Диплом: Арт-кафе как часть культурного пространства - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Арт-кафе как часть культурного пространства

Банк рефератов / Предпринимательство, бизнес, микроэкономика

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Прислал: Толузарова Ю.Д.
Дата создания: 01.06.2011
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 499 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание

Введение

1.Научные подходы к пониманию социо-культурного пространства и пространства города

1.1.Основные подходы к определению пространства

1.2.Структура городского культурного пространства

2.Эмпирический анализ феномена арт-кафе как части культурного пространства города

2.1.Структура нормативной модели арт-кафе

2.2. Анализ кейсов и их соответствие нормативной модели

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования определяется рядом моментов. Культурное пространство представляет собой такую форму бытия, которая не одно тысячелетие находится в центре внимания философов и социологов. Каждый элемент структуры пространства постепенно изучается учеными. Однако существует большой пробел в изучении арт-кафе, как части этого культурного пространства. Феномен арт-кафе остается не изученным. Литературы посвященной этому феномену практически нет. Требуется его изучение и анализ.

В современном научном знании складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, в работах, посвященных анализу культуры или отдельным феноменам культуры, активно используется термин «пространство». Он используется в самых разнообразных контекстах («пространство повседневной культуры», «духовное пространство общества», «досуговое пространство», «мифологическое пространство», «пространство русской культуры», «пространство современной культуры» и т. п.). С другой стороны - большинство исследователей используют понятия «пространство культуры» и «культурное пространство» скорее интуитивно без четкого определения

Бытие культуры как системы во многом определяется теми малыми культурными пространствами, которые существуют и сосуществуют внутри единого поля культуры.

Признание структурированности культурного пространства требует исследования каждого отдельного элемента этого пространства и внутренних связей между ними. Рассматривая место и функции отдельного компонента культурного пространства, - арт - кафе,— мы получаем возможность углубить наши знания о функционировании культуры в целом и о предпосылках ее развития. Для этого нам следует определить, откуда берет начало история возникновения такого рода заведений и первичный смысл слова арт-кафе.

В понятии «арт-кафе» важную роль играет приставка АРТ. Заведение отличается от других своей оригинальностью, интересной программой и направленностью к искусству. К искусству, как изобразительному, так и театральному, музыкальному, современной хореографии, искусству валяния из шерсти, изготовлении кукол, литературе и ко многим другим видам и направлениям.

Арт-кафе – интерьерное заведение с приятной атмосферой и креативной программой. Аудиторией является творческие люди, увлекающейся различными музыкальными течениями, литературой и другими видами искусства. Это культурный центр, в котором проходят значимые события культурного характера. Основная задача арт-кафе, как элемента культурного пространства города заключается в развитии социальной активности и творческого потенциала личности. Организации разнообразных форм досуга и отдыха, создание условий полной самореализации в сфере досуга.

Одной из актуальных проблем арт-кафе на пути решения данной задачи, является организация работы такого заведения, которое выполняет все должные функции и имеет особенности, отличающие арт-кафе от обычных кафе и ресторанов. К сожалению, в силу социально-экономических трудностей общества, большого числа безработных, и недостаточного вниманиея к организации досуга жителей города со стороны местных органов власти и культурно-досуговых учреждений наблюдается отсутствие должного количества заведений, транслирующих культурные ценности и искусство в массы. Свободное время является одним из важных средств формирования личности молодого человека. Использование свободного времени молодежью является своеобразным индикатором ее культуры, круга духовных потребностей и интересов конкретной личности молодого человека или социальной группы.

Совершенствования деятельности арт-кафе сегодня является актуальной проблемой. И ее решение должно идти активно по всем направлениям: разработка концепций заведений в новых условиях, содержание деятельности заведений. Надо не только знать сегодняшние культурные запросы молодых, предвидеть их изменение, но и уметь быстро реагировать на них, суметь предложить новые формы и виды досуговых заведений. Для этого необходимо исследовать данный феномен.

Социальная значимость деятельности арт-кафе заключается в ее влиянии на развитие творческих задатков и способностей молодого человека и уровень его удовлетворения этим заведением.

Сегодня мы все должны осознать, что культура вступила в качественно новый этап развития. Возникает новая ситуация во взаимодействии культуры и социальной сферы. Культура выступает как динамическая сила, формирующая жизнь общества, оказывающая громадное решающее воздействие на развитие общественных отношений. И в этом смысле арт-кафе должны выступать важным средством повышения органичности социально-культурного развития.

В настоящее время деятельность арт-кафе должна решать, прежде всего, социальные проблемы в регионе, предлагая новые модели образа жизни. Деятельность арт-кафе должна быть направлена на создание наиболее благоприятных, оптимальных условий для отдыха, для развития духовных и творческих способностей молодого человека.

Арт-кафе, как и другие учреждения культуры придают совместной социально-культурной деятельности молодых людей качественную определенность, значимость, как для отдельной личности, так и для групп людей, для общества в целом. При этом происходит развитие социальной активности и творческого потенциала, формирования культурных запросов и потребностей, организация разнообразных форм досуга и отдыха, создания условий для духовного развития и наиболее полной реализации молодой личности в сфере досуга.

Первоначальное позиционирование таких учреждений происходит благодаря приставке «арт». Ресторан или кафе автоматически претендует на эксклюзивность. Другое дело, что для большинства современных арт-кафе эта приставка является лишь формальным рекламным ходом, данью моде и неоправданные амбициями их организаторов. Заведение может позиционировать себя как арт-кафе, но на самом деле являться обычным местом общепита, без малейших намеков на индивидуальность. В таких случаях приставка «Арт» не несет никакой смысловой нагрузки, а заведение не будет выполнять функции объединения людей для удовлетворения культурных потребностей, познания нового, развития себя как личности. Существует обратная сторона проблемы. Некоторые кафе не позиционируют себя как арт-кафе, не используют приставку, которая поясняет, что место ориентировано на внедрение искусства в массы, но в тоже время имеют черты данной классификации досуговых учреждений и выполняют функции арт-кафе.

В России очень разнородная ситуация на рынке общественного питания. Ресторанный бизнес развит средне по сравнению с любой европейской страной; однако его объекты распределяются очень неравномерно. В Самаре проходила выставка "Магазин. Бар. Ресторан", на пресс-конференции участники отметили, что сегодня самарский рынок ресторанов не заполнен даже на 30%, соответственно такая же ситуация происходит с арт-кафе [53].

Избранная тема находится на стыке ряда гуманитарных наук и требует обращения к философской, культурологической, антропологической, исторической и социологической литературе. В процессе исследования была использована разнообразная литература, которая включает монографии, справочные и периодические издания, художественную литературу и Интернет источники.

В российском культурологическом знании значительное место принадлежит семиотическому направлению в исследовании культурного пространства.

В современном культурологическом знании сложилась определенная методологическая база в изучении проблем культурного пространства: в теоретической культурологии это работы Быстровой А.Н. «Культурное пространство как предмет философской рефлексии» [4, c.38], Каган М. С. «Пространство и время как культурологические категории» [14, c.29]. В то же время существует настоятельная потребность в появлении специализированных исследований, посвященных особенностям культурного пространства в целом, исследованию его структуры и механизмов взаимодействия отдельных его элементов.

В дипломной работе также использовалась литература, посвященная феномену мест общественного питания.

Необходимо отметить книгу Б. В. Маркова «Храм и рынок. Человек в пространстве культуры» [28, c.159]. В работе Маркова город «…представляет собой территорию, пространство, которое организует, упорядочивает и в каком-то смысле формирует индивидуальное и общественное тело»[28, c.156]. В данной работе особое внимание уделяется городскому пространству, эволюции повседневной жизни людей в городах.

К сожалению, среди источников, посвященных арт-кафе как элементу молодежной элитарной и творческой субкультуры, отсутствуют монографии.

При написании дипломной работы привлекались работы, направленные на значение пространства и времени в географии, рассматривалась хорологическая концепции А.Геттнера [6, c.46], также мы говорили о связи естественно-научного и социокультурного понимания пространства у Костинского Ю.В. [18, c.52].

Рассматривался философский подход к пониманию пространства. В качестве основного источника использовалась книга Ахундова М.Д. Концепция пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы [1, c.78].

Филосовких подходов оказалось несколько. Мы описывали субстанциональный подход Левкиппа и Демокрита [19]. Коснулись реляционной концепции Лейбница [20].

Анализировался подход к пространству с социологической точки зрения. Описывался подход к социальному пространству П.Бурдье [3]. Рассматривалась концепция социального пространства М.Вебера.

В работе анализировался научный подход к изучению пространства у Г.Зиммеля [19, c. 5]. Анализировался подход М.Хайдеггера к определению пространства [52, c. 37]. О пространстве в работах П.Сорокина [38] и П. Бурдье [4]. В дипломной работе были рассмотрены различные определения культурного пространства в социологии и дана классификация городов по их социо-культурному потенциалу.

Философские проблемы культурного пространства города отражены в работах С.Н. Иконниковой [23, c. 61 ].

Проблемная ситуация дипломного исследования рассматривается в двух аспектах. С одной стороны проблема исследования носит гносеологический характер. Мы столкнулись с недостатком знаний о состоянии и тенденциях развития такого культурного явления как арт-кафе. Мы не знаем ни какую роль в культурном пространстве играют такие заведения, ни какие социально значимые функции выполняют.

С другой стороны проблема носит онтологический характер и заключается в необходимости рассмотрения данного феномена, как части культурного пространства города. Арт-кафе, как часть культурного пространства города должны выполнять гораздо более широкий спектр функций, чем «традиционные» кафе, должны иметь особенности, отличающие их от «обычных» кафе, должны играть заметную роль в культурной жизни города. Но в настоящее время этого не наблюдается. В этом и заключается противоречие, которое стало исходным пунктом исследования.

Объектом данного дипломного исследования являются арт-кафе.

В качестве предмета дипломного исследования выступает арт-кафе, как социокультурный феномен, как часть культурного пространства крупного города.

В соответствии с поставленной проблемой исследования, цель дипломной работы - проанализировать арт-кафе как социокультурное явление.

Цель дипломной работы конкретизируется в ряде задач.

Задачами дипломной работы выступают:

1. Проанализировать научные подходы к определению пространства.

2. Дать трактовку понятию городское культурное пространство.

3. Проанализировать структуру городского культурного пространства.

4. Построить нормативную модель арт-кафе.

5. Выявить отличительные черты арт-кафе. Проанализировать их соответствие нормативной модели.

6. Проанализировать функции арт-кафе и их соответствие нормативной модели.

7. Проанализировать место Самарских арт-кафе в социокультурном пространстве города и его соответствие нормативной модели.

В работе мы придерживались качественной методологии исследований. Исследовательской стратегией нашего эмпирического исследования является стратегия case study. В рамках этой стратегии в качестве методов сбора информации применялись методы анализа документов, наблюдения и интервью.

При помощи качественного анализа документов мы построили нормативную (идеальную) модель для арт-кафе. В выборку вошли все кейсы, найденные в г. Самара. Соответственно, выборка нашего исследования является сплошной.

Всего в ходе исследования было выбрано и проанализировано несколько кейсов: арт-клуб «Бумажная луна», ресторан «Арт-gallery», ресторан «Арт-шоу», и «Арт-кафе» в Доме Офицеров. Во всех четырех кейсах проводилось включенное наблюдение. Для получения более достоверной и глубокой объективной информации мы использовали опросный метод социологии – глубинное неформализованное интервью с работниками этих заведений (учредителями, арт-директорами, барменами, официантами) и их посетителями (постоянными клиентами).

Дипломная работа состоит из двух глав. Первая глава посвящена рассмотрению теоретико-методологических оснований изучения культурного пространства, и пространства в целом различными науками. В первом параграфе описываются разные подходы к пониманию пространства. Начиная с философского, географического, заканчивая социологическим. Далее анализировались определение понятия культурное пространство города и описывалась структура культурного пространства различных по развитости поселений.

Вторая глава посвящена эмпирическому анализу феномена арт-кафе, в ней подводятся основные итоги эмпирического исследования. В первом параграфе второй главы описывается структура нормативной модели идеального состояния объекта исследования. Второй параграф посвящен анализу результатов исследования, в нем описывается соответствие результатов исследования нормативной модели.

В заключении дипломной работы сформулированы общие выводы, обобщающие полученные результаты, показаны решения задач исследования. Далее в работе приводится список использованной литературы. В приложении представлены программа исследования, гайд интервью, схема нормативной модели арт-кафе и примеры транскриптов инетрвью и дневника наблюдения одного из кейсов.

1. Научные подходы к пониманию социо-культурного пространства и пространства города

1.1. Основные подходы к определению пространства

Анализ источников, близких к нашей теме, показывает, что исследованием пространства занимались: этнографы и антропологи, социологи и географы, историки и философы.

Почти все науки независимо от того, являются ли они общественными, естественными или гуманитарными или техническими, включают в свой инструментарий понятие ”пространство”. Однако немного найдется наук, для которых это понятие было бы одним из базовых. К их числу наряду с физикой и геометрией несомненно принадлежит и география. В географии с помощью понятия пространства удачно схватываются единство (совместимость) разнородных вещей и целостность мира. О важности понятия пространство для географии свидетельствует то, что о пространственном подходе говорят как о ядре географического познания.

В большинстве наук и областей знаний, использующих понятие ”пространство”, оно хотя и употребляется, но специально не обсуждается как методологическая и теоретическая проблема. География же не может оставаться в стороне от обсуждения понятия ”пространство”, ибо последнее выступает в ней и в качестве предмета (т.к. география иногда определяется как пространствоведение) и инструмента познания, ключевого объяснительного принципа. Положение осложняется тем, что для географии принципиально необходимо «связать естественно-научное и социокультурное понимание пространства»[25 c.35-55], тогда как другие дисциплины (скажем, физика) этим могут и пренебречь.

Значение пространства и времени в географии отражено в хорологической концепции А.Геттнера. Он рассматривал в качестве предмета географии, во-первых, пространственное соотношение явлений живой и неживой природы и человеческого общества на земной поверхности. Во-вторых, он считал предметом географии «пространственное соотношение социальных объектов и объектов живой и неживой природы» [10, c. 68], и размещение их в такой системе, как географический ландшафт. Однако эта концепция рьяно критиковалась сторонниками материалистической диалектики. С их точки зрения хорологическая концепция имеет ряд существенных недостатков.

В современной географической науке часто под пространством понимают область распространения, территорию, ареал, тех или иных растительных или животных форм. Понятно, что здесь существует лишь поверхностное сходство пространства как формы бытия географических объектов и областью их распространения. Но часто бывает трудно отказаться от установившейся терминологии.

В экономико-географической литературе также часто употребляется категория пространства и времени. Заметим, что и в математике употребляется понятие "математическое пространство". Но никто из исследователей не называет математическое пространство формой бытия материи. N -мерные пространства математики являются особыми методами исследования и в этом плане не подменяют пространства как формы бытия материальных систем.

Географическое пространство в экономической географии, как и пространство в математике, не является формой бытия, а «выступает как особый метод исследования» [35, c.58]. Возможно, что разнообразные исследования экономической географии содержат представление о пространстве социальных систем, в основе которых лежит материальное производство как социальная форма движения материи.

Тогда это может дать многое для понимания специфики социального пространства (и времени). Географическое пространство и время при этом остается вне исследования.

Таким образом, можно констатировать тот факт, что в географии сложилось два представления о пространстве. Первое рассматривает пространство как определенный метод исследования. Второе ставит проблему раскрытия сущности и характерных черт пространства как формы бытия географических объектов.

Сейчас географическое пространство и время – это ”симбиоз” истинно-географического, биологического и социального пространства . Исходя из этого, географическое пространство можно отождествить с территорией, на которой происходит взаимодействие природы и человека.

Уже говорилось о связи пространства и времени, но некоторые авторы, занимающиеся экономической и социальой географией, настаивают на неразрывности этих двух категорий, исходя из того, что каждое время имеет свое пространство, а каждое пространство – свое время, и предлагают их называть термином ”timespace”, то есть ”временем-пространством” (ВП). Такое ВП – реальность, порождаемая текущем социальным развитием и присущая текущему социальному анализу. Можно говорить о существовании по крайней мере пяти категорий ВП: «эпизодическое геополитическое ВП, циклично-идеологическое ВП, структурное ВП, вечное ВП и трансформационное ВП.»

В последние годы во все большем круге смежных гуманитарных и естественных наук, а также в науках о человеке появляется все возрастающее понимание решающего значения пространства и времени. Как ученые, так и практики постепенно осознают, что почти любой физический процесс и действия человека имеют свою географию, а также историю. На каком-то уровне довольно банально звучит утверждение, что все существует в пространстве и времени, но на более продвинутом и содержательном уровне этот постулат превращается в остро осязаемое ощущение ”временной пространственности”, которая раскрываясь, наиболее полно освящает взятую тему. Нельзя не думать о XXI веке иначе, как о ”веке пространственных представлений”, то есть о времени, когда в человеческом сознании вновь вернется во всей своей масштабности географическое мышление. Умозрительно все большее и большее количество ученых приходят к выводу, что определенное место всегда определяется в более широком, зачастую многомерном пространстве. В практическом плане это означает, что любое перспективное решение опосредовано не только временем (когда это будет), но и местом (где это будет), а это ”где” всегда фиксируется в пространстве, структурированном весьма сложным путем.

Многие географы, работающие над широким спектром проблем, сразу осознают, что исследования, не учитывающие изменений на определенных исторических отрезках, остаются незаконченными и не могут объяснить многих особенностей происходящего в настоящее время. Исследования только тогда являются полными, когда оперируя понятиями пространства и времени, ученый может сказать, как обстояли дела когда-то, и как все пришло в то состояние, в котором прибывает сейчас. Все это в значительной мере активизирует географический поиск.

Новое в понимании пространства, пожалуй, связано в его очевидным для нас свойством трехмерности. Когда человек научился покорять воздушную стихию и, наконец, космос, его выделение пространства как территории (плоскостное понимание пространства) усложнилось пониманием его как вместилищем всех предметов и явлений (объемное понимание пространства).

Представление о пространстве как соотношении объектов на территории или как вместилища материальных предметов необходимо человеку и, видимо, будет оставаться в его обыденной жизни.

Исследуя пространство как форму материи, античные философы сформировали два основных подхода к пониманию пространства – субстанциональный, рассматривающий пространство как вместилище субстанций [4, c.49] и атрибутивный, рассматривающий пространство как порядок вещей. Данные подходы представлены также философией Нового времени. Далее следует рассказать о различных подходах к определению пространства.

Современное понимание пространства и времени сложилось в итоге длительного исторического процесса познания, содержанием которого, в частности, была борьба субстанционального и реляционного подходов к пониманию их сущности.

Существует субстанциональный подход в понимании пространства философами. Истоки первого подхода уходят в философию Демокрита. Он полагал, что пространство есть нечто иное, как емкости, "пустоты" вместилище материальных тел, « в котором вовсе нет ни верха, ни низа, ни середины, ни конца, ни края...» [30]. В нем размещается все многообразие мира, как комбинации движущихся атомов. С точки зрения Демокрита , пространство и время абсолютно и неизменно.

С точки зрения Ньютона, пространство и время - это "чистая" протяженность и "чистая" длительность, в которых помещаются материальные объекты. Можно убрать из пространства все, что там размещалось, а пространство останется, и свойства его сохранятся. То же обстоит и со временем. Оно протекает одинаково, и его течение ни от чего не зависит, так как время - это чистая длительность, постоянная шкала для измерения всех конкретных изменений.

Истоки второго подхода начинаются в философии Аристотеля и находят свое продолжение в философии Г. Лейбница. Суть реляционной концепции заключается в том, что пространство и время мыслятся здесь не как отдельные от бытия сущности, а как формы проявления этого бытия. Из этого следует их объективность и всеобщность [3, c.157]. Понимание пространства у Лейбница интересно тем, что это уже не объем, а взаимное расположение частиц относительно друг друга. Пространство - «есть лишь порядок и отношение»[31, c.149]. Это существенный вклад в понимание пространства как формы бытия. Впервые пространство рассматривается как форма бытия движущейся материи в его неразрывной связи со временем в материалистической диалектике. «Время и пространство обладают природой вечных истин, одинаково применимых и к возможному, и к существующему»[31, c.153]. Пространство не существует само по себе. Оно как и время является формой бытия движущейся материи. Свойства пространства определяются движением. А понимание бесконечности пространства в материалистической диалектики основано на том, что реально существует бесчисленное множества конкретных форм пространства, относящимся к конкретным формам движения саморазвивающихся материальных систем.

Важно отметить, что в субстанциональных подходах, как правило, идет речь об упорядоченном движении - потоке (не в смысле наличия выделенного направления в некотором пространстве, а в смысле увеличения количества субстанции вблизи источника субстанции). В реляционных подходах какое-либо упорядочение не постулируется [28, c. 17].

Существующая практика разработки субстанциональных и реляционных подходов однозначно различает статус материальных сущностей, характеристики которых отождествляются (субстанциональный подход) или корреспондируют (реляционный подход) со свойствами пространства - времени. Для субстанциональных подходов - это некая “тонкая материя” , не идентифицируемая современными научными технологиями. А в реляционных подходах это, например, нуклоны, макроскопические объекты и надмолекулярные констелляции [1, c. 34.]

Сходство и различие субстанциальной и реляционной концепций можно пояснить на следующем аллегорическом примере. Субстанциальность - категория, которая рассматривает пространство и время как декорации, на фоне которых происходит вселенское действо - движение голой материи. Реляционность - категория, которая рассматривает пространство и время как костюмы участников вселенского действа, происходящего на голой сцене [2, c.63] Обе категории отражают единообразную особенность движущейся материи, но каждая придает её свой колорит. Именно поэтому субстанциальную и реляционную концепции правильнее именовать разновидностями одной категорийной концепции пространства и времени тем более, если учесть известное определение понятия "категории" : "Категории (от греч. kategoria - высказывание, признак) в философии, предельно общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные, закономерные связи и отношения реальной действительности и познания. Будучи формами и устойчивыми организующими принципами процесса мышления, категории воспроизводят свойства и отношения бытия и познания во всеобщей и наиболее концентрированной форме" [28, c.204].

Но наряду с общими свойствами пространству и времени присущи свои особенности.

Так, для пространства характерны: трехмерность, симметрия и асимметрия, формы и размеры, местоположение, расстояние между телами, распределение вещества или поля.

Понятийный аппарат социологии располагает широким спектром терминов, которые определяют понятие пространства. Между тем, вполне устоявшимся и традиционным, является термин "социальное пространство". В определении пространственного феномена мы придерживаемся именно такой формулировки.

Социологическая наука рассматривает пространство в терминах символов, значений и смыслов. При этом в число основных решаемых ею задач входит выяснение закономерностей и механизмов организации социальной реальности. Социальные символы играют значимую роль в структурировании социального пространства. Причем роль эта не сводится к простому санкционированию, напротив, социальная символика выступает в качестве инициатора, активно структурирующего социальное пространство. Выбирая социальную символику, человек тем самым осваивает жизненный стиль. Как правило, выбирается специфический круг общения, одежда, жилье, предметы роскоши, форма и средства проведения досуга, информационные каналы, музыка и другая социальная символика.

Наше понимание социального пространства совпадает с определением П.Бурдье, для которого социология прежде всего является "социальной топологией", поэтому социальный мир изображается им в форме "многомерного пространства, построенного по принципам дифференциации и распределения, сформированным совокупностью действующих свойств в рассматриваемом со-циальном универсуме" [7, c.34]. Видение социального пространства как пространства многомерного принципиально важно для нас, поскольку именно многомерность социального пространства позволяет выделять в нем множество полей, которые реифицируют различные отношения взаимодействия субъектов.

С позиций нашего исследования, представляется важным анализ основных теоретических концепций социального пространства. Так, в работах Э.Дюркгейма артикулируется социальный аспект пространства. Согласно теории Э.Дюркгейма, "социальная реальность" предстает как совокупность разнообразных связей, посредством которых конструируется пространство позиций. Э.Дюркгейм полагал, что основные пространственные характеристики: север -юг, запад - восток, право - лево, верх - низ - являются следствием характеристик социальной группы и ею порождаются [58, c.55]. Согласно Э.Дюркгейму социальное пространство может также рассматриваться как механизм объединения социальных явлений, непосредственно влияющий на образ жизни социальных общностей [64, c.66]

У М.Вебера социальное пространство трехмерно. Оно строится на базе иерархических структур отношений собственности, власти и престижа в любом обществе. Исходя из этой модели социального пространства, М.Вебер определяет общественную (статусную) диспозицию [9, c.34]. Таким образом, концепция социального пространства М.Вебера пересекается со взглядами Э.Дюргейма, поскольку оба автора рассматривают социально - пространственный феномен как пространство позиций, к тому же оба автора фиксируют свой взгляд на статической характеристике социального пространства.

Г.Зиммель связывает социальное пространство с возможностью отражения событийности мира. Социально-пространственный феномен рассматривается им как форма совершения событий [57, c.56]. Г. Зиммель исследует взаимосвязь социального, психологического, политического и географического аспектов пространства. Он полагает, что пространство определяется психологическими характеристиками, "душой". Рассматривая пространственные формы, Г.Зиммель видит в них прямое следствие форм социальных.

К числу основных характеристик пространственных форм, Г.Зиммель относит следующие:

- исключительность (уникальность) пространства;

- границы пространства;

- фиксация социальных форм в пространстве;

- пространственные близость и дистанция;

- движение пространства [ 61 ].

Выделение Г.Зиммелем пространственной близости и дистанции, в качестве значимой характеристики социального пространства, также позволяет рассуждать о социальном пространстве, как о пространстве позиций.

М.Хайдеггер видит генезис феномена пространства в языке, а именно, в слове "простирание". В семантическом значении этого слова сокрыто нечто просторное, то, что не связывается преградами. Такой простор предполагает открытость человеческого поселения. Он же есть высвобождение мест. По мнению М.Хайдеггера, "в просторе и дает о себе знать и вместе с тем таится событие. В двусложном простирании - допущении и приготовлении - происходит осуществление мест"[60, c. 145]. При этом, место не располагается в заранее данном про-странстве. Напротив, "пространства получают свое существо от мест"[60, c. 146]. Таким образом, пространство в концепции М.Хайдеггера представляет собой совокупность реально существующих мест. Эта совокупность мест, в свою очередь, помогает человеку принимать участие в событийности мира.

Можно заметить, что взгляды М.Хайдеггера совпадают со взглядами Г.Зиммеля относительно «событийности» социального пространства. Однако, по нашему мнению, «событийность» эта разного рода, поскольку Г.Зиммель видит возможность участия в «событийности» пространства посредством «психологических сил», у М.Хайдеггера же такая возможность реализуется через «осуществление мест». Между тем, в концепциях обоих авторов определяющей остаётся статическая характеристика социального пространства и социальное пространство продолжает рассматриваться как пространство позиций.

Для П.Сорокина пространство географическое и пространство социальное принципиально различны. Его концепция представляет натуралистский вариант объяснения социального пространства. П.Сорокин полагает, что "там, где нет человеческих особей или же живет лишь один человек, нет социального пространства" [47, c.195]. Социальное пространство представляется ему трехмерным - в соответствии с тремя осями координат: экономической, политической и профессиональной. В концепции П.Сорокина наблюдатель находится вне социального взаимодействия. Положение человека в социальном пространстве можно определить, выяснив его отношение к другим людям, которые, при этом являются "точками отсчета" [48, c.87]. Таким образом, в работах П.Сорокина маркируется динамическая составляющая социального пространства.

П.Бурдье, рассматривая социальное пространство, исходит из необходимости поставить наблюдателя в позицию действующего индивида. Речь идет о так называемых «агентах». П.Бурдье полагает, что объектом социологии должна выступать «социальная реальность и ее восприятие с перспективами и точками зрения, которые агенты имеют об этой реальности, в зависимости от их позиции в объективном социальном пространстве" [7, c.192]. Сравнивая социальное пространство с пространством географическим, П.Бурдье замечает, что близость агентов, социальных групп и институций объясняет общность их свойств. В отношениях близости эта общность проявляется ярче, чем у тех социальных групп, институций и агентов, которые удалены друг от друга. Однако теоретическое совпадение пространственных и социальных дистанций остается лишь теорией и, как подчеркивает П.Бурдье, в реальном пространстве не существует [7, c.186-187]. Поэтому агентов и группы агентов, П.Бурдье определяет по их относи тельным позициям в этом пространстве.

М. Вебер, Г. Зиммель и О. Шпенглера по-новому осмыслили и представили историю современной цивилизации как историю становления городского образа жизни. Город в рамках этого подхода рассматривается как качественно новая форма объединения людей на базе общественных отношений.

Для описания силы взаимодействия людей и социальных групп друг с другом Зиммель активно пользовался понятием «социальное пространство», подразумевая под ним ту сферу, которую участник общения считает своей и отделяет условной границей от сфер влияния других людей или социальных групп. Благодаря Зиммелю понятие «социальное пространство» и производные от него (скажем, «социальная дистанция») вошло в число основных социологических терминов, оно используется и в современной социологии.

Пространство является понятием, к которому обращаются многие науки. Географический подход объединяет естественно-научное понимание пространства и социокультурное. География рассматривает соотношение явлений живой и неживой природы и человеческого общества на определенной территории. Культура распространяется и фиксируется в географическом пространстве , следовательно пространство географическое и пространство культурное тесно взаимосвязаны.

Философы изначально рассматривали пространство как вместилище тел. Далее развился субстанциональный подход, который рассматривал пространство как вместилище субстанций и атрибутивный [4], рассматривающий пространство как порядок вещей. Но и в субстанциональном, и в реляционном подходах время и пространство - это формы движения материи. В субстанциональных подходах делается акцент на носителях движения, а в реляционных - на самом движении или на определенном отношении между элементами материи, в качестве какового можно рассматривать и движение. Но как нет отношений без их носителя, так и субстанция без движения не порождает изменчивости.

Социологический подход, более близкий к нашему исследованию, рассматривает пространство в терминах символов, значений и смыслов, рассматривает пространство как многомерное, со сложной структурой, элементы которой должны изучаться по отдельности. Важное место в социологической литературе занимает понятие «социальное пространство». М. Вебер и Э. Дюргейм социальное пространство, как пространство позиций. Г.Зиммель исследует взаимосвязь социального, психологического, политического и географического аспектов пространства.

Г. Зиммель использует термин социальное пространство, как взаимодействие людей и социальных групп друг с другом на определенной территории. Эта трактовка социального пространства близка для нашего исследования, если говорить о социо-культурном пространстве ее также можно применить.

1.2. Структура городского культурного пространства.

Понятие городского культурного пространства сравнительно недавно вошло в научный оборот. Оно используется разными науками - философией, культурологией, лингвистикой. Часто под «культурным пространством» подразумевается вся совокупность культурных условий конкретной местности.

«Культурное пространство фиксирует бытование культуры в процессе ее функционирования» [14, c. 13], — считает О.В. Гуткин.

С.Н. Иконникова утверждает, что «культурное пространство имеет территориальную протяженность» [23, c. 6].

В труде Н.М. Инюшкина «Провинциальная культура: взгляд изнутри», автор отмечает, что культурное пространство есть «пространство объективно-субъективное, воспринимаемое человеком, в него включенным, пространство небезразличное, способное рождать активную неприязнь и вместе с тем чувство ответственности за его судьбу, стремление собственными силами придать ему желаемые новые качества» [24, c.25]. Инюшкин указывает на хронотопическое свойство культурного пространства как на одно из главных и определяющих его качеств. В основе трактовки этого понятия у автора лежит географический фактор, так называемый культурный топос.

Думается, что понятие культурного пространства несколько шире, чем территориальное определение. Поэтому представляется более точным и объемным определение культурного пространства как «...формы существования культуры в сознании человека», культуры «...отображенной сознанием…, бытия культуры в сознании ее носителей». Оно подразумевает не только сосуществование разнообразных культурных ценностей и институтов в рамках конкретных пространственных границ, не только их восприятие, но в первую очередь взаимодействие с ними человеческой личности, индивидуума. Культурное пространство города может выступать как сумма культурных пространств составляющих его личностей, «суммарный итог непрерывной творческой деятельности каждого из живущих в нем» [66, c. 75]. Многие современные исследователи делают акцент на том, что в культурном пространстве главную роль играет деятельность человека. А.В. Бабаева считает, что культурное пространство в современной науке связано с сознанием человека.

По мнению В.Б. Устьянцева существует особый вид социальной памяти - «память города», которая может выступать как «уникальный социальный институт, включающий учреждения культуры» (музеи, библиотеки, театры) и как «сложная информационная система», в которой роль носителя и передатчика информации выполняет письменный текст. «В широком смысле слова, - отмечает В.Б. Устьянцев, - социальная память образует особое жизненное пространство культуры, где непрерывно осуществляется вовлечение человека в мир культурных ценностей предшествующих поколений, усвоение им разнообразных социальных форм мнемической деятельности»[54, c. 20]

Процесс усложнения структур пространства культуры иногда принимается как экспансия хаоса, в результате которой происходит потеря или «размывание» ценностных ориентиров, в том числе и эвристического характера, оснований творчества. То же самое касается и социального времени, от которого зависит характер функционирования культуры. Я.Ф. Аскин отмечал: «Творческий характер социального времени накладывает свой отпечаток на феномен функциональности культуры. Субъектами социального времени выступают социальные организмы (включающие в себя личность, социальную группу,социальное образование, человечество) и феномены культуры. Течение исторического времени обусловлено связью с культурно -историческим развитием общества. Творчество как результативно -ценностный компонент социального времени представлено в форме феноменов культуры, поскольку имеет место процесс временного функционирования культуры, культура же по существу сама является преобразованием во времени, а любое преобразование невозможно без творчества» [57, c.50].

Ю.М. Лотман писал, что город это своего рода «генератор культуры», который «представляет собой котел текстов и кодов, разно устроенных и гетерогенных, принадлежащих разным языкам и разным уровням» [34, c. 112].

Если говорить о структуре культурного пространства, можно выделить следующие его составляющие: пространство реального мира (географическое, физическое); пространство социума; информационно-знаковое и интеллектуальное пространство.

Культурное пространство природы складывается в процессе его освоения живущим в нем этносом. От географической среды зависят те виды деятельности, которыми станет заниматься этнос, орудия труда, обусловленные как видом деятельности, так и наличием необходимых материалов, картина мира, складывающаяся в местах его дислокации, связанные с нею обычаи, традиции, ценности, идеалы и пр. Географическое пространство становится культурным в общей картине мира под воздействием деятельности этносов, живущих в данной биосфере и превращающих его в ноосферу.

Нужно отметить, что, несмотря на критическое отношение к географическому детерминизму, не все параметры взаимодействия культуры с географической средой достаточно изучены.

Однако если принимать во внимание только определенные аспекты географической среды, можно прийти к известной позиции, согласно которой культурные процессы отодвигаются на второй план и становятся явлением зависимым, вторичным. При этом полнота картины культурного пространства утрачивается, несмотря на то, что взаимодействие человека и общества с окружающей средой включает в себя и вещественную, и духовную сферы, а также и все аспекты жизни общества в целом. То есть природное культурное пространство – это пространство осуществления образа жизни общества.

Особую сферу культурного пространства составляет и культурное пространство социума. «Соотносясь не с экологическими единицами пространства, а с определенными социальными системами, социальное пространство характеризует упорядоченность и взаимодействие социальных процессов, их охват, насыщенность и плотность» [32, c. 14–15]. Именно оно и оформляет социальные процессы, придавая им целостность и определенность. И если время предполагает чередование прошлого, настоящего и будущего, то пространство характеризует общественные процессы в их «настоящем», составляя единство с фактором времени.

Таким образом, осознание социального пространства представляет собой определенную сложность, поскольку оно не исчерпывается географической локализацией того или иного общества.

Следует отметить, что современные авторы иногда определяют культурное пространство социума как отдельное, особое «пространство значений. Оно не выражается непосредственно в каких либо расположениях материальных предметов, а выражает позиции культурных значений относительно друг друга» [29, c. 20]. Представляется, что это не вполне справедливо. Дело в том, что так же, как и в системе мировоззрения, невозможно разделить гносеологические и аксиологические его аспекты от системы поведения, а также от знаков, значений и смыслов, от действий и деятельности, от фоновых ожиданий, в конце концов, то отделить какое-то одно из этих явлений, выводя его за пределы культуры, означает сузить и ограничить весь массив культурного пространства. Меж тем бытие культуры равнородственно бытию общества и бытию человека и как родового существа, и как единичного, индивидуального явления.

Поэтому в нашем представлении культурное пространство социума включает в себя и цивилизационную его сторону, и социальное пространство, и пространство значений. И то, и другое, и третье представляют собой то состояние человеческого бытия, которое только в своей полноте и целостности образует совокупное бытие культуры.

И в системе этого пространства обязательным ее элементом является тот поток информации, который составляет некое цементирующее начало для общества в целом. Этот поток информации все чаще начинает рассматриваться как особая сфера культурного пространства.

Во взглядах на информационное пространство в трудах различных исследователей рассматривались формы, способы, пути, средства и методы распространения сведений, роль и возможности средств массовой коммуникации, делались попытки измерения информации в различных феноменах культуры, распространяемых искусственным путем. Например, А. Моль рассматривает в качестве культуры пространство, в котором распространяется и функционирует информация (к ней он относит преимущественно тиражируемые произведения искусства и всевозможные сведения). Внутри этого пространства он выделяет несколько уровней культуры: то, что он называет «памятью мира», или «книжной стеной», – информация, накопленная человечеством на протяжении истории. Затем – культура коллектива, социальной группы, общества в целом. Для Моля этот уровень культуры связан с развитием средств массовой коммуникации и со степенью овладения этой информацией данной группой. В качестве наиболее узкого элемента у Моля выступает культура индивидуума, зависящая как от первых двух уровней, так и от возможностей самого индивида, а также от его интересов и степени «включенности» в первые два уровня.

Моль выделяет две ее стороны: социальную и индивидуальную. К системе социальной культуры он относит также и то, что им обозначено как «память мира». Индивидуальная культура для Моля представляет собой «экран знаний», на который проецируются получаемые из внешнего мира образы, знаки, сообщения, на их основе возникают восприятия, впоследствии, в свою очередь, находящие выражение в словах и знаках. Эти «экраны», согласно взглядам Моля, различаются по своей обширности, или эрудиции, по глубине, плотности и оригинальности. С одной стороны, они обусловлены уровнем развития и состоянием коллективной культуры, или «социокультурной таблицей», дающей пищу «для интеллектуальной жизни большинства людей»; с другой стороны – некоторой совокупностью «интеллектуальных элементов, имеющихся у данного человека ... и обладающих некоторой стабильностью» [38, c. 84, 83].

Моль понимает культурное пространство исключительно как пространство коммуникативного процесса, обусловливающего передачу знаний из пространства коллективной культуры в индивидуально-культурное пространство. Совпадать с полным объемом социальной культуры пространство индивидуальной культуры может лишь при условии бедности «памяти мира», например, в условиях родовой общины, находящейся на раннем этапе развития. В период Античности культурное пространство личности может восприниматься как коллективное лишь при условии, что человек раскрывается в своей жизнедеятельности как полисный человек. Все, что остается «за пределами» полисного культурного пространства, воспринимается как «варварское», чуждое и отражается в мифологических образах, сюжетах и понятиях. Таким образом, для А. Моля культура равна ее пространству. Если оставаться в рамках информационной парадигмы, то необходимо также выделить как минимум две стороны культуры. С одной стороны окажется географическое пространство, представляющее собой среду обитания людей. Оно несет в себе значительный поток информации, естественных знаков природы, которые определенным образом воздействуют на деятельность, мышление, мировоззрение людей данной среды. Среда обитания в свою очередь является источником создания символов, мифов, религий, языка, особенностей научной и практической деятельности. С другой стороны, символы, знаки, опредмеченное знание, результаты многообразной человеческой деятельности становятся языком культуры, той информационной средой, в которой существуют и человек, и общество в целом. Язык культуры охватывает также и социальное пространство, его формы и виды. Отдельные элементы языка и их совокупность можно воспринимать и как информационное пространство.

Таким образом, система культурно-информационного пространства вряд ли может восприниматься как совершенно отдельная сфера культуры. Ни один из названных видов культурного пространства не «перекрывает» другой, скорее, они могут быть поняты как система, элементы которой могут не только «входить» друг в друга, но и менять место своей «локализации» и свою значимость в тот или иной исторический период, дополнять, противостоять и даже «взиамоисключать» друг друга.

Культурное пространство города можно представить в виде классификации поселений по ее социо-культурному развитию. Типы поселений различаются по формам организации совместной жизни и деятельности людей. Существующая в настоящее время форма типологии последний включает в себя такие единицы, как село – малый город – средний город – крупный город – мегаполис (включая столичный город) [59, c. 94]. Типы поселений варьируются по их культурному потенциалу, по стратегиям досугового поведения, и это обусловливает специфику конфигурации культурного пространства каждого общества. Столица, региональные центры и крупные города составляют одну качественно определенную область расселения членов общества с центром тяготения к столице. Эта область характеризуется высокой степенью концентрации людей на территории поселения и сложностью форм образа жизни и социальной организации. Принимаемые здесь решения имеют общесоциальную значимость или крупномасштабные культурные последствия. Нижней границей, сдерживающей распространение культурных инноваций, заимствованных из-за рубежа или сформированных в столице, являются в этой области культурного пространства крупные города с их относительно консервативной природой.

Относительная простота культурной жизни в средних городах обусловливает низкий уровень ее динамизма. Более того, изменения здесь, как правило, обусловливаются не внутренней необходимостью, но индуцируются извне. Правда, такие внешние импульсы обычно бывают достаточно слабыми, а их последствия в смысле реальных изменений совсем не обязательны. Ведь от положения дел в такого рода поселениях почти ничего не зависит в решениях и процессах социетального уровня. Это объясняет консерватизм населения таких городов, пассивное неприятие здесь любых попыток внедрения инноваций, которые могут усложнить культурное пространство. Соответственно, если говорить и символической, коммуникативной области этого пространства, то она отличается бытовой стереотипностью и мифологическими представлениями о боле широком контексте общественной жизни. В большинстве такого рода поселений отсутствуют локусы для философского и научного познания, а искусство ограничено его развлекательной и знаковой функциями.

Следует, однако, сделать оговорку. Консерватизм множественность средних городов в современных обществах сдерживают их динамизм. Поэтому в настоящее время наблюдаются определенные тенденции их интегрирования в процессы культурной модернизации. Одна из них подразумевает организацию средних и малых городов в агломерации вокруг крупных поселений. Речь идет о формировании территорий, объединенных общностью хозяйственной и политической деятельности, сопровождаемой целенаправленным разделением функций между их компонентами. Другая тенденция предполагает насаждение в средние (реже малые) города современных видов досуговой деятельности. Это могут быть высокотехнологичные предприятия; художественные объединения типа «домов творчества» [63, c. 114]. Нередко организуются места для общения представителей бизнеса, науки, искусства – домов отдыха, гостиницы с конференц-залами и местами для неформальных обменов мнениями. Обе тенденции направлены на внесение культурных инноваций, динамики и усложнения в консервативную жизнь таких городов за счет прямого участия в ней подвижных членов общества из крупных модернизирующихся поселений.

Тем не менее пока результаты таких попыток в модернизирующихся странах, в том числе в России, значительно менее эффективны, чем ожидалось. Приезжие представители крупных городов и местное население средних пока не образуют культурной общности, и между этими слоями существует разрыв, а не постепенная шкала переходов. Инновативный слой пополняется, пока для этого есть возможности, за счет выходцев из крупных городов, имеющих более высококачественное образование и более высокий уровень общекультурной компетентности, чем местные жители. Кроме того, возможности его пополнения достаточно быстро исчерпываются в связи с пределами организационного роста, и он становится все более закрытым и консервативным. Единственный тип поселений такого рода, сохраняющий динамизм, – это университетские города. Но, как известно, образовательная область сама по себе одна из наиболее консервативных составляющих институционального культурного пространства. Поэтому даже средние города университетского типа характеризуются выраженной консервативной ориентацией. Названные попытки преодолеть консерватизм средних городов, несмотря на их невысокую эффективность, все же открывают возможности более сложной социализации для тех их жителей, особенно молодых, которые склонны к поисковой деятельности и социальной активности [45, c. 23-29].

Из всего сказанного следует, что средние города определяют наличием в обществе многочисленных анклавов консервативного культурного пространства. В силу особенностей социальной организации (хозяйственная, политическая, правовая области) они не являются источниками крупномасштабных и социально значимых инноваций. Их характеризуют преимущественно исполнительские виды деятельности в системе общественного разделения труда и рутинизированных тип образа жизни. И хотя качество жизни здесь может, как в развитых странах, не отличаться от характерного для крупных городов, стиль жизни оказывается совершенно иным. Относительная простота и устойчивость культурного пространства не побуждают жителей к поисковой активности инновациям. Любые попытки такого рода подавляются как с помощью негативных социальных санкций, так и из-за отсутствия культурного поля для их реализации. Зато воспроизведение культурных стереотипов поощряется. Поскольку культурное пространство таких поселений можно представить в виде совокупности пересекающихся социальных сетей, становится очевидным, что такие поощрения и порицания носят поселениях, характер. Этим объясняется низкий уровень организованной преступности в такого рода поселениях. Им более свойственны бытовые правонарушения и хулиганство.

Все эти черты образа жизни и социальных отношений транслируются молодым поколениям в процессах социализации. Поскольку они практически не участвуют в сложных формах культурной жизни, их опыт ограничивается поверхностным знанием функциональной значимости соответствующих процессов и результатов, полученным их книг и средства массовой информации. В процессах такой социализации люди не получают практических навыков существования в многомерной и динамичной культурной среде и оперирования сложными символическими системами и культурными кодами. Подвижное и разнообразное внешнее окружение остается для них малопонятным у упорядочивается в представлениях мифологического порядка. Вот почему даже самые активные представители этой области культурного пространства, мигрирую в крупные города, вынуждены проходить через процессы ресоциализации. Но неинституционализованность подобных процессов в крупных городах нередко так и не освобождает их от привычек все упрощать и руководствоваться к выработке стратегических решений и прогнозированию их социально значимых последствий.

Культура досуга в условиях средних городов ограничивается отдельными элементами, структурирующими культурное пространство, но не исчерпывающее его потенциал. Кроме того, средние города, играющие роль центров небольших субъектов самоуправления, становятся местом пересечения городских и сельских стратегий досугового поведения.

Крупные города, не имеющие признаков столичности, отличаются своими особенностями культурного пространства. Обычно такие поселения формируются по нескольким функциональным признакам. Чаще всего они связаны с хозяйственной областью культурного пространства, например, портовые города, поселения, основания на базе сложного промышленного производства или крупной корпорации и т.п. В таких городах институциональная жизнь строится вокруг основных их функций.

Функционирование крупных хозяйственных единиц предполагает сложную многомерную деятельность работников разной, в том числе высокой, квалификации. Рядом с ними существуют достаточно развитые структуры производства, распределения, обмена и потребления. Часть их них ориентирована на обеспечение удовлетворительных уровня и качества жизни горожан. Другая часть связана с распространением продукции, производимой ключевыми хозяйственными единицами города. Здесь также имеется разветвленная сфера услуг – бытовых, медицинских, образовательных, развлекательных. Когда у подобных городов есть длительная история существования, их культурное пространство оказывается достаточно сложным. Во-первых, разветвленной является их институциональная структура. Властные полномочия здесь обычно разделяются между хозяйственными субъектами и выборными муниципальными органами. В отношениях между постоянно существует напряженность, если только они и сливаются в единое целое, когда хозяйственный субъект занимает высшие позиции муниципального управления. Но существуют и внешние институциональные связи. Одно направление таких связей обусловлено региональной принадлежностью поселения. Другое - отношениями доминирующих хозяйственных субъектов с государственными или общественными структурами общесоциального уровня (крупные партии, профсоюзные, религиозные и др. Организации) [51, c. 45].

По этим признакам можно судить о сложности культурного расслоения в поселениях такого рода. Ключевые позиции здесь занимают немногочисленные представители высшего среднего класса, напрямую связанные с высшими государственными структурами. Степени свободы их социального поведения нередко оказываются более множественными, чем у представителей региональных властей. Средний слой среднего класса здесь представлен в меньшем качественном многообразии, чем в столице. Это относительно немногочисленные представители крупного хозяйственного и муниципального менеджмента. Следует подчеркнуть, что решения, принимаемые на уровне высших и средних слоев в таких поселениях имеют локальную и региональную (в функционально обусловленных масштабах) значимость. Только иногда и в очень узких пределах такие решения имеют значение для властных структур более высокого уровня. Но на общесоциальное культурное пространства решения, принимаемые в отдельных городах, не оказывают существенного влияния. Основное население таких городов составляют средний слой среднего класса и высший слой низшего класса, осуществляющие исполнительские функции. Это работники расположенных здесь крупных производительных единиц; средние и мелкие собственники; люди, занятые в сферах образования, просвещения, здравоохранения; чиновники низкого ранга. Низшие слои низшего класса здесь составляют инвалиды и пенсионеры, а также безработные, которые в большей степени, чем в столичных городах, стремятся сохранить приличное социальное положение за счет миграции в другие города и регионы, либо работы на приусадебных участках, либо перемещения в сферу самого мелкого бизнеса [50].

Обобщая сказанное, следует подчеркнуть, что культурное пространство крупных городов имеет сложную и динамичную конфигурацию. Однако эти характеристики ограничены нормативным контролем, обусловленным их административной подчиненностью, с одной стороны, и отсутствием настоятельной необходимости в структурных изменениях – с другой. Поэтому форму культурной динамики здесь можно охарактеризовать как в основном вариативную, а не инновативную. Культурные инновации – философские, научные, художественные – порождаются редко, отдельными индивидами и побуждаются не попытками организовать и обобщить сложное динамичное окружение, а стремлением компенсировать рутинность образа жизни, преодолеть стресс монотонии. Соответственно социализация в такого рода поселениях ориентирована на освоение и поддержание сложного, но вполне подконтрольного жителям культурного пространства. В то же время от субъектов социализации не требуется, а потому сдерживается поисковая, инновативная активность. Здесь поощряется следование, поражение сложным, но уже установившимся в культуре познавательным, эстетическим, идеологическим образцам, а в качестве инноваций рассматриваются их вариации или приложение к конкретному локальному материалу. Вот почему те, у кого поисковые ориентации оказываются сильнее, чем освоенные в процессах социализации навыки и локусы их реализации, стремятся покинуть такого рода поселения. Они мигрируют в те, где культурное пространство является более сложным и динамичным, сопоставимым с поисковым потенциалом.

В мегаполисе сходятся пути международных, национальных, региональных экономических и политических отношений, концентрируются научные, религиозные, художественных события всех этих уровне. Отсюда исходят экспертиза и санкционирование образовательных и просветительских программ. Сюда стекается оперативная и фондовая информация, значимая для диагностики текущего положения дел в стране и в мире и для решения текущих задач и проблем. Принимаемые здесь решения имеют общесоциальную и даже международную значимость. Это предполагает особую организацию их выработки и реализации. Прежде всего участвующие в этом люди имеют высшие полномочия. Им доступна самая конфиденциальная и оперативная информация. К их услугам консультанты высокого ранга и центральные средства массовой информации.

В силу высокой степени напряженности институциональных процессов система общественного разделения труда в столице обеспечивается высококвалифицированным персоналом и новейшими технологиями. Без этого высокоскоростные коммуникативные процессы, оперативные принятия решений, отслеживание текущих событий, контроль над процессами, происходящими в стране, были бы неосуществимыми.

Иными словами, институциональная структура столичного города и региональных центров является максимально дифференцированной и разветвленной. Выполняемые здесь функции связаны с контролем над социетальными процессами, а принимаемые решения имеют общесоциальную значимость. Функции административных центров в обществе связаны с концентрацией здесь высококвалифицированных профессионалов в области экономики, политики и права. Динамизм напряженность такого функционирования предполагает обобщение и фиксирование порождаемых им множественных культурных процессов в символической форме. Вот почему здесь доминируют самые сложные представления институциональной информации и обмена ею.

Таким образом, культурное пространство крупнейших урабанизованных центров, в том числе столиц, отличается максимальной полнотой и сложностью дифференциации. Сосуществование многочисленных и разнородных культурных единиц предполагает разветвленную структуру координационных и субординационных отношений между ними. Динамизм жизни в таких городах предполагает подвижность социальных и культурных механизмов регулирования существующих здесь отношений.

Эти общесистемные представления следует дополнить социально-антропологическим, т.е. принять во внимание. Что создают, контролируют и меняют это пространство сами люди. И чем сложнее оно оказываться, тем больше знаний и навыков высокого уровня нужно освоить тем, кто несет ответственность за его упорядоченность и эффективное воспроизведение. Но, и на исполнительском уровне людям, живущим в этих типах поселений, необходимо освоение достаточно сложного жизненного опыта адаптации и даже простого приспособления в многомерной и динамичной высокоурбанизированнной среде [62, c.85]. Соответственно процессы социализации отличаются здесь высокой степенью сложности, культурной дифференцированности, качественными различиями агентов социализации и транслируемой мим культурной информации. Эффективность результатов этих процессов верифицируется тем, насколько младшим поколениям удается сохранить или повысить социальную позицию, обеспечиваемую семьей; в какой степени они могут контролировать динамику своих уровня и качества жизни; какова мера их свободы в формировании собственного образа жизни.

Уровень социокультурного развития в мегаполисах определяется относительно высоким развитием их досуговой сферы, что представлено как в институциональном, так и в ценностном аспектах. В институциональном аспекте, культура досуга в культурном пространстве мегаполиса оказывается представлена разветвленной сетью специализированных досуговых учреждений (клубов, мест отдыха, кафе, и т.д.). Специализированность этих мест определяется четкой определенностью категорий и слоев населения, предпочитающих данный вид досугового поведения. Например, в Москве существует большое количество клубов, ориентированных на конкретные (порой, весьма узкие) категории населения – работники банковской сферы, любители гольфа и т. д. [17, c. 78-79]. В ценностном аспекте в мегаполисах реализуется установка на плюрализм видов досуга и многообразие видов престижного поведения.

Следствием изложенных тенденций является тот факт, что именно мегаполисы являются центрами складывания индустрий досуга, состоящих из следующих элементов:

1. Коммерческие структуры, отвечающие за производство и трансляцию образцов досугового поведения (реклама, пиар-технологии);

2. Творческие предприятия, являющиеся неотъемлемым элементом индустрии досуга и консолидирующиеся вокруг крупных коммерческих центров, использующих услуги творческих предприятий при разработке отдельных культурных проектов, в частности, новых видов досуга или единичных учреждений культурной сферы (комплексных центров досуга);

3. Государственные организации культуры досуга (театры, музеи, библиотеки), предоставляющие, в первую очередь, образовательные услуги, которые пользуются в условиях престижного потребления крайне ограниченным спросом [17, c. 180].

Существует множество различных определений культурного пространства, мы дали этому понятию как широкую трактовку, так и узкую. Широкую трактовку дает лингвокультурологический словарь под редакцией И.В. Захаренко. Там говорится о культурном пространстве, как о форме существования культуры в сознании человека. В этой трактовке культурное пространство подразумевает не только сосуществование разнообразных культурных ценностей и институтов в рамках конкретных пространственных границ, не только их восприятие, но в первую очередь взаимодействие с ними человеческой личности, индивидуума. В узкой трактовке под культурным пространством подразумевается вся совокупность культурных условий определенной местности. К узкой трактовке также можно отнести по нашему мнению определение Моля, он понимает культурное пространство исключительно как пространство коммуникативного процесса.

Очень важно понимать, что культурное пространство имеет территориальную протяженность, поэтому культурное пространство одного города может принципиально отличаться от другого. В структуру культурного пространства входят такие составляющие, как - пространство реального мира (географическое, физическое); пространство социума; информационно-знаковое и интеллектуальное пространство. Географическое пространство становится культурным в общей картине мира под воздействием деятельности людей, живущих в определенной местности. В следствии этого, поселения можно разделить по их культурному потенциалу и по стратегиям досугового поведения их жителей, и это обусловливает специфику конфигурации культурного пространства каждого общества.

Культурное пространство крупнейших урабанизованных центров, в том числе столиц, отличается максимальной полнотой и сложностью дифференциации.

Культурное пространство крупных городов имеет сложную и динамичную конфигурацию. Чаще всего они связаны с хозяйственной областью культурного пространства.

Культура досуга в условиях средних городов ограничивается отдельными элементами, структурирующими культурное пространство, но не исчерпывающее его потенциал. Кроме того, средние города, играющие роль центров небольших субъектов самоуправления, становятся местом пересечения городских и сельских стратегий досугового поведения.

В нашем эмпирическом исследовании будет анализироваться культурное пространство г. Самара, по нашей классификации он скорее относится к крупному городу.

2. Эмпирический анализ феномена арт-кафе, как части культурного пространства г.Самара

2.1.Структура нормативной модели арт-кафе

На основе анализа отзывов посетителей и статей, посвященных арт-кафе была построена нормативная модель идеального состояния объекта нашего исследования, которой до сих пор не существовало. Нормативная модель отражает желательное состояние объекта. Для того, чтобы выяснить это оптимальное состояние, нужно хорошо знать объект.

Модель - это такой материальный или мысленно представляемый объект, который в процессе исследования замещает объект-оригинал так, что его непосредственное изучение дает новые знания об объекте-оригинале. Под моделированием понимается процесс построения, изучения и применения моделей.

Главная особенность моделирования в том, что это метод опосредованного познания с помощью объектов-заместителей. Модель выступает как своеобразный инструмент познания, который исследователь ставит между собой и объектом и с помощью которого изучает интересующий его объект. Именно эта особенность метода моделирования определяет специфические формы использования абстракций, аналогий, гипотез, других категорий и методов познания.

Процесс моделирования включает три элемента:

• субъект (исследователь) ,

• объект исследования,

• модель, опосредствующую отношения познающего субъекта и познаваемого объекта.

Моделирование - не единственный источник знаний об объекте. Процесс моделирования "погружен" в более общий процесс познания. Это обстоятельство учитывается не только на этапе построения модели, но и на завершающей стадии, когда происходит объединение и обобщение результатов исследования, получаемых на основе многообразных средств познания. Так, в нашем случае метод моделирования использовался перед проведением полного исследования, на основе построенной модели делался анализ. Результаты, полученные при помощи таких методов, как интервью и наблюдения сравнивались с идеальной моделью, и делались выводы о подтверждении гипотез.

При построении нормативной модели анализировалась литература, посвященная арт-кафе, анализировались отзывы посетителей арт-кафе и фотографии интерьера арт-кафе, выложенные в интернете. Также была дана трактовка в понимании термина «арт». Это позволило нам раскрыть функцию приставки в названии заведений. Благодаря анализу были выявлены особые черты арт-кафе, функции арт-кафе, описан социальный портрет аудитории арт-кафе. Также было описано место, которое занимает арт-кафе в социокультурном пространстве города.

В идеально-нормативной модели объект исследования представился в виде некоторого ограниченного числа основных измерений, описывающих его с более или менее достаточной полнотой, но с акцентом на желаемый (идеальный) характер. Затем идентифицировались и оценивались все возможные состояния, которые данный объект может принимать.

Объектом моделирования выступили арт-кафе.

Основными характеристиками, описывающими наиболее полно данный объект, выступили: функции арт-кафе, особые черты арт-кафе, аудитория арт-кафе, место в городском пространстве.

В нормативной модели было выделено несколько функций арт-кафе. В них были включены все функции, которые выполняют обычные кафе и рестораны, а также дополнительные функции, которые должны выполнять настоящие современные арт-кафе.

Рекреативная функция. Снятие физического, психического, интеллектуального напряжения; восстановление сил посредством активного отдыха.

Функция социализации. Включение индивидов в общественную жизнь, усвоение ими социального опыта, знаний, ценностей, норм поведения той общественной среды, в которой они живут. Процесс социализации позволяет личности стать полноценным членом общества. Появившись на свет, человек, в отличие от животного, почти не имеет врожденных программ действий. Эти программы он получает от культуры, научается жить, мыслить и действовать в соответствии с ними.

Коммуникативная функция охватывает процессы формирования, передачи и приема информации, ее реализация имеет несколько уровней: на первом осуществляется выравнивание различий в исходной информированности людей, которые вступают в психологический контакт; второй уровень предусматривает передачу информации и принятие решений (здесь общение реализует цели информирование, обучение и др.); третий уровень связан со стремлением человека понять других (общение, направленное на формирование оценок достигнутых результатов).

Познавательная функция. Познание предполагает собственную познавательную деятельность, которую обеспечивают все сложившиеся в культуре формы мыслительного освоения мира. Культурные механизмы помогают развить и обострить познавательные способности, обеспечивая человеку не только участие в уже сложившихся культурных формах (искусство, наука), но и непосредственное, опытное постижение мира.

Вовлечение личности в процесс непрерывного просвещения; развитие различных видов любительского творчества; обеспечение личностно значимого общения; реализация компенсаторских возможностей свободного времяпрепровождения, расширение сферы проявления личностных качеств, самоутверждение, самореализация творческих потенций.

Развивающая функция. Эта функция есть некий вариант функций воспитательной и образовательной. Здесь, однако, важно подчеркнуть, что приобщение к опыту, достигнутому другими, и приобретение собственного опыта посредством использования культурных достижений, культурных текстов (в широком смысле слова) расширяет кругозор человека, помогает ему, с одной стороны, узнать и понять других, с другой стороны, позволяет ему осознать свое отличие от других, свою особенность. Осознание себя личностью служит фактором формирования внутреннего мира человека, и это становится дополнительным условием его как культурной определенности, так и психологической устойчивости в коллективе. Творческое самоосуществление личности человека– актуализация генетически запрограммированных задатков, а также реализация сформированных в процессе социальной деятельности способностей как нельзя лучше протекают в досуговое время, сущностью которого является свободная творческая деятельность

Особые отличительные черты арт-кафе, выделенные в нормативной модели, были разделены на визуальную составляющую и содержательную.

К визуальной составляющей относится интерьер заведения. Он должен быть непременно необычным и запоминающимся. На стенах этого заведения должны висеть плакаты разной тематики, фотографии (старинные, современные и т.д.), картины.

В интерьере должны использоваться яркие цвета или создаваться ощущение яркости при помощи предметов интерьера, ваз, свечек, мебели.

В интерьере должны присутствовать элементы не только декоративные, но также и используемые по своему главному назначению, например – книги, пластинки.

К содержательной составляющей мы отнесли – программу вечеров (афишу); дополнительные услуги, предоставляемые заведением; музыкальное направление заведения и аудиторию.

Главной отличительной особенностью арт-кафе должна являться разносторонняя культурная программа. Программа таких мест должна основываться на искусстве, в различных его проявлениях. Поэтому афиша в нормативной модели включает в себя: ярмарки ручной работы; кинопросмотр; спектакли и живую музыку; выставки; танцы и вечера этнической музыки; а также интервью с известными людьми.

Музыка, которую транслируют арт-кафе, может быть очень разной, за исключением русской и иностранной поп-музыки, русского шансона, электронной хаус-музыки. Это замечание мы отразили в нормативной модели. К музыкальным направлениям арт-кафе относится классика джаза, блюза, рок-н-ролла. Должны быть очень развитыми и другие направления в музыке ( более современные) : рэп, рок, альтернатива, эксперементальная музыка, этническая, регги, ска, ска-панк и некоторые течения электронной музыки( напр. трип-хоп, техно, транс). Все эти музыкальные жанры перечислены в нашей идеальной модели.

Арт-кафе должны предоставлять дополнительные услуги. Клиенты должны иметь возможность разнообразить свой вечер за счет этих услуг. В нормативной модели представлены некоторые из них: литературное меню (выбор книг для чтения во время посещения арт-кафе); игротека (обязательно должна быть возможность поиграть со знакомыми в настольные игры (шахматы, нарды, дженга и т.д.); должны проводиться обучающие курсы и мастер-классы (лекции по кинематографу; мастер-классы прикладных видов искусства и т.д.); синематека (коллекция фильмов или просмотр фильмов по определенным дням).

Аудитория арт-кафе – это люди, которые интересуются искусством (живописью, театром, хореографией, прикладным искусством, фотографией, кинематографом, музыкой и литературой). Возможно, не только интересуются, а занимаются этим профессионально.

Аудитория арт-кафе в нашей нормативной модели имеет несколько характеристик: класс, возраст, интересы. Интересы аудитории, описанные в идеальной модели, были перечислены выше.

Аудитория арт-кафе - это молодежь. Возрастные рамки, позволяющие относить людей к молодежи, различаются в зависимости от конкретной страны. Как правило, низшая возрастная граница молодежи — 14-16 лет, высшая — 28-35 лет.

Возраст, выделенный нами в нормативной модели - от 18 лет до 35 лет, т.к. в данном возрасте люди являются активными участниками социальных взаимоотношений. Молодёжь в значительной части обладает тем уровнем мобильности, интеллектуальной активности и здоровья, который выгодно отличает её от других групп населения. Именно поэтому главными посетителями арт-кафе должна являться молодежь от 18 до 35 лет.

Класс, выделенный нами в нормативной модели - средний и выше среднего.

Место, которое должно занимать арт-кафе в социо-культурном пространстве города в нашей нормативной модели разделено на качественные и количественные характеристики. К качественным относится – роль в культурном пространстве города. К количественным – численность и место расположения. Так как наша модель- это модель желаемого состояния объекта, следовательно роль у арт-кафе должна быть заметной , местом расположения должны являться все районы г.Самара. А по численности арт-кафе должны занимать хотя бы одну пятую часть рынка всех ресторанов г. Самара.

Сама модель стала основой построения системы эмпирических показателей.

2.1. Результаты кейс-стади

Всего в ходе исследования было выбрано и проанализировано несколько кейсов: арт-клуб «Бумажная луна», арт-кафе «Галерея», ресторан «Арт-шоу», и «Арт-кафе» в Доме Офицеров. Выбирались кейсы, в названии которых фигурировала приставка «арт». В Самаре таких мест оказалось всего четыре, поэтому в выборку вошли все найденные кейсы.

Во всех четырех кейсах проводилось включенное наблюдение, а также с помощью метода неформализованного, глубинного интервью было опрошено 6 респондентов, в том числе четырех работников арт-кафе, и двух посетителей.

У каждого исследуемого кейса были выявлены отличительные черты и характеристики.

При помощи метода наблюдения были выявлены специфические особенности в интерьере, репертуаре, музыкальном направлении арт-кафе г. Самара. Рассмотрим каждый кейс в отдельности.

Кейс «Бумажная луна». В арт-клубе важную роль играет зонирование, очень необычные зоны— их пять . Несколько закрытых зон : «Гостиная в английском стиле», «Восточная чайная», «Красная комната» (для влюбленных). Несколько открытых зон: «Воздушный шар», «Корабль» и сервированные столы перед сценой. Каждый пришедший гость может найти себе место по нраву. В английской гостиной на полках стоит много классических книг, при желании их можно почитать, также в гостиной есть глобус, печатная машинка и много разных старинных вещей.

В «Восточной комнате» расположены мягкие диваны, бархатные подушки, большой низкий стол. Цвета яркие, бордовые; свет приглушенный. Все соответствует восточной стилизации.

«Воздушный шар» и «Корабль» сделаны из темного дерева. Атмосферные места. Воздушный шар дает возможность почувствовать полет. Над тобой шар, а ты будто находишься в корзине. У корабля есть мачта и парус. На одной стене около корабля написаны стихотворения, хоку, цитаты, посвященные морю, на другой – аквариум с акулами.

В интервью с одним из посетителей «Бумажной луны», респондент говорил о том, что если в г. Самара приезжают иностранцы, их обязательно приводят в это место. « «Бумажная луна» - это одно из тех мест за которое не стыдно. Очень интересная атмосфера, хороший репертуар, необычный дизайн и интеллигентный народ». Респондент также упомянул несколько случаев, когда сам приводил приезжих знакомых именно в это место. Это говорит о том, что арт-кафе «Бумажная Луна» играет значимую роль в культурной жизни города.

Арт-клуб «Бумажная Луна» может предложить своим гостям разнообразную программу. В зависимости от дня недели здесь проводят разные мероприятия. Каждый четверг и субботу здесь играет джаз, проводят джазовые джемы и концерты джазовых коллективов. Арт-директор заведения говорит, что арт-кафе «часто приглашает разных артистов и музыкантов, причем не только для выступлений, но и для пресс-конференций, на которых пришедшие могут задать разные вопросы артистам». Каждый понедельник в «Бумажной Луне» устраивают просмотр легендарных фильмов, а «название заведения было взято у одноименного фильма «Бумажная Луна», снятого в 1973 Питером Богдановичем»- об этом сообщил арт-директор арт-кафе. В « Бумажной Луне» часто проводятся литературные вечера. Также арт-клуб устраивает ярмарки вещей , сделанных вручную . Этим не заканчивается репертуар арт-клуба. Они проводят концерты абсолютно разных музыкальных групп. В «Бумажной Луне» проводился отбор музыкальных групп для рок-фестиваля, об этом нам рассказал арт-директор клуба. Проводил отбор А. Троицкий.

Музыкальное направление арт-клуба «Бумажная Луна» очень разностороннее. Если говорить о живой музыке, то это можно понять анализируя афишу заведения и по интервью с арт-директором, он рассказывал, что у них проходится много живых выступлений: « у нас проводятся рок-концерты, каждый четверг и субботу играют джазовые музыканты». Во время проведения наблюдения было замечено, что фоновая музыка, которая играет в моменты, свободные от развлекательной программы, также насыщена разнообразием: звучал и джаз, и рок-н-ролл, и электронная экспериментальная музыка.

Контингент данного заведения, также как его развлекательная программа, очень разный. В зависимости от программы и дня недели здесь собираются разные люди. На литературный вечер приходят как состоявшиеся поэты в возрасте от 25 до 50 лет, так и молодые ребята в возрасте от 18 лет до 25, которые пишут стихи просто ради увлечения. «На рок-концерты, естественно, приходит молодняк» - говорит арт-директор «Бумажной Луны», « … а на джазовые концерты ходит совершенно другая публика, более взрослая, интеллигентная, некоторых из этой публики можно даже причислить к элите г. Самара. Конечно, и молодые люди увлекаются джазом, но если на рок-концерты ходит молодежь от 17 лет до 25, то на джаз приходит молодежь от 20 до 35 лет». Следовательно, можно сделать вывод, что в арт-клуб «Бумажная Луна» ходят люди разных возрастных категорий и разный социальных слоев. Это место создано для людей, которые занимаются искусством и интересуются им, а их возраст не имеет большого значения, тем не менее во время наблюдения было замечено много молодежи от 19 до 30 лет, а людей более старшего возраста было намного меньше, но скорее всего это связано с программой в это вечер, выступала группа из Санкт-Петербурга, которая играет музыку в стиле ска, ска-панк.

Кейс второй, арт-кафе «Галерея», очень красивый ресторан, с качественным интерьером, но без идеи. Красивые разукрашенные стены, дорогая мебель, сервированные столы. На стенах висят картины художников, но нигде не обозначено, что это за художники. Администратор арт-кафе рассказал , что экспозиция меняется «..раз в полгода. В момент открытия планировалось менять чаще, но на практике пока получается именно так…». Так что нельзя считать это арт-кафе полноценной галереей. « В день открытия выставки у нас проводиться презентация… приходят разные люди искусства, художники или критики искусства и рассказывают о представленных картинах и об их авторах, в каком стиле они рисует.. В этот день для всех приглашенных гостей подают бесплатное шампанское. Организуется небольшой фуршет», рассказывает об открытии новых выставок администратор заведения. Так как экспозиция меняется редко - презентации бывают тоже редко. В основном это место выполняет роль ресторана

Хотя администратор утверждает, что «Галерея» не просто ресторан, а настоящее арт-место, в которое «люди могут не просто прийти пообедать или поужинать, и понаблюдать за рядом сидящими людьми, а смотреть на произведения искусства и обсуждать, говорить о прекрасном». В реальности это просто ресторан с картинами на стенах. Много ресторанов имеют на стенах своего заведения картины, но не называются арт-кафе и не называются «Галереей».

В интервью администратор заведения часто упоминал, что в «…ресторане люди пьют, едят, веселятся, одним словом отмечают праздники», что «часто здесь обедают бизнесмены». Это говорит о том, что в основном люди, пришедшие в это место, удовлетворяют свои потребности в еде и отдыхе.

Арт-кафе «Галерея» предоставляет возможность проведения выставок, банкетов, свадьбы, юбилеев. Также в кафе есть бизнес ланч. Никаких других услуг ресторан не предлагает.

В кафе играет фоновая музыка, подборка достаточно интересная, это в основном легкая, электронная музыка, soul, lounge, женский вокал. Живой музыки здесь нет.

Контингент кафе включает в себя людей не ниже среднего достатка, это подтверждает администратор кафе в интервью, людей разных. В кафе «Галерея» ходят как «молодые пары, чтобы провести романтический ужин», так и «компании друзей, обычно они приезжают на машинах», но «иногда заходят люди более взрослого поколения, они зачастую больше интересуются искусством, чем другие».

В основном гостями арт-кафе являются бизнесмены, менеджеры, люди с достатком. Администратор говорит о гостях заведения, что «если они ходят к нам, то интересуются искусством» и сама себе противоречит, говоря о том, что люди в основном приходят к ним поужинать или пообедать. Значит искусство в этом кафе стоит не на первом месте. Некоторые гости все же интересуются искусством, «но сами вряд ли занимаются им».

Функции, которые выполняет арт-кафе «Галерея» - это прежде всего функция рекреации и коммуникации, посетители этого места в основном приходят сюда именно для того, чтобы получить психологическую разрядку и отдых. Они едят, общаются и выпивают, больше ничего не происходит в момент их пребывания в этом ресторане.

Арт-кафе «Галерея» по своей сути является обычным рестораном, без особых отличительных черт, присущих арт-кафе.

Кейс третий, ресторан « Арт Шоу»– это «первый в Самаре арт-ресторан, как утвкрждает администратор заведения. «Уникальное заведение, в котором есть музыка достойная восхищения, которая сопровождается вкусной кухней», так говорит о ресторане директор заведения. В действительности этот ресторан с изящной мебелью, зеркалами и мягким светом – просто ресторан с интересной атмосферой театра. Здесь иногда играет джаз, утверждает администратор « по выходным у нас играют джазовые музыканты», но во время проведения наблюдения играло радио. Именно поэтому можно поставить под сомнение отношения этого заведения к арт-кафе.

Программа заведения не является разнообразной. Арт-ресторан предлагает гостям вкусную кухню, по выходным дням - джазовую музыку в исполнении живых музыкантов, также здесь проводятся розыгрыши призов. Так как арт-ресторан сотрудничает с сайтом «bilet-samara.ru», при заказе на определенную круглую сумму Вы выигрываете билет в один из Самарских театров. Это естественно является маркетинговым ходом, но также относится к функции арт-кафе – развивающей, так как в дальнейшем следует развитие индивида как личности, конечно если он воспользуется этим билетом.

Кроме предоставления банкетов ресторан не предлагает никаких дополнительных услуг.

Аудитория, как говорит администратор заведения «нас посещает разная. Приходят и артисты нашего драматического театра, и музыканты», но «и любой обычный человек с удовольствием придет к нам поужинать». «У нас тут часто свадьбы справляют, юбилеи» - говорит администратор ресторана «Арт-Шоу». Также администратор рассказал, что «конечно чаще гостями являются люди с достатком среднего возраста», На вопрос «Люди, приходящие к Вам в ресторан интересуются искусством?» администратор ответил так: «если человек не связан с нашими театрами, то онврядли интересуется искусством».

Очень важно отметить, что на вопрос о приставке «арт», администратор ответил, что они «дружат с театрами Самары, в конце сезона у нас часто заказывают банкеты артисты.» и они являются рестораном с «арт уклоном, потому что у нас интерьер, как театре».

Кейс четвертый «Арт-кафе» в ОДО. Директор этого заведения военный человек, он далек от искусства. Арт-кафе создавалось, как место для отдыха и общения среди артистов. Директор говорит, что заведение называется «Арт-кафе», так как в нем «едят и отдыхают артисты». Кроме артистов здесь часто обедают военные, так как кафе находится при Окружном доме офицеров. На вопрос «Могут ли к Вам прийти обычные люди?» директор ответил « у нас тут и военные ужинают, и генералы иногда обедают». Следовательно, можно сделать вывод, что аудиторией арт-кафе являются военные люди и люди, работающие в театре.

Если говорить о культурной программе - ее здесь нет. Директор «Арт-кафе» говорит, что «иногда в кафе поет приглашенный певец», но это только в отдельном банкетном зале – « по праздникам».

К дополнительным услугам относится заказ банкета. Никаких необычных услуг, связанных с искусством они не предоставляют.

В результате исследования выяснилось, что музыкальное направление, которое выбрали для себя руководители заведения абсолютно не подходит для арт-кафе – « шансон, военные песни», перечисляет репертуар своего заведения директор «Арт-кафе».

Интерьер заведения представляет собой классический стиль ресторанов советского периода, немного напоминает столовую или буфет. Так что и в интерьере нет ничего, что связывает кафе с искусством.

Если объединить все сказанное о «Арт-кафе», можно сделать вывод, что заведение выполняет только функции рекреации и коммуникации, функцию познавательную, развивающую, социализации оно не выполняет.

Как показало проведенное исследование, для многих кейсов характерно несоответствие нормативной модели. Многие места имеют приставку АРТ , но в реальности не имеют никакого отношения к искусству. Помимо того, что там, как сказал директор одного места под названием «Арт-кафе»: «едят артисты», ничего, что связывает это место с искусством не было замечено.

«Арт-кафе» в ОДО выполняет коммуникативную и рекреативную функцию, но все основные функции, которые должно выполнять арт-кафе не выполняют. Директор этого места на вопрос, заданный в процессе интервью, «почему Вы называли это заведение «Арт-кафе»?»ответил так: « Захотел .» А на вопрос , есть ли хоть частичка в «Арт-кафе» от искусства, ответил: « Ну...У меня тут артисты едят, отдыхают». Можно сделать вывод, что кроме удовлетворения потребности в еде, отдыхе и общении,это кафе не может выполнить ни каких других функций.

Администратор ресторана «Арт-ШОУ», опираясь на свой интерьер и публику, тоже считает свой ресторан настоящим арт-местом. В действительности- это просто хороший ресторан, с приятной атмосферой театра , но кроме фоновой музыки и вкусной кухни, они не могут предложить их аудитории ничего оригинального и творческого.

Третий кейс, арт-кафе «Галерея» выполняет функцию рекреативную, коммуникативную и познавательную. Арт-кафе устраивают выставки картин, фотографий. Экспозиция меняется раз в полгода. Как утверждает администратор заведения: « в момент открытия планировалось менять выставки чаще, раз в месяц, но на деле не получается». Фотография и изобразительное искусство без сомнения относится к арту. Конечно это достаточно узкое направление арт-кафе, но все же это место оправдало свое название. Хотя, в реальности- это обычный ресторан, в котором на стенах висят красивые картины.

Последний кейс, арт-клуб «Бумажная луна», оказался сильнее приближенным к нашей нормативной модели.

Функции, которые выполняет арт-клуб совпадают с функциями, представленными в нормативной модели.

Арт кафе выполняет функцию социализации. В арт-клубе происходит включение индивидов в общественную жизнь, усвоение ими социального опыта, знаний, ценностей, норм поведения этой творческой среды.

«Бумажная луна» выполняет функции рекреации и коммуникации. Здесь люди отдыхают, общаются, веселятся, но получают еще очень много нового.

Арт-клуб выполняет развивающую функцию. Он вовлекает личность в процесс непрерывного просвещения при помощи литературных вечеров, просмотров интеллектуальных фильмов, занимается развитием различных видов любительского творчества: на выставках hand-made проводятся мастер-классы по лепке, валянию из шерсти. Арт-клуб обеспечивает своих гостей общением с разными известными людьми из искусства. Арт-директор «Бумажной луны» в интервью упоминал пресс-конференцию с Петром Мамоновым.

Люди, пришедшие в это место обязательно найдут компанию людей с которыми можно обменяться интересующей информацией.

Кафе выполняет развивающую функцию.

Благодаря разнородной программе, интересным творческим людям и общению с ними, индивид осознает себя «личностью , которая чувствует себя творчески реализованным». Так описал свои ощущения посетитель арт-клуба «Бумажная луна», отвечая на вопрос ; «Для чего нужны жителям города Самара арт-кафе?».

 В результате наблюдения было выявлено несоответствие отличительных черт у арт-кафе. У многих существующих в Самаре арт-кафе не было выявлено сходства с описанными особенностями в нормативной модели, за исключением интерьера.

В первом кейсе ,«Арт-кафе» в Доме Офицеров не было замечено ни одной черты, описанной в нормативной модели. Кафе похоже на буфет в театре. Музыкальным сопровождением является русское радио. Аудитория, как описывал директор арт-кафе, «абсолютно разная, у нас тут и военные обедают, и артисты после репетиций.»

В ресторане «Арт-ШОУ» Отсутствовала культурная программа, т.е. все перечисленные виды проведения вечеров в н.м. были сведены к фоновой музыке.

В кейсах 1,2,3 не было никаких дополнительных услуг, кроме проведения свадьбы и юбилеев.

В с «Арт-кафе», «Арт-ШОУ», арт-кафе «Галерея» было выявлено несоответствие аудитории арт-кафе по их характеристикам. Люди, посещающие данные места в основном, не интересуются искусством, а « просто приходят поужинать».

Нами были выдвинуто несколько гипотез. В результате исследования стало ясно, какие гипотезы подтвердились.

Гипотеза о том, что Самарские арт-кафе имеют только одну отличительную особенность- это необычный интерьер подтвердилась. В трех кейсах из четырех наблюдается отсутствие черт, которые относятся к характерным чертам арт-кафе по нормативной модели.

Вторая гипотеза нашего исследования в которой утверждается, что аудитория арт-кафе включает в себя людей с достатком, которые никак не связаны с творчеством, но интересуются им подтвердилась частично, так как в «Арт-кафе» , «Арт-ШОУ», «Бумажную Луну» часто заходят актеры театров, оперные певцы, поэты, а это и есть люди, которые связаны с искусством. «Галерея» оказалась единственным местом , в котором как сказано в гипотезе аудитория включает в себя людей с достатком, которые никак не связаны с творчеством, но интересуются им.

Многие кафе г. Самара позиционируют себя как арт-кафе, но не выполняют функции таких мест. Эта гипотеза подтвердилась. В названии у таких мест есть приставка «арт», но в процессе наблюдения было выявлено, что эти кафе являются обычным местом общественного питания.

Гипотеза о том, что музыкальный репертуар Самарских арт-кафе не отличается от репертуара ночных клубов и обычных кафе г.Самара подтвердилась частично. В «Бумажной луне» репертуар очень разный и он соответствует перечисленному в нормативной модели.

В исследовании была выдвинута гипотеза о том, что в городе Самара не существует арт-кафе, которые полностью соответствовали бы нормативной модели. Данная гипотеза не подтвердилась, так как в Самаре есть арт-кафе «Бумажная Луна», это кафе полностью соответствует нормативной модели.

Еще одна гипотеза, выдвинутая в работе о том, что в г. Самара очень мало мест с названием «арт-кафе» подтвердилась. Их насчитывается всего четыре.

Арт-кафе не играют заметную роль в культурной жизни города Самара. Но существуют исключения, так арт-кафе «Бумажная Луна» играет заметную роль в культурной жизни города. Все остальные кафе не являются трансляторами искусства и не играют роли в развитии и культурном обогащении общества.

1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Слушай, в центре помощи по освобождению от зависимостей открылся клуб анонимных онанистов.
- Так сходи, посмотри.
- Да стремно как-то.
- А ты скажи, что ты журналист.

- Ну как, сходил?
- Да ну, не интересно. На собрание пришли одни журналисты.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru