Курсовая: Крестьянские войны в России в XVII-XVIII вв - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Крестьянские войны в России в XVII-XVIII вв

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 387 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ПЛАН.

ВВЕДЕНИЕ.

1. Смутное время.

1.1. Причины крестьянской войны начала ХУ11 века.

1.2. Крестьянская война начала XVII века.

1.3. Взгляд на события начала XVII века как на гражданскую войну в России.

2. Восстание под предводительством С. Т. Разина.

2.1. Ход восстания.

2.2. В. М. Соловьев о разинском движении.

3. Крестьянская война под предводительством Е.И.Пугачева.

3.1. События, предшествовавшие началу войны.

3.2. Ход крестьянской войны.

3.5. Некоторые особенности пугачёвского движения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

БИБЛИОГРАФИЯ.

ВВЕДЕНИЕ.

XVII столетие в истории нашей страны - время примечательное, переломное, наполненное событиями бурными и героическими. Это - время, когда заканчивается эпоха средневековья, начинается эпоха нового периода, позднего феодализма.

Несмотря на пристальный интерес к XVII веку, его серьезное исследование в исторической науке началось довольно поздно. Правда, уже историки XVIII столетия оставили нам свои суждения, но весьма общие, о веке предшествующем.

От юридической школы идет известная теория закрепощения и раскрепощения сословий в XVI-XIX веках: государство с помощью законов закрепостило все сословия, заставило их служить своим интересам. Потом постепенно раскрепощало: сначала дворян (указ 1762 года о вольности дворянской), потом купечество (жалованная грамота городам 1785 года) и крестьян (указ 1861 года об отмене крепостного права). Эта схема весьма далека от действительности: феодалы, как известно, составляли со времен Киевской Руси господствующий класс, а крестьяне - класс эксплуатируемый, государство же выступало защитником интересов феодалов.

В соответствии с точкой зрения историков государственной школы, борьба классов, сословий расценивалась как проявление антигосударственного, анархического начала. Крестьяне - не главная движущая сила восстаний, а пассивная масса, способная лишь на побеги от своих господ или следование за казаками в годы многочисленных “смут”, когда последние стремились пограбить, не подчиняясь организованному началу - государству.

Проблема социального мира и социальных конфликтов всегда была и остается актуальной для нашей страны.

Советские историки в основу изучения истории России XVII-ХVIII вв. положили мысль о ведущем значении двух факторов: развития экономики и классовой борьбы. На развитие хозяйства, эволюцию классов и сословий существенное тормозящее влияние оказывает крепостнический режим, достигающий своего апогея именно в этих столетиях. Ужесточение эксплуатации со стороны феодалов и государственных карательных органов вызывает усиление протеста народных низов. Недаром XVII век современники назвали “бунтарным”.

История классовой борьбы в России XVII-XVIII вв. является предметом пристального внимания, но которому высказаны различные суждения. Нет единства среди историков в оценке первой и второй Крестьянских войн – их хронологических рамок, этапах, результативности, исторической роли и др. Например, одни исследователи сводят первую из них к восстанию И.И.Болотникова 1606-1607 годов, другие включают в нее и восстание Хлопка 1603 года, “голодные бунты” 1601-1603 годов, народные движения времени первого и второго самозванцев, обоих ополчений и так далее, вплоть до крестьянско-казацких восстаний 1613-1614 годов и даже 1617-1618 годов. Московские восстания 1682 и 1698 годов одни авторы, придерживаясь старой традиции, называют “реакционными бунтами”, направленными против петровских преобразований (хотя последние еще не начинались). Другие историки считают эти восстания сложными, противоречивыми, но в целом антифеодальными выступлениями.

Исследования этих и других вопросов ведутся широким фронтом: это - издание источников (летописи, разрядные, посольские, боярские книги, документы по истории народных восстаний, культуры и др.), их сравнительное изучение, подготовка книг по широкому кругу проблем социально-экономического, политического, культурного развития страны в одну из переломных эпох отечественной истории.

В данной работе я попытаюсь рассмотреть историю Крестьянских войн в России XVII -XVIII вв. с учетом разных точек зрения на основе научных монографий и статей историков XIX-XX вв. В работе также использованы документы по истории крестьянских войн в России (11; 19; 25).

1. СМУТНОЕ ВРЕМЯ.

1.1. Причины крестьянской войны начала XVII века.

На рубеже XVI-XVII столетий Российское государство вступило в полосу глубокого государственно-политического и социально-экономического, струк-турного кризиса, корни которого уходили в эпоху правления Ивана Грозного. Ливонская война, опричный террор и рост феодальной эксплуатации обусловили развал хозяйства страны, что повело за собой экономический кризис, а тот, в свою очередь, стимулировал усиление крепостничества. На этом фоне неизбежно нарастала социальная напряженность в низах. С другой стороны, социальную неудовлетворенность испытывало и дворянство, которое претендовало на расширение своих прав и привилегий, что более соответствовало бы его возросшей роли в государстве.

Весьма глубокими были политические причины смуты. Самодержавная тираническая модель взаимоотношения власти и общества, воплощенная Иваном Грозным, в условиях изменившейся социальной структуры доказала свою ограниченность. В государстве, которое уже перестало быть собранием разрозненных земель и княжеств, но еще не превратилось в органическое целое, на повестку дня встал сложнейший вопрос - кто и каким образом может оказывать влияние на принятие государственных решений.

Политический кризис обусловил и кризис династический, который был связан с пресечением династии московских царей - потомков Ивана Калиты после смерти в Угличе царевича Дмитрия 15 мая 1591 года (многие современники обвиняли в его гибели Бориса Годунова, хотя материалы следственной комиссии говорили об обратном) и кончины не имевшего наследника царя Федора Ивановича 6 января 1598 года. Избрание на царство в феврале 1598 года Бориса Годунова, являвшегося фактическим правителем России с 1587 года, не решило проблемы. Напротив, усилились противоречия среди группировок элиты московского боярства. Обстановка осложнялась широко распространившимися с середины 80-х гг. легендами о “царевиче-избавителе”, подрывавшими авторитет царя Бориса, не обладавшего преимуществами наследственного монарха.

Достижения политики Бориса Годунова в 90-е гг. XVI в. были непрочными, ибо основывались на перенапряжении социально-экономического потенциала страны, что неизбежно вело к социальному взрыву. Недовольство охватывало все слои общества: знать и боярство были возмущены урезанием своих родовых прав, служилое дворянство не удовлетворяла политика правительства, не способного пресечь бегство крестьян, существенно снижавшее доходность их поместий, посадское население выступало против посадского строения и усиления налогового гнета, православное духовенство было недовольно урезанием своих привилегий и жестким подчинением самодержавной власти.

В начале века страну поразил страшный неурожай. Это бедствие довело основное тягловое население страны до полного разорения. Нарастает волна многочисленных волнений и восстаний голодающего простонародья. Правительственным войскам с трудом удавалось подавлять такие “бунты”.

Однако Крестьянские войны отличаются от крестьянских восстаний подобного рода. Они охватывают значительную территорию страны, объединяют всю совокупность мощных народных движений, зачастую представляющих разнородные силы. В крестьянской войне действует постоянная армия восставших, страна распадается как бы на две части, в одной из которых власть восставших, а в другой - власть царя. Лозунги крестьянской войны носят общерусский характер.

В Крестьянской войне начала XVII века выделяются три больших периода: первый период (1603-1605), важнейшим событием которого было восстание Хлопка; второй период (1606-1607) - крестьянское восстание под руководством И. И. Болотникова; третий период (1608-1615) - спад Крестьянской войны, сопровождаемый рядом крупных выступлений крестьян, горожан, казачества и т.д. (17,106).

1.2. Крестьянская война начала XVII века.

Как уже было сказано, в начале века положение в стране обострилось из-за неурожаев. В 1601 г. более двух месяцев шли дожди. Потом очень рано, в середине августа, ударили морозы и выпал снег, что привело к гибели урожая. В несколько раз увеличились цены. Началась спекуляция хлебом. В следующем, 1602 г. посевы озимых вновь не дали всходов. Снова, как ив 1601 г., наступили ранние холода. Цены выросли уже более чем в 100 раз. Народ голодал, начались массовые эпидемии.

Борис Годунов организовал государственные работы. Он привлекал москвичей и нахлынувших в столицу беженцев к строительству, используя уже имевшийся опыт возведения колокольни Ивана Великого, раздавал хлеб из государственных закромов, разрешал холопам уходить от своих господ и искать возможности прокормиться. Но все эти меры не имели успеха. Поползли слухи, что на страну распространилось наказание за нарушение порядка престоло-наследования, за грехи Годунова.

В центре страны вспыхнуло (1603-1604) восстание холопов под предводительством Хлопка Косолапа. Оно было жестоко подавлено, а Хлопок казнен в Москве. Это восстание многие историки считают первым этапом Крестьянской войны начала XVII века.

В соседней Речи Посполитой только и ожидали повода вмешаться во внутренние дела ослабевшей России. В 1602 году в имении князя Адама Вишневецкого объявился человек, выдававший себя за сына Ивана IV, чудом уцелевшего царевича Дмитрия, погибшего в Угличе 15 мая 1591 года. В действительности это был галичский дворянин Григорий Отрепьев, расстриженный монах Чудова монастыря, принадлежавший к свите патриарха Иова и близко связанный с Романовыми.

К началу 1605 года под знаменами “царевича” собралось более 20 тыс. человек. 13 апреля 1605 года внезапно умер царь Борис Годунов и на престол вступил его 16-летний сын Федор. Боярство не признало нового царя. 7 мая на сторону Лжедмитрия перешло царское войско. Царь Федор был свергнут и задушен вместе с матерью.

Однако вскоре надежды на “доброго и справедливого” царя Дмитрия Ивановича рухнули. На русский престол сел польский ставленник, откровенный политический авантюрист. В ночь 17 мая 1606 года началось восстание горожан. Заговорщики ворвались в Кремль и зверски убили Лжедмитрия 1.

Через три дня новым царем “выкликнули” с Лобного места на Красной площади родовитого боярина Василия Ивановича Шуйского, бывшего организатором и вдохновителем заговора, до этого осужденного за интриги и отравленного Лжедмитрием в ссылку.

Человек, оказавшийся волею судьбы на московском престоле, не пользовался ни авторитетом, ни народной любовью. Главным качеством характера Шуйского было лицемерие, любимый способ борьбы - интрига и ложь. Подобно Годунову, он успешно усвоил все уроки правления Ивана Грозного, был недоверчив, коварен, однако не обладал ни государственным умом, ни опытом царя Бориса. Этот человек не был способен остановить развал государственности и преодолеть раскол социальный.

С самого начала Шуйский не пользовался широкой поддержкой. Знаменем оппозиции вновь стало имя царя Дмитрия Ивановича, который, по слухам, спасся от заговорщиков и на этот раз. Против Шуйского выступило население порубежных уездов, опальные сторонники Лжедмитрия, такие как воевода Путивля князь Г. Шаховский и воевода Чернигова князь А. Телятевский. Оппозиционные настроения охватили дворянские корпорации. Летом 1606 года движение стало приобретать организованный характер. Появился и руководитель - Иван Исаевич Болотников.

Начался второй этап Крестьянской войны.

Холопство было неоднородным социальным слоем. Верхи холопов, приближенные к своим владельцам, занимали достаточно высокое положение. Не случайно многие провинциальные дворяне охотно меняли свой статус на холопий. И. Болотников, по-видимому, принадлежал к их числу. Он был военным холопом А. Телятевского и, скорее всего дворянином по своему происхождению. Впрочем, не следует придавать этому слишком большого значения: социальная направленность взглядов человека определялась не одним только происхождением. “Дворянством” Болотникова можно объяснить его военные дарования и качества бывалого воина.

Есть известия о пребывании Болотникова в крымском и турецком плену, гребцом на галере, захваченной “немцами”. Существует предположение, что, возвращаясь из плена через Италию, Германию, Речь Посполитую, Болотников успел повоевать на стороне австрийского императора предводителем наемного казацкого отряда против турок. В противном случае трудно объяснить, почему именно он получил полномочия “большого воеводы” от человека, выдававшего себя за царя Дмитрия.

Восставшие, собравшиеся под знаменем “царя Дмитрия Ивановича”, представляли собой сложный конгломерат сил. Здесь были не только выходцы из низов, но и служилые люди по прибору и отечеству. Едины они были в своем неприятии новоизбранного царя, различны в своих социальных устремлениях. После успешной битвы под Кромами в августе 1606 г. восставшие заняли Елец, Тулу, Калугу, Каширу и к концу года подступили к Москве. Сил для полной блокады столицы не хватало, и это дало возможность Шуйскому мобилизовать все свои ресурсы. К этому времени в стане восставших произошел раскол и отряды Ляпунова (ноябрь) и Пашкова (начало декабря) перешли на сторону Шуйского.

Сражение под Москвой 2 декабря 1606 года окончилось поражением Болотникова. Последний после ряда сражений отступил к Туле, под защиту каменных стен города. Сам В.Шуйский выступил против восставших и в июне 1607г. подошел к Туле. Несколько месяцев царские войска безуспешно пытались взять город, пока не перегородили реку Упу и не затопили крепость. Противники Шуйского, положившись на его милостивое слово, отворили ворота. Однако царь не упустил возможности расправиться с вождями движения.

Достаточно сложно дать оценку характера восстания Болотникова. Представляется односторонним взгляд на движение исключительно как на высший этап крестьянской войны. Однако это взгляд существует, и сторонники этого взгляда дают следующие оценки первой Крестьянской войны. (17, 108)

Одни из них полагают, что она задержала юридическое оформление крепостного права на 50 лет, другие считают, что она, наоборот, ускорила процесс юридического оформления крепостного права, завершившийся в 1649 году.

Сторонники взгляда на крестьянские войны как на антикрепостническое народное движение, считают также, что значение крестьянских войн нельзя сводить только к их непосредственным результатам. В процессе крестьянских войн народные массы учились бороться за землю и волю. Крестьянские войны были одним из факторов, подготовивших формирование революционной идеологии. В конечном итоге они готовили переход к новому способу производства. “Мы всегда учили и учим, - писал В. И. Ленин - что классовая борьба, борьба эксплуатируемой части народа против эксплуататорской лежит в основе политических преобразований и, в конечном счете, решает судьбу всех таких преобразований” (17, 108).

Некоторые историки высказывают другой взгляд на описанные выше события. По их мнению, для нас остается неизвестной “программа движения”: все сохранившиеся документы, по которым можно судить о требованиях восставших, принадлежат правительственному лагерю. В интерпретации Шуйского, восставшие призывали москвичей к уничтожению “вельмож и сильных”, разделу их имущества. Патриарх Гермоген объявлял, что “болотниковцы велят боярским холопам побивати своих бояр, и жены их и вотчины, и поместья им сулят” (9, 174), обещая “давати боярство, и воеводство, и окольничество, и дьячество” (9, 174). Известны случаи так называемых “воровских дач”, когда имения сторонников царя Василия передавали сторонникам “законного государя Дмитрия Ивановича”. Таким образом, борьба была направлена не столько на разрушение существующей социальной системы, а на перемену лиц и целых социальных групп внутри нее. Участники выступления, бывшие крестьяне, холопы, стремились конституироваться в новом социальном статусе служилых людей, “вольных казаков”. К повышению своего статуса стремилось и дворянство, недовольное воцарением Шуйского. Налицо была острая, достаточно сложная и противоречивая социальная борьба, выходящая за рамки, очерченные концепцией крестьянской войны. Эта борьба естественно дополняла борьбу за власть - ведь только победа одного из претендентов обеспечивала закрепление прав его сторонников. Само это противоборство вылилось в борьбу вооруженную, целыми армиями.

В социальном противоборстве принимали участие и низы общества. Однако антикрепостнический запал находил свое выражение, прежде всего в ослаблении, а в последующем и в прогрессирующем разрушении государственности. В условиях кризиса всех структур власти все труднее было удержать крестьян от выхода. Стремясь заручиться поддержкой дворянства, Шуйский 9 марта 1607г. издал обширное крепостническое законодательство, которое предусматривало значительное увеличение срока урочных лет. Сыск беглых становился должностной обязанностью местной администрации, которая отныне должна была каждого пришлого человека “спрашивати накрепко, чей он, откуда, и когда бежал” (9, 174). Впервые вводились денежные санкции за прием беглого. Однако Уложение 1607г. носило скорее декларативный характер. В контексте событий для крестьянства актуальной становилась проблема не выхода, восстанавливаемого явочным путем, а поиска владельца и места нового жительства, которые бы обеспечивали стабильность бытия.

События начала XVII в. рядом историков трактуются как гражданская война в России. Однако далеко не все исследователи разделяют эту точку зрения. Подчеркивая отсутствие четких граней социального и политического противостояния, они рассматривают все события в рамках, очерченных самими современниками - как смуту - смутное время.

1.3. Взгляд на события начала XVII века как на гражданскую войну  в России.

Не одно столетие ученые бьются над разгадкой причин и смысла Смутного времени. Прогресс в изучении смуты был достигнут благодаря трудам С.Ф.Платонова, И.И.Смирнова, А.А.Зимина, В.И.Корецкого и других ученых, рассмотревших ее как явление социальное, подготовленное всем ходом предшествующего развития страны. Но уже в ходе дискуссии, развернувшейся на страницах журнала “Вопросы истории” в конце 1950-х гг., обнаружились и многие уязвимые места существовавших концепций. Критике подвергались, как попытки ряда советских историков рассмотреть Смуту лишь с точки зрения крестьянской войны, так и построения С.Ф.Платонова и И.И.Смирнова, согласно которым единый комплекс событий Смутного времени разделялся на отдельные, малосвязанные между собой этапы. Н.Е.Носовым было высказано тогда суждение о Смуте, как о гражданской войне, представлявшей собой сложное переплетение классовой, внутриклассовой и межнациональной борьбы. Однако вплоть до недавнего времени события начала XVII века рассматривались преимущественно с точки зрения классовой борьбы крестьян и холопов, кульминацией которой считалось восстание Болотникова. Прочим же сословиям, участвовавшим в Смуте, должного внимания не уделялось. Существенный вклад в изучение Смутного времени принадлежит историку Л.Л.Станиславскому (1939-1990): речь идет, прежде всего, о его исследованиях по истории казачества.

В советской науке казацкие выступления начала XVII века традиционно рассматривались как составная часть крестьянской войны, а само казачество - как авангард широкого народного антикрепостнического восстания. Справедливо связывая выступления казаков с протестом народных масс против социального гнета, исследователи в то же время по существу отождествляли цели казачества и крестьянства, приуменьшая тем самым (вопреки прямым указаниям источников) самостоятельную и активную роль казаков в событиях Смуты.

Л.Л.Станиславский убедительно доказывает, что именно казаки составляли ядро повстанческих армий Лжедмитрия I, Болотникова и “тушинского вора” и наиболее последовательно поддерживали самозванцев. По мере возрастания своего могущества казаки все более отчетливо проявляли претензии на власть в стране, на роль нового господствующего класса, что серьезно угрожало самому существованию дворянского сословия. Только незавершенность сословной (войсковой) организации казачества, отмечает автор, не позволила казакам захватить власть в Первом ополчении даже в момент наибольшего ослабления дворянства.

Вплоть до 1619г. “вольные” казаки, выступавшие под знаменами самозванцев, своих избранных вождей - пана Лисовского и королевича Владислава, представляли серьезную угрозу существовавшему общественному порядку.

“Кем же все-таки были казаки? Авангардом революционного крестьянства или грабителями-кондотьерами? Освободителями России от иностранных интервентов или их пособниками? Борцами с феодальной эксплуатацией или...?” (23, 5). На этот вопрос Станиславский дает ясный и точный ответ: “Они были... казаками и делали все возможное, чтобы казаками остаться, пока им не пришлось отступить перед всей мощью Русского государства” (23, 242). С помощью фактов он доказал, что ядро казачьего войска составляли бывшие крестьяне и холопы, для которых уход в казачьи станицы означал освобождение от феодальной зависимости. Таким образом, подтверждается вывод советской историографии о тесной связи казацкого движения начала XVII века с протестом широких народных масс против социального гнета и крепостничества.

В то же время, казачество - сложное и противоречивое явление, которое далеко не укладывалось в рамки привычных представлений о Смуте как о крестьянской войне.

Важная закономерность для понимания судьбы “вольного” казачества заключается в том, что по мере становления сословной организации казачества все явственнее происходило расхождение его интересов с интересами других сословий - не только дворянства, но и основной массы крестьянства.

Прекращение же существования единого сословия “вольного” казачества связано не столько с внутренним его расслоением, сколько с мощным давлением со стороны феодального государства, целенаправленной политикой правительства Михаила Федоровича, в результате которой произошло распыление казачества по разным территориям, сословиям и владельцам.

Изучение истории казачества, одной из главных движущих сил Смуты позволяет под новым углом зрения взглянуть и на эпоху Смуты в целом. Многие историки считают, что социальный протест крестьянства в начале XVII века не приобрел ярко выраженной классовой направленности и выливался в особые, специфические формы - уход в казаки и участие в казацком движении. Но само казачество отнюдь не подходило на роль “революционного авангарда” крестьянства и. более того, сословные интересы казаков зачастую вступали в противоречие с интересами основной массы трудового населения. Это заставляет многих историков пересматривать традиционные представления о Смуте (и восстании Болотникова, в частности) как о крестьянской войне.

Доказано, что одной из главных пружин развития Смуты являлся антагонизм между казачеством и дворянством, которые на протяжении полутора десятилетий вели острую, непримиримую борьбу за власть в стране и влияние в армии. Но дело не ограничивалось столкновением этих двух сил. Существуют интересные данные о выступлениях во время Смуты южного дворянства, которое по социальному положению близко стояло к приборным служилым людям и страдало от экспансии на их земли со стороны московского дворянства.

Важное значение для понимания расстановки сил внутри дворянского сословия накануне и в период Смуты имеют ранние исследования А.Л.Станиславского (23) по истории государева двора, в которых он выявил наличие серьезных противоречий между привилегированным столичным и уездным дворянством, а также между дворянами центра и окраин. История дворянства в Смутное время нуждается в дальнейшем изучении. Однако уже сейчас ясно, что оно не было просто “попутчиком”, а играло в событиях начала XVII века активную и самостоятельную роль.

Труды А.Л.Станиславского представляют новое направление в исследовании Смуты, в основе которой лежал не только антагонизм между дворянством и крестьянством, но и глубокий раскол внутри служилого сословия. Этот раскол был обусловлен послеопричным кризисом поместно-вотчинного землевладения, падением прежнего значения дворянской конницы, изменением соотношения сил между дворянством и низшими слоями служилого сословия, серьезным расхождением интересов различных чиновных и территориальных групп служилых людей. Дальнейшее изучение Смутного времени в таком русле - актуальная задача исторической науки.

2. В0ССТАНИЕ ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ С. Т. РАЗИНА.

2.1. Ход восстания.

Кульминацией социальных выступлений в XVII веке стало восстание казаков и крестьян под предводительством С.Т.Разина. Движение это зародилось в станицах донского казачества. Донская вольница всегда привлекала беглых из южных и центральных областей Российского государства. Здесь они были защищены действием неписаного закона “с Дона выдачи нет”. Правительство, нуждаясь в услугах казаков для обороны южных границ, платило им жалованье и мирилось с существовавшим там самоуправлением.

Степан Тимофеевич Разин, уроженец станицы Зимовейской, принадлежал к домовитому казачеству - пользовался большим авторитетом. В 1667г. он возглавил отряд в тысячу человек, который отправлялся в поход “за зипунами” (на Волгу, а затем на р.Яик, где с боем занял Яицкий городок).

Летом 1668г. уже почти 20-тысячное разинское войско успешно действовало во владениях Персии (Ирана) на Каспийском побережье. Захваченные ценности разинцы обменивали на русских пленных, пополнявших их ряды. На следующий 1669г., летом казаки разгромили у Свиного острова (южнее Баку) флот, снаряженный против них персидским шахом. Это сильно осложнило русско-иранские отношения и обострило позицию правительства к казакам.

В октябре 1669г. Разин через Астрахань вернулся на Дон, где был встречен с триумфом. Окрыленный удачей, он занялся подготовкой нового похода, на этот раз “за доброго царя” против “изменников бояр”. Очередной поход казаков по Волге на север превратился в крестьянскую смуту. Военным ядром оставались казаки, а с притоком в состав отряда огромного количества беглых крестьян, народов Поволжья - мордвы, татар, чувашей - социальная направленность движения резко изменилась.

В мае 1670 г. 7-тысячный отряд С.Т.Разина овладел городом Царицыном, в то же время были разгромлены посланные из Москвы и Астрахани отряды стрельцов. Утвердив в Астрахани казачье управление, Разин двинулся на север - Саратов и Самара добровольно перешли на его сторону. С. Разин обратился к населению Поволжья с “прелестными” (от слова: прельщать, призывать) письмами в которых, призывал примкнуть к восстанию и изводить изменников, т. е. бояр, дворян, воевод, приказных людей. Восстание охватило огромную территорию, на которой действовали многочисленные отряды во главе с атаманами М. Осиповым, М. Харитоновым, В. Федоровым, монахиней Алёной и др.

В сентябре войско Разина подступило к Симбирску, и месяц упорно осаждало его. Напуганное правительство объявило мобилизацию - в августе 1679 г. 60-тысячное войско направилось в Среднее Поволжье. В начале октября правительственный отряд под началом Ю. Барятинского нанес поражение основным силам Разина и присоединился к симбирскому гарнизону под началом воеводы И. Милославского. Разин с небольшим отрядом ушел на Дон, где надеялся набрать новое войско, но был предан верхушкой казачества и выдан правительству. 4 июня 1671г. он был доставлен в Москву и два дня спустя казнен на Красной площади. В ноябре 1671г. пала Астрахань - последний оплот восставших. Участники восстания подверглись жестоким репрессиям.

2.2. В. М. Соловьев о разинском движении.

Тема Разинского восстания - крупнейшего народного движения России XVII в. всегда вызывала большой интерес у исследователей истории нашей страны эпохи раннего средневековья. Неудивительно, что и сейчас, когда в отечественной историографии произошел пересмотр господствовавших в недавнем прошлом концепций, к ней обращаются историки. Социально-психологические и многие другие вопросы, связанные с восстанием, в свое время нашли отражение в работах В.И.Буганова и А.Н.Сахарова, до сих пор сохраняющих приоритетные позиции.

Весьма плодотворно в этом направлении работает и В.М.Соловьев (21), которому принадлежит ряд интересных исследований. В этой части работы я хочу изложить концентрированной анализ воззрений В.М.Соловьева на Разинское движение и его вождя.

В. М. Соловьев счел возможным оценивать Разинское восстание в качестве “русского бунта”. Считая разинское движение “русским бунтом”, он не отказывается от оценки происходивших при Степане Разине событий как восстания, а на определенной стадии их развития - как крестьянской войны.

В. М. Соловьев раскрыл сложную диалектическую сущность событий 1667 - 1671гг. В историческом контексте они предстают как причудливый сплав разномерных и разнопорядковых стихийных проявлений, в которых различимы одновременно и черты бессмысленного и беспощадного бунта, слепого мятежа, и все признаки огромного народного восстания, и характеристики так называемой крестьянской войны, и многое другое, от чисто казачьего движения, направленного против этатизма - диктата государства, до национально-освободительных, религиозных выступлений. Наконец, в этих событиях мощно дают знать о себе авантюристические начала (мистификация с лжецаревичем Алексеем и мнимым патриархом Никоном и т. п.) и банальный разбой, уголовщина (погромы, грабежи). Все это не отделено одно от другого, а сосуществует, тесно переплетается, а нередко и сталкивается между собой в силу глубинных внутренних противоречий, заложенных в самой природе разинщины - крайне пестрого, запутанного и весьма разношерстного по составу участников феномена.

Соловьев решил противопоставить историческую реальность, воссозданную по источникам, мифам о разинском времени, о Разинском восстании и о самом его предводителе. Один из укоренившихся в массовом сознании мифов - XVII век, когда будто бы господствовали старые добрые русские нравы, всеобщее довольство и благоденствие. На большом фактическом материале В. М. Соловьев показал, насколько тяжелой была участь людей из разных слоев русского общества и, особенно из его низов - малоимущей части посада, крестьян и холопов, насколько сильны было всевластие близких к царю людей и произвол администрации на местах. Особое внимание он обращает на Соборное уложение и на последствия его принятия для страны. Подчеркивая, что его принятие ускорилось как рядом крупных городских восстаний в России, так и революцией в Англии, которая произвела большое впечатление на правящие круги всех европейских стран, Соловьев увидел в Соборном уложении “по существу усмирительную узду на народ” а в установлении бессрочного сыска беглых - его “центр тяжести” и “главный социальный смысл” (21, 25). Разбор содержания Уложения позволил историку показать, почему Разинское восстание, начатое донскими казаками, переросло в массовое народное движение общественного протеста, охватившее значительную часть государства.

Другой миф - о безграничной доброте “тишайшего” царя Алексея Михайловича. Отчасти, возможно, он навеян вырванными из контекста словами В.О.Ключевского, что этот царь - “добрейший человек, славная русская душа” (10). При этом В.О.Ключевский отмечал, однако сложность и противоречивость натуры царя, который ни в чем не был “выше грубейшего из подданных” (10), - характеристика, которая нередко не принимается во внимание. Соловьев привел несколько ярких и убедительных фактов, показывающих этого государя как тирана.

Еще один миф - об оторванности донских казаков, среди которых началось Разинское восстание, от населения городов и уездов Центральной России, от крестьян и посадских, от мелких служилых людей. Следует признать, что для такого мифа имеются определенные основания. Связаны они с существенными особенностями, которые имело казачье сообщество по сравнению с населением внутренней России в образе жизни и в быту, в менталитете и в культуре. Но при всем этом донцы в XVII в. имели родственников на Руси. Они нередко приезжали к ним и жили у них, а у себя принимали людей, приезжавших на время из центра страны. Таких людей они брали с собой в боевые походы, давали им при “дуване” причитавшуюся им часть добычи, а некоторые из них даже защищали Азов во время осадного сидения 1641г. Для Соловьева характерен исключительно взвешенный подход к разрешению очень непростого вопроса о том, насколько связан был Дон с внутренней Россией. Он сумел подчеркнуть самобытность и обособленность казачества и в то же время его тесную связь с населением Центральной России. Проявление такой связи историк усматривает в ходе самого Разинского восстания.

В настоящее время получил распространение взгляд на крупнейшие народные выступления в России XVII-XVIII вв., в том числе и на Разинское восстание, как на восстания окраин против центральной власти. Его сторонники, М.М.Сокольский и Г.Г.Нольте, указывают на наличие серьезных противоречий между центром и окраинами. При этом, по мнению Г.Г.Нольте, стремление их населения обеспечить большее самоопределение регионов было важным требованием нового времени, поскольку это могло способствовать ускоренному их развитию. По мнению Соловьева, такие противоречия и в самом деле являются одной из важнейших причин Разинского восстания. Так, он отмечает, что у донских казаков имелись "свои причины для недовольства, свои счеты с правительством”. Их не устраивало, что постепенно “Дон попадал во все большую зависимость от Российского государства”. Опасность потери вольницы “оборачивалась яростным сопротивлением” казаков, которое вылилось, в конечном счете, в Разинское восстание (21, 81). Особые причины видит историк и для выступления населения такой своеобразной окраины, как Астрахань, с ее развитой торговлей. Астраханцы надеялись с помощью Разина избавиться от налогов и вымогательств, наладить собственную торговлю и поживиться за счет чужого добра.

Вместе с тем Соловьев не разделяет мнения, согласно которому Разинское движение - лишь восстание “простонародья внутренних российских окраин” (15, 36). Если считать окраинами страны те территории, которые располагались к югу и к востоку от засечной черты, а внутренние уезды - к северу и к западу от нее, то осенью 1670г. восстание распространилось во внутренние уезды вплоть до Унжи и Ветлуги, Макарьева Желтоводского монастыря и Арзамаса. Соловьев подсчитал, что “зона крестьянской войны” включала 110 городов (21, 114), а стремления и чаяния ее участников, как в центральной части страны, так и за ее пределами были во многом сходны. Есть основания говорить о выступлении окраин в период Разинского восстания, но едва ли верно было бы сводить восстание только к этому (впрочем, так же, как и только к крестьянской войне). Более близким к истине является взгляд на Разинское восстание и подобные ему народные движения как на “сложное и пестрое явление”, которое невозможно ограничивать “сугубо классовыми рамками” (20, 134).

Однако народные движения не только сложные, но и глубоко противоречивые исторические явления. Противоречия Разинского восстания Соловьев подчеркивал неоднократно. Особый интерес представляет то, как он осветил противоречия между чаяниями народа, поддерживавшего Разина, и реальными результатами временной победы разинцев в отдельных регионах страны и в первую очередь в Астрахани, где повстанцы держались дольше всего. Вместо воеводской власти астраханский посад оказался под властью разинских атаманов, а поборы и произвол воевод и приказных людей сменились установлением принудительного равенства, внедрением “военизированного управления” и диктатом “городской голи” (21, 97).

Если продолжить начатый историком сопоставительный ряд, то несомненный интерес должно представить сравнение того, к чему стремились сами инициаторы и застрельщики восстания, донские казаки, и того, что они реально получили от Разина. Движение, поднятое в защиту традиций донской вольной жизни и казачьей демократии, обернулось попранием вольности. Это проявилось и в организации разинцев в особое войско, что представляло собой покушение на традиционное общевойсковое единство на Дону и казачье братство, и в убийстве на круге 12 апреля 1670г. царского посланника Г.Евдокамова вопреки воле войска Донского и нормам войскового права, и в неоднократных угрозах Степана Разина и его атаманов по адресу старшин и казаков в Черкасском городке. Так вместо вольности и войсковой демократии казаки-разинцы установили на Дону свое, по существу, неограниченное всевластие. Во многом благодаря этому к весне 1671г. у Разина оказалось много противников среди донского казачества. По-видимому, несоответствие между чаяниями, надеждами, устремлениями участников народных движений в России и результатами этих движений является исторической закономерностью. Интерес вызывает поставленный Соловьевым вопрос - что могло бы ждать страну в случае “успешного исхода” Разинского восстания? Возможность осуществления такой исторической альтернативы историк обосновывал, во-первых, тем, что известны случаи, когда крестьянские войны побеждали (Норвегия, Китай, Украина при Богдане Хмельницком), и, во-вторых, тем, что Разин мог бы и не задерживаться у Симбирска и повести свое войско “не сворачивая и не мешкая... через земледельческие районы с крестьянским населением на Москву” (21, 193). Однако на естественно возникающий вслед за этим вопрос - что было бы дальше? - Соловьев так и не ответил. По его мнению, мешает дать ответ “отсутствие четких определенных целей и установок борьбы у повстанцев и вообще крайняя противоречивость их целей” (21, 194). Единственное, что совершенно ясно историку - это беспочвенность и утопичность упований на “всенародный бунт” как на рывок “в мир просвещенной демократической свободы и цивилизованных отношений” (21, 194).

Соловьев, безусловно, прав, когда не пытается уточнить и конкретизировать картину жизни страны в случае захвата власти разинцами и ограничивается лишь общим указанием на негативные последствия такого исхода восстания. Вместе с тем трудно согласиться с историком относительно возможности военного успеха разинцев. По-видимому, Соловьев все-таки недооценил силу государства и степень его превосходства над восставшими. Разин не мог отказаться от борьбы за Симбирск и идти напрямую к Москве. Это было связано с особенностями военно-стратегического мышления донских казаков, традиционно придававших исключительно важное значение водному пути и с особенностями боевой тактики во всех крупнейших народных движениях в России XVII - XVIII вв., типичной чертой которой было стремление к овладению крупными укрепленными городами. Да и вообще Москва была слишком крепким орешком для повстанцев. Даже в период Смуты, когда государство было ослаблено, ее не смог взять Иван Болотников. Таким образом, Разин едва ли мог рассчитывать на военную победу. Тем не менее, вопрос об альтернативном варианте исхода восстания представляет несомненный интерес. Поиски ответа на него позволяют глубже уяснить характер происходивших при Разине событий и самую сущность народных восстаний в России.

Весьма интересна такая важная проблема, как влияние Разинского восстания на политику русского правительства после его подавления. Власти многое делали для того. чтобы не допустить повторения чего-либо подобного. Бросается, однако, в глаза весьма малая эффективность принимавшихся мер: бунты в России вплоть до Булавинского восстания следовали, по существу, непрерывной чередой. Постановка и решение вопроса о причинах неспособности верхов русского общества найти эффективные механизмы противодействия распространенному в народе бунтарскому духу, позволит не только глубже уяснить характер и особенности развития страны в конце XVII - XVIII в., но, возможно, прольет новый свет на историческую трагедию России новейшего времени.

В целом В. М. Соловьев сделал ценный вклад в изучение истории Разинского движения. Ему удалось показать восстание под предводительством С. Разина как явление очень непростое, которому невозможно дать однозначную оценку.

3. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ Е.И.ПУГАЧЕВА.

3.1. События, предшествовавшие началу войны.

Вторую половину XVIII в. отличает резкое повышение социальной активности трудового населения: владельческих, монастырских и приписных крестьян, работных людей мануфактур, пародов Поволжья, Башкирии, яицких казаков. Своего апогея она достигла в крестьянской войне под предводительством Е. И. Пугачева.

На Яике, где в сентябре 1773г. появился самозванец, выдававший себя за Петра III, сложились благоприятные условия, чтобы его призывы нашли отклик сначала у казачества, а затем и у крестьян, работных людей, башкир и народов Поволжья.

Царское правительство на Яике, как и всюду, где оно переставало нуждаться в услугах казачества для обороны пограничной территории, начало проводить политику ограничения его привилегий: еще в 40-х гг. была отменена выборность войсковых атаманов, казаки стали привлекаться на службу вдали от родных мест. Ущемлялись и хозяйственные интересы казаков - в устье р. Яик правительство соорудило учуги (заграждения), препятствовавшие продвижению рыбы из каспийского моря в верховья реки.

Ущемление привилегий вызвало разделение казачества на два лагеря. Так называемая “послушная” сторона готова была ради сохранения части привилегий согласиться с утратой прежних вольностей. Основная масса составляла “непослушную сторону”, постоянно посылавшую ходоков к императрице с жалобами на притеснения “послушных” казаков, в чьих руках находились все командные должности.

В январе 1772 года “непослушные” казаки отправились с хоругвями и иконами к прибывшему в Яицкий городок царскому генералу с просьбой сместить войскового атамана и старшин. Генерал велел стрелять по мирному шествию. Казаки ответили восстанием, для подавления которого правительство направило корпус войск.

После событий 13 января был запрещен казачий крут и ликвидирована войсковая канцелярия, управление казаками осуществлял назначенный комендант, подчинявшийся оренбургскому губернатору. В это время появился Пугачев.

Никто из его предшественников-самозванцев не обладал качествами вождя, способного повести за собою массы обездоленных. Успеху Пугачева, кроме того, способствовала благоприятная обстановка и те люди, к которым он обратился за помощью для восстановления своих якобы попранных прав: на Яике не утихало возбуждение от недавнего восстания и ответных мер правительства; казаки владели оружием и представляли наиболее организованную в военном отношении часть населения России.

3.2. Ход крестьянской войны.

Восстание началось 17 сентября 1773 года. Перед 80 казаками, посвященными в “тайну” спасения Петра III, был зачитан манифест, и отряд двинулся в путь. Манифест удовлетворял чаяния казаков: царь жаловал их рекою, травами, свинцом, порохом, провиантом, жалованьем. Крестьянских интересов этот манифест еще не учитывал. Но и обещанного было достаточно, чтобы на следующий день отряд насчитывал уже 200 человек, ежечасно в его состав вливалось пополнение. Началось почти трехнедельное триумфальное шествие Пугачева. 5 октября 1773 года он подошел к губернскому городу Оренбургу - хорошо защищенной крепости с трёхтысячным гарнизоном. Штурм города оказался безуспешным, началась его шестимесячная осада.

Под Оренбург правительство направило войско под командованием генерал-майора Кара. Однако повстанческие войска наголову разбили 1,5-тысячный отряд Кара. Та же участь постигла отряд полковника Чернышова. Эти победы над регулярными войсками произвели огромное впечатление. К восстанию - иные добровольно, иные по принуждению, присоединились башкиры во главе с Салаватом Юлаевым, горнозаводские рабочие, приписные к заводам крестьяне. В то же время появление в Казани Кара, позорно бежавшего с поля боя, посеяло панику среди местного дворянства. Тревога охватила столицу империи.

В связи с осадой Оренбурга и длительным стоянием у стен крепости войск, численность которых в иные месяцы достигала 30 тысяч человек, перед предводителями движения возникли задачи, которых не знала практика предшествующих движений: необходимо было организовать снабжение повстанческой армии продовольствием и вооружением, заняться комплектованием полков, противопоставить правительственной пропаганде популяризацию лозунгов движения.

В Берде, ставке “императора Петра III”, расположенной в 5 верстах от блокированного Оренбурга, складывается свой придворный этикет, возникает своя гвардия, император обзаводится печатью с надписью “Большая государственная печать Петра III, императора и самодержца Всероссийского”, у молодой казачки Устиньи Кузнецовой, на которой женился Пугачев, появились фрейлины. При ставке создается орган военной, судебной и административной власти - Военная коллегия, ведавшая распределением имущества, изъятого у дворян, чиновников и духовенства, комплектованием полков, распределением вооружения.

В привычную форму, заимствованную из правительственной практики. вкладывалось иное социальное содержание. В полковники “царь” жаловал не дворян, а представителей народа. Бывший мастеровой Афанасий Соколов, более известный под прозвищем Хлопуша, стал одним из выдающихся руководителей повстанческой армии, действовавшей в районе заводов Южного Урала. В лагере восставших появились и свои графы. Первым из них был Чика-Зарубин, действовавший под именем “графа Ивана Никифоровича Чернышева”.

Провозглашение Пугачева императором, образование Военной коллегии, введение графского достоинства, свидетельствует о неспособности крестьянства и казачества сменить старый общественный строй новым - речь шла о смене лиц.

В месяцы, когда Пугачев был занят осадой Оренбурга, правительственный лагерь интенсивно готовился к борьбе с восставшими. Спешно стягивались к району восстания войска, вместо отстраненного Кара главнокомандующим был назначен генерал Бибиков. Чтобы воодушевить дворян и выразить им свою солидарность, Екатерина объявила себя казанской помещицей.

Первое крупное сражение пугачевцев с карательной армией состоялось 22 марта 1774 года под Татищевой крепостью, оно длилось шесть часов и закончилось полной победой правительственных войск. Но стихия крестьянской войны такова, что потери были быстро восполнены.

После этого поражения начался второй этап крестьянской войны.

Пугачев вынужден был снять осаду Оренбурга и, преследуемый правительственными войсками, двинуться на восток. С апреля по июнь главные события крестьянской войны развернулись на территории горнозаводского Урала и Башкирии. Однако сожжения заводов, изъятия у приписных крестьян и работных людей скота и имущества, насилия, чинимые над населением заводских поселков, приводили к тому, что заводовладельцам удавалось вооружить на свои средства работных людей, организовать из них отряды и направить их против Пугачева. Это суживало базу движения и нарушало единство восставших. Под Троицкой крепостью Пугачев потерпел еще одно поражение, после которого устремился сначала на северо-запад, а затем на запад. Ряды восставших пополнили народы Поволжья: удмурты, марийцы, чуваши. Когда 12 июля 1774 г. Пугачев подошел к Казани, в его армии насчитывалось 20 тысяч человек. Городом он овладел, но кремлем, где засели правительственные войска, не успел - на помощь осажденным подоспел Михельсон и нанес повстанцам очередное поражение. 17 июля Пугачев вместе с остатками разбитой армии переправился на правый берег Волги - в районы, населенные крепостными и государственными крестьянами. Начался третий период крестьянской войны.

Огромное значение в восстановлении численности войска восставших имели манифесты Пугачева. Уже в манифестах, обнародованных в ноябре 1773г., крестьянам был брошен призыв “злодеев и противников воли моей императорской”, под которыми подразумевались помещики, лишать жизни, “а домы и все их имение брать себе в вознаграждение”. Наиболее полно крестьянские чаяния отразил манифест 31 июля 1774г., провозгласивший освобождение крестьян от крепостной неволи и от податей. Дворян, как “возмутителей империи и разорителей крестьян”, надлежало “ловить, казнить и вешать и поступать равным образом так, как они, не имея в себе христианства, чинили с вами, крестьянами”.

На правобережье Волги крестьянская война разгорелась с новой силой - повсюду создавались повстанческие отряды, действовавшие разобщено и вне связи друг с другом, что облегчало карательные усилия правительства: Пугачев с легкостью занимал города - Курмыш, Темников, Инсар и др., но с такой же легкостью и оставлял их под напором превосходивших сил правительственных войск. Он двинулся к Нижней Волге, где к нему присоединились бурлаки, донские, волжские и украинские казаки. В августе он подошел к Царицыну, но городом не овладел. С небольшим отрядом Пугачев переправился на левый берег Волги, где находившиеся при нем яицкие казаки схватили его и 12 сентября 1774 г. выдали Михельсону.

Крестьянская война закончилась поражением.

3.3. Некоторые особенности пугачевского движения.

Иною исхода стихийного протеста против произвола властей и помещиков ожидать было нельзя: вооруженные, чем попало, толпы восставших не могли противостоять полкам хорошо вооруженной и обученной регулярной армии. Отметим некоторые особенности пугачевского движения.

Главные из них состояли в предпринимавшихся попытках преодолеть стихийность средствами, заимствованными у правительственной администрации: при новоявленном императоре Петре III заводились такие же порядки, как при царском дворе в Петербурге. В этих действиях Пугачева четко вырисовывается цель движения: его руководители должны были занять место казненных дворян и представителей царской администрации.

Призыв к поголовному уничтожению дворян, которых действительно без суда и следствия предавали смерти, наносил огромный ущерб развитию национальной культуры, ибо истреблялась самая образованная часть общества.

Еще одна особенность - восставшие сознательно и под воздействием стихии разрушения полностью или частично разгромили 89 железоделательных и медеплавильных заводов, общей стоимостью, по данным заводовладельцев, безусловно преувеличенных, в 2716 тысяч рублей. Разграбленными оказались дворянские гнезда Европейской России, охваченные крестьянской войной.

Столь же беспощадно, жестоко действовали и победители, предавая смерти тысячи участников движения. В одной только Нижегородской губернии каратели соорудили виселицы более чем в двухстах населенных пунктах. Яицкое казачество было переименовано в уральское, а река Яик - в Урал. Станица Зимовейская, в которой родился Пугачев, а за столетие перед ним - Разин, стала называться Потемкинской. 10 января 1775 г. предводитель крестьянской войны и его соратники были казнены на Болотной площади в Москве. Дворянство во главе с “казанской помещицей” Екатериной II торжествовало победу.

Крестьянская война не принесла крестьянам облегчения. Напротив, помещики продолжали увеличивать повинности в свою пользу и с большим, чем раньше, ожесточением их взыскивали. Тем не менее, крестьянская война оставила заметный след в истории России, прежде всего тем, что она поддержала традиции борьбы с бесправием и угнетением.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Крестьянские войны в России создали и развивали традиции борьбы с бесправием и угнетением. Они сыграли свою роль и с истории политического и социального развития России.

Обычно, оценивая эти события, историки отмечают, что крестьянские войны нанесли удар крепостническому строю и ускорили торжество новых капиталистических отношений. При этом часто забывается, что охватывавшие громадные просторы России войны приводили к уничтожению масс населения (и множества крестьян, значительного числа дворян), расстраивали хозяйственную жизнь во многих регионах и тяжело отражались на развитии производительных сил.

Насилие и жестокости, в полной мере проявленные противоборствующими сторонами, не могли решить ни одну из назревших проблем социально-экономического развития. Вся история крестьянских войн и их последствий - ярчайшее подтверждение гениальной оценки Пушкина: “Состояние всего края, где свирепствовал пожар, было ужасно. Не приведи Бог видеть русский бунт - бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жесто-косердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка” (7, 87).

Что же такое крестьянские войны? Справедливая крестьянская кара угнетателям и крепостникам? Гражданская война в многострадальной России, в ходе которой россияне убивали россиян? “Русский бунт, бессмысленный и беспощадный” (7, 87)? Каждое время дает на эти вопросы свои ответы. По-видимому, любое насилие способно породить насилие еще более жестокое и кровавое. Безнравственно идеализировать бунты, крестьянские или казачьи восстания (что, между прочим, делали в нашем недавнем прошлом), а также гражданские войны, поскольку порожденные неправдами и лихоимством, несправедливостью и неуемной жаждой богатства, эти восстания, бунты и войны сами несут насилие и несправедливость, горе и разорение, страдания и реки крови...

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. Буганов Емельян Пугачев. М., 1990.

2. Мир истории (Россия в XVII столетии). М., 1989.

3. Буганов В.И. Разин и разинцы. М., 1995.

4. Буганов В.И. “Розыскное дело” Степана Разина/История Отечества. 1994, №1.

5. Бусов К. Московская хроника 1584-1613. М., 1961.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Кобзон предложил ограничить русофобам выезд из России. Кому не нравится Иосиф Кобзон, тот русофоб.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru