Диплом: Управление процессом формирования среднего класса в России и зарубежных странах - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Управление процессом формирования среднего класса в России и зарубежных странах

Банк рефератов / Экономика и финансы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 2839 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Реферат Понятие «средний клас с» , в его академическом понимании , было заимствовано из западной научной мысли . Однако , в силу причин субъективного характера , не было адаптировано к российской реальности . Именно поэтому многие люди , сталкиваясь с той или иной научной разработкой в облас т и изучения среднего класса , неадекватно ее воспринимают . В российской печати сложился некий образ , который соответствует понятию среднего класса в США или Европе — то есть стандартам потребления , образам потребления , стилю жизни и т . д . Однако для России э ти стандарты вряд ли применимы . Уже хотя бы потому , что на Западе к среднему классу изначально относили собственников , высокооплачиваемых наемных менеджеров или специалистов . В России этот социальный пласт только формируется . Если все же взять за основу у р овень потребления , его качественные характеристики , а также все сопутствующие факторы , то в результате оценки по этим параметрам можно вообще не получить российского среднего класса , идентифицировав вместо него относительно небольшую группу людей . Поэтому проблемы изучения среднего класса в России — достаточно самостоятельная и пока молодая область исследований . Опыт развитых стран показывает , что в последние десятилетия суть , глубина и динамика социально-экономических преобразований в немалой степени зави сят от позиции среднего класса , его численности и силы . По западным меркам к нему относят людей , имеющих устойчивые и значительные по размерам доходы , экономически самостоятельных , владеющих собственностью , инвестирующих сбережения в экономику , образованн ы х и обладающих высокой квалификацией . Именно эта часть населения заинтересована в политической стабильности , формировании социальных институтов современного гражданского общества , создании условий для развития предпринимательской деятельности . Общественно- политическую стабильность представители среднего класса обеспечивают своим стремлением закрепить достигнутые позиции , не допустить изменения правил игры , позволивших им добиться существенных успехов . Масштабный средний класс является одним из основных ист о чников поступления налогов в казну и инвестиций . В Советском Союзе в соответствии с названными критериями (с их приспособлением к тогдашней системе ) средний класс составлял примерно 30% населения и обеспечивал социальную стабильность в обществе , формирова л платежеспособный спрос на уровне объемов внутреннего производства с учетом уравнительной политики распределения доходов . Радикальные рыночные преобразования в стране и сопровождавший их системный кризис существенно изменили количественные и качественные параметры среднего класса . Сегодня в России потенциальными представителями среднего класса являются руководители малого и среднего бизнеса , творческая интеллигенция , менеджеры , высококвалифицированные рабочие , служащие и некоторые другие слои населения . К основным признакам принадлежности к среднему классу относятся уровень доходов , владение движимым и недвижимым имуществом , профессионально-квалификационный статус , уровень образования , успешность поведения в условиях рыночной экономики . Среди названных кр и териев стержневым считается уровень доходов – он должен позволять вести достаточно комфортный образ жизни . Формирование среднего класса , достаточного для обеспечения стабильности и динамичного экономического развития (в западных странах его удельный вес с оставляет , как правило , 50-70%), требует проведения адекватной политики доходов . Однако осуществленные в последние годы меры по либерализации экономики не способствовали активному формированию среднего класса и привели к резкой дифференциации населения и о бнищанию большей его части . В настоящее время в России доля оплаты труда в ВВП значительно ниже по сравнению с развитыми странами . Так , в 2000 г . она у нас составила 41,2%, а у них – в среднем около 55% (в частности в США примерно 60%). Сегодня в России д олжна быть повышена эффективность государственной политики доходов . Ее следует нацелить на кардинальное увеличение доходов основной массы населения (прежде всего за счет роста минимального и среднего размеров оплаты труда ), снижение дифференциации доходов, эффективное и социально справедливое распределение вновь созданной стоимости и динамичное формирование на этой основе среднего класса . Средний класс в России весьма специфичен : если на Западе его основу составляют предприниматели , то у нас - чиновники и управленцы ; другая половина трудится в малом бизнесе (малые предприниматели , руководители небольших фирм , высококвалифицированные работники частного сектора экономики ), таких около 40 %. Люди , относящиеся к этому классу , работают , в основном в банковском, фондовом и рекламном бизнесе . То есть во вторичном секторе экономики . Из них 80% проживают в больших и крупных городах , притом , что горожан в России 70 % всего населения . Не похож и на своего восточноевропейского соседа , который прекрасно развивается в по с леднее время . В Польше , Венгрии и Чехии его основу составляют частные предприниматели и специалисты , занятые в сфере производства . Сложный и противоречивый процесс интеграции России в международное сообщество развитых стран мира заставляет нас внимательне е присматриваться к зарубежному опыту стратификационных исследований , искать способы адаптации международных методик к российским условиям. В США , например , н аиболее распространенные системы социальной стратификации , основанные на эмпирических исследования х социологов , структурируют американское общество на три основных социальных класса , которые , в свою очередь , подразделяются на страты : - высшие американцы (14%) ; - средние американцы (70%) ; - низшие американцы (16%). В Великобритании практика применени я классификации по профессиональному статусу и сфере деятельности началась в 1851 году . Впоследствии эта система неоднократно совершенствовалась , и в 1913 году медицинским статистиком Т.Стивенсоном (T.Stevenson) была предложена система , которая время от в р емени корректировалась . Основу стратификации составляли пять классов : - профессионалы , - руководящий и технический персонал , - квалифицированные работники , - частично квалифицированные работники , - неквалифицированные работники. Полученная классификац ия в основном используется органами государственной статистики . Исследователи , маркетологи и социологи чаще применяют социально-экономическую классификацию — Social Economic Grade (SG). В Испании б ольшинство коммерческих исследовательских организаций прим еняют социальную классификацию , разработанную на основе американской системы с учетом собственного и европейского опыта . Поскольку официальные данные о социально-классовой структуре населения отсутствуют , чаще всего для анализа используют результаты регул я рных исследований аудитории средств массовой информации . Исследовательский институт AIMC/EGM (Asociacion para la Investigacion de Medios de Comunicacion / Estudio General de Medios) проводит каждые четыре месяца национальный опрос , позволяющий отслеживать эволюцию социальных классов и групп в этой стране . В качестве основных индикаторов для стратификации приняты : профессионально-должностной статус и уровень образования главы семьи , размер и источники дохода , тип домовладения , наличие определенных предметов длительного пользования , количество личных автомобилей , количество цветных телевизоров в домохозяйстве . Опыт большинства стран Западной и Восточной Европы , в которых применяется социально-экономическая классификация , свидетельствует , с одной стороны , об у ниверсальности последней для обществ с различным уровнем политического , экономического и социального развития ; с другой стороны , о необходимости адаптации стандартных переменных и их комбинации для условий конкретной страны. Первые попытки стандартизироват ь различные методики социальной стратификации были приняты ESOMAR (The World Association of Opinion and Marketing Professionals) в начале 1980-х годов . Рост интереса к гармонизации социально-экономических и демографических переменных тесно связан как с рос том общеевропейских , мультинациональных исследований , так и с необходимостью сопоставления данных по каждой из стран в отдельности . В 1988 году под руководством Ива Марбу (Yves Marbeau) группа ученых из пяти стран (Франция , Великобритания , Нидерланды , Гер м ания , Бельгия ) обновила матрицу социальной классификации , разработанную в 1980 году , и выработала шкалу экономического статуса , основанную на данных о владении предметами длительного пользования . В 1992 — 1995 гг . основные переменные для получения классифик а ции были включены в опросы населения , регулярно проводимые в 12-ти странах Европейского Сообщества . Матрица для определения социального статуса респондента состоит из следующих переменных : профессионально-должностной статус члена домохозяйства , приносящего основной доход ; возраст , в котором завершено получение образования членом домохозяйства , приносящего основной доход ; в случае , когда член домохозяйства , приносящий основной доход , не работает , его социальный статус определяется по отдельной матрице , где у читывается уровень владения определенными предметами длительного пользования . Только владение определенным количеством предметов из этого списка в любой комбинации позволяет определить материальный статус респондента . Если говорить о выборе уровня образо вания в качестве переменной для стратификации , то он оправдан не только общими теоретическими концепциями социального неравенства и социальной мобильности , но и многочисленными эмпирическими данными , свидетельствующими о положительной корреляции между выс о ким уровнем образования и высоким социальным статусом человека . В России тоже проводились различные исследования , позволяющие определить оценку масштабов среднего класса по совокупности его признаков. Из полученных данных можно сделать некоторые выводы , ч то лишь немногим более 50% российских домохозяйств обладают базовыми характеристиками , присущими среднему классу , что не дает оснований и для излишнего оптимизма . Ведь по существу полученная конфигурация средних классов означает следующее . Общепринятой или , по меньшей мере , доминирующей , является точка зрения о том , что причиной резкого сокращения численности среднего класса в России стало драматическое падение доходов и качества жизни населения , которое привнесли экономические реформы начала 1990-х годов. Подтверждая действительно существенную дефицитность этого ресурса , все же надо обрати ть внимание на то , что это отнюдь не единственная причина . Не менее значимым является факт , что социально-профессиональные параметры среднего класса отнюдь не так распрос транены , как следует из часто повторяемого утверждения , что Россия – страна с высокообразованным населением . Дефицитны оказались и наличие высшего образования , и , по-видимому , его качество , раз оно не дает возможностей найти высокооплачиваемую и престижну ю работу . В частности , весомая группа домохозяйств с довольно благополучным материальным положением и высокими самоидентификационными характеристиками тем не менее не может войти в обобщенный средний класс по той причине , что профессиональный статус его чл е нов не просто не отвечает уровню , присущему средним классам , но оценивается как низший . И этот сегмент значительно больше , чем «потери» , вызванные недостаточностью других критериальных признаков – материального положения (7,1%) и самоидентификации (3,3%). По-видимому , 50% – это максимальная оценка потенциала среднего класса в обозримой перспективе при условии успешного социально-экономического развития страны . Введение………………………………………………………………………… ...9 1 Категория «средний класс» в современной экономическ ой теории…….… 11 1.1 Теоретические представления о среднем классе и критерии его идентификации…………………………………………….…… ..11 1.2 Структура среднего класса………………………………………………… .23 2 Процесс формирования среднего класса и мировой опыт управления им ...26 2.1 Зарубе жный опыт социальной стратификации и его адаптация к российским условиям .........................................................................................29 2.2 Управление процессом формирования и развития среднего класса ..........46 3 Количественны е и качественные оценки среднего класса на основе проводимых исследований ...................................................................................56 3. 1 Оценка масштабов среднего класса в России на основе различных методик ...................................................................................................................56 3. 2 Социально-экономический портрет среднего класса в России ..................71 Заключение............................................... .............................................................80 Список использованной литературы ...................................................................82 Приложения................................................................................ ...........................86 Введение Процесс формирования и развития среднего класса относится к числу базовых социальных процессов в трансформационных экономиках . В начале экономических реформ в России предполагалось , ч то они приведут к рождению масштабного среднего класса - экономически самостоятельного социального субъекта , способного эффективно выполнять традиционные для него функции – инвестировать в российскую экономику , играть роль основного налогоплательщика , выс т упать в качестве стабилизатора общественно-политических процессов . Факт формирования среднего класса можно было бы рассматривать в качестве важного критерия эффективности реформ , свидетельствующего о прочности всей системы экономических , социальных и поли т ических институтов . Научный и практический интерес к проблеме среднего класса резко возрос в начале 1998 г . Действительно , ход и результаты экономического развития в 1996-97 гг . давали основания полагать , что формирование среднего класса в России идет дос таточно успешно . Несмотря на рост напряженности на рынке труда , формирование феномена задолженности по денежным выплатам населению , кризис бюджетной и пенсионной сфер , достаточно отчетливо проявили себя и позитивные тенденции - оживление на потребительско м рынке , рост платежеспособного спроса со стороны населения , увеличение объема сбережений , реструктуризация потребления в пользу снижения доли расходов на питание в общей структуре потребительских расходов , что являлось косвенным свидетельством существован и я и развития российского среднего класса . Проблема в значительной мере осложняется тем , что в течение длительного периода в России проблемы социальной стратификации вообще и понятие “средний класс” как ее элемент практически игнорировались общественными н ауками . Хотя термин «средний класс» в настоящее время прочно вошел и в общественное сознание , и в научный оборот , эта категория длительное время использовалась как публицистический термин и не имела ни научного описания , ни методологии исследования . Еще м е нее ясными являются количественные оценки размера и структуры среднего класса . Представления о границах и составе этого слоя существенно варьируются – различные исследователи оценивают их от 15 до 60-70% населения страны. Объект исследования в данной рабо те – процесс управления социальной дифференциации общества . А предметом исследования являются экономические отношения , возникающие в процессе социальной дифференциации общества . Целью моей работы является исследовать процесс формирования среднего класса в России и в зарубежных странах и методы управления им . Поэтому я поставила перед собой следующие задачи : 1) опираясь на данные официальной статистики и существующие исследования , оценить размер и структуру среднего класса ; 2) исследовать зарубежный опы т управления формированием среднего класса в России ; 3) выяснить , применима ли западная теория стратификации в России ; 1 Категория «средний класс» в современной экономической теории 1.1 Теоретические представления о среднем классе и критерии его идентификации Понятие «средний класс» , в его академическом понимании , было заимствовано из западной научной мысли . Однако , в силу причин субъективного характера , не было адаптировано к российской реальности . Именно поэтом у многие люди , сталкиваясь с той или иной научной разработкой в области изучения среднего класса , неадекватно ее воспринимают . В российской печати сложился некий образ , который соответствует понятию среднего класса в США или Европе — то есть стандартам по т ребления , образам потребления , стилю жизни и т . д . Однако для России эти стандарты вряд ли применимы . Уже хотя бы потому , что на Западе к среднему классу изначально относили собственников , высокооплачиваемых наемных менеджеров или специалистов . В России э т от социальный пласт только формируется . Если все же взять за основу уровень потребления , его качественные характеристики , а также все сопутствующие факторы , то в результате оценки по этим параметрам можно вообще не получить российского среднего класса , ид е нтифицировав вместо него относительно небольшую группу людей . Поэтому проблемы изучения среднего класса в России — достаточно самостоятельная и пока молодая область исследований . Структура российского общества под воздействием экономических р еформ изменяется и характеризуется крайней неустойчивостью : идет активный процесс размывания социальных групп , сложившихся к моменту начала реформ , и одновременно происходит становление ряда новых общественных страт .[35] Основным условием преодоления криз и са переходного периода является выработка населением успешных моделей социально-экономического поведения , основанных на личностных , материальных и профессионально-квалификационных ресурсах , эффективных в реально сложившейся институциональной среде . По сущ е ству , именно социально-экономическая адаптация становится доминирующим процессом , определяющим тенденции социального развития России . Особенности адаптационного процесса в России состоят не только в глубоких модификациях системы ценностей и моделей социал ь но-экономического поведения , но и в высокой степени нестабильности самой социальной среды . С этим во многом связаны трудности , связанные с формированием российского среднего класса. Наличие и большой удельный вес среднего класса в системе социальной страти фикации является одним из существенных признаков развитого цивилизованного общества . В современных развитых обществах социальную структуру схематически можно представить в виде эллипса , верхнюю и нижнюю части которого образуют , соответственно , элита и бед н ые слои , а промежуточную , значительно превосходящую их по численности , - средний класс .[18] В таких обществах средний класс является основным творцом экономического процесса , гарантом социальной и политической стабильности , проводником вертикальной мобиль н ости . Его отличительные черты - высокий образовательный уровень и профессионализм , социальная и экономическая активность , наличие материальных активов , способных демпфировать последствия экономической нестабильности и помочь пережить период реструктуризац и и бизнеса и занятости . Другой тип социальной структуры может быть представлен в виде пирамиды , верхушку которой образуют олигархические элиты , а основание - бедные и беднейшие слои .[21] Если продолжить геометрическую аналогию , то в советский период социал ьная пирамида опиралась на устойчивое основание - рабочих и крестьян . В ходе реформ она была перевернута , тем самым , превратившись в неустойчивую конфигурацию . Перевернется пирамида или примет форму эллипса - это ключевой момент проистекающей социальной т р ансформации . В свете сказанного возникающее время от времени повышенное внимание к проблемам формирования российского среднего класса со стороны властных структур оправдано . Однако этот периодически возникающий интерес , к сожалению , не превратился в целен аправленные и систематические усилия по поддержке формирующегося среднего класса . Дефицит внимания к проблемам формирования среднего класса со стороны властей компенсируется расширением интереса к этому предмету со стороны научных кругов . Первой развилкой научной дискуссии по проблемам среднего класса явилось обсуждение вопроса о том , существовало ли такое социальное образование в советский период . Приверженцы первой точки зрения полагают , что к началу проведения реформ в СССР существовала потенциально ши р окая база среднего класса . Они опираются на тот факт , что в социальной структуре СССР имелись профессиональные категории , сходные с теми , которые формируют средний класс в западных обществах .[18] Те , кто придерживаются противоположной точки зрения , считаю т , что средний класс формируется как важный элемент социальной структуры современного общества в условиях и в результате более или менее длительного функционирования и развития свободной рыночной экономики . Поэтому он не может ни существовать , ни даже «пр е дсуществовать» в принципиально иных социально-экономических условиях .[21] За этой дискуссией кроется различие в понимании специфики трансформационных процессов . Если под ними понимать переход от традиционного к модернизированному обществу с соответствующей сменой моделей и механизмов социального действия , то понятно , что социальная структура формируется не только под воздействием некоторых объективных характеристик , но и под влиянием субъективных факторов , таких как социально-экономические ориентации , рыно ч ные позиции , шансы на рынке труда и потребления . В этом смысле , уместнее говорить не о распавшемся вследствие неудачных реформ среднем классе и не о сформировавшемся среднем классе в постсоветской России , а о достаточно представительном слое , имеющем при о пределенных условиях шансы превратиться в средний класс модернизированного общества. Если сама актуальность проблемы среднего класса не вызывает сомнений , то различные ее аспекты , связанные с дефинициями , критериями идентификации , оценками реальной и потен циальной численности , основными моделями социального действия неизбежно носят остро дискуссионный характер . Существующая в этом вопросе неопределенность порождает необходимость более пристального рассмотрения основных теоретических подходов к проблеме. В н аучной литературе присутствуют две традиции исследования классов : теория стратификации и классовая теория . Стратификация является относительным понятием , подразумевающим некоторую упорядоченность членов общества на основе одного , нескольких или системы кр и териев . Классовая же теория всегда предполагает анализ межгруппового социального конфликта. Преодоление противоречия между классовыми и стратификационными теориями происходило в рамках веберовской традиции , которая утверждала плюрализм по отношению к основ ным элементам социальной структуры и при этом вводила в анализ стратификации категории социального действия и социальной динамики . Тип социального действия рассматривается здесь в качестве основной группообразующей характеристики элемента социальной струк т уры , а перспективы социальной мобильности - как важнейший момент положения различных групп в социальной иерархии .[24] В конечном итоге именно эта точка зрения , как представляется , возобладала и в мировой , и в российской экономической социологии . Подход с п озиций социального действия в определенном смысле снимает проблему критериев отнесения к среднему классу , вокруг которых также ведется непрекращающаяся дискуссия . Другое направление исследований среднего класса связано с попыткой построения системы страти фикационных признаков . К этому направлению относятся различного рода многомерные построения стратификационного пространства . Все основные предлагаемые различными исследователями стратификационные критерии могут быть сведены в единую таблицу ( Таблица 1 ). Таблица 1 Стратифи кационные критерии идентификации среднего класса (сводная группировка ) Группы критериев Критерии Некоторые возможные шкалы 1.Материальное благосостояние (материальный статус ) Текущий доход Движимое имущество Недвижимое имущество и транспорт Сбережения (д енежные вклады , наличные деньги , облигации и иные ценные бумаги , кроме “голосующих” ) - 2.Владение средствами производства (капиталом ) Предприятия , фирмы с наемной рабочей силой , товарные фермы и пр .: полная собственность или участие в собственности во все х формах , включая простые акции и другие “голосующие” ценные бумаги Имущество для индивидуальной трудовой деятельности Наличие /отсутствие Величина в денежном выражении 3.Профессиона льно-должностной (социально-профессиональный ) статус Управленческий стату с Исполнитель / руководитель того или иного уровня - Образование , квалификация Кол-во лет обучения Кол-во и тип дипломов - Уровень сложности профессиональной деятельности Занятость физическим / умственным трудом Различные типы автономий труда - Сектор э кономики Гос ./частный Промышленность / с /х /социальная сфера и пр. 4.Политический статус Степень влияния на принятие решений органами государственной власти различных уровней и органами местного самоуправления Экспертные оценки влияния слоя в целом , подг рупп и индивидов 5.Потенциал социальной мобильности Возможности восходящей и нисходящей мобильности у представителей группы (слоя ) Фактическая мобильность Потенциальная мобильность 6.Статусность образа (стиля ) жизни Статусные аспекты образа и качества жи зни -качество текущего потребления -качество среды проживания -качество досуга -круг общения -социальное настроение и пр. Экспертные оценки 7.Социальный престиж Социльный престиж группы в целом , отдельных подгрупп , аспектов профессиональной деятельности и стиля жизни - Источник : по материалам [ 14 ] Эволюция представлений о среднем классе наложила отпечаток на методику его идентификации и сделала одни стратификационные критерии « более равными , чем другие » . Такими « первыми среди равных » являются показатели материального благосостояния и профессионально-должностной статус . Применение то одного , то другого критерия в качестве основного идентификатора среднего класса дает порой крайне противоречивые результаты , вносящие путаницу в определение численности и со с тава среднего класса . Основной причиной несовпадения социальных объектов , выделенных либо на основании критерия материальной обеспеченности , либо социального статуса , является широкомасштабная иллегальная деятельность , проявляющаяся , прежде всего , через н е формальную занятость , которой по различным оценкам охвачено до 20% трудоспособного населения .[11] Социально стабильным средний класс делает , прежде всего , промежуточное , среднее положение данного класса внутри материально-имущественной шкалы свидетельству ет об определенных успехах и достижениях , в деятельности принадлежащих к нему людей . Потребность закрепить достигнутые позиции объективно связана с нежеланием изменять правила игры , овладение которыми позволило этих успехов добиться. Вторым основанием , поз воляющим считать средний класс базой социальной стабильности , является его ведущая роль в процессе вертикальной мобильности . Большинство взаимообменов в обществе происходит как внутри самого среднего класса , так и между ним и другими элементами социальной структуры , причем мобильность может быть и восходящей и нисходящей . Значительно реже рассматриваются специфические функции среднего класса : высокая производительность труда ; производство и распространение знаний , информации , идеологии ; определение характе ра и структуры потребительского рынка ; обеспечении гарантий политической свободы. Итак , содержательный анализ существующих подходов показывает , что среди основных наиболее часто выделяются следующие критерии среднего класса : а ) доход ; б ) образование ; в ) профессионально-должностной статус ; г ) самоидентификация .[31] Принципиально важно подчеркнуть , что в контексте одного выделенного критерия - доходов - корректнее говорить о категории «среднедоходные группы». Многие исследования отмечают относительность данного критерия и высказывают сомнения в его применимости . К числу наиболее дискуссионных моментов можно отнести следующих три аспекта : уровень доходов , степень их дифференциации , учет скрытых доходов . Тем не менее , без отнесения к определенной доходной группе не обходится ни одно описание среднего класса . Несмотря на все сомнения , относительно объективности данного параметра , представляется все же невозможным игнорировать тот факт , что изменение социальной структуры в последние годы проявлялось в активн о м перераспределении доходов между социальными стратами и в быстрой доходной поляризации российского общества. После двух с половиной лет интенсив ного восстановительного роста доходы и материальное положение се мей российского среднего класса стабилизирова лись на достигнутом уровне . А точ нее — на двух принципиально различных уровнях : - Нижний средний. Нижнюю подгруппу в среднем классе формируют семьи , чьи доходы находятся в диапазоне от 6 до 12 тыс . долларов в год , то есть составляют 150 — 300 долларов в мес яц на человека . Таких семей в России сегодня порядка 6,5 — 7,5 млн . А до конца года эту подгруппу могут пополнить еще до 2 млн семей — из числа тех , чьи доходы сегодня составляют от 100 до 150 долларов в месяц на человека . Часть представителей этой подгрупп ы относительно недавно преодолела рубеж 150 долларов в месяц на каждо го члена семьи и еще не успела сформиро вать структуру потребления и привыкнуть к образу жизни среднего класса .[16] И именно поэтому эта часть семей за истекший год демонстрировала самые высокие темпы улуч шения материального положения , что и позволило им войти в средний класс и ны не пребывать в оптимизме относительно своего будущего. Со статусной точки зрения эту подгруп пу формируют преимущественно наемные работники : менеджеры , инженеры , руково дители среднего звена , ведущие специалис ты , рядовые , но достаточно хорошо опла чиваемые рабочие и служащие . Представи тели этой подгруппы сегодня не испытыва ют затруднений с приобретением продук тов питания и товаров повседневного спро са , одеж д ы и обуви , мелкой бытовой техни ки . А вот приобретение крупной бытовой техники , мебели , автомобиля или оплата ту ристических услуг , косметического ремон та и т . п . порой представляют для них проб лему . Проблему выбора . Как правило , семья , совокупный доход которой от 500 до 1000 долларов в месяц , может в течение го да позволить себе только одну крупную по купку на 1,5 — 3 тыс . долларов .[29] И уж , конеч но , таким семьям практически недоступны платные образовательные или медицинские услуги , приобретение нового а втомобиля иностранного производства , радикальное улучшение жилищных условий , открытие собственного бизнеса. Именно эта подгруппа остается актив ным потребителем качественных , но не дорогих товаров массового производства и благодаря своему численному росту поддерживает многие потребительские рынки. - Верхний средний . Верхнюю подгруппу в среднем классе фор мируют семьи — их около 3 — 3,5 млн , — ко торые имеют от 12 до 40 тыс . долларов сово купного годового дохода .[16] Эта группа растет небыстро . А внутри нее ес ть семьи как с рас тущими доходами , так и с немного снижаю щимися . Тяжелая борьба за удержание достигнутого материального положения дела ет представителей этой подгруппы несколь ко менее оптимистичными. В этой категории довольно высока доля руководителей к омпаний разного уровня , преимущественно малого и среднего бизне са , успешных независимых профессионалов , ведущих специалистов. Представители этой подгруппы сегодня не испытывают затруднений ни с приобретением крупной бытовой техники , мебели или автомо биля , ни с оплатой туристических услуг , косме тического ремонта , повседневных развлечений . Проблему выбора составляет оплата образова тельных услуг , эксклюзивные и экстремальные виды туризма , радикальное улучшение жилищ ных условий , открытие собственного бизн е са. Потребление этой подгруппы все более тя готеет к эксклюзивности , а количественно , скорее , будет сокращаться , особенно на то варных рынках , в связи с достижением то чек насыщения. Теперь более подробно рассмотрим два других критерия - о б разование и профессионально-квалификационный статус . На основе причисления к среднему классу всех , имеющих достаточно высокий уровень образования , часто делается вывод и о наличии в России значительного по численности среднего класса . Самую о бщую оценку верхней границы экономически активной части среднего класса можно получить на основе данных о распределении занятых в экономике по уровню образования. Если в качестве критерия принадлежности к среднему классу рассматривать высшее и среднее проф ессиональное образование , то 55% всех занятых в экономике удовлетворяют этому критерию . Эта доля сужается до 20%, если критерием служит лишь наличие высшего образования .[38] И в том , и в другом случае вряд ли возможно отнести все эти группы к среднему кла с су , поскольку образование является лишь одной из предпосылок социального действия , его ресурсом , но само по себе может не приводить к тому , что статусная позиция , соответствующая положению среднего класса , будет занята . Традиционным критерием для выделени я среднего класса является социально-профессиональный статус , в котором можно выделить четыре статусные группы : - рядовые рабочие и служащие ; - руководители подразделений и ведущие специалисты ; - руководители небольших компаний и частные предприниматели ; - руководители крупных и средних ком пании , их заместители .[27] Почти 40% взрослых трудоспособных представителей среднего класса России яв ляются рядовыми , квалифицированными и относительно хорошо оплачиваемыми рабо чими и служащими . Средний доход в этой гр уппе составляет 8,65 тыс . долларов в год на семью — чуть менее 250 долларов в месяц на каждого члена семьи .[20] Среди рабочих муж чин в два раза больше , чем женщин , среди служащих — наоборот. Группа руководителей структурных под разделений — цехов , бригад, отделов , про ектов и т . п . и ведущих специалистов — так же составляет почти 40% среднего класса . Средний доход в этой группе — 10,4 тыс . долларов в год на одну семью , то есть чуть менее 300 долларов в месяц на каждого чле на семьи , что ровно на 20% прево с ходит средний показатель группы рядовых рабочих и служащих .[20] Среди руководителей под разделений мужчин в полтора раза больше , чем женщин ; среди ведущих специалистов — наоборот. 12% средних русских — предпринимате ли . Надо заметить , что в Москве и Санкт- Пе тербурге доля предпринимателей среди пред ставителей среднего класса не превышает 10%, тогда как в других мегаполисах она сос тавляет не менее 15%. Средний доход семей предпринимателей составляет 12 тыс . долларов в год на семью — чуть менее 350 дол лар о в в месяц на каждого члена семьи , что почти на 40% превосходит средний показа тель группы рядовых рабочих и служащих и на 15% — показатели руководителей подраз делений и ведущих специалистов .[45] Среди предпринимателей мужчин вдвое больше , чем женщин. 12% средних русских являются руководи телями средних и крупных компаний или их заместителями . Доход в группе — такой же , как у предпринимателей . Но если в семьях заместителей руководителей он на 10% ни же , чем у предпринимателей , то у руководи телей компаний о н на 25% выше и составля ет около 15 тыс . долларов в год на одну семью — более 400 долларов в месяц на че ловека . Это почти вдвое превосходит сред ний показатель группы рядовых рабочих и служащих , в полтора раза — показатель ру ководителей подразделений и почти на 40% — показатель группы заместителей руководителей .[45] С точки зрения социально-профессиональных позиций с наибольшей долей вероятности в средний класс включают два больших слоя : - специалистов с высшим образованием , работающих на местах , требую щих высшего образования ; - малых предпринимателей .[48] Особое внимание уделяется малым предпринимателям . Исключительная пристальность к этой социальной группе никак не означает попытки преувеличить его статус и значение в социальной стратификации современ ной России . Станут ли малые предприниматели основой среднего класса или же останутся одним из его многочисленных слоев – вопрос исторического будущего и социально-экономической эволюции . Акцент на данной социальной группе делается в той связи , что для рос с ийской общественной структуры это относительно новое социальное образование – «порождение реформ» , с развитием которого во многом связывались надежды на их успех. В соответствии с действующим российским законодательством имеются два субъекта малого предпр инимательства - руководители малых предприятий и индивидуальные предприниматели , не регистрирующие юридическое лицо . С большей степени уверенности можно говорить о вхождении в средний класс именно руководителей малых предприятий , а индивидуальных предприн и мателей или самостоятельных работников (самозанятых ), скорее , рассматривать как его резерв. Самозанятых и малых предпринимателей роднят их особые карьерные шансы , потенциальная мобильность . Самозанятые - сегодняшние полупредприниматели , способные стать пре дпринимателями через определенное время или при определенных обстоятельствах . Сближает их , видимо , и сходная самоидентификация : самозанятые склонны отождествлять себя с малыми предпринимателями или приближать себя к этому более высокому статусу. Однако нар яду с этим , многое отличает самозанятых от руководителей малых предприятий , а именно : а ) отсутствие организационной структуры ; б ) более скромные масштабы деятельности ; в ) более низкие доходы и уровень благосостояния ; г ) более низкий формальный и неформал ьный статусы .[6] В силу этих различий трудно отнести самозанятых к полновесному предпринимательскому классу , но и в средние слои наемных работников , не говоря уже о нижних слоях , они вписываются плохо . Это «неудобная» переходная группа. В России определяющ им критерием для выделения руководителей малых предприятий стало количество занятых на предприятии , выбранное в силу относительной простоты и инфляционной устойчивости данного показателя . В соответствии с Законом «О государственной поддержке малого предпр и нимательства в Российской Федерации» от 14 июня 1995 г . было установлено следующее максимальное количество рабочих и служащих (включая совместителей и работающих по договорам ): промышленность и строительство – 100 чел .; наука и научное обслуживание - 60 ч е л .; розничная торговля , бытовое обслуживание - 30 чел .; общественное питание , другая непроизводственная деятельность - 50 чел .[7] 1.2 Структура среднего класса По мнению некоторых социологов и экономистов , в России средний класс — наиболее активная ч асть населения , и активность эта — его главный и отличительный признак . Все это так , но в более благополучных странах большая часть среднего класса гораздо менее « подвижна » . Из этого напрашивается вывод о том , что активность — черта временная , которая буд ет убывать по мере старения среднего класса и стабилизации экономических процессов. И оказалось , что средний класс в российских широтах не превышает 7% численности населения (около 10 млн . чел .) и представляет собой четко выраженный социальный слой со всем и необходимыми атрибутами , как-то : структура ценностей , политические предпочтения , материальное положение , социальный статус и т.п .[46] Анализируя ценностные ориентации и , главным образом , стиль потребления , исследователи выявили несколько характерных типо в среднего класса (они легко узнаваемы в России ) (Приложение А Рис. А. 1): а ) « гедонист » - тратит почти все , что зарабатывает , независимо от размеров заработка . На крупные покупки (такие как дом , например ) денег не хватает . Склонен приобретать дорогую одежд у и обувь . Посещает ночные клубы . Хорошо разбирается в раскрученных брендах . Словом , “гедонист” — весьма компетентный потребитель. б ) « интеллигент » - не уделяет излишнего внимания одежде , не склонен к демонстративному потреблению . Иногда часть доходов уход ит на помощь друзьям и родственникам . Не понимает такого досуга , как посещение ночного клуба . Ему не чужды активные виды отдыха . Склонен тратить деньги на книги , театры ... На еде не экономит , но и не стремится к покупке деликатесов . Плохо разбирается в то р говых марках. в ) « обыватель » - стремится по возможности экономить на еде , одежде и развлечениях . Откладывает деньги на дорогие покупки , строительство жилья и на “черный день” . Основные траты связаны с семьей (образование детей , семейный отдых ). В торговых марках не особенно компетентен. г ) « карьерист » - стремится тратить деньги рационально . Часть дохода откладывает . В структуре потребления значительное место занимают предметы позиционирования (дорогие костюмы , традиционные аксессуары ). На отдых не всегда х ватает времени . Неплохо ориентируется в торговых брендах. д ) « компьютерщик » - внешне не производит впечатления обеспеченного человека . Не желает демонстрировать свой доход , не покупает дорогой одежды , свободное время проводит в кругу друзей или за компьюте ром . Нередко получаемая зарплата оказывается выше уровня его потребностей . Наиболее значимые области потребления : компьютерная техника , средства связи , машины .[10] Нетрудно заметить , что основные характеристики среднего класса связаны с потреблением и нере дко им же исчерпываются . Одним из косвенных показателей принадлежности к среднему классу является предпочтение определенного бренда . Считается , что при выборе товаров типичный представитель обычно приобретает « имя » , вне зависимости от цены . Но если нескол ько лет назад 80 % рынка брендов потребляло 10-20 % населения (именно эту группу с некоторыми оговорками можно было отнести к среднему классу ), то , по состоянию на 2000 год брендовые товары покупают 60 % жителей больших городов , большинство из которых , ве р оятнее всего , средними не являются .[22] Рассматривая представительский состав среднего класса , следует обратить внимание на его многослойность , что делает его похожим на иностранных собратьев . Верхний слой , в него входят менеджеры и предприниматели , незн ачительная часть специалистов , относительно узкая прослойка военных , гуманитарная интеллигенция . Более половины этого слоя работает в частном секторе . Поэтому зарплата здесь считается основным источником доходов лишь половины , для 40% важнее предпринимате л ьский доход . Более трети верхнего слоя - лица в возрасте 30 - 40 лет .[4] Средний слой . Специалисты , квалифицированные рабочие , руководители и предприниматели из числа занятых семейным бизнесом и индивидуальной деятельностью . Около половины занято в частном секторе . Зарплата здесь важна для двух третей . Молодежи до 25 лет в этом слое больше , чем в верхнем . В нижнем слое среднего класса главным образом белые и синие воротнички . Две трети из них работают на государственных или квазичастных (то есть приватизир ованных ) предприятиях . Зарплата важна для 80%. Здесь больше как молодежи , так и представителей старших возрастов .[4] Средний класс в России весьма специфичен : если на Западе его основу составляют предприниматели , то у нас - чиновники и управленцы ; другая половина трудиться в малом бизнесе (малые предприниматели , руководители небольших фирм , высококвалифицированные работники частного сектора экономики ), таких около 40 %. Люди , относящиеся к этому классу , работают , в основном в банковском , фондовом и реклам н ом бизнесе . То есть во вторичном секторе экономики . Из них 80 % проживают в больших и крупных городах , притом , что горожан в России 70 % всего населения .[26] Не похож и на своего восточноевропейского соседа , который прекрасно развивается в последнее время. В Польше , Венгрии и Чехии его основу составляют частные предприниматели и специалисты , занятые в сфере производства. 2 Процесс формирования среднего класса и мировой опыт управления В данной главе подробнее рассмотрим управление средним классом в зар убежных странах . По мнению английских социологов (Sociology Made Simple by Jane L. Thompson, Judith Priestly), если индивид занимается умственным трудом , он — средний класс . К этой категории относится огромная часть населения от министра до мелкого конторс кого служащего . Представители высшего класса отличаются тем , что владеют средствами производства или имеют дворянский титул . Низший класс — пролетариат. История этих определений восходит еще к Марксу , который также признавал существование прослойки — мелко й буржуазии — между двумя главными классами (эксплуататорами и пролетариями ). Он полагал , что рано или поздно эта прослойка распадется на буржуазию и пролетариат . Некоторые современные английские и американские социологи в очередной раз объявили , что его п ророчества сбываются : происходит массовая пролетаризация среднего класса . Нынешняя кредитная система приводит к тому , что многие люди из среднего класса вынуждены пожизненно отрабатывать кредиты на покупку дома , автомобиля и микроволновой печи . Таким образ ом , высокий уровень жизни в данном случае обратно пропорционален экономической свободе. Но на данный момент « умственный труд » в качестве основного критерия может быть и подходит для западноевропейских обществ , но не всегда применим в России (равно как и в прочих восточных демократиях ) хотя бы потому , что учителей и врачей у нас иначе как малозащищенными слоями населения не называют . И если при определении среднего класса исходить не от слова “средний” , то эти представители среднего класса , как сказал бы Фр и дрих Гегель , не соответствуют своему понятию. Понятие “средний класс” возникло в странах так называемого “золотого миллиарда” и стало эталоном образа жизни и стиля потребления не только для граждан этих стран , но и для всех прочих миллиардов .[44] Фильмы и рекламные ролики растиражировали по всему миру образы среднего класса . Массовое производство (в том числе и массовое производство информации ) навязало стандартные потребности и способы их удовлетворения . О чем бы ни шла речь , об эталоне женской красоты ( кукла Барби ) или престижном автомобиле (600-й “Мерседес” ), мы сознательно или случайно натыкаемся на западные образы . Они проникают в нашу жизнь быстрее , чем английские словечки в наш язык . Возможно , это не очень приятно сознавать , но наши представления о свободе , демократии , нравственности и любви тоже в значительной мере импортированы . Например , гражданское общество — специфически западное понятие. Но в первую очередь благодаря рекламе образы , представления и установки “всемирного среднего класса” связаны с потреблением . “Обычная” учительница в нашей рекламе стирального порошка выглядит как среднестатистический представитель западного среднего класса .[8] Французы говорят : “Человек — это стиль” . Средний класс — порожденный глобализацией стиль потребления , а в более широком смысле — стиль жизни . Д аже в самой бедной стране Африки есть пара-тройка кварталов с банками , бутиками и уютными ресторанчиками . В этих кварталах и обитает тамошний средний класс . О ни « средние » по своему стилю потребления — по « общемиров ым » меркам или , выражаясь более точно , по меркам « золотого миллиарда » . Впрочем , стиль не всегда предполагает определенный уровень дохода . Это еще и образ мыслей , круг общения , уровень образования , привычки , сотни незаметных мелочей — все то , что называют п овседневностью . Важными элементами этой повседневности могут являться , например , доступ к интернету (для этого вовсе не обязательно иметь собственный компьютер ), наличие дисконтной карточки и мобильного телефона. Уровень дохода — относительный и ненадежный критерий еще и потому , что в зависимости от места жительства “для поддержания стиля” необходимы разные суммы среднегодового дохода . Но , тем не менее , этот критерий является чуть ли не единственным , с помощью которого можно подсчитать количество и определ и ть качество среднего класса в конкретной стране. Долгое время в отечественной науке господствовала официозная формула : «два класса и один слой» , которая противопоставлялась западным концепциям социальной стратификации . Глубокие и драматические изменения , п роизошедшие после распада Советского Союза и крушения коммунистической системы в 1991-1993 гг ., а также в результате рыночных реформ , привели не только к кардинальным сдвигам в социальной структуре российского общества , но и к тому , что старые формулы и м е тодологические подходы не в состоянии адекватно описывать изменившуюся общественную структуру в стране .[47] Нынешнюю ситуацию , ряд авторов описывают как динамичную , с мозаичной социальной структурой , которую невозможно уложить в схему из одной-двух просты х систем стратификации , однако сами системы социальной стратификации , разработанные зарубежными учеными , объявляются неприемлемыми для российских условий. Сложный и противоречивый процесс интеграции России в международное сообщество развитых стран мира заст авляет нас внимательнее присматриваться к зарубежному опыту стратификационных исследований , искать способы адаптации международных методик к российским условиям . Было бы неправильным утверждать , что Стандартная социально-экономическая классификация , прин я тая ESOMAR (The World Association of Opinion and Marketing Professionals), не известна в научных и исследовательских кругах России . Однако ее практическое применение в нашей стране тормозилось , рядом объективных и субъективных факторов . С одной стороны , в постперестроечный период наша академическая наука не располагала достаточными средствами , чтобы осуществлять масштабные исследовательские проекты на больших национальных выборках . Недостаток живого эмпирического материала не позволял сделать выводы о гран и цах применимости зарубежных методик социальной классификации в новых российских условиях . Данное обстоятельство усугублялось критическим отношением некоторых авторитетных отечественных социологов , имеющим в своей основе преимущественно политическую окраск у . С другой стороны , прикладные социологические и маркетинговые исследования долгое время опирались в качестве источниковой основы на опросы омнибусного типа , которые имели существенные ограничения , как по объемам выборки , так и по количеству и содержанию вопросов . Немалую долю скепсиса в оценку международной классификации вносили публикации в популярной прессе , представляющие проблему поверхностно и односторонне . Поднимая актуальную в постперестроечной России тему «среднего класса» , ряд авторов рассматри в али критерии стратификации одномерно , вне связи друг с другом . Естественно , при таком подходе средний класс в нашей стране либо отсутствовал , либо оценивался как малочисленная социальная группа . 2.1 Зарубежный опыт социальной стратификации и его адапта ция к Российским условиям Целесообразно рассмотреть зарубежный опыт исследования социальной стратификации и ее экономических аспектов . В США н аиболее распространенные системы социальной стратификации , основанные на эмпирических исследованиях социологов , структурируют американское общество на три основных социальных класса , которые , в свою очередь , подразделяются на страты : - высшие американцы (14%) ; - средние американцы (70%) ; - низшие американцы (16%).[44] В Великобритании практика применения классифи кации по профессиональному статусу и сфере деятельности началась в 1851 году . Впоследствии эта система неоднократно совершенствовалась , и в 1913 году медицинским статистиком Т.Стивенсоном (T.Stevenson) была предложена система , которая время от времени кор р ектировалась и просуществовала до середины 80-х годов ХХ века . Основу стратификации составляли пять классов : - профессионалы ; - руководящий и технический персонал ; - квалифицированные работники ; - частично квалифицированные работники ; - неквалифициров анные работники .[46] Эмпирические данные для классификации брались из результатов переписи населения . Полученная классификация в основном используется органами государственной статистики . Исследователи , маркетологи и социологи чаще применяют социально-эко номическую классификацию — Social Economic Grade (SG). В Испании б ольшинство коммерческих исследовательских организаций применяют социальную классификацию , разработанную на основе американской системы с учетом собственного и европейского опыта . Поскольку официальные данные о социально-классовой структуре населения отсутствуют , чаще всего для анализа используют результаты регулярных исследований аудитории средств массовой информации . Исследовательский институт AIMC/EGM (Asociacion para la Investigacion de M edios de Comunicacion / Estudio General de Medios) проводит каждые четыре месяца национальный опрос , позволяющий отслеживать эволюцию социальных классов и групп в этой стране . В качестве основных индикаторов для стратификации с первой половины 1980-х годо в приняты : - профессионально-должностной статус и уровень образования главы семьи ; - размер и источники дохода ; - тип домовладения ; - наличие определенных предметов длительного пользования ; - количество личных автомобилей ; - количество цветных телевизо ров в домохозяйстве .[46] Полученные переменные сводятся в многомерную матрицу , по которой определяется принадлежность респондента к одному из шести социальных классов : - высший (Higher) — 7,4% ; - высший-средний (Higher-middle) — 12,8% ; - средний-средний (Middle-middle) — 18,3% ; - низший-средний (Lower-middle) — 23,4% ; - низший (Lower) — 30,3% ; - низший-низший (Lower-lower) — 7,8%.[6] Опыт большинства стран Западной и Восточной Европы , в которых применяется социально-экономическая классификация , свидет ельствует , с одной стороны , об универсальности последней для обществ с различным уровнем политического , экономического и социального развития ; с другой стороны , о необходимости адаптации стандартных переменных и их комбинации для условий конкретной страны. Первые попытки стандартизировать различные методики социальной стратификации были приняты ESOMAR в начале 1980-х годов . Рост интереса к гармонизации социально-экономических и демографических переменных тесно связан как с ростом общеевропейских , мультинаци ональных исследований , так и с необходимостью сопоставления данных по каждой из стран в отдельности . В 1988 году под руководством Ива Марбу (Yves Marbeau) группа ученых из пяти стран (Франция , Великобритания , Нидерланды , Германия , Бельгия ) обновила матриц у социальной классификации , разработанную в 1980 году , и выработала шкалу экономического статуса , основанную на данных о владении предметами длительного пользования . В 1992 — 1995 гг . основные переменные для получения классификации были включены в опросы нас е ления , регулярно проводимые в 12-ти странах Европейского Сообщества . Суммарная выборка составила 89 600 человек .[1] Матрица для определения социального статуса респондента состоит из следующих переменных : - профессионально-должностной статус члена домохозя йства , приносящего основной доход (Main Income Earner — M.I.E.); - возраст , в котором завершено получение образования членом домохозяйства , приносящего основной доход (Terminal Education Age — T.E.A.); - в случае , когда член домохозяйства , приносящий осн овной доход (M.I.E.), не работает , его социальный статус определяется по отдельной матрице , где учитывается уровень владения определенными предметами длительного пользования . Список предметов из 10-ти наименований разработан таким образом , чтобы максималь но коррелировать не с номинальным , а с располагаемым доходом (disposable income). Работа с этим списком позволяет уйти от необходимости задавать вопросы о доходе , на которые значительная часть людей либо не отвечает , либо существенно искажает ответы . Осн о вные 10 предметов длительного пользования , определяющих материальный статус : - цветной телевизор ; - видеомагнитофон ; - видеокамера ; - два или более автомобилей ; - фотоаппарат ; - персональный компьютер ; - электрическая дрель ; - фритюрница ; - радио-ч асы ; - второй дом /квартира или загородный дом /коттедж .[28] Только владение определенным количеством предметов из этого списка в любой комбинации позволяет определить материальный статус респондента . Соответственно , градации определены следующие : 5 и боле е предметов , 4, 3, 2, 1 и ни одного из списка , включая не ответивших на вопрос . Безусловно , список предметов выбран не случайно и основан на иерархии покупок , а также на основе стиля жизни различных социальных групп . Понятно , что отсутствие цветного теле в изора предполагает , в большинстве случаев , низкий имущественный статус респондента . С другой стороны , наличие электрической дрели может свидетельствовать , как о стремлении сэкономить на ремонте , так и об определенном достатке , позволяющем купить дорогой и н струмент . В любом случае , этот предмет окажется в домохозяйстве , где многие предметы обихода сделаны своими руками . Очевидно , что фритюрницу и радио-часы приобретают далеко не все домохозяйства , а ведущие определенный образ жизни и , скорее всего , после то г о , как удовлетворены основные потребности в бытовой технике и предметах обстановки . Маловероятно , что в семье , владеющей загородным коттеджем , будет отсутствовать телевизор или сложные бытовые электроприборы. Если говорить о выборе уровня образования в кач естве переменной для стратификации , то он оправдан не только общими теоретическими концепциями социального неравенства и социальной мобильности , но и многочисленными эмпирическими данными , свидетельствующими о положительной корреляции между высоким уровне м образования и высоким социальным статусом человека . Особое значение для идентификации социального класса имеет стратификация по профессионально-должностному статусу , учитывающая такие аспекты , как : - наличие или отсутствие руководящих функций ; - количест во людей в непосредственном подчинении (5 или менее , 6 или более ); - отношение к собственности (владелец собственного бизнеса или наемный работник ); - характер труда (умственный или физический ).[1] В результате применения многомерной стратификационной м атрицы выделяется 6 социально-экономических классов , которые имеют краткое описание и условное наименование (Таблица 2). Таблица 2 Описание социаль ных классов Класс Краткое описание % по 12 странам ЕС A Руководители высшего уровня и профессионалы с высоким уровнем образования 9,2 B Руководители среднего звена с высшим образованием , руководители высшего звена без высшего образования 9,3 C1 Высококвалифицированные специалисты умственного труда , квалифицированные рабочие и мелкие предприниматели с высшим образованием 15,2 C2 Квалифицированные рабочие и служащие , имеющие специальное образование 23,1 D Рабочие и подсобные рабочие , служа щие без специального образования 15,3 E Неквалифицированные рабочие , мелкие предприниматели с низким уровнем образования , фермеры 25,6 Источник : по материалам [1] В мае-августе 1999 г . был впервые проведен анализ результатов применения методики ESOMAR к эмпирическим данным , полученным на выборках , репрезентирующих население крупных и средних городов России (60,4 млн . человек ).[1] В рамках проекта «Российский Индекс целевых групп» в 1999 году было опрошено 17000 человек в 60 городах России . Это масштабно е исследование проводится каждые три месяца на выборке в 9500 человек и включает в себя вопросы о частоте потребления и брендовых предпочтениях различных продуктов и товаров , о стиле жизни и медийных предпочтениях потребителей .[40] В течение 2000-2002 гг., каждая очередная квартальная волна подвергалась детальному анализу устойчивости и надежности социально-экономической классификации . Еще до включения стандартизованных вопросов в анкету было очевидно , что классификация нуждается в адаптации к реалиям наше й страны . Сложившаяся в течение десятилетий система получения среднего и высшего образования коренным образом отличается от западноевропейской и американской . Обязательность среднего образования и доступность высшего для широких слоев населения в России не позволяет использовать такую переменную как «Возраст , в котором завершено получение образования — Terminal Education Age» . Например , среди взрослого городского населения России почти четверть респондентов с неполным средним образованием получили его в воз р асте старше 17 лет , а каждый пятый респондент со средним образованием завершил учебу в возрасте старше 21-го года .[40] Дальнейший анализ показал , что это характерно для пожилых россиян , обучавшихся в вечерних общеобразовательных школах и школах рабочей мо л одежи . Таким образом , в российских условиях прямой вопрос о полученном образовании значительно точнее дифференцирует население , чем возраст окончания учебы , принятый в западных стратификационных методиках . Коррекции подвергся также список предметов длител ь ного пользования . Учитывая , что в отличие от США и стран Западной Европы , только 20% российских домохозяйств имеют в личном пользовании автомобиль , было принято решение о снижении критерия владения автомобилем с двух или более машин до одного или более ав т омобиля в домохозяйстве .[28] В результате распределение выборочной совокупности по наличию предметов длительного пользования стало выглядеть следующим образом : 0 или нет ответа - 6,9% ; 1 предмет - 26,1% ; 2 предмета - 23,4% ; 3 предмета - 20,9% ; 4 предмета - 14,2% ; 5 или более - 8,6% . [28] Результаты исследования подтверждают корреляцию имущественного статуса и уровня доходов : чем выше среднемесячный доход на одного члена семьи , тем выше имущественная обеспеченность респондентов , и наоборот , низкие доходы св язаны с отсутствием предметов длительного пользования из предложенного списка (Таблица 3). Таблица 3 Зависимость количества определенных предметов длительного пользования от уровня доходов , % Среднемесячный доход на одного члена семьи Количество предметов 0 или нет ответа 1 2 3 4 5 или более Высокий 1,2 3,6 5,5 7,6 11,1 17,3 Выше среднего 8,9 16,5 23,6 27,9 30,7 36,6 Средний 39,2 49,2 43,3 39,8 35,6 28,1 Ниже среднего 36,9 22,4 19,3 14,8 13,3 5,5 Низкий 6,5 3,5 2,9 2,6 1,2 1,1 Источник : по материалам [28] Поскольку в нашей стране значительная часть низкооплачиваемых специалистов , занятых в бюджетно й сфере , имеет высшее образование , то в качестве дополнительной переменной , дифференцирующей население по уровню располагаемого дохода , был выделен тип собственности предприятия , организации , в которой работает респондент . Таким образом , учитывается значи т ельная разница в материальном статусе и в престижности труда между занятыми в частном и государственном секторах (Таблица 4). Таблица 4 Сравнение профессионально-должностных групп в адаптированном для России варианте (% среди людей , приносящих основной доход в семье ) группа классификация 12 стран ЕС ,% адаптированный для России вариант Россия , % 1 2 3 4 5 Е 1 руководители с количеством подчиненных боле 6 человек 2,7 генеральные директоры или руководители с количество м подчиненных более 6 человек , работающие по найму 1,8 1 2 3 4 5 Е 2 профессионалы , имеющие собственный бизнес 3,0 руководители высшего и среднего звена с количеством подчиненных более 6 человек или квалифицированные специалисты , имеющие собственный бизне с 1,1 Е 3 профессионалы , работающие по найму 2,5 квалифицированные специалисты с высшим образованием , работающие по найму в частном секторе 4,2 Е 4 генеральные директоры или руководители высшего звена с количеством подчиненных 5 или менее человек 1,6 генер альные директоры или руководители высшего звена с количеством подчиненных 5 или менее человек , работающие по найму 1,0 Е 5 руководители среднего звена с количеством подчиненных более 6 человек 4,2 руководители среднего звена с количеством подчиненных более 6 человек , работающие по найму 2,3 Е 6 руководители среднего звена с количеством подчиненных 5 или менее человек 9,4 руководители среднего звена с количеством подчиненных 5 или менее человек , работающие по найму 1,4 Е 7 предприниматели (владельцы магазин ов , мастерских ) с количеством подчиненных более 6 человек 1,7 предприниматели , имеющие более 6 человек в подчинении , служащие без высшего образования , технический или обслуживающий персонал в частном секторе 0,1 1 2 3 4 5 Е 8 конторские служащие 10,3 ква лифицированные специалисты с высшим образованием , работающие по найму в государственном секторе , или другие работники умственного труда 16,0 Е 9 предприниматели (владельцы магазинов , мастерских ) с количеством подчиненных 5 или менее человек 9,8 предпринима тели с количеством подчиненных 5 или менее человек 3,2 Е 10 студенты 1,0 студенты 7,8 Е 11 обслуживающий персонал 12,6 служащие без высшего образования , технический и обслуживающий персонал , работающие по найму и занятые физическим трудом 8,1 Е 12 фермер ы 3,8 фермеры - Е 13 домохозяйки , временно не работающие 1,1 домохозяйки , временно не работающие 5,6 Е 14 мастера и квалифицированные рабочие 24,2 мастера и квалифицированные рабочие или служащие без высшего образования , технический и обслуживающий персона л , работающие по найму и не занятые физическим трудом 18,6 Е 15 неквалифицированные и подсобные рабочие 9,0 неквалифицированные и подсобные рабочие 2,6 Е 16 пенсионеры , инвалиды 2,0 пенсионеры , инвалиды , безработные 7,8 Источник : по материалам [1]. Резул ьтаты свидетельствуют о том , что среди основных «кормильцев» в домохозяйствах России , по сравнению с ситуацией в Западной Европе , значительно меньше менеджеров среднего звена и практически нет мелких предпринимателей . В противоположность европейским стран а м , в каждой пятой российской семье лицом , получающим основной доход , является пенсионер . Заметно выше у нас доля работников умственного труда в госучреждениях и студентов , обеспечивающих других членов семьи . Следующим важным этапом отнесения респондентов в тому или иному социальному классу является формирование многомерных матриц на основе пересечения скомбинированных профессионально-должностных групп с уровнем образования . Одна из двух матриц используется для отнесения к тому или иному социальному классу респондента , который приносит в исследуемом домохозяйстве основной (наибольший ) доход и является работающим (полный рабочий день или более 30 часов в неделю )(таблица 5). Вторая матрица служит классификации неработающих респондентов , которые все же являютс я «основными кормильцами» в домохозяйстве (Таблица 6). Таблица 5 Матрица социальных классов для работающих кормильцев — членов домохозяйств , приносящих основной доход База : работающие члены семьи, приносящие основной доход Е 1+E2 E3+E5 E4+E6+E7 E8+E9 E11+ E14 E15 высшее A A B C1 C1 D высшее B B C1 C2 C2 D среднее C1 C1 C2 D D E н /среднее D D D E E E Источник : по материалам [1] Таблица 6 Матрица социальных классов для неработающих кормильцев — членов домохозяйств , приносящих основной доход База : работающие члены семьи,приносящие основной доход 5 предметов или бол ее 4 предмета 2-3 предмета 1 или ни одного предмета высшее A B C1 C2 высшее B C1 C2 D среднее C1 C2 D E н /среднее D D E E Источник : по материалам [1] Крайне важным представляется определение класса по так называемому «основному кормильцу» , а не только по личному статусу респондента . В этом случае , например , два студента , но проживающие в совершенно различных по статусу и материальной обеспеченности семьях , где , в одном случае , основной кормилец — успешный предприниматель , а в другом случае пенс и онер , принадлежат к различным социальным классам. Применение матриц позволяет реализовать многомерную стратификацию , учитывающую такие критерии как : а ) занятость основного кормильца , то есть возможность материально обеспечивать повседневные потребности сем ьи и свои собственные ; б ) уровень образования и связанные с ним потребности в потреблении культурных ценностей и возможности профессионального роста ; в ) профессионально-должностной статус , а , значит , не только уровень оплаты труда , но и возможность распо ряжаться властью и степень престижности своего положения ; г ) наличие определенного набора предметов длительного пользования , который , с одной стороны , возможен только при определенном уровне финансовой обеспеченности , а , с другой стороны , предполагает рас поряжение данной собственностью и позволяет окружить себя определенным комфортом , обуславливающим стиль жизни .[19] В результате комбинации и группировки перечисленных выше признаков получены 6 непересекающихся классов , которые имеют различные границы для разных стран , в том числе и в России. Из Таблицы 7 видно , что доля так называемого «высшего класса — класса А» в России в 4-5 раз меньше , чем в таких странах , как Великобритания , Дания , Германия . С другой стороны , доли «низшего среднего класса — класса С 2» примерно одинаковы , на уровне 20-30%.[2] Обращает на себя внимание , что в целом по пропорциям основных социальных классов городское население нашей страны близко к таким странам Западной Европы , как Греция и Португалия . Видимо , не случайно российским пра в ительством в 2002 году разрабатывались планы социально-экономического развития на среднесрочную перспективу , ориентированные на достижение показателей , характерных для Португалии . В докладе «Стратегия развития государства на период до 2010 года» , подготов л енном Госсоветом Российской Федерации , отмечалось , что «в социокультурном и в экономическом плане в России сложились два неравных социальных слоя — обеспеченности и бедности . Таблица 7 Распределение социальных классов, % классы 12 стран ЕС Рос сия Бель гия Велико британия Гре ция Дания Испа ния Ита лия Порту галия Фран ция Герма ния 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 А высший 9,2 2,4 8,7 10,1 7,5 13,6 6,7 9,4 4,0 8,0 10,7 В высший - средний 9,3 5,8 6,4 8,8 5,8 13,9 5,5 7,5 4,4 13,1 11.5 АВ высшие классы 18,5 8,2 15,1 18,9 13,3 27,5 12,2 16,9 8,4 20,1 22,2 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 С 1 средний-средний 15,2 12,5 19,8 12,4 12,9 31,9 10,5 11,1 6,2 16,9 19,7 С 2 низший - средний 23,1 28,8 30,4 17,3 20,7 15,6 13,9 20,9 10,0 27,7 30,3 D низший 15,3 30,1 11,3 23,8 11,5 11,1 16,5 11,6 12,4 16,4 13,4 E низший - низший 24,6 20,5 18,1 17,6 41,5 9,3 46,9 39,6 56,1 18,4 10,7 DE низшие классы 39,9 50,6 29,4 41,4 53,0 20,4 63,4 51,2 68,5 34,8 24,1 не классифи цированы 3,4 0,0 5,3 9,9 0,1 4,7 0,0 0,0 6,9 0,5 3,7 Источник : по материалам [2] Слой обеспеченности , в котором сохранился или увеличился дореформенный уровень благосостояния , включает 25-30 млн . человек , или пят ую часть населения . Из них 8-10 млн . человек (5-7% населения ) практически достигли западных стандартов потребления продуктов питания , предметов гардероба , товаров бытового и хозяйственного назначения , услуг . Слой бедности , где среднедушевые доходы не покр ы вают прожиточный минимум , по оценкам , охватил почти 60 млн . человек , то есть около 40% населения . [2] При анализе распределения полученных социальных классов среди городского населения России следует учитывать , что процедура поквартирного опроса не позволя ет репрезентировать две социальные группы , имеющиеся в современном обществе любой страны . Во-первых , элиту , которая представляет собой весьма узкий слой общества , состоящий из высших чиновников федерального уровня , наиболее известных и высокооплачиваемых д еятелей культуры и шоу-бизнеса , владельцев и топ-менеджеров крупнейших финансово-промышленных групп . В руках элиты сосредоточены значительные экономические , финансовые и административные ресурсы , которые позволяют не только обеспечивать элитный уровень по т ребления , но и активно влиять на ход социально-экономических и политических процессов в стране . По мнению Э.Гидденса (A.Giddens), даже в современном британском обществе число представителей элиты не превышает 20 тысяч человек , что составляет менее 1% взро с лого населения страны .[23] Есть все основания полагать , что подобные оценки вполне распространимы на условия современной России . Одной из существенных особенностей элиты является ее закрытость и крайне низкая социальная мобильность внутри нее . Естественно, традиционные методы массовых опросов не позволяют достичь представителей элитных групп. Полную противоположность элите представляет собой другая труднодоступная социальная группа — люмпены , бомжи , деклассированные элементы , так называемое «дно общества» . Как правило , эти люди также не участвуют в подавляющем большинстве массовых социологических опросов и маркетинговых исследований . Доля этой группы оценивается также в 1-2% взрослого городского населения .[23] Стиль жизни , потребительское поведение , ценностн ые ориентации представителей элиты и «дна» совершенно противоположны и антагонистичны . Нынешней российской элите в полной мере доступны все материальные и культурные блага и стандарты потребления , характерные для средних классов современного западного общ е ства . Именно это обстоятельство , приводит к подмене понятий , к замене строгого научного термина «средний класс» на публицистический . Можно согласиться с точкой зрения члена научного совета Московского центра Карнеги Татьяны Малевой , что «весь сыр-бор вокр у г среднего класса в России разгорается из-за чрезмерной сосредоточенности на одной его характеристике — доходах» .[37] Совершенно очевидно , что , к примеру , президент страны в США , в России и в Польше имеют совершенно разный уровень дохода , но одинаково нахо дятся на высшей ступеньке социальной иерархии . С другой стороны , социальные пособия для неимущих и безработных в разных странах имеют совершенно разный размер в денежном эквиваленте , уровень пособия для безработного в Великобритании воспринимается российс к им врачом или программистом как весьма достойная зарплата , если бы такое пособие они получали у себя в стране . При этом забывается совершенно разный уровень стоимости жизни и структура расходов в разных странах . Если воспользоваться результатами ответов н а вопросы о доходах , то данные по разным европейским странам можно свести в сопоставительную таблицу (Таблица 8). Таблица 8 Средний годовой уровень доходов в социальных классах различных стран Европы (в евро ) Великобритания Испания Франция Польша Россия * Класс А 39626 20378 25085 4050 2378 Класс B 30839 14401 18100 3890 2045 Класс С 1 21894 11274 16717 2851 1854 Класс C2 20264 9149 13173 2262 1357 Класс D 14796 6816 11908 1496 1296 Класс E 9448 Н /Д 6741 Н /Д 796 * Без учета не ответивших на вопрос о размере доходов Источник по материалам [ 2 ] Таблица 7 позволяет убедиться , что для представителей одних и тех же социальных классов в разных странах Европы характерен совершенно разный уровень доходов . Так , например , уровень доходов представителей высшего класса (А ) Великобритании в 1,9 раза выше , чем у представителей этого класса в Испании , и в 1,6 раза выше , чем у французских представителей класса А . Среди представителей среднего класса (С 1) уровень доходов также различается в 1,9 и 1,3 раза соответственно . [2] Годовой заработок , в пересчете на евро , у представителей высших классов (АВ ) в Польше и России не дотягивает до уровня пособий по б е зработице и социальных выплат низшим слоям общества в Великобритании , Испании и Франции . Однако это не мешает им в своих странах чувствовать себя вполне обеспеченными людьми . Конечно , следует иметь в виду , что в российских условиях к показателям деклариру е мого дохода нужно относиться весьма осторожно . Результаты сопоставления декларируемых респондентами доходов и декларируемых ими же расходов свидетельствуют о стремлении россиян при опросе занижать уровень своих доходов , как минимум в 2-3 раза .[23] Большин ство респондентов в своих ответах фиксируют лишь так называемую «официальную зарплату» , не декларируя случайные приработки и доходы от вторичной занятости и зарплату «в конвертах». Многомерная социальная стратификация , позволяет выделить классы , различающи еся по степени доступности для них всего спектра материальных и духовных благ , присущих конкретному обществу в данный конкретно-исторический период . Единая методика классификации дает возможность сопоставлять размеры и характеристики социальных классов в р азных странах , что особенно важно в условиях нарастающих процессов глобализации в Западной Европе , с одной стороны , и интеграции России в международное сообщество , с другой. Значительную часть высшего класса (А ) составляют руководители различного уровня (4 0,2%). Однако в этом классе можно наблюдать и представителей других групп , объединенных по профессионально-должностному признаку , например 8% служащих , 13,7% студентов и школьников и около 10% пенсионеров .[2] Такой состав обусловлен тем , что методика соци а льно-экономической классификации , распространяет статус основного получателя доходов в семье на остальных членов этой семьи . Таким образом , высокий социальный статус главы семейства — директора компании могут получить и его сын-студент , и его мать — пенси онерка , проживающие вместе с ним в одном домохозяйстве . Среди представителей высшего среднего (В ) и среднего среднего (С 1) классов суммарная доля руководителей и специалистов с высшим образованием достигает 48%, доля рабочих не превышает 6%, а количество н еработающих пенсионеров составляет 13-14%.[2] Квалифицированные специалисты с высшим образованием составляют ядро (29,5%) класса С 1 (среднего среднего ). Основу класса D (низшего ) в настоящее время составляют рабочие (25,2%), а также служащие без высшего об разования и технический персонал (29,0%). Более половины (54,3%) класса Е (низшего низшего ) сформированы представителями незанятого населения — пенсионерами , учащимися и студентами , а также другими неработающими .[2] Полученные данные свидетельствуют о том, что основу высшего класса (А ) и высшего среднего класса (В ) составляют руководители , занятые , как правило , в финансово-банковской сфере , в средствах массовой информации и рекламном бизнесе , отчасти — в науке , культуре и органах государственной власти . Кв а лифицированные специалисты с высшим образованием , занятые в перечисленных сферах , формируют класс С 1 (средний средний ), а основу низшего среднего класса (С 2) составляют представители торговли , образования и здравоохранения , кадровые военнослужащие и члены их семей , которые временно не работают . В низших классах (D и E) группируются рабочие , служащие без высшего образования и технических персонал , занятые , как правило , в промышленности , на транспорте и в сфере услуг . Самую низшую ступеньку социальной пирами д ы на сегодняшний день вынужденно занимают неработающие пенсионеры и подсобные рабочие . 2.2 Управление процессом формирования и развития среднего класса Опыт развитых стран показывает , что в последние десятилетия суть , глубина и динамика социально-экон омических преобразований в немалой степени зависят от позиции среднего класса , его численности и силы . По западным меркам к нему относят людей , имеющих устойчивые и значительные по размерам доходы , экономически самостоятельных , владеющих собственностью , и н вестирующих сбережения в экономику , образованных и обладающих высокой квалификацией . Именно эта часть населения заинтересована в политической стабильности , формировании социальных институтов современного гражданского общества , создании условий для развити я предпринимательской деятельности . Общественно-политическую стабильность представители среднего класса обеспечивают своим стремлением закрепить достигнутые позиции , не допустить изменения правил игры , позволивших им добиться существенных успехов . Масштабн ы й средний класс является одним из основных источников поступления налогов в казну и инвестиций . В Советском Союзе в соответствии с названными критериями (с их приспособлением к тогдашней системе ) средний класс составлял примерно 30% населения и обеспечива л социальную стабильность в обществе , формировал платежеспособный спрос на уровне объемов внутреннего производства с учетом уравнительной политики распределения доходов .[23] Радикальные рыночные преобразования в стране и сопровождавший их системный кризис существенно изменили количественные и качественные параметры среднего класса . Сегодня в России потенциальными представителями среднего класса являются руководители малого и среднего бизнеса , творческая интеллигенция , менеджеры , высококвалифицированные раб о чие , служащие и некоторые другие слои населения . К основным признакам принадлежности к среднему классу относятся уровень доходов , владение движимым и недвижимым имуществом , профессионально-квалификационный статус , уровень образования , успешность поведения в условиях рыночной экономики . Среди названных критериев стержневым считается уровень доходов – он должен позволять вести достаточно комфортный образ жизни . Формирование среднего класса , достаточного для обеспечения стабильности и динамичного экономическ ого развития (в западных странах его удельный вес составляет , как правило , 50-70%), требует проведения адекватной политики доходов .[23] Однако осуществленные в последние годы меры по либерализации экономики не способствовали активному формированию среднег о класса и привели к резкой дифференциации населения и обнищанию большей его части . В настоящее время в России доля оплаты труда в ВВП значительно ниже по сравнению с развитыми странами . Так , в 2000 г . она у нас составила 41,2%, а у них – в среднем около 5 5 % (в частности в США примерно 60%).[37] В особо сложном положении сегодня оказались преподаватели вузов , учителя , врачи , научные работники – потенциальные субъекты среднего класса . Размер средней заработной платы в образовании , здравоохранении , культуре с оставляет всего 42-45% по сравнению с промышленностью , хотя считается , что это соотношение должно быть не менее 80% (да и вообще оклады людей , работающих в бюджетной сфере к середине 2001 г . находились ниже прожиточного минимума трудоспособного человека ). [ 32] Правительство , наконец , должно четко и внятно заявить , как оно будет решать данную проблему . Либо за счет роста отчислений из бюджета в названные отрасли , либо посредством снижения численности работников , либо через увеличение поступлений в бюджет . Ещ е одна важная в этом плане проблема , которую правительству надо решить , – ограничение необоснованно высоких доходов , получаемых небольшим числом лиц не за счет своих предпринимательских способностей , а в результате доступа к природным ресурсам , принадлежа щ им всему обществу , либо покупки за бесценок рентабельных предприятий . Так , в начале реформ поток нефтедолларов , в основе которого лежали общенародные природные богатства , был направлен мимо государственного бюджета . Природная рента продолжает приносить ко л оссальные доходы « избранной » группе людей . Взимание с « эксплуататоров » природных богатств прямой ренты даст российской казне , по оценкам специалистов , гораздо больше средств по сравнению с теми , что поступают от налогоплательщиков и уплаты таможенных пошли н . Подобное увеличение госбюджета создаст возможность для повышения зарплаты учителям , врачам , работникам культуры и науки . Государство неудовлетворительно использует и такие резервы пополнения бюджета , как налог на имущество физических лиц . С начала 2000 г . в этой сфере действует прогрессивная шкала (от 0,1 до 2,0%), однако до сих пор Государственной думой РФ не решен вопрос об обложении налогом « дворцов » , стоимостью в десятки , сотни тысяч долларов . В 2000 г . налоговая служба в ходе проверки выявила более 5 млн . незарегистрированных строений . Более 15 млн . объектов недвижимости вообще не значатся в списках Бюро технической инвентаризации .[32] Все их владельцы не платят налогов . Нужны и другие меры по увеличению доходной части бюджета . Необходимо повысить ответственность , вплоть до уголовной , тех субъектов хозяйствования и физических лиц , которые в корыстных интересах уклоняются от уплаты налогов . При этом речь не идет об усилении налогового пресса на предприятия и организации . Наоборот , его следует ослаби т ь , особенно для малых предприятий , ибо именно они способны в короткие сроки создать дополнительные рабочие места , нарастить объемы производства и соответственно дать дополнительные отчисления в бюджеты всех уровней . Снижение налога на прибыль предприятий и организаций с 35 до 24% безусловно будет способствовать не только развитию предприятий , но и повышению заработной платы работников .[23] Чтобы быть независимым , важно обладать собственностью . Поэтому должны быть созданы благоприятные условия для приобрете ния жилья . Нужно развивать ипотечное кредитование , которое является нормой жизни во многих западных странах . Ипотека позволяет быстро решить проблемы быта , от которых зависит благоустроенность человека и его возможность реализовать свой потенциал , обеспеч и ть производительным трудом высокий доход и уровень жизни , соответствующий среднему классу . Обычно кредит на покупку квартиры выдается под залог недвижимости или иного надежного имущества . Но при ипотеке сама квартира , купленная в кредит , становится необхо димым залогом . Кредит возвращается в течение установленного по договору срока , а заемщик все это время живет в комфортных условиях . К сожалению , пока ипотека разворачивается только крупных городах . Чтобы ускорить формирование среднего класса , важно , чтобы она развивалась более динамично и во всех регионах . Для этого необходимо создать на местах ипотечные фонды (агентства ), выделив из бюджета относительно небольшие , как считают специалисты , средства . Они быстро окупятся , поскольку ипотечное кредитование ка к сфера финансовой деятельности обладает минимальными рисками , а , следовательно , при ее развитии весьма высоки надежды на приток инвестиций . Решение задачи формирования среднего класса может осложнить реализация намеченной программы проведения жилищно-комм унальной реформы . В частности , установление предельного процента дохода , идущего на оплату коммунальных услуг , 22-25% скажется , прежде всего , на тех , у кого он находится на уровне среднего по стране (в 2000 г . – 2 112 руб .), т.е . по тем , кто по этому крит е рию лишь приближается к нижней границе принадлежности к среднему классу .[23] Реформу в данной сфере следует начинать с повышения эффективности ее функционирования и одновременного введения полной оплаты стоимости услуг для домохозяйств , имеющих душевой до ход выше 4 – 6 прожиточных минимумов (ПМ ). Чтобы не допустить снижения уровня жизни граждан с умеренными доходами , целесообразно использовать дифференцированную шкалу оплаты жилищно-коммунальных услуг . Для домохозяйств , имеющих душевой доход менее 1 ПМ , с л едует предусмотреть субсидии , поддерживающие уровень жизни граждан не ниже черты бедности . Тем , у кого он находится между 1 и 6 ПМ , надо установить дифференцированный предельный процент дохода , направляемого на оплату жилищно-коммунальных услуг , причем ег о размер не должен вести к снижению уровня их жизни .[37] При превышении этой нормы граждане должны полностью оплачивать стоимость жилищно-коммунальных услуг . Изложенному подходу к реформированию жилищно-коммунальной сферы , по моему мнению , отвечает экспери мент , в соответствии с которым семьи с доходами 1 тыс . руб . на человека должны получать компенсацию , если их квартплата превысит 7% доходов . При доходе до 2 тыс . руб . предельный уровень составит 8%, до 3 тыс . – 8,5, до 4 тыс . – 9, до 5 тыс.– 9,5, до 6 тыс. – 10%. [37] В настоящее время в структуре доходов населения 2/3 составляет оплата труда . Именно ее покупательную способность желательно значительно увеличить . Причем лишь примерно треть работники должны затрачивать на питание и товары первой необходимости , тогда у них появится возможность в полной мере оплачивать жилищно-коммунальные услуги , участвовать в накопительной пенсионной системе и по размеру доходов приблизиться к среднему классу . Одним из вариантов решения данной проблемы является кардинальное п овышение минимального размера оплаты труда и тарифной ставки первого разряда работников бюджетной сферы , установив их на уровне стоимости минимального продуктового набора , а затем в кратчайшие сроки довести до прожиточного минимума трудоспособного человек а . Более высокие темпы роста минимальной заработной платы по сравнению со средней величиной будут способствовать упорядочению ее дифференциации между отраслями , регионами , предприятиями и категориями персонала . Это важно , ибо в 2000 г . соотношение по доход а м населения составило 13,7 раз (в Германии в 1997 г . – 6,1 раза , Австрии – 4,4 раза ).[15] Динамичный рост минимальной заработной платы приведет и к сокращению доли скрытой оплаты труда . А это в свою очередь увеличит поступления налогов с доходов физически х лиц и соответственно возможности государственного бюджета выплачивать работникам отраслей бюджетной сферы более высокую заработную плату . Чтобы принципиально изменить положение , необходимо перейти к установлению социального норматива для отраслей бюджет ной сферы в размере не ниже 80% средней заработной платы в промышленности , который использовался бы в качестве базовой величины при составлении проекта бюджета на год . Причем если заработная плата бюджетников окажется ниже указанного норматива , то ежеквар т ально должна производиться ее индексация . Актуальность решения проблемы кардинального увеличения заработной платы работников отраслей бюджетной сферы (как и минимальной заработной платы в целом ) связана и с тем , что оно наряду с повышением уровня их жизни и приближением к нижней границе среднего класса обеспечит рост спроса на российские товары , основными покупателями которых являются низкооплачиваемые категории работников . Таким образом , будут созданы более благоприятные условия (конечно , при грамотной т а моженной политике ) для развития отечественной экономики и , в частности , малого бизнеса , представители которого также являются потенциальными субъектами среднего класса . Немаловажно и то , что малые предприятия перечисляют в бюджет значительные суммы средст в , являющиеся источником повышения заработной платы в бюджетной сфере . Например , в 2000 г . в Москве налоговые поступления от малого бизнеса были выше , чем от городской промышленности , примерно в 2 раза .[23] Однако только этого для развития малого предприни мательства недостаточно . Правительство РФ в 1997 г . планировало увеличить через три года численность работающих на малых предприятиях в 3 раза .[27] Но все эти годы число малых предприятий остается практически неизменным , что во многом обусловлено беспомощ н остью государства в решении проблем их налогообложения , упрощения их регистрации и отчетности , ликвидации чиновничьего рэкета . Кроме того , следует сократить государственные расходы , непосредственно не связанные с эффективностью управления экономикой и тем и сферами деятельности , источником финансирования которых должен быть только бюджет . О какой эффективности управления и ответственности за принятые решения может идти речь , когда одна и та же работа выполняется несколькими ведомствами – аппаратом управлен и я делами Президента РФ , департаментами аппарата Правительства РФ , департаментами и управлениями министерств и ведомств . По данным социологических опросов , 2/3 граждан России считают деятельность государственных учреждений малоэффективной . Нужно отметить , ч то с ними согласны 60% самих госслужащих .[37] Реформа в этой области позволит сократить численность аппарата и соответственно повысить не только эффективность управления , но и размер оплаты труда работников бюджетной сфере . Необходимо , на мой взгляд , верн уться к вопросу о шкале налогообложения доходов физических лиц . Плоская шкала налогообложения не лучший вариант стимулирования процессов формирования среднего класса . Более того , наши реформаторы поступили вопреки принципам социальной справедливости , опыт у государств с рыночной экономикой . Ни в одной стране мира нет такой низкой предельной ставки налогообложения индивидуальных доходов . Такого не могут позволить себе страны , в которых дифференциация доходов населения в 2-3 раза меньше , чем в России .[5] В ус ловиях , когда работники отраслей бюджетной сферы (а это по уровню образования , профессионализма , культуры – потенциальный резерв формирования среднего класса ) получают мизерную заработную плату , необходимо вернуться к прогрессивной шкале подоходного налог а . Но сама шкала должна быть построена таким образом , чтобы умеренный налог в размере 13% платили домохозяйства с душевым доходом до 4 – 6 ПМ включительно .[23] Введение прогрессивной шкалы будет способствовать снижению дифференциации доходов и заработной п л аты , а следовательно , повышению уровня оплаты труда работников бюджетной сферы и приближению их по этому критерию к среднему классу . Принадлежность к среднему классу предполагает формирование собственников , владеющих акциями , облигациями и другими ценными бумагами . При наличии такого имущества человек перестает быть зависимым только от заработной платы . В трансформируемой России надежды на появление многочисленного слоя собственников , который стал бы опорой проводимых реформ и основой создания среднего кл а сса , связывались с массовой приватизацией и акционированием предприятий . Однако в результате небольшая группа лиц сосредоточила в своих руках колоссальные богатства , а абсолютному большинству граждан полученные акции и ваучеры не обеспечили даже средств д л я выживания . Лишь небольшое количество хозяйственных структур благодаря инициативе и порядочности своих руководителей преобразовались в народные предприятия с коллективной собственностью . На них не только сохранились за работниками акции (с соответствующи м начислением дивидендов или формированием пенсионных счетов ), но и обеспечены высокие заработки ; они конкурентоспособны на рынке товаров и услуг . И что не менее важно , на этих предприятиях применяются демократические методы управления . К сожалению , орган ы власти пока не принимают действенных мер по созданию юридических и экономических механизмов , защищающих права рядовых акционеров от произвола высшего менеджмента , который часто использует свое положение в корыстных интересах . Сегодня не обязательно поку п ать предприятие , достаточно купить директора , чтобы задействовать финансовые возможности данной структуры в целях личного обогащения . Поэтому назрела необходимость внесения изменений в закон “Об акционерных обществах” . Нужно ограничить права советов дирек т оров , в частности по заключению контрактов с руководителями . Это право должно принадлежать только собранию акционеров . Демократизации управления акционерными обществами содействовали бы наблюдательные советы , в которые целесообразно включать представителе й профсоюзов , рядовых акционеров .[13] В условиях быстро меняющейся рыночной конъюнктуры любая собственность и сбережения , служащие гарантом устойчивости и придающие представителям среднего класса независимость и самостоятельность , чтобы не обесцениться , тр ебуют управления (т.е . специальных знаний и умений граждан или тех , кто занимается по их поручению данной проблемой ). Отсюда важность адекватной правовой базы и соответствующих экономических механизмов . Нужно ускорить создание системы законов , обеспечиваю щ их эффективную защиту банковских вкладов и капиталов , жесткое уголовное преследование финансовых мошенников . Чтобы быть конкурентоспособными , предприятия должны часто обновлять технологии , технику , продукцию . Это вызывает существенные изменения структуры персонала , более высокие требования к его квалификации и профессионализму , приводит к снижению уровня гарантий их занятости . За время трудовой деятельности все большему числу наемных работников многократно приходится менять место работы и даже профессию . Т аким образом , происходит как бы размывание среднего класса . Дополнительную устойчивость тем , кого сегодня по уровню доходов от трудовой деятельности относят к нему , могли бы придать высокий уровень образования , владение смежными профессиями , готовность по с тоянно учиться . Следовательно , должны быть предприняты меры , стимулирующие работодателей создавать благоприятные условия работникам для обучения на курсах переподготовки и повышения квалификации , в центрах подготовки предпринимателей для малого бизнеса . С егодня в России должна быть повышена эффективность государственной политики доходов . Ее следует нацелить на кардинальное увеличение доходов основной массы населения (прежде всего за счет роста минимального и среднего размеров оплаты труда ), снижение диффе р енциации доходов , эффективное и социально справедливое распределение вновь созданной стоимости и динамичное формирование на этой основе среднего класса . 3 Количественные и качественные оценки среднего класса на основе проводимых исследований 3.1 Оценка масштабов среднего класса в России на основе различных методик Дальнейший анализ преследует своей целью оценку масштабов среднего класса по совокупности его признаков . В его основу положена гипотеза о том , что социальные группы , составляющие протосредний класс , характеризуются разным уровнем концентрации названных признаков . В соответствии с этой гипотезой средние классы могут быть стратифицированы по уровню концентрации доминантных признаков . Эта часть и с следования также опирается на вторичный анализ уже существующих баз данных , но предполагает проведение серии оригинальных расчетов . Для количественного анализа масштабов и структуры среднего класса использованы три базы данных : - социолого-экономического обследования домохозяйств по программе «Сбережения населения и перспективы ипотечного и потребительского кредита в России» Института социально-экономических проблем народонаселения РАН (проведенного накануне августовского кризиса в июле 1998 г .) (далее - о бследование ИСЭПН ); объем выборки - 4000 домохозяйств ; - Российского лонгитьюдного мониторингового обследования благосостояния и здоровья населения , (проведенного после августовского кризиса в октябре 1998 г .) (далее – RLMS); объем выборки – 3830 домохозя йств ; - мониторингового исследования ВЦИОМ (май 1999 г .); объем выборки – 2400 респондентов .[43] Согласно теоретико-методологическим подходам к идентификации среднего класса , он может быть описан некоторой системой показателей , включающей как признаки , так и функции данного социального образования . Реализация критериального подхода в рамках используемых массивов дает возможность построить следующую цепочку признаков : а ) материальные ресурсные признаки - уровень доходов (расходов , потребления ); объем накопле нных сбережений ; уровень имущественной обеспеченности ; б ) нематериальные ресурсные признаки - уровень образования , профессионально-квалификационная позиция , должностная позиция ; в ) признаки социального самочувствия и успешного экономического поведения в ус ловиях переходной экономики - стратегии успешного экономического поведения ; самооценки успешности адаптации к новым экономическим условиям ; самооценки комфортности нынешней жизни и пр .[36] Речь идет именно о взаимоувязанной и взаимообусловленной системе п ризнаков , поскольку ресурсные признаки обеспечивают определенный статус , который , в свою очередь , дает относительно высокий уровень благосостояния , приносящий позитивное социальное самочувствие . Перечисленные признаки в этом смысле являются доминантными и их следует рассматривать как равнозначимые и равновесные . Социальные группы , отвечающие одному или нескольким доминантным признакам , в этом смысле можно рассматривать как российский прототип среднего класса . Три рассматриваемых массива представительны с т очки зрения идентификации приведенных выше признаков . Однако степень информационной насыщенности этих массивов применительно к оценке масштабов среднего класса не одинакова , что , безусловно , следует учитывать при сравнительном анализе . Массивы ИСЭПН и RLM S более информативны . Что касается данных ВЦИОМ , то этот массив содержит достаточно надежную систему базовых переменных , но весьма слабо представлен с точки зрения корректирующих переменных . Это , прежде всего , касается информации о доходах , недвижимом имущ е стве и успешности экономического поведения в условиях рыночной экономики . Вместе с тем , как показала предварительная экспертиза массивов , некоторые ограничения сравнительного анализа не носят драматического характера и результаты должны отображать единые т енденции . Чтобы снизить значимость различий , обусловленных информационной неоднородностью исходных массивов , предлагается два варианта оценки масштабов среднего класса – по расширенной и ограниченной системам показателей. Рассмотрим масштаб ы среднего класса на основе данных ИСЭПН Признаки идентификации среднего класса : - Переменная Х 1, идентифицирующая средний класс по признаку «доходы» . Как следует из данного распределения , доходный признак среднего кла сса распространился на 48.6% домохозяйств . Такая сфера распространения характерна для расширенной системы показателей идентификации , когда помимо базового признака (доходы ) используются корректирующие переменные (сбережения , расходы и пр .) Если рассматрив а ть возможный для ВЦИОМ вариант расчета (ограниченная система показателей идентификации ), когда не используются корректирующие переменные , то сфера распространения данного признака сокращается до 39.6%. - Переменная Х 2, идентифицирующая средний класс по п ризнаку «владение недвижимым имуществом» . По расширенной системе показателей идентификации переменной Х 2 признаки среднего класса распространяются на 59% опрошенных домохозяйств . По ограниченной системе , при которой не принимается во внимание информация о владении гаражом и об имеющейся в распоряжении семьи земле , этим признаком среднего класса обладают 30.4% домохозяйств. - Переменная Х 3, идентифицирующая средний класс по признаку «владение движимым имуществом» . Расширенная система показателей идентификаци и данной переменной показывает , что 43.5% домохозяйств обладают имущественными признаками среднего класса . Ограниченная система показателей идентификации переменной Х 3, предусматривающая исключение из списка престижных современных товаров таких предметов д лительного пользования , как видеомагнитофон и стерео-радиосистема , доля домохозяйств , обладающих имущественным статусом среднего класса , сокращается с 43.5% до 27.8%. - Переменная Х 4, идентифицирующая профессионально-квалификационный статус , соответствующ ий среднему классу . Если соглашаться с гипотезой , что домохозяйства по признаку профессионально-квалификационного статуса его членов относятся к семьям представителей среднего класса в том случае , когда в домохозяйстве есть хотя бы один член семьи с данны м статусом , то 43.7% опрошенных семей попадают в группу потенциальных представителей среднего класса . - Переменная Х 5, фиксирующая успешность экономического поведения в условиях рыночной экономики . Расширенная система показателей идентификации данной перем енной показывает , что 46.1% домохозяйств приспособились к новым экономическим условиям , что может рассматриваться как признак идентификации среднего класса . Оценку эффективности социально-экономической стратегии по ограниченной системе , то есть при более ж естком критерии , фиксирующий и успешность , и удовлетворенность этой успешностью , для массива ИСЭПН построить не представляется возможным . Некоторым прототипом этого индикатора может быть безусловное утверждение респондента , что его семья адаптировалась к н овым экономическим условиям . В этом случае рассматриваемый признак распространяется только на 7.5% домохозяйств .[43] Концентрация признаков среднего класса : - Исходный массив . В исходном массиве ИСЭПН расширенная система показателей показывает , что признаки среднего класса в той или иной степени распространяются на 85% домохозяйств – это доля домохозяйств , обладающая хотя бы одним признаком среднего класса . Как и следовало ожидат ь , фактор владения собственностью имеет самое высокое представительство на первом уровне концентрации признаков . Среди домохозяйств , имеющих один признак среднего класса (22.5% от общего числа опрошенных ), 51.7% - это домохозяйства , обладающие недвижимость ю . В основном , это домохозяйства , которые имеют землю или гараж . Данный признак сохраняет свое лидерство и на втором уровне концентрации признаков . На высоких уровнях концентрации (3 и более признаков ) находится 45.6% домохозяйств .[40] При переходе к огран иченной системе показателей сокращается и зона распространения ненулевых уровней концентрации - с 85% до 66,9%, и удельный вес высоких уровней концентрации - с 45,6% до 25,6%.[40] Особый вопрос состоит в региональной дифференциации размеров среднего класс а в России . В бедных регионах доходный признак среднего класса в расширенных координатах распространяется на 21,8% опрошенных домохозяйств , в средних регионах – на 31% и в богатых регионах – на 67,3%. Налицо концентрация доходов , идентифицирующих средний к ласс , в богатых регионах . По ограниченной системе показателей в бедных регионах основной признак (доходы ) идентифицирует лишь 12% семей , в средних регионах - 18% и в богатых – 55,6%. При использовании расширенной системы показателей значения переменной Х 2 (владение недвижимым имуществом ) не столь дифференцированы , как доходный признак . Данная переменная имеет ненулевые значения для 61.8% домохозяйств бедных регионов , 54.9% домохозяйств средних регионов и 61.9% домохозяйств богатых регионов . При этом самую обширную зону распространения среди семей из бедных регионов имеет компонента «владение землей» (27%), а среди семей из богатых регионов – «владение летней дачей и домом в деревне» (38.9%).[43] Как и в случае стратификации по доходному признаку , при анализ е имущественной обеспеченности также наблюдается значимая региональная дифференциация . Богатые регионы характеризуются высокой концентрацией домохозяйств с признаками имущественной обеспеченности среднего класса : в этих регионах доля потенциальных предста в ителей среднего класса по данному признаку в два раза выше , чем в бедных регионах. Особенно значимыми региональные различия становятся при переходе к более жесткому варианту набора престижных товаров длительного пользования в соответствии с ограниченной си стемой показателей. Как и предыдущие признаки , переменная Х 5 (профессионально-квалификационые характеристики ) также чувствительна к региональным различиям . Работники с профессионально-квалификационным статусом среднего класса в большей степени представлены в богатых регионах . Тем самым , как и следовало ожидать , тип региона является значимым дифференцирующим фактором : в богатых регионах наблюдается более широкая зона распространения практически всех выделенных признаков идентификации среднего класса . - Взвешенный массив . Приведенные выше параметры характеризовали распространение признаков среднего класса в исходном массиве ИСЭПН , который , однако , не вполне репрезентативен для населения России в целом в сил у специфики базовой цели обследования . В этой связи для более адекватных выводов относительно распространения признаков среднего класса необходима процедура перевзвешивания распределений на параметры генеральной совокупности . В расширенной системе показат елей при пересчете увеличился удельный вес нулевого уровня концентрации (нет ни одного признака среднего класса ) - с 15.5% в исходном массиве до 18.8% в перевзвешенном массиве .[43] Распределение признаков приведено в Таблице 9. Более четверти домохозяйств перевзвешенного массива находятся на первом уровне концентрации признаков среднего класса , то есть обладают только одним признаком среднего класса и , тем самым , в случае сохранения сложившейся социально-экономической и институциональной среды вероятность и х превращения в классический средний класс очень низка . Домохозяйства , имеющие два признака среднего класса , могут рассматриваться как группа с низким потенциалом среднего класса . Тех , кто имеет три и более признаков среднего класса , можно классифицироват ь как группу с высоким потенциалом среднего класса. В ограниченной системе измерения доля домохозяйств с нулевым уровнем потенциала (то есть группы , не имеющие ни одного признака среднего класса ) увеличилась в два раза . При этом в богатых регионах она соста вила 18%, а в бедных распространилась более чем на половину домохозяйств . Распределение признаков приведено в Таблице 9. Таблица 9 Распределение зоны распространения признаков среднего класса , доля домохозяйств в общем массиве Переменная Критерий Расширенная система Ограниченная система Х 1 Имеют денежные ресурсы , соответствующие потенциальному российскому среднему классу 37.4 25.7 Х 2 Располагают недвижимостью , соответствующей потенциальному среднему классу 58.6 25.7 Х 3 Имеют набор движимого имущества , соответствующ его потенциальному среднему классу 35.9 22.2 Х 4 Обладают профессионально-квалификационным статусом среднего класса 37.8 37.8 Х 5 Демонстрируют высокую степень адаптации к новым экономическим условиям 37.8 6.2 Источник : по материалам [43] Семьи с единстве нным признаком среднего класса равномерно представлены во всех регионах . В целом в перевзвешенном массиве они составили 24.6% опрошенных семей . Второй уровень концентрации , рассматриваемый как низкий потенциал для перехода из формирующегося в классический средний класс , здесь представляют 14.7% семей . Домохозяйства с высоким уровнем концентрации признаков среднего класса (3 и более ), в основном , сгруппировались в богатых регионах и составили 19.1% домохозяйств (Таблица 10). [43] Таблица 1 0 Концентрация признаков среднего кла сса Уровень концентрации признаков % семей с заданным уровнем концентрации признаков по ограниченной системе % семей с заданным уровнем концентрации признаков по расширенной системе 0 33.1 15.0 1 24.4 22.4 2 17.0 17.0 3 14.0 14.0 4 9.2 15.2 5 2.4 16.4 Итого 100 100 Источник : по материалам [43] Далее о цен им масштаб ы среднего класса на основе данных RLMS . Признаки идентификации среднего класса : - Переменная Х 1, идентифицирующая средний класс по признаку «доходы» . В расширенной системе показателей идентификации переменной Х 1 сфера распространения данного признака среди домохозяйств RLMS-обследования несколько больше , чем в массиве данных ИСЭПН (54.3% против 48.6%), что объясняется использованием более «мощных» корректирующих переменных . В ограниченной системе только 39.4% домохозяйств могут рассматриваться как потенциальные представители среднего класса по доходному признаку . - Переменная Х 2, идентифицирующая средний класс по признаку «владение н едвижимым имуществом» . В расширенной системе показателей идентификации переменной Х 2 за счет использования таких корректирующих показателей , как владение землей и акциями предприятий , в терминах владения собственностью 61.1% домохозяйств являются потенциа л ьными представителями среднего класса . В ограниченной системе , когда только факт наличия второго жилья является признаком среднего класса , переменная Х 2 идентифицирует 27.8% семей . Следовательно , исключение данных о владении землей и акциями предприятий и з числа переменных , определяющих средний класс по параметру «владение недвижимостью» , сокращает зону распространения значений данного признака в два раза. - Переменная Х 3, идентифицирующая средний класс по признаку «владение движимым имуществом» . В расширен ной системе показателей , как и в случае массива ИСЭПН , домохозяйства , имеющие имущественный статус среднего класса , составляют 55.7% семей . Ограниченная система показателей идентифицирует только 28.8% таких семей . - Переменная Х 4, идентифицирующая професс ионально-квалификационный статус . Применительно к переменной Х 4 используется единый алгоритм расчета , как для расширенной , так и для ограниченной системы показателей идентификации признаков среднего класса . В целом по массиву RLMS 30.4% домохозяйств репре з ентируют профессионально-квалификационный статус среднего класса . - Переменная Х 5, фиксирующая успешность экономического поведения в условиях рыночной экономики . По расширенной системе показателей адаптации к рыночным реформам по данному признаку 40.1% ре спондентов может быть отнесено к среднему классу . При переходе от индивидуалов к домохозяйствам получается , что 53,8% домохозяйств реализовывали хотя бы одну позитивную стратегию адаптации . Ограниченная система показателей адаптации к рыночным реформам по к азывает , что 34% респондентов RLMS демонстрируют такие стратегии . При пересчете на семью этот признак распространяется на 47.5% семей .[43] Рассмотрим к онцентраци ю признаков среднего класса на основе данных RLMS. В рамках расширенн ой системы показателей , согласно RLMS-данным , в зону потенциальных представителей среднего класса попадают 93% домохозяйств , что подтверждает факт распыления традиционных для развитых экономик признаков среднего класса на большое число домохозяйств . Распр о странение признаков среднего класса в массиве представлено в Таблица 1 1. На первом уровне концентрации 41% составляют домохозяйства , для которых единственным признаком среднего класса стало наличие недвижимого имущества . Это , в основном , те домохозяйства , которые имеют в своем распоряжении некоторый участок земли . Данный уровень концентрации признаков среднего класса , идентифицирующий 19.6% домохозяйств , следует рассматривать как ошибочные включения . Кроме того , 30% семей данной группы имеют доходный признак как единственный признак среднего класса. В основном , это семьи из четвертой 20%-доходной группы , а не семьи , которые были включены в переменную Х 1 корректирующими показателями . На втором уровне концентрации признаков среднего класса лидирующие позиции продолжает сохранять факт владения недвижимо с тью . В целом 25.1% домохозяйств относятся к данному уровню концентрации признаков среднего класса . Те , кто имеет три и более признаков среднего класса и классифицируется как группа со значимым потенциалом среднего класса , в массиве RLMS составляют 48.8%.[ 4 3] По ограниченной методологии в целом зона распространения признаков среднего класса покрывает 77% домохозяйств . Распространение отдельных критериальных признаков приведено в Таблице 11. [43] В рассматриваемом варианте оценки признак успешной адаптации к новым экономическим условиям стал самым распространенным . Здесь , как и в случае с владением недвижимостью , основным фактором эффективной стратегии выступает владение землей (домохозяйства стали больше выращивать в личном подсобном хозяйстве ): такую страте г ию демонстрируют около 18% домохозяйств . Если эту форму экономического поведения исключить из показателей , идентифицирующих средний класс , то зона распространения переменной Х 5 сократится до 32.5%. Вместе с тем , в сельской местности - это единственно разу м ная стратегия поведения , которая позволяет не только выжить , но и поддерживать относительно высокий уровень жизни. Таблица 1 1 Распределение зоны распространения признаков среднего класса , доля домохозяйств в общем массиве Переменная Критерий Расширенная система Ограниченная система Х 1 Имеют денежные ресурсы , соответствующие потенциальному российскому среднему кл ассу 54.3 39.4 Х 2 Располагают недвижимостью , соответствующей потенциальному среднему классу 61.1 27.8 Х 3 Имеют набор движимого имущества , соответствующего потенциальному среднему классу 55.7 27.8 Х 4 Обладают профессионально-квалификационным статусом сре днего класса 30.4 30.4 Х 5 Демонстрируют высокую степень адаптации к новым экономическим условиям 53.8 47.5 Источник : по материалам [43] Каким-либо одним признаком среднего класса обладает 29,3% домохозяйств . Этот уровень концентрации , в основном , предста влен либо теми , кто имеет доходы из 4-ой 20%-доходной группы , либо теми , кто адаптировался к рыночным условиям посредством увеличения производства продукции в личном подсобном хозяйстве . Ко второму уровню , названному выше уровнем низкой концентрации призн а ков среднего класса , относится 24,8% домохозяйств . Те , кто имеют три и более признаков среднего класса и , тем самым , относятся к группе со значимым потенциалом среднего класса , при ограниченной системе показателей составили 22,8% домохозяйств ( Таблица 1 2). [43] Таблица 1 2 Концентрация признаков среднего класса по данным RLMS Уровень концентрации признаков % семей с заданным уров нем концентрации признаков по ограниченной системе (переменная MIDL_1) % семей с заданным уровнем концентрации признаков по расширенной системе (переменная MIDL_2) 0 23.0 6.6 1 29.3 19.6 2 24.8 25.1 3 14.8 23.7 4 6.5 17.2 5 1.5 7.9 Итого 100 100 Источник : по материалам [43] Теперь рассмотрим масштаб ы среднего класса на основе данных ВЦИОМ . Признаки идентификации среднего класса : - Переменная Х 1, идентифицирующая средний класс по признаку «доходы» . В терминах расширенной системы показателей по признаку дохода 41.2% домохозяйств относятся к потенциальному среднему классу , в ограниченной – 39,9%, что иллюстрирует минимальную значимость корректировки в информационном пространстве ВЦИОМ. - Переменная Х 2, идентифицирующая средний класс по признаку «владение недвижимым имуществом» . В расширенной системе показателей идентификации переменной Х 2 за счет включения в состав признаков факта наличия какого-либо участка земли по признаку владения собственностью 6 2.3% домохозяйств являются потенциальными представителями среднего класса . Ограниченная система показателей , в контексте которой признаком среднего класса является лишь факт наличия второго жилья , переменная Х 2 идентифицирует 27,8% семей . - Переменная Х 3, идентифицирующая средний класс по признаку «владение движимым имуществом» . Расширенная система показателей к среднему классу по данному признаку относит 46,8% семей . Ограниченная система показателей , то есть при исключении видеомагнитофона и стерео-радио с истемы из списка престижных товаров длительного пользования , идентифицирует только 30,1% семей , имеющих имущественный статус среднего класса . - Переменная Х 4, идентифицирующая профессионально-квалификационный статус , соответствующий среднему классу . Приме нительно к этой переменной используется единый алгоритм расчета , как для расширенной , так и для ограниченной системы показателей . В целом по массиву ВЦИОМ профессионально-квалификационный статус среднего класса репрезентируют 28,3% домохозяйств . - Переме нная Х 5, фиксирующая успешность экономического поведения в условиях рыночной экономики . В мониторинге ВЦИОМа построение прямых оценок эффективности экономической стратегии не представляется возможным . В рамках расширенной системы косвенным признаком успеш н ой адаптации к рыночным реформам можно считать показатель самоидентификации респондентов относительно принадлежности к среднему классу : всех , кто отнес себя к среднему слою в рамках формирующегося социально-экономического уклада , можно рассматривать как р е спондентов , в той или иной мере сумевших приспособиться к новым экономическим условиям . Согласно данным ВЦИОМ в мае 1999 г . 40.2% домохозяйств относились к данной группе . Ограниченная система показателей адаптации к рыночным реформам ориентирована на боле е жесткую систему измерения ресурсных возможностей домохозяйств , необходимых для трансформации в традиционный средний класс . Для этого использовались ответы на вопрос : « В какой мере Вас устраивает нынешняя жизнь ?» Те , кто дал положительный ответ («устраив а ет» или «по большей части устраивает» ), были отнесены к потенциальным представителям среднего класса . Таких по данным ВЦИОМ оказалось 10,9% домохозяйств .[43] Рассмотрим к онцентраци ю признаков среднего класса по данным ВЦИОМ . Ка к и в случае предыдущих массивов , при использовании расширенной системы показателей подавляющее большинство опрошенных семей попадает в сферу распространения признаков среднего класса . Расчеты свидетельствуют о том , что 89,4% домохозяйств являются носител я ми различного уровня концентрации признаков среднего класса .[43] Распространение признаков среднего класса представлено в Таблице 13. Удельный вес домохозяйств со значимым потенциалом среднего класса (3 и более признаков ) по данным ВЦИОМ составляет 34,7%, что и представляет собой оценку масштабов распространения среднего класса при расширенной системе показателей . При этом отметим , что самый высокий уровень концентрации признаков среднего класса распространяется только на 2.5% опрошенных семей .[43] В методо логии ограниченной системы в той или иной степени признаки среднего класса распространяются на 73% домохозяйств . Каждый из признаков , определенный как идентификатор среднего класса , имеет следующие масштабы распространения (Таблица 13). Таблица 1 3 Распределение зоны распространения признаков среднего класса , доля домохозяйств в общем массиве Переменная Критерий Расширенная сис тема Ограниченная система 1 2 3 4 Х 1 Имеют денежные ресурсы , соответствующие потенциальному российскому среднему классу 41.2 39.4 Х 2 Располагают недвижимостью , соответствующей потенциальному среднему классу 62.3 32.8 Х 3 Имеют набор движимого имущества , соответствующего потенциальному среднему классу 46.8 30.1 1 2 3 4 Х 4 Обладают профессионально-квалификационным статусом среднего класса 28.3 28.3 Х 5 Демонстрируют высокую степень адаптации к новым экономическим условиям 40.2 10.9 Источник : по матери алам [43] Как и при использовании данных ИСЭПН и RLMS, в данном случае переход от расширенной к ограниченной системе идентификации признаков среднего класса приводит к тому , что значимо увеличивается удельный вес домохозяйств с нулевым уровнем концентрации признаков и сокращается доля семей с высоким уровнем концентрации (три и более признака ). По данным ВЦИОМ при ограниченной системе показателей оценка доли семей с высоким потенциалом среднего класса оценивается на уровне 20,2% домохозяйств Таблица 1 4). Таблица 1 4 Концентрация признаков среднего класса Уровень концентрации признаков % семей с заданным уровнем концентрации признаков по ограниченной системе (переменная MIDL_1) % семей с заданным уровнем концентрации признаков по расширенной системе (переменная MIDL_2) 0 27.0 10.6 1 30.3 26.7 2 22.9 28.2 3 12.2 20.0 4 6.7 12.2 5 0.8 2.5 Итого 100 100 Источник : по материалам [43] 3.2 Социально-эк ономический портрет среднего класса в России Теперь следует рассмотреть средний класс на основе данных социологического исследования , которое было проведено в 16 городах России . Критерий отбора респондентов был один - уровень дохода на члена семьи . Все го было опрошено 3000 респондентов , к лючевым был вопрос об уровне дохода респондента на одного члена семьи. Как правило , социологи не любят использовать этот вопрос напрямую . Предполагается , что люди слишком сильно искажают уровень доходов - в основном в с торону понижения . Однако для того , чтобы проверить степень искажения , в анкету вставили множество вопросов о расходах на те или иные нужды и таким образом была возможность проверить степень достоверности ответов . Оказалось , что искажения невелики . В средн е м они составили 15%, что очень близко к уровню заявленной нормы сбережений .[5] Поэтому можно считать , что заявленный уровень доходов близок к реальному , и было проанализировано , каким образом меняется общее материальное положение , потребительское поведени е , образ мыслей и стиль жизни людей в зависимости от дохода . В конечном итоге был использован доход как один из основных факторов для анализа социальной иерархии и отсечения « настоящего » среднего класса от групп , к нему примыкающих , но до него недотягивающи х. Первая группа вопросов касалась ресурсов частной жизни : - насколько богат средний класс и близкие к нему группы ; - как изменилось их материальное положение по сравнению с концом 80-х ; -какова структура их расходов ; - что они могут себе позволить. Ок азалось , что в результате произошедшей революции большинство респондентов смогли улучшить свое материальное положение . Только 30% опрошенных заявили , что их положение по сравнению с концом 80-х либо ухудшилось , либо осталось неизменным . У остальных 70% ма т ериальное положение улучшилось .[5] Однако если рассматривать более жесткий критерий - утверждение , что материальное положение по сравнению с концом 80-х существенно улучшилось , - то картина получается более дифференцированной . Сильнее всех положительные сд виги заметили две самые высокодоходные (в рамках исследования ) группы - 400-600 и более 600 долларов . В них соответственно 63% и 80% считают , что стали жить не просто лучше , а существенно лучше . Вполне прилично чувствуют себя и люди с доходом от 250 до 400 долларов - 50% из них считают себя материально преуспевшими . А вот в двух остальных группах (150-250 и 100-150 долларов ) людей , которые сказали , что стали жить существенно лучше , немногим более 30%.[3] Но оценка изменения материального положения - вещь су бъективная . Надо знать какой-либо объективный критерий уровня богатства потенциальных представителей среднего класса . Для этого вполне подходит структура расходов . Чем больше человек тратит на питание , тем , естественно , его положение тяжелее. Средняя доля расходов на питание респондентов составила 25%. Это , в общем , вполне приличная цифра , если сравнивать ее с тем , что тратит на питание среднестатистический россиянин (по выборке Госкомстата ) - 53%, и даже если сравнивать ее с тем , что тратит на это средний американец (16%) . Однако такое благополучное положение не у всех .[3] В приложении Б на рисунке Б 1 представлена зависимость доли расходов на питание от доходов респондентов . Видно , что люди с доходом свыше 400 долларов по этому показателю уже вполне прибли зились к западному уровню - 12-18%. Те , кто имеет доход от 250 до 400 долларов , тоже чувствуют себя неплохо . А вот по поводу двух остальных групп есть сомнения . Еще можно как-то представить себе , что люди , тратящие на еду треть своего бюджета , располагают свободными средствами и для других трат , но 45% для группы с доходом 100-150 долларов - это уже скорее достойная бедность .[30] Следующий вопрос , который был задан - делают ли они сбережения . Наличие сбережений - важнейший ресурс , и у настоящего среднего к ласса они должны быть . Хотя для России надо делать скидку - и потому , что люди еще не вполне насладились потреблением и сберегать не очень настроены , и потому , что делать сбережения просто негде . Как и ожидалось , культура сбережения даже в среде относител ь но обеспеченных жителей России не сильна . Из опрошенных откладывают деньги всего 60%. При этом , однако , средняя норма сбережений оказалась довольно велика - 15%, в основном за счет групп с доходом свыше 250 долларов , у которых норма сбережения изменяется о т 19% до более чем 30%. У групп с низким доходом сбережения составляют 11-13%. Расходы - это тоже субъективная оценка материального положения семьи , и , естественно , она принципиально зависит от уровня дохода . Так , могут себе позволить все , кроме недвижимо с ти , 77% тех , кто имеет доход свыше 600 долларов , и почти 60% тех , кто имеет доход от 400 до 600 долларов . С другой стороны , в группах с доходом менее 250 долларов доля тех , кто испытывает затруднения с покупкой даже мебели и техники , составляет 40-50% .[5 ] Таким образом , по фактору « материальное положение » , или « ресурсы » , можно провести две линии отсечения : первую на уровне 250 долларов на человека в семье , вторую - на уровне 150 долларов . Тех , чьи доходы составляют 250 долларов и выше , можно отнести к нас тоящему среднему классу России . Тех , чьи доходы находятся в диапазоне от 150 до 250 долларов , при желании можно отнести к нижнему среднему классу .[5] Люди с меньшими доходами в средний класс по этому признаку не попадают. Вторая группа факторов , касалась с оответствия респондентов духу времени . Нужно понять , как они воспринимают новшества , которые появляются в жизни . Легче всего это проверить на их склонности увлекаться различными новшествами на потребительском рынке. Для примеров было выбрано три позиции : - отношение к таким новшествам , как распродажи , скидки и дисконтные карты ; - любовь к приобретению технических новинок ; - предрасположенность к страхованию .[4] Распродажи , дисконтные карты и прочее на первый взгляд выглядят как средство экономии . Соответств енно , они должны привлекать тем большее внимание людей , чем меньше их доход . Однако , с другой стороны , это новые виды услуг , и для того , чтобы пользоваться ими , человек должен , во-первых , посещать те места , где эти услуги предоставляются , а во-вторых , быт ь предрасположенным к новизне. Вообще , русские , независимо от дохода , оказались людьми , к деньгам относящимися довольно легко . Только чуть более 60% респондентов сказали , что редко совершают спонтанные покупки . Остальные почти 40% довольно часто тратят день ги просто так . Тщательно планирует свои расходы всего 55%.[3] Однако при ровно такой же склонности к "выбрасыванию денег на ветер ", как и все остальные , более состоятельная часть выборки оказалась существенно более чувствительна к игре в экономию . Более 40 % из тех , чей доход находится в диапазоне от 250 до 600 долларов на человека , сказали , что всегда пользуются купонами (из относительно бедных таких только 28%). Заметный интерес к распродажам начинается с уровня 150 долларов (их любят тоже 40% респонденто в ). Дисконтные карты пользуются большой популярностью у всех , но заметный скачок интереса к ним происходит на рубеже 250 долларов .[3] Аналогичная картина характерна и для технических новинок . В целом менее 40% наших респондентов интересуются новинками в обл асти техники достаточно сильно , чтобы сказать нам об этом . Однако этот показатель существенно зависит от уровня дохода . Если в самой низкодоходной группе таковых набирается всего 20%, то в следующих четырех их количество быстро нарастает с 37% до 53%.[5] С траховка тоже оказалась инструментом инновационным . Ее предпочитают не те , кто старше и опытнее , а те , кто больше любит риск , новинки техники , в конечном итоге - у кого больше доход . Для страхования автомобиля скачок интереса наблюдается на рубеже 400 дол л аров , для страхования жилья - на границе 250 долларов .[3] Таким образом , и по фактору мобильности видно , что начиная с уровня 250 долларов люди выглядят существенно более похожими на настоящий средний класс , чем те , у кого более низкий доход. Третья группа факторов касалась системы ценностей и образа жизни . Догадаться , что существуют принципиальные и зависящие от уровня дохода различия в образе жизни , в общем , нетрудно . Сложнее предположить , что такие же различия существуют и в структуре ценностей . Но они с уществуют. В приложении Б на рисунке Б 2 изображена социальная пирамида , отображающая структуру исследованных 20% обеспеченного населения России .[4] Именно так , как показано на этом рисунке , синхронно изменению уровня дохода , меняется и статус респондентов, и их жизненная активность. Первая группа . Верхняя группа лиц с доходом , превышающим 600 долларов на человека в семье . Средний возраст этих людей - 35 лет . Среди них несколько больше мужчин . Это лидеры по духу и по функциям . Они существенно чаще других сог ласны с утверждением "Я люблю вести людей за собой " и в полном соответствии с этим чаще оказываются владельцами , совладельцами или топ-менеджерами компаний. Они абсолютно уверенно чувствуют себя в этой жизни , не боятся потерять работу , считают современную жизнь временем больших возможностей. Они уже сделали свою карьеру , и поэтому ее ценность как самоцель для них невелика , но при этом они любят свою работу и не согласны с утверждением "Я буду работать меньше , если у меня будет больше денег ". Отличительной о собенностью их системы взглядов является признание высокой ценности независимости , воли , энергии и самодисциплины . По-видимому , опираясь именно на эти ресурсы , им удалось добиться того , чего они добились . Кроме того , эти люди существенно больше других люб я т риск . И придают огромное значение социальному статусу. Ценности пассионарности , позволяющие им эффективно осваивать пустое социальное пространство , доминируют настолько , что заглушают у них ценности общения . Они относительно низко ценят и дружбу , и любов ь , и свободное время . Все не связанные с профессиональной деятельностью интересы замыкаются на институте семьи , ценность которой для них выше , чем во всех других группах. Показательно и их отношение к общественным проблемам . Их беспокоит то , что касается н епосредственно их жизни , - наркотики , налоги и законы . Этих людей можно было бы назвать состоявшимися , это такие волки-одиночки , передовой отряд "детей поражения ". С точки зрения потребительского поведения эти люди - инноваторы (любят новинки техники ) и от носительно легко расстаются с деньгами (часто совершают спонтанные покупки ). Они обращают внимание на брэнд , но уже отдают предпочтение вещам стильным , а не просто брэндированным. Вторая группа - 400-600 долларов . Они чуть моложе . По статусу эти люди входя т в число топ-менеджеров или суперспециалистов .[4] Они , так же как и предыдущая группа , чувствуют себя в этой жизни уверенно , не боятся потерять работу , считают , что им удается реализовать большую часть своих способностей . 70% из них считают себя интеллект уалами (это максимальный показатель для всех групп ).[4] Они тоже любят риск , считают крайне важными ценностями волю и энергию (ценят ее даже больше , чем предыдущая группа ), но они еще "делают карьеру ", поэтому помимо названных для них крайне важны такие ве щи , как возможность реализовать себя и собственно карьера. Их жизнь направлена на успех , и им нравится напряжение (они не будут работать меньше , если у них будет больше денег ), но при этом они не так сильно отгородили свое пространство от остального мира . Для них ценны и дружба , и любовь , не остается только времени для развлечений. Их , так же как и более обеспеченных , волнуют налоги , законы и инфляция , хотя в принципе их интерес к общественным проблемам существенно меньше. С точки зрения потребительского по ведения это лучшая группа . Они уже достаточно богаты , но еще не успели удовлетворить свои потребительские аппетиты . При этом они молоды и легко отзываются на новшества. Отдельно нужно отметить , что на уровне 400 долларов проходит важная граница отсечения - люди , находящиеся выше этой границы , очень редко согласны с утверждением "Я иногда завидую тем , кто уехал за границу ". Им всем вполне комфортно в России. Третья группа - 250-400 долларов . Она еще моложе . По статусу это менеджеры среднего звена и рядовые р аботники умственного труда .[4] Они , так же как и более обеспеченные средние русские , считают сегодняшнее время временем больших возможностей , но при этом существенно меньше уверены в будущем . 46% из них говорят , что очень боятся потерять работу (по сравнен ию с 30% в более высокодоходных группах ). Они тоже делают карьеру , но при этом менее целеустремленны , чем люди с более высокими доходами . Почти 60% из них утверждают , что будут работать меньше , чем сейчас , если у них будет больше денег .[4] На этом фоне выг лядит совершенно логичным , что они больше ценят свободное время , любовь и дружбу. Однако по общей ментальности эти люди все-таки скорее тяготеют к своим более успешным партнерам по классу . Они любят риск , не ищут в жизни стабильности , считают важной ценнос тью волю и энергию , мобильны как профессионалы (74% из них утверждают , что им нравится начинать заниматься новым делом ).[5] И , что особенно важно , именно на этом уровне - 250 долларов - проходит принципиальная линия отсечения . Те , кто имеет больше 250 дол л аров , существенно чаще хотят иметь собственное дело , чем те , кто имеет меньший доход .[4] Что касается потребительского поведения , то эта группа - лучший объект для продвижения брэндов . Именно ее представители четко утверждают , что хотели бы , чтобы окружающ ие считали их современными , именно они любят пробовать новые товары , именно они чаще других говорят , что стараются покупать товары известных марок. Четвертая и пятая группы - 150-250 долларов и 100-150 долларов . Хотя в среднем возраст этих групп не существ енно выше остальных - им 37 лет , важной их особенностью является то , что в их составе велика доля тех , кто старше 40. По профессиональному статусу это рядовые сотрудники , занятые как умственным , так и физическим трудом . Здесь больше людей , работающих на г о сударственных предприятиях , тогда как представители более высокодоходных групп почти всегда работают на предприятиях частных .[4] Однако анализировать эти группы в целом практически не имеет смысла . В обеих четко разделяются люди относительно молодые и люди зрелые. Для тех , кто помоложе , характерны все те ценности , которые демонстрирует группа в диапазоне 250-400 долларов .[5] Они тоже хотели бы сделать карьеру , тоже считают новое время временем больших возможностей , любят риск и не ищут стабильности . Они тож е хотят выглядеть современными , любят проводить время с друзьями и ценят любовь . Но при всем при этом более всего им не хватает уверенности в себе и своем будущем. Совсем другие качества демонстрирует группа людей относительно немолодых . В ней явно видны о тголоски старого времени , настрой на патернализм . Наиболее ярко это проявляется в структуре их ценностей , где после явного доминирования ценностей семьи и здоровья выделяются такие , как мораль , нравственность и принадлежность к коллективу . По сути своей о н и отрицают индивидуалистические ценности , присущие новым средним русским , и более всего хотели бы , чтобы в жизни наконец установилась стабильность. Таким образом , можно сделать выводы о том , что такое средний класс и сколько его в России , по сравнению с пр едыдущим исследованием практически не изменились . В российском обществе уже действительно есть слой людей , которых можно стабильно отнести к среднему классу . Их немного - всего 7%, или 10 млн человек , но зато их трудно вытолкнуть их из этого сословия .[13] Более того , устойчивая связь между уровнем дохода , статусом и структурой ценностей показывает , что уже есть модель адекватного времени социального поведения , модель , следуя которой можно добиться успеха . Основание этой модели - построение сильного инстит у та частной жизни , требующее от самого строителя обостренного чувства независимости , воли , энергии и самодисциплины. Рассмотрев данные критерии , можно прийти к следующим выводам. - В России существует абсолютно четко выраженный слой , который по всем своим п ризнакам - социальной роли , структуре ценностей , материальному положению и потребительскому поведению - является средним классом нашей страны . Доля его невелика (7%). Однако , за ним следует еще один слой , более молодая часть которого копирует предыдущий , у ступая ему по уровню материального положения . Доля этого слоя составляет еще 7%, и его можно определить как нижний средний класс. - Базовыми ценностями средних русских являются свобода , воля , энергия и самодисциплина . Чем выше выраженность этих ценностей , тем ближе к вершине социальной пирамиды . Альтернативными ценностями , теми , от которых они ушли , являются мораль , нравственность прежнего советского образца и принадлежность к коллективу. - Граница , отделяющая средний средний класс от нижнего среднего , прох одит в районе 250 долларов на человека в семье . Граница , ниже которой спускаться в поисках среднего класса бессмысленно , - 150 долларов .[13] Заключение Суммируя те немногочисленные разработки , которые посвящены изучению среднего класса , можно сделать следующие выводы : - В настоящее время в России нет ни одной экономической или социологической работы , в которой с равной степенью глубины одновременно рассматривались бы и проблемы идентификации российского среднего класса , и конкретные аспе кты его жизнедеятельности . - Значительная часть теоретических и методологических разногласий снимается , если признать , что средний класс — не единая группа , а совокупность разнородных групп . Собственно , именно этот факт и доказывают многочисленные исследо вания . Это означает , что вместо агрегированного , но не идентифицированного понятия «средний класс» уместнее термин «средние классы» . - В контексте переживаемых Россией трансформационных процессов социальное образование , отвечающее всем критериям , присущим среднему классу в экономически развитых и эволюционно развивающихся обществах , еще не сложилось . Собственно средний класс , в том смысле , в котором он существует на Западе , в России пока не сформировался , а если и существует , то в очень ограниченных масшт а бах. - Социальные группы , составляющие протосредний класс , характеризуются разным уровнем концентрации названных признаков . В соответствии с этой гипотезой , средние классы могут быть стратифицированы по уровню концентрации доминантных признаков . В этой свя зи социальное образование , в котором указанные признаки присутствуют в максимально концентрированном виде , мы будем называть «идеальный средний класс» . Социальные группы , обладающие не всеми , но основными базовыми признаками среднего класса , составляют ег о «ядро» . Широкие социальные слои , отвечающие одному или нескольким доминантным признакам , можно рассматривать как протосредние классы . - Концентрация доминантных признаков в различных социальных группах происходит неравномерно , и их несимметричное накопле ние приводит к гипертрофии одних и гипотрофии других признаков . Домохозяйства с высокой концентрацией признаков среднего класса в большей степени представлены в городах : 80% семей-представителей российского протосреднего класса проживают в городе , в то вр емя как в целом в городах проживают около 70% домохозяйств . Анализ также показал , что масштабы распространения среднего класса существенно дифференцированы по регионам : в богатых регионах протосредние классы представляют 37 – 40% семей , а в средних и бедных регионах — 12 – 13%. Список использованной литературы 1. Адаптация и опыт практического применения западной стандартной социально-экономической классификации в современных российских условиях .//Вопросы экономики .- 2002.- № 4.-С . 21-30. 2. Адаптация и опыт практического применения западной стандартной социально-экономической классификации в современных российских условиях .//Вопросы экономики .- 2002.- № 5.-С . 11-21. 3. Березин И . Замечен из-за прилавка // Эксперт .- 1997.- № 23.- С . 17-21. 4. Березин И . Распределение доходов населения в 2001 году , социальная стратификация и стандарты потребления // Практический маркетинг .- 2001. -№ 8-9.-С .25-31. 5. Березин И . Хорошо ли быть средним ?// Практический маркетинг.- 2003.- № 2.-С .16-21. 6. Блаженкова О ., Гурова Т . Класс // Эксперт .- 2000.- № 34.- С . 19-23. 7. Васильева А ., Черномазова Е . Отсутствие среднего класса : причина или следствие краха экономических реформ // Женщина плюс .- 1999.- № 1.- С . 5-9. 8. В эпоху глобализации создаются искусственные потребности . [ Электронный ресурс ] .- [ 2004 ] .- Режим доступа : http//www. nе wsinfо .ru/ 9. Гофман И . Представление себя другим в повседнев ной жизни .- М .: Канон-пресс-Ц , Кучково Поле , 2000.-348с . 10. Гурова Т . Дети поражения // Эксперт .- 2001.- № 23.-С . 31-38. 11. Дилигенский Г.Глобализация в человеческом измерении // Мировая экономика и международные отношения . -2002.- № 7.-С . 4-15. 12. Дили генский Г . Дифференциация или фрагментация ? (О политическом сознании в России ) // Мировая экономика и международные отношения . -1999.- № 10.-С . 26-28. 13. Дымшищ М . Русский средний класс - это мещане //Эксперт .- 2000.- № 47. - С . 16-19. 14. Есть ли жизнь н а Марсе ? К вопросу о том , существует ли в России средний класс . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http//www. Monitoring.ru/ 15. Ещё о "среднем классе "... [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://www.polemics.ru / 16. Заславская Т . И ., Громова Р . Г . К вопросу о среднем классе российского общества // Мир России .- 1998.- № 4.-С .23-26. 17. Заславская Т . И . Плоть от плоти общества // Известия . – 2003. – № 25. – С . 12. 18. Ильин В.И . Социал ьное неравенство .- М .: Институт социологии РАН , 2000. – 256с. 19. Исчезающий средний класс . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http//www.mailto.hot@business.kiev.ua 20. Каждый пятый россиянин относится к среднему классу . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://www.izvestia.ru/ 21 . Класс , статус и партия . Социальная стратификация . / Под ред . С.А . Белановского .- М .: Институт народнохозяйственного прогнозирования . РАН , 1992.-421с . 22. Коростикова Т . Богатого делают часы // Аргументы и факты .- 1998.- № 20.- С .4-6. 23. Кузнецов В . Реф ормы в России и перераспределение доходов // МэиМО . – 2001.- № 6. – С . 72-87. 24. Левин К . Разрешение социальных конфликтов .- СПб : Речь , 2000.- 240с. 25. Люблинский В . Социальный потенциал собственности // Человек и труд . – 2001.- № 10. – С .34-38. 26. Люди сред него класса . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http//www.fom.ru/ 27. Нарышкина А . Молодые , подвижные , жадные // Известия . – 2003. – № 25. – С . 12. 28. О среднем классе как стабилизаторе . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://www.polemics.ru / 29. Распределение доходов населения России . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http//www. iberezin@expert.ru / 30. Ржаницина Л . Бедность в Рос сии : причины , особенности , пути уменьшения //Экономист . – 2001. - № 4. – С . 78-82. 31. Ржаницина Л . Оценка уровня и качества жизни населения // Экономист . – 2001.- № 11. – С . 61-70. 32. Рожков К ., Смирнов А . Кто , как и почему растрачивает инвестиции ?// Инвести ции в России . -1997.- № 7-8. – С .21-25. 33. Рошек Ю . Истина в цене // Профиль .- 1999.- № 2.- С .22 – 23. 34. Савелова Н ., Юрьев Д . Битва с дураками //Эксперт .-2000.- № 47.-С . 34-39. 35. Социальные страты и социальная политика в современной России . [Электронн ый ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://spero.socpol.ru/ 36. Средний класс в России : прошлое , настоящее , будущее . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://www.actor.ru/ 37.Средний класс в России : экономические и социальные стратегии . [Элект ронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа :http//www.ecsoman.edu.ru/ 38. Средний класс в современном российском обществе / Под ред . М . К . Горшкова .- М .: РНИСиИП /РОССПЭН , 1999.-270с. 39 . Средний класс как предмет социально-политического анализа . [ Электронный ре сурс ] .- [ 2004 ] .- Режим доступа : http://fppr.org.ua 40. Средний класс — это композит . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://www.e-xecutive.ru/ 41. Средние классы существу ют всегда и везде , их нельзя уничтожить . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа : http://www.opec.ru/ 42. Фадеев В . Вернем родину себе и детям // Эксперт .- 2000.-№ 34.-С . 25-29. 43.Формирование среднего класса в России . [Электронный ресурс ] . -[2004].- Режим доступа :http//www.bea.doc.ru/ 44. Хильченко Н . Есть ли средний класс в России , или Россия глазами американского историка // Образование и Бизнес .- 2000.- № 28.-С .16-22. 45. Частная собственность и средний " класс . [ Электронный ресурс ] .- [ 2004 ] .- Режим доступа : http://www.polemics.ru / 46.Экономико-статистические аспекты социальной стратификации. [ Электронный ресурс ] - [ 2004 ] .- Режим доступа : http://fppr.org.ua 47. Ясин Е . Новая эпоха , старые тревоги (взгляд либерала на развитие России ) // Вопросы экономики .- 2001.- № 1.-С .12-13. 48. Ясин Е . Перспективы российской экономики : проблемы и факторы роста // Вопросы экономики .- 2002.- № 5.-С .7-9. Приложение А Типы среднего класса “Гедонист” Тратит почти все , что зарабатывает , независимо от размеров заработка . На крупные покупки (такие как дом , например ) денег не хватает . Склонен приобретать дорогую одежду и обувь . Посещает ночные клубы . Хорошо разбирается в раскрученных брендах . Словом , “гедонист” — весьма компетентный потребитель. “Карьерист” Стремится тратить деньги рационально . Часть дохода откладывает . В структуре потребления значительное место занимают предметы позиционирования (дорогие костюмы , традиционные аксессуары ). На отдых не всегда хватает времени . Неплохо ориентируется в торговых брендах. “Обыватель” Стремится по возможности экономить на еде , одежде и развлечениях . Откладывает деньги на дорогие покупки , строительство жилья и на “черный день” . Осно вные траты связаны с семьей (образование детей , семейный отдых ). В торговых марках не особенно компетентен. “Интеллигент” Не уделяет излишнего внимания одежде , не склонен к демонстративному потреблению . Иногда ча сть доходов уходит на помощь друзьям и родственникам . Не понимает такого досуга , как посещение ночного клуба . Ему не чужды активные виды отдыха . Склонен тратить деньги на книги , театры ... На еде не экономит , но и не стремится к покупке деликатесов . Плохо р азбирается в торговых марках. “Компьютерщик” Внешне не производит впечатления обеспеченного человека . Не желает демонстрировать свой доход , не покупает дорогой одежды , свободное время проводит в кругу друзей ил и за компьютером . Нередко получаемая зарплата оказывается выше уровня его потребностей . Наиболее значимые области потребления : компьютерная техника , средства связи , машины. Рис. А. 1 Типы среднего класса Источник : по материалам [10] Приложение Б Рис . Б. 1 Расходы среднего класса в России и Америке Источник : по материалам [5] Приложение Б Рис. Б. 2 Матриальное положение ср еднего класса Источник : по материалам [5]
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Как я понимаю, теперь всех олигархов вместе с правительством можно посадить за оскорбление чувств верующих в добро и социальную справедливость.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по экономике и финансам "Управление процессом формирования среднего класса в России и зарубежных странах", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru