Диплом: Психология зависимостей - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Психология зависимостей

Банк рефератов / Психология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 789 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание Введение ………………………………………………………………………………3 Раздел 1 1.1. Общая характеристика за висимого поведения…………………… …. 5 1.2. Причины и условия формирования завис имостей……………… …...20 Раздел 2 2.1. Семья, как де те рминанта форм ирования з ависимого поведения…….56 2.2. Роль семейного воспитания в возникновении аддикти вного поведения …………………………………………………… ………………...61 2.3. Психологически е особенности наркофильных семей. Манипулятивные игры наркологических больных… …………………………………………..69 Раздел 3 . Экспериментально-психоло гическое исследование эффективности психологич еской помощи 3.1. Группы испытуемых ……………………………………………………..77 3.2. Методы исследования …………………………………………………...78 3.3. Результаты исследования и их обсуждение ……………………………78 Раздел 4. Возможности психотерапии в работе с наркозависимыми. 4.1. Психотерапия наркомании… ……………………………………………81 4.2. Аспекты комплексной психофизической реабилитации п ри наркотической зависимости. Этапы, цели, задачи ……………… …………85 4.3. Обсуждение. Выводы ………………………………………… ………… 88 Выводы ………………………………………………………………………………… Заключение ……………………………………………………………… …………….. Список литературы ……………………………………………………………………. Приложение …………………………………………………………………………….. Введение Вместе с развитие м цивилизации неуклонно возрастает зависимость человечества. Это зави симость от всего: наркотика, алкоголя, компьютерных игр, телевидения, кур ения, рабская зависимость от других людей, ей подвержены люди, попавшие в террористические группировки и под сексуальную эксплуатацию, таким об разом, что человек уже не принадлежит себе – он становится собственност ью психотропного препарата, телевидение, компьютерные сети или другого такого же человека. Психологические особенности социума, характеризующегося непрерывным увлечением объем а информации, благоприятного для возникновения эмоциональной депривац ии , с пошатнувшегося института брака и семьи, нарастани ем относительной социальной изоляции и отчужденности людей при повыше нии уровня занятости, ответственности, дефицита времени, способствуют ф ормированию нарушений поведения. Ситуации недостаточной социально-пси хологической адаптированности ребенка или подростка, при плохом усвое нии социально одобренных поведенческих стереотипов с интериоризацией асоциальных ценностей, влиянием асоциальных установок выступают в вид е важной предпосылки антиобщественного поведения. Социальное напряжен ие в обществе создает условие для интенсивного возникновения психолог ических расстройств и социально опасных форм отклоняющегося поведения (алкоголизм ( F 10 ), наркомания ( F 11- F 14), суициды, преступления ) ; при этом рост сл учаев психических расстройств и отклоняющегося поведения, в свою очере дь, усиливает социальное напряжение в популяции. При изу чении патогенного влияния на психическое здоровье человека социальных факторов следует дифференцировать их на две группы: макросоциальные и м икросоциальные. Первые непосредственно обусловлены общественным стро ем, социально-экономической и политической структурой общества. Вторые отражают конкретные направления общественной жизни людей в ее различн ых сферах (труд, отдых, быт). Психологические проблемы в семье и в рабочей м икрогруппе по-прежнему остаются одной из основных причин развития нару шений психического здоровья, перемещаясь через призму макросоциальных условий. Нездоровый образ жизни, алкоголизация и наркотизация н аселения (в т.ч. и никотизация), употребление токсических веществ, деминкв етное поведение, включая сексуальные дебиоции, уход от с оциально конструктивной деятельности, праздное времяпрепровождение – все это дает основания для формирования концепции саморазрушающего поведения для формирования как проявление дисфункционального состоян ия личности. В основе саморазрушающего поведения лежит отрешение к уход у от жизненных проблем. Алкоголизация и наркотизация, хотя и считаются у ниверсальными средствами ухода от действительности, не являются единс твенными. В этой связи широкое распространение получило исследование о дной из форм девлантного поведения в форме аддиктивного поведения - отк лоняющегося поведения, характеризующегося стремлением к уходу от реал ьности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной ф иксацией влияния на определенных видах деятельности, что направлено на развитие и поддержание интенсивных эмоций. Не только наркологическая, н о и любая другая прогрессирующая зависимость (в т.ч., от игральных автомат ов – гемблинг, от компьютеров – Internet addiction , и т.д.) приводит к п остоянному отстранению от других видов деятельности и развлечений, сни жает круг увлечений и интересов. К подобному поведению относится и компу льсивная потребность быть занятым («трудоголики»). Если зависимость возникает как реакция на неудовлетво рительное (конструктивное) воспитание со стороны семьи аддикта, т.е.точн о также, как и любая другая психологическая проблема в жизни личности, ко рни которой лежат в раннем детстве человека, в той семейной атмосфере, в к оторой происходило формирование личности и такая псих ологическая проблема является причиной неспособности функционироват ь и получать удовлетворение от своей жизни и деятельности, и если эта про блема является предметом работы психотерапевта и может быть решена с по мощью психотерапии, то, следовательно, аддикцию мы сможем поставить в ря д с другими психологическими проблемами, берущими начало в семье и так ж е, как и другие психологические проблемы попытаться решить с помощью пси хотерапии. Цель работы – выяснить на каком личностном условие леж ат проблемы аддиктов и почему именно психотерапия является ключевым мо ментом в решении проблемы аддикции. На примере бывших наркозависимых мы узнаем какой же вид психологическо й помощи они считают наиболее действенным в случае работы с наркоманами и алкоголиками. РАЗДЕЛ 1. 1.1. Общая характеристика з ависимого поведения. Внутри чрезвычай но сложной и многообразной категории «отклоняющееся поведение» личнос ти выделяется подгруппа так называемого зависимого поведения или зави симости. Зависимое поведение личности представляет собой серьезную со циальную проблему, поскольку в выраженной форме может иметь такие негат ивные последствия, как утрата работоспособности, конфликт с окружающим и, совершение преступлений. Кроме того, это наиболее распространенный ви д девиации, так или иначе затрагивающий любую судьбу. С давних времен различные формы зависимого поведения называли вредным и или пагубными привычками, имея в виду пьянство, азартные игры и другие п ристрастия. В современной медицинской литературе испо льзуется такой термин, как патологические привычки. Понятие зависимост ь также заимствовано из медицины, является относительно новым и популяр ным в наше время. В широком смысле под зависимостью понимают «стремление полагаться на к ого-то или что-то в целях получения удовлетворения или адаптации». Услов но можно говорить о нормальной и чрезмерной зависимости. Все люди испыты ваю «нормальную» зависимость от таких жизненно важных объектов, как воз дух, вода, еда. Большинство людей питают здоровую привязанность к родите лям, друзьям супругам… В некоторых случаях нарушение нормальных отноше ний зависимости, например, аутические, шизоидные, антисоциальные расстр ойства личности возникают вследствие катастрофической недостаточной привязанности к другим людям. Сложность к чрезмерной зависимости, напротив, порождает проблемные сембиотические отношения, или зависи мое поведение. Таким образом, зависимое поведение оказывается тесно свя занным как злоупотреблением со стороны личности чем-то или кем-то, так и с нарушением ее потребностей. В специальной литературе употребляется ещ е одно название рассматриваемой реальности – аддиктивное поведение (в переводе с англ. addiction – слепость, пагубная привычка). Если обратиться к исторически м корням данного понятия, то лат. addictus – тот, кто связан долгами (приговорен к рабству за долги). Иначе гов роря, это человек, который находится в глубокой рабской зависимости от н екоей непреодолимой власти. Некоторое преимущество термина «аддиктивн ое поведение» заключается в его интернациональной транскрипции, а такж е в возможности идентифицировать личность с подобными привычками как «аддикта» или «аддиктивную личность». Зависимое (аддиктивное) поведение как вид девлактного п оведения личности, в свою очередь имеет множество подвидов, дифференцир уемых преимущественно по объекту аддикции. Теоретически (при определен ных условиях) это могут быть любые объекты или формы активности – химич еское вещество, деньги, работа, игры, физические упражнения или секс. В реальной жизни более распространены такие объекты зависимости, как: 1) психоактивные вещества (легальные и нелегальные наркотики); 2) алкоголь (в большинстве классификаций относится к первой подгруппе); 3) пища; 4) игры; 5) секс; 6) религия и религиозные культы. В соответствии с перечисленными объектами выделяют сл едующие формы зависимого поведения: - химическая зависимость (курение, таксикомания, наркоза висимость, лекарственная зависимость, алкогольная зависимость); - нарушение пищевого поведения (переедание, голодание, отказ от еды); гэмблинг – игровая зависимость (компьютерная зависимость, азартные иг ры); сексуальные аддикции (зоофилия, фетишизм, трансвестизм, эксбиционизм, ву астеризм, некрофелия, садомазохизм); религиозное диструктивное поведение (религиозный .., вовлеченность в сек ту). Зависимое (аддиктивное) поведение – это одна из форм отклоняющегося пов едения личности, которая связана со злоупотреблением чем-то или кем-то в целях саморегуляции или адаптации. Степень тяжести аддиктивного поведения может быть раз личной – от практически нормального поведения, до тяжелых форм биологи ческой зависимости, сопровождающихся выраженной сонатической и психич еской патологией. Выбор личностного конкретного объекта зависимости отчасти определяется его специфическим действием н а организм человека. Как правило, люди отличающиеся по тем или иным объек там зависимости индивидуальной предрасположенностью. Особая популярн ость алкоголя во много м обязана широкому спектру его де йствия – он может с одинаковым успехом использоваться для возбуждения, согревания, лечения простудных заболеваний, повышения уверенности или раскованности. Различные формы аддиктивного поведения имеют тенденци ю сочетаться или переходить друг в друга, что доказывает общность механи змов их функционирования. Например, курильщик с многолетним стажем, отка завшись от сигарет, может испытывать, постоянное желание есть. Человек, з ависящий от героина, часто пытается поддержать ремиссию с помощью употр ебления более легких наркотиков или алкоголя. Следовательно, несмотря на кажущиеся внешние различия, рассматриваемы е формы поведения имеют принципиально схожие психологические механизм ы. В связи с этим выделяют общие признаки зависимог о поведения . Прежде всего, зависимое поведение проявляется в ее устойчивом стремлении к изменению психофизического состояния. Данное влечение пе реживается человеком, как импульсивно-категорическое, непреодолимое, н енасыщаемое. Внешне это может выглядеть, как борь ба с самим собой, а чаще – как утрата самоконтроля. Аддиктивное пове дение появляется не вдруг, оно представляет собой процесс формирования и развития аддикции (зависимости). Аддикция имеет начало (нередко безоби дное), индивидуальное течение (с усилением зависимости) и сход. Мотивация поведения различна на различных стадиях развития. Например, процесс формирования наркотической зависимости, может иметь следующие стадии: 1. Первоначально под влияние м молодежной субкультуры происходит знакомство с наркотиками на фоне э пизодического употребления , положительных эмоций и со хранного контроля. 2. Постепенно формируется устойчивый ин дивидуальный ритм употребления с относительно сохранным контролем. Эт от этап часто называется стадией психологической зависимости, когда об ъект действительно помогает на непродолжительное время улучшить психо физическое состояние. Постепенно происходит привыкание ко все большим дозам наркотиков, одновременно с этим накапливаются социально-психоло гические проблемы и усиливается дезадактивные стереотипы поведения. 3. Для следующей стадии характерно учащение употребления при максимальных дозах, появление пр изнаков физической зависимости с признаками интоксикации, синдром отмены и полной утраты контроля. Наркотик перестает прино сить удовольствие, он употребляется для того, чтобы избежать страдания и ли боли. Все это сопровождается грубыми изменениями личности (вплоть до психического расстройства) и выраженной социальной дезадактацией. На б олее поздних стадиях употребления наркотиков, дозы уменьшаются, употре бление уже не приводит к восстановлению состояния. 4. В исходе - социальная изоляция и катаст рофа (передозировка; суицид; СПИД; заболевания не совместимые с жизнью). Длительность и х арактер протекания стадий зависит от особенностей объекта (например, ви да наркотического вещества) и индивидуальных особенностей аддикта (нап ример, возраст, социальных связей, интеллекта, способности к сублимации). Еще одной характерной особенностью зависимого поведения является его цикличность. Перечислим фазы одного цикла: - наличие внутренней способности к аддиктивному поведе нию; - усиление ….. и напряжения; - ожидание и активный поиск объекта аддикции; - получение объекта и получение специфических переживаний; - расслабление; - фаза ремиссии (относительного покоя). Далее циклы повторяются с индивидуальной частотой и выраженностью. Нап ример, для одного аддикта цикл может продолжатся месяц, для другого – од ин день. Зависимое поведение не обязательно приводит к заболеванию или смерти (к ак, например, в случаях алкоголизма или наркомании), но закономерно вызыв ает личностное изменение и социальную дезадактацию. Первостепенное значение имеет формирование аддиктивной установки – к оллективных, эмоциональных и поведенческих особенностей, вызывающих а ддиктивное отношение в жизни. Аддиктивная установка выражается в появление сверхценного эмоциональ ного отношения к объекту аддикции (например, в беспокойстве о том, чтобы всегда был постоянный запас сигарет, наркотиков ) . Мысли и разговоры об объекте начинают преобл адать. Усиливается механизм рационализации – интеллектуального оправ дания аддикции («все курят», «без алкоголя нельзя снять стресс», «кто пье т, того болезни не берут»). При этом формируется так называемое логическо е мышление (в виде фантазий о собственном могуществе и всемогуществе нар котиков) и «мышления по желанию», вследствие чего снижается критичность к негативным последствиям аддиктивно го поведения и аддиктивному окружению («все нормально»; «я могу себя кон тролировать»; «все наркоманы – хорошие люди»). Параллельно развивается недоверие ко всем «другим», в том числе специалистам, пытающегося оказать аддикту медико-социальную помощь («они не могут меня понять, пот ому, что сами не знают, что это такое»). Аддиктивная установка неизбежно приводит к тому, что объект зависимост и становится целью существования, а употребление – образом жизни. Все о стальное – прежние моральные ценности, интересы, отношения – перестае т быть значимыми. Желание «слиться » с объектом настолько доминирует, что человек способен преодо леть любые преграды на пути к нему, проявляя незаурядную изобретательно сть и упорство. Не удивительно, что ложь становится неиз менным спутником зависимого поведения. Критичность к себе и к своему пов едению существенно снижается, усиливается защитно-агрессивное поведен ие, нарастают признаки социальной дезадактации. Одним из самых не гативным проявлением аддиктивной установки является анозогнозия – от рицание болезни или ее тяжести. Нежелание аддикта признавать свою завис имость осложняет его взаимоотношения с окружающими, и существенно затр удняют оказание помощи, а в ряде случаев делает зависимость непреодолим ой. Таким образом, зависимое поведение – это аутодеструктивное поведение, связанное с зависимостью от употребления какого-либо вещества (или от сп ецифической активности) в целях изменения психического состояния. Субъективно оно переживается, как невозможность жить без о бъекта аддикции, как непреодолимое влечение к нему. Это проведение носит выраженный аутодеструктивный характер, поскольку неизбежно разрушает организм и личность. Феномен со-за висимости. В соответствии с современными взглядами семья играет существенную роль не только в прои схождении, но и в поддержание зависимого поведения. Родственники сами мо гут иметь различные психологические проблемы, в силу чего они не редко п ровоцируют срыв аддикта, хотя и реально страдают от него. В случае не длит ельного сохранения аддиктивного поведения у кого-то из членов семьи, у р одственников аддикта, в свою очередь могут появляться серьезные пробле мы и развиваться состояние со-зависимости. Под со-зависимостью понимают негативные изменения в личности и поведение родственников, вследствие зависимого поведения кого-либо из членов семьи. Имеется в виду такие отн ошения между зависимым членом семьи и родственниками (ч аще - родителями), которые вызывают выраженные травматические изменения в психологическом состоянии последних. Это в свою очередь препятствует не только эффективному разрешению конфликтной ситуации в семье, но и са мому процессу преодоления зависимости. Со-зависимость поддерживает за висимость. Таким образом, со-зависимость – это замкнутый круг семейных психологических проблем. Сталкиваясь с проблемой зависимости, семья выстраивае т самые различные защитные системы, среди которых можно назвать семейны е мифы, проекцию, отрицание проблемы, закачивание проблемы, усиливающуюс я изоляцию и др. Сами того не осознавая, родственники подталкивают аддик та к срывам. В период «неупотребления» в семье постепенно нарастает напр яжение, тревога, усиливаются придирки и подозрения. Наконец, напряжение становится таким высоким, что кто-то не выдерживает – провоцирует конфл икт, означающий срыв. Все повторяется снова. Парадоксально, но аддикция сплачивает семью в борьбе с объектом зависим ости. Она дает иллюзию близости. В семье с со-зависимость ю всегда нарушены распределения ролей и ответственности. Аддикт очень р едко берет ответственность за свои поступки на себя. Он стремиться свали ть всю вину за происходящие на других. В конце концов, родственники прини мают на себя всю ответственность за жизнь аддикта, оставляя ему лишь одн о – аддикцию. В рамках отношен ий со-зависимости возможна ситуация негласного «взаимного договора», - « я закрываю глаза на твое употребление, а ты делаешь то-то и то-то » . Таким образом жена может подде рживать алкогольно-зависимое поведение мужа, если всякий раз что-то пол учает за свою лояльность, например подарки или деньги. Возможны и отношения по типу «параллельного существования». Члены семь и и аддикт делают вид, что каждый живет своей жизнью, и в проблемы друг дру га абсолютно не вмешиваются. Такие отношения возможны в дистанцированн ых семьях, в которых четко соблюдаются условия отдельного, автономного п роживания. Члены семьи живут, как в общежитии. У них существует только одн а общая задача – не выносить сор из избы. Независимо от типа отношений неизбежно ухудшается сам очувствие членов со-зависимой семьи. Члены семьи подвергаются следующи м изменениям: - собственное Я теряется, происходит фик сация неупотребления; - поведения адддикта практически полностью определяет эмоциональное состояние других членов семьи; - преобладает аффект ярости, вины, отчаяния; - резко падает самооценка и самоуважение, например, приходит ощущение «м ы плохие, мы виноваты во всем»; - усиливаются - роли: жертвы («за что мне такие мучения»), спасителя («я спасу его, чего бы мне это не стоило»); - испытывается состояние эмоционального отступления апатии; наступает изоляция; - на фоне хронического стресса неуклонно ухудшается здоровья: развивают ся соматические болезни, депрессия. Депрессия опасна не только тем, что она снижает работоспособность и ухуд шает самочувствие. Депрессия может вызвать суиц идально е поведение. Таким образом проблема зависимого поведения расширяется д о семейного расстройства. Химическая завис имость. Многие люди широк о используют химические вещества, такие, как алкоголь, кофе, транквилиза торы. Большинству из них удается сохранить контроль над их употребление м на протяжение всей жизни, и только некоторые становятся настоящими раб ами зависимости. В широком смысле под химической (лекарственной, наркотической) зависимо стью понимают зависимость от любых пихоактивных веществ, которые в связ и с этим подразделяются на легальные (табак, алкоголь, лекарства) и нелега льные наркотики (кокаин, производные кокаина и др.). Н аркотическая зависимость – одна из наиболее опасных ф орм аддиктивного поведения. Злоупотребления нелегальными наркотиками редко встречается в возрасте до 14 лет. Возраст ной пик приходится на 21 год. Очевидно, что употребление наркотиков несформировавшейся личностью порождает се рьезное социально-психологические проблемы: невозмож ность нормального физического и психического созревания, школьную дез адактацию, проблемы выбора профессии и занятости, затруднения в создани и партнерских отношений, ассоциальность и т.д. Специфической особенностью химической зависимости является наличие т есной связи между двумя аспектами – клиническим и психосоциальным. Это означает, что поведение, связанное с употреблением наркотиков, следует одновременно рассматривать и как комплекс социльно-психологических пр облем, и как следствие прогрессирующих физико-химических изменений в ор ганизме. На определенном этапе формирования аддикции (этапе физической зависимости) химические процессы в организме начинают играть ведущую р оль в поддержании аддиктивного поведения. Данная особенность побуждае т специалистов иметь некоторые знания в области клинических проявлени й наркозависимости. Для синдрома физической зависимости характерны следующие клинические признак и : - непреодолимое желание употреблять психоактивные вещ ества; - сниженный контроль за началом, окончанием или общей до зировкой их приема; - употребление с целью смягчить синдром отмены (абстинентный синдром); - повышение толерантности в наркотику (потребление в более высоких дозах ); - снижение ситуационного контроля (употребление в непривычных обстояте льствах); - игнорирование других удовольствий ради приема наркотиков; - психические расстройства или серьезные социальные пр облемы вследствие употребления. Существует мнение, что не все вещества вызывают зависим ость, например, зависимость, развиваетс я при злоупотреблении оплптами, барбитуратами, алкогол ем, но не появляется при употреблении амфетамина или кокаина. Для точной оценки вида и степени зависимости требуется вмешательство специалисто в (как правило, наркологов). На стадии физической зависимости психосоциа льная помощь должна также сопровождаться лечением бол езненных симптомов. Несмотря на некоторые различия в клинических проявлен иях отдельных форм химической зависимости, они имеют общие социально пс ихологические признаки. В основе данной аддикции лежит потребность про должать потребление наркотика с целью достижения чувства комфорта или устранения неприятных ощущений (например, абстинентного синдрома). Влечение к наркотику носит чрезвычайно сильный характер. Подробно рако вой опухоли оно быстро разрушает личность и жизнь больного. Одним из ука заний на злоупотребление наркотиками является социальная деградация, проявляющаяся, прежде всего в быстро нарастающей социальной дезадакта ции. При этом наблюдается снижение успеваемости, отказ от учебы или проф ессиональной деятельности , конфликт с социальным окру жением, проблемы с законом, отказ от семьи и друзей, сужение общения до нар котического круга, изоляция. Параллельно с социальной деградацией происходит выра женное изменение характера. На фоне озабоченности наркотиком нарастае т общая необязательность, формируется амотивационный синдром (утрата п режних интересов). Отрицание становиться стилем поведения. Наркозависи мый отрицает буквально все: факты употребления, правила, свои поступки, с вою ответственность, наличие проблем, наконец, зависимость и необходимо сть ее лечения. Попытки окружающих помочь зависимому им обесценивается или вызывает агрессию. Реальность полностью заменяется фантазией в фор ме бесплодных мечтаний, невыполненных обещаний, лжи, эмо ций. Мир наркозависимых – это мир мифов: «я могу уколоться только один ра з»; «я употребляю, когда хочу», «можно контролировать дозу»; «другие не уп отребляют, потому, что не знают, что это такое»; «врачи ничего не понимают в этом»; «наркомания не излечима». Если первоначально аддиктивная личность старается уйт и от решения проблем, то постепенно она вообще теряет способность к дейс твиям. Депрессия, изоляция, беспомощность, нелады с законом – все это, нак онец, приводит к осознанию серьезности проблемы. Одним из наиболее важных является вопрос о ликвидации наркозависимого поведения. Среди мотивов первичного употребления можно выделить: - атарктическ ие (достижение психологического комфорта и релаксации); - субмиссивные (получение специфического физического у довольствия); - гипераетивации (повышение тонуса и самооценки); псевдокультурные (демонстрация какого-то качества, например, взрослого поведения); - позновательно-и сследовательские (любопытство, стремление к новым впечатлениям). Следует иметь в виду, что молодые люди рассматривают наркотики, как част ь своей среды и нередко не умеют противостоять соблазну однократного уп отребления или давления торговцев. По мнению ряда исследователей, простому поиску удовольствия (кайфу) прид ается чрезмерное значение. Во-первых, эйфория от удовлетворения «наркот ического голода», длится не долго и быстро сменяется сонливостью, ступор ом. Во-вторых, многие пробуют наркотики, но не становятся наркозависмыми. Психодинамические исследования раскрывают глубокие мотивы употребле ния химических веществ. Ведущим побудительным мотивом к систематическ ому употреблению может являться стремление избежать напряжения и боли. В этом случае любое напряжение воспринимается как пред вестник явной угрозы существованию, аналогично дифференцируемого млад енческому ощущению голода. Следовательно, наркотики используются, преж де всего, как самолечение. Большинство исследователей отмечают связь ме жду личностным депрессивным расстройством и развитием наркозависимос ти. Если на употребление марихуаны, значительное влияние оказывают свер стники, то использование «тяжелых» наркотиков, скорее всего, связано с г лубоко нарушенными отношениями с родителями и депрессией. У каждого человека присутствует аддиктивная склоннос ть, наличие же серьезного личностного расстройства, по мнению ряда автор ов, является ведущим условием перехода этой особенности в хроническое р асстройство. Злоупотребляющие наркотиками в целом более личностно раз рушены, изолированы и менее удовлетворены своей жизнью. Дм. Хаизин в стат ье «Уязвимость сферы саморегуляции у аддиктивных больных» в качестве ведущих проблем химически зависимых, называет базовые трудности саморегуляции в четырех основных сферах, таких, как: чувства, с амооценка, взаимоотношение, забота о себе. Аддиктивные личности страдают от того, что не чувствуют себя «хорошими» , что мешает им в свою очередь иметь удовлетворяющие их отношения с другими людьми. Химические вещества служат мощным средством против внутреннего чувства пустоты, дисгармонии и боли. Стремясь скрыть свою уязвимос ть, люди склонные к завис имости, используют такие защитные паттерны, как избегание, отрицание, от каз от реальности, утверждение собственной самодостаточности, агресси я и бравада. Наркотизацию также можно рассматривать, как развитие д ефективных защит против таких невыносимых аффектов, как ярость, стыд и д епрессия. Похоже, что наркозависимые просто неспособны, выносить данные аффекты, - они испытывают состояние бли зкое к панике . Вместо того, чтобы осознать, поговорить и в ыразить свои чувства – освободится от них, зависящие люди применяют химические вещества для управления ими, «отключая» свои чувства и создавая имитацию контрол я. Наркотики действительно имеют выраженное фармакологи ческое действие и способны на короткое время изменить психоэмоциональ ное состояние. Так, психостимуляторы (амфетамин, кокаин) ослабляют депре ссию и гиперактивность; анальгетики – опиаты (героин, морфий, метадон) купируют ярость и депрессию; снижают чувство стыда и вин ы; галлюциногены помогают преодолеть депрессию и чувство пустоты. В цело м наркотики удовлетворяют потребность в стабильности и нейтрализуют к арающее супер – Эго, дают идеализированный объект. К. Хогут замечал, что « наркотик служит замещением дефекта в психологической структуре». Глубинное изучение независимых индивидов привело С.Бл атта к заключению, что зависимость от героина (одного из самых сильных на ркотиков) существенно варьируется: 1) потребностью контролировать агрессию; 2) п оиском удовлетворения знания символических отношений с материнской фи гурой; 3) желание ослабить депрессивный аффект. Наркотики, с одно й стороны создают иллюзию преодоления беспомощности и повышения самок онтроля, с другой – приводят к утрате контроля над собо й и своей жизнью. В конце концов, зависимость не оставляет человеку ни как ого выбора. Полная утрата контроля и ощущение бессилия являются настоль ко типичными для зависимых, что реабилитация по программе «Двадцать шаг ов» начинается именно с признания своего бессилия над наркотиками. Другое очевидное личностное нарушение, связанное с нар котиками, - это нарушение способности заботиться о себе. Оно проявляется в «наплевательском» отношении к себе, в игнорировании смертельно опасн ых последствий употребления наркотика и в конечном итоге в мощной самор азрушительной тенденции. Например, большинство героиновых наркоманов знают статистические факты, что средня я продолжительность жизни употребляющего героин - 7лет, что его неизменн ые спутники – СПИД, гепатит или передозировка, что героин – это смерть, а его употребление – вариант самоубийства. Знание трагических последст вий плохо помогает, и даже смерть от наркотиков близких людей не всегда м ожет остановить наркомана от дальнейшего употребления. В отношение аддиктивной личности с самим собой и с другими людьми фактич ески беспредельно доминируют фантазии и разочарования. В целом это дейс твительно страдающие люди, которые лишены способности, получать удовол ьствие от жизни такой, какая она есть. В силу разных причин жизнь этих люде й «не работает». Употребление наркотиков может быть индивидуальной окр ашенной попыткой избавиться от невыносимых страданий (с помощью вещест в) на фоне неспособности позаботиться о себе и о своей жизни лучшим образ ом. Действительно, все наркозависимые имеют личностные проблемы, но не все л юди с психологическими проблемами становятся зависимыми. Человек буде т иметь иммунитет против химической зависимости, если он способен адекв атно выражать свои чувства (в том числе негативные); воспринимает жизнь т акой, какая она есть; способен поддерживать здоровые отношения с другими и может позаботиться о себе; Умеет ставить цели и реализовывать их; спосо бен к творчеству и увлечен делом; умеет получать удовольствие от разных вещей. 1.2. Причины и условия форм ирования отклоняющегося поведения. Отклоняющееся по ведение включает нарушения, затрагивающее значительное количество люд ей различных социальных уровней в разных странах и обществах. Отклоняющ ееся поведение требует специальных подходов в плане превенции, коррекц ии и лечения. Психиатры, психологи и социологи, желающие глубже ознакоми ться с этой проблемой с использованием специальной литературы, сталкив аются с отсутствием достаточного количества материалов. Под отклоняющимся поведением понимается поведение, отличающееся от ус ловно принятых норм: культурных, этических, моральных, юридических, рели гиозных, экономических и др. В современной классификации DSM - III - R и DSM - IV отклоняющееся по ведение не выделяется как самостоятельная категория, а его проявления в ключены в частности, в раздел личностных расстройств. В DSM - IV выделяют три кластера личностных расстройст в, охватывающих 10 форм этих нарушений, - кластер А, В и С. Кластер А, содержащи й в себе паронаидные, иллюзоидные и слизотипические расстройства, близо к и понятен психиатрам. Понимание расстройств содержащихся в кластере В , для многих специалистов представляет затруднение, несмотря на то, что р асстройства входящие в этот кластер, имеют большое социальное значение по сравнению с нарушениями кластера А. Кластер В включает в себя антисоц иальные, гистрионические, нарциссические и пограничные личностные рас стройства. В кластер С входят расстройства избегания, зависимое и обсесс ивно-компульсивное расстройства. Тем не менее, наряду с формами отклоняю щегося поведения, входящими в структуру личностных расстройств в DSM - IV , существуют другие виды не входящие в классификацию. К ни м относится, в частности, такие нарушения поведения, как аддиктивное, фанатическое и конформистское поведение. В то же время в ка честве отдельной диагностической категории выделяют гэмблинг (азартны е игры), являющееся, фактически, одной из форм нефармакологического адди ктивного поведения. Причины возникновения отклоняющегося поведения вк лючают психологические, биологические, социальные экономические и дру гие факторы. Биологические факторы включают генетическую предрасполож енность. Так, например, существуют лица, у которых височная область мозга функционирует более сильно. Людям с такого рода особенностью присуще яр кое воображение , легкий уход в мечты и фантазии, яркие сн овидения. У них хорошо развиты вкусовые ощущения и обоняния. Перечисленн ые характеристики могут усиливаться или подавляться под влиянием семе йных и общественных условий. Рассмотрение причин отклоняющегося повед ения только с биологической точки зрения недостаточно, так как в таком с лучае у специалистов может возникнуть мысль об исключительном примене ние при таком нарушении медикобиологических подходов (лекарств), которы е окажутся эффективными. Очевидно, что такое мнение ошибочно. Учет психо логической причины отклоняющегося поведения позволяет проанализиров ать оценку проблемы самим человеком, установить систему его ценностей, м отивации и идентичность. Экономическая причина отклоняющегося поведения может базироваться на неадекватном уровне жизни, что не противоречит тому, чт о отклоняющееся поведение развивается с различным уровнем жизни. В любой форме отклоняющегося поведения можно выделить социальную сторону. От носителей такого поведения можно услышать фразу, типа: «Такова жизнь». К сожалению, такой фатализм свойственен многим. Зна чение таких факторов особенно проявляется при таких формах, как входящи е в классификацию DSM - IV антисоциальное личностное расстройст во пограничное личностное расстройство и по отношению к аддиктивному и суциидальному поведению. На возникновение отклоняющегося поведения влияют характеристики обще ства, в которых живет индивидуум. Выделяются два типа обществ: традицион ный и современный, модернистский. Традиционным обществам свойственна м едленность течения социальных изменений; интергенерационная преемств енность (контимуальность), проявляющаяся в главном переходе материальн ых ценностей одного поколения в другое; семейная и обще ственная спаянность; мало меняющаяся и продолжающаяся в течение длител ьного периода жизни достаточно четкие социальные роли. Современные мод ернистские общества характеризуются быстрыми социальными изменениями, нарастающим темпом этих изменений; с нижение семейной и общественной спаянности; неясными, неотчетливыми со циальными ролями. Используемый специалистами термин «предсказуемое ожи дание» включает в себя структуру, обеспечивающую буфер, предотвращающи й развитие некоторых форм отклоняющегося поведения. Знание того, что мож ет произойти в ближайшем будущем, способно предотвратить риск развития определенных форм такого поведения и личностных расстройств. Быстро пр оисходящие в обществе социальные изменения выступают как причина разр ушения стабильных структур с заменой их другими, обычно кратковременны ми и очень нестабильными структурами. В результате этого процесса возни кает феномен нестабильности «социальной фабрики» (явл ений, происходящих в обществе). Нестабильность рассматривается как факт ор поведения и личностных расстройств в частности. Однако из этого не сл едует, что к факторам развития риска отклоняющегося поведения относятс я только эти явления. Структуры традиционных обществ также способны соз давать условия для учащения развития некоторых типов отклоняющегося п оведения и личностных расстройств. Традиционные структуры менее терпи мы ко всякого рода отклонениям и в случае возникновения у кого-то из член ов общества эти структуры вытесняют таких членов на периферию, классифи цируют их поведение как маргинальное в случае, если их поведение не соот ветствует принятым в их обществе нормам и ожиданиям. Традиционные общес тва обеспечивают относительную уверенность и предсказуемость ролей дл я каждого индивидуума, если он в своем поведение оказывается комфортным ожиданием общества и семьи. Такие социальные структуры стимулируют виды поведения, характеризующиеся снижением диапазона дей ствие, ингибицей многих мотиваций, …уровнем свободы. Для традиционных об ществ характерен высокий уровень социальной безопасности, низкий уров ень тревоги. Для современных обществ характерен высокий уровень свобод ы и мотиваций, и низкий уровень социальной безопасности. То есть, в отличи е от традиционных обществ, современное общество требует от человека выс окий уровень автономии, независимости, ожидания того, что человек создас т для себя собственную социальную роль. Социум стремиться «наградить» п оведение, связанное с более активным образом жизни, с большим самовыраже нием, большим использованием своих возможностей. Таким образом, в разных обществах вышеперечисленные явления выглядят по-разному. Перемены, происходящие в обществе, способствуют переходу от одног о типа общества в другое. Так, традиционное общество может стать модерни стским. Интересно сравнение обществ в транскультурном плане, ибо различ ия в обществах, способствуют или тормозят развитие отклоняющегося пове дения и личностных расстройств. Eysenck (1991) , исследующий эти различии, отмечал, что вари аций между людьми любого общества, больше, чем различий между обществами . Следует учитывать значение этих различий, так как при наличии у человек а определенной личностной черты, которую подавляют общество или семья, ш анс развития этой черты уменьшается и наоборот. Ряд исследований, провед енных, например, Wawak ; Eysenck ( 197 7), подтверждают правоту этого положения. Авто ры проводящие сравнительное исследование студентов у чебных заведений обнаружили, что японские студенты, по сравнению с брита нскими, характеризуются более высоким уровнем интровертированности и невротизма, что определенным образом сказывается на … отклоняющегося поведения и личностных нарушений. Тем не менее, влияние культуры на возникновение таких нарушений в ряде случаев может быть преувеличено. Э тим объясняется неправомерность существования штампа утверждающего, ч то «культура очерчивает личность». Ибо нельзя сказать, что культуре свой ственно население с определенными чертами личности. Разнообразие таки х черт велико. Культурные ценности во многом определяют предпочтительн ость поведения, усиливая или моделируя отдельные личностные характери стики, они влияют на частоту отклонений путем проявления черт, несоответствующих социальным требованиям, и стимуляции часто ты признаков, находящихся в соответствии с социальными ожиданиями. То ес ть, культура повышает уровень переносимости определенных черт характе ра и может снижать уровень своего «терпения» по отношению к другим черта м. Weisz (1993) уста новил разницы между поведенческим проблемами у детей в традиционных и м одернистских обществах. Так, дети, воспитывающиеся в традиционных общес твах, в большей степени страдают от симптомов, связанных со сверхконтрол ем родителей, в то время, как дети модернистских обществ проявляют откло нения связанные с недостаточным контролем. Семьи в трад иционных обществах проявляют тенденцию к подавлению эмоций у детей, зад ерживая их естественное эмоциональное выражение, при этом исходят из то го принципа, что ребенок должен в рамках приличия сдерживать свои эмоции , в том числе радость и веселье, что резко отличает от подходов принятых в модернистских обществах. Традиционные общества обесп е чивают комфортность, спаянность с группой. Им присуще плохое отношение к автономии, к любому проявлению индивидуализма. Kleinman (1988) опубликовал ра боту, в которой показана задержка индивидуального развития у детей, восп итывающихся в традиционных семьях. Современные данные, посвященные это му вопросу, показывают, что предшествующие теории исходили из того, что о пыт, приобретенный в раннем возрасте, является сильным детеринантом лич ности, поэтому механизмы влияния культуры действуют на ребенка в основн ом в период раннего детства, определяя воспитание ребенка, как решающий фактор в профилактике возможных отношений. Влияние раннего периода жиз ни ребенка на возможность развития у него отклоняющегося поведения, нес омненно, велико. Тем не менее, нельзя исключить влияние на этот процесс се мейных и несемейных факторов в последующий период жизни. Социализация р ебенка происходит как в семье, так и вне семьи. Культура в целом во многом определяет поведение самих родителей , определяя выбор способов воспитания ребенка. События происходящие в обществе влияют на ( выбор) социальное обучение ребенка, происходящее вне семьи, в контактах со сверстниками, учителями, знакомыми. Особенно значат в формировании ли чности группы сверстников. С точки зрения Rutter (1993) , влияние именно этих групп чрезв ычайно важно для развития у детей различных форм отклоняющегося поведе ния и личностных расстройств. Попадание в антисоциальную группу способ ствует тому, что ребенок «заражается» таким поведением, особенно при нал ичие у него биологических и психологических предпосылок. На возникнове ние отклоняющегося поведения оказывают влияние и различные авторитеты в обществе, организации и клубы по интересам, религиозные общества. Соци альные ценности рекламирующие в обществе и являющиеся для него очень значимыми, тоже могут влиять на личност ное развитие. Социальные факторы риска отклоняющегося поведения и л ичностных расстройств включает в себя отсутствие четкой социальной ст руктуры, социальных норм и отсутствие возможности быть задействованны м в полезной социальной роли. Факторы социальной защиты включают наличи е социальных структур, норм и возможностей, выполнить социальную роль. Неблагополучие в обществе и социальная дисфункция спо собствуют развитию семейной деструкции. Более того, факторы социальног о риска еще в большей степени усиливают неблагоприятные ситуации в семь е. И наоборот, семейное благополучие коррегирует внесемейные неприятны е ситуации. Дисфункциональн ость семьи считается главным фактором риска, имеющим значение в развити и отклоняющегося поведения и личностных расстройств. Дисфункционально й может быть как …. семья, состоящая из родителей и ребенка, так и расширен ная семья, включающая в себя предшествующее поколение и близких родстве нников. Семейная структура не может быть изолирована от событий, происхо дящих в обществе. Дисфункциональная семья может существовать и в благоп риятном во всех отношения обществе. Вероятность возникновения нарушен ий у детей, воспитывающихся в такой семье, велика, но в тоже время социальн ый буфер общества может защитить детей от этих нарушений. В тоже время да же в очень дисфункциональных обществах хорошо функционирующие семьи м огут воспитывать здоровых детей. Таким образом, основной причиной, спосо бствующей развитию отклоняющегося поведения и личностных расстройств , являются все же не непосредственно, социальные факторы, а характер семе йной ситуации. Социальные факторы воздействующие на функционирование семьи, включают в себя доступность социальной политики для членов семьи , например, предложение возможности, получить работу или иной вид реальн ой поддержки, предлагаемый другим членом расширенн ой с емьи, при отсутствии получить желаемое в пределах нуклеерной семьи. В традиционных обществах, гарантирующих чувство социальной уверенност и в поддержке со стороны клана родственников и знакомых в случае возникн овения экстремальной ситуации, регистрируется более низкое количество случаев отклоняющегося поведения и личностных расстройств. Примеры Яп онии и Гайваны выглядят в этом плане достаточно убедительно. Сравнение семей модернистских и традиционных обществ показывает, что семьи меньше по ко личеству их членов, менее стабильные чаще распадаются, характеризуется общей мобильностью членов семьи, «широкой географией», частым изменени ем экономической, социальной и психологической ситуации, меньшими связ ями ядерной семьи с расширенной семьей. Большая подвижность семьи, часты е переезды на другое место, приводят к тому, что родители ребенка теряют к онтакт со своими родителями, родственниками и знакомым и, значимыми для них, теряют связи с привычным стилем общественных орган изаций. Это приводит к тому, что современные семьи лишаются внешней подд ержки. Поэтому в случае распада семьи последствия для ребенка будут боле е серьезными, чем в семьях, относящихся к традиционному обществу. Исслед ования Крамера(1989) показывают наличие связи между психическими нарушени ями у члена семьи и распадом семьи. При наличие психического нарушения у члена семьи подразумевается не только заболевание, но и отклоняющееся п оведение и личностные расстройства . Исследования, про веденные в США и Канаде, показывают высокую частоту психических болезне й, отклоняющегося поведения и личностных расстройств у лиц, живущих и в г ородах, и в деревнях. Хотя, казалось, все должно быть наоборот. Это связано с тем, что люди, проживающие в сельской м естности, живут в состояние изоляции, не имея возможности получить новые формы социальной поддержки, которые доступны человеку, живущих в услови ях современного города. Поскольку идеальных ситуаций не бывает и конфли кты … в любой семье, с возникновением напряженных ситуаций в течение дли тельного времени важность семейной поддержки переоценить трудно. Wemer , Smith (1992) показывают, что сопротивляемост ь детей отрицательным факторам во многом зависит от ада птивности личности к возможностям найти поддержку на с тороне, например, в школе. Такие системы внесемейных поддержек существую т в скандинавских странах. Ребенок, воспитывающийся в дисфункционально й семье, покидает ее, и школа-интернат ст ановится для него вторым домом. Такая система поддержки привела к тому, ч то ряд форм отклоняющегося поведения в этих странах в настоящее время вс тречается сравнительно редко. Иногда важна не столько система поддержки, сколько наличие существующе й в обществе потенциональной возможности ее получения. В больших города х США созданы «Модные школы», осуществляющие защитную функцию по отноше нию к детям из дисфункциональных семей. Дети, посещающие эти школы, обуча ются различным видам творчества, с ними проводятся занятия по интересам , их обучают навыкам необходимым в жизни, повышают их общий и интеллектуа льный уровень. Наблюдение показывает, что дети, оканчивающие такие школы , по сравнению с детьми, не охваченными т акого рода деятельностью, на выходе из школы имеют реально иные возможно сти для «старта», с отсутствием у них предпосылок для развития аддиктивн ого и антисоциального поведения. Психология зави симого поведения. ПАВ соотносится с реальной проблемой аддикта как градусник с лихорадкой. Главное – не ф орма зависимости, а личность аддикта, на нее следует обращать особое вни мание. Аддиктивную личность отличают черты незрелости: невыраженность интеллектуальных и духовных интересов , твердых нравст венных норм, неустойчивость, ненасытность, безответственность, чувство стадности. Аддикт хуже переносит трудности повседневной жизни, чем криз исные ситуации («Пьяному море по колено»). Преувеличение своих достоинств маскирует скрытый комплекс неполноценности. Внешняя социабельность сочетается со страхами перед стойкими социальными конт актами и манипулятивностью. Отмечается стремление аддикта уходить от п ринятия решений, говорить неправду, и в частности обвинять других, зная, ч то они не виновны. Для него также характерны зависимость и тревожность, с клонность к колебаниям настроения, стереотипность, повторяемость пове дения. Аддикт существует вне реального времени и пространств а, в момент иллюзорного наполнения. Он живет от одного момента к другому, н о не может удовлетвориться ни в одном из них. Он то заполняет пустоту наст оящего с помощью наслаждения, опьянения, выигрыша, успеха и т.д., то, оказыв ается, одержим нереальностью своего переживания в форме неудовлетворе нности и похмелья, непреодолимо вынуждающих к немедленному повторению аддиктивных действий. Аддикты страдают синдромом дефицита удовольствия, который проявляется в постоянном ощущении скуки. Жизнь представляется аддикту серой и одноо бразной, он нуждается в дополнительной стимуляции и направляет всю энер гию на ее поиск. Он сосредотачивается на той сфере, которая позволяет ему на какое-то время вырваться из состояния бесчувственности и апатии. К ос тальным сферам жизни аддикт интереса не проявляет, все больше уходя от у частия в них. Н. Пезешкиан (1996) выделяет четыре формы аддиктивного поведения как бегств а от реальности: 1) бегство в тело – физическое и ли психическое «усоверше нствование» себя; 2) бегство в работу – концентрация на служебных делах (у чебе); 3) бегство в контакты или в одиночество – постоянное (утрированное) стремление к общению, или наоборот; 4) бегство в фантазии – жизнь в мире ил люзий и фантазий. Эта типология перекликается с мнением Берна (1997) о сущест вование у человека шести видов голода: голод по впечатлениям, голод по пр изнанию, контакту и физическому поглаживанию, сексуальный голод, голод п о структурированию времени, по событиям. У аддиктивных личностей вследствие плохой переносимости ими трудной п овседневной жизни, постоянных упреков окружающих и самоупреков формир уется комплекс неполноценности. Тревожный аддикт может компенсировать свое чувство неполноценности гиперсоциальностью, например трудоголиз мом. Защитой от чувства неполноценности у аддиктов част о служит гиперкомпенсация в виде завышенной самооценки с демонстрацие й своего превосходства над окружающими. Аддикт противоставляет толпе о бывателей свою романтическую жизнь, свободную от обязательств, а значит и от волнений. Некоторые аддикты посвящают свою жизнь карьере, обогащени ю, борьбе за власть. По Короленко и До нских (1990), основные мотивации аддиктивных расстройств таковы: 1) противотр евожная; 2) субмисионная (подчиненная влиянию других); 3) геоденистическая ( эйфорирующая); 4) активирующая (часто для сексуальной гиперстимуляции); 5) п севдокультурная (демонстрирующая принадлежность к данной культуре, ко мпенсирующая комплекс неполноценности; может проявляться, например, в с тремлении играть роль тамады). Выделяют следующие причины употребления наркотиков: эйфорию, доступно сть, влияние культуры, подавление боли, скуку, бунт, развл ечение и любопытство, ухудшение провоцирующей ситуации, давление сверс тников, подавление стресса, разрешение общества, самолечение, биохимиче скую предрасположенность, физическую зависимость, подкрепление интокс икации, внешний локус контроля, привычку, социальное подкрепление, низку ю самооценку, зависящую личность, уход от реальности, импульсивность, мо ментальное удовольствие, неспособность увидеть альтернативы наркотик ам. Цинтренбаум с соавторами (1998) представили наиболее часты е выгоды, даваемые курением, пищевой аддикцией и алкоголизмом в виде таб лицы (таблица №1) Таблица № 1 Курение Переедание/ избыточный вес Алкоголизм облегчение стресса/ самоуспокоение облегчение стрес са/ самоуспокоение облегчение стрес са/ самоуспокоение упрямство/ независимость удовольствие/ подарок удовольствие/ подарок удовольствие/ подарок упрямство/ независимость надежный «друг»/ «компаньон» надежный «друг»/ «компаньон» надежный «друг»/ «компаньон» средство избежать и нтимных взаимоотношений подражание идеалу средств о избежать интимных взаимоотношений социализация/ вхождение в группу средство меньше есть и не полнеть средство избежать сексуальности оправдание импульсивности стимуляция подражание иде алу облегчение скуки глубокое дыхание облегчен ие скуки подражание идеалу социализация/ вхождение в группу социализация/ вхождение в группу Выделяют пять этапов формирования аддикциию На 1-м этапе человек испытывает небывалый эмоциональный подъем, связанный с рисков анным азартным поведением или химическим воздействием . На 2-м этапе человек прибегает к предмету аддикции в ситуациях фрустраци и, при этом межличностные отношения постепенно отходят на второй план, н арушается душевный дискомфорт провоцирующий аддиктивное поведение. На з-м этапе аддиктивное поведение становиться стереот ипным ответом на требование реальности, аддиктивные потребности домин ируют в мотивационной сфере личности, человек не реагирует ни на критику его поведения , ни на проблемы близких людей. На 4-м этапе а ддикт полностью отчуждается от общества и своей прежней личности, окруж ающие воспринимают его как «конченого» человека, он тер яет способность даже манипулировать людьми. 5-й этап явл яется катастрофой: разрушается не только психика, но и организм; происхо дит истощение всех жизненных ресурсов. К такому же исходу приводят и нех имические аддикции – из-за постоянного опустошения и постоянного стре сса, ведущего к сердечно-сосудистым расстройствам. В развитии химических зависимостей выделяются следующ ие механизмы: 1. Эволюционный механизм. По мере повышения интенсивности эйфоризирующе го эффекта происходит рост потребности, которая из втор остепенной , дополнительной становится вначале конкурирующей, а затем доминирующей. 2. Деструктивный механизм. Разрушение личностной структ уры, вызванное какими-либо психотравмирующими факторами, крахом личнос ти, сопровождается изменением ее ценностной ориентации. Значение домин ирующих прежде потребностей при этом снижается. Второстепенная потреб ность ПАВ может неожиданно стать доминирующим, основным смыслообразую щим мотивом деятельности. 3. Механизм, связанный с изначальной ан омалией (Бехтель, 1986). Выделяются три варианта аномалий : а) при аморфной личностной структуре со слабо выраженными иерархическими отн ошениями в системе потребностей и мотивов любая сколько-нибудь значима я потребность быстро становится доминирующей; б) при недостаточности вн утреннего контроля неполное усвоение групповых норм не позволяет выра ботать внутренние формы контроля; в) при аномалии искаженной микросреды искаженные групповые нормы формирую аномальные устан овки на употребление ПАВ. Поведение аддиктов мотивируется следующими иррациона льными представлениями. Взрослому человеку совершенно необходимо, что бы его любили и одобряли все значимые для него люди. Чтобы считать себя до стойным, надо соответствовать высоким требованиям и преуспевать во все х отношениях. Некоторые люди плохие, и их надо сурово наказывать. Когда чт о-то не получается, это катастрофа. Если не везет, то от че ловека практически ничего не зависит. Если человеку что-то угрожает, над о постоянно думать о том, как это случится. Легче избегать трудности и отв етственности за себя, чем справляться с этим. Надо полагаться на сильног о человека и зависеть от него. Текущая жизнь в основном определяется про шлыми воздействиями. Нужно очень сопереживать другим людям. Если не найт и идеальное решение проблемы, все погибнет (Эллис, 1999). Аддикт страдает вследствие переживания внутренней дис гармонии, дискомфорта и фрагментации или из-за неспособности думать хор ошо о себе, а следовательно о других. Еще больше мучений аддикту доставля ют психологические защиты, с помощью которых он пытается скрыть свою уяз вимость, но которые оказываются для него разрушительными. За спасительн ую помощь этих психологических защит приходится платить чувством изоляции, объединением эмоциональн ой сферы и неустойчивостью взаимоотношений с людьми. Основными психоло гическими защитами поврежденного и уязвимого Эго аддикта являются: · примитивная идеализация о бъекта зависимостью; · фантазии инкорпорации – поглощение объекта отверстием тела (ртом, глазами, вагиной); · интроекция – замена отношений с вне шним объектом отношениями с его интроектом; · всемогущество – преувеличение собс твенной силы; · девальвация – презрительное обесце нивание чего-то важного; · проекция – приписывание другому со бственных эмоционально значимых мотиваций; · проективная идентификация – проекц ия своих чувств и мотиваций на объект зависимости, над которым аддикт за тем старается установить контроль с помощью идентификации; · расщепление (сплитт инг) – разделение себя и объекта (объектов) на хороших и плохих; · отрицание – игнори рование важных аспектов реальности; · контрофобия – удовольствие от опас ной деятельности, бравада; · псевдонезависимость – бессознател ьная демонстрация независимости от объектов аддикции; · экстериализация – перенос внутрен него конфликта вовне и отыгрывание его компульсивным и интенсивным дей ствием; · рационализация – сознательное обос нование своего поведения приемлемыми мотивами вместо скрытых неприемл емых. Занимая централь ное место в жизни аддикта, объект аддикции идеализ ируется. Воображение аддикта заполняется фантазиями, в которых он предвкушает каннибальское поглощение объекта аддикции или оргастическое слияние с ним. Благодаря интроекции аддикт тотально и безр аздельно контролирует выбранный объект. Используя его магическую силу, аддикт приобретает всемогуществ о . Обладая интроектом, аддикт может позволить себе обесценить объект аддикции, чтобы не испытывать зависть к его силе. Под воздействием пр оекции аддикт перекладывает на объект аддикции собств енные импульсы и аффекты. В результате проективно й идентификации больной может приписать объекту аддик ции собственную враждебность и за тем со страхом ожидать какого-то вред а, а свою агрессию считать реакцией на это. Дихотомическое разделение мо тиваций, итроектов и объектов на жизненно необходимые и смертельно опас ные приводит к расщеплению . Невын осимый страх перед опасностью удается блокировать с помощью контрофобии , вызывающей ч увство азарта с эйфорией от переживания своего бесстра шия, обеспеченной выбросом внутреннего наркотика – эндорфина. Избежат ь чувство унизительной зависимости помогает псев донезависимость . Вермсер (2000) описыв ает возможные пути формирования аддиктивных защит против карающего Су перэго и возращения отрицания. Вместо того, чтобы стремиться к достижени ю своего идеала, аддикт ищет состояние абсолютного удовлетворения, гран диозности и умиротворения, здесь и теперь. Вместо того, чтобы обладать вн утренней самокритичностью и при необходимости наказывать себя изнутри , аддикт провоцирует получение наказания извне. Вместо тонко настроенно й, функционирующей способности к самонаблюдению, у аддикта присутствуе т постоянная готовность чувствовать стыд и унижение пе ред другими людьми, которые эти чувства провоцируют. Вместо того, чтобы п ринять ограничения, которые требует реальность и принятые ранее обязат ельства, аддикт одновременно и ищет их, и бежит от них. Он не переносит огр аничений и в то же время парадоксальным образом стремится к ним. Не заботясь о себе и пренебрегая самозащитой, которую способна дать внутренняя власть Суперэго, аддикт демонстрирует неожиданные кол ебания и абсолютное стремление к человеку, заслуживающему доверия, с ожи данием, что партнер никогда не разочаруется в аддикте, даже если последн ий злоупотребит доверием. Автор выделяет 4 типа семей, формирующих будущего аддикт а: 1) травмирующая семья, в которой ребенок может идентифицироваться, либо с агрессором, либо с жертвой, испытывая чувство стыда и беспомощности и в последствие избавляется от них с помощью ПАВ; 2) навязчивая семья, возлага ющая собственные грандиозные ожидания на ребенка, который впоследстви и компенсирует свою фальшивую идентификацию с помощью ПАВ; 3) лживая семь я, в которой ребенок утрачивает чувство реальности и собственной личнос ти, испытывает стыд, отчуждение и деперсонализацию, компенсируя эти чувс тва с помощью ПАВ; 4) непоследовательная семья, когда правила родителей ра зличаются и к тому же меняются на ходу, из-за чего нарушается стабильност ь Суперэго и социализация, вследствие чего создается мотив для употребл ения ПАВ. Винникот (2000а) указал на значение переходных объект ов (предметов или деятельности), символизирующих для реб енка отсутствующую мать, пока он еще не способен интроецировать материн скую фигуру, как функцию внутренней хорошей матери. Если процессу интрое кции препятствует поведению родителей, ребенку приходится расщепить о браз для себя на две части: одна часть – ложная – соглашаться с требован иями внешнего мира, а другая – тайная - составляет субъективный мир ребе нка. Затем человек живет так, как будто он «не вполне настоящий», и всю жиз нь заполняет переходными объектами, которые приносят лишь временное об легчение: наркотиками, сексуальными ритуалами, другими людьми и компуль сивной деятельностью («чем бы дитя ни тешилось…»). Аддиктивные личности, не получив в раннем детстве доступа к эмпатичной ( эмоционально чуткой и теплой) матери, помещают свое материнский идеал во вне и отгораживают его, что бы идеальная мать была внешней, но легко досту пной, как пища. В результате идолопоклоннического переноса все доброе то лько приписывается идеализированной матери, поэтому ее любовь необход имо получать любой ценой. Однако пользоваться любовью – значит нарушит ь материнские границы, а это переживается как преступление Прометея, зас луживающего мучительного наказания, которое хуже смерти (на плечах наши х алкоголиков выколото: «Не забуду мать родную» и «Нет в жизни счастья»). В ыходом становится поворот от матери к вещам, так как они заслуживают бол ьшего доверия и в результате становятся аддиктивными объектами. Они при носят удо влетворение и наказание, временное забвение в смертельных облаках и возрождение (Кристалл, 2000). В формировании наркотической зависимости отмечают ро ль бессознательных страхов и желаний матери, которые тормозят способно сти младенца быть одному. В результате у него вырабатывается наркотичес кая зависимость от ее присутствия и ее функций по уходу за ним, формируют ся созависимые отношения. Со врем енем ПАВ замещают переходные объекты детства, однако они не могут обеспе чить формирования механизмов независимости, поэтом ав тор называет объекты аддикции патологическими переходящими объектами . Роль таких объектов могут играть и другие люди , тогда речь идет об эроти ческой зависимости или созависимости (МакДугалл, 1999). Карпман описал « драматический треугольник», который лег в частности в основу проанализ ированной Берном игры «Алкоголик». Каждый игрок попеременно занимает о дну из 3 позиций: Преследователь, Жертва, Спаситель. В день получки, муж при ходит пьяный, без зарплаты и устраивает дома дебош, играя роль Преследов ателя (а жена – Жертвы). Наутро он мучается с похмелья, и исполняет роль Же ртвы, вымаливая прощение жены, которая играет в начале роль Преследовате ля, а простив и дав похмелится – в роли Спасителя. Очевидно, что Преследов атель и Жертва нуждаются в друг друге для садомазохистских созависимых отношений, поэтому Жертва-алкоголик, использует готовность Спасительн ицы-жены самоутверждаться за его счет. Со временем алкоголик подрывает с вою самооценку и впадает в зависимость от жены. Когда ей, наконец, удается привести мужа лечиться, для нее это передача роли Спасителя профессиона лу, а для мужа – ее приедательство и появление совсем уже безжалостного Преследователя («Обложили меня, обложили….») (Берн, 1997). Личностные отно шения Эффективность п сихотерапии аддиктовво многом зависит от учета их личностных способно стей, поэтому стоит на них остановиться. Параноидное расстройство личности не редко лежит в основе аддикции к власти и других сверхценных увлечений. О собенно заметно данное расстройство проявляется при тоталитарном режи ме, когда высоко ценятся проявления силы и власти, а все слабое и ущербное вызывает презрение. Основной его спецификой является наличие сверхцен ной идеи об особом значении собственной персоны. Диагностические критерии: 1) чрезмерная чувствительность к неудачам и от казам; 2) постоянное недовольство другими людьми, склонность не прощать о скорбления, пренебрежительное отношение или причиненный ущерб; 3) подозр ительность и тонкая тенденция по отношению пережитого, когда нейтральн ое или дружественное отношение других неверно истолковывается как вра ждебное или пренебрежительное; 4) бранчливость, драчливость, неуживчивос ть или стойкое, неадекватное ситуации отстаивание собственных прав; 5) ча стые неоправданные подозрения в неверности супружеских и сексуальных партнеров; 6) повышенна я оценка собственной значимости с тенденцией относить происходящее на свой счет; 7) частные необоснованные мысли о заговорах, субъективно объяс няющих события в близком или широком социальном окружении. Психодинамика: проекция, отрицание, рационализация, сты д; оборонительные, мазохистские, ипохондрические черты; несостоявшаяся индивидуализация и проблемы автономии, идентификация с агрессором. Ког нитивные мишени: 1) я благочестивый, благородный, невинный, уязвимый; 2) они в мешивающиеся, злобные, дискриминирующие, склонные к злоупотреблению; 3) м отивы людей вызывают подозрения, будь на чеку, не доверяй; 4) надо быть наст ороже, искать скрытые мотивы, обвинять и мстить. Применяется когнитивно-поведенческая терапия, направленная на снижени е фонового уровня тревожности и совершенствование навыков проблем. Нео бходима предельная открытость и искренность, последовательность такти ки, ясность и однозначность высказываний, исключение юмора в общении, по ддержка сохранных сторон личности , акцент на реальност ь Внимательно вслушиваясь в жалобы и обвинения больного, следует избега ть вставать на чью-либо сторону в конфликте. Шизоидное расстройство личности имеет в своей основе глубокую неспособность к эмпатиче ским отношениям, что приводит к замкнутости больных. С целью получения у довольствия они могут пристраст иться к наркотикам и ал коголю, прибегать к различным половым перверсиям, увлекаться философск ими и религиозными течениями, схемами построения здорового образа жизн и за счет необычных диет и спортивных занятий и т.п. Диагностические критерии: 1) лишь немногие виды деятельн ости доставляют радость; 2) эмоциональная холодность, дистанцированност ь и уплощенный аффект; 3) снижена способность к выражению теплых, нежных чу вств или гнева к окружающим; 4) внешнее безразличие к похвале и критике окр ужающих; 5) сниженный интерес к сексуальному опыту с другими людьми; 6) почт и постоянное предпочтение уединенной деятельности; 7) чрезмерное фантаз ирование и интроспекцию; 8) отсутствие близких друзей или доверительных отношений и нежелание их иметь и 9) отчетливо недостаточный учет социаль ных норм и требований, частые ненамеренные отступления от них. Психодинамика: с оциальная заторможенность, эмоциональные ограничения и неприятие. Отм ечаются также проекция, отрицание, интеллектуализация, уход, изоляция, а утистическое фантазирование. Когнитивные мишени: 1) я самодостаточный, о диночка; 2) они назойливые; 3) мне не нужны другие люди; взаимоотношения с люд ьми беспорядочны и нежелательны; 4) надо дистанцироваться от людей. Используется групповая терапия, направленная на идентификацию эмоций, коммуникативный тренинг, повышение социальной активности в условиях терапевтической среды. Необходимо индивидуализирова ть программу адаптации в социальном окружении, проявлять к больному теп лое отношение без навязчивости, для повышения мотивации к лечению испол ьзовать тенденцию больного к интроспекции. Антисоциальное расстройство личности заключается в грубом игнорировании прав окружающих. Основная чер та – стремление непрерывно получать удовольствие, избегая всякого нап ряжения и труда. Начиная с подросткового возраста характерны прогулы, по беги из дома, драки, воровство, злоупотребление ПАВ, промискуитет, суицид ный шантаж. В местах заключения такие пациенты могут составлять до 75% осуж денных. Многие формально не нарушают законов, эгоистично эксплуатируя д ругих в рамках избранной профессии. Диагностические критерии: 1) бессердечное равнодушие к чувствам других, неспособность к эмпатии; 2) отчетливая и стойкая безотве тственность и пренебрежение социальными нормами, правилами и обязанно стями; 3) неспособность к поддержанию устойчивых отношений при отсутстви и затруднений в их установлении; 4) крайне низкая фрустрационная толеран тность и низкий порог проявления агрессивного, в том числе насильственн ого поведения; 4) отсутствие сознания своей вины или неспособность извле кать уроки из негативного жизненного опыта, в особенности наказания; 6) вы раженная склонность обвинять окружающих или предлагать благовидные об ъяснения поведению, приводящему к конфликту с обществом и 7) постоянная р аздражительность. Психодинамика: импульсивность поведения обусловлена с нижением необходимости личности к планированию и суждениям; имеются на рушения или пробелы в структуре личности; примитивное или недостаточно зрелое сознание; дефицит в общение с окружающими (отсутствие эмпатии, лю бви и доверия); признаки садомазохизма, нарциссизма, депрессии. Когнитив ные мишени: 1) я одиночка, независимый, сильный; 2) они уязвим ые, подчиненные, но эксплуатирующие; 3) другие – это лохи и слизняки, они за нимаются эксплуатацией; так как я особенный я заслуживаю особых правил, я стою над правилами ; 4) н адо нападать, грабить, обманывать и манипулировать, использовать других , нарушать правила. Психотерапия включает в себя длительное, повторное уст ановление допустимых границ. Важны четкие рамки, затрудняющие манипули рование со стороны больного, в особенности суицидный шантаж. Необходимо помочь больному отличать тестирование реальности от запугивания, согл асованных с ним контроль от нарушения его прав; его надо стимулировать к нахождению альтернативных решений. Полезно участие в группе взаимопом ощи, супружеская и семейная терапия. Садистическое р асстройство личности начинается в ранней молодости и п роявляется в следующем. Больной проявляет физическую жестокость и прим еняет силу с целью установления доминирования в отношениях. Издевается или унижает других в присутствии окружающих. Жестоко о бращается с кем-то, кто находится в его власти: с ребенком, учащимся, больн ым, подчиненным по службе. Развлекается или получает удовольствие, если другие испытывают психологические или физиологические страдания. Он в восторге от сцен жестокости, ранений или пыток, обожает оружие . Лжет, чтобы оскорбить другого или вызвать у него боль. Заставляет других делать, то, что он хоче т, запугивая и терроризируя их. Ограничивает независимость близких людей: не позволяет супруге уход ить из дома или дочери-подростку ходить на вечеринки. Садизм, как правило, сочетается с мазохистскими чертами, особенно у женщин. Фрейд читал, что садизм является инстинктом саморазруш ения на другого человека, активной формой этого инстинкта. Садист получа ет удовлетворение не только от причинения боли своей жертве, но и от мазо хистской идентификацией с ней. Большое значение имеет чувство безнаказ анности за нарушение культурного запрета и причинения боли и ощущения б езграничной власти над объектом, что может вызвать сексуальное возбужд ение. Садистические личности могут направляться на принудительное леч ение, используются, в частности, аверсивные методы терапии, которые имею т кратковременный эффект. Пассивно-агресс ивное расстройство личности отличается постоянной ус тановкой к скрытому саботажу, пассивному сопротивлени ю руководству, при этом открытое проявление агрессии не допускается. Бол ьные постоянно всем не довольны, все критикуют, находят особое удовольст вие в том, что обескураживают других и портят им удовольствие. Негативны е реакции окружающих на их поведение замыкают порочный круг. Расстройст во нередко сочетается с алкоголизмом и демонстративно-шантажным суици дным поведением. Пассивно-агрессивное поведение народа исподтишка под точило экономические и политические основы СССР. Теперь оно же тормозит возврат к рыночной экономике и строительства демократического обществ а. Диагностические критерии: 1) невыполнение сроков, оттягивание и откладыв ание выполняемых повседневных заданий, в особенности, когда завершение стимулируется окружающими; 2) необоснованный протест против справедлив ых требований и замечаний окружающих, заявление о неправомерности этих требований; 3) упрямство, раздражительность или конфликтность при вынужд енной необходимости выполнять нежелательные для больного задания; 4) необоснованная критика в адрес нач альства и ответственных лиц; 5) намеренно медленная или плохая работа при выполнени и нежелательных заданий ; 6) препятствование усилиям других за счет невыполнения сво ей части работы и 7) избегание выполнения обязательств со ссылкой на забы вчивость. Когнитивные мишени: 1) я некомпетентный, самодостаточны й, уязвим к контролю и вмешательству; 2) они назойливые, требующие, вмешива ющиеся, контролирующие, доминирующие; 3) другие ограничивают мою свободу действий; контроль со стороны других недопустим; я должен делать все по-с воему; 4) надо использовать пассивное сопротивление и поверхностное подч инение, избегать правил и уклонятся от следования им. Применяется ассертивный и психологически-социальный тренинг. Выраженн ое сопротивление терапии преодолевается с помощью парадоксальных пред писаний, когда пациенту предлагают делать противоположное тому, чего от него добиваются. На суицидные угрозы следует реагировать не так как на д епрессивную реакцию по поводу утраты любви, а как на скрытую агрессию. Импульсивное расстройство личности п роявляется в эпизодах потери контроля над агрессивными пробуждениями, сопровождающихся нападением на окружающих и повреждением имущества (к ластомания, от греч. klastos – ломат ь, mania - страсть). Уровень агрессии в это время намного превышает обычную реакцию больного на обычные ситуа ции. Перед эпизодом возбуждения наблюдаются признаки нараст ающего дисфорического напряжения с ощущением своего бессилия, не возможности изменить окружающее. Данное расстройство наблюдается преи мущественно у мужчин, многие из них прибывают в исправительных заведени ях, тогда, как страдающих этим расстройством женщин, чаще можно встретит ь и в психиатрических учреждениях. В отличие от страдающих антисоциальн ым расстройством личности, эти больные искренне раскаиваются в своем по ступке, обвиняют себя. Провоцирующими ситуациями для вспышки агрессии о бычно служат обстоятельство или поведение партнеров, ассоциирующихся с травмирующими ситуациями детства. Родители больных склонны к алкогол изму, промискуитету и насилию, среди прямых родственников часты случаи и мпульсивного расстройства личности. Диагностические критерии: 1) отчетливая тенденция к ссорам и конфликтам с другими, в особенности при воспрепятствовании импульсивными действи ями или порицании; 2) отчетливая тенденция к неожиданным поступкам без уч ета их следствий; 3) склонность к вспышкам ярости или насилия с неспособно стью контролировать эксплозивное поведение; 4) трудности в сохранение ли нии поведения, которое не подкрепляется непосредственным удовлетворен ием и 5) лабильное и непредсказуемое настроение. Выделяют тип чрезмерно контролирующе го себя агрессоров , очень сдержанных, внешне покорных и пассивных. Однако когда их терпение лопается, они проявляют неожиданную крайнюю жестокость. Такое поведение в массовом масштабе Пушкин описал д вумя словами : «Народ безмолвствует» и «Русский бунт, бессмысленный и бе спощадный». В психодинамике ведущую роль играет перенос, когда угрожающая фигура ассоциируется с аг рессивным родителем, а также идентификация вовне и таким образом защища ет себя двумя способами: во-первых удалением разрушител ьной энергии изнутри и, во-вторых уничтожением чужой агрессивности, кото рая может уничтожить извне. Психотерапия направлена на то, чтобы помочь больному пр отивостоять фрустрации и поверить в собственные силы, а также, на то чтоб ы научить его распознавать первые признаки появляющегося раздражения и выражать его в приемлемых формах. В терапевтической группе следует быт ь готовым к нападению пациента на других ее участников. Необходимо назна чить жестокие ограничительные условия, назначить литий и финлепсин. Для детей и подростков полезна семейная терапия, направленная, прежде всего , на сглаживание социальных последствий агрессивного поведения. Пограничное расстройство личности ха рактеризуется крайней нестабильностью аффекта отношений и самооценки . Больные употребляют наркотики , переед ают, транжирят деньги, их сексуальное поведение беспорядочно, сексуальн ая ориентация неопределенна. Характерны отчаянные попытки избежать ре ального или воображаемого одиночества, неустойчивые и бурные межлично стные отношения с поочередными колебаниями между крайней идеализацией и крайне негативной оценкой объекта фиксации. На фоне х ронической скуки и чувства опустошенности возникают эпизоды выраженно й дисфории, раздражительности или тревоги, которые могут длиться от неск ольких часов до нескольких дней и сопровождаются суицидальным поведен ием. У больных берет верх то жажда власти, то влечение к смерти, и нередко о ни рискуют жизнью пытаясь с помощью суицидального шантажа предотврати ть уход любимого. Больные совершают правонарушения, зан имаются рискованным сексом, лихой ездой на автомобиле, периодически нан осят себе раны, ожоги и другие повреждения, чтобы избавиться от неприятн ой опустошенности , скуки и невозможности ощутить себя . Сами больные объясняют свои саморазру шенные действия следующими потребностями: убедиться что они еще живы и р еально существуют; уменьшать негативные чувства такие, как гнев, страх и ли чувство вины; подавить мучительные воспоминания; пол учить повод позвать окружающих на помощь. Диагностические критерии, кроме сформулированных для импульсивного типа, имеют: 1) нарушение и неуверенность в восприятии себя, своих целей и внутренних предпочтений (включая сексуальные); 2) склонность к установлению интенсивных, но не стабильных отношен ий; 3) привлеченные усилия, направленные на избегание состояния покинуто сти и одиночества; 4) повторяющиеся элементы саморазрушительного поведе ния или угрозы и 5) стойкое чувство внутренней пустоты. П сиходинамика определяется конфликтом между избыточной агрессивность ю и невыносливостью к тревоге сепарации. В качестве защиты используется расщепление (сплиттинг), следствием которого является слабость Я и низки й импульсивный контроль. Непредсказуемость вспышек гн ева связана с чрезвычайно быстрым переходом от примитивной идеализаци и к девальвации («от любви до ненависти - один шаг»). Примитивная идеализац ия позволяет не опасаться разрушить внешний объект. Объекты, воспринима емые как идеально хорошие, также используются пациентом для подкреплен ия ощущения собственной грандиозности, он пытается манипулировать ими для достижения чувства удовлетворения и защищенности, а когда разочаро вывается в объекте, обесценивается и отвергает его прежде, чем последний превратится в опасного преследователя. Разочарование в партнере может объяснить через мехнаизм проектированной идентификации: бессознатель ным желанием вызвать у партнера те же чувства, которые пациент испытывае т сам. Если ответ на ожидание больного, что партнер будет любить его как се бя самого, тот не отвечает взаимно стью, он – предатель, враг. Благодаря проективной идеализации пациент п ровоцирует свою агрессию на значимый объект и идентифицируется с ним, об ретая всемогущество, при этом он опасается его нападения и нападает перв ым. Потребность реализовать агрессивные импульсы и жажда общения часто сменяют друг друга, в результате тенденция к постоянству выражена слабо . Эти дихотомические образования могут функционировать благодаря отри цанию эмоций, противоположных испытываемых в данный момент. Когнитивные мишени: 1) я не в состоянии дисциплинировать себя; я плохой чел овек и заслуживают наказания; 2) если они узнают меня, то никогда не полюбя т; они готовы использовать и обижать меня; 3) я должен контролировать свои эмоции, чтобы не случилось катастрофы; мне нужен надежный друг, иначе я не справлюсь; я всегда буду одиноким, никому не нужным и 4) надо подчинять сои желания желаниям других, иначе они отвергнут меня или нападут; я должен в одиночку защищаться от окружающих. В психотерапии используется сочетание поддерживающей и разъясняющей т ерапии. Психотерапевт выступает в роли вспомогательного Я. Поведенческ ая терапия применяется с целью контроля за импульсивностью и вспышками гнева, понижения чувствительности к критике и мнениям окружающих, обуче ния социальным навыкам. Декомпенсация расстройства может потребовать непродолжительной госпитализации. При назначении фармакотерапии возм ожно развитие лекарственной зависимости. Истерическое расстройство личности ч асто проявляется в форме любовной и алкогольной зависимости, стремлени е к лидерству, в виде демонстративных агрессивных эпизодов («истерик») и демонстративно-шантажного поведения. Диагностические критерии: 1) показ ной характер, театральность поведения или преувеличенное выражение ч увств; 2) внушаемость, легкое попадание под влияние ситуативных воздейст вий или окружающих; 3) поверхностный, лабильный аффект; 4) постоянный поиск возбуждающих переживаний и взаимодействий, в которых субъект находить ся в центре внимания; 5) неадекватное подчеркивание своей сексуальности во внешности и поведении и 6) чрезмерная озабоченность своей внешней при влекательностью. Психодинамика: фантазии, эмоциональность и театральный стиль поведени я, импрессионистское и обобщенное мышление. Подавление, отрицание, идент ификация, обыгрывание действием, психогенные нарушения чувств и движен ий, психоматические расстройства, диссоциация и приписывание своих внутренних конфликтов внешним фактором. Ложная идентиф икация и амбивалентные отношения с родителями противоположного пола. П атологическая фиксация на раннем генитальном уровне развития обуславл ивает страх перед сексуальностью, несмотря на склонность к обольщению. Когнитивные мишени: 1) я обаятельно, привлекательный; 2) он и чувствительные, восхищающиеся; 3) я могу руководствоваться своими чувс твами; 4) надо использовать обаяние, истерики, вспышки раздражения, плача, суицидные попытки. Эффективна индивидуальная и групповая психодинамич еская психотерапия, направленная на осознание и обработку вытесненног о травмирующего опыта. Для нарциссического расстройства личности характерно преувеличение собственной значимости и повышенная о забоченность вопросами самоуважения, завышенные притязания, жажда сла вы и богатства, зависимость от ПАВ. Диагностические крит ерии: 1) переоценка собственной значимости, достижений и талантов, ожидан ие талантов своего превосходства в отсутствие оправдывающих это притя зание достижений; 2) фиксация на фантазиях о безграничном успехе, власти, у ме, красоте и идеальной любви; 3) убежденность в своей особенности, уникаль ности, возможности быть понятыми и принятыми лишь особыми и влиятельным и людьми (или общественными учреждениями); 4) потребность в чрезмерном пок лонении перед собой; 5) необоснованное представление о своем праве на при вилегированное, льготное положение; 6) импульсивное удовлетворение жела ний; 7) склонность эксплуатировать, использования других, для достижения собственных целей; 8) недостаток эмпатии, нежелание признавать чувствам и нужды окружающих и считаться с ними; частая зависть к окружающим или уб еждение в завистливом отношении к себе и 9) заносчивое, высокомерное пове дение и соответствующие установки. В психодинамике основанное значение имеет дихотомия: чувство собствен ной значимости – ранимости. Всемогущество защищает от страха примитив ной агрессии и переживания зависти. Убежденность в своей избранности и м асштабности (хотя бы в постановке грандиозных целей или безмерного хвас товства) компенсирует скрытое чувство собственной неполноценности и т рудности в формировании значимых привязанностей. Высо комерное, напыщенное и доминирующее поведение защищает от паранойяльн ых черт, образующихся в результате проекции орального гнева. Объектные о тношения отсутствуют из-за неспособности зависеть от интроецированных хороших объектов, что объясняется наличием примитивных и вызывающих ст рах интроектов. Кохут (2003) описал два типа нарциссических переносов: зеркально отражающий , с возрождением инфантильной потребности получать ответную реакцию и б ыть ценимым, и идеализирующий, с воссозданием потребности в идеальном об ъекте для поддержания ощущения целостности Я. Первый тип связан с гранди озно-эксгибиционистской потребностью младенца демонстрировать матер и в ожидание невербальных проявлений восхищения с ее стороны. Фрустраци и этой потребности оставляет незаживающую нарциссическую рану. Потреб ность зеркализации остается примитивной и проявляется у взрослого в ви де нереалистической самоуверенности и хвастовства; по вторная фрустрация вызывает у больного нарциссическую ярость с захлес тывающим аффектом обиды и ненависти. Идеализирующий перенос связан с по требностью в идеальном родительском образе, фрустрация этой потребнос ти приводит к дефекту самости, который лишает взрослого чувства юиора, в дохновения, жизнерадостности. Когнитивные мишени: 1) я особенный, уникальный, заслужива ю особых правил; 2) они восхищаются, соблазняются мною; 3) я лучше других; люд и должны служить мне и восхищаться мною; они не имеют права отрицать мои д остоинства; 4) надо использовать манипуляции. Лечение включает индивидуа льную психотерапию, поддерживающую или ориентированную на формировани е адекватной самооценки; полезны ролевые игры, направленные на тренинг о братной связи и эмпатии; в тяжелых случаях необходима терапия средой. Ва жно сохранять самоуважение пациента, которое может пострадать от вмеша тельства терапевта, подчеркивать его права, избегать соперничества, обн адеживать. Компульсивное расстройство личности проявляется, в частности, в трудоголизме. Диагностические критерии расс тройства: 1) постоянные сомнения и чрезмерная достоверность; 2) постоянная озабоченность деталями, правилами, перечнями , порядком, организацией или планом; 3) перфекционизм, стремление к совершенствовани ю и связанные с этим многочисленные полупроверки, что нередко препятств ует завершению выполняемых задач; 4) чрезмерная добросовестность и скруп улезность; 5) неадекватная озабоченность продуктивностью в ущерб получе нию удовольствия и межличностным отношениям вплоть до отказа от них; 6) чр езмерная педантичность и следование социальным условностям; 7) ригиднос ть и упрямство; 8) необоснованное требование, чтобы другие подчинялись ег о привычкам и столь же необоснованное желание позволить им что-либо дела ть самим. Психодинамика: изоляция эмоций, реактивное образовани е, отмена, интеллектуализация, рационализация. Эмоциональная недоверчи вость, проблемы неподчинения и неповиновения, фиксация на анальной стад ии развития. Гиперконтроль, регламентация всей жизни является защитой о т опасных побуждений. Жесткость суждений помогает избегать осознания и вербализации подавленного содержания. Этой цели служат постоянные сом нения, откладывание решений и дел на потом. Когнитивные мишени: 1) я дисциплинированный, ответственный, разборчивый, компетентный; 2) они безответственные, легкомысленные, некомпетентные, п отакающие своим желаниям ; 3) я знаю, как лучше; детали имею т решающее значение; люди должны работать лучше и больше стараться; 4) надо стремиться к совершенству, применять правила и оценки, контроль и наказ ания, использовать слово «должен». Коррекция компульсивных проявлений включает разъясня ющую или ориентированную на формирование адекватной самооценки индиви дуальную и групповую терапию. Лечение должно проводиться с учетом пробл ем, связанных с контролем, подчинением, интеллектуализацией. Следует пок азать пациенту то положительное, что содержится в его мучительной самок ритике (высокая требовательность к себе), постоянно напоминать о необход имости как можно интенсивнее взаимодействовать с окружающей реальност ью; необходимо поощрять живое фантазирование, развивать образное, эмоци ональное начало с помощью арттерапии. Приходится считаться со склоннос тью пациентов навязывать собственный план обследования и лечения. Поск ольку больные ценят точность, вникают в детали, не следует жалеть времен и на систематизированные рациональные объяснения. Нужно терпеливо выс лушивать пациента, уважать его стремление к самостоятельности, занимат ь неконфликтную, гибкую, доброжелательную позицию, заменять моральную м одель психологической. Уклоняющее (избегающее) расстройство личности в быту называют комплексом неполноценности. У пациентов с этим расстройством нередко связывается аддикция избегания. Диагностические критерии расстройства: 1) стойкое, глобальное чувство на пряженности и озабоченности; 2) убежденность в своей социальной неловкос ти, непривлекательности или малоценности в сравнении с другими; 3) повыше нная озабоченность критикой или неприятием в социальных ситуациях; 4) не желание выступать во взаимоотношения без гарантии понравиться, хотя же лание завязывать близкие отношения с другими людьми имеется; 5) ограниче нность стиля жизни из-за потребности в физической безопасности и 6) уклон ение от профессиональной или социальной деятел ьности, связанной с интенсивными межличностными контактами, из страха критики, неодобрения или отверждения. Психодинамика: у клонение от активной деятельности и подавление своих чувств является з ащитной реакцией на глубоко укоренившийся страх неодобрения. Присутст вует фоновая агрессия, появившаяся до и после возникновения эпидова ком плекса. Отмечается интроверсия – обращение либидо внутрь вследствие ч увства неполноценности. Когнитивные мишени: 1) я уязвим к недооценке, отвержению; 2) они критически н астроенные, унижающие, стоящие выше, идеализированные; 3) ужасно быть отве ргнутым, униженным, если бы люди знали меня настоящего, если бы меня отвер гли; не могу терпеть неприятных чувств; 4) надо избегать ситуаций оценки, н еприятных чувств и мыслей. Психодинамическая терапия направлена на рас следование истории формирования заниженной самооценки, отреагировани е аффектов, связанных с негативным опытом. Используется ассертивный тре нинг с акцентом на закреплении самоутверждающего стиля поведения в обы денных ситуациях общения. У зависимых личностей обычно развивается созависимость, склонность «цепляться» за зна чимых других, в тени которых они живут – обычно это тоже аддикт (нередко м уж-алкоголик). В случае утраты (или угрозы утраты) близких отношений они чу вствуют опустошенность и подавленность , никчемность и ненужность. В одиночестве пациенты переживают чувства дискомфорта и беспомощности из-за преувеличенного страха, что они не способны позаботиться о себе. Диагностические критерии: 1) неспособность принимать ре шения без советов людей; 2) готовность позволять другим принимать важные для пациента решения; 3) готовность соглашаться с другими из страха быть о твергнутым, даже при осознании, что они не правы; 4) затруднения в том, чтобы начать какое-то дело самостоятельно; 5) готовность добровольно идти на вы полнение унизительных и неприятных работ с целью приобрести поддержку и любовь окружающих; 6) плохая переносимость одиночества – готовность предпринимать значительные условия, чтобы его избе жать; 7) чувство опустошенности или беспомощности, когда обрывается близ кая связь; 8) охваченность страхом быть отвергнутым и 9) легкая ранимость, п одатливость малейшей критике или неодобрению со стороны. Когнитивные мишени: 1) я социально ущербный, нуждающийся, некомпетентный, слабый, беспомощный; 2) они заботящиеся, поддерживающие, к омпетентные; 3) чтобы выжить и быть счастливым, мне нужны люди; я нуждаюсь в постоянной поддержке и поощрении и 4) надо устанавливать зависимые отнош ения. Психотерапия аналогична лечению избегающей личности и должна вкл ючать ассертивный тренинг. Групповая терапия женщин особенно эффектив на в однородных по полу группах. При индивидуальной тера пии имеется риск формирования зависимости пациента от терапевта. Следу ет быть готовым к появлению негативных контртрансферных чувств в связи с чрезмерными ожиданиями пациента, что терапевт будет отвлекать его и пр инимать за него решения. Конформист безгранично разделяет авт оритетную точку зрения. Попав под влияние группы, такой человек легко сп ивается, втягивается в групповые правонарушения или становится адепто м культа. Последователей кумиров-харизматиков называют экноиками (греч. ek – из, nus – ум, разум). Конформист лишен каких-либо индивидуальных черт характера, он «плывет по течению» , слепо подчиняясь своей среде, и постоянно гот ов следовать мнению большинства. Он некритически во спринимает мнение авторитета или группы, даже если оно явно не соответст вует действительности. Совершенствование ограничивается у конформист ов подражанием. Они неинициативны, им свойственна шабло нность, склонность к морализации, консерватизм. Их речь изобилует трафар етными фразами, бюрократическими штампами (вспомните героев Зощенко). Он и одеваются по форме, ведут себя, как «положено». Конформисты насторожен но относятся к незнакомцам, часто проявляют ксенофобию и враждебность к инакомыслию. М. И. Енакиев прив одит перечень наиболее характерных черт тотализированного типа личнос ти. Конвенционализм – некритическое принятие догматических норм и пра вил, тревожная озабоченность за их повсеместное исполнение. Верноподда нность, авторитарная независимость – преклонение перед официальной в ластью, некритическая идеализация политических лидеров, вера в независ имость. Авторитарная агрессивность – ненависть ко всем инакомыслящим. Этноцентризм – крайняя переоценка роли своей нации во всемирно-истори ческом процессе, наделение других народов отрицательным качествами. Ри гидность, косность мышления, безапелляционность сужде ний, оценок, неспособность к диалогу, пониманию оппонентов. Уверенность в «моральной частоте» представителей только своей группы, стремление к самоутверждению через принадлежность к корпоративным, кастовым объеди нениям; высокомерное и враждебное отношение к людям, не входящим в корпо рацию. Депрофессионализация - утрата компетентности, профессиональных знаний, социальной ответственности (по: Антоян, 2003). Первичная выгода конформизма заключается в бегстве ли чной ответственности, вторичная – в ожидании награды за свое верноподд аничество. При этом конформист жертвует своими правами человека и самоу важением в обмен на групповую идентификацию и возможность занятия соци альной высоты. После развала СССР огромное число конформистов оказалос ь не готово к переменам и превратилось в фанатиков коммунистической иде и и прошлого образа жизни; этим в определенной степени можно объяснить з амедленный выход страны из кризиса. Депрессивное ра сстройство личности . Диагностические критерии: 1) преобладает унылое, мрачно-подавленное настроение; 2) отнош ение к себе основано на убеждение своей неполноценности, никчемности, ни зкой самооценки; 3) выражена тенденция к самокритике, самообвинению и пре уменьшению своих заслуг; 4) типичен пессимизм, склонность переживать чув ство вины и сожаления; 5) имеется склонность к печальным размышлениям и по иску поводов для беспокойства и 6) отмечается негативное, критическое ил и осуждающее отношение к окружающим. При этом больные доброжелательны, з астенчивы, готовы прийти на помощь, склонны брать на себя основную работ у. Велик риск суицида. Психодинамические факторы: отсутствие самоуважения, с амонаказание, неотреагированная ранняя утрата объект а любви с возложением ответственности за это на «плохого» себя. Идентифи кация с другими путем приписывания им своей идентичности, интроекции и с имбиоза. В результате человек избегает реальных отноше ний с партнером. Используются также перенос, реактивное образование (чре змерная забота вместо вытесненной обиды и т.п.), обращение агрессии на себ я (аутоагрессия). Когнитивные мишени: 1) я не могу жить без него или без нее; я сделаю ошибку, а это будет обозначать, что я бестолковый; 2) они лучше меня; и х хорошее отношение надо заслуживать; 3) если человек спо рит со мной, значит я ему не нравился; мое человеческое достоинство завис ит от того, что думают обо мне другие; 4) чтобы быть счастливым, нужно чтобы в се меня любили за безотказность или уважали за успехи. Динамическая терапия депрессивной личности направлен а в первую очередь на поощрение вскрытия и отреагирован ия враждебных чувств, которые позволены с терапевтом в отличие от того, к ак это было с родителями. Неоходимо поддерживать у пациента проявления э гоизма, соперничества, а иногда и оппозиции, интерпретируя их победу над страхом и угодничеством. Важно признавать свои терапевтические ошибки и соглашаться с критикой пациента в свой адрес, чтобы помочь ему перейти из позиции «снизу» положение «на равных». Готовность пациентов к самокр итике следует использовать для атаки сурового Суперэго. Прохождение за вершающей фазы терапии требует бережной работы со страхом разлуки, кото рый связан с детским переживанием необратимой сепарации или утраты. При меняется также групповая и межличностная (например, супружеская) терапи я. Пораженческое (м азохистское) расстройство личности характеризуется с аморазрушительным стилем жизни. Обычно им страдает женщина, дляой харак терны следующие черты. Она выбирает людей или ситуации, которые приводят к разочарованию, неудаче или плохому обращению, хотя лучшие варианты яв но были доступны. Отвергает или делает неэффективными попытки других по мочь ей. Собственные успехи и другие положительные события в жизни вызыв ают у нее подавленность или чувство вины, она реагирует на них неосознанным стремлением причинить себе боль (например, с ней про исходит несчастный случай). Провоцирует злобу или отвержение со стороны других, а затем чувствует себя оскорбленной, побежденно й или униженной (например, публично высмеивает мужа, а ко гда он выходит из себя, чувствует себя обиженной). Она отвергает собствен ное удовольствие, игнорируя возможности его получения или не желая приз нать, что получила удовольствие, хотя имеет возможность наслаждаться жи знью. Не может выполнять трудные задания ради себя, хотя делает что-то не м енее трудно ради других. Не интересуется теми, кто хорошо обращается с не й, оставляет их без внимания и отвергает. Постоянно стремится принести с ебя в жертву, несмотря на противодействие и неодобрение партнеров. Вступ ает в связи, где заведомо будет только страдать. Мазохисты склонны к виктимности (англ. vitim – жертва), под кото рой понимают предрасположенность человека становится жертвой правона рушений, несчастных случаев и т.п. Обнаружено, что каждая четвертая жертв а убийства ускоряет нападение своего агрессора. Мазохисты сходны с пара ноидными личностями: и те, и другие постоянно ожидают угрозы. Однако пара ноидные личности нападают на предполагаемого агрессора, а мазохисты – на себя. Параноидные люди приносят в жертву любовь ради ощущения власти, а мазохисты наоборот. Мазохистские черты в ответ на жестокое обращение в детс тве чаще всего развиваются у девочек, поскольку мальчики в этом случае и дентифицируются с агрессором и впоследствии развиваются в садистическ ом направлении. В отличие от депрессивных личностей, мазохистские не при миряются со своей судьбой, а используют саморазрушительное поведение д ля получения ощущения морального превосходства. Как и депрессивные лич ности, мазохисты используют такие психологические защиты, как интроекц ию обращения против себя и идеализацию. Кроме того, они часто применяют м орализацию и отреагирование вовне саморазрушительным и действиями. На поведение укладываются в следующую схему: 1) провокация; 2) умиротворение («Я уже страдаю, поэтому не надо меня наказывать»); 3) эксгиб иционизм («Обрати внимание на мое страдание»); 4) избегание чувства вины (« Видишь, что заставил меня сделать!»). Мазохисты редко отрицают страдания, чтобы продемонстрировать свою выносливость к боли, всепрощение и неспо собность заподозрить обидчика в плохих намерениях. К мазохизму прив одит сексуализация ситуаций, связанных с объективной опасностью. Агрес сивная энергия, которая не получила разрядки в борьбе, может быть захвач ена Суперэго и служить источником чувства вины (Гартман и др., 2000). Влечение мазохиста к страданию связан о со стрем лением повторить ранний болезненный опыт общения с матерью. Мазохист стремится к боли из-за того, что она ассоциируется с объек том любви, который раньше причинял боль. При проведении динамической терапии укладывание паци ента на кушетку подчеркивает доминирование терапевта; предпочтительне е положение лицом к лицу, избегание проявлений как всемогущества и прево сходства, так и готовности к самопожертвованию, акцент на реальных и отн ошениях и способности пациента улучшить свое положение. Если терапевт п ринимает на себя ответственность за несчастье такого пациента и пытает ся найти решение его проблем, он угрожает лишить пациента выгод от его об ычной стратегии. В этом случае у «отвергающего помощь жалобщика» развивается негативная терапевтическая реакция: «Только поп робуй помочь мне – станет хуже и мне, и тебе». Следует игнорировать попыт ки пациента привлечь к себе внимание своими страданиями и поддерживать его, когда он открыто отстаивает свои права. В анализе невроза переноса акцент делается на осознании склонности пац иента к подчинению и провоцированию партнера, пассивному сопротивлени ю контролю, использование партнера с целью подержания собственного деп рессивного состояния, скрытому бунту, агрессии и упадку духа, маневрам, п озволяющим избежать личной ответственности. В работе с чувств ами основное внимание уделяется таким запретным для пациента эмоциям, к ак чувства гнева и удовольствия. Они обычно прячутся за маской апатии ил и саботажа терапии. Переживания гнева и удовольствия блокируются страх ом наказания и чувством вины. Терапевт должен вначале вскрыть и разрешит ь пациенту испытывать и выражать открыто чувства страха и вины. На заклю чительном этапе терапии акцент перемещается на работу с чувством печали по поводу первоначальной трагедии и упущенных вследс твие мазохистского стиля жизни возможностей. В это время необходимо поо щрять отказ пациента от желания отомстить за перенесенные в прошлом пот ери. РАЗДЕЛ 2 . 2.1. Семья, как де те рминанта формирования зависимого по ведения . Значение семьи в жизни каждого индивида и в жизни общест ва невозможно переоценить. Семейное воспитание, наличие собственной се мьи, внутрисемейные отношения – важнейшие факторы формирования и суще ствования личности. Социологически семья выступает в двух ипостасях: ка к первичная (малая) группа и как социальный институт. Социальная групп а – это коллектив индивидов вступающих в определенные отношения, взаим одействия и формирующих социальные отношения ( Аберкр амбн Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь. Казань 1997 с.57 ) . Первичная группа (п о C . Coley ) – небольшая группа, людей складывающаяся в силу непосредственного взаимодействия индивидов. Как малая группа семья может быть сосредоточ ением любви, дружбы, интеграции, взаимной поддержки и взаимопомощи. Но он а же может служить источником межличностных, внутригрупповых конфликт ов (гендерных, поколенческих). Семейные конфликты обычно связаны с разли чного рода насилием – от вербального и психологического до физическог о, в т.ч. с летальным исходом . Интегрированная, конфликтная семья служит существенным антидевиантог енным фактором. По данным Я.Гилинского, П.Юкацкевича – отсутствие семьи, неустроенность в сфере семейно-бытовых отношений служит суицидным фак тором. Аналогичный вывод вытекает из анализа данных о семейном положени и лиц, привлеченных к уголовной ответственности и находящихся в местах л ишения свободы (Милихин А.С. Общая характеристика осужденных (по материа лам специальной переписи 1989г.) М., 1991. с.27-30, 95-97). Вместе с тем семейные конфликты могут стать поводом для трагического ре шения и выступить суицидным фактором. Это двойственная роль семьи (без семьи плохо, плохая семья еще хуже…) проявляется в мотивац ии суицидного поведения. Социальный институт – регулярные и долговременные со циальные практики, санкционируемые и поддерживаемые с помощью социаль ных норм и имеющих важное значение в структуре общества. Различают инсти туты экономические, политические, стратификации, культуры, родства, к чи слу последних относится и семья, будучи социальным институтом она являе тся одним из институтов социализации и одним из институтов социального контроля. Социализация – многозначный термин. Педагоги и психологи акцентируют внимание на социализации как процесса усвоение индивидом знаний, социа льных норм, образцов поведения. Для социолога под социализацией понимается прежде всего включение инд ивида в общество, в систему общественных отношений посредством изменен ия его (индивида) общественными свойствами. При этом общество (через свои институты, (в т.ч. семью) ) предоставля ет набор социальных позиций; наделяет индивидов свойствами (знаниями, пр офессиональными навыками, умениями), необходимыми для занятия имеющихс я («предоставленных») позиций; определяет механизм распределения индив идов по позициям. Одним из важнейши х интегративных «девиантогенных» факторов, влияющих на уровень, структ уру, динамику девиантности и ее различных проявлений (преступности, нарк отизма, пьянства и др.), является противоречия между непотребностями люд ей и возможностями их удовлетворения. Последнее же зависит от социально го статуса индивида, от его места в социальной структуре общества. А эти статус и место в значительной степени определяются (во всяком случае в начале жизненного пути как стартовая площадка карьеры) с татусом и местом родительской семьи в обществе. Близко к гулоненному пон имание Р.Мертонош девиантогенной роли противоречия между принятыми ку льтурными ценностями и классовой структуры, ограничивающей доступ мно гих людей к возможностям легального достижения этих ценностей ( Meron R / Social Structure end Anomie // American Sociological 1938 №3. Р.672-682 ) . Если социально значимое поведение в высокой степени оп ределяется социальной позицией индивида в структуре общества, то само э то место существенно зависит от социально-экономического статуса роди телей. Итак, первый объективный, не зависящий от индивида, ни от его родителей фа кт, влияющий на большую или меньшую вероятность негатив ного девиантного поведения в будущем – социальное происхождение. Еще в 1977 году коллективу лабораторий социологических исследований Научно-ис следовательского института комплексных социальных исследований при Л енинградском госу4дарственном университете удалось показать зависимо сть различных видов активности людей от их социального происхождения и статуса (под ред. Л.Спиридонова и Я.Гилинского. Л., 1977) . В настоящее время нако плен огромный отечественный и зарубежный материал, подтверждающий ска занное. И хотя вертикальная мобильность людей в современных развитых ст ранах достаточно велика (в частности, «система образования…стремится к ак можно дольше оставлять открытыми возможности для приобретения каче ств, позволяющих подняться человеку над социальным классом своего прои схождения » ( Коэн А. Отклоняющееся пове дение и контроль над ним // Американская социология: Персп ективы, проблемы, методы. М., 1972 с.291 )) , однако зависимость от социально-экономического положения родительской семьи еще велико, и в значительной степени определяет возможности социальной мобильности, карьеры и ее успешности, а следовательно, больших или меньш их возможностей для удовлетворения своих потребностей. Вторым важнейшим для нашей темы фактором является ранн яя социализация. По утверждению социологов и педагогов, дети, лишенные в возрасте до одного года теплых эмоциональных контактов с матерью вырас тают с повышенной агрессивностью. Также по мнению психо логов основные черты характера складываются в возрасте до 5-6 лет. Ясно, чт о неблагоприятные семейные условия формирования харак тера скажутся в более позднем возрасте. Отрицательно влияет на формиров ание характера и других свойств личности авторитетный стиль семейного воспитания, традиционный для России, Украины. Как писал американский пед агог и детский врач Б.Спок, «преступники вырастают из детей, страдавших н е только от недостатка наказаний, а от недостатка любви» (Литературная г азета 1968 №10 с.11). Многочисленные наблюдения за детьми и многочисленные эксп ерименты с животными приводят исследователей к выводам о том, что показа ние не только не устраняет негативность, но поощряет и усиливает ее. Пода вляющее большинство лиц, совершивших насильственные преступления, в де тстве подвергались унижению, наказаниям, страдали от жестокого обращен ия со стороны взрослых и, в свою очередь, уже в детстве обращали на младших , более слабых, или же животных. Интересно отмети ть, что все основные «криминогенные» факторы, тщательно изучаемые зарубежной криминологией (прежде вс его «структурной» ( Hagan J . Structural Criminology . New Jersey ,1989; Messerschmidt J. Crime as Structural action: Gender, Race, Class, and Cn’ me in the Making. SAGE Publication , Ins . 1997)) , - гендер (пол), воз раст, раса (этническая принадлежность), класс – в конечном счете опосред ованы семьей. Т ретьим девиантогенным фактором выст упают многочисленные дефекты семейной социализации и условия воспитания в конфликтных (десоциализированных, «неблагополу чных») семьях. Уже из сказанного ясно, сколь велика роль семьи как одного из институтов социального контроля. Под социальным контролем понима ется механизм самоорганизации (саморегуляции) и самосохранения общест ва путем установления и поддержания в данном обществе н ормативного порядка, устранение или нейтрализации, или минимизации нор монарушающего (девиантного) поведения. Социальными радиаторами человеческого поведения служ ат выработанные обществом ценности и соответствующие нормы. Основными методами социального контроля являются поощрение и наказание. Поощрен ие всегда эффективнее, наказание – популярнее. Различаются формы социа льного контроля: внутренний (интернализированные ценности, совесть) и в нешний (со стороны общества, государства и их органов), формальный и нефор мальный, а также «косвенный», означающий ориентацию индивида на значимы х взрослых, реферектную группу . Семья является институт ом «внешнего контроля» ко формирующем основы контроля внутреннего – н аиболее значимого и эффективного. Если семья с детства с формировала в человеке представление об абсолютной ценности любого че ловека и живого существа (принцип А.Швейцера « veneration vitae » – благовение перед жизнью), о неприкос новенности чужой (частной, коллективной, государственной) собственност и, о терпимости к чужим взглядам, обычаям, привычкам, и эти представления с тали личными убеждениями человека, - он будет поступать в соответствии с о своими убеждениями и вряд ли причинит вред другому лицу или его имущес тву. Но формируются позитивные черты не столько в результат е назиданий и деклараций, сколько на личном примере родителей, других чл енов семьи. И если семья формирует (словами или личным примером) лживость, привычку взять «что плохо лежит», пренебрежение чужими интересами , нетерпимость к чужим взглядам и поступкам и т.п., - вероятнос ть негативных девиаций очень высока. Поскольку семья служит институтом социального контро ля со дня рождения человека, влияет на формирование свойств личности в н аиболее восприимчивом возрасте, постольку и роль семейного воспитания превосходит по значимости все другие средства социального контроля. «П рактика показывает, что такие негативные явления, как пьянство, наркоман ия, проституция и т.д., хотя и связаны с улицей, с бытом и досугом, в какой-то м ере и с местом работы и учебы, берут свое начало в семье и в ней проявляют с ебя наиболее активно» (Абельцев С. Семейные конфликты и преступления // Ро ссийская юстиция. 1999.№5 с.29). То, что «испорчено» семьей и в семье, очень трудно, если не невозможно испр авить с помощью других институтов социального контроля. Более того, «поп ытка усиления принудительных мер социального контроля посредством, на пример, ужесточение полицейских мер…парадоксальным образом ведет к ус иления девиантности» (Аберкрамбн Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический сло варь). Подведем итоги: - тема семьи в контексте девиантности и социального контроля чрезвычайн о важна и теоретически, и практически; - существует, по крайней мере, три среза проблемы: 1) девиантологический, вк лючая криминологический; 2) виктимно-логический; 2) социального контроля; - институт семьи противоречив: семья может играть антидевиантную и деви антную роли; - баланс семейного «добра» и «зла», механизмы их проявлений выявляются в результате эмпирических исследований. При этом возникают неожиданные тривиальные взаимосвязи. Так, исследование девиантности у подростков в Санкт-Петербурге, проведенное центром девиантологии Социологического института РАН, показало, что воспитание в семье, если не предохраняет от а лкоголя, то действует в направлении менее тонких форм его потребления. Ч то касается наркотизации, то семья в целом выступает провоцирующим факт ором (за исключением потребления галлюциногенов). Разумеется подобные в ыводы нуждаются в дополнительной проверке на различных популяциях, тер риториях, а также отслеживаться во времени. 2.2. Роль семейного воспита ния в возникновении аддиктивного поведения. Типы неконструктивного во спитания. Уже отмечалась р оль неблагополучных условий социальной микросреды в возникновении у ч еловека влечения к психотропным веществам. Действительно, этот фактор в о многом определяет, особенно несовершеннолетних, динамику злоупотреб ления алкоголем или наркотиками. Однако понятие – небл агоприятная микросреда - в применении к детям обычно тактируется слишком узко. Называя данный фактор многие по дразумевают при этом лишь неблагополучные или неполные семьи, где родит ели (или один из них) пьют, ведут аморальный образ жизни, а также конфликтн ые семьи, где ребенок постоянно видит ссоры, скандалы, а то и драки. Все эти признаки входят в понятия неблагоприятного воспитания, однако не являю тся исчерпывающими. Они отражают поверхностный взгляд на явления и не вс крывают внутренней психологической сути происходящего. Для формирования личности ребенка важны не столько фак ты, события, происходящие в семье, сколько их значение для него. Рассмотри м типы неправильного семейного воспитания и их роль в формировании личн ости, в первую очередь личности ущербной, прибегающей к химическим спосо бам изменения своего психического состояния. Конечно, в каждой семье есть свои нюансы, сложности и про блемы. Попытка все это схематизировать и дать точную классификацию типо в воспитания детей, куда бы «вписывалась» любая конкретная семья, вряд л и осуществима, любой конкретный случай всегда индивидуален, как и каждый человек с его субъективностью, неповторимостью. Однако можно определит ь основные параметры воспитательных действий, различные сочетания кот орых составляют типы семейного воспитания. Учитывая, что проблема воспитания детей в семье являетс я слишком многосторонней, здесь будут рассмотрены лишь два, на наш взгля д основных параметра личности воспитания . Это во-первых , внимание к детям: степень контроля за ними, руководство их поведением; и во-вторых, эмоциональное отношение к ребенку: степень душевного контакт а, нежность, ласковость в обращении с ребенком. Гиперпроте кция Повышенная опек а ребенка, лишение его самостоятельности , чрезмерный контроль за поведением – все это характеризует восп итание по типу гиперпротекции. Когда родители боясь «дурного влияния», с ами выбирают друзей сыну или дочери, организуют досуг своего ребенка, на сильно навязывают свои взгляды, вкусы, нормы поведения – это доминирующ ая гиперпротекция. Часто такой тип воспитания встречается в авторитарн ых семьях , где детей приучают безоговорочно подчинятся родителям или одному из взрослых членов семьи, волю которого исполняют в ес остальные. Эмоциональные отношения здесь обычно сдержанные. У детей н ет глубокого душевного контакта с отцом и матерью, поскольку постоянная строгость родителей, их контроль и подавление инициативы ребенка мешаю т естественному развитию детской привязанности и формируют уважение и страх. Воспитание по типу доминирующей гиперпротекции у повз рослевшего ребенка выбирает либо гипертрофированную реакцию эмансипа ции, и подросток вообще выходит из-под контроля родителей, становится не управляемым (первый вариант), либо формирует конфликтный (приспособленч еский, пассивный) тип личности. Во втором варианте ребенок вырастает без вольным, во всем зависит от влияния окружающей микросреды или от лидера, более активного чем он сам. У него не развивается чувство ответственност и за свои действия, самостоятельность в принятие решений, нет цели в жизн и. Он часто оказывается беспомощным в новой ситуации, неприспособленным , склонным к невротическим или непродуктивным реакциям. Асоциальные группы привлекают таких подростков чаще всего тем, что они ч увствуют физическую защищенность, отсутствие «давления» со стороны ро дителей. Они легко идентифицируют себя с другими подростками и охотно по дчиняются лидеру, как раньше подчинялись отцу или матери. Обычно такие м етаморфозы происходят во время длительного срока пребывания вне дома , например учеба в другом городе, в техникуме, училище; пер еезд из села в город; поступление на работу и т.п. Оставшись без «поводыря» они готовы следовать за первым попавшимся человеком , ко торый захочет «вести» за собой. Например, если такой подросток поступив работать на завод, попадет в бригаду, где по любому поводу принято употре блять спиртное, заставляет себя пить, выполняя требования традиций, подр ажая старшим членам бригады и безоговорочно подчиняясь им. К доминирующей ги перпротекции относится и воспитание в условиях высокой моральной отве тственности. Здесь повышенное внимание к ребенку сочетается с ожидание м от него успехов, гораздо больших, чем он может достичь. Эмоциональные от ношения более теплые, и ребенок изо всех сил старается оправдать надежды родителей. В этом случае неудачи переливаются очень быс тро вплоть до нервных срывов или формирования комплекса неполноценнос ти. В результате такого стиля воспитания возникает страх перед ситуацие й напряженности, испытанием, что в дальнейшем часто становится толчком к употреблению психотропных веществ. Повышенное внимание к ребенку в сочетании с тесным эмоц иональным контактом, полным принятием всех поведенческих контактов, по лным применением всех поведенческих проявлений означает воспитание по типу потворствующей гиперпротекции. В этом случае родители стремятся в ыполнить любую его прихоть, оградить ре бенка от трудностей, неприятностей , огорчений. В такой семье ребенок находится всегда в центре внимания, он – «объект обожания», «кумир семьи». «Слепая» любовь пробуж дает родителей преувеличивать его способности, не замечать его отрицат ельные качества, создавать вокруг ребенка атмосферу восхищения и похва лы. В результате у детей формируется эгоцентризм, завышенная самооценка , непереносимость трудностей и препятствий на пути к удовлетворению жел аний. Такие подростки считают себя стоящими вне критики, осуждений и зам ечаний. Свои неудачи они объясняют несправедливостью окружающих либо с лучайными обстоятельствами. Эту позицию формирует и подкрепляет повед ение родителей, которые всегда активно отстаивают интересы своего сына или дочери, не желают слушать об их недостатках и обличают всех, кто «не по нимает» их ребенка или «виновен» в его неудачах. Естественно, что личность сформированная по типу потво рствующей гиперпротекции, очень часто испытывает отрицательные пережи вания при первых же столкновениях с реальностью. Лишение первичной атмо сферы восхищения и незатрудненного удовлетворения жел аний вызывает у подростка социальную дезадактацию, поскольку восприни мается им как кризисная ситуация. Неумение преодолевать трудности, отсу тствие опыта переживания отрицательных эмоций побуждает его к употреб лению психотропных веществ, поскольку они дают возможность быстро без в сяких усилий (волевых, интеллектуальных, духовных) изменить свое психиче ское состояние. В таких семьях род ители всеми силами стараются скрыть факты употребления алкоголя или на ркотиков. Сначала они пытаются оправдать своего ребенка, как бы «не заме чая» того, что происходит, или объясняя такое поведение его тонким душев ным складом, необходимостью стимулирования творческих способностей. З атем начинают лечить частным образом, чтобы избежать постановки на нарк отический учет. И только когда подросток совершает прест упление или все средства самостоятельного лечения исчерпаны, он п оступает в наркодиспансер, чаще всего в уже очень запущенном состоянии. Гипопротекция. Воспитание по типу гипопротекции, напротив, означает пониженное внимание к ребенку. В этом случае родители мало интересуются делами, успехами, переживаниями подр остка. Формально запреты и правила в семье существуют, требования к ребе нку предъявляются, но родители не контролируют их выполнение, забывая, ч то они вчера требовали от сына или дочери. Ситуация бесконтрольности, а т о и безнадзорности ребенка обусловлена либо равнодушием родителей, либ о их чрезмерной занятостью, сосредоточенностью на других жизненных про блемах. Не даром у подростков, ставших алкоголиками, родители либо никог да не работали, вели паразитический, асоциальный образ жизни, либо, наобо рот, были очень добросовестными, ответственными административными или научными работниками. Если гипопротекц ия сочетается с хорошим эмоциональным контактом , т.е. ро дители лю бят ребенка, но не занимаются его воспитанием, то такой ребенок растет в ситуации вседозволенности, у него не вырабатыв ается привычка к организованности, планированию своего поведения. Прео бладают импульсы, отсутствует представление о том, что «хочу» должно быт ь на втором месте после «надо». У таких детей к подростко вому возрасту, по сути не развивается саморегуляция , и и х поведение аналогично поведению акцентуантов по неустойчивому типу. К серьезным негативным последствиям ведет воспитание по типу гипопротекции в сочетании с эмо циональной холодностью родителей, отсутствием душевного контакта . В этом случае ребенок ощущает свою ненужность, обделенност ь лаской и любовью. Он тяжело переживает равнодушное отношение, пренебре жение со с тороны отца и матери, и эти переживания способ ствуют формированию у него комплекса неполноценности. Дети лишенные любви и внимания родителей вырастают озлобленными, агрес сивными. Они привыкают рассчитывать только на себя, во всех видят врагов, а своей цели добиваются обманом и силой. Наиболее частое сочетание гипопротекции с эмоциональн ой холодностью (вплоть до эмоциональной холодности) встречается в социа льно неблагополучных семьях. Там где родители злоупотребляют алкоголе м, ведут аморальный образ жизни, дети обычно заброшены , п редоставлены себе, лишены элементарного ухода и заботы. Здесь часто применяют к детям физические наказания, побои и истер зания за малейшие проступки или просто так, чтобы «сорвать зло». Тяжелая ситуация побуждает подростка искать утешения в компани и таких же обездоленных сверстников. Усвоенное от родителей представле ние о жизни и ее ценности они переносят в эту уличную группу образуя крим иногенную среду. Очевидно, что воспитание по типу гипопротекции, оставляе т ребенка «один на один» с жизненными трудностями. Лишенный руководства взрослого, его защиты и поддержки, он испытывает отрицательные эмоциона льные переживания, гораздо чаще, чем может выдержать его несформировавш аяся личность. Поэтому вместо умения преодолевать трудности искать вых од фрустрирующей ситуацией подросток ищет способ снять напряжение, изм енить свое психическое состояние. В этом случае психотропные вещества в ыступают для него универсальным средством для решения всех жизненных п роблем. Помимо рассмотренных выше основных типов неправильного воспитания, су ществует еще множество подтипов , где переплетаются раз личные элементы, входящие в основные. В чистом виде указанные типы воспи тания встречаются в реальной жизни гораздо реже, чем их сочетания. Это об условлено прежде всего тем, что в настоящее время семья не представляет такого единства, как это было в прошлом веке. Зачастую сейчас члены семьи относятся по разному к ребенку, создавая каждый свои условия воспитания . Н еконгруэнтность в общении; альтернирую щее воспитание. Ситуация в которой ребенку предъявляются противоречив ые требования, когда устои и традиции в семье практически отсутствуют, а корни поведения непостоянны, наиболее опасна для ребенка, особенно в ран нем возрасте. Современные исследования показывают прямую связь алкого лизма и наркомании несовершеннолетних с такими условиями развития, как альтернирующий (переменный, чередующий ся) тип эмоциональных отношений со стороны родителей и неконгруэнтно сть общения родителей с детьми. Неконгруэнтность , т.е. не соответствие слов родителей, интонации и мимики, часто встречаются в слу чае скрываемого эмоционального отвержения ребенка. Слушая наставления и поучения родителей, находясь под постоянным контролем и влиянием взро слых, ребенок в тоже время чувствует их неискренность, глубоко спрятанно е равнодушие. Такое положение может сложиться в семьях с появлением маче хи или отчима, которые стараются играть роль хороших родителей. Ребенок глубоко переживает эту ситуацию, тонко чувствует фальшь отношений, пони мает, что он «лишний», что его не любят. Менее очевидно для взрослых, но не м енее острот для ребенка проявляется аналогичная ситуация и в родной сем ье. Если ребенок постоянно сталкивается с тем, что родители, вроде бы слуш ая и отвечая ему, думают совсем о другом и это отражается в их интонациях, его внимание раздваивается из-за противоречивого содержания общения. Это отражается и на его поведении, делая ребенка двигате льно расторможенным, гиперактивным. Получая противоречивую информацию от родителей, ребенок никогда не научится контролировать свое внимание , вырабатывать формы целенаправленного поведения. Еще более негатив ные последствия дает альтернирующее, т.е. неустойчивое эмоциональное от ношение со стороны родителей, особенно со стороны матери. Имеется в виду непоследовательность, немотивированность эмоциональных проявлений, к огда похвала или упрек зависят от настроения, а не от объективного повед ения ребенка. Особенно отрицательно сказывается такой тип отношения, ес ли он начинается с раннего детства. Ребенок не может понять, что происход ит с матерью, почему же меняет оду «» на другую, относясь к нему так по-разн ому. В конечном счете он вообще отказывается от попыток понять причинно- следственные связи окружающего социума, он анализирует соответствие с воих поступков социальными нормами, не вникает в причины изменения наст роения у себя, не ищет источник своих радостей и огорчений, поскольку они не предсказуемы, как непредсказуемо настроение матери. Такое непониман ие причинно-следственной связи между поступками, действиями, настроени ем и эмоциональным состоянием, по мере взросления ребенка, делает все бо лее прочными представления о неконтролируемости изменений своего псих ического состояния. Став взрослым, такой человек, желая поднять свое нас троение, прибегает к искусственному способу регулирования психическог о состаяния, например к употреблению психотропных веществ. Помимо негативных последствий неправильного воспитания, особо следует отметить пагубное влияние на развитие ребенка неблагоприятной обстан овки в семье, вызванное конфликтными отношениями родителей. Ребенок (осо бенно малыши) не может определить кто из родителей прав. Он не знает на чью сторону становиться, и тяжело страдает, буквально разрываясь на части м ежду родителями, сопереживая им обоим, потому что он любит обоих, и нуждае тся в любви отца и матери в равной степени. Позже он научится ограждать се бя от таких переживаний, начнет избегать семейных сцен, уходя из дому или не обращая на них внимание, иногда даже посмеиваясь над «причудами» роди телей. Однако эта защита будет достигнута дорогой ценой – ценой отчужде ния от родителей, высокомерного отношения по отношению к ним, эгоизма, ци ничного отношения к чувствам других людей. Влияние супружес ких конфликтов не только на развитие личности, но и на возникновение отк лонений в психике детей (неврозы, психотические реакции и др.) давно извес тно детским психиатрам. Если родители используют ребенка, как орудие в с емейных баталиях, то конфликт между взрослыми перекладывается на плечи детей, глубоко раня их неокрепшую психику. Иной раз отклонения в развити и психики ребенка или его плохое поведение, возникшее как следствие кон фликтных отношений между родителями, становятся стабилизаторами отнош ений в семье. Пока ребенок, на которо м вы мещается супружеский конфликт болеет или его поведение вызывает опасе ние, муж и жена невольно объединяются в общей заботе о нем, острота и конфл икт ослабевает. Когда же ребенок выздоравл ивает или его поведение нормализуется, конфликт вспыхивает с новой силой. Получает, чт о выздоравливание ребенка дестабилизирует такую семью, и, наоборот, семь я сохраняется за счет здоровья ребенка. Поэтому лечение невротических и ли поведенческих расстройств у детей – это прежде всего лечение семьи в которой они живут. Таким образом, семья, не сумевшая дать ребенку родител ьской любви, заботы, душевного контакта, ощущуения защищенности, устойчи вых и гармоничных отношений, приводит к самой разнообразной психическо й и личностной патологии в будущем, которая, в свою очередь, является пред посылкой употребления психотропных веществ. 2.3. Психологичес кие особенности наркофильных семей. Манипулятивные игры наркологическ их больных. Условия жизни в семьях наркологических больных являются сходными. Для н их характерны размытость и нечеткость границ «духовной категории» каж дого из членов семьи; отрицание существование в семье проблемы злоупотр ебления ПАВ на фоне взаимных эмоциональных репрессий, проходящих под ло зунгом: не чувствуй, не горюй, не замечай : переживание постоянного чувства вины за поведение наркофильног о члена семьи; стремление привлечь внимание друг друга к своим нуждам вс еми доступными средствами по причине понимания непостоянства и непред сказуемости взаимоотношений в семье; неверное представление о правила х жизни нормальной, гармоничной семьи вследствие своей изоляции от функ циональных семей. Все члены наркофильных с емей страдают нарушением само и дентификации понимания границ собственного «Я», в результате чего их состояние напрямую зависит от психологического и даже психосоматического состояния друг друга. Эмоциональные отношения между супругами носят х арактер симбиотических связей на фоне присутствия полярно противополо жного эмоционального состояния друг друга. По причине созависимости все члены наркофильной семьи имеют сходные деструктивные смысловые установки, которые оказывают зн ачительное влияние на их поведение и поступки. Наиболее типичными выска зываниями, отражающими данные установки и свидетельствующие о стремле нии членов наркофильной семьи к устранению и сохранению созависимых от ношений являются следующие выражения: «Если я позволю близкие отношения с тобой, я потеряю себя». «Если бы ты узнал меня, какая я на самом деле, ты бы бросил меня». «Если ты узнаешь, что я несовершенна, ты оставишь меня». «Мы – одно целое». «Быть уязвимой и ранимой – всегда имеет только отрицательные результаты». «Мы никогда не будем ссориться или критиковать друг друга». «Если что-то идет не так – это моя вина. Я ужасный человек». «Чтобы быть любимой, я должна всегда выглядеть счастливой и беззаботной ». «Мы будем полностью доверять друг другу, сразу и всегда». «Мы будем все делать вместе, мы будем жить, как одно целое». «Ты будешь инстинктивно удваивать все мои желания и нужды». «Если я не буду контролировать себя полностью, то будет анархия». «Если мы друг друга любим, мы будем вечно проводить время вместе». «Мой партнер не считает мои чувства серьезными, настоящ ими, мало поддерживает меня и много критикует». Особое место в психологической жизни наркофильных сем ей занимают спецефические защитные манипуляции больного «игры», позво ляющие сохранить основное направление его поведения, подчиненное влеч ению к ПАВ. Согласно Э.Берну (1988), для больных алкоголизмом или наркоманией типична игра включающая в себя пять основных «ролей», которые играют лиц а, составляющие микроокружение больного: РОЛЬ Основная функция «Алкоголик» «Наркоман» ведение наркофильного образа жизни «Преследователь» порицание человека, ведущего наркофильный образ жизни, взамен благодарности и преданности с его стороны «Спаситель» помощь человеку, ведущ ему наркофильный образ жизни, взамен благодарности и преданности с его с тороны «Простак» «Подстрекатель» оценка алкоголика или наркомана как жертвы обстояте льств по причине скрытой агрессии в его отношении «Продавец» выступать источником ПАВ. Помимо материальной, часто получает психологическую выгоду, удовлетво ряет потребность в общении. Отношения между больными и теми лицами из его микроокружения, с которым и он употребляет ПАВ, вносят характер не игры, а скорее развлечения в виде праздных разговоров на темы, представляющие интерес для данных собесед ников. Чаще всего, эти беседы вращаются вокруг эпизодов пьянства или нар котизации, обмена впечатлениями о похмельном состоянии и пр. Внутри семей наркологических больных наиболее часто может наблюдать с ледующие роли: Злоупотребляющий ПАВ – централ ьная фигура в семейной драме. Остальные роли распределяются в зависимос ти от его или ее поведения. Главный исполнитель «прикрывает» зло употребляющего ПАВ от гнева окружающих, берет на себя обязанности, котор ыми тот пренебрегает; скрывает его ошибки и неблаговидные поступки. Хотя со стороны исполнитель кажется сильным и исполнительн ым человеком, он часто не уделяет внимания своим нуждам и нуждам семьи. Ср еди данной категории лиц распространены заболевания, вызванные стресс ами и состояниями тревоги. Семейный герой – трудоголик, гордость семьи. Пытается уйти от семейных проблем за счет успеха в работе и учебе. Часто выполняет в доме обязанности исполнителя, нередко страдает забол еваниями, вызванными стрессовыми ситуациями. Козел отпущения , впадает в гнев, чтобы о твлечь внимание от действий проблемного члена семьи. Козлами отпущения чаще всего бывают дети, имеющие высокий риск приобщения к ПАВ и получени я травм из-за своего рискованного поведения. Заброшенный ребенок – не умеет общать ся со сверстниками. Обычно много читает, смотрит телевизор, играет в комп ьютерные игры. Указанные изменения личности являются результатом гипо опеки со стороны родителей, которые забывают о ребенке, возникающие в се мье из-за употребления ПАВ. Семейный клоун пытается отвлечь внима ние окружающих от злоупотребляющего ПАВ, скрывает свои душевные пережи вания с помощью юмора. Часто данную роль играет самый младший ребенок в с емье. Возникновение проблемы злоупотребления ПАВ в семье своеобразной реакц ией на нее остальных, здоровых членов семьи. Данная реакция в своем разви тии проходит пять этапов (по Эйдемиллеру Э.Г. и Юстицкому В.В., 1990): 1. Расширение диапазона при емлемых форм поведения. У членов семьи происходит смеще ния представления о норме («все пьют», «сейчас вся молодежь потихоньку т равку покуривает» и т.п.). 2. Инкапсуляция пробле мы и борьба в одиночку с наркофильным образом жизни проблемного члена се мьи. Члены семьи, избегая снижения социального статуса н аркофильного субъекта и, как следствие, всей семьи в целом, стараются сох ранить видимость благополучия и «не выносить сор из избы». По отношению к лицу, злоупотребляющему ПАВ, внутри семьи предпринимаются неформальн ые санкции ( отбираются деньги, в доме не держат спиртных напитков, производят «обыски» на предм ет наличия ПАВ и т.п. ) . 3. Расширение круга лиц , участвующих в санкциях, апелляция к ближайшему окружению и общественно сти. На этом этапе приносится в жертву репутация семьи. С таршими членами семьи проводится соответствующая беседа с детьми. С цел ью давления на нарковильного субъекта привлекаются родственники, друз ья, коллеги по работе и т.п. 4. Формирование предст авления о болезни наркофильного члена семьи, изменение целей борьбы, поп ытка привлечь его к лечению. На этом этапе организуются «тайные» консультации больного, ему пытаются внушить, что он болен и ему необходимо обратится к врачу. Признание пораж ения, отказ от борьбы, распад семьи. В случае безуспе шных попыток нормализовать поведение наркофильного члена семьи, остал ьные члены семьи либо отказы ваются от дальнейшей борьб ы, либо семья распадается. Прослеживая описа нную реакцию членов семьи на проблему злоупотребления ПАВ, нам удалось в ыявить ряд «игр», которые разворачивают на всех перечисленных ее этапах в отношении значимого окружения. На первой стадии семья, удовлетворяя потребность в безопасности и избегая переживаний, с вязанных со снижением своего социального статуса, часто разворачивает игру «Слепец», делая вид, что в семье нет наркологической проблемы. Вариа нтом данной игры также является игра «Не наговаривайте на моего мальчик а», которая начинается в ответ на упрек стороннего лица в адрес наркобол ьного. На стадии инкапсуляции проблемы разворачивается игра «Плохие друзья». В этом случае семья уверена, что виновниками в сложившейся ситуации в се мье являются «плохие друзья», проблемного члена семьи к ведению наркофильного образа жизни. Данное определение «внешнего враг а» позволяет семье временно удержать представление о том, что она находи тся на прежнем социальном уровне, кроме того, оно способствует снижению уровня внутрисемейной агрессии и повышению степени ее сплоченности. В случае если больной был принудительно госпитализиро ван, семья нередко начинает игру «Его оговорили», требуя немедленной вып иски наркологического больного члена семьи из стационара. На стадии расширения круга лиц, участвующих в социальных санкциях по отн ошению к наркофильному субъекту, семьей используются игры: «Тюрьма» - обращение к врачу или знакомому сотруднику правоохранительн ых органов с просьбой принудительно принудить наркофильного члена сем ьи в наркологическом отделении для того чтобы «напугать и оторвать от пл охих друзей». «Бегство» - вызов наркофильного члена семьи в другой город или страну, чтобы он переосмысл ил св ое поведение в новых условиях . «Кодирование» - обращение с просьбой «напугать» больного имитацией леч ебной манипуляции и внушить ему страх перед употреблением наркогенног о вещества. «Чудотворец» - обращение к целителю или врачу, отличающимися нетрадицио нными взглядами на наркологию, с целью «исцеления» от «дурной привычки» . Данная игра свидетельствует о том, что члены семьи не хотят до конца пове рить, что у проблемного члена семьи банальное наркологическое заболева ние. На четвертой стадии, при отказе больного обратиться за помощью к врачу, ч лены его семьи нередко пытаются организовать игру «Отравитель» - т.е вст упить в сговор с врачом, для того, чтобы он выдал лекарство подавляющее вл ечение к ПАВ для тайного подмешивания в еду больного. Данная игра, являет ся последней попыткой сохранить «наркологическую» тайну внутри семьи. При признании семьей своего поражения и отказе от борьбы с наркофильным образом жизни больного, начинается игра «Он у меня уникальный». В этом сл учае безуспешность лечения проблемного члена семьи начинает выступать аргументом для поднятия его социального статуса в глазах окружающих за счет приписывания качеств, которые сродни, разве что силе былинных герое в, которые могли противостоять чарам шаманов и колдунов («Его ничего не б ерет! Он никакому лечению не поддается» и т.п.). Следует отметить, что вовлечение окружающих в «игры» происходят во всех сферах межличностных отношений с наркобольными: в семь е, на работе, во время лечения и т.д. Например, при помещении больных на лече ние в наркологический стационар они часто начинают серию «игр» с медпер соналом, целью которых является саботаж процесса лечения Carrol J . F . (1988) выделил восемь вариантов таких типовых игр: 1. Игра в «гориллу», или запу гивание и шантаж окружающих возможность рецидива. 2. Игра в «вечного шутника» или «клоуна», у которого нет серьезных проблем. 3. Разыгрывание «сумасшедшего», сопрово ждающееся бравированием и аггравацией симптомов психопатических расс тройств. 4. Проецирование на себя образа крайне х рупкого, слабого, ранимого, беспомощного и нерешительного человека. 5. Разыгрывание роли образцового пациен та с атрибуцией ответственности за свое исцеление врачам и персоналу, ли бо, наоборот, оспаривание всех правил и предписаний со ск рытым или явным стремлением уклонится от лечения. 6. Разыгрывание роли пом ощника врача по отношению к проблемам других больных и частичная иденти фикация себя с этой ролью с целью избежать отношения к себе со стороны ок ружающих как к обычному наркологическому больному. 7. Поглощенность спортом, музыкой, телепе редачами или иным занятием в период нахождения на лечение в качестве дем онстрации якобы своего случайного попадания в больницу. 8. Нарушение режима лечения (например, уп отребления ПАВ, сексуальные действия и пр.) с целью добиться выписки. Таким образом, сов ременное выявление феномена созависимых отношений и психологически за щитных реакций, возникающих у наркологических больных, выступает залог ом построения эффективной, индивидуально-ориентированной схемы психот ерапевтической и психокоррекционной помощи, как больным, так и членам их семей. РАЗДЕЛ 3. Эксперимент ально-психологическое исследование эффективности психологической по мощи 3.1. Группы испытуемых. Экспериментальн о-психологическое исследование проводилось в областном наркологическ ом диспансере, г. Симферополь. Группы испытуемых составили бывшие нарком аны и алкоголики, которые излечив шись от своей зависимо сти организовали программу помощи находящимся на стационарном лечении . Такая программа (программа ликвидации наркотической з ависимости) представляет собой еженедельные встречи б ывших зависимых от ПАВ с пациентами диспансера, где прошедшие через все негативные аспекты зависимости и избавившиеся от нее, в группе организо ванной по типу психотерапевтической р ассказывают о себе, своей жизни, о периоде зависимости от ПАВ и о моменте п ринятия решения избавится от своей зависимости. Было отмечено, чт о к таким встречам аддикты относятся намного серьезнее, чем к другим вид ам помощи. Ключевым здесь является тот момент, что люди исповедующие тре звый образ жизни некогда были точно такими как они и прошли через те же кр уги зависимости. Они и составили испытуемых в экспериме нтальном исследовании, в котором мы выясним, какой же вид психологическо й помощи является наиболее эффективным для бывших наркоманов. Всего интервьюировано 126 человек находившихся на лечени е в период с 2004-2007гг. Возраст больных составил от 20 до 50 лет. При анализе предст авленных данных (табл.4.) выявлено, что большинство больных находились в в озрастном диапазоне от 20 до 30 лет (что составляет соответственно 45,2%) и старш е 42 лет (соответственно 19.0%). 3.2. Методы исследования. В данном исследо вании приводятся основные характеристики программы ликвидации наркот ической зависимости, излагаются результаты эффективности проводимой т ерапии и реабилитации. Данные собраны с помощью лонгитюдного исследова ния на основании индивидуальных интервью по стандартизированной схеме . Основным критерием эффективности проводимых мероприятий в рамках дан ной программы являлось отсутствие срывов и рецидивов. Для подтверждени я результативности программы ликвидации наркотической зависимости была разработана специальная анкета-опросник для бывши х аддиктов, излечившихся и участвующих в программе помощи наркоманам и а лкоголикам. В анкете испытуемые указали продолжительность употреблени я ПАВ, опыт лечения, виды лечения от зависимости, рецидивы, благодаря како му виду лечению или психологической помощи испытуемые избавились от св оей зависимости. Анкета-опросник включает в себя всего 20 вопросов. Исслед ование проводилось анонимно, т.е. без указания своих имен, указывается то лько пол и возраст. 3.3. Результаты исследования и их обсуждение. Исследование зак лючается в проведении анонимного анкетирования было проведено на выбо рке из сорока испытуемых. Как показывают результаты анкетирования для испытуемых наиболее эффек тивным и обеспечивающим стабильное состояние является опыт религиозно й помощи. Бывшие наркоманы-испытуемые ознакомились с реабилитационной программой практикующей использование христианской веры, как основы д ля жизнедеятельности , труда и отношений с окружающ ими, находясь на лечении в медицинском учре ждении (наркологическом диспансере). Встречи бывших наркозависимых с на ходящимися на стационарном лечении проходит с частотой один раз в недел ю. На таких встречах пациенты наркодиспансера имеют возможность видеть и общаться с людьми, имевшими в прошлом аналогичные трудности и благодар я помощи данной реабилитационной программы справившиеся с такими труд ностями. Теперь это люди (испытуемые) которые полностью избавились от своих зависимостей, восстановили, либо восстанавливают м ежличностные отношения с родителями и близкими, ведут абсолютно трезвы й образ жизни, не допускающий рецидивов – в чем основной положительный момент. Если при каких-либо других видах помощи не существует гарантии о т рецидива, от неблагоприятных обстоятельств, нервных потрясений и стре сса, что неизменно ведет прошедших лечение к новому потреблению ПАВ, то р елигиозное общение обеспечивает своих подопечных мощной поддержкой на всех этапах восстановления и продолжает выполнять эту функцию даже ког да аддикт уже полностью восстановился и приобщился к общественной жизн и, защищая в ней свое место, выполняя какой-либо вид трудовой деятельност и, имея стабильные межличностные и семейные отношения. Да же ведя такой здоровый образ жизни религиозная помощь продолжает ся, она организована по типу групповой терапии, где бывшие аддикты всегд а могут найти необходимую поддержку, чтобы избежать иссушения вновь поп робовать ПАВ. Исследование показывает значительное улучшение во вс ех жизненных сверах испытуемых: это и семья – налаживание позитивных се мейных конструкций первейшая задача, которую ставят перед желающими из лечится; трудовая деятельность занимает также важную роль в реабилитац ионном периоде, каждый испытуемый отвечает, что именно деятельность при носит особое удовлетворение в период реабилитации; также важна организ ация досуга и культурных мероприятий. По-сути религия учит своих подопеч ных жить заново, давая им то, чего они не имели – прочные семейные связи, о бъясняет важность труда и способности структурировать свое время. Все испытуемые о тмечают значительное улучшение самочувствия и здоровья в целом. Важное отличие испытуемых от стационарных пациентов в отноше нии к ПАВ. Находящиеся на лечении не имеют мотивации избавиться от своей зависимости, считают что жизнь без ПАВ «скучная и серая». Бывшие наркома ны-испытуемые отмечают, что во время употребления ПАВ они мыслили в том ж е направлении, однако теперь разница между трезвым образом жизни и жизни в зависимости для них стала очевидна. Испытуемые называют свою сегодняш нюю жизнь – «настоящей», где есть место многим радостям и счастью, и что э то совсем не то ощущение, которое дают ПАВ – подменяя собой реальные удо вольствия жизни. РАЗДЕЛ 4. Возможности психотерапии в работе с наркозависим ыми. 4.1. Психо терапия наркомании… Наркоман дем онстрирует серию поведенческих стереотипов и других фено менов, которы е затрагивают весь спектр биопсихосоциальной структуры человека. По эт ой причине успешные программы лечения должны быть направлены на биолог ические, психологические и социальные проблемы пациента. Лечение выраж енной зависимости от жестких наркотиков прово дится в закрытом стацион аре в несколько этапов. 1. Детоксикация по казана больным с полной утратой контроля, кото рые не могут уменьшить дозировку наркотика; при отравле ниях нар котиком, симптомах передозировки, психозах. Используют тиосуль фат натрия, су льфат магния, унитиол. Антагонистом опиатов служит налтрексон, барбитуратов — бемегрид, стимуляторов — б ромо- криптин. 2. К упирование абстинентных состояний с помощью адреноблокатора пирроксана, транквилизаторов, ней ролептиков, сульфазина. При вы раж енном болевом синдроме дополнительно назначают анальгетики, холинолитики, мышечные рела ксанты, противосудорожные сред ства. При бес соннице используют аппарат «Электросон». Высокое артериальное давлени е и сильные головные боли являются показа ни ем для применения гипотензивных средств, постепенного сниже ния дозы наркотика. 3. Общеукрепляющая терапия включает инъекции витаминов А, В, С, РР, Е, прием глицерофосфата кальция, фитина. Улучшению ме табо лизма нервной ткани служат милдронат, н оотропы и пищевые добав ки, содержащие амино кислоты. 4. Патологическое влечение подавляется тироксином, нейлептилом, сонапаксом. Налтрексон не дает опиатам вызывать эйф орию. Авер- сионная терапия направлена на формир ование рвотной и других неприятных рефлект орных реакций на наркотик. В 90-х гг. появился бупренорфин — заменитель запрещенного в РФ мета- дона. Он вызывает «ощущения удовольствия», характерные для героина, но действует как его частичный антаго нист. Этот препарат, в отличие от мета- дона, не в ызывает физической зависимости, его прием можно прекратить без тяжелых симптомов отмены. На сегодняшний день бупренорфин в сочетании с поведен ческой терапией лучше всего поддерживает состояние воздержания у опий ных наркоманов. При развитии абстиненции у подростка необхо димо измерять АД из-за опасности коллапса. Сос тояние можно облегчить 2-3 таблетками баралгина, сп азмалгона, аспирина. Нельзя пользоваться спиртосодержащими сердечными каплями — валокордином, корвалолом. Мышечны е боли ослабляет массаж. При категорическом отказе подростка от госп итализации рекомендуют (Данилин, Данилина, 2001а ) следующее лечение. Утром натощак давать преп араты, улучшающие обмен нервных клеток: лимонтар (2 таб. разжевать и запить водой); биотредин (10 таб. жевать и сосать); глици н (3 таб. жевать и сосать). После завтрака: 2 таб. антиде прессанта аурорикса, 1 таб. противосу- дорожног о препарата депакин-хроно-300, 1 таб. стимулирующего транкви лизатора грандаксина и 2 таб. стугерона для улучшения мо згового кровообра щения. Перед обедом: 1 таб. ли монтара, 10 таб. биотредина, 3 таб. глицина. После обеда: 1 таб. аурорикса, 1 таб. г рандаксина, 2 таб. стугерона. На ночь: 5 таб. глицина, 1 таб. противосудорожног о препарата финлепсина по 100 мг, 1 таб. депакин-хроно-300, 2 таб. стугерона. Прием снотворных опасен! В наркологическом стационаре больной находится 2-4 не дели, в это время применяются традиционные методы отечественной психот ерапии: ° рациональна я психотерапия — разъясняются причины болезни, больному указывается н а зависимость между неправильным пониманием ее причин и динамикой боле зни, предоставляется информация о прогнозе болезни, способах и эффектив ности лечения; ° гипносуггестия — терапевтические внушения в трансовом состоянии со знания, направленные на усиление мотивации к лечению, мобилизацию психо логических ресурсов, укрепление уверенности в выздоровлении, профилак тику рецидива; ° эмоционально-стрессовая психотерапия — активное рационально-эмоцио нальное воздействие, направленное на подчинение депрессивных и ипохон дрических мотивов духовным, социальным и семейным; ° аутогенная тренировка — самовнушение лечебных формул в бодрствующе м состоянии сознания на фоне мышечной релаксации; ° наркопсихотерапия — терапевтическое внушение в гипноидном состояни и сознания, вызванном вве дением тиопентала натрия, гексе нала, барбамила и т.п. средств; ° игровая психотерапия и терапия творчеством — участие в ситуационных ролевых играх и обсуждении произведений литературы и искусства, создан ие собственных работ; ° коллективная психотерапия — клинические беседы с врачом, обсуждение биографий и историй болезни, использование элементов групповой динами ки. Для профилакт ики срыва важно обучить наркомана контролировать признаки влечения: - мысль о безоп асности однократной «пробы»; - убежденность в неспособности к какой-либо деятельности, чувство лени; - безосновательное чувство обиды; - немотивированные вспышки гнева; - приятные воспоминания о состоянии «прихода» при полном забвении «лом ок»; - антипатия к людям, пытающимся удержать от потребления ПАВ; - необоснованные упреки родным в своих бедах; - симпатия к компании наркоманов и продавцам наркотиков. Психоанализ остается единственной формой психотерапии, в рамках которой могут быть проработаны глубокие регрессивные конфликты, лежащ ие в основе болезни. При этом необходимо учитывать низкую способность на ркоманов переносить фрустрацию, постоянную угрозу рецидива и прекраще ния лечения. Пациент должен быть способен развить позитивный перенос и и нтроецировать аналитика в качестве «хорошего объекта». При этом контрп еренос затруднен агрессией, порождаемой бесконечными и ненасытными ор альными фантазиями пациента, так, что терапевт подвергается постоянной опасности дать слишком мало или слишком много. Терапевтический процесс направлен на осознание функции токсичных объектов и связанных с ними фа нтазий, отказ от веры в то, что ПАВ являются самыми надежными объектами, и готовность заменить их аналитиком, а затем значимыми другими. Следует постоянно помогать больному выявлять, осознавать и преодолева ть саморазрушительные защиты, которые он использует для маскировки или отрицания собственной уязвимости. Из-за глубокого расстройства объект ных отношений наркоманы чрезвычайно болезненно реагируют на прерывани е лечения и тем более на смену терапевта. Эту и ряд других проблем удается решить с помощью группового анализа. Экзистенциальная терапия нарко манов фокусирована на следующих проблемах: 1) осмысленность и бессмыслен ность существования, 2) жизнь и смерть, 3) человек и общество, 4) свобода и зави симость, воля и безволие. Используется тезис В. Франкла: «Удовольствие яв ляется побочным продуктом смысла, и поэтому искание следует посвятить н е поиску удовольствия, а поиску смысла». И. Ялом (1999) развивает эту мысль: «См ысл, как и удовольствие, должен преследоваться косвенно, а ощущение осмы сленности и удовлетворенности является побочным продуктом вовлеченно сти». При лечении наркоманов эффективна краткосрочная (3-5 месяцев) структурная семейная терапия , направленн ая на перестройку семейной иерархии. Обычно речь идет о молодом больном, не создавшем или утратившем семью и живущем с родителями, страдающими со зависимостыо, причем отец нередко алкоголизируется и чрезвычайно бесп окоится по поводу наркотизации сына, в то время как мать склонна преумен ьшать ее. Проблемы пациента служат для разобщенной семьи связующим звен ом. На первом этапе терапевт собирает всех членов семьи и обсуждает с ним и, как помочь больному. Терапевт объединяется с семьей в контроле над пов едением пациента и укрепляет уверенность в его конструктивных возможн остях. По мере того, как молодой человек возвращается к нормальной жизни, выявляются внутрисемейные проблемы. Они рассматриваются с точки зрени я того, насколько необходима этому пациенту поддержка семьи. На заключит ельном этапе терапии, после месячного воздержания пациента, решается пр облема его отделения от семьи. В это время важно удержать пациента от стр емления вмешаться в проблемы родителей или, при наличии одной матери, за нять по отношению к ней супружескую позицию. Решение этой задачи облегча ет укрепление или создание альтернативной структуры поддержки для одн ого или обоих родителей благодаря подключению родственников, друзей и т. д. 4.2. Аспекты ко мплексной психофизической реабилитации при наркотической зависимост и. Этапы, цели, задачи . Задачи ПЛН З – методами психофизической коррекции и социальной р еабилитации помочь пациентам с психическими и поведенческими расстрой ствами, вызванными зависимостью от психоактивных веществ, прекратить п рием наркотических средств и улучшить качество жизни. Цель программы : 1) формирование св ободное от наркотиков стиля жизни; 2) улучшение физического, эмоциональн ого и психологического здоровья пациента; 3) улучшение межличностных и с емейных отношений; 4) улучшение социального функционирования. Принципы программы наркотической зависимости: 1. Исключительная добровольность. Личное желание пациента избавиться от зависимости. 2. Обязательная условная изоляция от социума. Постоянное нахождение в сп ециализированном лагере, расположенном в лесу (на расстоянии 10-20 км до бли жайшего населенного пункта). Отсутствие электричества и горячего водос набжения. 3. С пациентом работают не только психологи и психиатры, но и бывшие нарком аны (продолжительность ремиссии более 5 лет), показывая на собственном пр имере, что от наркотической зависимости можно избавиться. При этом снижа ется возможность симуляции со стороны пациентов. 4. В период абстине6нции отсутствие каких либо медикаментозных препарато в. Имеет место применения эффекта плацебо и природных факторов. 5. Групповое единение под влиянием общей цели, заключающееся в проведени е групповых образовательных сессий. 6. Укрепление и стимуляция позитивных привычек (спорт, активный досуг, реж им труда и питания), трудотерапия. 7. Межконфессиональный подход (изучение духовной литературы, молитвы). 8. социальная поэтапная поддержка. Структура программы. Программа ликвидации наркотической зависимости проводится в течение 6-18 мес. (в зависимости от состояния п ациента и его готовности перейти на следующий этап) и включает 5 этапов. Методика лечения начинается с предварительной индивидуальной беседы с больными и родственниками для заключения о наличии и характере наркоти ческой зависимости и выявления осложнения и сопутствующих заболеваний . Кроме того проводится психологическое обследование пациентов для опр еделения особенностей психологической структуры личности []. 1-й этап – этап «успокоения» начинается с момента прибы тия пациента в лагерь. 2-й этап – этап «наполнения» начинается спустя 12-14 суток (после исчезновен ия абсистентной симптоматики). Пациент становится способным слушать и в оспринимать информацию. Цель этапа - формирование нового мировоззрения. Продолжительность 90-180 дней (варьируется в зависимости от психического с остояния, вида употребляемого ПАВ и возраста пациента). На данном перехо дном этапе используются методы индивидуального и группового психологи ческого консультирования с использованием когнитивно-поведенческого подхода, методики группового взаимодействия методики усиления мотивац ии , релаксационная техника и аутогенная тренировка, как антистрессовая методика; образовательные мероприятия; занятия, посвящ енные программе выздоровления и философии духовности. На протяжении да нного интервала времени за пациентом осуществляется круглосуточное на блюдение, у которого может сложиться представление о преждевременном п реодоление зависимости. На втором этапе начинается постепенное подклю чение больного к физическим тренировкам и трудотерапии. На этапе «определения» важно дать пациенту о его индиви дуальности, понимание своих чувств, эмоций, возможных способах работы с ними, заботе о себе. Цель – психологическая поддержка пациента, формиро вание развитой концепции самосознания и адекватной самооценки; формир ование навыков принятия решений; умения обратится при необходимости за помощью и психологической адаптации в социуме. Четвертый этап – этап «становления». Преодолев компульсивно-обессивн ое влечение к ПАВ пациент определяет дальнейшую, Жизненную позицию. На д анном этапе укрепляются позитивные привычки и познавательные интересы , закрепляются навыки психологической защиты, регуляции эмоций, избеган ия и утилизации стрессов, оптимального разрешения конф ликтов. Совместно с социальным работником разрабатывается программа, в соответствии с которой пациент будет решать социальные проблемы: трудо устройство, жилищные вопросы, взаимоотношения с семьей, правоохранител ьными органами и др. Заключительный этап «ресоциализации» - адаптация паци ента к возращению в социум. Цель – формирование социальных навыков необ ходимых для здорового образа жизни. На данном этапе к процессу ресоциали зации привлекаются родственники и супруги пациентов. Проводится групп овая и индивидуальная психотерапия, что позволяет адаптировать пациен тов к условиям повседневной (бытовой) жизни. Рекомендуются поездки, экск урсии. 4.3. Обсуждени е. Выводы В результате лече ния у 126 (100%) человек прекращение употребления ПАВ наблюдалось в 92% случаев (у 116 человек). Достоверно значимое число ремиссий качественно лучшего сост ояния в течение 2-4 лет, свидетельствуют о высокой эффективности программ ы ликвидации наркотической зависимости. В результате прохождения комплексной психофизической коррекции и соци альной реабилитации, пациенты улучшили показатели социал ьного функционирования: 91 чел. (72,2%) – устроились на постоянную работу, 27(21,4%) – продолжили обучение в технику мах и вузах, 29(23,0%) – улучшили правовой статус. Выводы: Таким образом положительными сторонами данной програм мы являются: 1. Низкая частота рецидивов (8%) и отсутствие побочных эффектово относитель но заместительных программ и медикаментозного лечения. 2. Улучшение показателей физической работоспособности. 3. Укрепление психического и физического здоровья. 4. Более уверенная и быстрая социальная адаптация. 5. Отсутствие противопоказаний. Проведенное катамнестическое исследование свидетельствует о высокой эффективности комплексной психофизической коррекции и социальной реа билитации пациентов с наркотической зависимостью. Общая эффективность лечения составила 92,0%(116 пациентов). При этом наблюдалось достоверно значи мое количество устойчивых ремиссий не менее 2-х лет. Кроме того, что многие ВЫВОДЫ В процессе сбора материала, для написания дипломной работы в Областном наркологическом диспансере я познакомилась с используемыми в медицинских учреждениях методами борьбы с наркологией и помощи самим наркоманам. Распространен ные виды помощи – медикаментозное лечение, программа «12 шагов», индивид уальное психическое консультирование и последнее нововведение – замк нутая терапия, где наркоман дают гидоморфин – производная морфия, для с нятия синдрома абстиненции перед сеансом психотерапии, во избежание об острения соматического состояния и для способности сосредоточить свое внимание на беседе с психологом – все это приносит лишь временные резу льтаты с последующими рецидивами. Однако, одна из программ лечения меня заинтересовала особенно – это еже недельные сборы бывших наркоманов и алкоголиков, некогда бывших самими пациентами наркологического диспансера, а теперь исповедующие каноны религии, со всей их строгостью и правилами. Испытуемые, это люди ведущие в прошлом беспорядочный образ жизни, прошедшие множество реабилитационн ых программ, знакомые с различными видами лечения, в том числе и психотер апией. Объединило их всех наличие огромного желания избавиться от завис имости и начать «новую, нормальную жизнь», где было бы место труду, родным и близким, а также частному и трезвому образу жизни. Ключевым моментом в о тказе от употребления ПАВ для испытуемых явилось понимание того, что каж дый из них «стоит у той черты, за которой следует либо полный отказ от ПАВ, либо смерть». Испытуемые, бывшие неспособными отказаться от употреблен ия в силу слабого Эго, неверия в себя, недоверия к окружающим, недоверие со стороны окружающих, с помощью религии обрели то, что было призвано замес тить действие наркотика – веру в себя и в свои силы, веру в возможность от казаться от ПАВ. Местные религиозные наставники (духовники) проводят в своей основе ту же работу, которую проводит психотерапевт в группе. Однако строгость с кот орой необходимо следовать всем необходимым религиозным предписаниям не допускает рецидивов. Кроме того, если причина рецидива какие-то эмоци ональные переживания и невозможность справиться с ними самостоятельно или обсудить их со специалистом, то религиозная община обеспечивает мощ ную национальную и когнитивную поддержку, заранее дает ответы на все воз можные вопросы, которые могут возникнуть. Мысль эта не нова. В древности к огда люди искали единения с Дионисом (бог вина и экстаза, др. греч.), он дарил им экстатические переживания, сменявшие подавленность и депрессию, или же галлюцинации, сопровождавшиеся чувством ужаса или вины, - в наше время происходит то же самое. Наркоманы довольно скоро обнаруживают, что кроме удовольствия употреб ление наркотиков влечет за собой привыкание, физический дискомфорт и от чаяние. Важным подсознательным мотивом для употребления ПАВ может быть единение с Богом, - но в конце концов это ведет к приобретению зависимости . Один из основателей общества анонимных алкоголиков Билл В. в своей пере писке с Юногом проливает некоторый свет между алкоголизмом и духовност ью. Билл В. в одном из писем упоминает беседу, которую Юнг провел в 1930х с Рола ндом Х., сыгравшую важную роль в создании Общества анонимных алкоголиков (Роланд Х. был алкоголиком и пациента Юнга. В беседе о которой идет речь Юн г сказал, что не в силах помочь Роланду). «Когда он (Роланд Х.) спросил есть л и у него надежда, вы сказали, что возможно, ему поможет какой-либо духовный или религиозный опыт» (Слова Юнга запали Роланду Х. в душу. Он стал искать духовный опыт, обрел его и смог вылечиться от алкоголизма). В ответном письме к Биллу В. Юнг писал: «Его тяга к спиртному представляла собой неизменный эквивалент к духовной жажды человеческого существа, с тремящегося к целостности или, говоря средневековым языком к «единению с Богом». «Видите ли, - пишет Юнг далее, - по-латыне «алкоголь» - spiritus . Это латинское слово означает также «дух ». Получается, что самый возвышенный религиозный опыт и опасный для души яд называется одинаково. Поэтому рецепт исцеления выглядит следующим о бразом: spiritus contra spiritum (дух против алкоголя)». [11] В фразе spiritus contra spiritum сформулирована идея об использовании духовности для борьбы против пристрастия к спиртному. Человек вытесняет алкоголь Богом (в той форме в какой он постижим для дан ного индивидуума). Если человека побуждает к употреблению ПАВ именно арх етип Диониса в психике, значит, данный человек пытается при помощи средс тв добиться духовного единения с миром. В таком случае неудивительно, чт о обращение к Богу помогает вернуться к трезвому образу жизни. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Целью работы я ст авила комплексный подход к проблеме зависимостей. В разделе 1 описано, чт о собой представляет зависимость и откуда она возникает. Второй раздел з накомит нас более детально с источником формирования зависимого повед ения, в нем представлена роль семьи в возникновении аддикций и типы неко нструктивного семейного воспитания ведущие к аддиктивному образу жизн и. Третий раздел представляет собой практическую часть, в которой было про ведено экспериментально - психологическое исследование бывших аддикто в. Исследование проводилось в областном наркодиспансере, куда бывшие на ркозависимые приходят для организации встреч бывших зависимых с прохо дящими лечение в стационаре. Для подтверждения гипотезы о наиболее эффе ктивном виде психологической поддержки (в данном случае – это так назыв аемая религиозная психотерапия) с бывшими аддиктами было проведено анк етирование, его результаты и обсуждение предоставлены в разделе 3.3. Четвертый раздел знакомит с возможностями психотерапии вообще в борьб е с зависимостями. В этом разделе предоставлены все виды и формы психоло гической помощи, которые используются в настоящее время. В ходе исследования гипотеза получила экспериментальное подтверждени е того, что в условиях лечения в нашей стране, духовная, религиозная подде ржка является одним из наиболее эффективных способов избавлений от зав исимости.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
У каждого что-то есть от птиц и животных. У меня - крылья, у мужа - рога.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по психологии "Психология зависимостей", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru