким и также субъективно воспри нято виновным, только тогда оно может «оправдывать» внезапно возникшее сильное душевное волнение. Как конструктивный элемент состава преступ ления. Во всяком случае бесспорно, что тяжким может признаваться такое о скорбление, которое содержит состав преступления или находиться в глуб оком противоречии моралью и способно вызвать глубокое унижение челове ческого достоинства. Физиологический аффект может возникнуть под влиянием иных против озаконных действий потерпевшего, которые, не являясь насилием над лично стью виновного и его тяжким оскорблением, способны вызывать внезапно во зникшее сильное душевное волнение. Этот повод возникновение аффект суд ебной практике встречается сравнительно редко (около 3% рассматриваемых преступлений) и в уголовном кодексе Кыргызской Республики не предусмот рен. Однако эти не исключает необходимости их изучения. Иные противозаконные действия потерпевшего характеризуются грубым нарушениям прав и законных интересов виновного или его близких. К таковы м можно отнести; поджог, иное умышленное уничтожение или повреждение лич ного имущества, носящее характер преступного посягательства, при опред еленных обстоятельствах – кража, мошенничество. Самоуправство, неподч инение законным требованиям виновного, выраженное в демонстративно по дчеркнутых, грубо издевательских действиях и т.п. Противозаконных действия потерпевшего, согласно закону, должны повле чь или создавать реальную угрозу наступление тяжких последствий для ви новного или его близких. Какие именно последствия противозаконного пов едение можно считать тяжкими, зависит от конкретных обстоятельств дела. Во всяком случае к ним можно отнести угрозу жизни, тяжкие и менее тяжкие т елесные повреждения, клевета, циничное попрание норм морали со стороны д олжностных лиц, очевидно грубое нарушение должностным лицом трудового законодательства, связанное с лишением работника возможности получать заработную плату, и тому подобные действия. Тяжким последствием будет и имущественный ущерб, однако при том условии, что он значителен и влечет д ля субъекта тяжкие последствия. Имущественный ущерб, не повлекший назва нных последствий, вряд ли должен признаваться обстоятельством, способн ым вызывать состояние аффекта. Неправильная квалификация аффективных преступлений чаще всего след ует как раз из-за того, что недостаточно глубоко изучаются и неправильно оцениваются действия потерпевшего, особенно в период. Предшествующий п реступлению. Адвокат Рогачевский пишет; «Преступление, совершаемое в с остоянии аффекта- показательный пример того случая, когда существенная роль принадлежит не отрицательным свойствам личности преступника, а не посредственной ситуации, порожденной действиями потерпевшего. Здесь л ичности обвиняемого отступает на второй план и в полной мере не определя ют характер совершенного преступления. Изучение личности потерпевшего поэтому становиться ключом опред елением смысла преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникш его сильного душевного волнения, значимости поведения потерпевшего и е го отдельных действий для обвиняемого. Необходимо учитывать то, что бол ьшинству из рассматриваемых преступлений предшествует длительный пер иод отношений, которые подчас представляют собой обстановку непрекращ ающегося конфликта. Неприязненные отношение, сопряженные с систематич ескими оскорблениями, унижениями чести и достоинства ведут к перенапря жению психики обвиняемого. Его раздраженное состояние становиться бол ее или менее постоянным. В этих случаях может оказаться достаточным даже небольшое дополнительное оскорбление, издевка, ирония, или просто внеш нее ничего не значащее слово, фраза, чтобы наступила бурная разрядка акк умулированного гнева, чтобы вызвать состояние аффекта и совершение пре ступления. Исходя из изложенного, мы выдвигаем положение, согласно которому дейс твия потерпевшего, непосредственно вызвавшие аффект и приведшие к сове ршению преступления, могут носить не только характер противозаконного насилие или тяжкого оскорбления. Правильнее было бы говорить, что состоя ние внезапно возникшего сильного душевного волнения должно быть вызва но противоправным поведением потерпевшего, понимая его шире по объему п ротивозаконности, т.е. включающим в себя не только действия противоречащ ие закону и образующие состав определенного преступления, но и такие дей ствия, которые не являясь в полном смысле преступлением, объективно про тивоправны, идут в разрез с моралью и нравственностью. Конечно, не только «собственно» тяжкое оскорбление, но и насилие и иные противоправные действия потерпевшего оказывают отрицательное воздей ствие на честь и достоинство виновного, оскорбляют в нем нравственные на чала, являясь в объективном плане нарушениями моральных норм и принципо в.Верно отмечает Т.В. Церетели, всякая вина в смысле уголовного права явля ется виной и в смысле морали. Интересное в этом смысле предложение высказывает Б. Сидоров. Если учит ывать специфику исследуемых специфику исследуемых преступлений, - пише т он, - где моральная оценка непосредственного повода в многом предопред еляет уголовно-правовую оценку этих деяний, а также имея в виду перспект иву развития уголовного права, постепенное отмирание правовых норм и за мену их морально-этическими нормами, то становиться целесообразным изм енить редакцию статей, предусматривающих ответственность за преступле ния, совершенные в состоянии аффекта. После слов «убийство», «тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение « следовало бы записать; «совершенно е в состоянии физиологического аффекта, непосредственно вызванного не правомерными и глубоко безнравственными, противоречащими нормам морал и действиями потерпевшего (насилием, тяжким оскорблением и др.) В предполагаемой формулировке приемлемым критерием оценки повода в у казанных нормах права должна служить степень безнравственности и непр авомерности действий потерпевшего с учетом других обстоятельств конкр етного случая,в том числе и вреда, который причинен этими действиями. При этом необходимо согласиться с теми ученными – криминалистами, кот орые предлагают учесть в рассматриваемых уголовно- правовых нормах инт ересы не только виновного и его близких, но и существенные интересы друг их граждан, государственные о общественные интересы. Насилие или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего, как справедли во отмечает С.Людмилов может вызвать состояние аффекта «не только у тог о лица, которому причинено это насилие или тяжкое оскорбление, но и у дру гих лиц, которым стало известно об этом факте. Последнее на чем следовало бы остановиться, рассматривая этот вопрос, касается стороны аффективных преступлений почти не рассматриваемой в юридической литературе.Имеется в Виду проблема ответственности лица, явившегося провокат ором конфликта – потерпевшего. Естественно, когда исход дела оказался б олее или менее благополучным и можно вести разговор о какой бы то ни было ответственности. Все признают, что поводом к совершению аффектированного прес тупления является противоправное явление поведение потерпевшего. Так Рашковская Ш.С. в статье "Преступление против жизни, здоровья, свободы и до стоинства личности" пишет: "Таким образом, в тех случаях, когда убийство со вершено хотя бы и в состояния сильного душевного волнения, но не вызванн ое насилием или тяжким оскорблением, все содеянное должно квалифициров аться по ст.136 УК либо по ст. 137 УК КР по новому кодексу ст.102 и 106 УК КР " Если рассуждать логически, то получается – раз действие потерпевшего противозаконно, то есть нарушают требования или запреты уголовного зак она, то они общественно опасны, то есть причиняют существенный вред обще ственным отношениям. Следовательно, действия потерпевшего являются пр еступлением, учитывая к тому же, что они умышлены. Иначе говоря, если из де йствия содержат предусмотренный уголовным кодексом состав преступлен ия, то данный "потерпевший должен быть привлечен к уголовной ответственн ости и нести заслуженное наказание. На практике вопрос о привлечении потерпевшего к ответствен ности если не совсем, то почти совсем не ставится, а те уголовные дела кото рые были возбуждены против них, в последствии прекращаются. Не смотря на то, что ни один уголовный процессуальный кодекс многих республик не соде ржит такого основания, по которому уголовное дело подлежит прекращению, как причинение обвиняемому физического вреда, следовательно, нарушает ся закон, нарушается принцип неотвратимости наказания. Наноситься знач ительный ущерб авторитету суда, правовому воспитанию граждан, формиров анию у них правосознанию, поскольку создается представление об обязате льному снисхождению преступнику, если он в результате своих действий са м же пострадал. ГЛАВА IV . ОТГРАНИЧЕНИЕ ПРЕСТУШЕНИЙ, СОВ ЕРШЕННЫХ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА, ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. §1. Умышленное убийство, тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, совершенное в с остоянии аффекта, и одноименные преступления без смягчающих обязатель ств. Большое значение для суда и следствия имеет практический вопрос разграничения аффективных преступлений от сложных ви дов умышленных преступлений. При этом решающим фак тором разграничения указанных сос тавов является содержание субъекти вной стороны преступления, вернее те качественные изменения, которые вн осит в него сос тояние физиологического аффекта, в особенности, в содерж ание и характер проявления побуждений и целей человеческого пове дения в этом состоянии. В преступлениях, пре дусмотренных ст.ст.98 и 106 УК КР, мотив не носит особо низменного характе ра, которые в той или иной мере отягчает преступления, предусмотренные с т. 97, 104, 105, УК.КР В связи с этим умышленное убийство, совершенное по мотивам ко рысти, из хулиганских побуждений, совершенное в связи с выполнением поте рпевшим своего служеб ного долга /или общественного, о целью скрыть друг ое прес тупление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изн асилованием, безусловно не может квалифицироваться по ст, 98УК КР.. То же са мое можно сказать и о преступлени ях. предусмотренных ст. ст. 98. и106 УК. КР Содержат "специальны й сос тав" умышленного убийства, тяжкого или менее тяжкого телесного пов реждения, где состояние аффекта, вызванное противоправным поведением п отерпевшего, как конструктивный элемент состава преступления, являетс я единственным основанием, позволяющим отграничить его от аналогичных составов преступле нии, предусмотренных ст. ст.97,104, 105 УК. КР. Причем в расс ма триваемых нормах формулируется лишь основной состав прес тупления со с мягчающими обстоятельствами и не выделяют его квалифицированные виды. Отягчающие обстоятел ьства, указанные в ст.97, УК, не препятствуют квалификации соответствующих убийств. по ст. 98 УК, поскольку не противоречат смыслу этих норм уго ловног о закона и объясняются особенностями преступного пове дения в состояни и аффекта. По смыслу закона для к валификации убийства по пунктам 6. ст. 97 ук КР необходимо установить, что в иновный сознавал характер своих действий, их особую жестокость и желал со вершить убийство именно таким спо собом. Следовательно, признак особой жестокости связывается не только с о способом убийства но и с другими обстоятельствами, свидетельствующим и о проявлении виновным особой жестокости. В преступлениях, сове ршаемых в состоянии аффекта, спо соб посягательства является прежде все го обстоятельством характеризующим эмоциональное состояние преступн ика, поэто му наличие только объективных признаков «особой жестокости» , «мучения или истязания» при совершении умышленного убийства. тяжкого и ли менее тяжкого телесного повреждения в состоянии аффекта не исключае т ответственности по ст. ст.98 и 106 УК. КР Преступное поведение в состоянии аффекта лишено продуманности и продуманной жестокости. Аффективные действия стре мит ельны и несут в себе большую разрушительную силу, которая проявляется в насильственных действиях, лишенных в какой то степени целесообразност и: в нанесении потерпевшему множества сильных жестоких ударов и ранений . Поэтому мы не можем согласиться о решением Ошского областного суда квал ифицировавшим действия Султанова Б. по п. 6 ст.97 ;УК КР. указав в обвин ительном приговоре, что "на несение 16 рубленных ран топором Бекмуратовой свидетельст вуют о том, что Султанов имел намерение лишить жизни свою ж ену особо жестоким способом, причинить ей при этом значительные мучения, хотя материалы дела приводят к мысли, что Султанов во время совершения у бийства мог находится в состоянии физиологического аффекта. Об этом сви детельствует показания очевидцев, соседей, данные судебно- психиатриче ское экспертизы. П.6 ст. 97 УК КР содержит в себе также указание на способ, опасный для жизни многих лиц. В данном случае не обходимо установить, что виновн ый осознавал, что применяет такой способ причинения см ерти, который заведомо опасен, для жиз ни других людей. Объективно опасные для жизни мно гих.людей поступки лип а, захваченного своими переживаниями, не всегда могут восприниматься в к ачестве, таковых. Для прес тупника, действующего в состоянии аффекта, хар актерно извес тное пренебрежение правилами, предосторожности отсутст вие расчетливости и дальновидности. Это состояние заставляет действов ать без промедления не считаясь с окружающей сре дой, местом и временем. С учетом этого необходимо проводить оценку действий обвиняемого, приним ая во внимание указанные обстоятель ства и конкретные материалы уголовного дела. П. 2 ст. 97 УК предусматривает повышенную ответ ственность за убийс тво женщины, заведомо для виновного на ходящейся в состоянии беременнос ти. Виновный должен знать об этом не вообще, осознавать в данный конкретн ый момент то есть непосредственно во время совершении убийства, чего при физиологическом аффекте быть не может. Так У. совершил покушение на убийство своей беременной жены в состоянии аффект а, вызванного тяжким оскорблением со стороны потерпевшей. Хотя виновный знал о её беременности но сужение сферы сознания и памяти под влиянием а ффекта, захваченность переживаниями, сосредоточенность психической д еятельности вокруг единственной актуальной для него в дан ный момент за дачи - найти подходящий выход своему негодова нию в ответ на несправедли во причиненную обиду сковывали его возможности по воспроизведению и по ддержанию в памяти более отвлеченных деталей, в том числе и факта береме нности жены. Правильно поступил суд, квалифицировавший действия У по ст. 11 и 106 УК КР. Отрицательные качества виновного лица, проявившиеся в самом преступлении и присущие ему в ообще как личности с особо отрицательными наклонностями и антиобществ енными. установ ками, играют важную роль в установлении оттягчающих обс тоятельств, предусмотренных, п.п. 4.8.9.ст.97 УК КР. Однако общественную опаснос ть преступлениями, совершаемого в состоянии аффекта, определяют не сто лько особые свойства личности преступника, сколько особые условие и осо бенности его совершения. Реакция виновного на неправильное поведение п отерпевшего сугубо ситуативная, целом и нетипичное для него и поэтому , как правило, не выражающая ничего особо опасного его личности. Существенно влияя на характер и степень вины лица, совершившего умышлен ное убийство, состояние аффекта непременно должно отразиться на смягч ении ответственности за содеянное в этом состоянии. Убийство двух или более лиц не может квалифицироваться как совершенно е при отягчающих обстоятельствах, если виновный находился в состоянии аффекта, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерп евшего. Судебная практика в основном следует этой позиции. Из смысла п.1 ст97 УК.КР. вытекает, что закон признает отягчающим обстоят ельством убийство двух или более лиц при отсутствии смягчающих обстоя тельств, указанных в ст.ст. 98 и 106 УК КР.По ст.ст.98 и 106 УК КР следует квалифицир овать и те случаи умышленных убийств, тяжких или менее тяжких телесных повреждений в состоянии аффекта, которые совершаются особо опасными рецидивистами. Этот таким Таким же образом он должен решаться и в отношении умышленных тяжких или менее тяжких телесных повреждений причиняемых особо опасн ым рецидивистом в состоянии Физиологичес кого аффекта. Вместе с те и случаи "самовзвинчивания", ничтожный повод низменный мотив посягательства на, жизнь и здоровье потер певшего могут свидетельствов ать об отрицательном влиянии личных качеств виновного, способных сыгра ть решающую роль как в возникновении сильного душевного волнения, так и в совершении преступления. Такие действия, конечно, не могут рассматрив аться как совершенные при смягчающих обстоятель ствах и квалифицирова ться по ст.ст. 98 и 106 УК КР. К лицу, для которого насилие над личностью или иное деяние является чем-то рядовым, в каждом отдельном случае необходим, осо бо внимательный подход при оценке его преступных действий, хотя бы и выз ванных противоправным поведение потерпевших. Часть 2 ст. 104 УК КР уст анавливает ответственность за умышленное тяжкое телесное повреждени е, повлекшее смерть. Оно всегда более тяжкое, чем аналогичное преступлен ия со вершенное в состоянии аффекта. Очевидно, что и степень вины и общес твенная опасность последствий причинения таких повреждений в первом с лучае гораздо выше, чем во втором. В то же время общественная опасность у бийства принципе выше общественной опасности тяжких телесных повреж дений, хотя бы и повлекший смерть потерпевшего. Однако, если последнее, с овершенное в состоянии аффекта, квалифицировать по Ч.2 ст. 104 УК КР., создает ся возможность назначить виновное наказание до I0 лет лишения свободы, то гда как умышленное убийство, совершенное в этом состоянии, наказы ваетс я лишением свободу на срок не более 5 лет. Получается, что убийца оказывает ся в более выгодном положении, чем ли цо, причинившее тяжкие телесные по вреждения. Из конструкции ст.104 УК КР видно, что законода тель рассматривает "смерть потерпевшего", а также другие обстоятельства, указанные в Ч.2. данной статьи, как признаки квалиф ицированных видов умышленного причинения тяжких телес ных повреждени й, а не как конструктивные элементы самостоя тельных составов преступл ений. По этому.подобное преступление, совершенное в состоянии аффекта, н еобходимо квалифицировать по ст. 106 УК КР. Умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее е смерть потерпевшего, характеризуется " смешанной формой вины". Наличие аффекта не дает оснований искусственно разрывать единый психический процесс, в ыражающий внутреннюю сторону такого поведения преступника. Смерть пот ерявшего выступает здесь как побочный результат преступной деятельно сти, будучи причинно и виновно (в норме неосторожности) о ней связанной. В теории уголовного права и судебной прак тике усе выработался определен ный подход при определении ответственности за совершенное преступлен ие со "смешанной" формой вины, и думается нет оснований иначе подходить о ценке умышленных тяжких телесных по вреждений, повлекших с смерть потерпевшего, только потому, что они совер шены в состоянии аффекта. Речь может идти только о едином преступ лении, предусмотренном специальной нормой, но не как не о совокупности преступ ление, предусмотренных. ст.106 УК КР. Настоящая статья недостаточно чет ко дифференцирует ответственность в зависимости от харак тера причиняемых телесных повр еждений и их тяжести, хотя очевидно, что степень общественной опасности тяжких и менее тяжких телесных повреждений и их тяжести, хотя очевидно ч то степень общественной опасности тяжких или менее тяжких телесных пов реждений не может быть одинакова. При определении пределов уголовной от ветственности и наказания необходимо во всех случаях учитывать в рамка х ст. 106 УК КР тяжесть причиняемых в состоянии аффекта телесных поврежден ий, а значит и все те признаки, которые характеризу ют указанные виды теле сных повреждений. Однако, данное правил о не всегда соблюдается судами. По данным Сидорова Б.В, оно нарушается в 72,2 % случаев. Игнорирование указанных обстоятельств ведет к неверной правовой оценк е судами совершенного преступления, а следо вательно, и к назначению не с оответствующего содеянному наказаний, что не редко ведет.< отмене непра восудного приго вора. В тех же случаях, когда случаях суды учитывают "тяжесть последствий" пре ступных действий виновного, они вкладывает в это понятие далеко не один аковый смысл. Под тяжкими последст виями нередко понижается и тяжесть т елесных повреждений, и стойкая утрата трудоспособности, как признак тяж кого или менее тяжкого телесного повреждения, и смерть потерпевшего, и н екоторые обстоятельства иного характера, касающийся по терпевшего. Нес остоятельность такого подхода, позволявшего соединить в одном понятии весьма разные по своей юридической природе и значительности обстоятел ьства, очевидна. В то же время это - свид етельство недопонимания сути вопроса опреде ленной часть практически х работников. До сих пор, например . серьезные затруднения возникают при определении юридич еской природы умышленных легких телесных повреждений, причиняемых в состоянии аффекта. Расхождение по этому воп росу в юридической литературе осложняют эти затруднения. Необходимо с огласиться с теми авторами, которые считают, что причинение указанных повреждений влечет за собой по ст. УК КР. с учетом аффекта как смягчающ его обстоятельства. Степень общественной опасности умышленных легких телесных повреж дений, Причиненных в состоянии аффекта, вызванного противоправным пов едением потерпевшего, незначительна по сравниванию с аналогичными де яниеми, совершаемыми в обычном состоянии. Но самочинная расправа, стрем ление лица своими средствами "наказать" обидчика таит в себе значитель ную общественную опасность ",- пишет Б.В. Сидоров. Поскольку умысел на совершение преступления в состоянии аффекта, как правило. не конкретизировано, трудно предсказать, чем мной раз закончи тся и до чего может дойти самоуправное стремление виновного. Первонач альное стремление виновного причинить сравнительно небольшой вред з доровью потерпевшего может в ходе совершения преступления претерп еть значительные изменения в зависимости от дельнейшего поведения по терпевшего, от отношения потерпевшего к насильственным действиям вино вного, противодействия этому насилию, от особенностей характера, темпе раменты и психологической устойчивости виновного. Поэтому необходимо заявить. что действия виновного, вызванные противоправными поведение м потерпевшего, не делают их причинили только легкие телесные поврежде ния, небольшой вред здоровью потерпевшего. §2 Отграничен ие аффективных преступлений от преступных деяний, совершенных при пре вышении пределов необходимой при превышении пределов необходимой об ороны. Рассмотрение данного вопроса является еще более сложным вм есте с тем более значительным по сравнению с проблемой разграничения, проведенным в предыдущем параграфе данной работы. Аффективные преступления и преступления при превышении пределов нео бходимой обороны настолько сходны, что практические работники правоо хранительных органов не всегда правильно определить основные моменты состава преступления, что часто, приводит к неправосудным приговорам и приговорам и незаслуженно строгим либо мягкий наказаниям. То есть пор ой наказание, назначаемое судом, не соответствует тяжести совершенног о обществвенно-опасного деяния и степени вины обвиняемого. При первом приближении к объективной истине можно определить в их с опоставлении следующее. Во - первых, оба вида преступлений являются след ствием посягательства на права или интересы личности обвиняемого. Во- вторых, в обоих случаях психическое состояние обвиняемого характериз уется наличием сильного душевного волнения. В - третьих, субъектами расс матриваемых преступлений могут быть лица, непосредственно не подверга вшиеся нападению. Кроме того необходимо сказать, убийство или причинение телесных повр еждений в состоянии аффекта может содержать в себе признаки необходим ой обороны точно также как и преступления при превышении пределов необ ходимой обороны - элементы аффективности. Поэтому на наш взгляд задача в том, чтобы определить признаки характер ные только одному или другому составу преступления. Остановимся вначале на вопросах правильной квалификации преступлен ий при превышении пределов необходимой обороны. Исходным моментом в данном случае является уста новление состояния необходимой обороны у субъекта преступления. Право мерной обороной считается оборона, когда она осуществляется от действ ительного, наличия общественно-опасного посягательства путем причин ения вреда нападающему без превышения ее пределов. Отсутствие нападения или его реальной угрозы и сключает право на необходимую оборону, а следовательно и разговор о пре вышении ее пределов. Состояние необходимой обороны может сохранят и после фактического окончание посягательства, если вследствие сложившейся обстановки об ороняющийся добросовестно заблуждается в наличии посягательства. Соответственно со Основ право на необходимую оборону возникает при посягательстве на жизнь, здоровье, и другие охраняемые законом интерес ы не только самого обороняющего, но и других граждан, а также при защите интересов общества и государства в целом. Вред во всех этих случаях дол жен причиняется только нападению. Причинение вреда другими лицам, не п ричастным к нападению должны оцениваться на общих основаниях, либо по правилам ответственности за фактическую ошибку. Защита от общественно-опасного посягательства в соответствии с зако ном осуществляется активным противодействием насилию, результатом ко торого в числе других может быть тяжкое телесное повреждение или даже смерть нападавшего. Другими важным условием правомерности необходимой обороны являетс я осуществление ее без превышения пределов. Выход за пределов необходи мой обороны, выразившееся в убийстве или причинении тяжких телесных по вреждений, законом рассматривается как преступления со смягчающим об стоятельствами. Смягчение ответственности объясняется тем, что дейст вия обороняющегося обусловлены общественно полезной целью, состоящей в обеспечении защиты интересов охраняемых законом. Явным в уголовно-правовой литературе считается очевидное, бесспорно е, внешнее резко выраженное несоответствие. При этом необходимо, чтобы несоответствие было не только объективным фактом, но и субъективно осо знавалось обороняющимся. Если обороняющийся не сознавал и не мог созн авать в данных условиях, что вред причиненный им нападающему, излишен. то уголовная ответственность его за причинение вреда при превышении пре делов необходимой обороны исключается. Понятие "Несоответствие защиты характеру и опасности посягательства " судами нередко толкуются как несоответствие (не соразмерность) средс твам защиты и нападения. Необходимо учитывать как степень и характер о пасности угрожавшей оборонявшемуся, так и его силы и возможности по от ражению нападения (количество нападавших и оборонявшихся, их возраст, ф изическое состояние, наличие оружие, место и время посягательства и дру гие обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение с ил посягавшего и защищавшегося). Верховный ссуд КР обобщив судебную практику по делам о необходимой о бороне, сделал вывод, что ошибки в оценке соответствие защиту характер у и опасности нападения объясняются главным образом тем, что предвари тельное и судебное следствие нередко проводятся одностороння и сво дится лишь к изобличению обвиняемого в причинении потерпевшему смерт и или тяжкого телесного повреждения. Характер поведения самого потерпевшего перед причинением и в момент причинения вреда, мотивы действия лица обвиняемого в причинении этого вреда не выясняются, что должным образом не оцениваются. Правильный вывод о соблюдении пределов необходимой обороны в конечн ым счете зависти от ответа на вопрос, имеет ли обвиняемый (с учетом конкр етных обстоятельств дела) реальную возможность эффективно отразить о бщественно-опасное посягательство иным способом, с причинением посяг авшему меньшего ряда, чем причинили. Если имел, то почему не воспользов ался такой возможностью ? В уголовным закон не названа форма вины, при которой совершаются прес тупления при превышении пределов необходимой обороны. Судебная практи ка последовательно придерживается позиции, что превышение пределов не обходимой обороны является умышленным деянием. Судя по абсолютному бол ьшинству опубликованных дел Верховный суд КР считает, что названное п реступление может совершаться только с косвенным умыслом. И это по наше му мнению верно. Действия обороняющегося при превышении пределов необ ходимой обороны обусловлены единственной целью- защитить правоохряня емые интересы. Добиваясь этой целью, обороняющийся сознает, что превыша ет пределы необходимой обороны, предвидит реальную возможность наступ ления последствий и виде смерти или тяжких или телесных повреждений. Эт и результаты нежелательны для обороняющегося так как он стремится к до стижению общественно полезной цели, но, избирая чрезмерные средства дл я ее достижения, сознательно допускает названных последствий, либо отн осится безразлично к возможности их наступления. Кратко изложив учение уголовного права о необходимой обороне и превы шении ее пределов перейдем к разграничению преступлений в данном сост оянии и аффективных преступлений. Насилие со стороны потерпевшего- наиболее распространенный повод ум ышленных убийств, тяжких или менее тяжких телесных повреждений, соверш аемых в состоянии аффекта. а в преступлениях, связанных с превышением пр еделов необходимой обороны, оно выступает качестве обязательного усл овия. Насилие как повод преступления совершаемого в состоянии аффекта и ка к обстоятельство, создавшее состоянии существенно отличаются по сво ему характеру, направленности и степени интенсивности. Если в первом случае, применив насилия направлено на уязвление самолю бия виновного, унижение его достоинства, обидеть и оскорбить его, то вто ром случае он применяет насилие, которое по своему характеру и степени интенсивности может рассматриваться как нападение. Таким образом возникает идея разграничения названных преступлений п о характеру, интенсивности посягательства. Как считают некоторые учен ные, если посягательство выражается в применении физического насилия и ли угрозы к применению такого насилия, то возникает право на необходим ую оборону; если посягательство было заведомо для виновного неопасно, д ля жизни или здоровья а лишь угрожало его телесной неприкосновенности, унижало его честь или достоинство, то есть оскорбление, то ответное дей ствия содержат признаки составов преступлений, предусмотренных в ст. с т. 98 и 106 УК КР. Данный подход на наш взгляд не совсем верен и сведен к крайностям. Во-первых, состояние аффекта может вызваться не только психическим н асилием, то есть оскорблением, но и физическим, в том числе и его угрозой. Отличие от аффективных преступлений у преступного деяния при превышен ии пределов необходимой обороны в том, что оно возможно только при физи ческом посягательстве либо угрозе применения. Кроме того если при аффе кте посягательство направлено либо на обвиняемого либо на его близки х родственников. то при превышении пределов необходимой обороны оно в озможно быть направлено и на других людей на Кыргызское государстве и общественные интересы. Необходимо учитывать то обстоятельство, что данные преступления раз личаются и по продолжительности противоправных действий от стороны п отерпевшего. Насилие в смысле ст.ст.98и 106 КР. является "провокацией"" преступ ления, к началу совершения преступления в состоянии аффекта противопра вное посягательство со стороны потерпевшего обычно уже заканчиваетс я. Насилие же превышении пределов необходимой обороны продолжается и при совершении названного преступления. Причем состояние необходимой обороны возможно не только тогда, когда нападающий замахивается, нано сит удары, продолжает избиение или иное насилие, но и в случаях возникн овения и сохранения реальной опасности непосредственного нападения. Поэтому если данные преступления разграничивать по вышеназванному принципу, то правильнее было бы принимать во внимание именно интенсив ность посягательства, реальную общественную опасность. Если материалами дела будет доказана, что при аффективном состоянии ф изическое насилие действительно было опасно для жизни или здоровья об виняемого или других лиц, то речь, по видимому, должна идти о превышении п ределов необходимой обороны, в случае несоответствия защиты нападению . Если же это насилие или угроза его применения было не настолько интен сивным, а ответная реакция оказалось неадекватной нападению от следуе т применять ст.ст. 98 и 106 УК КР. Можно ли различать рассматриваемые преступления по объекту преступ ления, то есть на чье здоровье или жизнь покушался обвиняемый ? Некоторые юристы полагают, что если превышении пределов необходимой обороны вред может причиняться только посягающему, аффективных прес туплениях и третьим лицам. "А. тяжко оскорбил Б., и видя как болезненно на это отреагировал последни й, спрятался в квартире С. Под влиянием внезапно возникшего сильного вол нение, Б. выбив дверь, ворвался в квартиру С., но та преградил ему дорогу в к омнату, где укрывался обидчик. Тогда Б. ударил кулаком С. в висок, от чего п оследняя тут же скончалась". Как быть в этом случае ? Изме нится ли квалификация от того, кому причинена смерть ? Ответ может быть только однозначным - д а, изменится. Объектом преступления предусмотренного ст. ст. 98 и 106 УК КР мож ет быть только жизнь того лица, которое совершило противоправное дейст вие в отношении обвиняемого. Это следует из диспозиции названной стат ьи и в этом заключается близость аффективных преступлений и преступле ний при превышении пределов необходимой обороны. Оба являются следств ие общественно опасного поведения потерпевшего. Именно общественно-о пасного поведения. Третья лицо ничего подобного не совершает. В вышеук азанном примере С. только хотела помешать Б. расправиться с А. С этой сто роны ее действия даже общественно полезны и сильное душевное волнение, в котором находился в момент совершения преступления Б., не может служит ь смягчающим ответственность обстоятельством в смысле 98 и 106 Ук КР. Преступление под вли янием внезапно возникшего сильного душевного волнения потому и счита ется менее общественно опасным, что направлено на устранение противоп равного посягательства на личности обвиняемого. Не случайно по этому с опротивление работникам власти не может служить предпосылкой возникн овения ответственности по ст. ст. 98 и 106 УК КР. Нередко случается так, что преступление, начавшееся в состоянии необхо димой обороны (или с ее превышением) перерастает в преступление в состоя ния аффекта. Поданным социологических исследований в 10% случаев действи я виновного начинались в условиях необходимой обороны, а заканчивалис ь после прекращения нападения (например, в результате беспомощного сос тояния нападающего, его отказа от продолжения активных действий). Поскольку по обстоятельства происшествия не всегда представляется возможным определить момент окончания нападение из-за аффективного с остояния обороняющегося, необходимо учитывать не только данные объек тивного порядка, свидетельствующих о прекращении нападения, но и субъе ктивное восприятие последним таково рода данных. Если конкретная обст ановка происшествия не свидетельствуют со всей очевидностью об оконча нии нападения, то вызванное им аффективное состояние может не позволит ь обороняющемся в полной мере оценить сложившуюся ситуацию. Поэтому в случаях причинения телесного вреда при подобных обстоятельствах след ует применять статью 99 УК КР, предусматривающую ответственность за пре вышение пределов необходимой обороны. Обобщая все вышесказанное можно сделать вывод, что преступление в со стоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны различа ются по объективной и субъективной стороне. ст.ст .98 и106 УК КР ст.ст. 99 и 107 УК КР Об ъективная сторона Активные действия совершается после насилия, тяжкого оскорбления ил и иных противозаконных действии потерпевшего. Активные действия совершаются в момент нападения или его реальной уг розы. Последствия -смерть л ица, совершившего насилие, тяжкое оскорбление или тяжкое телесное повр еждения. Последствия -смерть нападавшего или тяжкие или менее тяжкие т елесные повреждения. ст.ст.98 и106 УК КР ст.ст. 99 и 107 УК КР Субъективная сторона Умышленная форма вины Прямой или косвенный умысел не лишение жизни или причинение тяжких или менее тяжких телесных повреждений потерпевшем у. Умышленная форма вины. Умысел косвенный по отношению к смерти, теле сным повреждениям. О бязательно состояние физиологического аффекта, вызванного неправоме рным поведением потерпевшего. Может быть состояние сильного душевного волнения. Мотив-чувство неосозн анного возмущения противоправным поведением потерпевшего. Мотив - об щественно полезный. Ц ель-лишение жизни или причинение телесных повреждений (при прямом умысл е) Цель- защита право -охраняемых интересов Заключение. Данная работа н стави ла перед собой цель рассмотреть все спорные вопросы такой сложной про блемы, как аффективные преступления. Основную задачу мы видели в попыт ке показать механизм преступления, его психофизиологическую основу, мо мент правильный квалификации данных преступлений, разграничении их о т смежных составов преступления. Ответить на вопрос: почему человек ре шается на убийство, что толкает его на преступление, каков ? Работа позволила сделать ряд выводов, касающихся различных сторон пр еступлений, совершаемых в состоянии аффекта. 1. Аффективное состояние имеет три стадии развития. В отличии от патолог ического аффекта эти стадии - эмоциональной напряженности к собственн о аффекту в большей мере зависит от психических особенностей обвиняем ого, его моральных качеств, волевых установок, воспитания. 2. Преступление совершается на второй и основной стадии аффективного пр оцесса, когда проявляются в психике человека все характерные для аффек та признаки и, в принципе, исключающие контроль сознания над действиями обвиняемого. 3. Вина в форме умысла (прямого или косвенного ) содержащаяся в действиях л ица на первой стадии аффекта при перехода к собственно аффекту либо по лностью исключается (патологическая форма) либо крайне слушается, стан овится неадективной действительности. 4. Мотивом аффективных преступлений является чувство несоз нанного возмущения, вызванное противоп равными действиями потерпевшего. 5. В работе была показана н ецелесообразность постановки перед экспертом – психологом следующих вопросов; был ли обвиняемый в момент совершения преступления в состояни и аффекта ? Как долго могло про должаться у обвиняемого состояние физиологического аффекта ? Реальнее был бы вопрос: предрасполо жен ли к аффекту данный человек ? Могли ли служить Конкретные обстоятельства события условиями во зникновения аффекта, то сеть была ли конкретная ситуация аффектогенно й ? 6. Аффективные преступле ния от преступлений при превышении пределов необходимой обороны можно разграничивать о интенсивности нападения, физического или психическ ого насилия, его реальной общественной опасности. В любом случае, если на падение сознавало реальную угрозу жизни, здоровью обвиняемого, необход имо применить ст. 99 УК КР независимо от того был ли обвиняемого в это время в состоянии аффекта или нет. 7. В Работе была сделана п опытка дать более широкое понятие противоправного поведение потерпев шего, включающего в себя помимо противозаконных действий так и акты, ко торый в своей основе объективно противоречат принципам права, морали и способны вызвать состояние физиологического аффекта. Преступления, совер шаемые в состоянии аффекта, один из самых сложных и это влечет за собой необходимость тщательного подхода ко всем конкретным делам. Установл ения вины, соответствующей совершенному преступному деянию и вынесен ия справедливого приговора. ЛИТЕРАТУРА 1. Конституция КР. Г. Бишкек -1998. 2. Уголовный Кодекс КР 3. Кругликов Л. Совершение преступление под влиянием сильного душевного волнения. М.-1998 4. Рогачевский Л.А. Особен ности субъективности стороны преступлений, совершенных в состоянии фи зиологического аффекта. М-1997 5. Смирнов А.А Психология М. 1956 6. Фрейеров О. Е. Мотивация общественно-опасных действий психически неполноценных лиц. М-1992 7. Шавгулидзе Т.Г. Аффект и уголовная ответственность. Тбилиси 8. Чуфаровский Ю.В. Юридич еская психология М-1998 9. Волков Б.С. Мотивы прест уплении. Казань-1982 10. Кудрявцев В.Н. Криминал истика М-1991 11. Уголовное право. Ос. час ть М.И. Ковалев 12. Большой Советской Энци клопедия

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
На брифинге Госдепа США.
- Джен, а кто отец вашего ребенка?
- У меня пока нет данной информации, но я уточню в офисе.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по криминалистике и криминологии "Ответственность за убийство и телесное повреждение, совершенное в состоянии аффекта", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru