Курсовая: Неосторожная вина - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Неосторожная вина

Банк рефератов / Законодательство и право

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 389 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

План 1. Понятие вины по российс кому уголовному праву и ее формы. 2. Преступное легкомысли е, его интеллектуальный и волевой моменты. Ограничение легкомыслия от ко свенного умысла. 3. Небрежность, ее психоло гическое содержание. Критерии преступной небрежности, отличие от невин овного причинения вреда (казуса). Введение Провозглашение Конституцией РФ (статья 1) в России одной из главных задач - построение демократического правового государства с неизбежно стью породило необходимость совершенствования правового регулирован ия общественных отношений, законодательства и практики его применения. Это в полной мере охватывает и отрасль уголовного права. На протяжении н ескольких последних лет устойчивой тенденцией уголовно-правовой полит ики государства является гуманизация, выражающаяся в декриминализации ряда деяний, сокращении возможностей применения смертной казни, упразд нении некоторых видов наказаний и режимов лишения свободы, снижении вер хнего предела санкций отдельных статей Уголовного кодекса РФ и так дале е. Многие из современных уголовно-правовых идей и воззрений нашли свое з аконодательное закрепление в Конституции РФ и Уголовном кодексе 1996 года и в их числе институт вины. Так, статья 49 Конституции РФ провозглашает: "1. Ка ждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока е го виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обви няемый не обязан доказывать свою невиновность. 3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого". Постатейный комментарий к Конституции РФ (под общ. ред. Кудрявцева Ю.В.) - М.: Фонд "Правовая культура", 1996. Однако практика безмолвствует, высшие судебные инстанции в течен ие нескольких десятилетий не посвятили такой важнейшей проблеме, как ус тановление и доказывание вины, ни одного постановления. Таким образом, сложилась достаточно парадоксальная ситуация. С одной с тороны, принцип вины, виновной ответственности провозглашается одним и з основополагающих, фундаментальных, а, с другой - он не находит соответст вующего отражения в практике применения закона, и потому, по сути, остает ся больше декларацией, чем реальным "инструментом" уголовного права. Сле дует заметить, что до настоящего времени нашей уголовно-правовой наукой не выработано приемлемой концепции субъективного вменения, позволяющ ей перевести принцип виновной ответственности в практическую плоскост ь. На мой взгляд, отсюда вытекает сложность и многообразие проблем, связа нных с неосторожной преступностью, их выделением в отдельную, самостоят ельную классификационную группу. В настоящее время продолжает много внимания уделяться дисбалансу мнен ий по проблеме установления и доказывания вины, в том числе ответственно сти и наказания за неосторожность. В институте вины многоаспектность де лает проблему преступной неосторожности одной из наиболее актуальных, недостаточно изученных, сложных и противоречивых криминологических и социально-правовых проблем. Анализу обозначенной проблемы посвящена данная работа, в которой испол ьзован доступный теоретический и нормативный материал, анализ судебно й практики последних лет. 1. Понятие вины по российск ому уголовному праву и ее формы В современной уголовно-пр авовой теории принято различать следующие концепции вины: теория опасн ого состояния, когда вина лица за совершенное деяние подменяется опасно стью личности как таковой, а само деяние воспринимается как проявившийс я симптом такого опасного состояния; оценочная (нормативная), когда вина лица за совершенное деяние сводится к оценочной характеристике ее судо м; психологическая, представляющая собой внутреннее субъективное (одоб рительное) отношение лица к своим общественно опасным и противоправным действиям и вредным последствиям совершения преступления. Представляется, что именно последняя теория дает возможность привлека ть к уголовной ответственности за совершенное деяние. Более того, в тече ние последних лет она является общепризнанной в теории и на практике. Пр и этом вина лица всегда материализуется в совершении определенных обще ственно опасных действий (бездействия), а объективные признаки преступл ения выступают в единстве с его субъективными признаками. Вместе с тем вину как психологическую категорию не следует отождествля ть с виновностью, хотя это и стремились доказать отдельные специалисты ( например, Б.С.Утевский). Доказать виновность лица означает установить в е го действиях (бездействии) наличие конкретного состава преступления. В э том смысле определение субъективной стороны преступления есть заверша ющий момент установления состава преступления в действиях лица и, следо вательно, в решении вопроса о его виновности. Специфическая особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она не только предш ествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, плана преступного поведения, но и сопровождает его от начала до конца преступ ных деяний, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемы ми действиями. Поэтому в широком смысле субъективная сторона преступления, не переста вая быть субъективным отношением к содеянному, понимается рядом ученых как проявление негативной установки личности, обусловленной социально й средой, а также выработанными у личности ценностными ориентациями и от дельными антисоциальными мотивами поведения. Такой аспект субъективно й стороны служит основанием для разработки общих и специальных профила ктических мер по предотвращению созданных субъективных причин соверше ния преступления. В содержание вины входит психический процесс, происходящий в сознании п реступника при совершении преступления и заключающийся в определенном психическом отношении лица к общественно опасному деянию и его последс твиям. В конечном счете он образует субъективную сторону преступления. И сследуя обстоятельства дела, суд дает оценку психическому отношению су бъекта к совершенному им деянию, а также личности виновного. Таким образ ом, оценочный момент в определении вины, не изменяя ее сущности, помогает раскрыть социально-политическое содержание вины, отражающее антиобщес твенную установку и ориентацию преступника. См.: Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступлен ия и ее установление. Воронеж, 1974. С.63-67; Рарог А.И. Общая теория вины в уголовно м праве. М., 1980. С. 6-8. Установление вины лиц а позволяет выяснить причины выбора субъектом преступного варианта по ведения, способа совершения действий и использования внешних условий и х совершения, то есть определить степень субъективного контроля престу пного поведения. Психологический механизм входит в структуру любой индивидуально-волев ой деятельности. Он включает мотивацию поведения, имеет универсальное з начение, в том числе применительно к преступным видам поведения. Взаимос вязь психологического механизма и субъективной стороны преступления п роявляется в определенной общности их структур, состоящих из составных причин определенного поведения, его волевого контроля, субъективного о тношения к содеянному и наступившим результатам. Представляется, что уг оловно-правовое значение имеет лишь третий блок субъективной стороны. Психологическое содержание вины включает в себя определенное состояни е сознания и воли лица, что находит выражение в законодательном определе нии форм вины – умысла и неосторожности. Психологическое содержание ви ны не может не включать в себя такие элементы психической деятельности, как мотив, цели и эмоции. В теории уголовного права общепризнанно, что без их установления невозможно выявить социально-политическую сущность ви ны (психическое отношение к содеянному), а также установить степень вины. Мотивация как один из обязательных компонентов вины имеет важное значе ние для уяснения ее сущности, для характеристики отношения лица к социал ьным ценностям и, следовательно, для характеристики его социальной орие нтации. Вместе с тем было бы необоснованным отождествлять криминологич ескую категорию - мотивацию преступного поведения - с уголовно-правовым понятием мотива, когда мотив, то есть побуждения, которыми руководствует ся лицо, совершая преступление, является факультативным признаком субъ ективной стороны, превращаясь лишь в случаях, указанных в Особенной част и Уголовного кодекса РФ, в признак обязательный либо изменяющий квалифи кацию. Однако выявление мотива, который обуславливает действия преступника, в есьма существенно. Представляется, что нельзя понять отношение субъект а к последствиям своего деяния без анализа мотивационного момента (см., н апример, статью 314 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, указывающую н а значение "характера вины, мотивов и последствий преступления"). Именно п оэтому уголовно-процессуальное законодательство, устанавливая перече нь обстоятельств, подлежащих доказыванию (предмет доказывания), предпис ывает судам во всех случаях устанавливать мотивы преступления (статья 68 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР). Эмоциональный компонент человеческой психики является обязательным э лементом каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законода тель не включает эмоции в определение форм вины, однако они входят в соде ржание психического отношения, составляющего вину. Эмоции (чувства, аффе кты) проявляются как реакции, вызванные внезапными обстоятельствами, ка к эмоциональное состояние. Эмоции – это психическое отражение в форме н епосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлени й и ситуаций. В преступном поведении эмоции играют роль мотива (ненависть, страх, жест окость); фона, на котором протекают интеллектуальные и волевые процессы; аффекты – сильного и относительно кратковременного эмоционального со стояния, связанного с резким изменением важных для субъекта жизненных о бстоятельств, способного породить преступление. Каждое преступление имеет свои особенности, свой психологический меха низм, в котором играют различную роль интеллектуальный, волевой и эмоцио нальные компоненты. Психологический механизм преступления, как и любог о поведения человека, можно представить в сжатом виде следующей схемой: от потребности человека к нужде в чем-то и возникновению осознанного ин тереса к чему-либо или предмету, способному его удовлетворить, что порож дает мотив и цель его дальнейшей деятельности. В законодательной формулировке (статьи 25, 26 Уголовного кодекса РФ) форм ви ны (умысла и неосторожности) нет упоминаний о мотиве, цели и эмоциях. Однак о, это не означает, что эти компоненты не входят в содержание вины. Они при сущи любому поведению человека. Мотив, цель, эмоции, характеризуя психич ескую деятельность виновного в связи с совершением преступления, соста вляют субъективную сторону преступления, проявляясь через умысел и нео сторожность. Правильное установление мотива, цели и эмоций позволяет оп ределить должную степень вины, то есть количественную характеристику с оциальной сущности вины, которая определяется совокупностью формы и со держания вины с учетом всех особенностей психического отношения лица к объективным обстоятельствам преступления и его субъективных, психолог ических причин. Степень вины определяется степенью отрицательного отн ошения лица к интересам личности, общества, проявленного в совершенном п реступлении. Степень вины конкретного лица в совершении определенного преступления является непосредственным выражением меры искажения ценностных ориен таций виновного. Учитывая, что степень вины является количественным выр ажением отрицательного отношения лица к интересам личности и общества, а также показателем искажения ценностных ориентаций виновного, устано вление ее обуславливает различную меру порицания лица, меру его ответст венности. Определение наличия и степени вины способствует объективном у решению вопроса об ответственности и наказуемости виновного. В описание тех или иных видов преступлений, предусмотренных Особенной ч астью Уголовного кодекса РФ, всегда входит определенная форма вины. Поэт ому формы вины, в плане общего учения о преступлении, именуются обязател ьными признаками. Остальные компоненты вины (мотив, цель, эмоции) предусм атриваются редко при описании видов преступлений, что позволяет их отне сти к факультативным признакам. Между тем в юридической литературе распространено мнение о том, что моти вы, цели и эмоции должны быть вынесены за пределы вины. Применительно к не осторожным преступлениям эти компоненты психической деятельности суб ъекта вообще игнорируются. См.: Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. С.10-11; Брай нин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. М., 1963. С. 229; Советское уголовное право: Часть общая. М., 1968. С. 176; Там же. 1982. С. 150. В этой связи обоснованным следует признать мнение, выск азанное в теории уголовного права: отрицание мотива в неосторожных прес туплениях «является отрицанием волевого содержания самих преступных а ктов, так как воля без мотива не существует». Тарарухин С.А. Установление мотива и квалификаци я преступлений. Киев, 1977. С. 34-35. Однако, при этом следует учит ывать, что связь мотива и целей с преступными последствиями при неосторо жных преступлениях в отличие от умышленных носит более опосредованный характер, ибо здесь субъект может ставить правомерные цели и действоват ь из «лучших» побуждений. Именно поэтому их выявление важно для установл ения вины и индивидуализации наказания. Следует лишь более точно подход ить к терминологии мотивов. Поэтому-то в теории уголовного права мотивы в неосторожных преступлениях справедливо называются не «мотивами и це лью преступления», а «мотивами и целью поведения» лица, совершившего нео сторожное преступление. См.: Волков Б.С. Проблемы воли и уголовная ответственность. Казань, 1965. С.39; Петелин Б. Значение мотива и цели при неосторожных преступле ниях // Сов. юстиция. 1973. № 7. С. 8-11; Квашис В.Е. Профилак-тика неосторожных преступ лений. Киев, 1981. С. 44-50. Выявление мотивов и целей помогает ус тановлению конкретной формы вины при квалификации тех или иных преступ лений, характера общественной опасности содеянного и личности виновно го, причин и условий, способствующих преступлению. Без этого трудно опре делить степень вины и, следовательно, индивидуализировать ответственн ость и наказание. В связи с изложенным общественная опасность преступления в социальном и уголовно-правовом смысле в значительной мере характеризуется его суб ъективной стороной. Этим объясняется то, что субъективная сторона прест упления, включая вину обвиняемого и мотивы преступления, является также объектом исследования теории уголовного процесса, где она рассматрива ется как один из элементов предмета доказывания по делу и предъявляемог о лицу обвинения. Следует отметить, что в уголовно-правовой теории в поня тии «субъективная сторона преступления» обобщаются лишь те элементы п сихологического механизма совершенного преступления, которые юридиче ски значимы по делу и выступают в качестве признаков состава преступлен ия. Другие субъективные элементы, которые имеют значение для мотивации и регуляции преступного события, но в силу закона не оговариваются, в прав овое понятие субъективной стороны преступления не входят. Законодательные определения форм вины (умысла и неосторожности) не вклю чают в себя названных выше компонентов, ограничиваясь лишь указанием на состояние сознания и воли лица. Это объясняется, во-первых, тем, что мотив, цель и эмоции присущи любому человеческому поведению, в том числе и прес тупному. «Во-вторых, - отмечает Г. А. Кригер, - отсутствие указаний на эти ком поненты в законодательных определениях форм вины обусловлено соотноше нием категорий (понятий) формы и содержания, структурой элементов, их обр азующих, и их функциональной ролью и назначением в уголовном законодате льстве как единой сложной системе». Кригер Г.А. Понятие и содержание вины в советском уголовн ом праве // Вестник МГУ. Сер.11. Право. 1983. № 5. С. 10. Главным элементом субъективной стороны, необходимым для установления преступления, выступает вина в виде умысла или неосторожности. При таком подходе содержанием вины является категория, отражающая взаимосвязан ные компоненты психической деятельности субъекта, которые составляют его отношение к совершаемому общественно опасному деянию. Под формой же вины понимается выражение внутренней связи и способа организации взаи модействия компонентов как между собой, так и с внешними условиями, с объ ективной стороной преступления. А это, в свою очередь, означает, что назва нные обязательные компоненты психологического содержания вины должны быть установлены во всех случаях совершения как умышленных, так и неосто рожных преступлений. Даже с учетом того, что психологические механизмы у мышленного и неосторожного преступного акта принципиально различны, в теории уголовного права вина как психическое отношение к содеянному ра ссматривается в понятиях, относящихся к различным сферам психики лично сти: в качестве элементов сознания и в качестве элементов воли. Деление вины на формы имеет большое практическое значение. С их помощью законодатель и следственно-судебные органы отграничивают виновные дей ствия от невиновных, умышленные от неосторожных и соответственно диффе ренцируют их на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Формы вины в некоторых преступлениях либо указываются в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса РФ (например, в ст атьях 105, 109, 111, 112, 115, 118), либо подразумеваются (например, в статьях 116, 117, 119, 121, 123, 124). Форма в ины не указывается, когда характер действий, а в ряде случаев и цель свиде тельствуют о том, что данное преступление может быть совершено только ум ышленно (статьи 125, 126, 127, 129, 131, 132). Ветров Н.И. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебн ое пособие. - М.: Книжный мир, 1999. С.45 Четкое законодательное закрепление принцип вины впервые получил в ста тье 5 Уголовного кодекса РФ в 1996 году, согласно которой уголовной ответств енности подлежит лицо только за те общественно опасные деяния (действия , бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношени и которых установлена его вина. Данная правовая норма категорически зап рещает объективное вменение, что означает - вина является необходимой су бъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания, уголов ной ответственности без вины быть не может и за невиновное (случайное) пр ичинение любого вреда при отсутствии вины лица применение ее не допуска ется. Законодательное закрепление принципа вины (виновной ответственности) имеет большое политическое, нравственное и юридическое значение. Данны й принцип закрепляет традиционный для уголовного права принцип субъек тивного вменения (принятый судебной практикой) и фиксирует исключение в озможности объективного вменения. Принцип субъективного вменения - это реализуемый в практике применения уголовного закона принцип виновной ответственности. Само же понятие субъективного вменения, освобожденно е от смысловой нагрузки такой общенаучной категории как принцип, приобр етает отчетливо выраженное функциональное, прикладное значение и може т быть определено следующим образом: субъективное вменение - это основан ная на принципе виновной ответственности и осуществляемая в рамках уго ловного судопроизводства деятельность субъектов применения уголовно го закона по установлению, фиксации и точной уголовно-правовой и социаль но-нравственной оценке процессов отражения в сознании субъекта социал ьных, юридических и фактических признаков совершенного им деяния и связ анных с ним иных психических явлений. Кулыгин В.В. Виновная ответственность и субъективное вме нение в уголовном праве. Учебное пособие.- Хабаровск: Высшая школа МВД РФ , 1996. С. 6. Принцип субъективного вменения неразрывно связан с принципом законнос ти, исключая объективное вменение, беззаконие и произвол. Не подрывает д анную связь и оговоренная в определении наряду с уголовно-правовой и соц иально-нравственная оценка указанного процесса. Так, например, в число п ризнаков преступления наряду с общественной опасностью, по мнению неко торых авторов, включается и аморальность. Однако это не лишает понятие п реступления юридического статуса. Более того, в широком понимании «тот и ли иной путь решения задачи установления вины связан с общим состоянием политической и правовой культуры, с уровнем правосознания населения и д олжностных лиц правоохранительных органов, с общей политикой государс тва в сфере права». Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М., 1986. С. 327. Сказанное означает, что социально-нравственная оценка заключает в себе порицание деяния и самого субъекта от имени общества и государства, выраженное в обвинительном приговоре суда. Как полагает Н.И.Ветров включение принципа субъективного вменения в Уго ловный кодекс РФ 1996 года важно по ряду причин: 1) он законодательно зафиксир овал различия в степени общественной опасности умышленных и неосторож ных действий; 2) отражает идею сужения круга деяний, наказуемых по неостор ожности; 3) призван содействовать единству судебно-следственной практик и в применении уголовного закона, так как известно, что именно на установ ление признаков субъективной стороны приходится в настоящее время наи большее количество ошибок уголовно-правового характера. Ветров Н.И. Уголовное пра во.Общая и Особенная части:Учебное пособие. - М.: Книжный мир,1999. С.9-10 Уголовно-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответс твенность за свои поступки только при условии, что если он их совершил, об ладав при том свободой воли, понимаемой как способность выбирать линию с оциально-значимого поведения. Эта способность включает отражательно-п ознавательный и преобразовательно-волевой элементы, которые воплощены в уголовно-правовой категории вменяемости. Последняя есть предпосылка вины, так как виновным может признаваться только вменяемое лицо, то есть способное отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Вина – это предусмотренное уголовным законом психическое отноше ние лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его последстви ям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества. Психологическое содержание вины занимает центральное место среди осно вных категорий, характеризующих вину. Оно обусловлено совокупностью ин теллекта, воли и их соотношения. Составными элементами психического отн ошения, проявленного в конкретном преступлении, являются сознание и вол я. Изменение в соотношении сознания и воли образуют формы вины – умысел и неосторожность, описанные в статьях 25 и 26 Уголовного кодекса РФ, по отнош ению к которым вина является родовым понятием. Совершая преступление, лицо охватывает своим сознанием объект пр еступления, характер совершаемых действий (бездействия), предвидит (либо имеет возможность предвидеть) последствия - в материальных преступлени ях. Если законодатель включает в число признаков преступления, например , место, время, обстановку и тому подобное, то осознание этих дополнительн ых признаков также входит в содержание интеллектуального элемента вин ы. Если законодатель понижает или повышает уголовную ответственность з а какое-либо преступление, учитывая смягчающие или отягчающие ответств енность обстоятельства, то при совершении данного преступления эти обс тоятельства должны осознаваться виновным. Интеллектуальное отношение субъекта может быть неодинаковым по отношению к различным обстоятельс твам. Одни обстоятельства могут быть осознаны определенно, другие - пред положительно; одни отражаются в сознании правильно, адекватно, другие - о шибочно. Нередко лицо имеет возможность осознать (предвидеть) определенные обст оятельства, но не воспринимает их. Нереализованная возможность в данном случае свидетельствует о том, что субъект располагал объективной инфор мацией, и о том, что у субъекта не было каких-либо препятствий для осознани я этой информации. Неосознание в этой ситуации тех или иных обстоятельст в - это тоже определенное психическое состояние, обусловленное личностн ыми особенностями, которое зависит и от восприятия личностью тех раздра жителей, которые воздействуют на нас. Волевое содержание вины определяет законодатель в уголовно-правовой н орме. Предметом волевого отношения субъекта являются те же фактические обстоятельства, которые составляют предмет интеллектуального отношен ия и характеризуют деяние как тот или иной вид преступления. Воля - это пра ктическая сторона сознания, которая заключается в регулировании практ ической деятельности человека. Волевое регулирование поведения - это со знательное направление умственных и физических усилий на достижение ц ели или удержание от активности. В уголовном законодательстве волевые признаки виновного психического отношения принято выражать в желании наступления, в сознательном допущ ении, в расчете на предотвращение последствий. Деяние (действие либо без действие) субъекта должно быть волевым, оно является средством достижен ия цели. Однако, по мнению В.А. Нерсесяна, даже желание субъекта при прямом умысле лишь частично означает волю. Реализация желания в преступном пов едении связана с волевыми усилиями субъекта, но воля несводима только к желанию, поскольку она проявляется и тогда, когда осознанное желание ест ь, а воли нет. Желание не является признаком воли. Представляется проблем атичным отнесение к воле допущения (при косвенном умысле), легкомысленно го расчета (при самонадеянности) и тем более неосознанной возможности на ступления общественно опасных последствий (при небрежности). Все это сле дует отнести к уголовно-правовым, а не психологическим оценкам. См.: Нерсесян В.А. О концеп ции вины в уголовном праве // Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М., 1996. С.64. Наличие в уголовно-правовой формуле вины такого элемента, как желание су бъекта, свидетельствует о стремлении включить в вину волевой момент – побуждение преступного поведения. Все остальные аспекты волевого моме нта вины охватываются одним термином «нежелание»: не желал, но допускал; не желал и рассчитывал на предотвращение; не только не желал, но и не предв идел. Иными словами, реализуется поведение с побочными нежелательными и даже непредвиденными последствиями. В некоторых случаях причиной совершения преступления являются слабые волевые усилия, проявленные субъектом. Например, растерявшись, врач не о казал помощи больному, не поставил правильный диагноз, что повлекло или заведомо могло повлечь смерть больного. Подобные случаи могут повлечь у головную ответственность лишь при условии, что субъект имел возможност ь проявить требуемые волевые усилия. Комментарий к Уголовному кодексу РФ Изд. 2-е, изм. и доп. / Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА.М , 1999. - С. 36. В случаях, когда волевой акт отсутствует (проспал, забыл, потерял), человек отвечает за то, что он не использовал свои способности для предотвращен ия вредных последствий. Это также характеризует отношение лица к интере сам личности, общества, а поэтому установление признака реальной возмож ности имеет значение для установления наличия воли. Умысел - наиболее распространенная форма вины. Уголовный кодекс РФ харак теризует умысел как психическое отношение, при котором лицо осознавало общественную опасность деяния, предвидело возможность или неизбежност ь наступления общественно опасных последствий и желало их или сознател ьно допускало наступление этих последствий. Преступлением, совершенны м умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умысл ом (часть 1 статьи 25 Уголовного кодекса РФ). Друг от друга они отличаются по содержанию интеллектуального и волевого моментов. Характеристика прямого умысла дается в части 2 статьи 25 Уголовного кодек са РФ: «Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предви дело возможность или неизбежность наступления общественно опасных пос ледствий и желало их наступления». Сознание общественной опасности субъектом своего деяния означает пони мание его физического содержания и социального значения. Оно включает п редставление о характере тех благ, на которые совершается посягательст во, содержании действий (бездействия), посредством которых посягательст во осуществляется, а также о тех фактических обстоятельствах, при которы х происходит преступление, и не требует специального доказывания, так ка к способность сознавать социальное значение своих поступков присуща к аждому человеку на основе жизненного и приобретенных знаний. Предвидение (как интеллектуальный момент) - отражение в сознании тех соб ытий, которые, возможно, произойдут, неизбежно должны или могут произойт и. Поэтому под предвидением общественно опасных последствий следует по нимать мысленное представление виновным о том вреде, который причиняет его деяние общественным отношениям, то есть объекту преступления, осозн ание им причинно-следственной зависимости между действием (бездействи ем) и общественно опасными последствиями. Желание (как волевой момент) - воля, мобилизованная на достижение цели, стр емление к определенному результату. Оно может иметь различные психолог ические оттенки. Как признак прямого умысла, желание заключается в стрем лении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновно го в качестве конечной цели, промежуточного этапа, средства достижения ц ели либо необходимого сопутствующего элемента деяния. Определение умысла, данное в законе, ориентировано на преступления с мат ериальным составом (в них предметом желания являются сами общественно о пасные последствия). При совершении преступлений с формальным составом предметом желания являются действия (бездействие), которые по своим объе ктивным свойствам обладают признаком общественной опасности независи мо от факта наступления вредных последствий. Косвенный умысел состоит в том, что лицо, совершившее преступление, осоз навало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлич но (часть 3 статьи 25 Уголовного кодекса РФ). Интеллектуальный момент (сознание и предвидение) косвенного умысла в ос новном сходен с прямым умыслом (несколько отличается предвидение возмо жности наступления вреда). Волевой момент этого вида умысла определяетс я как сознательное допущение вредных последствий либо безразличное к н им отношение. Виновный вызывает своими действиями определенную цепь со бытий и сознательно (осмысленно, намеренно) допускает развитие причинно- следственной цепи, приводящей к наступлению общественно опасных после дствий. Помимо деления умысла на прямой и косвенный теория и практика уголовног о права знают и иные классификации видов умысла: по времени формирования – заранее обдуманный или внезапно возникший; по степени определенност и представлений субъекта о свойствах совершаемого деяния – определен ный (конкретизированный), неопределенный (неконкретизированный) и альте рнативный. В преступлениях с так называемой двойной (смешанной, сложной) виной ника кой новой формы вины нет. Есть лишь различное отношение к деяниям и к наст упившим последствиям, которое по-разному фиксируется в законе. Следует о твергать оценочные суждения (считать все эти деяния умышленными или нео сторожными), необходимо устанавливать виновность субъекта в зависимос ти от его отношения к действиям и различным последствиям, поскольку посл едние по-разному определены законом (являются, например, квалифицирующи ми). Такой подход соответствует принципу субъективного вменения. Субъективная сторона ряда неосторожных преступлений имеет сложный хар актер. В области использования техники это, прежде всего, относится к тра нспортным преступлениям (анализ статистических данных различных источ ников свидетельствует о 75 % всех неосторожных преступлений). Различные со четания психического отношения к нарушениям правил безопасности движе ния, с одной стороны, и к их последствиям - с другой, дискуссия о возможном ч исле таких сочетаний указывают на сложный, внутренне неоднородный хара ктер психического отношения к содеянному. Единая, однородная форма вины в судебной практике встречается достаточно редко (как правило, в форме п реступной неосторожности). Чаще всего эта форма вины имеет множество ком бинаций, соединяя и умышленное нарушение правил, и неосторожную вину по отношению к указанным в законе последствиям. Так, в квалифицированных со ставах преступлений возможно параллельное сосуществование двух форм в ины: умысла в отношении совершаемых действий и неосторожности в отношен ии квалифицирующих последствий. При этом следует исключить возможност ь трактовать как «смешанную форму вины» сочетание наряду с различными ф ормами различных видов одной формы вины, так как в последнем случае нет в озможности найти различия в психическом отношении к содеянному. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 года "О судебн ой практике по делам об автотранспортных преступлениях" указывалось, чт о такие преступления «должны рассматриваться как совершенные по неост орожности, поскольку субъективную сторону этих деяний определяет неос торожное отношение лица к возможности наступления общественно опасных последствий при нарушении им правил безопасности движения или эксплуа тации транспортных средств». Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР ( 1924-1977 ). М., 1978. Ч. 2. С. 284. По мнению П.С.Дагеля, игнорируемое противниками этой точки зрения качест венное своеобразие смешанной вины сводится к тому, что в транспортных пр еступлениях имеется сложный деликт: умышленное административное или д исциплинарное правонарушение и неосторожное причинение криминализир ующих его последствий. См.: Дагель П.С. Пути совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью // Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1977. С. 30. В.А.Нерсесян признает наличие смешанной (сложной, двойной) формы вины. Он с читает, что обоснованием ее существования является следующее: законода тель сконструировал отдельные составы преступлений таким образом, что они фактически представляют собой объединение двух самостоятельных пр еступлений с различными формами вины. Так проявляется возможность пров ести грань между отношением к преступному действию, последствию и к наст упившим отдельным последствиям, а это облегчает квалификацию уже качес твенно иного преступления. См.: Нерсесян В.А. О концепции вины в уголовном праве // Крими нологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. - М., 1996. С. 68. Представляется, что преступлениям со смешанной формой вины присуща умы шленная вина к желаемым последствиям и неосторожность – к квалифициру ющим последствиям. В иной ситуации последние нельзя вменять лицу, соверш ившему умышленное преступление. На субъективном вменении квалифицирую щих признаков и отягчающих обстоятельств строится теория ошибок в угол овном праве. См.: Якушин В.А. Указ. соч. С. 33. Поэтому считается, что вменение в вину отяг чающих обстоятельств, которые лицо в силу тех или иных причин не предвид ело, не могло или не должно было предвидеть, означало бы, в сущности, перех од на позиции объективного вменения. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. М., 1988. С. 116; Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 177-184. В связи с вышеизложенным хотелось бы отметить о противоречивости с татьи 27 Уголовного кодекса РФ «Ответственность за преступление, соверше нное с двумя формами вины». Представляется, что толкование «в целом тако е преступление признается совершенным умышленно» определенным образо м не согласуется с наименованием статьи и ее содержанием, противоречит с ути дискуссии о «двойной» форме вины. 2. Преступное легкомыслие, его интеллектуальный и волевой моменты. Огран ичение легкомыслия от косвенного умысла. Уголовный кодекс РФ 1996 года в первые законодательно закрепил деление неосторожности на виды, хотя он о давно используется в теории уголовного права и на практике. Закон расс матривает как виды неосторожности легкомыслие и небрежность. Согласно части 2 статьи 26 Уголовного Кодекса РФ преступление признается совершен ным по легкомыслию, если совершившее его лицо предвидело возможность на ступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия ), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их пр едотвращение. Иными словами содержание данной уголовно-правовой нормы ( ее гипотезы и диспозиции) можно трактовать так – легкомыслие имеет мес то тогда, когда лицо, совершившее уголовно противоправное деяние, сознав ало признаки совершаемого им действия или бездействия, имело возможнос ть и обязанность сознавать их, предвидело возможность наступления обще ственно опасных последствий, но без достаточных оснований самонадеянн о рассчитывало на предотвращение этих последствий, однако последствия все же наступили. Данная законодательная формулировка преступления, совершенного по лег комыслию определенным образом разрешила ранее существовавший дискусс ионный вопрос об охвате формулой неосторожности, которая содержалась в статье 9 Общей части Уголовного кодекса РСФСР 1960 года, сознания виновным о бщественной опасности совершаемого им деяния поскольку в нормах Особе нной части Уголовного кодекса предусматривались формальные составы пр еступлений, совершенных по неосторожности. В уголовно-правовой литературе имелись различные суждения относительн о того, сознает ли виновный общественную опасность совершаемого им деян ия (действия или бездействия) при преступной самонадеянности. Одни автор ы исходили из того, что «при самонадеянности субъект, несмотря на предви дение возможности наступления общественно опасных последствий, не соз нает общественной опасности совершаемого им деяния» См.: Дагель П.С. Проблемы вины // Учен. зап. Дальнев осточного гос. университета. Владивосток, 1968. Вып.214. 1. С. 116; Тихонов К.Ф. К вопрос у о разграничении форм виновности в советском уголовном праве // Правове дение. 1963. № 3. С. 87; Комментарий к УК РСФСР 1960 г. М., 1980. С. 19. , в то время ка к другие придерживались иной точки зрения. По мнению Б.А. Куринова и А.И. Ра рога, авторов «Курса советского уголовного права» (ЛГУ), отсутствие в зак оне указания на осознание виновным характера совершаемых им действий н е дает основания делать вывод о том, что лицо не сознает их. «В действитель ности субъект предвидит возможность общественно опасных последствий, он обязательно сознает общественную опасность и самих действий, ибо пре двидение опасности последствий возможно лишь при понимании действий». Курс советского уголовн ого права: Часть общая. Л., 1968, Т.1. С. 423; Утевский Б.С. Вина в советском уголовном п раве. М., 1950. С. 268; Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъе кта к преступлению. Л., 1970. С. 134; Гринберг М.С. Понятие преступной самонадеянно сти // Правоведение. 1962. № 2. С. 105. Исходя из нормы закона, доказывание вины при преступной самонадеянност и должно заключаться в установлении обязанности предвидения последств ий (объективный критерий) и способности конкретного лица к такому предви дению (субъективный критерий). По мнению большинства ученых, объективный критерий имеет нормативный характер, из чего следует, что всякое лицо, на рушающее существующие в обществе правила предосторожности, «обязано п редвидеть возможные общественно опасные последствия этого нарушения». Дагель П.С. Неосторожнос ть. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М., 1977. С. 122. Нетрудно заметить, что здесь налицо столкновение с очередной презу мпцией, очень удобной для практики, но несущей в себе потенцию невиновно й ответственности. Предвидение лицом возможности наступления общественно опасных послед ствий своего деяния составляет интеллектуальный элемент преступного л егкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на и х предотвращение - его волевой элемент. Волевой момент преступного легкомыслия заключается в необоснованном б ез достаточных к тому оснований самонадеянном (легкомысленном) расчете на предотвращение общественно опасных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена порочностью интеллектуа льной деятельности лица, неправильной оценкой своих сил, факторов и иных обстоятельств, которые, по его мнению, должны были помешать наступлению общественно опасных последствий. В силу своего заблуждения относитель но истинной сущности факторов и обстоятельств лицо избирает обществен но опасный способ осуществления своих намерений, будучи уверенным, что е му удастся избежать наступления преступных последствий. Легкомысленный расчет на предотвращение последствий считается состав ным элементом волевого момента. Однако расчет, в том числе и легкомыслен ный, - это прежде всего интеллектуальная деятельность, это мышление и тол ько уже потом деятельность волевая, выразившаяся в непроявлении лицом н еобходимых волевых усилий для более обстоятельного расчета возможност и предотвращения прогнозируемых вредных последствий. О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что последствия наступили. Если же у лица были основания рассчитывать на какие-либо обстоятельства , но они оказались недостаточными для предотвращения результата, о чем н е могло знать лицо, то в этом случае отсутствует вина, а следовательно, нет оснований для привлечения к уголовной ответственности (невиновное при чинение вреда - случай). Характеризуя интеллектуальный элемент преступного легкомыслия закон одатель указывает только на возможность предвидения общественно опасн ых последствий, но опускает психическое отношение лица к действию (безде йствию). Это объясняется тем, что сами деяния, взятые в отрыве от последств ий, обычно не имеют уголовно-правового значения. При совершении преступл ения с преступным легкомыслием лицо должно хотя бы в общих чертах предви деть развитие причинной связи, а иначе невозможно не только предвидение этих последствий, но и расчет на их предотвращение. Субъект предвидит ка к могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства на к оторые рассчитывает он и которые, по его мнению, должны прервать развити е причинной связи. Вместе с тем, поскольку преступное легкомыслие, как правило, связано с со знательным нарушением определенных правил предосторожности, установл енных для предотвращения вреда, осознанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью. Действующ ее по легкомыслию лицо всегда осознает отрицательное значение возможн ых последствий для общества и именно поэтому стремится к их предотвраще нию. Следовательно, при преступном легкомыслии виновный всегда осознае т потенциальную общественную опасность от совершенного им деяния. По своему интеллектуальному элементу преступное легкомыслие имеет нек оторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при кос венном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления прес тупных последствий, а при легкомыслии - виновный предвидит наступление э тих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкрет ные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей фор ме, хотя виновный предвидит не абстрактную, а реальную возможность их на ступления. Предвидение общественно опасных последствий при преступном легкомысл ии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии субъе кт предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последств ия. Он в силу не осознания действительного развития причинной связи легк омысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по е го мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлен ию. Таким образом, при легкомыслии предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется предвидением его предотв ращения. Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключаетс я в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный соз нательно допускает наступление общественно опасных последствий, то ес ть одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не тольк о желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъ ект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Примером преступления с косвенным умыслом может служить дело Авдеева, к оторый был осужден по ч.1 ст.218 и п. «д» и «з» ст.102 Уголовного кодекса РСФСР 1960 го да. Он изготовил из приобретенных ранее взрывчатого вещества и электрод етонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой земельный участок. При попытке группы подростков проникнуть на участок устройств о сработало, и взрывом трое из них (Зеленов, Майер и Грошев) были убиты. В кас сационных жалобах осужденный и его адвокат просили переквалифицироват ь действия Авдеева на статью 106 Уголовного кодекса, считая данное преступ ление неосторожным. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Су да РФ 28 апреля 1992 г. приговор оставила без изменения, указав следующее. За го д до преступления в 1990 г. Авдеев уже изготовил и использовал аналогичное в зрывное устройство, следовательно, имел опыт обращения со взрывчатыми в еществами. Незадолго до повторной установки взрывчатого устройства он высказывал в разговоре со свидетелями намерение напугать лиц, желающих проникнуть на его участок, «более серьезно», чем это сделал в первый раз. Э ти обстоятельства, как установила Судебная коллегия, свидетельствуют о том, что Авдеев «сознавал общественную опасность своих действий, предви дел их общественно опасные последствия и сознательно допускал наступл ение этих последствий». Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 5. С. 7. При преступном легкомыслии в отличии от косвенного умысла сознание и во ля не безграничны к возможным отрицательным последствиям своего деяни я, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содерж ание легкомыслия не только как надежду, а именно как расчет на предотвра щение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальн ые, хотя и недостаточные основания. Совершая преступление с преступным л егкомыслием субъект, предвидя в весьма абстрактной форме возможность н аступления общественно опасных последствий, не проявляет безразличия, не рассчитывает на случайность, на «авось», которые якобы смогут, по его м нению, противодействовать преступному результату, а надеется на объект ивные обстоятельства, на действия других лиц, механизмы, предохранитель ные устройства, на силы природы, значение которых он оценивает неправиль но, вследствие чего и расчет на предотвращение преступного результата о казывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к то му оснований. Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при прест упном легкомыслии несмотря на все их разнообразие можно сгруппировать следующим образом: 1) относящиеся к личности самого виновного (сила, ловко сть, знание, умение, опыт, мастерство и так далее); 2) относящиеся к обстановк е, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и т ак далее); 3) относящиеся к действию других лиц (расчет на то, что другие зату шат костер в лесу); 4) расчет на силы природы, на механизмы и так далее. Примером может служить дело Ш., который был осужден за умышленное убийст во подростка при следующих обстоятельствах. В целях предупреждения кра жи рыбы из мереж он сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мере жи ставились в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электр осети напряжением 220 В, а в доме установил звонок. При попытке разъединить провода от сигнализации с целью кражи мереж ночью несовершеннолетний п охититель был убит электротоком. Ш. предвидел возможность наступления т яжких последствий и с целью их предотвращения оповестил односельчан о с уществовании сигнализации под значительным напряжением и просил сосед ей не допускать детей к этому месту, а также показывал сигнализацию паст ухам. Кроме того, он принял целый ряд технических мер по предупреждению с лучайного поражения электротоком, к тому же подключал сигнализацию к эл ектросети лишь в ночное время и только тогда, когда он сам находился дома. Поэтому в постановлении по этому делу Пленум Верховного Суда СССР с полн ым основанием указал, что «в данном случае Ш. проявил преступную самонад еянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для челов ека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращ ение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на т акие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий». При такой ситуации содеянное Ш. содерж ит состав не умышленного, а неосторожного убийства. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 1. С. 24. Расчет, хотя и необоснованный, самонадеянный, на конкретные факторы, спо собные, по мнению виновного, предотвратить наступление общественно опа сных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косв енного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни н а чем не основанная надежда, что вредные последствия не наступят. В целом итогом по данному вопросу можно считать, что основу психическог о отношения лица к общественно опасным последствиям при преступной сам онадеянности составляет момент интеллектуальный. Воля по отношению к н им бездействует, хотя само поведение субъекта волевое. 3. Небрежность, ее психологическое содержание. Критерии п реступной небрежности, отличие от невиновного причинения вреда (казуса). Проблема преступной небреж ности (неосознанной неосторожности) является более сложной и недостато чно разработанной в теории уголовного права. Одна из точек зрения по этой проблеме заключается в следующем: 1) отрицани е возможности неосторожной формы вины при поставлении в опасность прич инения вреда; 2) неосторожность может иметь место лишь при реальном насту плении преступного результата, когда наличие психического отношения л ица к последствиям при преступной небрежности отрицается; 3) ограниченна я область наказуемой небрежности, ответственность за которую наступае т лишь в случаях, когда лицо должно было и могло предвидеть; 4) для ответств енности за преступную небрежность достаточно одного из критериев - объе ктивного или субъективного. О преступной небрежности (неосознанной неосторожности) может идти речь, когда на лице в силу тех или иных оснований лежит обязанность определенн ого поведения, исключающего наступление вредных последствий. При этом у головное законодательство требует существования не одного из двух кри териев ответственности – объективного или субъективного, а их одновре менного наличия. В законодательстве стран Западной Европы выдвигается объективный крит ерий для установления преступной небрежности. Определено, что возможно сть предвидеть наступление преступных последствий может иметь место л ишь тогда, когда при данных обстоятельствах эти последствия мог предвид еть «средний благоразумный человек». «Использование лишь объективного критерия для установления небрежности, - указывал А.А. Пионтковский, - неи збежно приводит к признанию виновными лиц, которые в действительности н е обладают предусмотрительностью «среднего благоразумного человека». Использование объективного критерия «среднего благоразумного челове ка» фактически освобождает от необходимости искать в преступлениях, гд е ответственность наступает за неосторожную вину, реальное психическо е отношение к общественно опасному результату. Это означает отказ от при нципа ответственности лишь при наличии вины и переход на позиции объект ивного вменения». Пионтковс кий А.А. Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. 2. С. 321. Представляется, что критерий «среднего благоразумного человека» несов местим с принципом индивидуальной ответственности. Использование этог о критерия приводит к необоснованному привлечению к уголовной ответст венности лиц, которые не могут в связи со своими индивидуальными особенн остями предвидеть общественно опасные последствия своих действий. С др угой стороны, лица, обладающие свойствами, превосходящими «среднего бла горазумного человека», будут освобождены от уголовной ответственности , так как «средний благоразумный человек» не мог бы предвидеть обществен но опасный характер своих действий. См.: Клочков В.В. Преступная неосторожность. М., 1977. С. 6-7. Для преступной небрежности как одной из форм вины более значим правовой , нормативный характер. В законе определено, какие общественно опасные п оследствия побочного характера считать преступными при неосторожност и. Только в связи с этим приобретает правовое значение и психическое отн ошение субъекта к этим последствиям. По своей же психологической сути са мо действие (бездействие) при небрежности, в результате которого нарушаю тся правила предосторожности, является мотивированным и целенаправлен ным, волевым и сознательным. См.: Курс советского уголовного права: В 6 т. М., 1970. Т. 2. С. 320. Однако встает вопрос: согласуется ли это с принципом субъективного вмен ения? Эта проблема дискутируется в науке и судебной практике. Для ее решения с ледует выяснить, какие аргументы выяснить, какие аргументы выдвигаются для защиты уголовной ответственности за небрежность. Главный аргумент – нормативный: уголовная ответственность за небрежность наступает то гда, когда лицо должно было предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия) и могло это сделать, то есть при наличии объе ктивной обязанности и субъективного предела фактически ставится знак равенства между нормативным содержанием преступной небрежности и реал ьным психическим процессом. Для сглаживания проблематичности этого со отношения некоторые авторы выходят на оценку небрежности как на психол огическую характеристику личности вообще. «Невнимательность, непродум анность, безалаберность, - считал А.А. Пионтковский, - свидетельствуют... о на личии определенного реально существующего действительного психическ ого отношения к наступившим последствиям». Там же. С. 320. В соответствии с действующим законодательством (часть 3 статья 26 Уголовн ого кодекса РФ) для преступной небрежности характерно непредвидение во зможности наступления общественно опасных последствий при наличии обя занности (долженствования) и возможности предвидеть эти последствия. Из прошлого законодательного определения преступной небрежности не бы ло видно, каким должно быть психическое отношение виновного к своему дея нию. В части 3 статьи 26 Уголовного кодекса РФ 1996 года говорится о том, что пре ступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвиде ло возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при н еобходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Для преступления, совершенного по небрежности, характерн о меньшее либо ошибочное осознание виновным фактических и социальных п ризнаков деяния. Субъект не сознает, но обязан и имел возможность сознав ать характер своих деяний. Интеллектуальное содержание небрежности характеризуется двумя призн аками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежнос ти заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступн ых последствий и в отсутствии осознания противоправности совершаемого деяния (действия или бездействия). Психическое отношение виновного к св оему деянию при небрежности характеризуется сознанием нарушения опред еленных запретов, непредвидением наступления преступных последствий, либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает правила предосторожности, либо отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине этого лица. Положительный признак интеллектуального мо мента преступной небрежности состоит в том, что виновный должен был и мо г проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предви деть наступление фактически причиненных преступных (общественно опасн ых) последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидн ость вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: должествование означает объективный критерий, а возмож ность предвидения - субъективный критерий преступной небрежности. Волевой момент преступной небрежности заключается в том, что виновный, и мея реальную возможность предотвратить преступные последствия соверш аемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности дл я совершения волевых действий, необходимых для предотвращения преступ ных последствий, и, следовательно, не превышает реальную возможность в д ействительность. Ответственность за преступную небрежность наступает лишь в случае, есл и лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступного послед ствия, но должно и могло предвидеть его наступление. Должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на осн ове объективного и субъективного критерия. Долженствование - объективн ый критерий небрежности, а возможность предвидения - субъективный. Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означае т обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно оп асных последствий с соблюдением требований обязательных для этого лиц а мер предосторожности и необходимой внимательности. Эта обязанность м ожет основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профес сиональных функциях, на основе правил техники безопасности, эксплуатац ии различных механизмов, общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвид еть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинени и. Например, президиум Верховного Суда Республики Татарстан 9 января 1997 года отменил приговор Зеленодольского городского суда от 20 июня 1996 года в отно шении Ефимова, осужденного по части 1 статьи 171 и статьи 172 Уголовного кодек са РСФСР, и дело прекратил за отсутствием в действиях Ефимова состава пр еступлений. Он был признан виновным в превышении служебных полномочий и халатности. Ефимов, являясь должностным лицом государственной лесной охраны, в нару шение требований закона разрешил спилить деревья во вверенном ему обхо де лесничестве, в связи с чем лесному хозяйству района был причинен суще ственный вред. Кроме того, Ефимов без уважительных причин не выходил на р аботу с 21 декабря 1995 года по 9 января 1996 года, вследствие чего во вверенном ему под охрану обходе лесничестве была произведена незаконная порубка лес а на 49637304 рубля. Отменяя приговор, президиум пришел к выводу о том, что Ефимов, работавший лесником, не является субъектом преступления, поскольку он не наделен по закону ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяй ственными функциями. Вместе с тем, принимая такое решение со ссылкой на с татью 170 Уголовного кодекса РСФСР, президиум оставил без внимания имеющи йся в материалах дела документ – «Должностные обязанности лесника», со гласно которому ему предоставлено право проверять документы на право п орубки леса, принимать меры к предотвращению незаконной порубки леса, со ставлять протоколы (акты) о самовольных порубках леса и других лесонаруш ениях, задерживать лиц, виновных в возникновении лесных пожаров, и доста влять их соответствующим органам власти, то есть выполнять функции пред ставителя власти. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 2. С. 22. Однако, наличие само по себе такой обязанности еще не является достаточн ым основанием для признания лица виновным. При наличии обязанности пред видеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном слу чае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъектив ный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежа ло. В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием: « могло предвидеть», что означает персональную способность конкретного лица в той или иной обстановке, при наличии у него необходимых личных кач еств (профессионального и жизненного опыта, компетентности, уровня разв ития и образования, состояния здоровья, его физических данных, степени в осприимчивости и т.д.), позволяющих правильно воспринимать вытекающую и з ситуации совершения деяния информацию и сделать обоснованные выводы ( правильные оценки), предвидеть возможность наступления общественно оп асных последствий. Это означает, что возможность предвидения последств ия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершает ся деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного. Ситуация н е должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия бы ла в принципе разрешимой. Этот критерий при определении наличия преступ ной небрежности имеет преобладающее значение, так как преступная небре жность может иметь место только в пределах возможного предвидения обще ственно опасных последствий. Наличие этих двух предпосылок делает для в иновного реально возможным предвидение общественно опасных последств ий. Являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет некоторое сходство с преступным легкомыслием. Общим для интеллектуального элемента обоих видов неосторожности является то, что виновный не предвидит реальной во зможности наступления общественно опасных последствий (то есть их возм ожности в данном конкретном случае), хотя такую возможность он мог предв идеть. Различие же состоит в том, что при легкомыслии лицо предвидит абст рактную, то есть в других сходных ситуациях, возможность наступления вре дных последствий и поэтому осознает потенциальную опасность своих дей ствий, тогда как при небрежности оно ни в какой форме не предвидит возмож ности наступления таких последствий и, следовательно, не осознает даже п отенциальной опасности избранного способа поведения. Легкомыслие и небрежность имеют сходство в волевом моменте. И в том и в др угом случае отсутствует положительное отношение к возможному последст вию. А различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыс лии виновный совершает действие в надежде на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляютс я либо полезными, либо нейтральными. Новеллой Уголовного кодекса РФ 1996 года является впервые включенная в нег о норма о невинном причинении вреда, предусматривающая две его разновид ности. В части 1 статьи 28 Уголовного Кодекса РФ закреплена такая разновидн ость невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права им енуется субъективным случаем или «казусом» и определяется так: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознав ало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опаснос ти своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступле ния общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должн о было или не могло их предвидеть». Применительно к преступлениям с формальным составом это означает, что л ицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстояте льствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действи й (бездействия). Подобного рода «казусом» является, например, причинение вреда здоровью лица, ошибочно принятого за убийцу, для его задержания, ес ли стечение объективных обстоятельств давало веские основания считать именно его лицом, совершившим преступление. Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный сл учай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние , не предвидело возможности наступления общественно опасных последств ий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Эт а разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутс твием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев. Например, К. был осужден за неосторожное убийство, совершенное при следу ющих обстоятельствах. Закурив, он бросил через плечо горящую спичку, кот орая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв бенз иновых паров. При этом дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смерт ельное ранение. Учитывая данные обстоятельства, Судебная коллегия по уг оловным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что смерть С. наступ ила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности К. не входи ло предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, с ледовательно, он причинил их без вины. Сборник постановлений Президиума и определений Судебно й коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1957-1959 гг. М., 1960. С. 19. В данном случае казус был констатирован из-за отсутствия объект ивного критерия небрежности. Но практика знает немало примеров отсутст вия вины, обусловленного отсутствием только субъективного критерия. В части 2 статьи 28 Уголовного Кодекса РФ закреплена новая, доселе практике не известная разновидность невиновного причинения вреда. Она характер изуется тем, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, хотя и пре двидело возможность наступления общественно опасных последствий свои х действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в сил у несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экст ремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. В такой ситуации причинение вреда признается невиновным не из-за дефектов интеллектуал ьного или волевого отношения, а вследствие объективной невозможности п редотвратить наступление общественно опасных последствий по одной из двух указанных в законе причин. Во-первых, невозможность предотвратить вредные последствия, которые ох ватываются предвидением действующего лица, исключает уголовную ответс твенность, если она обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий, то есть т аким неожиданно возникшим или изменившимся ситуациям, к которым лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять п равильное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (н апример, в условиях аварии по причине конструктивных дефектов или завод ского брака машины или механизма). Во-вторых, деяние признается невиновным, если невозможность предотврат ить общественно опасные последствия обусловлена несоответствием псих офизиологических качеств причинителя вреда его нервно-психическим пер егрузкам (например, при работе пилота самолета или машиниста электровоз а во вторую смену подряд). Существенное значение для рассматриваемых в работе вопросов имеет реш ение проблем об ответственности за неосторожность и проводимых предуп редительных мерах. Н.С. Таганцев в свое время утверждал, что «центральным типом виновности я вляется вина умышленная, в ее различных оттенках, а неосторожная вина иг рает только роль дополнительную, второстепенную... Неосторожная вина слу жит дополнением вины умышленной и может представлять два оттенка: 1) когд а у действующего лица было сознание совершаемого, но не было хотения - пре ступная самонадеянность; 2) когда отсутствовало само сознание - преступн ая небрежность». Таганцев Н. С. Указ. соч. С. 248. Законодательное решение вопроса об условиях ответственности за деяние , совершенное по неосторожности предполагает четкое определение формы вины в нормах Особенной части Уголовного кодекса РФ. Поэтому в нормах, пр едусматривающих ответственность за неосторожные преступления содерж атся указания на неосторожную форму вины. В части 2 статьи 24 Уголовного ко декса РФ дано соответствующее указание: «Деяние, совершенное по неостор ожности, признается преступлением только в том случае, когда это специал ьно предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Ранее, в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года провозглашался принцип виновной ответственности и устанавливалось, что общественно опасные деяния при знавались уголовно наказуемыми тогда, когда они совершены умышленно ил и по неосторожности. Вместе с тем, ничего не говорилось о том, как должны р азграничиваться эти две формы вины, об области их применения. Построение диспозиции, основанное на общем характере наказуемости при умышленной и неосторожной форме вины было неправильным. Оно не согласовывалось с пр инципом ограничения ответственности за неосторожные преступления. К т ому же с учетом особенностей этих форм вины требовалась раздельная их на казуемость, так как «установление единой санкции для обеих форм вины таи т в себе опасность применения более мягких наказаний, предназначенных д ля неосторожных преступных деяний, за умышленные преступления». Дагель П.С. Особенности о тветственности за умышленные преступления // Сов.юстиция. 1971. № 11. С. 9. В свое время на эту проблему обращал внимание А.А. Пионтковский, отмечая, ч то надо «чтобы уголовная ответственность за неосторожное совершение п реступления была в каждом случае определена в Особенной части уголовно го закона. Таким образом, была бы устранена возможность действий, которы е вообще не должны влечь уголовной ответственности либо должны влечь от ветственность в дисциплинарном, административном или гражданском поря дке». Пионтковский А.А. Указ.со ч. С. 332; См. также Злобин Г.А., Никифоров Б.С. Указ.соч. С. 52; Куринов Б.А. Научные осн овы квалификации преступлений. М., 1976. С. 126. При конструировании норм Особенной части Уголовного кодекса РФ 1996 года в основу была положена концепция субъективного вменения, которая потреб овала проведения четкого различия между умышленными и неосторожными п реступлениями. Нельзя в одной и той же статье предусматривать и умышленн ое, и неосторожное преступление, как это было сделано, например, в статье 85 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года «Нарушение правил безопасности движен ия и эксплуатации транспорта». Что касается предупреждения неосторожности, то профилактические меры могут квалифицироваться на три основных группы: 1) Воздействие на орудия или средства действия (техническое совершенство вание орудий и средств, повышение их надежности; повышение информативно сти орудий и средств об имеющихся в них неисправностях и неполадках, впл оть до создания невозможности использования этих средств при наличии н еисправностей; улучшение контроля за техническим состоянием орудий и с редств, их технической диагностики; нейтрализация опасных факторов, сво йственных техническим системам, и уменьшение возможного вреда от их реа лизации; максимальная регламентация использования орудий и средств, со вершенствование правил безопасности пользования ими; недопущение пост оронних к пользованию техническими средствами и максимально возможное ограничение доступа посторонних в сферу их действия и т.д.); 2) Воздействие на опасную ситуацию (техническое оснащение элементов ситу ации, создающих наибольшую опасность (пути сообщения, шахты, порты и т.д.); л иквидация, сокращение или нейтрализация опасных факторов ситуации в за висимости от объективной возможности и экономической целесообразност и; повышение информативности о наличии в ситуации опасных факторов; регл аментирование профессиональной деятельности в зависимости от наиболе е типичных опасных ситуаций и выработка правил безопасного поведения в них и т.д.); 3) Воздействие на личность (профессиональная ориентация и отбор работник ов, в необходимых случаях с учетом их психофизиологических качеств; проф ессиональное обучение работников, в частности обучение правилам безоп асности и правилам поведения в опасных (типичных для данного вида деятел ьности) ситуациях; совершенствование контроля за деятельностью работн иков, сопряженной с повышенной опасностью, в том числе и контроля за сост оянием здоровья; научная организация труда этих категорий работников с учетом требований медицины и психологии труда; повышение ответственно сти работников за исполнение своих обязанностей, в том числе и за соблюд ение правил безопасности; общее повышение культуры и дисциплинированн ости всех граждан, которые могут оказаться в сфере действия технических средств или в опасных ситуациях. Заключение Уголовный закон представля ет собой отражение социальных условий. Наличие неосторожных составов, и х тенденция, изменение их законодательной структуры является реакцией государства на неосторожную преступность как на продукт определенных условий. Важно четкое определение соотношения объективных и субъектив ных факторов основания уголовной ответственности. В развитии уголовно- правовой теории просматривается тенденция преобладания значения вины и иных субъективных моментов, то есть наступления времени дифференциац ии ответственности в зависимости от личностных обстоятельств. Статистика утверждает, что по неосторожности совершается лишь одно из к аждых десяти преступлений, однако это не означает факт возможной недооц енки их распространенности и опасности. В условиях научно-технического прогресса заметно увеличивается число неосторожных преступлений, сове ршенных в таких сферах, как охрана окружающей среды, безопасность движен ия и эксплуатации всех видов транспортных средств, безопасность услови й труда, использование новых мощных источников энергии и других. С дальн ейшим развитием техники и различных видов транспорта, бытовой химии, с о бострением проблем экологического характера вопрос об ответственност и за неосторожные преступления приобретает особое значение, что не раз о тмечалось в юридической печати. Уголовном кодексе РФ 1996 года данной проблеме дано более детализированно е толкование. Впервые законодатель, что очень важно и притворило в практ ику накопленный опыт, оговаривает, что деяния, совершенные по неосторожн ости, признаются преступлением только в случае, когда это специально пре дусмотрено той или иной статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, ч ем ограничивается возможность привлечения к уголовной ответственност и за деяния, совершенные по неосторожности. И все же время дает знать, что и уже новое уголовное законодательство требует дополнения и изменения. Задача №1 Форма вины у обоих неосторожность (статья 26 Уголовного кодекса РФ), однако: - у Дубинина – это преступная небреж ность (часть 3 статьи 26 УК РФ), так как он не предвидел возможности наступлен ия общественно опасного последствия своего действия (приготовил грибы, о которых Иванов сказал, что это опята, и потом употребил в пищу сам вместе с членами семьи он не предвидел таких последствий как смерть своей 14-летн ей дочери и сильного отравления жены), хотя при необходимой внимательнос ти и предусмотрительности должен был и мог предвидеть последствия (если слабо разбирался в грибах, то обязан был, прежде чем готовить и тем более у потреблять в пищу, не ограничиваться мнением только Иванова, а спросить мнение у других; - у Иванова – это преступное легкомы слие. Его действия следует рассматривать применительно к требованиям ч асти 2 статьи 26 Уголовного кодекса РФ, так как он предвидел возможность на ступления опасных последствий своих действий (подшутил сам точно не зна я), но без достаточных к тому оснований рассчитывал (полагал, что Дубинин п редпримет меры к уточнению или хотя бы побоится из-за незнания употребит ь грибы) на предотвращение (для Иванова, только возможных) последствий. Задача №2 В действиях указанных лиц имеет место соучастие. Это сложное соуча стие (с разделением ролей) без предварительного сговора. Согласно ст. 32 УК РФ соучаст ием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или б олее лиц в совершении умышленного преступления. Для соучастия требуется, чтобы деятельность соучастников была совмес тной. Эта совместность лежит как в объективной, так и в субъективной плос кости, то есть существуют объективные и субъективные признаки соучасти я в преступлении. В данном случае налицо все признаки: 1. В преступлении участвуют два лица Гаврилов и Савченко; 2. Пропуская Гаврилова Савченко создал у словия для совершения преступления; 3. Действия каждого из соучастников нахо дятся в причинной связи с общим, наступившим от их деятельности, преступ ным результатом – хищением 10 ящиков водки; По характеру выполнения с оучастниками объективной стороны преступления – это сложное соучасти е. Сложное соучастие – такая форма соучастия, когда между отдельными уч астниками преступления распределяются роли. В данном случае согласно ч. 2 ст. 33 Гаврилов является исполнителем, так как о н непосредственно совершил преступление. Савченко – пособник ч. 5 ст. 33, та к как он содействовал совершению преступления путем устранения препят ствий, то есть своим бездействием Савченко создал необходимые условия д ля совершения преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верхо вного Суда Российской Федерации указала, что при пособничестве лицо осо знает, что оно способствует некомпетентно в совершении конкретного пре ступления, предвидит, что преступный результат является для них общим и желает или сознательно допускает его наступление. Что имеет место в усло вии задачи. В данном преступлении нет предварительного сговора, так как происходит присоединение соучастника к исполнителю, уже начавшему выполнять объе ктивную сторону преступления. Таким образом, это соучастие в сложной форме без предварительного сгово ра. Задача №3 Данное преступление должно быть квалифицировано по статье 108 УК РФ: Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либ о при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего прес тупление. Убийство может быть квали фицировано по ч. 1 ст. 108 УК, когда оно совершено в течение начавшегося и прод олжающегося общественно опасного посягательства. Согласно ст.37 ч.3 УК РФ превышением пределов необходимой обороны признают ся умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общ ественной опасности посягательства. Пределы необходимой обороны могут быть признаны превышенными в связи с несоразмерностью средств защиты и нападения, включая интенсивность де йствий сторон, ценность защищаемого блага и характер наступивших после дствий, равно как и в связи с запоздалой, но соразмерной окончившемуся на падению защитой. О несоразмерности средств защиты обороняющегося гово рит тот факт, что Матвеев с силой оттолк нул от себя Воробьева, который упал и ударился. Однако, при рассмотрении в опроса о превышении пределов необходимой обороны в связи с несоразмерн остью средств защиты, помимо обстоятельств, указанных выше, следует учит ывать: соотношение сил нападающего и обороняющегося, количество напада ющих, место совершения нападения, обстановку нападения в целом. Все обст оятельства посягательства подлежат всестороннему анализу и оценке в и х совокупности. Необходимо также учитывать то обстоятельство, что «…в сл учаях душевного волнения, вызванного нападением, его в незапностью , обороняющийся не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты, что, естественно, может повлечь тяжкие последствия» (Бюл. ВС СССР, 1970, N 1, с. 18). А для Матвеева же получение удара кулаком в лицо от Воробьева было неожиданностью. Статья 108 УК РФ (ч.1) предусматривает за убийство, совершенное при превышени и пределов необходимой обороны, ограничение свободы на срок до двух лет или лишение свободы на тот же срок. ЛИТЕРАТУРА 1. Конституция РФ - справочно-правовая система ГАРАНТ, М., декабрь, 1999. 2. Комментарий к Уголовно му кодексу РФ. Изд. 2-е, изм. и доп. Под общей редакцией проф. Ю.И.Скуратова и В.М. Лебедева. - М., Изд. группа НОРМА-ИНФРА.М, 1999. - 832с. 3. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года - справочно-правовая система ГАРАНТ, М., декабрь, 1999. 4. Уголовный кодекс РФ - сп равочно-правовая система ГАРАНТ, М., декабрь, 1999. 5. Уголовное право РФ. Обща я часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - Изд.2-е, перераб. и доп. - М.: Ю ристъ, 1999. - 480с. 6. Российское законодате льство X-XX веков. Т.3. М., 1985. 7. Уголовное уложение. Спб ., 1903. 8. Ветров Н.И. Уголовное пр аво. Общая и Особенная части: Учебное пособие. - М.: Книжный мир, 1999. 9. Волков Б.С. Проблемы вол и и уголовная ответственность. Казань, 1965. 10. Дагель П.С. Пути соверше нствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью // Проблемы прав ового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1977. 11. Дагель П.С., Котов Д.П. Суб ъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. 12. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. 13. Злобин Г.А. Виновное вме нение и уголовная ответственность // Актуальные проблемы уголовного пра ва. М., 1988. 14. Карпушин М.П., Курляндск ий В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. 15. Квашис В.Е. Преступная н еосторожность. Владивосток, 1986. 16. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н . Принципы советского уголовного права. М., 1988. 17. Клочков В.В. Преступная неосторожность. М., 1977. 18. Кудрявцев В.Н. Общая тео рия квалификации преступлений. М., 1972. 19. Кулыгин В.В. Виновная от ветственность и субъективное вменение в уголовном праве. Учебное пособ ие. - Хабаровск: Высшая школа МВД РФ, 1996. - 60с. 20. Кригер Г.А. Еще раз о смеш анной форме вины // Сов.юстиция. 1967. 21. Макашвили В.Г. Уголовная ответственность за неосторожность. - М., 1957. 22. Нерсесян В.А. О концепци и вины в уголовном праве // Криминологические и уголовно-правовые идеи бо рьбы с преступностью. М., 1996. 96с. 23. Пионтковский А.А. Курс с оветского уголовного права. М., 1970. 24. Рарог А.И. Общая теория в ины в уголовном праве. М., 1980. 25. Самовичев Е. Анализ прес тупного поведения в системе методов уголовно-правовой науки // Методичес кие проблемы уголовно-правового регулирования общественных отношений . М., 1989. 26. Таганцев Н.С. Русское уг оловное право. Часть общая. Т.1. Спб., 1902. 27. Угрехелидзе М.Г. Природа неосторожного поведения в свете советской психологии // Проблемы борьба с преступной неосторожностью. Владивосток, 1976. 28. Бюллетени Верховного С уда РФ - справочно-правовая система ГАРАНТ, М., декабрь, 1999. 29. Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховн ого Суда РСФСР. 1957-1959 гг. М., 1960. 29.12.99г. Студент IV курса отделения специа льной подготовки юридического факультета ХГАЭП 42 группы Р. Кабанов
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Благодарные школьники поздравляют Фурсенку с Деньрожденьем!!!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru