Реферат: Петр I и его сподвижники - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Петр I и его сподвижники

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 329 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Петр I и его сподвижники Оглавление 1. Пётр Великий и компания "друзей". 2. Птенцы гнезда Петрова. 2.1. Александр Данилович Меньшиков. 2.2. Борис Петрович Шереметьев. 2.3. Пётр Андреевич Толстой. 2.4. Алексей Васильевич Макаров. 3. Яркие индивидуальности, составлявшие единую команду. Пётр Великий и компания "друзей". В истории России вряд ли сыщется время, равное по своему значению преобр азованиям петровой четверти XVIII века. За многовековую историю существова ния Российского государства было проведено не мало реформ. О том, что дал и России петровские преобразования, со всей определенностью сказало вр емя. Известный историк и публицист М. М. Щербатов считал, что путь, пройден ный страной при Петре, без него пришлось бы преодолевать два столетия. Ка рамзин в начале XIX века полагал, что на это потребовалось бы шесть столети й. Ни Щербатов, ни Крамзин отнюдь не питали симпатий к царю-преобразовате лю, но даже они должны были признать гигантский скачок России в годы петр овских реформ. Преобразования Петра обеспечили нашей стране новое каче ственное состояние: во-первых, значительно сократилось отставание экон омической и культурной жизни России от экономической и культурной жизн и передовых стран Европы; во-вторых, Россия в могущественную державу с со временной сухопутной армией и могучим Балтийским флотом; возросшая вое нная мощь позволила России в ходе Северной войны сокрушить шведскую арм ию и флот и утвердиться на берегах Балтики; в-третьих, Россия вошла в число великих держав, и отныне ни один вопрос межгосударственных отношений в Европе не решался без ее участия. Особенность преобразований состоит в т ом, что они носили всеобъемлющий характер. Степень проникновения новшес тв в толщу старомосковского уклада жизни была различной. В одних случаях , как, например, в быту, преобразования коснулись узкого слоя общества, ока зав влияние, прежде всего на его "верхи". Множество поколений крестьян и по сле реформы не расставались ни с бородой, ни с сермяжным зипуном, а башмак и окончательно вытеснили лапти только в советское время. Но в области ст роительства вооруженных сил, структуры государственного аппарата, вне шней политики, промышленного развития, архитектуры, живописи, распростр анения научных знаний, градостроительства новшества были столь глубок ими и устойчивыми, что позволили иным историкам и публицистам середины п рошлого века возвести петровские преобразования в ранг "революции", а са мого Петра считать первым в России "революционером", причем не ординарны м, а "революционером" на троне. Петр был очень не ординарным человеком. Пре жде всего, поражает разносторонность его дарований: он был незаурядным п олководцем и дипломатом, флотоводцем и законодателем, его можно было вст ретить и с топором и пером в руках, вырезывающим новый шрифт и сидящим за ч ертежом нового корабля, озабоченным постигшей неудачей и ликующим по по воду одержанной победы, за изучением какой-либо диковинной машины и разм ышляющим над устройством правительственного механизма обширного госу дарства. Однако Петр великий был не только дельцом, но и мыслителем. Его жи знь так сложилась, что давала ему мало досуга заранее и неторопливо обду мывать план действий, а темперамент мало внушал и охоты к тому. Спешность дел, неуменье, а иногда и невозможность выжидать, подвижность ума, необыч айно быстрая наблюдательность - все это приучило Петра задумывать без ра здумья, без колебания решаться, обдумывать дело среди самого дела и, чутк о угадывая требования минуты, на ходу соображать средства исполнения. В деятельности Петра все эти моменты, так отчетливо различаемые досужим р азмышлением и как бы рассыпающиеся при раздумье, шли дружно вместе, точн о вырастая один из другого, с органически-жизненной неразделимостью и по следовательностью. Петр является перед наблюдателем в вечном потоке ра знообразных дел, в деловом постоянном общении с множеством людей, среди непрерывной смены впечатлений и предприятий; всего труднее вообразить его наедине с самим собою, в уединенном кабинете, а не в людной и шумной ма стерской. Это не значит, что у Петра не было тех общих руководящих понятий, из которы х составляется образ мыслей человека; только у Петра этот образ мыслей в ыражался несколько по-своему, не как подробно обдуманный план действий и ли запас готовых ответов на всевозможные запросы жизни, а являлся случай ной импровизацией, мгновенной вспышкой постоянно возбужденной мысли, е жеминутно готовой отвечать на всякий запрос жизни при первой с ним встре че. Мысль его вырабатывалась на мелких подробностях, текущих вопросах пр актической деятельности, мастеровой, военной, правительственной. Он не и мел ни досуга, ни привычки к систематическому размышлению об отвлеченны х предметах, а воспитание не развило в нем и наклонности к этому. Но когда среди текущих дел ему встречался такой предмет, он своей прямой и здоров ой мыслью составлял о нем суждение так же легко и просто, как его зоркий гл аз схватывал структуру и назначение впервые встреченной машины. Но у нег о всегда были наготове две основы его образа мыслей и действий, прочно за ложенные еще в ранние годы под неуловимыми для нас влияниями: это - неосла бное чувство долга и вечно напряженная мысль об общем благе отечества, в служении которому и состоит этот долг. На этих основах держался и его взг ляд на свою царскую власть, совсем непривычный древнерусскому обществу, но бывший начальным, исходным моментом его деятельности и вместе основн ым ее регулятором. В этом отношении древнерусское политическое сознани е испытывало в лице Петра Великого крутой перелом, решительный кризис. В его деятельности впервые ярко проявились народно-воспитательные сво йства власти, едва заметно мерцавшие и часто совсем погасавшие в его пре дшественниках. Петру удалось перевернуть в себе политическое сознание московского государя изнанкой на лицо; только он в составе верховной вла сти всего яснее понял и особенно живо почувствовал "долженства", обязанн ости царя, которые сводятся, по его словам, к "двум необходимым делам правл ения": к распорядку, внутреннему благоустройству, и обороне, внешней без опасности государства. В этом и состоит благо отечества, общее благо род ной земли, русского народа или государства - понятия, которые Петр едва ли не первый у нас усвоил и выражал со всей ясностью первичных, простейших о снов общественного порядка. Самодержавие - средство для достижения этих целей. Нигде и никогда не покидала Петра мысль об отечестве; в радостные и скорбные минуты она ободряла его и направляла его действия, и о своей обя занности служить отечеству, чем только можно, он говорил просто, без пафо са, как о деле серьезном, но единственным и необходимом. Жить для пользы и славы государства и отечества, не жалеть здоровья и самой жизни для обще го блага - такое сочетание понятий было не вполне ясно для обычного созна ния древнерусского человека и мало привычно для его обиходной житейско й практики. В минуты всенародного бедствия, когда опасность грозила всем и каждому, он понимал обязанность и мог чувствовать в себе готовность ум ереть за отечество, потому что, защищая всех, он защищал самого себя, как к аждый из всех, защищая себя, защищал и его. Он понимал общее благо как част ный интерес каждого, а не как общий интерес, которому должно жертвовать ч астным интересом каждого. А Петр именно и не понимал частного интереса, н е совпадающего с общим, не понимал возможности замкнуться в кругу частны х, домашних дел. Вот это трудное для древнерусского ума понятие об общем б лаге и усиливался выяснить ему своим примером, своим взглядом на власть и ее отношение к народу и государству Петр Великий. Этот взгляд служил общей основой законодательства Петра и выражался вс енародно в указах и уставах как руководящее правило его деятельности. Но особенно любил Петр высказывать свои взгляды и руководящие идеи в откро венной беседе с приближенными, в компании своих "друзей", как он называл их . Ближайшие исполнители должны были знать прежде и лучше других, с каким р аспорядителем имеют дело, и чего он от них ждет и требует. Стоит заметить, что многие, высказываясь об эпохе Петра Великого, говорят только о самом Петре, вроде, как только он проводил эти реформы, что он в одиночестве тяну л воз преобразований в гору, в то время как "миллионы" тянули его под гору. В действительности у Петра было множество помощников, подвизавшихся на в оенном, дипломатическом, административном и культурном поприщах. Как и в сякая знаменательная эпоха, время преобразований выдвинуло немало выд ающихся деятелей, каждый из которых внес свой вклад в укрепление могущес тва России. Называя их имена, следует помнить о двух обстоятельствах: об и сключительном даре Петра угадывать таланты и умело их использовать и о п ривлечении им помощников из самой разнородной среды. Среди сподвижнико в Петра Великого помимо русских можно встретить голландцев, литовцев, се рбов, греков, шотландцев. В "команде" царя находились представители древн ейших аристократических фамилий и рядовые дворяне, а также выходцы из "н изов" общества: посадские и бывшие крепостные. Царь долгое время при отбо ре помощников руководствовался рационалистическими критериями, неред ко игнорируя социальную или национальную принадлежность лица, которог о он приближал к себе и которому давал ответственные поручения. Основани ями для продвижения по службе и успехов в карьере являлись не "порода", не происхождение, а знания, навыки способности чиновника или офицера. Нет надобности доказывать, что в рамках самодержавной политической сис темы огромное значение имела личность самого монарха, его взгляды, опред елявшие, в конечном счете, выбор лиц, приближаемых к трону. Монарх огранич енных способностей выбирал и соратников серых и бесцветных. Чтобы быть з амеченным и обласканным Петром, надлежало соответствовать взыскательн ым требованиям царя-рационалиста. Одна из граней дарования Петра велико го состояла в умении угадывать таланты, выбирать соратников. Можно назва ть десятки ярких индивидуальностей, раскрывших свои способности в самы х разнообразных сферах деятельности. Но Петр умел не только угадывать та ланты, но и использовать их на поприще, где они могли оказаться наиболее п олезными. Несколько тому примеров. Под Полтавой под рукой царя находился весь цвет командного состава русской армии: фельдмаршал Б. П. Шереметьев, генералы А. И. Репнин, Я. В. Брюс, А. Д. Меньшиков. Петр послал преследовать беж авшего с поля боя противника А. Д. Меньшикова и, как дальше мы убедимся, не о шибся в своих расчетах - только Меньшиков, и никто иной, обладал такими сво йствами характера и дарования, которые могли обеспечить успех операции у Переволочны. При крайне опасном положении русской армии на реке Прут Петр отправил ве сти переговоры с османами не кого-либо из окружения, например того же кан цлера Г. И. Головкина, а вице-канцлера П. П. Шафирова, человека столь же насты рного, как и гибкого, умевшего быть грозным и неумолимым и источать столь ко любезностей и комплиментов, что совершенно обескураживал собеседни ка. Искусство Шафирова-дипломата оказалось весьма полезным, ибо перемир ие, заключенное им на Пруте, предусматривало условия, самые легкие из мыс лимых. Не менее удачным было назначение Б. П. Шереметьева командиром кара тельного отряда, направленного на подавление мятежных астраханцев, или назначение в состав делегации для переговоров со шведами А. И. Остермана. Этот коварный и вкрадчивый человек, умевший быстро завоевывать доверие и переходить на конфиденциальный тон, хотя официально и не занимал руков одящей должности в делегации, но играл решающую роль в переговорах со шв едами и на Аланском и Ништадтском конгрессах. В выборе соратников Петр о шибался редко, но ошибки все же случались, как, например, в его недооценке хитрости Мазепы. Но мы знаем и другого Петра человека жестокого и деспот ичного, низводившего соратника до роли послушного исполнителя своей во ли. Едва ли не самым выразительным примером могут служить взаимоотношен ия Петра и его фельдмаршала Б. П. Шереметьева. Царь никогда не возлагал на себя роль главнокомандующего армией или флотом. Такую должность номина льно выражали на суше Б. П. Шереметьев, а на море - Ф. М. Апраксин. Фактически а рмией и флотом командовал Петр. Подобно тому, как в Адмиралтействе, по сви детельству современников, не вбивался ни один гвоздь без повеления царя , так в армии и на флоте без его ведома, не принималось ни одного более или м енее важного решения. Где бы ни находился Петр - на самом театре военных де йствий, вблизи его или за многие сотни верст, именно Петр, а не Шереметьев руководил перемещением войск, их формированием, определял своевременн ость или несвоевременность сражения. В адрес фельдмаршала сыпались пон укания, угрозы, распоряжения, включавшие даже мелочи боевой жизни. Шерем етьев был настолько приучен к такого рода царским повелениям, что, оказа вшись без них, пребывал в полной растерянности. Именно в таком положении оказался Борис Петрович, когда Петр, сразу же после Прусского похода, отп равился заграницу - в Карлсбад на лечение и в Торгау на свадьбу своего сын а Алексея. Связь с царем затруднена, и Шереметьев плакался Ф. М. Апраксину: ранее, писал фельдмаршал, было "не так мне прискорбно и несносно, как сие м ое дело, за отлучением его самодержавства в такую дальность, тако ж, что вс корости не могу получить указ, а к тому отягощен положением на мой рассуд ок, что трудно делать". Своим "рассудком" Борис Петрович отвык пользоватьс я. Посочувствовал Шереметьев и Апраксину: "Мню себе, что и вы в такой тягос ти и печали застаешь". Не смотря на этот факт, Петр собрал вокруг себя комп анию очень даровитых соратников, которые были весьма талантливы в своем деле. То была столь памятная компания сотрудников, которых подобрал себе преобразователь, довольно пестрое общество, в состав которого входили, как упоминалось выше, люди различного происхождения. Среди них можно най ти и очень умных и самых обыкновенных, но все они были преданные и исполни тельные. Многие из них, даже большинство и притом самые видные и заслуженные дель цы, были многолетние и ближайшие сотрудники Петра: князь Ф. Ю. Ромадоновск ий, Князь М. М. Голицын, Т. Стрешнев, А. В. Макаров, князь Я. Ф. Долгорукий, князь А . Д. Меньшиков, графы Головины, Шереметьев, П. Толстой, Брюс, Апраксин. С ним о ни начали свое дело; они шли за ним до последних лет шведской войны, иные п ережили Ништадтский мир и самого преобразователя. Другие, как граф Ягужи нский, барон Шафиров, барон Остерман, волынский, Татищев, Неплюев, постепе нно вступали в редевшие ряды на место раньше выбывших князя Б. Голицина, г рафа Ф. А. Головина, Шеина, Лефорта, Гордона. Петр набирал нужных ему людей в сюду, не разбирая звания и происхождения, и они сошлись к нему с разных сто рон и из всевозможных состояний: кто пришел юнгой на португальском кораб ле, как генерал-полицмейстер новой столицы Девиер, кто пас свиней в Литве, как рассказывали про первого генерал-прокурора Сената Ягужинского, кто был сидельцем в лавочке, как вице-канцлер Шафиров, кто из русских дворовы х людей, как архангельский вице-губернатор, изобретатель гербовой бумаг и, Курбатов, кто, как Остерман был сын вестфальского пастора; и все эти люд и вместе с князем Меньшиковым, когда-то, как гласила молва, торговавшим пи рогами по московским улицам, встречались в обществе Петра с остатками ру сской боярской знати. Не легко было сладить столь разнохарактерный набо р в дружную компанию для общей деятельности. Петру досталась трудная зад ача не только подыскивать годных людей для исполнения своих предприяти й, но воспитывать самих исполнителей. Неплюев впоследствии говорил Екат ерине II: "Мы, Петра Великого ученики, проведены им сквозь огонь и воду". Но в э той суровой школе применялись не одни только суровые воспитательные пр иемы. Посредством раннего и прямого общения Петр приобрел большое умени е распознавать людей даже по одной наружности, редко ошибался в выборе, в ерно угадывал, кто на что годен. Но, за исключением иностранцев, да и то не в сех, люди, подобранные им для своего дела, не становились на указанные им м еста готовыми дельцами. Это был добротный, но сырой материал, нуждавшийс я в тщательной обработке. Подобно своему вождю, они учились на ходу, среди самого дела. Им нужно было все показать, растолковать наглядным опытом, с обственным примером, за всяким присмотреть, каждого проверить, иного обо дрить, другому дать хорошую острастку, чтобы не дремал, а смотрел в оба. Пр итом Петру нужно было приручить их к себе, стать к ним в простые и прямые о тношения, чтобы личной к ним близостью вовлечь в эти отношения их нравст венное чувство, по крайней мере, чувство некоторой стыдливости, хотя бы т олько перед ним одним, и таким образом получить возможность действовать не только на ощущение официального страха должностного холопа, но и на с овесть как не лишнюю подпорку гражданского долга или по крайней мере общ ественного приличия. В этом отношении, что касается долга и приличия, бол ьшинство русских сотрудников Петра вышло из старого русского быта с бол ьшими недочетами, которые ярко проявились в злоупотреблениях по службе. Петр жестоко и безуспешно боролся с этой язвой. Он ожесточался, видя, как в округ него играют в закон, по его выражению, словно в карты, и со всех сторо н подкапываются "под фортецию правды". Есть известие, что однажды в Сенате , выведенный из терпения этой повальной недобросовестностью, он хотел из дать указ вешать всякого чиновника, укравшего хоть настолько, сколько ну жно для покупки веревки. Тогда блюститель закона 'око государево", генера л-прокурор Ягужинский встал и сказал: "Разве ваше величество хотите царс твовать один, без слуг, без подданных? Мы все воруем, только один больше и п риметнее другого'. Человек снисходительный, доброжелательный и доверчи вый, Петр в такой среде стал проникаться недоверием к людям и приобрел на клонность думать, что их можно обуздать только "жесточью". Он не раз повтор ял Давидово слово, что всяк человек ложь, приговаривая: "Правды в людях мал о, а коварства много. "Петр всеми возможными мерами пытался очистить стол ь испорченную атмосферу. Были у него и суровые законы, царская дубинка, ко торой он не раз бивал своих упрямых сподвижников. Однако он высоко ценил талант и заслугу и много грехов прощал даровитым и заслуженным сотрудни кам, но ни за какие таланты и заслуги не ослаблял он требований долга; напр отив, чем выше ценил он дельца, тем взыскательнее был к нему и тем доверчив ее полагался на него, требуя не только точного исполнения своих распоряж ений, но, где нужно, и действий на свой страх, по собственному соображению и почину, строго предписывая, чтобы в донесениях ему отнюдь не было привы чного "как изволишь". Воспитывая себе дельцов самым обхождением с ними, тр ебованиями служебной дисциплины, собственным примером, наконец, уважен ием к таланту и заслуге, Петр хотел, чтобы его сотрудники ясно видели, во и мя чего он требуетот них таких усилий, и хорошо понимали как его самого, та к и дело, которой вели по его указаниям, - хотя бы только понимали, если уж не могли в душе сочувствовать ни ему самому, ни его делу. Вот на таких четыре х, сочувствовавших Петру и его благому делу, мне хотелось заострить вним ание. Это Александр Данилович Меньшиков, Борис Петрович Шереметьев, Петр Андреевич Толстой, предок Л. Н. Толстого, и Алексей Васильевич Макаров. Ка ждого из них природа одарила неодинаковыми способностями, разными были и сферы их приложения. Но при всех различиях меры таланта и знаний у них бы ли и общие черты. Все они тянули лямку в одной упряжке, подчинялись одной с уровой воле и поэтому должны были сдерживать свой темперамент, а порой и грубый, необузданный нрав. В портретных зарисовках каждого из них можно обнаружить черты характера, свойственные человеку переходной эпохи, ко гда влияние просвещения еще не сказались в полной мере. Именно поэтому в одном человеке спокойно уживались грубость и изысканная любезность, об аяние и надменность, под внешним лоском скрывались варварство и жестоко сть. Другая общая черта - среди видных сподвижников царя не было лиц с убог им интеллектом, лишенных природного ума. Наконец, бросается в глаза общн ость их судеб: карьера почти всех из них трагически оборвалась. Птенцы гнезда Петрова. Александр Данилович Меньшиков. Меньшиков по происхождению, как утверждало большинство его современни ков, был родом из незнатной семьи. Путь Александра Даниловича от пирожни ка до святейшего князя совершен на глазах у современников, он отражён в и сточниках. Не говорится только о природе, когда Алексашка сменил порты и рубаху на мундир солдата потешной роты и денщика Петра. В 1697 году он значил ся среди волонтёров, отправившихся за границу для обучения кораблестро ению. Меньшиков в те годы не расставался с Петром ни на минуту и везде след овал за царём. В это время влияние Алексашки на царя сильно возросло. Мень шиков обладал как раз теми качествами, которые царь в условиях надвигавш ейся войны искал в своём фаворите: усердие, сочетаемое с талантами, беспр едельная преданность и умение угадывать помыслы царя, распорядительно сть, опирающаяся на уверенность в том, что царь поступил бы в том или ином случае точно так же, как поступает он, Меньшиков. Иными словами критерием " годности" фаворита стали его деловые качества. Под Нотебургом впервые пр оявились его военные дарования. Меньшиков, во время, приведя силы на подм огу, предопределил успех этого сражения. После этого Александр Данилови ч преуспел также и на посту администратора, в качестве губернатора Шлисс енбурга. Входя в курс дела, Меньшиков накапливал опыт администратора и военачаль ника. Уже в эти годы его письма к царю или распоряжения подчиненным отлич ались деловитостью и лаконичностью - в них ни одного лишнего слова. Опять напрашивается сравнение: фаворит усваивал и тон, и манеру писем Петра. Ал ександр Данилович работал, не покладая рук, с полной самоотдачей. Не мене е успешней он справлялся и с другими поручениями. Для создаваемого Балти йского флота требовалось железо и корабельные пушки. Меньшиков организ ует поиск руд и закладывает два завода. Так царский слуга постепенно ста новиться соратником царя. На военном поприще Александр Данилович тоже б ыстро завоевал репутацию надёжного и энергичного исполнителя. В 1703 году о н удачно руководил изгнанием неприятеля из земель по течению Невы. Укреп ление острова Котлин и возведение Петропавловской крепости поручил Ме ньшикову, чем был весьма доволен. Царю нравилась распорядительность люб имца не щадившего ни себя, ни других. В 1704 году под руководством Меньшикова была взята Нарва. В течение десяти лет, начиная с 1705 года, между Петром и Мен ьшиковым, судя по их переписке, поддерживались самые теплые отношения, н е возникало ни одного повода, чтобы омрачить их. В 1706 году австрийский импе ратор наградил царского фаворита дипломом князя Священной Римской имп ерии. Бывший пирожник стал светлейшим князем. В этом же году Меньшиков бы л поставлен командовать союзными войсками в Саксонии. Тогда то он и одер жал свою блистательную победу у Калиша, блеснув и полководческими даров аниями и личной отвагой. Излишняя доверчивость князя оказала ему плохую услугу. По своей наивности, неумению лгать, принятию лживых заверений со беседника за чистую монету Меньшиков отдал Августу II шведских племенных , которых король предатель передал Карлу XII из-за своей личной выгоды. От эт ой доверчивости Александр Данилович не раз ещё пострадал, но до конца дн ей своих он не смог преодолеть её. В следующие годы последовало изнурите льное отступление. Лишь 28 сентября 1708 года было предпринято сражение у Лес ной, в котором под командованием Меньшикова и Петра был практически полн остью уничтожен корпус Ливенгаупта, спешивший на соединение с основным и силами Карла XII. Этот разгром и последующее взятие Меньшиковым крепости Батурин, резиденции изменника Мазепы, были одной из составляющих успеха русских под Полтавой. Лишённый продовольствия и боеприпасов Карл XII выну жден был постоянно менять дислокацию. Своими налётами русские войска "до кучали" шведской армии. В некоторых из них участвовал и Меньшиков. Складу его характера и темпераменту вполне соответствовали такого рода внеза пные нападения, где можно было проявить личную отвагу, и находчивость, и с пособность мгновенно ориентироваться в быстро менявшейся обстановке. В подготовке к полтавскому сражению Меньшиков сыграл решающую роль. В са мой битве ему была отдана под командование вся кавалерия, которая сыграл а не последнюю роль в ходе сражения. После одержанной победы преследован ие отступавших шведов возглавил Меньшиков. Через три дня драгуны Алекса ндра Даниловича нагнали противника у Перевологны, где пленили 16275 человек . Случившееся у Перевологны подтверждает удачный выбор царя. Петр правил ьно учел свойства характера князя, которому в известной мере были свойст венны и невероятная напористость, и способность действовать очертя гол ову, и, если хотите, отчасти авантюризм. Именно так и надо было поступить с деморализованным противником. Расчетливость Шереметьева и осторожнос ть Боура вряд ли могли быть полезными в той ситуации. Перевологна, таким о бразом, к полтавской славе Александра Даниловича добавила новые лавры. Никого из соратников Петра нельзя поставить на одну доску со светлейшим князем по вкладу, лично внесённому в разгром шведов. После Полтавы Пётр щ едро вознаградил Александра Даниловича. После светлейший возвратился в Петербург, где с той же энергией, что и на войне, продолжил руководить за стройкой города. В марте 1711 года был период недовольства царя Меньшиковым , из-за поступивших к Петру жалоб от жертв княжеского стяжания и произвол а. Но размолвка скоро прекратилась, так как не было повода к её дальнейшем у продолжению. Выполняя союзнические обязательства, в 1712 году Пётр вторгс я в Померанию. Царь решил послать туда такого главнокомандующего, у кото рого полководческие дарования сочетались бы с дипломатическими способ ностями, кроме того, он должен был пользоваться беспредельным доверием П етра. Выбор пол на Меньшикова. Александр Данилович полностью выполнил св ою задачу в Померании. Осада Штеттина была последней военной операцией к нязя. Больше светлейший князь не участвовал ни в сражениях Северной войн ы, ни в Каспийском походе. Это было связанно с хронической болезнью лёгки х. После возвращения Меньшикова из Померании началась малоэффективная, будничная работа в качестве губернатора столичной губернии, сенатора, п резидента Военной коллегии. Повседневная работа князя была весьма поле зна, о чём свидетельствуют похвалы царя. Помимо обязанностей сугубо губе рнаторских, Александр Данилович выполнял множество личных поручений П етра, включая попечение о детях царя. Князь всегда ответственно относилс я к порученным ему делам, спустя рукава он никогда ничего не делал, и, так ж е как и царь, целиком отдавался начатому делу и не успокаивался до тех пор , пока не приводил его к желаемому концу. Особая близость между Меньшиков ым и Петром наступила в месяцы, когда велось следствие по делу царевича А лексея. Усердие Меньшикова в следствии - выше всяких похвал. Скованных за ключенных он партиями отправляет в Москву. Некоторых из них он допрашива ет сам. С особенным рвением светлейший брал под стражу князя Долгорукого , который когда-то возглавлял комиссию по расследованию его собственных обвинений в казнокрадстве. Список подписавших царевичу приговор возгл авил Меньшиков. После окончания дела царевича Алексея у Александра Дани ловича начались будни мирной жизни. Стоит заметить, что светлейший князь до конца своих дней оставался неграмотным. Он не умел ни читать, ни писать , о чём свидетельствуют многочисленные факты. С уймой дел ему помогали сп равиться многочисленные служители и его великолепная память. Меньшико в также обладал высокоразвитым здравым смыслом, заменявшим ему ученост ь и образованность. С неграмотностью Данилыча связан ещё один курьёз. Он был первым из русских, кого иностранное академическое учреждение избра ло своим членом. Не кто-нибудь, а сам Ньютон 25 октября 1714 года известил Алекс андра Даниловича об избрании его членом Королевского общества. Удивлен ие неграмотного князя сменяется восхищением талантом самородка. Меньшиков, как и все чиновники того времени, был не прочь запустить руку в казённый карман. Петля на его шее затянулась, когда он меньше всего ожида л неприятностей. На него было подряд заведено несколько дел. Не успевало одно разбирательство закончиться, как возникало новое. В общей сложност и сумма начёта на него составляла 1581519 рублей. Неслыханная по тем временам сумма. Часть начёта он погасил наличными и товарами, часть Пётр ему прост ил, а оставшийся долг простила ему уже Екатерина. Но самую крупную неприя тность Александру Даниловичу принесли не расследования о казнокрадств е, а попческое дело. Князь обвинялся в захвате чужих земель и закрепощени и украинских казаков. Как ни изворачивался князь, но, припертый к стене, вынужден был признатьс я царю: "Ни в чем по тому делу оправдаться не могу, но во всем у вашего величе ства всенижайше слезно прошу милостивейшего прощения. " Терпение Петра б ыло на исходе. Вероятно, к этому времени относятся вещие слова, будто бы ск азанные им Екатерине: "Ей, Меньшиков в беззаконии зачат, и во гресях родила его мати его, а в плутовстве скончает живот свой. И если, Катенька, он не исп равится, то быть ему без головы". Однако царь проявил снисходительность к Александру Даниловичу, прежде всего за заслуги князя. Светлейший на любо м поприще, куда бы ни послал Пётр, проявлял незаурядные способности орга низатора и безупречного исполнителя царских повелений. Такая распоряд ительность давала Петру основание выделять его среди своих сподвижник ов даже в те времена, когда отношения между ними стали иными, чем впервые п олтора десятка лет их дружбы. Неизвестно, какой была бы судьба Меньшиков а, проживи Пётр ещё несколько лет. Скорее всего, он разделил бы участь всех казнокрадов, тем более что главная его заступница Екатерина, из-за своей супружеской неверности, утратила влияние на царя. Но 28 января 1725 года Петра не стало. Не без помощи князя Екатерина взошла на престол. При ней Меньшиков стал н екоронованным правителем, полудержавным властелином, как назвал его Пу шкин. Потом Александр Данилович с Остерманом осуществили план воздвиже ния на престол Петра II, за которого князь замышлял выдать одну из своих до черей. Этот переворот сопровождался устранением противников. Но как раз расправа над Толстым, Бутурлиным, Девиером и Скорняковым-Писаревым была самым значительным промахом Александра Даниловича. Теперь, уничтожив б ывших союзников, Меньшиков остался наедине с Остерманом, состязаться с к оторым, в умении плести интриги, ему не доставало ни ловкости, ни характер а. В сентябре 1727 года Пётр II подписал указ о лишении Меньшикова чинов и наград и ссылки его в Ранненбург. В апреле 1728 года князь был сослан в Берёзов, где о н и скончался 12 ноября 1729 года. Меньшиков обладал многими достоинствами, но два важнейших порока, неуём ное честолюбие и ничем неограниченное своеволие, привели его к трагичес кому концу. Падение князя открывает серию дворцовых переворотов XVIII века, суть которы х глубоко вскрыта В. И. Лениным. Он отмечал, что они были "до смешного легки", поскольку речь шла не об измен ении общественного строя и политической системы, а всего лишь о смене ли ц, стоявших у кормила правления. Сменялись цари и царицы, место одни фавор итов и временщиков занимали другие, но порядки оставались прежними. Все они независимо от происхождения, национальности и вероисповедания рев ностно служили классу, в состав которого влились. И если мы вспоминаем им я Меньшикова, то, прежде всего по тому, что этот человек-самородок был геро ем Калиша, Полтавы и Переволочны и внес не малый вклад в укрепление могущ ества России. Борис Петрович Шереметьев. Борис Петрович Шереметьев - полная противоположность Меньшикову. Всяки й раз, когда мы сравниваем черты характера и детали биографий этих сподв ижников Петра, у нас появляется все больше оснований для их противопоста вления. Меньшиков не мог похвастаться предками - ему пришлось изобретать себе родословную достойную уважения. Родословие Шереметьева было блис тательным. Меньшикова природа одарила талантами полководца и админист ратора. Шереметьева мы не можем назвать бездарным, но его способности бы ли намного скромнее. Светлейший был подвижен, энергичен, отважен и даже б есстрашен; ему ни чего не стоило очертя голову броситься в пекло сражени й либо совершить лихой и неожиданный налет на неприятеля. Шереметьев, на против, отличался медлительностью и крайней осторожностью. Он сама расс удительность, остерегающаяся неожиданных поворотов; наперекор рассудк у он не шел. Первый любил рисковать - второму риск противопоказан. Шансы св ои и своего противника Шереметьев досконально взвешивал и чувствовал с ебя уверенно, когда располагал превосходством в силах. Он не из тех полко водцев, кто под воздействием эмоций мог бросить судьбу вверенного ему во йска на волю случая. Но вместе с тем в чертах характера обоих деятелей нетрудно обнаружить не кую общность. Их роднили тщеславие, страсть к стяжательству, оба были нер авнодушны к лошадям. Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что эта общность была чисто внешней. Они руководствовались в своих начинани ях разными побудительными мотивами и потворствовали своим слабостям р азными средствами. Так, Меньшиков, умножал свои богатства тем, что запуск ал руку в казенный сундук, не различая личное достояние и государственно е. Не брезговал светлейший и скользкими финансовыми операциями, если они сулили изрядные барыши. Борис Петрович бескорыстием не отличался - инач е бы он не был сыном своего времени, но не отваживался красть в масштабах, которые дозволял себе Меньшиков. Представитель древнейшего аристократ ического рода если и воровал, то настолько умеренно, что размеры украден ного не вызывали зависти у окружающих. Шереметьев умел попрошайничать. О н не упускал случая напомнить царю о своей "нищете", и его стяжания являлис ь плодом царских жалований: вотчин он, кажется, не покупал. Подоплека интереса к лошадям тоже была различной. Для Меньшикова порода лошадей в конюшни имела престижный характер - княжеское тщеславие не поз воляло ему довольствоваться скромным выездом. Борис Петрович проявлял подлинную любовь к лошадям и знал в них толк. Борис Петрович родился 25 апреля 1652 года. Сначала служил стольником, потом б ыл жалован в бояре. При Софье Шереметьев служил на дипломатическом попри ще: он возглавлял посольство, отправленное в Речь Посполитую для ратифик ации “Вечного мира” . После того как Софья была повержена, Борис Петрович долгие годы не был призван ко двору. Во время первого Азовского похода Ше реметьев не пользовался особым расположением царя, поэтому он участвов ал на отдельном от Азова театре военных действий. Это расположение надле жало завоевать делом и Борис Петрович не жалел сил, чтобы добиться успех а. Он без особого труда разорил османские крепости по Днепру. Три месяца с пустя после отправки Великого посольства Шереметьев поехал в Речь Посп олитую и Австрию, дальнейший его путь лежал в Венецию. Для выполнения дипломатической миссии в этих странах у Петра не было бол ее подходящей кандидатуры, чем Шереметьев, в особенности, если учесть, чт о весь цвет русской дипломатии был включен в состав "Великого посольства ". Преимущество Шереметьева состояло в том, что за его плечами был опыт дип ломата, и ему уже довелось побывать в некоторых из стран, куда он держал пу ть. Шереметьев был, кроме того, военачальником, причем он успешно руковод ил военными действиями против неприятеля, являвшегося противником ном ер один и для дворов, которые он намеривался посетить, Варшавы, Вены, Неапо ля. Имела значение внешность Бориса Петровича. Голубоглазый блондин с от крытым лицом и изысканными манерами, он располагал качествами, необходи мыми дипломату: в случае надобности он мог быть и непроницаемым, и надмен ным, и предупредительно любезным. Петр при выборе кандидата, видимо, учит ывал еще одно качество Бориса Петровича: он был не чужд восприятию запад ной культуры, во всяком случае, ее внешних проявлений. Вернулся он 10 февраля 1699 года. Теперь он носил немецкую одежду и очень удач но подражал немецким обычаям, в силу чего был в особой милости и почете ца ря. Нарва не прибавила славы к полководческой репутации боярина Шеремет ьева. В этом сражении ему была поручена ответственная операция по задерж анию Карла XII, спешившего на помощь осажденному гарнизону. Борис Петрович отступал два раза, не смотря на то, что после первого отступления сам царь повелел вернуться ему на прежнее место. Во время боя Шереметьев с конниц ей в панике бежали через реку Нарову. Более тысячи человек пошло ко дну. У Петра, потерявшего под Нарвой почти весь офицерский корпус, выбора не б ыло, и он прибегнул к услугам Шереметьева. Две недели спустя после Нарвы ц арь поручает ему принять командование конными полками. Первую более или менее значительную операцию Шереметьев предпринял в н ачале сентября 1701 года, когда он тремя отрядами, обшей численностью 21000 чело век, нанёс поражение шведам. Потеряв всего 9 человек, отряды Бориса Петров ича уничтожили три сотни шведов, две пушки и свыше ста орудий. Военное зна чение этой операции было невелико, однако ее, прежде всего, оценивали в пл ане повышения морального духа русских войск. После Нарвы это была первая победа над шведами. Затем 27 декабря 1701 года последовала ещё одна, но уже бол ее крупная, победа у мызы Эрестфер. Значение этой победы царь оценил лако нично и выразительно, как он умел делать, восклицанием: “Мы можем, наконец , бить шведов!” Появился и первый полководец, научившийся их побеждать, - р усский фельдмаршал Б. П. Шереметьев. Одной из черт характера Бориса Петро вича являлась основательность подготовки и организация дела. Однако фе льдмаршал, наряду с этими положительными качествами, проявлял чрезмерн ую медлительность. В июле 1702 года БП провел ещё одну успешную операцию, пос ле которой он стал полновесным хозяином Восточной Лифляндии. Обе кампан ии озарили Шереметьева лучами славы первого победителя шведов. В октябр е 1702 года под командованием Бориса Петровича штурмом была взята крепость Орешек. В 1703 году судьба была благосклонна к Борису Петровичу: он совершил несколько удачных операций. Под его командованием русские войска овлад ели Ниеншанцем, Копрьем и Ямом, а также осуществили успешный марш по враж еской территории. В трех из этих операций он действовал самостоятельно, без вмешательства царя. В итоге он не дал Петру ни единого повода для выра жения недовольства или раздражительности. В июне 1704 года фельдмаршал, без каких либо успехов осаждал крепость Дерпт, пока не прибыл царь. Он был оче нь раздражен Борисом Петровичем, так как тот неправильно выбрал направл ение атаки. Под руководством Петра через десять дней крепость была взята штурмом. Через месяц в августе Петру, наконец, то удалось взять Нарову. По сле этих побед царя Шереметьев потерял царское расположение. Однако Пёт р был уверен, что Борис Петрович, хотя и не обладал выдающимися полководч ескими дарованиями, зря армию не погубит. Отношения между фельдмаршалом и царём не были близкими, их, скорее, можно назвать официальными. Шереметь ев не входил в компанию близких к Петру людей. Скорее всего, Борису Петров ичу не было уютно в компании Петра потому, что нравам аристократа претил о многое: и то, что царь совершал поступки, не соответствовавшие царскому сану, и то, что он окружил себя подлородными выскочками, и, наконец, его неп очтительное отношение к родовитым людям. И хотя фельдмаршалу пришлось с делать вид, что он смирился со всеми чудачествами и нелепыми выходками ц аря и его шутовского двора, но по-настоящему приспособиться к этим поряд кам, поступиться с детства усвоенными привычками и взглядами было выше е го сил. Шереметьев был человеком другой эпохи, точнее, человеком, в которо м черты аристократического воспитания причудливо переплелись с новшес твами в поведении царя. С конца 1701 до 1704 года – время наибольшей близости царя к фельдмаршалу. Но по мере того как Пётр набирался полководческого опыта, происходила переоц енка ценностей. Главная слабость Шереметьева – медлительность не раз в ызывала раздражение царя. В июле 1705 года БП проиграл сражение у Мур– мызы. Это был единственный проигрыш Шереметьева за все годы Северной Войны. Ко нечно, это известие не доставило радости Петру, однако он сдержался и обр атился к фельдмаршалу лишь со словами утешения. В августе БП был послан подавлять бунт стрельцов в Астрахани. Выбор царя пал на Шереметьева, так как он обладал рядом преимуществ, ставивших его в не конкуренции при назначении на этот пост. К ним, прежде всего, относится репутация Шереметьева среди населения как полководца, научившегося побеждать шведов. Имело значение и то, что руки фельдмаршала не были обагрены кровью казненных стрельцов: в казнях он не участвовал. Особой популярностью Шереметьев пользовался у дворян: чин б оярина и принадлежность к древнему аристократическому роду способство вали консолидации вокруг него дворянства. При большом давлении царя только к марту 1706 года БП добрался до Астрахани. Он вел линию на обострение отношений с астраханцами и действовал в наруш ение инструкций царя. Подчинись фельдмаршал этим приказам Петра, ему был а бы уготована роль человека пожинавшего плоды усилий людей, подготовив ших сдачу города без сопротивления. Подробная роль не сулила Шереметьев у ни почестей, ни наград. Экспедиция завершилась успешно, и БП получил в на граду Юхоцскую волость и село Вощажниково. В конце 1706 года Шереметьев был назначен главнокомандующим полевой армии, и его вновь можно было встретить в действующей армии. На театре боевых де йствий оказались БП и генерал-лейтенант Меньшиков, который благодаря св оему фавору часто действовал вопреки воле главнокомандующего. Из-за эти х препирательств Головинское сражение окончилось для русских весьма н еудачно. Однако этот эпизод вскоре был забыт, ибо на смену ей пришли две бл истательные победы, в которых правда, БП не участвовал. Первая из них прои зошло 30 августа 1707 года под селом Добрым. Вторая – 28 сентября у деревни Лесн ая. В общей сложности в обеих баталиях полегло 11 тысяч шведов. Карл XII оказа лся в трудной ситуации. И он был вынужден, из-за отсутствия продовольстви я, постоянно менять свою дислокацию. Петром был создан сильный и мобильн ый отряд для нанесения молниеносных ударов. Шереметьев был назначен рук оводить операцией, но он не справился. Шереметьев был хорош и даже незаме ним в операциях, где требовались осторожность, расчетливость и выдержка . Он умел педантично и с большим успехом "томить" неприятеля и изнурять его силы. Здесь же надлежало проявить качества, органически чуждые Шереметь еву: азарт, дерзость, внезапность, риск. Царь был крайне недоволен действи ями Бориса Петровича и свой гнев выразил тем, что отобрал у него Преображ енский полк. В последовавшей после этих событий Полтавской битве роль Ше реметьева была почти незаметна, из-за того, что в битве участвовала лишь т ретья часть русской армии. Хотя в наградном списке фамилия Бориса Петров ича стояла первой. В 1709-1710 году Шереметьев осадой взял Ригу. Эта победа преда ла забвению все инциденты, вызывавшие недовольство царя по отношению к ф ельдмаршалу. В ноябре 1711 года произошло генеральное сражение у реки Прут, в котором Шереметьев принимал участие как главнокомандующий. В ходе сра жения русские оказались в “мышеловке” , так как османская армия сильно п ревосходила российскую армию по численности. Спасло русскую армию от не минуемой гибели лишь заключение мирного договора 11 июля 1711 года. По услови ям договора сын Бориса Петровича Михаил должен был отправиться к туркам в качестве одного из заложников. Чтобы утешить старого фельдмаршала Пёт р не поскупился на щедрые награды. Список награждённых ограничивался тр емя лицами, среди награждённых был и Шереметьев. Несомненно одно: БП не ут ратил доверия царя. В марте 1712 года Шереметьев обратился к царю с необыкно венной просьбой. Фельдмаршал счел, что напряжение походной жизни ему уже не под силу, пора на покой. Петр, однако, повелел ему жениться, и сам подыска л 60 летнему вдовцу невесту. Ею стала Анна Петровна Салтыкова. Анна Петровн а родила Борису Петровичу пятерых детей. В феврале 1713 года было возбужден но следствие на Шереметьева и Савелова, по поводу того, что БП отобрал у Ро жнова “цук вороных немецких лошадей” . Неизвестно как обернулось бы дело Шереметьеву, если бы оно не прекратилось также внезапно, как и началось . 1718 год был помечен крупными неприятностями. Борис Петрович не поставил с вою подпись под приговором царевичу Алексею и царь полагал, что Шереметь ев симулировал болезнь, из-за которой он не явился в столицу. Тем самым Пёт р решил БП душевного покоя и омрачил последние годы его жизни. Умер фельд маршал 17 февраля 1719 года. В жизни Бориса Петровича постоянно переплеталось старое и новое, создав ая портрет деятеля периода перехода от Московской Руси к европеизирова нной России. Имя его сохранилось в истории, прежде всего как полководца, г ромившего шведов. Пётр Андреевич Толстой. Карьера А. П. Толстого началась со службы при отце в Чернигове, который был тогда воеводой. В 26 лет в 1671 он получил чин стольника при дворе царицы Натал ьи Кирилловны Нарышкиной. Известно, что Петр Толстой принимал живейшее у частие в стрелецком бунте 1682 г, в ход е которого царями были провозглашены Иван и Петр, а регентшей при них до и х совершеннолетия – царевна Софья. Потом Толстой служил воеводой в Устю ге Великом, где и лично встретился с Петром I. Эта встреча положила начало сближения между ними. Надо отдать должное умению Петра Андреевича присп осабливаться к изменяющейся обстановке. Другой на его месте, потерпев не удачу в борьбе за трон на стороне Софьи, замкнулся бы в себе или озлобился в ожидании либо падения, либо смерти Петра и участвовал бы в заговорах пр отив него. Толстой так не поступил. Он проявил выдержку, терпение и понима ние того, что единственный путь поправить свои дела лежал через завоеван ие доверия царя. Этой целью руководствовался Петр Андреевич, когда в 1697 го ду, в возрасте 52 лет, будучи дедушкой, испросил у царя разрешения отправит ься волонтером в Италию. Толстой знал, что делал: ничто не могло вызвать та кого расположения царя, как желание изучать морскую науку. Уместно напомнить, что почти одновременно с Толстым туда держал путь и Ш ереметев. Толстой и Шереметьев занимали разные ступени социальной иера рхии русского общества. Петр Андреевич был стольником, а Борис П. - выходец из древнего аристократического рода, боярин Петр Андреевич обладал нуж ными качествами для путешественника: наблюдательность, любознательнос ть, умение сближаться с людьми в незнакомой стране. 26 февраля 1697 года в Итал ию выехал московский книжник. Спустя год и 11 месяцев в столицу возвратилс я человек с изящными манерами, облаченный в европейское платье, свободно владевший итальянским языком. Его кругозор расширился настолько, что он мог отнести себя к числу если не образованнейших, то достаточно европеи зированных людей России, чтобы стать горячими сторонниками преобразов аний. Петр, отличавшийся даром угадывать призвание своих сподвижников, н ашел знаниям и талантам Толстого иное применение: вместо морской службы он определил его в дипломатическое ведомство, и, похоже, не ошибся. Дипломатическая деятельность Толстого протекала в сложной обстановке . В эти годы Россия лишилась союзников. Задача русской дипломатии состоя ла в том, чтобы предотвратить выступление Османской Империи против Росс ии. Эту нелёгкую ношу, Петр взвалил на Толстого. Выполняя эту задачу, Петр Андреевич должен был полностью мобилизовать свои духовные и физически е силы, раскрыть недюжинные дипломатические дарования, проявить огромн ую настойчивость и изворотливость. Чтобы достичь желаемых результатов, Толстому надлежало преодолеть барьер психологического свойства – выс окомерное отношение, а порой и пренебрежительное, султанского двора, к р усским дипломатам. Задача Петр Андреевич состояла в том, чтобы поднять п рестиж России. 29 августа 1702 года Толстой прибыл в Андрианаполь, где тогда находился султа нский двор. Перед ним возникло столько непредвиденного, что другой, не бу дь он таким незаурядным человеком, не владей он даром располагать к себе людей и пользоваться их услугами, наверняка допустил бы массу оплошност ей и ошибок. Человек деятельный и практичный, Петр Андреевич рассуждал, п о-видимому, так: раз он отправлен с ясной, четко сформулированной целью, то , прибыв на место, надобно без промедления приступить к её достижению. И он сразу же стал настойчиво добиваться аудиенции султана. Но в это время ум ер старый визирь, а новый еще не приступил к исполнению обязанностей. И ск олько Толстому не втолковывали, что обычаи исключают аудиенцию у султан а, до встречи с визиром, он продолжал настаивать на своём мнении. Петр Андр еевич был очень организованный человек, и обладал незаурядной способно стью мгновенно оценивать обстановку четко определять последовательно сть выполнения задач. В основном эти качества и помогли ему сделать мног ое для достижения мира. В ожидании аудиенции Толстой зря времени не терял. Послу в соответствии с обычаем того времени наряду с публичной инструкцией была вручена и сек ретная, намечавшая обширную программу сбора информации о внутреннем и в нешнем положении Османской империи. Османцы встретили Петр Андреевич с недоверием. Подозрительность осман ского правительства доходила до того, что оно считало целью прибытия пос ольства определение удобного времени для нападения на Османскую импер ию. Османцы даже попытались выдворить Толстого из страны, но Петр Андрее вич убедил их в необходимости иметь при султанском дворе постоянно пред ставителя русского царя. В сентябре 1703 года султанский двор, центральные учреждения и все посольства переехали из Адрианаполя в Стамбул. В этом ж е году Толстой отправил в Москву сочинение под названием “Состояние нар ода турецкого” . Это был ответ посла на секретные пункты инструкции. В Москве, конечно же, по достоинству оценили сообщенные Петром Андреевич ем сведения об организации вооруженных сил империи, о мобилизации яныча р на случай войны, о способах доставки к театру военных действий снаряже ния, вооружения и продовольствия. Поражает богатство сведений о военно-м орских силах. В сочинении Толстого можно почерпнуть данные не только о т ипах кораблей, их вооружении, укомплектованности экипажей, о верфях, но и сигнализации, подготовке кораблей к бою и боевых порядках во время морск их сражений. Вплоть до 1704 года посла держали в сильном притеснении, дворы, на которых он жил, были малы, а ему самому не позволялось даже выходить за пределы двора . Только в 1704 году, при пятом по счету визире, наступила, наконец, некоторая “ вольность” . Посольство переселилось в новый дом с обширным подворьем, н а котором раскинулся сад с фонтанами. То был результат многочисленных пр отестов посла. Новый визирь, вступивший в должность в конце 1704 года ещё бол ее ужесточил режим. Петр Андреевич поражала частая смена визиров, не гов оря уже о министрах. Отсутствие политической стабильности пагубно отра жалось на переговорах. Границы возможного в усилиях Толстого предотвратить нападение Османск ой империи на Россию тоже оказались не беспредельными, и ни какие дары и с тарания Петра Андреевича не могли отвести эту угрозу в 1710 году, когда султ ан объявил-таки ей войну. Сказанное, понятно, нисколько не умаляет значен ие дипломатических дарований Толстого. В 1703 году, когда Крымское ханство требовало от Османцев объявления войны России султан, непожелавший разрывать мир с Россией, отстранил от власти воинственного крымского хана. Для приведения крымцев в повиновение был а отправлена огромная армия. Но визирь отправил янигар не для усмирения татар, а на соединение с ними, чтобы совместно выступить против России. То лстой нашел лазейку к султану и сообщил ему о намерениях визиря, тем самы м Петр Андреевич спас Россию от нападения турок. Это была проба сил Толст ого на дипломатическом поприще. Она завершилась его блистательной побе дой. Новая напряженность в работе посла возникла в марте 1707 года, когда крымск ий хан, с поддержки французского посла, пытался помочь Станиславу Мщинск ому, напасть на Россию. Но и в этом инциденте Петр Андреевич одержал верх. Он нашел способ вручить султану письмо с опровержением доводов послани й двух королей Карла XII и Станислава Лещинского и разоблачением интриг кр ымского хана и французского посла. Царь по достоинству оценил успех свое го посла. 20 мая 1707 года Петр Андреевич получил письмо Г. И. Головкина с извеще нием о пожаловании ему "за усердную службу и труды" вотчины. Высокая оценк а Петром деятельности Толстого придала ему сил и уверенности в себе. В июле этого же года опять ситуация обострилась в столицу прибыл эмиссар от шведов и поляков с письменными и устными предложениями, но Толстому у далось благодаря продажности османских правителей, перехитрить его, и т от был выслан из Османской империи. В начале 1708 года Толстой получил из Москвы пакет с тремя документами: копи ей письма гетмана Мазепы, сопроводительным письмом Головкина, с выражен ием недовольства службой посла, и царским указом. В Москве считали, что по лучаемая от Толстого информация не отражала истинного положения дел в С тамбуле. Мазепа в своём письме приводил доводы, что Османцы собираются н апасть на Россию. Но в тоже время Петр Андреевич заверял Москву, что всё в порядке. Толстой методично, шаг за шагом опровергал утверждение Мазепы о т первого до последнего. Этот эпизод высвечивает ещё одну черту характер а Петр Андреевичмужество в защите собственного мнения. Недоразумение б ыло устранено. Толстой продолжал доносить об отсутствии признаков подг отовки к войне. В 1708 году деятельность Петр Андреевич внесла вклад в сохра нение мира на южных рубежах в то время, когда страна остро нуждалась в мир е: шведы колесили по земле Украины, и в любой момент, объединившись с татар ами и турками, могли обрушиться на русскую землю. Османцы осознавали, что Пётр, одолев шведов, двинет свою армию против них. Поэтому турки исподволь мобилизовали свои ресурсы и проявили глубокую заинтересованность в затягивании Северной войны. Пока Петр Андреевич у держивал султанский двор от вступления в войну и действовал так успешно , что удостоился новой похвалы царя, шведская армия была разгромлена под стенами Полтавы. С августа 1709 года в русско-османских отношениях наступил новый этап. В донесениях Толстого появились тревожные вести об интенсив ной подготовке империи к войне. Во второй половине 1709 года османы с большей готовностью внимали мифу швед ского короля о существовании 50-тысячной армии и нелепым заявлениям обан кротившегося гетмана о поддержки украинским народом его предательских начинаний, чем призывам посла России соблюдать "мир и любовь". Но на сей ра з, к декабрю 1709 года, Петр Андреевич удалось установить мир. Подтверждение м взаимного доверия служили также согласованные условия выдворения из владений султана шведского короля. Через 10 месяцев победу торжествовали недруги России. Первым симптомом возникновения напряженности была сме на визиря. В наспех написанном письме в ожидании, что с минуты на минуту в покои ворвутся янычары, Петр Андреевич извещал: "... и я, чаю, что уж больши не взмогу писать". Главная новость, которую посол спешил сообщить русскому правительству, состояла в том, что султан принял решение "войну с нами нач ать ныне через татар, а весною всеми турецкими силами". Итак, войны, в конеч ном счете, избежать не удалось. Но уже то обстоятельство, что русско-осман ский конфликт разразился после Полтавы и блистательных побед в Прибалт ике, а не до них, само по себе уменьшило испытания, выпавшие на долю России. Этим наша страна в известной мере обязана усердию Петра Андреевича Толс того. Сохранение мира было главной, но не единственной задачей русского посла в Стамбуле. Второе поручение царя, по своей значимости намного уст упавшее первому, заключалось в установлении торговых отношений между д вумя странами на договорной основе. Но как настойчиво ни пытался Толстой заключить торговый договор, сделат ь это ему не удалось. В общем, целом при знакомстве с содержанием и формой переговоров на конференциях с османскими министрами, создаётся впечат ление о Толстом как о человеке многоликом, умевшим быть предупредительн ым, деликатным и спокойным и в тоже время нестабильным и твёрдым, напорис тым и жестоким. Петр Андреевич вернулся из Османской империи в 1714 году. Два года он служил в Посольской канцелярии, в эти годы внешнеполитическое ведомство не сов ершало ни одной памятной акции. Лишь в 1717 году Толстому было поручено дело доставки сына Петра на родину из Австрийской империи, куда Алексей сбежа л. Австрийский цесарь Карл VI не желал выдавать царевича вопреки его воле. Но это заявление можно было игнорировать, ибо и Толстой, и австрийские ми нистры понимали, что упрямство цесаря чревато нежелательными последст виями – вторжением русских войск в Силезию или Богемию и пребыванием их там до тех пор, пока царь не получит сына. Благодаря точным данным о место нахождении царевича и веским доводам Толстому удалось встретиться с Ал ексеем 26 сентября. Но только 3 октября Петр Андреевич обманом удалось заст авить Алексея дать согласие на возвращение в Россию. Толстому также удал ось избежать встречи Алексея с Карлом VI, так как Петр Андреевич боялся, чт обы царевич не изменил своего намерения возвратиться в Россию. Но цесарь заподозрил неладное в поведении Алексея и повелел Брюннскому губернат ору, встретиться с Алексеем и спросить у него, по своей ли воле тот возвращ ается к отцу. Но стараниями Толстого добиться от царевича правильного от вета Брюннскому губернатору не смог. После этого путь до Москвы не сопро вождался больше никакими инцидентами. После этого началось знаменитое следствие по делу царевича. Тактическим руководителем следствия был ца рь, а человеком, вытягивающим показания из подследственных, был Толстой. Усердие Толстого в деле царевича Алексея было вне всяких сомнений. Благо даря проявленному рвению Петр Андреевич стал пользоваться у царя больш им, чем раньше, доверием. В награду за блестящее завершение дела царевича П. А. Толстой получил чин действительного тайного советника и 1318 крестьянских дворов. Так же Толст ой был назначен президентом Комеруколлегии, а позже – сенатором. Затем он получил должность начальника Тайной розыскной дел канцелярии. Эта ка нцелярия расследовала политические дела, основными методами дознания были пытки. Петр Андреевич не проявлял ни малейшего сердоболия и отзывчи вости на чужую беду, и сам участвовал в пытках. Начало блистательному взл ету карьеры Толстого положило расследование им дела царевича Алексея. С тех пор известная настороженность Петра по отношению к Толстому исчезл а, и он находился в числе немногих лиц, которых царь в последние годы жизни приблизил к себе и которым давал ответственные поручения. Перечисленны е признаки роста влияния Толстого не идут ни в какое сравнение с тем, что п роизошло 28 января 1725 года, когда умер Петр Великий. Екатерина была обязана восшествием на престол двум сановникам покойного супруга - Меньшикову и Толстому. В апреле 1727 года по делу Дивеера о заговоре против воли её императорского величества Толстой, как один из участников этого заговора, был сослан в А рхангельск. Конечно же, в этом деле не обошлось без Меньшикова. По его прик азу было возбуждено дело, так как заговорщики затрагивали его личные инт ересы. После полутора лет ссылки Петр Андреевич Толстой умер там же в Арх ангельской губернии в Соловецком монастыре. Жизнь Толстого примечательна во многих отношениях. Петр Андреевич был е динственным сподвижником Петра, который начинал свою карьеру его проти вником, а заканчивал его верным слугой. Чтобы совершить подобную метамор фозу, надобно было преодолеть косность и консерватизм среды, на которую он по началу ориентировался. В ряды сподвижников Петра Толстой влился в зрелые годы, и, несмотря на это, он с усердием стал постигать новое, причем в процессе не обучения, как то делали его более молодые современники, а пе реучивания. Это всегда сложно и трудно. Вряд ли среди дипломатов, которыми располагал царь в самом начале XVIII века, можно было найти более подходящую кандидатуру на должность русского по сла в Стамбуле, чем Петр Андреевич. Вряд ли, деле, кто-либо мог проявить столько настойчивости, изворотливос ти и гибкости, как Толстой. Здесь важен итог его нелегкой службы, выразивш ийся в том, что ему удалось предотвратить выступление против России Осма нской империи в тот период Северной войны, когда это выступление таило д ля нашей страны наибольшую опасность. Другая, не менее важная заслуга толстого за время пребывания в Османской империи состояла в том, что с его именем связано утверждение нового стат уса посла как постоянного представителя России при султанском дворе. В и тоге престиж России был поднят на более высокую ступень. В 1717 году после бегства царевича Алексея во владения императора Священно й римской империи, Петр Великий, куда большим выбором дипломатов, чтобы о тправить кого-либо из них для розысков беглеца и возвращения его в Росси ю, чем в начале века, в его распоряжении находились Борис Иванович Кураки н, Петр Павлович Шафиров, Василий Лукич и Григорий Федорович Долгорукие и многие другие, но царь поручил это сложное и деликатное дело тоже Петру Андреевичу Толстому. И в данном случае он вряд ли мог сыскать лучшего исп олнителя своей воли. Толстой мог быть и вкрадчивым, и суровым, и мягким, и т вердым, и резким, и обходительным, то есть обладал качествами, использова ние которых обеспечило в тех условиях успех. У Петра не было оснований бы ть недовольным трудами своего эмиссара - он действовал напористо и в то ж е время без шума и, с одной стороны, своими действиями не вызвал дипломати ческих осложнений с венским двором, а с другой – уговорил царевича верн уться в Россию. Алексей Васильевич Макаров. Жизнь Макарова, внешне не броская, без ярких всплесков. Алексей Васильев ич не купался в лучах славы, не давал он и сражений, не вёл успешных перего воров, не сооружал кораблей и не командовал ими. Макаров вносил вклад и в п обеды русского оружия, и в успешные действия русской дипломатии, и в стро ительство регулярной армии и флота, и в новшества культурной жизни стран ы. Короче, он участвовал во всех преобразовательных начинаниях царя. К эт ому его обязывала занимаемая должность: он являлся кабинет-секретарём П етра. Макаров следовал за Петром повсюду. Образно говоря, он был тенью цар я, его памятью, глазами и ушами. Как и Пётр, Алексей Васильевич работал, не з ная устами, с полной отдачей сил. Царю, бесспорно, импонировали спокойств ие, уравновешенность, благоразумие и пунктуальность кабинет секретаря. Макаров принадлежал к числу сподвижников Петра, которые, подобно Меньши кову, Девиеру, Курбатову и многим другим, не могли похвастаться своим род ословием. Круг обязанностей Кабинета был достаточно широк. Они включали в себя переписку с русскими послами и агентами за границей, с губернатор ами, коллегиями, Синодом и Сенатом; заботы о найме иностранных специалис тов и отправке русских людей за границу; руководство строительством цар ских дворцов, устройством парков. Кабинет ведал содержанием придворног о штата, расходами на Кунсткамеру, выдачу вознаграждений за монстров. Ва жной прерогативой Кабинета являлся прием челобитных на царское имя. В ка бинете отложились множество документов военного содержания. Наконец, в последние годы жизни царя немало сил Кабинета поглощало написание "Гист ории Свейской войны". Карьера Макарова не вздымалась по вертикали, как, например, у Меньшикова. Напротив, восхождение к власти у него протекало медленно, не осложняясь, впрочем, ни падениями, ни крутыми подъёмами. И всё же две вехи на его долго м пути можно отметить. Первый раз это случилось в 1711 году, во время Прутског о похода, и затем повторилось в 1716-1717 годах, когда они совершали путешествие за границей. Месяцы, проведённые вместе, сблизили царя с Макаровым. Пётр в полной мере оценил многие достоинства своего кабинет-секретаря: трезву ю голову и ясный взгляд, способность трудиться, не покладая рук, быть слуг ой верным и надёжным. Чем обширнее становились обязанности Кабинета, и чем больше поступало д онесений, реляций, ведомостей, челобитных и прочих документов, тем весом ее становилась роль Алексея Васильевича. Царю естественно было не под си лу самому разобраться в массе входящей корреспонденции. Предварительн ый ее просмотр и систематизацию, а также определение важности существа д ела производил кабинет-секретарь; он же докладывал о ней Петру, он же отве чал сам или готовил проекты ответов, подписываемых затем царем. В промеж утке между этими заботами Макаров выслушивал повеления Петра, управлял ся с финансовыми делами Кабинета и даже выкраивал время для управления с обственными вотчинами. Трудно себе представить, когда он успевал все это делать. Сил у Макарова д олжно было быть чуть больше, чем у простого смертного. Это "чуть больше" и п ревращало Макарова в помощника, крайне необходимого царю. Правда, Алексе й Васильевич имел сотрудников, но не зависимо от них он тянул такой воз и с такой щедростью растрачивал энергию, что это возводило его в ранг незау рядных людей. Многие челобитчики научились обходить петровские указы, каравшие за по дачу царю прошений: они обращались с просьбами не к царю, а к Макарову, что бы тот исхлопотал у монарха положительное решение вопроса. Почти все про сили кабинет-секретаря донести свою просьбу до царя” во благополучное в ремя” . И Макаров терпеливо его выжидал, тем самым, предотвращая вспышку ц арского гнева по поводу предоставляемых ему донесений, содержащих плох ие вести для него. Стоит упомянуть о деле Курбатова, обвинявшегося в казн окрадстве. Роль Макарова в этом деле была крайне сложной и требовала от н его не только ловкости, но и отваги. Ему приходилось лавировать между про тивоборствующими силами – Меньшиковым и Курбатовым, с каждым из которы х он находился в приятельских отношениях. Кроме того, Макарову надлежало считаться и с самим царём, внимательно следившим за ходом следствия и сч итавшим Курбатова казнокрадом. Во время следствия Алексей Васильевич д елал всё возможное, чтобы облегчить судьбу приятеля. Но старания кабинет -секретаря оказались тщетными, и веру царя в виновность Курбатова он не п околебал. Также были наиболее известные дела Ершова и Кикина, в которых М акаров выступил в роли заступника обвиняемого. В общем целом служба Мака рова на посту кабинет-секретаря была весьма необходимой и полезной для П етра. Звёздный час Макарова, как и Меньшикова, наступил в годы непродолжительн ого царствования Екатерины I. Алексей Васильевич был вторым после Меньши кова человеком, к предложениям которого императрица прислушивалась и в ыражала готовность согласиться с ними. При Екатерине Кабинет, а вместе с ним и кабинет-секретарь достигли наивысшего авторитета и влияния. Но со смертью Екатерины судьба Кабинета, как и его секретаря, была предрешена. Неделю спустя после похорон императрицы, 23 мая 1727 года, Верховный тайный со вет принял два указа, которыми положил конец существованию Кабинета и на значал Макарова президентом Камер-коллегии. Таким образом, Алексей Васи льевич был удалён от двора. Портрет Макарова будет выглядеть ущербным, е сли не оставить его хозяйственную деятельность. Алексей Васильевич при надлежал к типу помещиков, представленных такой колоритной фигурой, как Меньшиков. Конечно, земельные богатства Макарова не шли ни в какое сравн ение с владениями Шереметьева и особенно Меньшикова. Тем не менее, Макар ова можно отнести к помещикам выше среднего достатка. С Меньшиковым Мака рова сближает не только практичность, но и происхождение вотчинного хоз яйства. Оба они начинали с нуля, не имея ни земли, ни крестьян. Превращение сына вологодского посадного человека в помещика плод собственных усил ий и предприимчивости Макарова. В нем чиновник, знавший себе цену на бюро кратическом поприще, бок о бок уживался с расчетливым дельцом, умевшим о круглять свои богатства. К концу жизни Макаров стал довольно крупным пом ещиком. Он владел не менее чем полутора тысячами крепостных крестьян. Де виз хозяйственной деятельности Макаров сформулировал сам: "а … люди ж вс якого себе добра ищут, что нам можно делать". Слово у него не расходилось с делом. Кабинет-секретарь, действительно, всю жизнь был озабочен поисками для себя "добра", то есть повышения доходности вотчин. Безусловно, Алексей Васильевич брал взятки, иначе он не был бы сыном свое го века. Но брал он, видимо, в таких размерах, что этого рода поступки, счита вшиеся в те времена обычными, не привлекали внимания трёх следственных к омиссий и изветчиков, сочинявших доносы. В самом начале царствования Анны Иоановны карьера Макарова круто оборв алась. Он оказался не у дел. Имя Макарова было предано забвению. С 1731 года Ал ексей Васильевич находился под следствием, причём следствия накатывал ись одно ан другое, подобно волнам, обрушивая на его голову непрерывные и спытания. Они тянулись на протяжении томительного долгого десятилетия. В эти годы он стал жертвой "остермановщины" и предстаёт как трагическая л ичность. Макаров принадлежал к числу первых русских людей поднявших гол ову против немецкого засилья. Внимательно присмотревшись к деятельности Алексея Васильевича, можно без труда обнаружить в ней скрытое от поверхностного взгляда огромное в нутреннее напряжение, которое он с достоинством выдержал. Он послужил Ро ссии хорошую, добросовестную службу. Вряд ли Пётр мог бы найти другого ст оль уравновешенного, благоразумного и исполнительного кабинет-секрета ря. Яркие индивидуальности, составлявшие единую команду. Подведем итоги. Сразу же оговоримся, что в них отражены наиболее яркие че рты соратников Петра, ибо опираясь на изучение биографии не всех сподвиж ников царя-реформатора, а только наиболее выдающихся личностей. Известн ый историк первой четверти первого столетия, которого я уже упоминал во вступлении к работе, Карамзин писал о людях боровшихся за власть после с мерти Петра: "... пигмеи спорили о наследии великана". Тем самым он выразил не гативной отношение к сподвижникам царя. Вряд ли можно согласиться с подо бной оценкой тех, кто сотрудничал с Петром в годы тяжелой Северной войны и одерживал в ней победы, участвовал в административных реформах и подни мал культурный уровень страны, закладывал основы регулярной армии и соз давал военно-морской флот, утверждал величие России на международной ар ене. Подобно тому, как Петр не похож по складу своей натуры на царя Алексея Мих айловича, так не похожи соратники Петра на бояр, и окружавших трон его род ителя. Но сподвижники Петра не схожи и с людьми, находившимся у подножия т рона, скажем, Екатерины II или Александра I. Главное, что отличало Меньшиков а Шафирова, Ягужинского, Шереметьевых и Куракиных, с одной стороны, и от По темкиных и Новосильцевых, Воронцовых Строгановых - с другой, состояло в о тсутствии традиции. Отсчет времени, когда началось формирование личности в России, следует в ести со знаменитой Табели о рангах 1722 года, хотя идеи, в ней заложенные, нач али внедряться Петром задолго до ее обнародования. Петр, нарушая традици и и преодолевая сословную замкнутость, комплектовал ряды своих сподвиж ников, как мы знаем не только из людей "породных", но и бывших холопов, посад ских и иностранцев. Когда присматриваешься к деяниям Петраи его сподвижников, обращаешь вн имание на то, сколь основательно опережал свое время царь идеей всеобщег о блага, которой он служил. Из этого отвлеченного понятия соратникам цар я было ближе и роднее благо - личное. Суровые меры Петра оказались бессиль ны преодолеть казнокрадство, прежде всего тех, кто вышел из низов. Шереме тьев, Голицин и прочие аристократы не были уличены в этом пороке. Князь Ма твей Петрович Гагарин, повешенный за казнокрадство, являл собою исключе ние. Четыре очерка, входящих в реферат, посвящены биографиям четырех несхожи х людей. Самой яркой фигурой среди них был, бесспорно, Александр Данилови ч Меньшиков. Он был, наверное, самым выдающимся сподвижником Петра. Необы чным был путь восхождения его к могуществу, славе и богатству; пирожник с тал вторым лицом в государстве. Незаурядными были дарования этого челов ека, в полной мере раскрывшихся на военном и административном поприщах. Не оставляет равнодушным падение князя, последние годы жизни, проведенн ые в полной безвестности в далеком Березове. Интересен Меньшиков, прежде всего, как личность - личность нового времени, пробужденная к жизни рефор мами царя-преобразователя. Этот деловитый делец занимал совершенно исключительное положение в кр угу соратников Петра. Человек темного происхождения, "породы самой низко й, ниже шляхества", по выражению князя Б. Куракина, едва умевший расписатьс я в получении Жалования и нарисовать свое имя и фамилию, почти сверстник Петра, сотоварищ его воинских потех в Преображенском и корабельных заня тий на голландских верфях, Меньшиков, по отзыву того же Куракина, в милост и у царя "до такого градуса взошел, что все государство правил, почитай, и б ыл такой сильный фаворит, что разве в римских гисториях находят". Он отлич но знал царя, быстро схватывал его мысли, исполнял самые разнообразные е го поручения, даже по инженерной части, которой совсем не понимал, был чем- то вроде главного начальника его штаба, успешно, иногда с блеском команд овал в боях. Смелый, ловкий и самоуверенный, он пользовался полным довери ем царя и беспримерными полномочиями, отменял распоряжения его фельдма ршалов, не боялся противоречить ему самому и оказал Петру услуги, которы х он никогда не забывал. Что князь принадлежал к деятелям крупного масштаба, явствует из значимо сти его поступков - не в манере светлейшего было мельчить и довольствова ться малым. Размах, как свойство широкой натуры князя, виден во всем: и на т еатре военных действий, где он никогда не ограничивался полумерами, и в о тношениях со своими недругами, где он был неумолим, и в сооруженных по его заданию дворцах, по всей пышности и размерам превосходивших все, что в то время было сооружено в новой столице и ее пригородах, и в его самом длинно м и пышном, уступавшем лишь царскому титуле, и в захватывающей воображен ие роскоши, и в казнокрадстве, и в безграничном честолюбии. Заслуги Меньш икова в преобразовательных начинаниях Петра Великого вряд ли можно пер еоценить. Даже если бы эти заслуги ограничивались только воинскими подв игами князя, то просто их перечисления достаточно, чтобы увековечить его имя: Калиш, Лесная, Батурин, Полтава, Переволочна, Штеттин - вот главные поб еды князя в северной войне. Если в двух из них он делил радость триумфа с П етром, то в остальных он руководил операциями самостоятельно, показав пр и этом недюжие способности военачальника. Но он проявил себя, как мы узна ли из очерка о нем, не только на поле брани, но и как крупный государственн ый деятель. Что касается Меньшикова в правительственном механизме, то пр ирода сохранившихся источников такова, что, пользуясь ими, невозможно вы членить его роль как сенатора или даже руководителя Военной коллегии. Ес ли течение дел журчало по привычному бюрократическому руслу и не вызыва ло осложнений, то, как говорится, за лесом не видны деревья, участие каждог о сенатора или члена коллегии скрыто общим решением. Исключение составл яет знаменательная свара в Сенате в 1722 оду, когда за скупой регистрацией п еребранки можно восстановить ход разыгравшегося скандала и роль в нем о тдельных сенаторов. Именно по этому в реферате отмечена роль князя в стр оительстве Петербурга и ничего не сказано о Меньшикове-сенаторе, равно к ак и о Меньшикове - президенте Военной коллегии. Слабость Меньшикова на в иду, как на виду и его вклад в победы Северной войны, в создании регулярной армии и флота, в строительстве и благоустройстве новой столицы. Алчност ь светлейшего, его порою затмевавшая рассудок страсть к стяжанию способ ны в известной мере "подмочить" репутацию князя. Но в жизни выдающейся лич ности привлекает, прежде всего ее реальный вклад во славу России, разуме ется, России той поры, с ее социальными порядками. Вклад его велик, и потом у потомки помнят имя Меньшикова. Не менее яркой личностью является и Петр Андреевич Толстой. Он вызывал ч увство глубокой неприязни у Андрея Артамоновича Матвеева, сына боярина Артамона Сергеевича, убитого стрельцами во время бунта 15-17 мая 1682 г. Одним из виновников гибели его отца был Т олстой, действовавший в интересах Милославских. И тем не менее Матвеев-м ладший характеризовал Петра Андреевича как человека острого ума. Репут ацию умного, ловкого и проницательного деятеля Толстой сохранил и к исхо ду своей жизни. Французский посол Кампредон не жалел хвалебных эпитетов в его адрес: "Это человек даровитый, скромный и опытный"; "Это лучшая голова России"; "Толстой самый доверенный и бесспорно самый искусный из министр ов царицы"; "Это человек тонкого ума, твердого характера и умеющий давать л овкий оборот делам, которым желает успеха". Кампредона можно было бы заподозрить в предвзятости, ибо он, как и прочие иностранные послы в Петербурге, не скупился на похвалы тем русским госуд арственным деятелям, которые охотно шли ему на уступки. Но из очерка о Тол стом нам известно, что дела Петра Андреевича подтверждают, а не опроверг ают характеристику Кампредона. Толстой служил делу Петра верно и предан но и без оглядки отдавал этой службе все свои недюжинные дарования. Поле деятельности Петра Андреевича - дипломатия. Занятие этим ремеслом н е всегда предполагало наличие чистых рук. В ход пускалось все, что обеспе чивало успех: обман, шантаж, подкупы, вероломство, лицемерие и даже убийст во. После того, как узнаешь о том, как он использовал все рычаги давления н а царевича Алексея, чтобы добиться от него согласия вернуться в Россию, и ли о том, как он скупал оптом и в розницу османских министров, может создат ься впечатление, что Толстой был злодеем или, во всяком случае, человеком, лишенным элементарной нравственности. Нельзя, однако, игнорировать то о бстоятельство, что Толстой-дипломат, как и русская дипломатия в целом, вс его лишь постигал азы европейской дипломатической службы, весьма не раз борчивой в средствах достижения цели. Петр Андреевич руководствовался не своекорыстными, а государственными интересами, и его действия вознаг раждались в той мере, в какой они способствовали укреплению либо мощи го сударства, либо позиции монархов. В ином ракурсе выглядит Толстой в общении с Петром и его министрами, а так же в семейном кругу. Здесь он был и преданным слугой, и добрым порядочным с емьянином, заботливым супругом и отцом. Иные черты были присущи Борису Петровичу Шереметьеву. По своему мироощу щению, привычкам это был человек XVII века, волей судьбы заброшенный в бурно е время петровских преобразований. Он и не порвал с прошлым, и полностью н е воспринял настоящие, точнее не смог превозмочь себя, чтобы органически слиться с этим настоящим. Из XVII века он прихватил черты патриархального в оеводы и представления о военном искусстве, определяющим признаком кот орого являлось не умение, а число. В петровское время он приобрел навыки в создании и управлении регулярным войском, более мобильным и боеспособн ом, чем поместная конница прошедшего века. В сплаве этих двух качеств и фо рмировался полководец Шереметьев. Его главная сфера деятельности - поле брани, и Россия была обязана первыми победами. Присущее Шереметьеву сочетание названных выше качеств определяло отно шение царя к своему фельдмаршалу. Оно никогда не было теплым, и в то же вре мя его нельзя назвать враждебным. Борис Петрович с завидным терпением пе реносил постоянные понукания царя, чаще всего являвшиеся результатом е го медлительности, иногда брюзжал, но никогда не уклонялся от любых пору чений царя и с чувством долга их выполнял. Последнее обстоятельство необ ходимо подчеркнуть в связи с тем, что в литературе бытует пущенная князе м Щербатовым молва о словах, будто бы сказанных Борисом Петровичем, когд а он отказался участвовать в суде над царевичем Алексеем: "... служить свои м государям, а не судить его кровь моя есть должность". Письма Шереметьева кабинет-секретарю Макарову, князю Меньшикову, генер алу Апраксину и самому царю дают основание отклонить версию Щербатова: н а подобную демонстрацию фельдмаршал был не способен не только на исходе своих сил, но и в годы их расцвета. В отличие от Меньшикова, Толстого и Шереметьева, пользовавшихся большей или меньшей самостоятельностью и силой обстоятельств вынужденных иног да принимать собственные решения, Алексей Васильевич Макаров подобных трудностей не испытывал: он всегда был при Петре, неукоснительно следова л за ним, куда бы тот ни направлялся, хотя бы на курорт. Конечно же, могучая фигура Петра заслоняла Макарова, но, присмотревшись к деятельности его кабинет-секретаря, можно без риска ошибиться сказать , что Алексей Васильевич принадлежал к числу самых доверенных лиц царя и был непременным его помощником во всех его начинаниях. Если Петра его мо жно сравнить с маховым колесом, приводящим в движение весь правительств енный механизм, то Макаров выполнял функции приводного ремня. Через руки Макарова проходили все донесения Петру, равно как и указы, исх одившие от царя, каких бы вопросов они не касались: военных, дипломатичес ких или относившихся к внутренней жизни страны. И все же главным поприще м, где Макаров, проявлял необыкновенное трудолюбие, феноменальную работ оспособность и высочайшую степень организованности, значительно облег чал титанический труд Петра, был "распорядок". Петр, поучая как-то своего сына, заявил, что управление страной складывае тся из двух забот: "распорядка и обороны". Шереметьев, Меньшиков и Толстой подвизались в области "обороны", полем деятельности Макарова был "распор ядок". Яркие и не похожие индивидуальности, они дополняли друг друга, созд авая, выражаясь спортивным языком, единую команду. В конечном счете, деят ельность каждого из них, направляемая твердой рукой Петра, была подчинен а его воле. Но вот Петра не стало. Наступила пора безвременья, когда государственная телега в силу инерции продолжала двигаться в раз заданном направлении. Страна, подобно путнику, израсходовав ресурсы во время продолжительног о и изнурительного похода, как бы сделала привал, решила передохнуть, что бы собраться с новыми силами и вооружиться новыми идеями. При Петре его сподвижники блистали, после его смерти блеск потускнел, и с оздается впечатление, что вместо личностей выдающихся у трона стали коп ошиться заурядные люди, лишенные государственной мудрости. Они продолж али дело Петра, скорее всего, в силу инерции, как отмечалось выше, чем всле дствие творческого восприятия полученного наследия и четких представл ений, как им распорядиться. Более того, современники стали свидетелями о строго соперничества за власть, начавшегося у еще неостывшего тела Петр а и продолжавшегося свыше полутора десятка лет. Эта метаморфоза была обусловлена абсолютистским режимом, признававшим покорность и слепое повиновение и ограничивавшим проявление у соратни ков Петра инициативы, воли и самостоятельности не только в действиях, но и в мышлении. Режим воспитывал деятелей особого рода, главным достоинств ом которых являлась исполнительность. Петр умел подавить соперничеств о и противоречия между своими соратниками в самом зародыше. Свары выноси лись наружу лишь изредка как это, например, случилось в Сенате в 1722 году, ко гда царь, предводительствуя войсками, отправился в Каспийский поход. Пос ле смерти Петра соперничество в борьбе за власть стало нормой жизни. Абсолютистский режим уготовил сподвижникам Петра еще одну общность, от носящуюся к их судьбам: почти все они плохо кончили. Вспомним трагическу ю судьбу Меньшикова, или Толстого, скончавшегося ссыльным на Соловках, о палу Макарова и завершение жизненного пути на эшафоте Голициным и Долго руковым. По трупам соперников уверенно и медленно продвигался к вершина м власти лишь ловкий Остерман. Система правления имела самое прямое отно шение к этим падениям, ибо самодержавный строй ставил как возвышение, та к и опалу государственных деятелей в прямую зависимость от личных качес тв монархов: их способностей, вкусов, представлений о своей роли в госуда рстве. Совершенно очевидно, что бездарным наследникам Петра оказались н е ко двору его незаурядные сподвижники. При Петре никто из них не осмеливался навязывать ему свою волю и править страной его именем. При ничтожных приемниках Петра Великого такие возмо жности появились. Короче, с соратниками Петра, многих из которых можно на звать людьми одаренными, произошло то же самое, что и с маршалами Наполео на, низведенными до положения заурядных людей после того, как их гениаль ный повелитель сошел с исторической сцены. "... История вся слагается именно из действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей", - писал В. И. Ленин. В этом реферате мы проследили жизненный путь четырех "несомненно деятелей". Их жизнеописание поучител ьно в нескольких аспектах. С одной стороны, каждый из них - Меньшиков, из пи рожника ставший великим князем, аристократ Шереметьев, представитель п осада Макаров и потомок помещиков средней руки Толстой - служил одному к лассу - дворянство, вождем которого являлся Петр Великий. Само собою разу меется, что их служба в условиях того времени укрепляла позиции этого кл асса в феодальном обществе России. С другой стороны, надобно подчеркнуть социальную среду, из которой царь рекрутировал сподвижников. Она была очень разнородной, в ней присутство вали люди даже из "подлых" сословий, как я уже отвечал в начале реферата. В с вязи с этим вспомним вещие слова К. Маркса: " Чем более способен господству ющий класс принимать в свою среду самых выдающихся людей из угнетенных к лассов, тем прочнее и опаснее его господство". Важный итог деятельности "птенцов гнезда Петрова" состоит в том, что кажд ый из них вносил свою лепту в укреплентие могущества России и превращени е ее в великую европейскую державу. Список литературы. 1. Павленко Н. И. Птенцы гнезда петрова. - М.: Мыс ль, 1985. 2. Павленко Н. И. Полудержавный властелин. М.: Современник, 1988. 3. Ключевский В. О. Петр Великий, его наружность, привычки, образ жизни и мысл ей, характер.// Исторические портреты, М.: Правда, 1990. 4 Ключевский В. О. Петр Великий среди своих сотрудников.// Исторические пор треты, - М.: Правда, 1990. 5. Соловьев С. М. Птенцы Петра Великого.// Чтения и рассказы по истории России , М.: Правда, 1989.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Ты поймёшь всю крохотность годами накопленных знаний и опыта, когда семилетний ребёнок спросит тебя: "Почему шуршит кулёк?".
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru