Реферат: Философия науки ХХ века - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Философия науки ХХ века

Банк рефератов / Философия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 274 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Философия науки ХХ в. Проф. Штанько В.И Харьковский Государственный Технический Университет Радиоэлектрони ки Философия науки – это философское направление, исследующее наиболее о бщие особенности и закономерности научно-познавательной деятельности . Как особое направление философских исследований оно формируется со вт орой половины XIX в. в связи с необходимостью решения методологических про блем бурного развития науки. Становление дисциплинарной структуры науки, институциональная профес сионализация научной деятельности сделали настоятельной задачу осмыс ления сущности научно-познавательной деятельности; критической оценки предпосылок и процедур научной деятельности, протекающей в разных когн итивных и социокультурных условиях; значения и роли мировоззренческих и философских идей и представления в развитии научных исследований. Как особое направление философия науки представлена впервые в трудах О. Конта, Г. Спенсера, Дж. С. Милля. У. Уэвелла в форме позитивизма (от латинског о positivus – положительный). В центре внимания их исследований оказались по пр еимуществу проблемы, связанные с изучением индуктивно-логических и пси хологических процедур опытного познания. Основоположник позитивизма О гюст Конт (1798-1857) утверждал, что наука должна ограничится описанием внешних сторон объекта, их явлений и отбросить умозрение как средство получения знаний. Проблемы, утверждения, понятия, которые не могут быть ни разрешен ы, ни проверены посредством опыта, позитивизм объявил ложными или лишенн ыми смысла. Отсюда – отрицание познавательной ценности философских ис следований и утверждении, что задачи философии являются систематизаци я и обобщения социально-научного эмпирического знания. В это время были заложены основные идеи позитивистского направления в ф илософии. которые по существу определяли его развитие на различных исто рических этапах. К этим исходным идеям относятся: гносеологический фено менализм – сведение научных знаний и совокупности чувственных данных и полная устранение “ненаблюдательного” из науки; методологический эм пиризм – стремление решать судьбу теоретических знаний исходя из резу льтатов его опытной проверки; дескриптивизм – сведение всех функций на уки к описанию, но не обьяснению; полная элиминация традиционных философ ских проблем. Второй формой позитивизма был эмпириокритизм или махизм (конец XIX в.). Его п редставители Эрнст Мах, Ричард Авенариус, Анри Пуанкаре и др. – стремили сь осмыслить революционные процессы, которые происходили в основаниях науки на рубеже веков. Главной сферой философского анализа стали содерж ательные основоположения науки. Внимание махистов было сосредоточено на анализе ощущений, чувственного опыта как такового. Они утверждали, пр одолжая традиции “первого” позитивизма, идеал “чисто описательной” на уки и отвергали объяснительную часть, считая ее излишней, метафизическо й. При этом они отвергали понятия причинности, необходимости, субстанции и т.п., основываясь на феноменологическом принципе определения понятий через наблюдаемые данные. ”Единственно существующим” признавался лишь опыт как совокупность всего “непосредственно наблюдаемого”, которую м ахисты называли “элементами мира”, якобы нейтральными относительно ма терии и сознания, но которые по существу оказывались “комплексом очищен ия”. Это даже привело к развитию некоторых мистических тенденций. Так, Ми лль утверждал, что позитивный тип мышления совсем не отрицает сверхприр одного. Новые проблемы, возникшие в развитии науки в 20-30-е годы ХХ в., привели к возни кновению новой исторической формы позитивизма – неопозитивизма. Суть этих проблем заключалась в необходимости осмысления роли знаково-симв олических средств научного мышления в связи с математизацией и формали зацией научных исследований, отношения теоретического аппарата науки и ее эмпирического базиса. То есть в отличие от махистов, внимание которы х было сосредоточенно на анализе ощущений и чувственного опыта, неопози тивисты делали акцент на исследовании логического аппарата новейшего естествознания. Неопозитивизм сформировался почти одновременно в трех европейских стр анах – Австрии (“Венский кружок”), Англии (Б. Рассел), Польше (Львовско-Варш авская школа). Исторически первой разновидностью неопозитивизма был логический пози тивизм , возникший в 20-х годах ХХ века в “Венском кружке”, объединившем лог иков, математиков, философов, социологов. Его возглавлял Мориц Шлик (1882 – 1976). Значительное влияние на взгляды участников кружка оказали Людвиг Ви тгенштейн (1889 – 1951) и его работа "Логико-философский трактат" (1921), Бертран Расс ел (1872 – 1970) и его концепция логического атомизма, Альфред Айер (1910-1989), Джордж М ур (1873 – 1958). Логический позитивизм продолжил в новых формах традиции эмпиризма и фе номенализма первых двух форм позитивизма. Предметом философии, по мнени ю сторонников логического позитивизма, должен быть язык науки как спосо б выражения знания, а также деятельность по анализу этого знания и возмо жностей его выражения в языке. Т.е философия возможна только как логичес кий анализ языка. Традиционная метафизика рассматривается как учение, л ишенное смысла, с точки зрения логических норм языка. "Цель философии – л огическое прояснение мыслей. Философия не теория, а деятельность... Резул ьтат философии – не некоторое количество "философских предложений", но прояснение предложений". Утверждение науки (высказывания ученых) логические позитивисты относи ли к двум видам – теоретическому и эмпирическому. Логический анализ язы ка науки предполагал: 1) сведение, редукцию теоретического знания к эмпир ическому и 2)чувственную, эмпирическую проверку (верификацию – от англ . verificare – проверка, подтверждение) эмпирических высказываний. Т.е. логическ ий позитивизм стремится подвергнуть все наличное знание критическому анализу с позиций принципа верификации (верифицируемости). Принцип верификации был задуман с одной стороны, как критерий научной ос мысленности, с другой, как критерий истинности и ложности. Согласно этом у принципу всякое научно осмысленное утверждение может быть сведено к с овокупности протокольных предложений (предложений, образующих эмпирич еский базис науки), фиксирующих данные "чистого опыта", чувственные переж ивания субъекта (напр., "сейчас я вижу зеленое", "здесь я чувствую теплое" и т. п.). Предполагалось, что данные "чистого опыта" – комбинация неделимых, аб солютно простых фактов и событий. Они абсолютно достоверны и нейтральны по отношению ко всему остальному знанию. И с них начинается процесс позн ания. В случае, если какие-либо утверждения не поддаются верификации в опыте, т о они должны рассматриваться как неосмысленные, т.е. лишенные научного с мысла. Например, такими научно-неосмысленными утверждениями являются :” Существует объективная реальность”, ”земля существовала до человека”, ”существует загробная жизнь”. Нельзя верифицировать и моральные выска зывания – “добро”, ”зло”. Все они отнесены в класс лишенных научного смы сла по той причине, что отдельный субъект не может сопоставить их со свои ми ощущениями. Т. е. в отличие от позитивизма ХIХ века, который считал филос офские проблемы неразрешимыми, неопозитивизм утверждал, что это псевдо проблемы, т.е. проблемы лишенные смысла. Большинство вопросов и предложе ний философов вытекает из того, что мы не понимаем логики нашего языка... И не удивительно, что самые глубочайшие проблемы на самом деле не есть про блемы (Витгенштейн). Свою задачу логические позитивисты видели в том чтобы устранить из язык а науки ”псевдонаучные” утверждения и способствовать созданию на базе физики унифицированной науки. Однако вскоре выяснилось, что “чистый” чувственный опыт невозможен или во всяком случае, не способен сохранить свою “чистоту” при выражении его в языке. Одна из первых проблем, возникших при этом, была проблема верифик ации общих положений, из которых состоит основной “костяк” науки, поскол ьку именно в них формулируются законы природы. Принцип верификации оказ ался бессильным при решении вопроса о включении в науку предложений о фа ктах прошедшего времени и о фактах будущего времени. Неопозитивисты поп ытались спасти принцип верификации, высказав идею не прямой, а косвенной подтверждаемости. Несмотря на то, что принцип верификации впоследствии все более ”смягчался”, трудности объяснения теоретического уровня нау ки не были преодолены. Но они заставляли неопозитивистов все более основ ательно и тонко анализировать различные типы, виды научных предложений, уточнять логико-лингвистическую проблему смысла и значения предложени й и т.д. На этом пути формальная логика, лингвистика и философия обогатили сь многими ценными разработками, в том числе и такими, которые внесли сущ ественный вклад в развитие науки ХХ века. Логическим позитивистам пришлось отказаться от многих своих исходных принципов. Кроме того, если считать, что протокольные предложения выража ют “чистый” опыт субъекта, то окажется, что у каждого человека свой собст венный протокольный язык. Получается, что каждый субъект имеет свою собс твенную науку и принимает лишь те научные предложения, которые согласую тся с его личным протокольным языком. Однако это вступает в противоречие с фактом общезначимости науки. Следо вательно, необходимо отыскать “интерсубъективный” протокольный язык, который был бы общим для всех индивидов. Логические позитивисты сначала предполагали, что таким языком может быть язык физики (физикализм), а зате м – “вещный” протокольный язык, предложения и термины которого обознач ают чувственно воспринимаемые вещи и их свойства. Истинность протоколь ных предложений обосновывается наблюдением. Протокольные предложения, по мнению логических позитивистов, оказываются нейтральными по отношению к теор етическому знанию его изменению. Как для Аристотеля, так и для Ньютона, И д ля Эйнштейна, листья де ревьев – зеленые, а небо голубое. Однако идея языка наблюдений, полностью нейтр ального по отношению к теоретическому знанию, оказалась несостоятельн ой, хотя и до сих пор живучей. Невыполнимой оказалась и задача сведения те оретического знания к эмпирическому. Логические позитивисты настаивали на своих прин ципах лишь несколько либерализуя или видоизменяя их. Научные теории ста ли рассматриваться как условные теоретические конструкции принимаемы е по соглашению (конвенциализм), а затем лишь эмпирически истолковываемы е как удобная описание чувственных переживаний человека. С критикой принципа верификации выступил австрийский философ Карл Поп пер (Р.1902) который предложил заменить этот принцип – принципом фальсифик ации (от лат. falsus – ложный, fasio – делаю). Он исходил из того, что в основе отделе ния (демаркации) научного знания от ненаучного лежит принципиальная опр овержимость (фальсифицируемость) любого утверждения, относимого к наук е. Изолированные эмпирические предположения, как правило, могут быть подв ергнуты непосредственной фальсификации и отклонены на основании соотв етствующих экспериментальных данных либо из-за несовместимости с фунд аментальными научными теориями. Т.е. Поппер сводил научную осмысленност ь теорий к отчетливому определению тех фактов, которые, будучи обнаружен ными, опровергали бы, "фальсифицировали" данную теорию и тем самым расчищ али бы почву для появления нового смелого предположения, обреченного в с вою очередь пасть под ударами "эмпирической" фальсификации. Поппер верно подметил, что тот или иной отдельный опыт (или их ограниченн ая серия) не доказывает окончательно законов природы, но зато нередко их основательно опровергает. Но этот путь не позволяет осуществить процес с приращения новых знаний, поскольку приходится либо признать, что нет н и одного положения науки, которое не было бы в будущем опровергнуто, либо считать нефальсифицируемыми такие, например, философские положения, ко торые субъект ”считает” бесспорными со своей личной точки зрения. Начиная с 50-х годов, стала осознаваться неспособность логического позит ивизма решить реальные проблемы развития научного знания. Формируется новая разновидность неопозитивизма – лингвистическая философия, кото рая отказалась от жестких логических требований к языку и считает, что о бъектом анализа должен быть естественный язык. "Задача философии есть се миотический анализ" – писал Р. Карнап. "Проблемы философии касаются не ко нечной природы, бытия, а семиотической структуры языка науки, включая те оретическую часть повседневного языка" (Карнап). Т.е. на этом этапе позитивисты отказываются от понимания “непосредствен но данной реальности” как совокупности чувственных данных и переходят к пониманию реальности как совокупности значений. Реальный мир – это “я зыковая проекция” (Айер), “нервная конструкция нашего черепа” (Кожибский ),”фрагменты наших переживаний” (Чейз). Существует ли реальный мир вне соз нания – вопрос, который не только нельзя решить, но который не имеет смыс ла. Часто эту форму позитивизма называют семантическим позитивизмом (Ка рнап, поздний Витгенштейн, Тарский, Чейз, Хайякава и др.). Впервые метод философского анализа языка был разработан Дж. Муром. Эти ж е проблемы разрабатывались и в позднем учении Л. Витгенштейна. представи тели лингвистической философии продолжили традиции логического позит ивизма в трактовке философских проблем как псевдопроблем, утверждая, чт о они возникают в силу дезориентирующего влияния языка на мышление. Сам же язык они трактовали как самодовлеющую силу, как средство конструиров ания мира, а не как средство его отражения. Представители семантического позитивизма считали, что философия должн а объяснить явления человеческой жизни, исходя из структуры языка. Они п редполагали, что люди часто не понимают друг друга через неопределеннос ть смысла употребляемых слов. В работе с красноречивым названием “Тиран ия слов” Чейз утверждает, что слова сами по себе не имеют никакого значен ия они лишь символы. И для того чтобы избежать большинства конфликтов, не обходимо только отказаться от слов, которые вызывают несогласие. Лингвистическая философия, показав невозможность исчерпывающим образ ом выразить богатство естественных разговорных "идеального языка", соср едоточила исследование на эмпирическом описании различных видов употр ебления выражений в языке ("языковые игры", правила которых определены сп ецифическими для них контекстами и не имеют внелингвистических объект ивных оснований). В поздней своей работе "Философские исследования", вышедшей после его см ерти в 1953 г., Витгенштейн требует искать не объекты, которые отвечают слова м, а функции слов в человеческой деятельности. Он утверждает, что значени ем слов и высказываний является его употребление в языке. И в силу того чт о смысл и высказываний определяется конкретным контекстом, в котором он и употребляются, считается принципиально невозможным найти общие черт ы их употребления в разных контекстах, так как последних множество. В трактовке позднего Витгенштейна философские проблемы выступают, как результат незаконного переноса слов и предложений из одних контекстов, где они являются осмысленными, в другой, чуждый им контекст. Из-за этого во зникает недопустимая "путаница". Последнюю Витгенштейн уподоблял психи ческому заболеванию, а в качестве средства лечения предлагал свой лингв истический анализ. Т.е. рациональное философское знание – "метафизика" – было объявлено языковым заболеванием, возникающим вследствие наруш ения правил применения обыденного языка. Как и логический позитивизм, ли нгвистическая философия утверждает, что все знания о мире дают наука и з дравый смысл; философия занимается не установлением истин, а "проясняюще й" аналитической деятельностью по различению осмысленного и бессмысле нного, очищению языка от "систематически вводящих в заблуждение высказы ваний" (Дж. Райл). При этом философы аналитического направления (именно так с 50-х годов начали называть представителей лингвистической философии) с вязывает свои замыслы с предварительной фиксацией в предложениях всех существующих эмпирических атомарных фактов. "Если бы Вам были известны в се атомарные факты, а также то, что это (именно) все факты, то вы были бы в сос тоянии вывести все прочие истинные предложения только с помощью логики ", – писал в связи с этим Б .Рассел. Одно из важнейших направлений в эволюции аналитической традиции связа но с синтезом двух форм неопозитивизма – логического и лингвистическо го анализа – в понимании языка как предмета анализа. Потребности логиче ского моделирования естественных языков, возникающие в процессе совер шенствования компьютерной техники, стимулировали разработки формальн ой техники для исследования естественного языка (Хомский, Дж.Фодор, Дэви дсон и др.). Тупики явно нигилистической позиции Витгенштейна в отношении самой во зможности рационального философского знания породили в лингвистическ ом позитивизме реабилитации метафизики, т.е. философии как положительно го знания. Наиболее характерна в этом отношении "описательная метафизик а" П.Ф. Стросона. Он обосновывает представление о наличии у обыденного языка единой поня тийной схемы, в основе которой – специфические черты языка, приспособле нные для выявления фундаментальных особенностей эмпирической реально сти. Мир эмпирической реальности, но Стросому, – это мир единичностей: ед иничных вещей, лиц, событий. Сам язык – это определенным образом заданна я понятийная схема, каркас, в которой центральное место занимают понятия : "материальные вещи" и "личности" как базисные единичности. Без первого по нятия (по его мнению, была бы невозможна идентификация всех единичных об ъектов, без второго – идентификация различных состояний сознания чело века. Питер Стросон пытался решить вопрос об отношении и связи особенностей я влений и вещей в мире (онтология) с особенностями человеческих понятий (г носеология) и с особенностями передачи информации о мире и знаний посред ством языка (коммуникация). При этом главным является коммуникативный ас пект, а представления о первичности материальных вещей и личностей поко ятся на инстинктивных верованиях (на "том, во что мы верим на основе инстин кта") и согласии их с понятийной схемой, которой мы оперируем ("... путем указ ания на то, как в них отражается эта схема”). К концу 50-х – началу 60-х годов влияние неопозитивизма стало резко падать. Э то обусловлено, с одной стороны, кризисом внутренней логики развития нео позитивизма, его исходных принципов; с другой, -необходимостью исследова ть новые проблемы развития научного познания, ставшие актуальными. В отл ичие от позитивизма, делающего акцент на анализ готового знания и осущес твляющего этот анализ формально – логическими методами, современные ф илософы науки обращаются к истории науки, пытаются найти закономерност и ее развития. Наиболее характерной особенностью их исследований являе тся определенная реабилитация метафизических оснований наук. Они отка зываются видеть границы между наукой и философией, признают осмысленно сть философских положений и неустранимость их из научного знания. В философии науки множество концепций, пришедших на смену методологии н еопозитивизма и исследующих проблемы развития научного знания, получи ло название постпозитивизма. Сам термин ”постпозитизм” указывает на то, что общей особенностью всех э тих концепций является то, что все они в той или иной степени отталкивают ся в своих рассуждениях, в постановке и решении вопросов от позитивистск ой методологии и начинают, как правило, с ее критики. Их интересы концентр ируются в основном вокруг следующих проблем: как возникает новая теория ?, как она добивается признания, и каковы критерии сравнения и выбора конк урирующих научных теорий? и т. п. Для постпозитивистского этапа в развитии филосо фии науки характерен отказ от дихотомии эмпир ического-теоретического, исчезает против опоставление фактов и теорий, контекста открытия и контекста обоснован ия. Вместо резкого противопоставления эмпирического знания как надежн ого, обоснованного, неизменного теоретическому знанию как ненадежному, необоснованному, изменчивому, постпозитивизм говорит о взаимопроникно вении эмпирического и теоретического, о плавном переходе от одного уров ня знаний к другому и даже об относительности этой дихотомии. Представит ели современной философии науки говорят о "теоретической нагруженност и" фактов, показывают, что для установления фактов всегда требуется опре деленная теория, поэтому факт в определенной мере зависит от теории или даже детерминируется ею . Факты, установленные на основе одной теории, мо гут отличаться от фактов , открытых другой теорией. Поэтому смена теории часто приводит и к смене фактического базиса науки. Общей особенностью постпозитивистских концепци й является их стремление опереться на историю науки. Позитивиэм не питал интереса к истории, он брал за образец научности теории математической физики и полагал, что все научное знание в конечном счете должно приобре сти форму аксиоматических или гипотетико-дедуктивных теорий. Если каки е-то дисциплины далеки от этого идеала, то это свидетельствует лишь об их незрелости. Представители постпозитивизма главным объектом исследова ния сделали развитие знания, поэтому они вынуждены были обратиться к изу чению истории возникновения, развития и смены научных идей и теорий. Особенностью большинства постпозитивистских концепций является отка з от кумулятивизма в понимании развития знания. Постпозитивизм признае т, что в истории науки неизбежны существенные, коренные преобразования, когда происходит пересмотр значительной части ранее принятого и обосн ованного знания – не только теорий, но фактов, методов, фундаментальных мировоззренческих представлений. Поэтому вряд ли можно говорить о лине йном, поступательном развитии науки. Если для логических позитивистов прогресс науки был чем-то несомненным, новое поколение философов науки говорит не о развитии, а об изменении на учного знания. Оно подвергает сомнению постулат о прогрессивном развит ии научного знания. В западной философии науки можно условно выделить два основных направл ения – логическая реконструкция научного развития при помощи нормати вных принципов логического характера, призванных регулировать это раз витие (К. Поппер, И.Лакатос и др.), и социо-психологическая реконструкция ра звития научного знания и науки (Т.Кун, С.Тулмин и др.). Направление реконструкции научного развития, основанной на изучении л огики науки /логической реконструкции/, связано с идеями Карла Поппера (р .1902), изложенными в двух его основных трудах: "Логика научного открытия" (1961) и " Предложения и опровержения" (1962). В философской литературе это направлени е называют критическим рационализмом (К. Поппер, Дж. Агасси, И. Лакатос, Дж. У откинс и близкие к ним П. Фейерабенд, У. Бартли и др.). Продолжая традиции позитивизма, критический рационализм пытается опре делить критерии демаркации между наукой и псевдо-наукой, стремится огра ничить сферу рациональности – науку от метафизики и идеологии, которые не обладают врожденным иммунитетом против влияния иррационализма. По м ысли Поппера, наука и рациональность могут и должны стать оплотом в борь бе против иррационального духа тоталитаризма и социально-политической демагогии ( см. его книги "Нищета историзма" и “Открытое общество и его вра ги”). Рационализм концепции Поппера противопоставляется эмпиризму неопози тивистов. Разногласия затрагивают принципы обоснования научного знани я, проблемы региональной "реконструкции” научно-исследовательских про цессов в их истории, понимания сущности научного метода. С точки зрения к ритического рационализма в научном исследовании преимущественное зна чение имеют не эмпирические данные, а рационально конструируемые схемы объяснения эмпирических данных. Поппер считает, что эмпирический базис не представляет собой чего-то око нчательно истинного, как полагали неопозитивисты, а является продуктом конвенции. Причем конвенции, зависящей от соответствующей теории. Рацио нально действует тот ученый, который строит смелые теоретические гипот езы, открытые самым разнообразным попыткам их опровержения. Синонимом р ациональности являются бескомпромисная критика, основанная на принцип е фальсификации. Теория, которая не может быть опровергнута каким бы то ни было мыслимым с обытием, согласно взглядам К. Поппера, не научна. Неопровержимость есть н е достоинство теории (как часто думают),а ее недостаток. Следствием таких утверждений является признание принципиальной гипотетичности, предпо ложительности знания, поскольку претензия знания на абсолютную истинн ость противоречит принципу критицизма, и, следовательно, нерациональна. В отличие от представителей Венского кружка К. Поппер не считал, что все ф илософские проблемы науки сводятся лишь к анализу ее языка, выяснению зн ачений ее терминов. "Имеется по крайней мере одна философская проблема, к оторой интересуется любой мыслящий человек. Это проблема космологии, пр облема познания мира, включая нас самих (и наше знание) как часть этого мир а”. Философия при этом сводится к теории познания, иди эпистемологии (тео рии научного познания), а ёе центральной проблемой является проблема рос та знаний. Адекватным методом науки и философии, способствующим "росту знаний” и те м самым продвижению к истине, является метод рациональной дискуссии, т.е. метод, состоящий в "ясной четкой формулировке обсуждаемой проблемы и кри тическом исследовании различных ее решений”. Рост научных знаний – это процесс, "идущий от старых проблем к новым поср едством предположений и опровержений"... "Это есть естественный отбор гип отез: наше знание всегда состоит из совокупности тех гипотез, которые до казывают свою способность выживать в борьбе за существование; конкурен ция элиминирует гипотезы, неспособные выжить" (К. Поппер. "Объективирован ное знание". Рост научного знания, по Попперу, можно схематично изобразить так: TS1 Р 1 ТТ TS2 EE P2 ... TSi или P1 ТТ TS2 EE P2 где Р1 – исходная проблема; TSi или ТТ – пробные теории, предположительные решения (temporat theory); EE – процедура элиминации ошибок (error elimination); Р2 – новая проблема (или, как правило, совокупность проблем), возникающих в результате элиминации ошибок решения Р1. Важной особенностью подхода К. Поппера является концепция фаллибилизм а (англ. – fallible – подверженный ошибками, ненадежный). Суть ее заключается в том, что любое научное знание носит лишь гипотетический характер, подвер жено ошибкам. Процесс познания – это процесс уменьшения нашего невежес тва посредством элиминации ошибочных суждений , так как надежных источн иков получения истины нет и ни одна теория не мажет быть безусловно подт верждена. Поэтому задача умных – находить ошибки и заблуждения и устран ять их посредством строгой проверки теории, практики ее посылок и выдвиж ения новых гипотез. Поппер полагает, что в процессе развития научного знания старая теория в сегда отбрасывается. И чем больше новая теория отличается от прежней тем – даже лучше, ибо это делает ее более смелой, а значит и более фальсифици руемой. Однако идея элиминации (“убийства”, по терминологии К. Поппера) ст арых теорий не удовлетворяет принцип преемственности в развитии знани й. Научные знания, хотя и "мутируют” и подвержены “естественному отбору” ( как и генетический материал), не могут оторваться от накопленных историе й развития науки достижений. Вопреки мнению Поппера, с появлением новых теорий более глубокие и общие старые теории , если они давали относительно правильное знание, остаютс я в науке и продолжают использоваться в ней (теория Эйнштейна не привела к гибели законов Ньютона). Как правило, связь между теориями при этом подч иняется принципу соответствия. При таком подходе, который разрабатывается Поппером, содержание научно го знания может меняться как угодно: никаких эакономерностей, тенденций , направлений, определяющих, как происходит этот процесс, модель развити я науки Поппера не предусматривает. Поппер утверждает, что научное знани е в процессе роста усложняется и однажды научные проблемы могут стать на столько сложными, что человеческая мысль окажется не в состоянии справи ться с ними. Но Поппера это не очень беспокоит, так как он рассматривает знание как ос обый – третий мир, мир идей, проблем, теорий, который существует как бы са мостоятельно наряду с миром физических объектов и миром физических объ ектов и миром сознания человека. В статье “Эпистемология без познающего субъекта” Поппер пишет: “Мы могл и бы различить три мира, или вселенных: во-первых, мир физических объектов или состояний; во-вторых мир состояний сознания или, возможно, установок к действию; в-третьих, мир объективного содержания мышления, в частности научного и художественного”. Второй и третий онтологические миры, по Попперу, соответствуют субъекти вной и объективной сторонам человеческого мышления. Субъективное мышление – это акты восприятия или мыслительные процессы сознания, объективное мышление – это результат ы мыслительных процессов и актов восприятия, или их содержание. Мир мысл ительных процессов и мир их результатов различны по существу. Если субъе ктивное мышление допускает причинные связи между своими актами, то объе ктивное мышление – связи логического характера. Теория , по Попперу, сущ ествует как объект изучения, как вещь , которой мы пытаемся овладеть. "Сред и обитателей моего "третьего мира* находятся... теоретические системы; но с амые важные его обитатели – это проблемы, проблемные ситуации, критичес кие аргументы... и, конечно, содержание журналов, книг, библиотек". Поэтому о н говорит о росте знания , а не о р осте нашего знания о реальности. “Познание в объективном смысле... есть по знание без познающего субъекта”, – пишет Поппер. В какой-то мере объекты третьего мира напоминают эйдосы Платона и гегелевский Дух. При этом он н е отвергает ни существования материального мира (первого онтологическ ого мира), ни его познаваемости. Но центральной задачей "третьего мира". Реализация попперовской программы построения те ории роста научного знания натолкнулась не серьезные трудности, связан ные с абсолютизацией принципа фальсификации; конвенциализм в трактовк е исходных оснований знания, отрывом объективного знания от историческ и конкретного познающего субъекта; отказом признания объективной исти нности научного знания; недооценкой социокультурных факторов развития знания; преувеличением аналогии с биологической эволюцией; отрицанием наличия определенных закономерностей в развитии науки, природы и общес тва; преувеличением интенсивных аспектов в развитии знания. Таким образом, поставив ряд важных проблем развития научного познания:р оста научного знания, роли гипотез в развитии науки, роли эмпирического опровержения и теоретической критики в развитии нового знания, соотнош ения старых и новых теорий и т.п., Поппер не смог до конца их решить. Но он ак тивизировал их исследование. Если К. Поппер, считал, что процесс роста научных знаний имеет только диск ретный характер и происходит путем перманентных революций, то его учени к и последователь Имре Лакатос (1922 – 1974) пытается учесть в разрабатываемой им модели и непрерывные моменты в развитии научных знаний. Это нашло отр ажение в разработанной им модели концепции научно-исследовательских п рограмм (НИП). Она является в значительной мере продолжением и модерниза цией попперовской доктрины. НИП – это метатеоретическое образование, в пределах которого осуществ ляется теоретическая деятельность; это совокупность сменяющих друг др уга теорий, объединяемых определенной совокупностью базисных идей и пр инципов. Развитие науки, по Лакатосу, – это последовательная смена НИП, м огущих какое-то время сосуществовать или конкурировать друг с другом. Какова же структура НИП? Она включает в себя “жесткое ядро”, “защитный (ил и предохранительный) пояс” и систему методологических правил (“эвристи к”). “Жесткое ядро” -это совокупность утверждений, которые в рамках данной ис следовательской программы принимаются (в результате конвенции) как нео провержимые. Например, в ядро ньютоновской научно-исследовательской пр ограммы входят три закона динамики и закон тяготения вместе с онтологич ескими допущениями, лежащими в их основе. “Защитный пояс” – совокупность вспомогательных теорий и гипотез, инва риантом которых является “жесткого ядра” с аномалиями и контрпримерам и. “Эвристики” – методологические правила. одни из которых говорят, каких путей исследования следует избегать (отрицательные эвристики), а другие , каким путем следовать (позитивные эвристики) в рамках данной НИП. Позити вная эвристика состоит из правил, способствующих позитивному развитию программы, из частично разработанных множеств предложений или намеков, указывающих, как изменять, развивать “опровергаемые варианты” НИП. Они я вляются движущей силой развития этих программ, способны стимулировать выдвижение вспомогательных гипотез, расширяющих эмпирическое и энерге тическое содержание программы. Негативная эвристика состоит из методо логических решений, ограничивающих множество возможных путей исследов ания. Целью науки, с точки зрения Лакатоса, является защита "жесткого ядра", а не познание действительного мира. Поэтому и изменение теорий в значительн ой степени зависят от взаимоотношений "жесткого ядра" и "защитного пояса" и не очень зависит от эмпирической действительности. Поэтому обоснован ие бытия Бога ("жесткое ядро") средствами переинтерпретации физических т еорий ("защитный пояс") в таком случае нельзя отличить от деятельности уче ного, познающего истину. В развитии НИП можно выделить два этапа – прогрессивный (программа прог рессирует, когда ее теоретический рост предвосхищает открытие эмпирич еских фактов) и регрессивный (вырожденный) -теоретические обобщения отст ают от эмпирического роста. На прогрессивной стадии "положительная эвристика" способна стимулиров ать выдвижение вспомогательных гипотез, расширяющих содержание програ ммы. Однако в дальнейшем, достигнув так называемого "пункта насыщения", ра звития НИП резко замедляется. Возрастает число несовместимых фактов, по является внутренние противоречия, парадоксы. Тем не менее наличие таког о рода симптомов еще не может служить объективным основанием для отказа от НИП. Такое основание, по мнению Лакатоса, возникает только с появление м новой НИП, которая объяснила бы эмпирический успех своей предшественн ицы и вытеснила ее дальнейшим проявлением эвристической мощи, способно сти теоретически предсказывать неизвестные ранее факты. Процесс вытеснения прогрессирующими НИП своих предшественников, исчер павших внутренние ресурсы развития, Лакатос называет научной революци ей. При этом, по его отношении его взгляды мало отличаются от взглядов Поп пера. К тому же Лакатос не анализирует процесс зарождения новых НИП, крит ерии оценки их прогрессивности, предполагая, что этот вопрос выходит за рамки методологии науки. В концепции Лакатоса примечательным представляется то, что он вводит в " жесткое ядро", а также в "позитивную эвристику" метафизические принципы: "И стория науки без философии науки слепа, а философия науки без истории на уки пуста". В научное познание вводятся метатеоретические образования, которые не посредственно не являются объяснением изучаемых явлений, но существен ным образом влияют на теоретическую деятельность ученых в процессе пои ска такого рода объяснений. Несомненно, концепция Лакатоса вносит новые моменты в понимание развит ия научного знания, в частности пытается решить вопрос о его преемственн ости. Однако она решает его только в рамках эволюционных периодов развит ия науки, а вопрос же о преемственности в ходе смены программ остается от крытым. Как продуктивное средство историко-научных исследований метод ология НИП оказалась применимой лишь к некоторым периодам развития нау ки. Особое место в философии науки принадлежит американскому философу Пол у Фейерабенду (р.1924), который в своей концепции сочетает положения критиче ского рационализма, позднего Витгенштейна, идеологию контркультуры, вл ияние марксизма. В противоположность гипотетико-дедуктивной модели науки кумулятивизм у Фейерабенд выдвинул тезис "теоретического реализма", подчеркивающий, ч то принятие некоторой теории всегда определяет (детерминирует) способ в осприятия явлений, т.е. опыт всегда теоретически нагружен. Из этого факта Файерабенд делает вывод, что в науке вообще невозможно провести даже отн осительно определенную разграничительную линию между языком наблюден ия и теоретическим языком, и все утверждения носят чисто теоретический х арактер. Рост знаний, по Фейерабенду, происходит в результате полиферации (размно жения) несоизмеримых теорий (дедуктивно не связанных, использующих разн ые понятия и методы), т.е. между ними нет логической и содержательной преем ственности. Отсюда он делает выводы о невозможности создания хорошей эм пирической методологии и о равноценности всех методологических страте гий, правомерности принятия любой теоретической концепции. На этой осно ве Фейерабенд отстаивает позицию теоретического и методологического п люрализма; существует множество равноправных типов знаний и методолог ий, и данное обстоятельства способствуют росту знаний и развитию личнос ти.Он считает, что самыми плодотворными периодами в развитии науки являю тся периоды создания и борьбы альтернатив. Принцип методологического п люрализма "призывает создавать и разрабатывать теории, несовместимые с принятыми точками зрения, даже если последние и являются в высшей степен и подтвержденными и общепринятыми". В этих рассуждениях чувствуется влияние Поппера. В самом деле, если наук у отличает критичность, которая обеспечивает рост содержания, то критик а тем лучше, чем она радикальнее. Для этого можно, по Фейерабенду, использо вать все возможные и даже абсурдные концепции. Это сделать не легко, так к ак теории довлеют над нашим сознанием, что заставляет нас неосознанно ин терпретировать наш опыт в их свете. Поэтому, считает Фейерабенд, следует черпать идеи из тех сфер сознания, к оторые не настолько порабощены теориями и догмами, на пример, из снов, фан тазий, художественных произведений, мифов первобытных народов, восточн ых религий, астрологии, магии и пр. Так, критикой некоторой физической тео рии со стороны, скажем, мифологической космологии будет радикальнее, чем критика со стороны другой физической теории, которая разделяет с первой целый ряд общих предпосылок. Отсюда идея не только методологического пл юрализма, но и методологического анархизма – "anything goes" ("все допустимо", "все сг одится"), изложенное в книге Фейерабенда "Против метода. Очерк анархистко й теории в познании" (1975). Т.е. по существу он отрицает возможность универсал ьного метода познания, так как всякое развитие знания предполагает отка з от старых методов. Кроме того, следование методу, с точки зрения Фейераб енда, несовместимо с творческим мышлением. В науке, считает Фейерабенд, вообще можно делать все что угодно – сохран ить посредством разных конвенционалистических ухищрений любые прежни е теории (принцип теоретического "упорства") либо заменять их любыми иным и, пусть также конвенционалистическими изобретениями. Никаких рациона льных критериев выбора теорий якобы нет. Методологические исследования и история науки, п о мнению Фейерабенда, приводят к сомнению в познавательной ценности нау ки: научное знание не только включает в себя заблуждения, но оно не имеет с редств избавления от них и, боле е того, не стремится расстаться с ними. Наука поэтому вовсе не является вы сшим пиком знания, это просто очередная интеллектуальная традиция, приш едшая на смену мифу, магии, религии. Вера в науку в значительной степени за менила веру в бога. Но означает ли эта замена интеллектуальный прогресс? Фейерабенд отвечает на данный вопрос отрицательно. Если наука и завоевала в современном мире социаль ный престиж, то это не значит, утверждает Фейерйбенд, что он должен быть ве чным. Наука, в сущности, ничем не лучше религии или мифа, которые тысячелет иями составляли основу социальной жизни. Разве можно утверждать, что ато мная энергия, синтетика и антибиотики – более высокие достижения, чем п риручение животных, огонь и колесо? Тем более если наука и техника не гара нтирует социальной справедливости и личного счастья? Не пора ли и таком случае оживить науку, привив ей пару черенков ненаучного способа мышлен ия? Исходя из своей концепции социального, мировоззренческого, методоло гического плюрализма, Фейерабенд призывает к перестройке науки по обра зу и подобию ненаучных способов освоения мира. Западные критики Фейерабенда в большинстве отмежевались от его идей ка к несовместимых с академической философией. Тем не менее эти идеи глубок о укоренились в западной методологии науки, социологии научного знания ( И.Элкона, Б.Барнс). Фейерабенд точно воспроизвел кризисные моменты в запа дной философии науки и наметил определенный выход из кризиса, состояний в расширении предмета и методологического инструментария эпистемолог ии. Лидером социально-психологической реконструкции развития научного зн ания является Томас Кун (р.1922), американский историк и философ науки. Популя рность Куна сравнима с популярностью Поппера. Суть его концепции истори ческой динамики научного знания изложена в книге "Структура научных рев олюций” (1962). Она сформировалась в полемике с логическим эмпиризмом и крит ическим рационализмом. Кун предложил отказаться от господствовавшего в неопозитивистской и попперианской философии образа науки как систем ы знаний, изменение и развитие которой подчинено канонам методологии и л огики, и заменить его образом науки как деятельности научных сообществ, которая зависит от культуры, истории, социальной организации, психологи ческой и технической базы. Кун пытается создать новую антипозитивисткую философию науки, как выра стающую из истории науки и тем отличающуюся от старой неопозитивистско й версии, сложившийся на базе абстрактно-логических исследований готов ых и притом соответствующим образом препарированных теоретических зна ний. В противовес кумулятизму, доминирующему на Западе вплоть до 50-х годов, Кун описывает науку как последовательность периодов кумулятивного развит ия, прерываемую некумулятивными скачками – научными революциями. В общ ем виде куновскую концепцию развития науки можно сформулироватъ следу ющим образом: начальная допарадигмальная стадия развития науки. Она характеризуется наличием различных точек зрения фундаментальных теорий, общепризнанн ых методов и ценностей; создание единой парадигмы на основе консенсуса членов научного сообще ства; на основе этой парадигмы осуществляется нормальное развитие науки, нак апливаются факты, совершенствуются теории и методы; в процессе такого развития возникают аномальные ситуации, приводящие к кризису, а затем к научной революции; научная революция и утверждение парадигмы; период распада парадигмы, конкуренции между альтернативными парадигма ми и победа одной на них -этап "научной революции. Центральным понятием концепции Куна является понятие научной парадигм ы. Парадигма – это система норм, теории, методов, фундаментальных фактов и образцов деятельности, которые признаются и разделяются всеми членам и данного научного сообщества как логического субъекта научной деятел ьности. Понятие парадигма коррелятивно понятию научного сообщества. Уч еный, согласно Куну, может быть понят как ученый только по его принадлежн ости к научному сообществу, члены которого придерживаются определенно й парадигмы. Создание парадигмы означает достижение согласия по вопросу об общих об разцах теоретических и эмпирических знаний, исследовательской методол огии. Как правило, парадигма находит свое воплощение в классических труд ах ученых и учебниках и на многие годы определяет круг проблем и методов их решения в той или иной области науки. Парадигма выполняет две функции – запретительную и проективную. С одно й стороны, она запрещает все, что не относится к данной парадигме и не согл асуется с ней, с другой – стимулирует исследования в определенном напра влении. В период "нормальной науки" ученые работают в соответствии с парадигмой. Они уточняют факты. Породившие парадигму, объясненные или предсказанны е ею, и в связи с этим создают новые приборы и инструменты; стремятся сблиз ить теорию и объясняемые ею факты, приблизить теорию к эмпирическому баз ису, развивают, уточняют и совершенствуют теорию. Кун считает, что ученые в этот период занимался "решением головоломок", т.е. решением особого типа задач по определенным правилам и регламентируемых парадигмой. Осуществляя парадигмальную деятельность и ожидая как бы "предусмотрен ные" парадигмой факты, ученый иногда обнаруживает нечто неожиданное – а номалию, т.е. расхождение между эмпирическими данными и схемой, заданной парадигмой. Кун детально анализирует возникновение научных аномалий, в едущих к замене старой парадигмы. Он показывает, что парадигма "взрывает ся" изнутри под давлением "аномалий". Вначале возникает кризис и экстраор динарная наука, затем нечто подобное допарадигмальному периоду. В этот п ериод усиливается внимание к философским основаниям науки. Научная революция наступает, когда создаются новые парадигмы, оспарива ющие первенство друг у друга. Они создаются, как правило, учеными-аутсайд ерами, стоящими вне "школы", и их активной деятельностью по пропаганде сво их идей. Процесс научной революции оказывается у Куна процессом скачкоо бразного отбора посредством конфликта научных сообществ, сплоченных е диным "взглядом на мир". Чистым результатом такого отбора является, по сло вам Куна, удивительно приспособленный набор инструментов, который мы на зываем современным научным знанием. Кризис разрешается победой одной и з парадигм, что знаменует начало нового "нормального" периода, создается новое научное сообщество ученых с новым видением мира, новой парадигмой. Сущность научных революций, по Куну, заключается в возникновении новых п арадигм, полностью несовместимых и несоизмеримых с прежними. Он стремит ся подтвердить это ссылкой на якобы несоизмеримость квантовой и класси ческой механики. При переходе к новой парадигме, по мнению Куна, ученый ка к бы переселяется в другой мир, в котором действует и новая система чувст венного восприятия (например, там где схоласты видели груз, раскачивающи йся на цепочке, Галилей увидел маятник). Одновременно с этим возникает и н овый язык, несоизмеримый с прежним (например, понятие массы и длинны в кла ссической механике и СТО Эйнштейна). Философский смысл такой модели развития науки заключался в критике убе ждения в единственности, абсолютности и неизменности критериев научно сти и рациональности. Кун кроме того отвергает эмпирический "фундаментализм" неопозитивисто в, утверждая, что не существует фактов, независимых от парадигмы, а следов ательно, не существует теоретически нейтральный язык наблюдений. Учены е видят мир сквозь "призму" теории. Не факты судят теорию, а теория определ яет, какие именно факты войдут в осмысленный опыт. Отсюда тезис Куна о "нес оизмеримости" парадигм, отрицание преемственности в эволюции науки. Зна ние, накопленное предыдущей парадигмой, отбрасывается после ее крушени я, а научные сообщества просто вытесняют друг друга. Прогресс, по Куну, – понятие, имеющее смысл только для "нормальной науки", где его критерием выступает количество решенных проблем. Понимание эво люции науки у Куна похоже на теорию биологического развития Кювье, счита вшего, что новые виды возникают в результате мощных катаклизмов, они не и меют ничего общего с предшествующими видами. Четверть века, которая отделяет нас от появления концепции Куна, позволя ет ярче увидеть сильные и слабые ее стороны. Кун, несомненно, сумел разгля деть и сделать предметом философского осмысления важные черты научной деятельности и эволюции научных знаний. Особо важное значение имеет тре бование исторического подхода к знанию, учитывающего особенности разл ичных культур и социальных контекстов, требование связи философии наук и и ее истории. Вместе с тем Кун, по существу, оставил вне своего исследования вопросы о в озникновении нового знания, сведя этот процесс только к выбору между ста рой и новой теорией. Причем этот выбор объясняется только социальными и психологическим аргументами (например, верой в будущую плодотворность новой теории или смутным эстетическим чувством). Кун ошибочно противопоставлял элементы дискретности и непрерывности, относительности и абсолютности в развитии научного знания, а также соци альную психологию научных коллективов – объективной логике научного исследования. В рамках социально-психологического направления реконструкции процес са развития научных знаний лежит и концепция американского философа Ст ивена Тулмина (р.1922). С точки зрения Тулмина, куновская модель находится в неразрешимом конфл икте с эмпирической историей науки, отрицая преемственность ее развити я, поскольку эта история не имеет периодов "абсолютного непонимания". Для объяснения непрерывности в описании науки Тулмин предлагает использов ать схему эволюции, аналогичную теории естественного отбора Дарвина. Научные теории и традиции, по Тулмину, подвержены процессам консервативной сохраняемости (выживаемости) и инновациям ("му тациям"). Развитие науки осуществл яется как развертывание сети проблем, опр еделяемых ситуационно и исчезающих с изменением ситуации или в результ ате смены целей и поколений. Концепции, теории и объяснительные процедур ы оцениваются не как истинные или ложные, а в терминах адаптации к окружа ющей среде, к интеллектуальному полю проблем. Инновации в науке ("мутации") сдерживаются фактора ми критики и самокритики ("естественный" и "искусственный" отборы). Выживаю т те популяции, которые в наибольшей степени адаптируются к "интеллектуа льной среде". Наиболее важные изменения связаны с изменением фундамента льных теоретических стандартов, или "матриц" понимания, которые лежат в о снове научных теорий. С точки зрения Тулмина, развитию науки присущи не р адикальные революции, а микрореволюции, которые связаны с каждым отдель ным открытием и аналогичны индивидуальной изменчивости или мутациям. Фундаментальным понятием методологии, по Тулмину, является понятие эво люционирующей рациональности. Она тождественна стандартам обосновани я и понимания. Ученый считает "понятными" те события и т.п., которые оправды вают его предварительное ожидание. Сами же ожидания направляются истор ическим образом рациональности, "идеалами естественного порядка". То, чт о не укладывается в "матрицу понимания", считается "аномальным". Устранени е "аномалий" – важнейший стимул научной эволюции. Объяснение оцениваетс я не с точки зрения истинности, а по следующим критериям: предсказательн ая надежность, связность, когерентность, удобство. Эти критерии историче ски изменчивы и обусловлены деятельностью научной элиты. Они формируют ся под влиянием внутринаучных и вненаучных (социальных, экономических, и деологических) факторов, которые взаимодополняют друг друга. Но все же р ешающую роль Тулмин отводит внутринаучным (рациональным) факторам. История науки предстает у Тулмина как развернутый во времени процесс ос уществления и чередования стандартов рационального объяснения, взятых совместно с процедурами их проверки и испытания на практическую эффект ивность, а наука – "как развивающееся тело идей и методов", которые "посто янно эволюционируют в изменяющейся социальной среде". В отличие от биоэволюционной позиции Поппера или биосоциальной Куна, по зицию Тулмина можно охарактеризовать как "селекционную" модель науки. Ученые, научная элита – это своего рода фермеры, "разводящие" понятия и пр облемы и выбирающие ( в соответствии со своими стандартами) наиболее рац иональные образцы. Выбор и предпочтение тех или иных понятий и концепций определяется не их истинностью, а эффективностью в решении проблем и оц енкой со стороны научной элиты, образующей как бы "совет экспертов" данно го научного общества. Именно они определяют меру их адекватности и приме нения. "Ученые так же, как и фермеры, стараются не терять энергию на неэффе ктивные операции и так же, как фермеры, тщательны в разработке тех пробле м, которые требуют настоятельного решения, – пишет Тулмин в работе "Чело веческое понимание". Знания, по Тулмину, "размножаются" как поток проблем и понятий, наиболее це нные из них передаются от эпохи к эпохе, от одного научного общества к дру гому, сохраняя преемственность в развитии. При этом они подвергаются изв естной трансформации, "гибридизации" и т.п. Переоценку и смену рациональн ости Тулмин не связывает с каким-либо глубоким кризисом, ибо кризис – бо лезненное явление. Он скорее рассматривает их как ситуации выбора и пред почтения в условиях постоянных и незначительных мутаций понятий. При эт ом речь не идет о прогрессе в развитии науки, а только о большей или меньше й адаптации ее к изменившимся условиям. Т.е. по существу он отрицает объек тивную логику развития науки. Научный процесс он истолковывает как пост оянный и не направленный процесс борьбы идеи за существование путем наи лучшей адаптации к среде их обитания. Несомненно, Тулмину удается подметить важные диалектические особеннос ти развития науки, в частности то, что эволюция научных теорий претерпев ает воздействия со стороны исторически меняющихся "стандартов" и "страте гий" рациональности, которые в свою очередь, подвергаются обратному возд ействию со стороны эволюционирующих дисциплин. Важный элемент его конц епции – привлечение данных социологии, социальной психологии, экономи ки, истории науки, утверждение конкретно-исторического подхода к развит ию науки. Вместе с тем им абсолютизируется биологическая аналогия как схема опис ания научных процессов и релятивизируется образ науки, распадающийся н а историю выживания и вымирания концептуальных популяций, адаптирующи х к тем или иным историческим данным ("экологическим требованиям"). Ни Т.Кун, ни Ст.Тулмин не исследуют вопрос о формировании ученого и нового знания. Отметив сложный характер этой проблемы, они сосредоточили свое в нимание на проблеме выбора между уже сформировавшимися теориями. Проблема зарождения, становления нового знания является исходной и исс ледованиях американского историка и философа науки, проф. Гарвардского университета Джеральда Холтона (р. 1992). С точки зрения Холтона, каждое событ ие в истории науки необходимо рассматривать как пересечение трех траек торий: индивидуальность ученого; состояние науки в данное время ("публич ной науки", лишенной следов неповторимого своеобразия индивидуальност и ученого); особенностей социальных факторов, включая общий культурный к онтекст эпохи. В статье "Вселенная Иоганна Кеплера, ее физика и метафизик а" и других своих работах Холтон пытается показать истоки своеобразные д вижения научных идей на разных этапах развития науки в зависимости от ун аследованных знаний, господствующих убеждений, мировоззрения ученого и т.д. В процессе этих исследований им разработана концепция "тематическ ого анализа науки", призванная дополнить стандартный анализ логической структуры научного знания. По Холтону, стимулирующим фактором развития науки, с одной стороны, и фак торам, обеспечивающим преемственность этого развития, – с другой, являю тся "темы" (или проблемы). "Темы" включают в себя понятия, гипотезы, методолог ии, представляющие собой неявные предпосылки, эвристические правила, оп ределяющие постановку вопроса, программу исследований, способы решени я фундаментальных проблем, а также выражают личную оценку, индивидуальн ое предпочтение, отдаваемое ученым той или иной гипотезе, проблеме, теор ии. "Темы" практически не меняются во времени и пространстве. Холтон утвержд ает, что истоки большинства "тем" очень древние и нередко уходят в пласты м ифологического мышления. В физике, например, их насчитывается не больше сотни. Функция "тематического анализа" во многом родственна структурному анал изу, что, по мнению Холтона, может к открытию глубинных черт сходства межд у естественно научным и гуманитарным мышлением. В качестве всеобщих опр еделений человеческого интеллекта "тематические структуры", считает Хо лтон, надысторичны и не зависят от конкретно-исторического развития нау ки. В работах Холтона собрано много интересных фактов, наблюдений, выводов. Он стремиться к полноте постижения факторов, воздействующих на те или ин ые представления, концепции и теории, в том числе мировоззрения, философ ии, общую культуру эпохи. При этом Холтон подчеркивает, что тематический анализ в гораздо большей степени по сравнению с парадигмами или мировоз зрениями обращает внимание на индивидуальность ученого, а не только на е го социальное окружение или "общество". Однако следует обратить внимание на то, что фундаментальные научные про блемы, или темы, как их называет Холтон, далеки по своей природе, происхожд ению и характеру от тех структурообразующих элементов, которые, по мнени ю структуралистов, обнаруживается в мифах и фольклора. Самое существенн ое в научных проблемах не их устойчивость, а их развитие, преобразование. Даже для определенного, ограниченного отрезка времени, когда эти пробле мы действительно создают структуру науки данного периода, они служат не столько кристаллической решеткой науки, сколько точками роста, центрам и кристаллизации нового знания. Поэтому в научных темах, как и и понятиях, следует видеть не только преемственность, но и качественные преобразов ания. Следовательно, нельзя не согласиться с Холтоном, что тематический анализ "еще далек от завершения". Характеризуя историческое направление философии науки, нельзя обойти вниманием работы известного британского ученого и философа Майкла Пол ани (1891-1976). Ему принадлежит ряд, оригинальных работ по философии и социологи и науки, из которых наиболее известна книга "Личностное знание". Основной пафос его исследований – преодоление ложного идеала деперсо нифицированного представления научного знания, ошибочно отождествляе мого с его объективностью. (Сторонники Полани называют его позицию "пост критическим рационализмом"). Концепция М.Полани направлена на преодолен ие как плоско-эмпирического, так и формально-логицистского подходов. Полони пытается переосмыслить свойственное позитивизму понимание объ ективности как чисто эмпирической фактуальности, исходящее из противо поставления объекта познания его субъекту. Он настаивает на том, что чел овеку свойственно не абстрактное проникновение в существо вещей самих по себе, но соотнесение реальности с человеческим миром. Поэтому любая п опытка элиминировать человеческую перспективу из нашей картины мира, п о мнению Полани, ведет не к объективности, а к абсурду. Основой теории познания Полони является его эпистемология неявного зн ания, впервые изложенная им в 1958 г. Он исходит из существования двух типов з нания: центрального или главного, эксплицируемого, и периферического, не явного, скрытого, имплицитного. Причем имплицитный элемент познаватель ной активности субъекта трактуется не просто как неформализуемый избы ток информации, а как необходимое основание логических форм знания. Применительно к каждому конкретному акту п ознания оба типа знания можно описа ть в терминах логической дизъюнкции. Однако если рассматривать процесс познания и целом, то оба типа знания находятся в отношении дополнительно сти. Эмпирический базис неявного знания образует нео сознанные ощущения (полной осознанности их, по Полани, быть не может – "че ловек знает больше, чем может сказать"). Неявное знание личностно по опред елению. Оно проявляется в различных познавательных актах. Это и уяснение смысла терминов, заключенных в кавычках, т.е. употребленных в переносном смысле, специфика понимания которых у разных людей образует "личностный коэффициент". Да и в использовании терминов в их прямом значении, отмечае т Полани, всегда есть "риск” семантической неопределенности": любой терм ин всегда нагружен неявным, имплицитным знанием. Следовательно, для адек ватного понимания смысла термина необходимо реконструировать теорети ческий контекст его употребления. С концепцией неявного знания, связана и теория личностного знания. "В акт е познания присутствует страстный вклад познающей личности и ... эта доба вка -не свидетельство несовершенства, но насущно необходимый элемент зн ания”. Концепция неявного знания, безусловно, представляет значительный инте рес как дяя философов, так и для специалистов в области психологии, социо логии познания, искусственного интеллекта. Однако многие проблемы, пост авленные Полани, не нашли у него достаточного решения. Так, автор практич ески не исследует переход неявного знания в явное, хотя и отмечает, что лю бые определения "лишь сдвигают область неявного, но не могут элиминирова ть его". За пределами его концепции остается и проблема порождения явным знанием знания неявного. Справедливо критикуя формалистскую методологию логического позитиви зма подчеркивая роль неформальных, содержательных компонентов в научн ом исследовании, Полани делает неоправданный вывод о малой пользе метод ологических исследований вообще. При этом он утверждает, что главным фак тором, определяющим принятие ученым той или иной научной теории, являетс я не степень ее критического обоснования, а исключительно степень лично стного "вживания" в эту теорию, степень неэксплицированного доверия к не й. Категория веры является для Полани, по существу, основой для понимания познания и знания. Она заменяет, вытесняет механизмы сознательного обос нования знания. Исходя из этого, Полани делает вывод о том, что не существу ет критериев истины и лжи; в его концепции исчезает проблематика прогрес са знаний, хотя и говорится о его исторической изменчивости. Современная компьютерная эра требует не только более строгого анализа элементов, форм мысли и языка, чем главным образом занимались неопозитив исты, но и таких целостных образований, как тексты, документы и т.д. Предво схищением объективной потребности практики (например, проблем создани я систем искусственного интеллекта, создания интеллектуального интерф ейса человек – ЭВМ, проблемы автоматического перевода и т.п.) и культур в таком анализе стала философия в рамках таких своих направлений, как стру ктурализм и герменевтика. Для современной научно-технической практики очень важен вопрос о метод ологии структурирования языковых выражений, текстов и вопрос: что значи т "понимание" текстов? Не случайно формирование структурализма и гермене втики протекало почти одновременно с формированием кибернетики. Структурализм – общее название ряда направлений преимущественно в со циогуманитарном познании XX в., связанных с выявлением структуры изучаем ых систем и разработкой структурных методов исследования. Возникает ст руктурализм как метод исследования в лингвистике, литературоведении, п сихологии, теории этнографии при переходе этих наук от преимущественно описательно-эмпирических к абстрактно-теоретическим исследованиям. Наибольшее распространение он получил в 60-е годы во Франции, претендуя на объективность и научную строгость в противовес экзистенциализму, откр ыто противопоставлявшему себя науке и научному методу. Основные предст авители структурализма Клод Леви-Стросс, Жак Дерида, Мишель Фуко, Жан Лак ан и др. В своих исследованиях они стремились обосновать гуманитарное зн ание как теоретическую науку. При этом, например, Леви-Стросс ориентируе т гуманитарные науки на идеал естественнонаучной строгости. Основной акцент структуралисты делают на выявление структуры как сово купности скрытых отношений, инвариантных при некоторых преобразования х и зависящих от нее системоприобретенных свойств. Структура не просто у стройство какого-то объекта, сочетаний его частей и элементов, доступное непосредственному наблюдению, она выявляется силой абстракции. При это м происходит абстрагирование от субстратной специфики элементов той и ли иной системы. Вычисленная таким образом структура поддается расслед ованию методами формальной логики и математики (теорией групп, теорией г рафов и т.п), информационно-вычислительной техники. Вычисление структурн ого аспекта в гуманитарных дисциплинах осуществляется, как правило, по н екоторой знаковой системе. Вычисление знакового аспекта в языке, искусстве, мифах и др. позволяет вы явить абстрактные структуры благодаря таким особенностям знаковых сис тем, как четкая дискретность их элементов и относительная независимост ь к специфике их субстрата (о чем свидетельствует, например, замена звуко в на буквы).
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Друг – это тот, который в большой, шумной компании заметил, что ты ушёл.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по философии "Философия науки ХХ века", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru