Курсовая: Конституционный принцип справедливости - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Конституционный принцип справедливости

Банк рефератов / Законодательство и право

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Прислал: Олег К.
Дата создания: 08.04.2013
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 73 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

I. Конституционный принцип справедливости

 1.1. Понятие справедливости и принципам справедливости

 1.2. Сущность и содержание принципа справедливости

II. Принцип справедливости в Конституциях 1918 года и 1993 года

 2.1. Принцип справедливости в Конституции РСФСР 1918 года

 2.2. Нормативное закрепление принципа справедливости в Конституции РФ 1993 года

2.3. Сравнительный анализ Конституции РСФСР 1918 года и Конституции РФ 1993 года

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы в том, что справедливость общественного устройства относится к числу наиболее важных вопросов, стоящих перед обществом. Поэтому одни из первых памятников культуры утверждают о важности этой категории в культурной и социальной жизни человека и общества. Недаром ранние мифы и представления о мире содержат образ справедливости как меры всех вещей. Проблематика научного осмысления справедливости начинается с момента рождения философской мысли.

В данное время категория справедливости как предмет научного анализа является нужной практически во всех сферах гуманитарного знания: психологии, социологии, политологии, экономики и т.п. При этом исследования носят не умозрительный характер, а практико-прикладной.

Особую значимость исследованиям принципа справедливости в его конституционном формате придает тот факт, что Конституция Российской Федерации закрепила не только «веру в добро и справедливость», но и конкретные юридические механизмы реализации справедливости как регулятивного принципа. Формально-юридически, то есть текстуально, этот принцип в Основном Законе не выражен (что делает его исследование достаточно сложным, но вместе с тем интересным), однако можно назвать несколько сотен решений Конституционного Суда, в которых конституционный принцип справедливости находится в основе сформулированной правовой позиции Суда и принятого на ее основе решения.

Принцип справедливости как бы растворен в нормативном содержании Конституции, выражает «дух» Основного Закона. Это и ч. 3 ст. 55, согласно которой ограничения основных прав допускаются только для достижения перечисленных в Конституции РФ целей и должны быть им соразмерными; и

ч. 3 ст. 17, закрепляющая, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц; и запрет издания законов, умаляющих права и свободы человека (ч. 2 ст. 55) и т.п.

Целью данной работы является сравнительный анализ принципа справедливости в Конституции РСФСР 1918 года и Конституции РФ 1993 года

Для достижения указанной цели были поставлены следующие конкретные задачи:

• определить понятие справедливости и принципам справедливости;

• изучить сущность и содержание принципа справедливости;

• рассмотреть принцип справедливости в Конституции РСФСР 1918 года;

• проанализировать нормативное закрепление принципа справедливости в Конституции РФ 1993 года;

• провести сравнительный анализ Конституции РСФСР 1918 года и Конституции РФ 1993 года.

I. КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ

 1.1. ПОНЯТИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ И ПРИНЦИПА СПРАВЕДЛИВОСТИ

Понятие «Справедливости» из спокон веков понималось по-разному:

От соломоновой справедливости при споре о младенце, до справедливости Шарикова – легко и просто «всё взять и поделить». В советском лозунге «От каждого по способностям – каждому по труду», нашедшем закрепление в Конституции СССР 1936 года тоже было своё понятие справедливости.

«Википедия» определяет справедливость как понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия деяния и воздаяния: в частности, соответствия прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания, соответствия роли различных социальных слоев, групп и индивидов в жизни общества и их социального положения в нём; в экономической науке — требование равенства граждан в распределении ограниченного ресурса.

Законы общества и законы государства всегда стремятся достичь наибольшей справедливости потому, что справедливость отделяет Порядок от Хаоса, а закон от беззакония. Справедливость понимается как основа правосудия и «демократического общества», хотя само понятие «демократическое общество» весьма условно. Разве какое бы то ни было из современных обществ не называет себя демократическим, народным и т.д.?

Справедливость закона и практика его надлежащего исполнения, по моему мнению, есть то, что правдивее лозунгов, ярких речей политиков и предвыборных обещаний. Все это кажется, во многом неоднозначным и дискуссионным, и остается вопрос существования правового выражения справедливости – принципа справедливости.

Как сказал один немецкий учёный: «Справедливое судебное решение это, то судебное решение, которое вынесено в полном соответствии с законом». И думается, что в этом высказывании есть изрядная доля смысла.

Если абстрагироваться от конкретных правовых проявлений общества и перейти на более высокий теоретико-философский уровень, то получается, что законы отдельно взятого народа есть выражение национального духа этого народа. А ведь именно в законе находят свое отражение представление о должном порядке вещей.

Было когда-то сказано, что, сколько людей – столько и мнений и единого «принципа справедливости» в законах почти не найти – принцип справедливости «рассеян» в конкретных нормативно-правовых актах и в практике правоприменения. Но в тоже время есть некое коллективное представление о справедливости, оно как проявление коллективного бессознательного, живет рядом с законом, нередко входит в сферу закона.

И если закон не соответствует этому коллективному представлению, этой частице национального духа, тогда начинает расти напряженность, которая проявляется в народном недовольстве, выступлениях против власти. Эти выступления потом могут перерождаться в революции, которые сметают старую правовую систему, старые понятия и ставят на их место новые законы и новые категории.

Но так происходит только в идеальных ситуациях, в реальности же, всё намного сложнее т.к. нация (тем более в такой стране как Россия) понятие нечёткое – Русская Нация есть то, что вышло уже за пределы своего кровно-фенотипного понимания – из-за того, что существуют разные социальные и этнические группы существуют и разные потребности.

Различия в потребностях порождают разное представление о том, что такое благоденствие, что такое Справедливость. Современная философская мысль выделяет три типа Справедливости:

1) Мстительная справедливость.

2) Уравнительная справедливость.

3) Распределительная справедливость.

Мстительная справедливость имеет точкой своего наивысшего рассвета древнейшие своды законов, такие как, например Кодекс Хаммурапи и Законы Ману.

Главный принцип мстительной справедливости – отомстить причинителю вреда. Принцип талиона, нашедший свое выражение в расхожей присказке «Око за око, зуб за зуб», является главным инструментом мстительной справедливости. По большей части мстительная справедливость отвечает причинением вреда на причинение вреда (в то время как «современная» Справедливость носит, как правило, компенсационный характер).

Уравнительная справедливость – как то самое «шариковское» всё взять и поделить. Лозунг утопического социализма. Главный смысл уравнительной справедливости в том, чтобы у всех всего было поровну. Уравнительная справедливость имеет направленность, которую сейчас стало модно называть «гуманистической» т.е. учитывающей и интересы преступника, и интересы жертвы. Концепция уравнительной справедливости нашла своё отражение в знаменитом труде Сэра Томаса Мора «Утопия», также она получила развитие и в других концепциях социальной утопии. Эти труды были оторваны от реальности, и прошло очень много времени до тех пор, пока великими экономистами и теоретиками социализма К. Марксом и Ф. Энгельсом была выработана теория, максимально приближенная к реальности.

Затем эта теория была опробована такими «практиками революций» и великими преобразователями, как В.И. Ленин, И.В. Сталин, Мао Цзэдун и Эрнесто «Че» Гевара. Практика построения социализма показала, что концепцию уравнительной справедливости воплотить в абсолюте невозможно! Мы имеем богатый отечественный опыт – путь проб и ошибок, великих потрясений, потерь, и столь же великих побед нашего народа…

Распределительная справедливость – это уже справедливость с оттенком капитализма, свободного рынка, и прочих «империалистических институтов». Смысл её состоит в том, что каждый человек в меру своего труда может иметь необходимое имущество, а также в меру своих сил и возможностей должен защищать свои права. Государству в данной модели Справедливости отводится роль наблюдателя (но не контролёра!) за рынком, а также распределителя необходимого минимума социальных благ. Концепция распределительной справедливости нашла свое отражение в трудах экономистов классической (А. Смитт, Д. Риккардо, Ж-Б. Сэй) и неоклассической школ (К. Менгер, Ф. фон Визер, И Фишер).

Использование концепции государства как «ночного сторожа» экономики привело к кризису американской экономики, впоследствии известному как Великая Депрессия 1929 – 1934 годов.

Множество печальных событий показали, что использовать ту или иную концепцию Справедливости, в чистом виде, небезопасно для общества, для нормальной жизни граждан, поэтому была создана «современная» концепция Справедливости, которая сочетает в разумных пределах уравнительную и распределительную справедливость. Однако единого понимания данной концепции не существует.

Несмотря на попытки преодолеть противоречия – наше законодательство, начиная от Конституции, содержит массу противоречий – существует даже 12 толкований Конституции, которые полностью изменяют её смысл.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что понятие принципа справедливости является изменчивым и его «относительная устойчивость» зависит от устойчивости законодательства, правовой системы, и, если так можно выразиться, степени единства воли законодателя и общества.

1.2. СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА СПРАВЕДЛИВОСТИ

Справедливость - принцип или качество права? В правовой доктрине категория справедливости рассматривается с различных позиций. Наиболее распространенной является точка зрения, что справедливость представляет собой принцип права. Согласно другой позиции, справедливость пронизывает все содержание правовых норм и является, таким образом, некоторым "качеством права". Нужно сказать, что дискуссии по этому вопросу возникали еще в советской правовой науке. Так, например, Е.М. Орач отмечал, что понимание справедливости как принципа права сужает сферу действия, распространения данной категории. По его мнению, если справедливость считать принципом права, то "...может создаться видимость, будто... право не обусловлено морально-политическими требованиями справедливости, характерными для всего общества".

Возражая против этой точки зрения, А.И. Экимов отмечал, что "принципы права - это принципы только права, а не общества, и для... науки невозможно допущение, что право в первую очередь обусловливает все развитие общества". Сам А.И. Экимов считает некорректной постановку вопроса о справедливости в праве в форме альтернативы: принцип или свойство права. Он отмечает, что справедливость является общеотраслевым принципом, она охватывает все "этажи правовой системы - от отдельных норм до права в целом", когда принцип справедливости воплощается в праве, "право тем самым приобретает свойство справедливости". Таким образом, определенный "принцип деятельности становится принципом результата деятельности".

Данная дискуссия обусловлена сущностной неразграниченностью справедливости в качестве морально-этической, ценностной категории и собственно правового принципа справедливости. Между тем такое разграничение, как мы указывали выше, можно видеть уже у Аристотеля, который говорил о различии "общей" и "частной" справедливости. "Общая справедливость" является достоянием общественного мнения. Сфера ее распространения чрезвычайно широка: она позволяет оценивать любой поступок (а иногда и событие) с позиции справедливости. "Частная" же справедливость, представляя собой "добродетель государственного мужа", носит скорее инструментальный характер, представляя собой метод справедливого уравнивания и распределения определенного объема благ или тягот.

Л.С. Явич, рассматривая соотношение справедливости и права, обоснованно отмечал, что говорить о таком соотношении можно в рамках двух проблемных плоскостей. С одной стороны, "речь идет об оценке права с точки зрения защищаемых им экономических, политических и других фактических отношений... Во втором аспекте проблема права и справедливости носит более специфический характер, предполагает трактовку справедливости не как внешнего по отношению к правовой действительности фактора, а как специально-юридического принципа права, выражающего некоторые свойства, стороны самой юридической формы"

Справедливость как качество или свойство права, тяготеет именно к "общей справедливости". Действительно, оценивая ту или иную норму права с позиции ее справедливости или несправедливости, мы соотносим результат ее действия с системой интерсубъективных ценностей, принятых в данном обществе в данный исторический период. Справедливость в качестве принципа права имеет более конкретное содержание, поскольку выражает деятельностное начало данной категории. В этом смысле принцип права, в отличие от свойства или качества, предполагает его практическое применение. С этой позиции действительно можно сказать, что реализация правового принципа справедливости призвана обеспечить качество справедливости права.

Регулятивное значение принципа справедливости Г.В. Мальцев отмечал, что "связь права и справедливости основана на том обстоятельстве, что правовое отношение может быть всегда интерпретировано как особый тип отношения распределительного. Объектом распределения здесь выступают права и обязанности участников взаимного социального общения". С этой позиции справедливость представляет собой "диалектическое сочетание элементов равенства и неравенства", то есть справедливость выражается в равном отношении к равным людям и в неравном отношении к неравным людям. "Справедливость означает принятый обществом в качестве нравственно оправданного и правильного масштаба для соизмерения действий субъекта в пользу (или во вред) общества и других лиц с ответными действиями последних". Профессор А.И. Экимов определяет справедливость как "нравственно обоснованный критерий для соизмерения действий субъектов, в соответствии с которым осуществляется воздаяние каждому за его поступки в виде наступления тех или иных последствий"

Это максимально широкая трактовка регулятивного значения правового принципа справедливости, которая исходит из соразмерности, или эквивалентности, социального взаимодействия. Между тем (об этом мы уже говорили в первой части работы) в зависимости от вида общественных отношений (воздаяние, обмен и распределение) можно выделить различные модели, или модификации, данного принципа. Ретрибутивная, или воздающая, модель справедливости охватывает аспекты признания основных прав, соразмерности их ограничений, юридической ответственности. Нужно сказать, что в юриспруденции эта модель чаще всего связывается с теорией наказания, или юридической ответственности. Однако смысл ретрибутивной справедливости намного шире: она требует не ответного воздаяния (злом за зло или добром за добро), а предоставления каждому по его достоинству. Дистрибутивная справедливость предполагает соразмерность в распределении благ, заслуг, обязанностей, статусных позиций. государственного служащего: аттестация, квалификационный экзамен и т.п.

Наконец, коммутативная (меновая) справедливость предполагает эквивалентность в обмене. В римском частном праве эта модель справедливости выражалась формулами: "Делаю, чтобы ты сделал. Даю, чтобы ты дал. Делаю, чтобы ты дал. Даю, чтобы ты сделал". Как утверждал еще Томас Гоббс, "коммутативная справедливость есть справедливость контрагента, то есть выполнение им соглашения на предмет покупки, продажи, найма и сдачи внаем, ссуды и займа, обмена и других актов договора"

Данная модель принципа справедливости широко востребована в либеральных и либертарных теориях как обоснование "свободного рынка" и минимального вмешательства государства в эти обменные процессы.

В современных терминах коммутативную справедливость можно интерпретировать как принцип правомерных ожиданий, который означает, "что каждое лицо, не нарушающее право, вправе полагать, что и другие лица (включая тех, от которых зависит предоставление этому лицу прав или исполнение перед ним обязанностей) также не нарушают требования права". В правовой сфере это предполагает наличие ясных и непротиворечивых правил, стабильность правового положения участников соответствующих правоотношений, то есть правовую определенность.

В чем же заключается регулятивная функция правового принципа справедливости как "деятельностного" начала правовой системы (принцип как "принцип действия")? С.С. Алексеев полагал, что "справедливость, представляя по своей основе социально-нравственное явление в нашем обществе... приобретает значение правового принципа в той мере, в какой она воплощается в нормативно-правовом способе регулирования, в тех началах "соразмерности", "равного масштаба" и т.д., которые присущи самому построению правовых инструментов".

Социокультурная обусловленность принципа справедливости.

В научной литературе высказывалась и высказывается точка зрения, что категория "справедливость" представляет собой морально-этический концепт, и в право "проникает" путем детерминации индивидуально-личностной сферы участников правового отношения.

Действительно, определить предметное содержание этого принципа не так-то просто, поскольку на сегодняшний день справедливость рассматривается скорее как правовая идея, социальная ценность. Традиционно принцип справедливости разрабатывается в рамках теории и философии права, рассматривается через призму социальных ценностей, то есть как своего рода "этико-юридический феномен". "Справедливость воспринимается как понятие о должном, она сопряжена с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека". Иными словами, семантика слова "справедливость" обусловлена историческим и политическим климатом в обществе. "У справедливости много аспектов: социальный, экономический и др., но все они, - пишет О.В. Мартышин, - в развитом обществе приобретают политический характер, опосредуются политикой".

"Какого-либо другого регулятивного принципа, кроме правового, справедливость не имеет. Отрицание же правового характера и смысла справедливости приводит к тому, что в принцип справедливости начинают возводить какое-нибудь неправовое начало - требования уравниловки или привилегий, те или иные моральные, религиозные, мировоззренческие, эстетические, политические, социальные, национальные, экономические и тому подобные представления, интересы, требования. Тем самым правовое (то есть всеобщее и равное для всех) значение справедливости подменяется неким отдельным, частичным интересом и произвольным содержанием, партикулярными притязаниями".

Конституционные интерпретации принципа справедливости.

Исходя из того, что говорилось выше, принцип справедливости, если рассматривать его в максимально общем приближении, то есть именно как формальный, имманентный праву социокультурный инвариант, сводится к "соразмерности" в воздаянии, обмене и распределении. Однако если не задавать параметры этой соразмерности (например, как всеобщее формальное равенство), то ничего более об этом принципе сказать нельзя.

Конкретным содержанием указанная соразмерность именно как мера права наполняется в рамках определенной правовой системы. Вот почему, на наш взгляд, отвлеченное рассмотрение справедливости как "общеправового" принципа, как он рассматривается в теории права, не способствует раскрытию его регулятивного содержания в рамках действующей правовой системы.

Как справедливо заметил профессор В.И. Крусс, "номинально являясь общепризнанными и непосредственно конституционными, названные принципы, тем не менее, сами по себе "ничего не говорят" или говорят "слишком много", существуя одновременно в различных контекстах и дискурсах (причем не только правового характера), и в силу этого "нуждаются" в конституционной интерпретации, предполагают ее применительно к конкретным обстоятельствам правопользования".

Нужно сказать, что само это словосочетание "конституционный принцип справедливости" может вызвать определенное недоумение. Как известно, формально-юридически, то есть текстуально, принцип справедливости не закреплен Основным Законом. В этой связи тем более интересно, что несколько сотен определений и постановлений Конституционного Суда содержат прямые апелляции к принципу справедливости. Причем зачастую Суд использует формулу "конституционный принцип справедливости". Как правило, Конституционный Суд, ссылаясь на принцип справедливости, указывает конкретные статьи Конституции РФ, которые якобы содержат указание на этот принцип. Как правило, в этих случаях Конституционный Суд ссылался на ст. 1 и 7 Конституции РФ. Между тем ни та, ни другая статьи Основного Закона не содержат никакого упоминания о принципе справедливости. Слово "справедливость" вообще упоминается в Конституции РФ лишь единожды, и притом в преамбуле, где говорится об уважении памяти предков, "передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость". Кстати, нужно сказать, что, обосновывая свое решение принципом справедливости, Конституционный Суд нередко ссылается и на преамбулу к Конституции РФ.

Анализ правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в целом ряде однородных дел, позволяет говорить, по меньшей мере, о трех конституционных интерпретациях принципа справедливости.

Конституционная интерпретация дистрибутивной справедливости. Первое и наиболее очевидное толкование принципа справедливости связано с понятиями "соразмерности", разумной и обоснованной дифференциации объема прав, льгот, гарантий, которые предоставляются отдельным категориям граждан. В рамках данной модели находит свое выражение необходимость обеспечивать равенство всех правопользователей, с одной стороны, и требование разумной и обоснованной дифференциации - с другой ("равное - равным; неравное - неравным").

Другими словами, в данной ситуации принцип равенства должен рассматриваться в единстве с принципом справедливости в значении разумной дифференциации условий социального страхования в отношении различных категорий граждан. Сам же по себе принцип равенства недостаточен для вынесения обоснованного и справедливого решения. Речь идет об известной проблеме "несправедливого равенства и справедливого неравенства". Кстати, как правило, Конституционный Суд РФ упоминает принцип справедливости в одной строке с принципом равенства (например, "согласно конституционным принципам равенства и справедливости").

Поэтому федеральный законодатель должен исходить из конституционных принципов справедливости (ст. 1 и 7 Конституции РФ) и равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ), в том числе независимо от профессиональной принадлежности, должностного положения этих лиц и, соответственно, от уровня их заработной платы. При этом решения законодателя о внесении изменений в способы возмещения вреда, об уточнении критериев его дифференциации или адресности не могут противоречить конституционно значимым целям, должны отвечать принципам справедливости и соразмерности и не умалять конституционные права граждан.

Конституционная интерпретация ретрибутивной справедливости

Конституционная модель ретрибутивной справедливости охватывает вопросы критериев допустимости ограничений основных прав, адекватности и пропорциональности законодательного регулирования условий и порядка их реализации, соразмерности юридической ответственности и т.п. Конституционный Суд сформулировал следующую позицию: возможные ограничения федеральным законом права владения, пользования и распоряжения имуществом, исходя из общих принципов права, должны отвечать требованиям справедливости, то есть быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе частных и публичных прав и законных интересов других лиц.

Конституционная концепция коммутативной справедливости. Как уже говорилось выше, коммутативная справедливость воплощает в себе принцип правомерных ожиданий и предполагает правовую определенность статуса участников общественных отношений. Такая правовая определенность выражается, во-первых, в непротиворечивости правового регулирования их прав и обязанностей и, во-вторых, в недопустимости произвольного изменения установленных "правил игры". Так, по ряду дел Конституционный Суд отметил, что "из конституционных принципов юридического равенства и справедливости вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы и ее согласованности с системой действующего правового регулирования".

Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно указывал, что неопределенность содержания правовой нормы не может обеспечить ее единообразное понимание, создает возможность злоупотребления исполнительной властью своими полномочиями, порождает противоречивую правоприменительную практику, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к произволу и, следовательно, к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона. По мнению Суда, самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции РФ.

Требования коммутативной справедливости предполагают и "соразмерность", "адекватность" изменения действующего законодательства, "правил игры". В этой связи Конституционный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм.

По целому ряду дел Конституционный Суд сформулировал следующую правовую позицию: принципы правовой справедливости и равенства, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации как правовом и социальном государстве, предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики. Это, как и точность, и конкретность правовых норм, которые лежат в основе соответствующих решений правоприменителей, включая суды, необходимо для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

II. ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ В КОНСТИТУЦИЯХ 1918 ГОДА И 1993 ГОДА

2.1. ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ В КОНСТИТУЦИИ РСФСР 1918 ГОДА

В 20-е годы выходят первые научно-исследовательские работы о Конституции РСФСР 1918 г., в них анализируется практика советского строительства после принятия Конституции, проблемы взаимоотношений центральных и местных органов Советской власти. Истории создания первой советской Конституции, деятельности Конституционной комиссии ВЦИК, анализу проектов и иных подготовительных материалов посвящена книги многих авторов. В своей работе они раскрывают сущность и значение Конституции 1918 г., дают характеристику правового положения личности в Советском государстве. С.М. Бродович издала первое фундаментальное исследование советской избирательной системы, в нем дается анализ соответствующих норм Основного Закона 1918 г., практики проведения выборов в первые годы Советской власти. В Конституции нет таких понятий как «справедливость» или «справедливое судебное разбирательство», как нет и единого принципа справедливости.

В 30-е годы внимание к первой советской Конституции привлекается преимущественно в связи с разработкой новой союзной Конституции и двадцатилетием Основного Закона 1918 г. В это время проявляются две тенденции в исследовании рассматриваемой проблемы. Одна тенденция - углубленное изучение вопросов истории Конституции РСФСР 1918 г. В этой связи следует отметить некоторые статьи, в которых анализируются отношение левых эсеров к принципиальным идеям большевистской партии, отраженным в Основном Законе.

Вопросу проведения в жизнь первой советской Конституции посвящена статья В. Аверьева. В которой говорится о том что, в литературе, начиная с 30-х годов, проявляется и другая тенденция - искажение истории создания Конституции РСФСР 1918 г. в связи с распространением культа личности Сталина и корректировкой общей научной концепции событий Октябрьской революции в советской историографии. Большинство исследователей, следуя «духу времени», придерживалось одностороннего подхода в освещении истории создания первой советской Конституции, в особенности тех ее норм, которые не укладывались в рамки возобладавшей политической доктрины. Все это происходило путем умалчивания о широких демократических дискуссиях, проходивших в период создания Основного Закона РСФСР. Не всегда объективно оценивались как роль той или иной политической партии, так и заслуги отдельных государственных деятелей. Наиболее показательными в этой связи стали статьи X. Либман. В них проект, разработанный Конституционной комиссией ВЦИК, называется «сталинским» проектом.

Та же тенденциозность в освящении событий присутствует и в последующих работах В. Шураева, С.С. Кравчука, А.И. Лепешкина. В этих работах на первый план выходят политические и идеологические аспекты Конституции, что происходит в ущерб правовому анализу основных конституционных норм.

В конце 40-х годов появились первые крупные работы, посвященные истории первой советской Конституции. В монографии С.Л. Ронина исследование проблемы начинается с анализа конституционных планов Временного правительства. Это позволяет показать принципиальную их противоположность с советским конституционным строительством. Конституционная комиссия ВЦИК выбрала за основу кодификационный метод составления Конституций, на базе обобщения имеющегося нормативного материала и практики государственного строительства. Исходя из этого, С.Л. Ронин исследует советское законодательство со II Всероссийского съезда Советов, рассматривая его как проявление революционного творчества масс, составляющего основной источник Конституции. Автор показывает необходимость создания Основного Закона, выявившуюся к весне 1918 г. В книге достаточно подробно и обстоятельно освещается работа Конституционной комиссии ВЦИК. Анализ основных положений Конституции у С.Л. Ронина носит больше государствоведческий, чем историко-правовой характер: за основу взят текст статей Основного Закона, причем зачастую в отрыве от исторических событий того времени, без должной связи с объективно складывавшейся в стране обстановкой.

Годом позже вышел большой труд Д.А.Чугаева. Он строит свою работу в общеисторическом плане и начинает исследование непосредственно с III Всероссийского съезда Советов, на котором впервые был поставлен вопрос о необходимости создания Конституции. В работе много внимания уделено исторической обстановке, общему историческому фону, на котором проходила работа по созданию первой советской Конституции. Вместе с тем, анализа самого Основного Закона Д.А. Чугаев не дает.

Первая советская конституция - закрепила победу пролетариата и беднейшего крестьянства после Октябрьской революции и активно использовалась большевиками как средство политической борьбы с социальными слоями и классами, не разделявшими идеалы социалистического строительства. Из содержащихся в Конституции РСФСР 1918 г. свобод и гарантий трудящихся, некоторые более всего подходят для определения как справедливости и могут являться его принципами.

Это отражено в ст.1 "Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам", и находит продолжение в ст.7,9: "…Власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам…", "Основная задача рассчитанной на настоящий переходный момент Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики заключается в установлении диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти".

Конституция 1918 года провозгласила идею уничтожения эксплуатации человека человеком и тут же заменяло ее идеей эксплуатации человека государством: вводилась всеобщая трудовая повинность (ст.1 ст.18). Юридически закрепила равенство мужчин и женщин. Это было достижением пролетарской культуры. Впервые в истории России был закреплен конституционный принцип равенства двух полов, и это, несомненно, был шаг в эмансипации женщин. "Человек", как субъект права не был заявлен в Конституции 1918 года. Основная терминология Конституции 1918 года "Гражданин", "Трудящийся". Эти понятия и определили понимание меры свободы и равенства граждан в обществе. Исходя из определений ст.7 мужчины и женщины имели одинаковый статус, они были равны, были "трудящимися массами". Можно сказать, что классовая идеология в Конституции 1918 года привела к обезличиванию человека, личности и в том числе путем стирания гендерных характеристик. В разделе "Активное и пассивное избирательное право" нет прямого указания на пол, есть лишь обобщающая формула "лица обоего пола".

Женщина должна была а) заниматься домашним хозяйством и б) обеспечивать кому-то возможность производственного труда. Эти два условия были обозначены и соединены с признаком женского пола. Так, по пролетарски, упрощенно были закреплены избирательные права женщин.

Ст.3 вводит для граждан всеобщую трудовую повинность. Соединение политических прав с обязанностью трудиться означало, что граждане обоих полов были обязаны трудиться, чтобы быть субъектами правовых отношений.

Ведению Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов подлежат утверждение, изменение и дополнение Конституции; общегосударственное законодательство, судоустройство и судопроизводство, гражданское, уголовное законодательство и пр., право амнистии, общей и частичной. Органом судебной исполнительной власти был народный комиссариат по юстиции.

Конституция РСФСР 1918 года имела ярко выраженный классовый характер. В.И. Ленин разработал учение о пролетарской демократии, показав неразрывную связь ее с диктатурой пролетариата. Диктатура пролетариата, писал он, может иметь различные формы: «Переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм». Для России такой формой явилось государство Советов, причем по обоснованию В.И. Ленина, обладающее целой системой материальных гарантий, заключающихся в национализации экспроприированной собственности (ст. 3).

Основные принципы Конституции были сформулированы в ее шести разделах:

I. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа;

II. Общие положения Конституции РСФСР;

III. Конструкция Советской власти (организация советской власти в центре и на местах);

IV. Активное и пассивное избирательное право;

V. Бюджетное право;

VI. О гербе и флаге РСФСР.

В Конституции была сформулирована основная задача Советского государства — уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, подавление сверг¬нутых эксплуататоров и установление социалистичес¬кой организации общества. В Конституции указыва¬лось, что первыми шагами по пути реализации этой задачи являются: национализация (социализация) зем¬ли и ее недр, лесов, банков, аннулирование кабальных иностранных займов, переход основных командных высот управления народным хозяйством (в том числе заводов, фабрик и рудников общегосударственного значения, железных дорог, морского и речного транс¬порта и т. д.) в руки Советской власти. Создание основ социалистической экономики большевики рассматри¬вали как решающий фактор, определявший сущность Советской Конституции.

Конституция РСФСР 1918 года в дальнейшем использовалась в качестве эталона и образца для подражания, по которому выстраивалось конституционное строительство сначала автономий, а затем СССР и союзных республик Союза ССР.

Таким образом, она явилась фундаментом для развития советской модели конституционализма. Каждая последующая Конституция России закрепляла устои общественной и государственной организации и те изменения, которые происходили в общественном развитии ко времени ее принятия. При этом любая из них несла в себе новации, подтверждавшие определенное эволюционное движение.

2.2. НОРМАТИВНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПА СПРАВЕДЛИВОСТИ В КОНСТИТУЦИИ РФ 1993 ГОДА

Конституция Российской Федерации, принятая на Всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. (далее Конституция), содержит в себе целый комплекс принципов (гарантий) правосудия, но непосредственно норм о справедливом судебном разбирательстве не предусматривает. В Конституции много таких понятий, как «свобода», «гарантии», но слово «справедливость» присутствует только в преамбуле – «чтя память предков, передавших нам… веру в добро и справедливость…».

В Конституции нет таких понятий как «справедливость» или «справедливое судебное разбирательство», как нет и единого принципа справедливости. Всё это даёт широкую свободу действий при применении Конституции при отправлении правосудия – Верховный и Конституционный суды РФ борются за звание «зерцала справедливости» - и эта борьба уже стала далеко не борьбой за справедливость, а скорее борьбой за престиж, за монопольное право указывать «низшим» судам, что им делать.

И авторы, исследующие Конституцию РФ, само самой такого понятия также избегают и выделяют или конституционные принципы правосудия, или конституционные гарантии правосудия.

Так, например, М.В. Баглай выделяет конституционные гарантии правосудия: гарантии подсудности, право на юридическую помощь (ст. 48), презумпцию невиновности (ст. 49), запрет повторного осуждения (ст. 50), недействительность незаконно полученных доказательств (ч. 2 ст. 50), право на пересмотр приговора (ч. 3 ст. 50), гарантии от самообвинения (ст. 51), права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (ст. 52), запрет обратной силы закона (ст. 54).

Л.А.Нудненко - конституционные принципы правосудия: осуществления правосудия только судом (ч. 1 ст. 118), запрет создания чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118), самостоятельности судов (ст. 124 – гарантия этого принципа), несменяемости судей (ч. 1 ст. 121), неприкосновенности судей (ч. 1 ст. 122), гласность в деятельности судов (ч. 1 ст. 123), участия граждан в осуществлении правосудия, обязательность судебных постановлений, равноправие сторон в судопроизводстве (ч. 3 ст. 123), состязательность судопроизводства (ч. 3 ст. 123), ведения судопроизводства и делопроизводства на русском языке.

При этом автор, перечисляя конституционные принципы правосудия, либо вообще не ссылается на Конституцию РФ, либо ссылается только на Федеральные законы, предполагая, очевидно, что конституционные принципы могут быть установлены чем-то иным, кроме Конституции.

Думается, что не все принципы или гарантии правосудия могут быть расценены как принципы справедливого судебного разбирательства. Из содержащихся в Конституции Российской Федерации свобод и гарантий, следующие более всего подходят для определения судебного разбирательства как справедливого и могут являться его принципами:

1). Равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), состязательность и равноправие сторон в судопроизводстве (ч. 3 ст. 123)

2). Право на получение квалифицированной юридической помощи и помощь защитника с момента задержания, заключения под стражу или предъявлении обвинения (ч.ч. 1 и 2 ст. 48)

3). Открытое судебное заседание и ограничения для слушания дел в закрытых судебных заседаниях и заочном производстве (ч. 1 и 2 ст. 123) и участие присяжных заседателей в отправлении правосудия (ч. 4 ст. 123)

4). Презумпция невиновности (ч. 1 ст. 49) и гарантии прав подозреваемого, обвиняемого и подсудимого (ч. 2 ст. 49 – право обвиняемого не доказывать свою невиновность; ч. 3 ст. 49 – толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого; ч. 1 ст. 50 – недопустимость повторного осуждения за одно и тоже преступление; ч. 2 ст. 50 – запрет на использование доказательств, полученных с нарушением закона; ч. 3 ст. 50 – право на пересмотр приговора и помилование; п. 2 ст. 47 – право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей; ч. 2 ст. 22 – возможность ареста, заключения и содержание под стражей только в соответствие с судебным решением и ограничение срока задержания до этого момента до 48 часов; ч. 2 ст. 20 – возможность применения смертной казни только при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей)

5). Охрана прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью законом, обеспечение доступа к правосудию и компенсации причиненного вреда (ст. 52)

6). Право не свидетельствовать против себя и своих близких (п. 1 ст. 51)

7). Гарантии судебной защиты прав и свобод (п.1 ст. 46), право на обжалование решений и действий органов государственной власти и их должностных лиц (ч. 2 ст. 46)

8). Осуществление правосудия только судом (ч. 1 ст. 118) посредством уголовного, административного и гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 118), запрет чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118) и гарантии подсудности (ч. 1 ст. 46 – гарантии рассмотрения дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно относится)

9). Независимость судей (ч. 1 ст. 120)

10) Запрет применения закона, устанавливающего или ужесточающего наказание (ч. 1 ст. 54), обязанность применения закона смягчившего или устранившего наказание (ч.2 ст. 54), верховенство Конституции и законов (ч.2 ст. 4), обязанность принятия судом решения в соответствие с законом при установлении несоответствия акта государственной власти или иного органа (ч.2 ст. 120), а также высшая юридическая сила и прямое действие Конституции РФ (ч. 1 ст. 15) и международных договоров (ч. 4 ст. 15).

Несколько сотен постановлений и определений Конституционного Суда содержат прямые апелляции к принципу «справедливости», при этом суд указывает конкретные статьи Конституции РФ, устанавливающие этот принцип. Как правило, это статьи 1 и 7. Между тем ни одна, ни вторая статья не содержат никакого, упоминая об указанном принципе (Статья 1 содержит информацию о том, что РФ – демократическое государство с республиканской формой правления. Статья 7, что РФ – социальное государство, в котором охраняются и гарантируются труд и здоровье, гарантированный минимальный размер оплаты труда, поддержка семьи, материнства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социально защиты. Следует отметить, что обосновывая свое решение принципом справедливости, Конституционный Суд нередко ссылается и на преамбулу Конституции РФ, о которой говорилось выше.

Анализ правовых позиций Конституционного суда РФ позволяет сделать вывод, что имеется три интерпретации конституционного принципа справедливости.

1. Наиболее очевидное толкование принципа справедливости Конституционным Судом связано с понятиями «соразмерности», разумной и обоснованной диффамации объема прав, льгот и гарантии, предоставляемых отдельным гражданам, т.е. необходимость обеспечивать равенство всех правопользователей, с одно стороны, и требование разумной и обоснованной диффамации – с другой.

В Постановлении от 27 апреля 2001 г. № 7-П Конституционны суд отметил, что принцип равенства всех перед законом гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных условии для различных категории субъектов права. Вместе с тем такие различия не могут устанавливаться произвольно, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъекта. Другими словами – «равное – равным», «неравное – неравным». Такая позиция неоднократно высказывалась Судом в отношении налогообложения, пенсионных прав, ответственности и т.п., поэтому остро стоит вопрос о конституционных критериях такой справедливой диффамации, позволявших бы отграничивать ее от дискриминации.

Тем не менее, Конституция РФ (статья 123 Конституции РФ), также как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, закрепляет принцип равенства каждого не только перед законом, но и судом, т.е. «принцип процессуального равноправия сторон». Но только понимается этот принцип вышеназванными органами по – разному, поэтому, зачастую, Европейский Суд признает наличие нарушений там, где Конституционный Суд их не видит.

2. Следующее толкование связано с вопросами критериев допустимости ограничений основных прав и порядка их реализации, соразмерности юридической ответственности.

Конституционный Суд по ряду дел, касающихся правомочий собственников, а также свободы предпринимательской деятельности и свободы договоров, сформулировал, что возможные ограничения федеральным законом права владения, пользования и распоряжения имуществом должны отвечать требованиям справедливости, т.е. быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе частных и публичных прав и законных интересов других лиц.

В действующем законодательстве такой правовой позиции в наибольшей степени отвечает принцип справедливости в уголовном праве, применяемом при назначении наказания, которое должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ).

3. И, наконец, последнее – это толкование принципа справедливости как принципа правомерных ожидании и правовой определенности статуса участников общественных правоотношений.

По ряду дел Конституционный Суд отметил, что «из конституционных принципов юридического равенства и справедливости вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы и ее согласованности с системой действующего правового регулирования». Неопределенность содержания правовой нормы не может обеспечить ее единообразное применение, порождает возможность злоупотребления властью своими полномочиями, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к произволу и нарушению принципов равенства и верховенства закона. Конституционный Суд неоднократно подчеркивал, что изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действия государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм.

Наиболее подробно практику Конституционного Суда РФ по применению им принципов справедливости, в том числе установленных статьёй 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, я приведу в соответствующем разделе данной работы, также будут рассмотрены и другие положения, определяющие понятие «принцип справедливости» в российском законодательстве.

Российская Федерация ратифицировала 30 марта 1998 г. Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенцию), которая вступила в силу 5 мая 1998 г. В день сдачи на хранение ратификационной грамоты Генеральному Секретарю Совета Европы, а 18 февраля 2010 г. Был ратифицирован 14-й Протокол к Конвенции.

Часть 4 ст. 15 Конституции говорит о верховенстве норм международных договоров ратифицированных РФ над нормами национального права РФ в целом и Конституцией в частности. Также ч. 1 ст. 17 говорит, что права и свободы человека в РФ «признаются и гарантируются».

Из вышеизложенного следует, что нормы и принципы Конвенции должны соблюдаться, а решения Европейского суда по Правам Человека (ЕСПЧ) неукоснительно и без промедления исполняться.

2.3. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНСТИТУЦИЙ 1918 ГОДА И 1993 ГОДА

В 1918 году была принята конституция фактически первая, созданная в переходный период становления Российской государственности. По сравнению со всеми последующими советскими конституциями она, как первая Конституция, не опиралась на принцип преемственности конституционного развития, определяла основы устройства общества на конституционном уровне впервые, руководствуясь при этом лозунгами, под которыми шли к власти большевики во главе с Лениным, и опираясь на первые декреты советской власти, принятые до середины 1918 г.

В такой же момент осуществлялось принятие конституции 1993 года. В этом их одна из важнейших общих черт (естественно масштабы 1993 года в сравнении с восемнадцатым не сопоставимы, но неудачи в обоих случаях могли привести к развалу государства в обоих случаях). В начале двадцатого века это был революционный переход из империализма к коммунизму, в конце же 20 века от коммунизма к – демократическому режиму. Немаловажным фактом был уход от классового подхода, переход к общесоциальному подходу в формировании, как российской правовой системы, так и системы права (законодательства). Так основные права в Конституции 1993 года стали фактически не отчуждаемыми. Другим важным принципом, положенным в основу современной российской юридической доктрины, является признание прав человека юридической категорией наряду с правами граждан.

"Права человека" и "Права гражданина" как понятия являются близкими, но не идентичными. Они регулируют разные аспекты конститционно-правового статуса личности. "Права человека" подчеркивает неотъемлемость прав личности как таковой, отказ государства от вмешательства во внутреннюю жизнь человека. Вот почему Конституция Российской Федерации, характеризуя статус личности, применяет категории "права человека" и "права гражданина", фиксирует права и свободы, как человека, так и гражданина, признавая субъектом прав и свобод каждого человека индивидуально, и как личность, и как гражданина.

Однако у обоих законодательных актов есть немало общего, как раз в социальных и политических правах, однако, Конституция 1918 года закрепила тоталитарную систему правления, но с неравными правами для отдельных субъектов - «эксплуататоров», фактически сделав их врагами народа. К числу отличительных черт Конституции 1918 г. относится выход ее норм и положений за рамки внутригосударственного регулирования. Она включает установления чисто политического характера, причем ориентированные на все мировое сообщество. Так, в ст. 3, закреплялось: «Ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победы социализма во всех странах...». В ст. 4 выражена непреклонная решимость вырвать человечество из когтей финансового капитала и империализма.

«Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые используются ими в ущерб интересам социалистической революции», – гласит ст. 15 гл. 2 Конституции РСФСР 1918 года. Конституция 1918 года наряду с Конституцией 1993, гарантирует в социальном плане образование, так же церковь отделена от государства, гарантируется свобода вероисповедания или отказ от религии вовсе. В политическом плане, как и в Конституции Российской Федерации 1993 года, признается свобода печати, собраний и митингов. Однако стоит отметить, что избирательное право по сравнению с началом двадцатого века в его конце приобрело всеобщий характер, например в Конституции РСФСР 1918 не обладали избирательным правом те, кто использует наемный труд в целях собственной выгоды и т.д. Не избирали и не могли быть избранны лица, которые входили в хотя бы одну из нижеуказанных категорий:

 а) прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

 б) живущие на нетрудовой доход, как-то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.;

 в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;

 г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов.

Так же в законе от восемнадцатого года труд является обязательным для всех граждан трудового возраста, сейчас же это право имеют так же все граждане, но это не является повинностью. Основной закон прошлого схож в отдельных моментах с Конституцией сегодняшней, являясь фактической преемницей советской власти. Имеются общие черты равно, как и различия, но следует отметить, что положенные начинания в социальных и политических правах не только не утратились со временем, но и эволюционировали.

Историческое значение Конституции 1918 г. заключалось в создании правовой базы для последующего законотворчества. Однако более существенным было ее воздействие на всю сферу социальных и политических преобразований в стране: она подвергла пересмотру всю старую систему общественных отношений, декларировав новые принципы и социальные ценности. Вместе с тем она закрепила реальные механизмы власти и формирования ее структур, положив в их основания новую идеологию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, подводя итог вышесказанному можно провести следующий сравнительный анализ особенностей Конституций 1918 и 1993 года:

Конституция РСФСР 1918 года полностью зачеркнула весь предшествующий государственно-правовой опыт прежней России, не оставила камня на камне от государственных институтов и структур последней.

Из всех советских конституций она была в наибольшей степени идеологизированной, носила открыто классовый характер. В ней полностью отрицалась общедемократическая концепция о народе как носителе и источнике суверенитета государства. Она утверждала власть за Советами, за рабочим населением страны, объединенным в городских и сельских Советах. Конституция напрямую утверждала установление диктатуры пролетариата. Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, Конституция лишала отдельных лиц и отдельные группы лиц прав, которые эти лица или группы лиц использовали в ущерб интересам социалистической революции (ст. 23).

Справедливость в правовой доктрине рассматривается, во-первых, в качестве принципа права и, во-вторых, как особое свойство или качество права. В данном случае происходит смешение ценностных и регулятивных характеристик этой категории (общей и частной справедливости). Справедливость как качество или свойство права представляет собой его аксиологическую характеристику. Оценивая ту или иную норму права с позиции ее справедливости или несправедливости, обычно соотносят результат ее действия с системой интерсубъективных ценностей, принятых в данном обществе в данный исторический период. Справедливость в качестве принципа права имеет более конкретное содержание, поскольку выражает регулятивное или деятельностное начало данной категории. В связи с этим автор возражает против характеристики принципа справедливости в качестве «социально-нравственного начала», что характерно для теоретико-правовых исследований данной проблематики.

Конституционный принцип справедливости требует одинакового применения закона к лицам, находящимся в сходных ситуациях, и, напротив, дифференцированного – к субъектам, находящимся в различных ситуациях. Отсюда вытекает требование определенности правовых норм, поскольку неопределенная по своему содержанию норма не обеспечивает равного масштаба ее применения к субъектам права, а следовательно, нарушает принцип справедливости.

В этом смысле конституционный принцип справедливости противостоит юридическому произволу и предполагает следующие параметры правовой определенности законодательства:

- непротиворечивость понятий, которые использует законодатель в конструкции правовой нормы, и недопустимость их произвольного истолкования;

- необходимость системной согласованности действующего законодательства, четких критериев дифференциации нормативно-правовых актов, как по юридической силе, так и по отраслевому принципу;

- вытекающее из конституционного принципа справедливости требование правовой определенности, которое предполагает конституционное ограничение пределов допустимого усмотрения, как в правоприменительной, так и в правотворческой деятельности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993), (с учетом поправок, внесенных Законом РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. - № 7. - 21.01.2009.

2. Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной советской республики. Принята V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 года. // СУ РСФСР. - 1918. -№ 51. - Ст. 582.

3. Алексеев С.С. Проблемы теории права. - Свердловск, 1989. – 208 с.

4. Баглай М.В. Конституционное право России. 9-е издание измененное и дополненное. – М.: Норма. 2011. – 596 с.

5. Бродович С.М. Советское избирательное право. - М.: Госиздат, 1935. – 253 с.

6. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. - М.: Знание, 1976. – 245 с.

7. Ким А.И. Первая Советская Конституция и принцип всеобщих выборов трудящихся. - Томск, 1956 – 294 с.

8. Крусс В.И. Теория конституционного правопользования. - М.: Норма, 2007. – 444 с.

9. Нуденко Л.А. Конституционное право России. Учебник для бакалавриата. - М.: Юрайт. 2011. – 611 с.

10. Орач Е.М. Социалистическая справедливость советского права. - Харьков, 1999. – 229 с.

11. Пресняков М.В. Конституционная концепция принципа справедливости - М.: ДМК Пресс, 2009. - 397 с.

12. Ронин С.Л. Первая Советская Конституция (к истории разработки Конституции РСФСР 1918 года).- М.: Госиздат, 1948. – 254 с.

13. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. История государства и права России: Академический курс. В 2 т. - Т. 1., 2. - М.: НОРМА, 2003. – 549 с.

14. Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1918 года. Изд. 2-е, персраб. - М.: Зерцало. 2003. - 224 с.

15. Чугаев Д.А. Первая Конституция Советского государства. - М.: Госиздат, 1949. – 269 с.

16. Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право. - Л.: Юриздат, 1989. – 220 с.

17. Явич Л.С. Общая теория права. - Л.: Политиздат, 1976. - 250 с.

18. Аверьев В. Перестройка местных органов власти в связи с принятием Конституции 1918 г. // Советское государство. - 1937. - № 4. - С. 12-18.

19. Мальцев Г. Социальная справедливость и права человека в социалистическом обществе. // Советское государство и право. - 1991. - № 11. - С. 14.

20. Мартышин О. Справедливость и право. // Право и политика. - 2000. - № 12. - С. 4.

21. Медушевский А. Конституция России: пределы гибкости и возможные интерпретации в будущем. // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. – № 2. - С. 15.

22. Пресняков М. Принцип справедливости в решениях Конституционного Суда РФ. // Правоведение. - 2008. - № 6. - С. 48-55.

23. Чудина С. Конституция 1918 г. и формирование избирательной системы советского типа. // Адвокат. - № 4. - 2001. - С.50-57. 

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Вчера съел 300 Сникерсов, что делать?
- Сделай паузу, съешь Твикс.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по праву и законодательству "Конституционный принцип справедливости", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru