Реферат: Политическая оппозиция в России - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Политическая оппозиция в России

Банк рефератов / Политология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 914 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание

1. Введение

2.Глава 1. Феномен политической оппозиции

3.Глава 2. Политическая оппозиция в России 1991 – 2008 гг

4.Заключение

5.Список источников и литературы

Введение

В истории России можно выделить лишь несколько относительно коротких периодов, когда политическая оппозиция играла существенную роль в политическом процессе. Пожалуй, именно к ним относятся два последних десятилетия.

С 1986 г. до декабря 1991 г. политическая оппозиция в России была источником, движущей силой и важнейшим оптимизирующим фактором в обществе. Возникновение и активную деятельность оппозиции следует расценивать как одну из ведущих черт демократизации, характеризующей становление новой политической системы. Базисные изменения этой системы и актуализировали обращение к исследованию проблем политической оппозиции. Вместе с политическим плюрализмом и партийным многообразием в страну пришли политические кризисы, вызванные борьбой власти и оппозиции.

Актуальность заданной проблематики определяется еще и тем, что все больше исследователей стали ставить под сомнение существование в «постельцинской» России политической оппозиции вообще. По оценке В.Я.Гельмана, одним из наиболее заметных итогов первого президентского срока В.Путина и электорального цикла 2003 – 2004 гг. стало исчезновение, или, по меньшей мере, резкое снижение политического влияния всех политических сил, претендующих на роль оппозиции политическому режиму и/или политическому курсу президента и правительства России . Т.Ворожейкина высказала сходную оценку сложившейся ситуации: «В нынешней российской политической системе нет оппозиции – как системной, выступающей за смену политических сил, стоящих у власти, так и несистемной, отвергающей сложившиеся правила политической игры» .

Это связано со многими событиями, но, прежде всего, с превращением партии власти в правящую партию. Конечно, данная ситуация складывалась постепенно – в 2003 году СПС и «Яблоко» не преодолели 5 % барьер и не прошли в парламент. «Единая Россия» же, наоборот, получила конституционное большинство. В 2004 году укрепился режим В.Путина, далее последовал ряд, можно сказать, антиоппозиционных законов как отмена выборов губернаторов, закон об НКО, закон о политических партиях и др.

Вопросы дальнейшего взаимодействия власти и оппозиции пока открыты. На наш взгляд, интересным представляется разобраться в эволюции политической оппозиции 1991 – 2008 гг. В чем причина такого ослабления – слабость или реальное усиление режима? Несомненно, методологической посылкой исследования оппозиции является дихотомия «демократия-авторитаризм», ведь наличие сильной активной оппозиции – первый атрибут демократии. И, наоборот, ее отсутствие или ослабление – признак авторитаризма.

Таким образом, обозначим цель исследования - охарактеризовать процесс трансформации политической оппозиции в России в 1991 – 2008 гг. Достижение цели предполагает раскрытие следующих задач:

1. Определить содержание политической оппозиции в рамках политической науки, в особенности в контексте моделей демократии.

2. Охарактеризовать эволюцию политической оппозиции и ее роль в политическом процессе современной России.

Структура дипломной работы соответствует поставленным задачам. В первой главе рассматривается политическая оппозиция как феномен, изучаемый политической наукой, факторы анализа оппозиции, историко-политологический контекст, проблемы, характерные черты, типология политической оппозиции, место, отводимое политической оппозиции в разных моделях демократии. Во второй главе характеризуется эволюция политической оппозиции в России 1991 – 2008 гг., деятельность оппозиционных политических партий и их роль в политическом процессе.

Заявленный период характеризуется распадом старой политической системы в 1991 году, становлением новой системы за период президентства Б.Ельцина до 1999 года и укреплением новой политической системы за период пребывания на посту президента РФ В.Путина.

Целостность аналитического подхода к изучению феномена политической оппозиции практически отсутствует. Представления о дихотомии «власть-оппозиция» развивались постепенно: для первых исследований политической оппозиции был характерен интерес к историческим, философским, аксеологическим, онтологическим аспектам феномена. В рамках данного подхода написаны некоторые фундаментальные работы, но, отметим сразу, что все они рассматривают не оппозицию как таковую, а связку «власть-оппозиция». Сюда можно отнести выдающегося теоретика французского либерализма первой половины 19 в., историка, Франсуа Гизо, написавшего работу «О средствах правления и оппозиции в современной Франции» . Но, несомненно, с течением развития демократических институтов, самым распространенным стало направление исследования оппозиции как важнейшего атрибута демократии. И здесь мы рассматриваются работы крупнейшего ученого и исследователя демократии Р.Даля. Право на политическую оппозицию – один из важнейших демократических принципов. В своих работах он анализирует демократию как феномен, формулирует концепт полиархии, и в этой связи обращается к проблематике оппозиции .

Можно выделить пласт исследований, посвященный собственно содержанию понятия оппозиция, ее взаимодействия с властью и проявления в политическом процессе. Это работы Халипова В., Васильева В.А., Зеркина Д.П., Сергеева С.А., Колински Е. , которые в своих исследованиях дают собственные определения оппозиции как явления, делая основной акцент на сущность самой оппозиции как политического феномена. Пермские авторы - Красильников Д.Г., Панов П.В., Дерябина Е.С. , которые рассматривают вопросы методологии изучения феномена оппозиции с точки зрения ее развития и функционирования в условиях российского демократического транзита. Гельман В.Я. рассматривает исследуемый феномен с учетом сложности и неопределенности демократического транзита в РФ и трансформации политического режима, кроме того, в работе «Политическая оппозиция в России: вымирающий вид?» он выдвигает методологические основания рассмотрения оппозиции в России.

Цыганков А.П. в своей работе «Современные политические режимы: структура, типология, динамика» рассматривает политическую оппозицию лишь косвенно, в контексте политических режимов.

Весомым научным вкладом стала коллективная монография «Власть и оппозиция», где на архивных материалах представлен российский политический процесс ХХ столетия. Авторы отмечают, что именно одновременное функционирование, взаимосвязь, борьба власти и оппозиции и создают ту атмосферу «единства противоположностей», которую принято характеризовать как «нормальный политический процесс». Опыт России вносит в это понимание свои коррективы, продиктованные историческими особенностями развития страны и сложившимися на этой основе традициями, предающими всю эстафету из эпохи в эпоху, что особенно актуально на пороге ХХ1 века .

Другую группу исследований составляют работы, предметом рассмотрения которых является не столько оппозиция, сколько партийная система. В этой связи отметим известных теоретиков - Сартори Дж. и Дюверже М.

Что касается Российской партийной системы и российского политического процесса, - о партийной системе России конца 20 века писали Коргунюк Ю.Г. и Заславский С.Е. «Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие», а также Исаев Б.А. блестяще рассматривает оппозиционную деятельность в период с 1986 по 1995 гг. Авторы делят политические силы условно на «левых», «парию власти» и «третью силу» .

Особо хочется выделить учебное пособие ПГУ под редакцией Рахшмира П.Ю. и Фадеевой Л.А. , где рассматривается российский политический процесс в ХХ веке и эволюция политических институтов, в том числе и оппозиции.

При рассмотрении перспектив и тенденций развития института оппозиции, несомненно, интересными стали публикации по парадигме развития российского общества, поскольку и власть и оппозиция вели поиск новых идей и путей развития России на пороге 21 века. Интересны в этом отношении труды современных исследователей Ворожейкиной Т., Кара-Мурзы С.Г. .

Отдельного внимания заслуживают исследования трансформации российского политического режима и российского перехода к демократии в работах Гельмана В., Рыженкова С. И др.

Большую группу исследований составляет предвыборный анализ, а также заключения аналитиков после выборов. Сюда можно отнести большой ряд научных публикаций: Коргунюк Ю., Макаркин А., Шевченко Ю.Д., Степанов А.И., Боронников А., Лейбович О., Батуева М.Ф. и др.

Базой для рассмотрения общественного мнения по поводу оппозиционной деятельности или отношения к власти явились материалы социологических опросов общественного мнения ФОМ, ВЦИОМ и Левада-Центра .

Специфика и особенности функционирования института политической оппозиции в странах Запада, ее отношений с властью, соотнесенность этих проблем со спецификой России отражены в работах Поршакова С.

Особого внимания заслуживает группа источников для написания данной дипломной работы - это, прежде всего, партийные источники, программы партий; выступления, заявления, интервью, блоги, мемуары, публикации партийных лидеров , а также источники в виде публикаций непосредственных участников современного политического процесса, политиков - Зюганова Г., Жириновского В., Хакамады И., Явлинского Г.

Источниками для анализа выборов стали - официальная статистика, электоральные справочники . Источником для анализа политической системы и политической ситуации явились законодательные, Нормативно-правовые акты и Конституция РФ .

В целом, анализ степени изученности вопроса об институте оппозиции, несмотря на многообразие составляющих, позволяет сделать вывод о том, что в современной науке все же отсутствует целостный взгляд на особенности интересующего нас феномена. Недостаточно исследованными остаются конкретные проблемы формирования, эволюции, трансформации института оппозиции, выявления тенденций развития.

Спектр поставленных в представляемом исследовании целей и задач предполагает использование нескольких методологических подходов, среди которых можно выделить: теории демократии, так как институт политической оппозиции является фактором и показателем демократизации, поэтому с развитием представлений о демократии менялось и развитие представлений не только о содержании, но и о роли политической оппозиции в политическом процессе. Здесь особенно важны работы автора классической теории демократии Р.Даля.

Другой методологической основой работы является историко-сравнительный анализ проявления и эволюции политической оппозиции на протяжении исследуемого периода.

И, наконец, последний методологический подход – системный анализ, в рамках которого происходит типологизация и содержательное определение политической оппозиции. Ключевой в данной связи является работа Красильникова Д.Г. «Межсистемные политические ситуации в России в ХХ веке: проблемы теории и истории», где подробно рассматривается системная методология в целом и применительно к российской политической системе.

Глава 1. Феномен политической оппозиции

Политика в силу своей природы предполагает наличие альтернативных мнений, позиций и интересов ее субъектов. «Это обстоятельство ведет к проблеме взаимоотношений между силами, находящимися у власти, и теми, кто стремится овладеть властью, т.е. оппозиции. – Отмечает Халипов В., - Можно предположить, что оппозиция была всегда, т.к. властвующий субъект постоянно наталкивался на сопротивление либо внутренних, либо внешних сил» .

Вся история общества, политики связана с фактами, примерами существования и деятельности оппозиции, хотя не всегда она так именовалась. Издавна главной задачей власти было выстраивание отношений с оппозицией: либо ее запрет и подавление, либо компромисс, поиск точек соприкосновения.

Противостояние власти и оппозиции всегда заключается в борьбе за влияние, возможности, ресурсы, за саму власть. Борьба может вестись в различных масштабах: международных, внутригосударственных, в рамках регионов; с использованием различных средств, методов и с привлечением разных союзников. Кроме того, существует разнообразие методов взаимодействия власти и оппозиции: от напряженного противостояния до вооруженных выступлений, от парламентских споров до позиционной борьбы - это зависит от конкретных исторических условий, типа политического режима, политической системы и конкретных субъектов власти и оппозиции.

В размытой форме следы оппозиции появились еще в Римской республике, однако, ее четкое оформление начинается с развитием парламентаризма в Англии и с появлением политических партий. Возникновение оппозиции логически связано как с разнородностью общества, объяcняющей невозможность постоянно сохранять в нем устойчивость и неизменность политических отношений, так и со свойствами самого человека.

Поэтому в качестве основных причин формирования политической оппозиции правящему режиму исследователи, как правило, называют возникновение политических партий, социальное расслоение в обществе, национальное неравенство, несовершенство избирательной системы, разочарование в идеалах господствующего строя, раскол элит и неудовлетворенные амбиции отдельных деятелей.

Сложно сказать, когда появились первые исследования политической оппозиции, так как эта тема, так или иначе, поднималась мыслителями во все времена ввиду ее тесного переплетения с темой власти.

Изучение феномена политической оппозиции прошло в политической науке определенную эволюцию, на которую повлияли такие научные факторы как доминирование тех или иных методологических направлений и подходов.

Со второй половины XIX века по середину XX века в политологии доминировал дескриптивный метод и понимание политики как сугубо институциональной сферы. Это было обусловлено и историко-политическим контекстом – в тот период времени только происходило становление важнейших политических институтов – принятие конституций, развитие парламентаризма, возникновение политических партий, ограничение власти монархов. Этот период обозначил поворот к развитию западных политических режимов в демократическом направлении. Оппозиция тогда понималась исследователями также как определенный политический институт, взаимодействующий с властными институтами по поводу влияния на принятие политических решений, либо своего овладения властью.

Наиболее ярким примером оппозиции является Франция XIX века. Именно эту страну так часто сравнивают с Россией по накалу политических страстей. В XIX веке во Франции прошли две революции – события наибольшей активности оппозиционных сил. Первую попытку содержательного анализа происходящим событиям и оппозиции как таковой предпринял Ф.Гизо - видный представитель французской либеральной мысли первых десятилетий XIX в., активный политический деятель и историк. Интересно, что Ф.Гизо состоял в наиболее умеренно крыле либеральной оппозиции, которую представляли конституционалисты-роялисты – «доктринеры», а либерализм во Франции в те времена считался достаточно оппозиционным течением.

В книге «О средствах правления и оппозиции в современной Франции» Ф.Гизо описывает революционные события во Франции, касается такого важного вопроса, как наличие в обществе продуктивной оппозиции. Он рассматривает проблему национальной оппозиции на историческом фоне своей эпохи, когда оппозиционные, «бунтарские» настроения вызвали революции и в дальнейшем даже слом политический системы. Касаясь сущности оппозиции, Гизо пишет: «Оппозиция есть правление той частью публики, которая осуждает правительственную систему и стремится изменить ее; правда, это правление чисто моральное, не обладающее никакими принудительными средствами в отношении своих противников или своих сторонников, способное действовать лишь путем влияния, но которому достоинство и осознание всех своих прав от этого не менее необходимы» .

Целью оппозиции, по мнению Гизо, является борьба, но не только для того, чтобы уничтожить, если это ей удастся, систему управления, которую она считает неправильной, но также и для того, чтобы эту систему изменить, вынудить ее сдерживать себя и идти на соглашение даже тогда, когда она всесильна. Именно этим обоснована необходимость оппозиции находиться во власти: «Оппозиция должна преследовать власть по пятам, достаточно часто встречаться на ее пути, выглядеть перед нею хорошо вооруженной, дабы заставить ту ощутить потребность не впадать в заблуждение, дабы оказывать на нее воздействие, хотя власть ее отвергает и даже одерживает над ней победы» .

Оппозиция должна иметь право и быть в состоянии изменить правительство, не свергая его. Именно этим она должна удовлетворять потребность той части общества, которую она представляет, именно этим она выполняет подлинную миссию, по представлению Ф.Гизо, исправляя ошибки власти, оппозиция поддерживает саму власть, против которой борется и тем самым она выражает интересы не только части общества, но и общества в целом. Для того чтобы порядок и свобода нашли свое прочное основание, власть повсеместно должна иметь ограничения в лице дееспособной оппозиции – таков вывод французского автора.

Таким образом, анализ Ф.Гизо является очень ценным с точки зрения эволюции изучения политической оппозиции – учитывая французский опыт, Ф.Гизо приходит к выводу, что оппозицию нельзя подавлять, она имеет право на существование и критику власти, более того, эта критика просто необходима власти в качестве некой «обратной связи». С другой стороны, оппозиция, по мнению Гизо, не должна ставить своей целью слом системы и постоянную борьбу. Деятельность оппозиции должна быть конструктивной. Эти выводы и стали в дальнейшем основой для представлений о конструктивной оппозиции.

Но, отметим, что в целом работы, написанные, в XIX – нач. ХХ вв. были достаточно дескриптивны и идеологизированы, хотя это вполне объяснимо началом становления демократических институтов и началом зарождения современных политических режимов. Имеется в виду, что в начале ХХ века произошло расширение всеобщих гражданских прав и внедрение во многих странах института выборности должностных лиц. Это все сделало политику открытой для масс. Что оказалось шагом на пути к демократизации, однако такой процесс не был линейным – существовали и определенные откаты: «В свете исследования институциональных изменений в ХХ в. необходимо обратить также внимание на то, что сами эти изменения неизбежно оказывали существенное влияние на развитие политической науки, на появление и гибель различного рода теорий и концепций. Так, появление советского и германского вариантов тоталитаризма обусловило становление и развитие теории тоталитаризма, а волнообразные демократические преобразования в мире во второй половине века способствовали становлению теории демократического транзита» .

На историко-политическом плане это все ознаменовалось переходом к демократии в ее современном понимании. На фоне переосмысления причин возникновения тоталитарных режимов и сформировались важнейшие исследования демократии как таковой. Ученых и исследователей интересовало, почему одни и те же институты в разном историческом контексте «выливались» в разные политические системы, почему, например, возник феномен тоталитаризма. Демократия стала восприниматься не только как определенный набор политических институтов, норм и практик, но, прежде всего, как ценностно-окрашенное понятие, то есть в дихотомии тоталитаризм-демократия первое понятие носило негативную окраску, а второе, неизменно, позитивную. Важно помнить, что оппозиция в рамках данного подхода рассматривалась уже как обязательный атрибут демократического политического режима и, напротив, как начисто отсутствующий элемент тоталитарного режима. Право на политическую оппозицию – один из важнейших демократических принципов. Именно в этой связи рассматривался феномен оппозиции в исследованиях того периода.

Важнейшим исследователем в этом направлении стал известный ученый Р.Даль, предложивший концепт полиархии.

По мнению Р.Даля, власть иерархична и устроена соревновательным образом. Политическая власть принадлежит не правящему классу и не элите, а распределена среди множества различных социальных групп с различными интересами, таких, как политические партии, этнические и профессиональные объединения, предпринимательские ассоциации, профсоюзы и т.д. Они могут находиться в состоянии конфликта друг с другом, т.к. их генезис и происходил на основании тех или иных противоречий. Р.Даль отмечал: «Редко страна делится на два лагеря по какому-либо принципу вообще. Как правило, обнаруживается более двух групп конфликтующих интересов» . Общество разделяется на большее количество групп, часть которых оказывается в правительстве, а другие – в оппозиции ему. Вот почему сторонники этого подхода предпочитали говорить об «оппозициях», а не об оппозиции. При этом важно отметить, что в полиархиях политика проводится в рамках консенсуса, устанавливаемого политически активными членами общества, из которых основная часть – избиратели. Оппозиции, находящиеся в рамках ценностного консенсуса, имеют реальные шансы на успех, а выходящие за эти рамки, напротив, маргинализуются.

Трактовки и интерпретации оппозиции в разных концепциях демократии существенно различаются, так, в рамках концепции эгалитарного элитизма Й.Шумпетера, граждане, наоборот, пассивны, они неспособны принимать участие в политической деятельности. Роль избирателя сводится к тому, чтобы принять или отвергнуть того или иного лидера элитной группировки. Роль оппозиции здесь также важна, но сама оппозиция трактуется просто как одна из элитных групп.

В 1980-е гг. представления о демократии и, следовательно, оппозиции несколько меняются. Происходит окончательное падение колониальных систем, что вызывает в научный дискурс понятие демократического транзита, где оппозиция уже играет первостепенную роль в самом переходе к демократии. В рамках этого подхода работали Х.Линц и А.Степан. На первый план в этих работах вышли такие вопросы, как структурная дифференциация политической оппозиции, динамика трансформации политического режима, его «эррозия», стратегии действия каждой из оппозиций. Это было обусловлено сначала распадом колониальных систем, затем падением авторитарных режимов в Латинской Америке и далее уже в конце 80-х, начале 90-х – распадом СССР и переходом многих стран к демократии. В рамках таких переходов и транзита в целом очень важную роль играла политическая оппозиция как главный инициатор перехода. Для становления демократии в каждой отдельной стране было необходимо сначала сломить старую политическую систему, а уже затем только строить новую. Интересно, что политическая оппозиция уже рассматривалась в ином – это уже не противодействующая сила другой существующей силе, а множество таких оппозиций (как писал об этом еще Р.Даль), ищущих консенсуса, на чем и строится демократическое общество, так как главная цель теперь – консолидация демократии.

Кроме того, важной вехой в изучении политической оппозиции стали работы отечественных исследователей. Россия переживала демократический транзит, а российские историки и политологи обратились к проблеме перехода. Одним из ключевых моментов перехода в России было наличие несистемной оппозиции.

Отметим, что российский переход действительно имел существенные отличия от других вариантов (например, от перехода в Латинской Америке), так как в нашей стране имел место не «двойной» переход, а «тройной» - включающий коренные изменения не только в политической и культурной системах, но и в экономической системе – произошел переход к капитализму и рыночной экономике.

В этой связи интересны исследования Д.Красильникова, Е.Дерябиной, В.Гельмана, в которых рассматривается особенность именно российского транзита и российский вариант демократического политического режима.

Таким образом, на протяжении развития политической науки мы видим множество вариаций интерпретации политической оппозиции. Политическая наука наработала богатый опыт анализа сущности политической оппозиции.

Прежде всего, феномен оппозиции трактуется как широкое социальное явление, присущее самой природе человеческого общества в силу его неоднородности и различия интересов, как отдельных людей, так и социальных групп. Мнения политологов сходятся в том, что оппозиция обусловлена групповой природой политики как общественного явления, когда сталкиваются противоположные социальные и политические интересы, связанные с участием во власти, ее завоеванием, противодействием, распространением ресурсов, принятием решений. Следовательно, существование оппозиции объективно детерминировано.

Существует несколько концепций, объясняющих сущность оппозиции. Первая концепция – институциональная - представляет политическую оппозицию в качестве некого субъекта – партии, движения, группы или даже одного человека. Так, Д.П. Зеркин определяет политическую оппозицию как организованную группу активных индивидов, объединенных осознанием общности своих политических интересов, ценностей и целей и ведущих борьбу с господствующим субъектом за доминирующий статус в системе государственной власти . Помимо этого, некоторые исследователи считают, что под политической оппозицией можно понимать любую политическую силу, не находящуюся у рычагов политической власти . Однако в этом случае следует, скорее, говорить о правящей политической элите и множестве контр-элит, с ней конкурирующих и стремящихся занять ее место. Однако такое представление об оппозиции, на наш взгляд, несколько размывает это понятие, а также может охватывать лишь часть возможных случаев. Возможно, данная трактовка продуктивна для анализа политического процесса в традиционно демократических государствах со стабильной партийной структурой и устоявшейся культурой политической борьбы, однако, она не учитывает все разнообразие моделей организации власти.

Интересно отметить, что отношение Р. Даля к политической оппозиции достаточно неоднозначно: «А имеет власть над Б настолько, насколько может заставить Б делать что-то, что Б в ином случае не стал бы делать» . Здесь оппозиция выступает субъектом, но есть и другое определение Р.Даля, схожее с определением власти: «Предположим, что А определяет курс правительства в определенной политической системе по тому или иному вопросу в течение некоторого промежутка времени...Предположим, что в течение этого промежутка времени В не может определять поведение правительства, и что В противостоит тому курсу правительства, что определяется А. Тогда В является тем, что мы называем «оппозицией»» . Представляется, что Р.Даль все же имеет ввиду не само противостояние, а противостоящий субъект. Его рассуждения имеют продолжение: «Заметим, что в течение некоторого другого промежутка времени предопределять курс правительства может В, и тогда «в оппозиции» окажется А...В этом смысле нельзя говорить об объективной оппозиции «интересов», не зависящей от восприятия или убеждений, которых придерживаются участвующие стороны» . С другой стороны, употребление самого термина «оппозиция» в названиях сборников («Политические оппозиции в Западных демократиях» и «Режимы и оппозиции»), да еще и во множественном числе свидетельствует о том, что Р. Даль все же воспринимал оппозицию как субъект.

Между тем, многие исследователи, например, Цыганков А.П. понимают под политической оппозицией политический институт, созданный для выражения и отстаивания интересов, которые, формируясь в центре и регионах, отличаются от интересов, реализуемых в политике центральной власти . Однако и сам Цыганков пишет, что оппозиция не везде является институтом, она может быть «критическим духом» , общественным настроем, но здесь опять же встает вопрос о носителе этого «духа». На наш взгляд, автор, скорее, имел в виду не оппозицию, а оппозиционность как качество, понимая под ним «широкий спектр проявлений эмоций, установок, ценностей и взглядов, в большей или меньшей степени отрицающих эмоции, установки, ценности и взгляды, предлагаемые и культивируемые властью» . Как считает С.Сергеев, «Оппозиция» и «оппозиционность» не являются симметричными понятиями, ведь оппозиционность не всегда предполагает наличие развитой, институционализированной оппозиции и может существовать без нее. И наоборот, оппозиция, как правило, опирается на «среду, в которой широко распространена оппозиционность» .

Оппозиция все же имеет институциональный характер, хотя это могут быть не обязательно партии или движения, а также и институты гражданского общества (церковь, группы интересов и т.д.).

Подобному пониманию оппозиции противостоит концепция, связывающая оппозицию не с определенным субъектом, а с его положением по отношению к другому субъекту. Как «противопоставление своих взглядов, своей политики каким-либо иным взглядам и иной политике, а также выступление против мнения большинства или господствующего мнения» . Такое определение можно назвать диспозиционным.

Другим примером диспозиционной трактовки оппозиции является определение Васильева В.А.: «Оппозиция – это противостояние различных субъектов политической жизни (социальных групп, классов, общественных движений и т.п.) государственной власти, которая по внутренней и внешней политике не учитывает и не реализует их интересы» .

Существует еще и функциональная трактовка политической оппозиции, в которой внимание акцентируется на функциях оппозиции. Здесь можно привести точку зрения Е.Колински, английского исследователя: «...оппозиция – это термин, относящийся к праву меньшинств критиковать большинство, осуществлять контроль и искать народную/электоральную поддержку для защиты альтернативных позиций» . Заметим, что в данной трактовке имеется в виду не само меньшинство, а определенное право меньшинства, то есть нечто присущее меньшинству. Другим примером функционального определения оппозиции является дефиниция, Поршакова С.: «Оппозиция политическая – способ противопоставления одних политических взглядов, идей, действий другим политическим взглядам и действиям. Оппозиция в политике может осуществляться на разных уровнях политического властвования, в разных видах государственной, партийной власти, внутри каждой из них» .

Таким образом, при анализе категории «политическая оппозиция» можно выделить как минимум три аспекта: институциональный (структурно-организационный, организационный), диспозиционный и функциональный.

Следует отметить, что некоторые авторы, стремятся преодолеть ограничения какого-либо одного подхода, рассматривая оппозицию с нескольких сторон. В этой связи Гаврилов Г.А. выделяет два направления в понимании политической оппозиции – этимологическое и институциональное. Этимологическая модель дает нам широкий смысл термина, акцентируя внимание на деятельностном аспекте понятия оппозиции и рассматривая ее как простое противоположение одной политики другой политике, выступление против мнения большинства или господствующего мнения . В рамках институциональной модели наибольшее внимание уделяется институциональным формам организации оппозиции .

Таким образом, охарактеризовав основные варианты определения сущности оппозиции, можно отметить, что феномен политической оппозиции, как правило, анализируется в отрыве от ее институционального контекста. Конкретизируя понимание оппозиции, следует отнести к нему все формы и методы выражения организованного несогласия с политикой правительства или отдельными ее аспектами, институционализированные в соответствии с исторической эпохой и конкретной политической системой. Оппозицию можно представить как реакцию на реальные социальные процессы, как противоположность, которая не является доминирующей в отношениях, но может при определенных условиях повлиять на них, стать определяющей. Следовательно, оппозиция не существует сама по себе, не относится к автономным социальным институтам. Она возникает и функционирует всегда в связи с чем-то, по поводу чего-то, против кого-то, во имя чего-то. Это и определяет ее активность и социально-политическую направленность деятельности. Оппозиция – продукт социально-экономической, политической, национальной, культурной структуры общества. Чаще всего к оппозиции исследователи относят оппозиционные политические партии и объединения.

В политической науке существует многообразие различных типологий оппозиции. Для Джованни Сартори, автора работы «Партии и партийные системы» , политическая оппозиция выражена в политических партиях. Исходя из европейского опыта, он предлагает классифицировать партийные системы по трем типам: простой плюрализм или двухпартийность, крайний или поляризованный плюрализм, умеренный плюрализм . Одной из характерных черт поляризованного плюрализма он называет развитие неответственной оппозиции, которая возникает как следствие не привлечения властью в свои структуры партий, занимающих крайние фланги. В противовес неответственной, им выделяется ответственная оппозиция двухпартийного плюрализма, в условиях которого правящие элементы не только сотрудничают, но и интегрируются с оппозиционным меньшинством. Однако, наряду с ответственной и неответственной оппозициями, Сартори выделяет также частично ответственную оппозицию, имея в виду, прежде всего, малые западноевропейские партии, которые, не подвергая сомнению, действующие институты политической системы, вместе с тем, не стремятся к обретению политической власти и вхождению в состав правительства .

Далее Сартори отмечает существование односторонней и двухсторонней оппозиций. Односторонняя – имеет место в той партийной системе, где правящей партии противостоит сила либо на левом, либо на правом фланге. Соответственно двухсторонняя оппозиция функционирует там, где по отношению к правящей партии существует оппозиция, как на левом, так и на правом фланге .

И, наконец, по степени конфронтационности политического меньшинства с властными структурами, Сартори выделяет системную и антиситемную оппозиции.

Основной критерий, принятый в западной политологии, как отмечается в статье С.Поршакова «Политическая оппозиция в странах Запада», - это соответствие целей оппозиции, основным принципам конституционного строя . Руководствуясь им, западные исследователи традиционно выделяют два основных типа оппозиции – внесистемная и системная. К первому принадлежат лево- и праворадикальные партии и группировки, программные установки которых полностью, либо частично отвергают преобладающую в деятельности правящих сил практику и систему политических ценностей. Ко второму типу относится большинство лево- и правоцентристских партий, которые исходят из признания незыблемости основных политических и экономических институтов общества и расходятся с правительством в выборе путей и средств достижения общих стратегических целей.

С.Поршаков выделяет также и третий, промежуточный тип оппозиции, к которой в западной политологии причисляются «зеленые», ряд коммунистических партий, итальянские радикалы .

Кроме того, существуют иные варианты классификации политической оппозиции. Так, Г.Оберрёйтер в работе «Парламентская оппозиция» основывается на приоритетных направлениях деятельности оппозиции. Он выделяет, во-первых, оппозиционные партии, ставящие во главу угла исключительно решение конкретных проблем; во-вторых, оппозицию, отдающую приоритет достижению консенсуса во взаимоотношениях с партиями правящей коалиции; и, в-третьих, партии, придерживающиеся курса на конфронтацию с правящим большинством .

По типологии О.Киршхеймери выделяется три основных разновидности. Это принципиальная оппозиция, программные установки которой противоречат нормам существующего политического строя. Лояльная оппозиция – ее программные установки во многом отличаются от ориентиров правительства, однако, находятся в полном соответствии с принципами функционирования политической системы. И, наконец, политическая оппозиция, которую с правящей партией объединяет общность стратегических целей, но разнят пути и методы их достижения .

Во многом с классификацией Киршхеймери перекликается классификация, предложенная отечественным исследователем А.П.Цыганковым. На основе степени терпимости политической оппозиции по отношению к действиям правительства он выделяет лояльную, умеренную и нетерпимую (нелояльную) оппозиции . Режим может считаться достаточно стабильным, если большая часть оппозиционных партий и движений лояльны к действиям правительства, а нетерпимые не в состоянии получить поддержку массовых социальных слоев. Непримиримая или радикальная оппозиция сильна во времена кризисов, когда к непримиримым примыкает значительное число умеренных. Такая оппозиция способна развиваться в двух направлениях. Она может либо интегрироваться в систему, либо при наличии объективных предпосылок приобрести статус общенационального лидера и способствовать ниспровержению существующего режима .

Четко дать характеристику умеренной оппозиции труднее, т.к. умеренные не занимают определенную позицию. В зависимости от ситуации умеренная оппозиция может примкнуть как к непримиримым, так и к лояльным.

Морис Дюверже, исследуя различную структуру оппозиции и правящих сил, указывает на особенности функционирования политических систем . Многопартийная и двухпартийная политические системы порождают совершенно различные структуры власти. Двухпартийная система ведет к превращению оппозиции в эффективный политический институт. Как он отмечает, в Англии, где руководитель партии получает от государства регулярное вознаграждение и официальное звание «лидера оппозиции правительству Его Величества», оппозиции действительно придается статус публичной функции . При многопартийном режиме оппозиция не совместима с этой институциональной формой, поскольку не совсем ясны ее границы по отношению к правительству. То есть власть может опираться то на одних, то на других, обращаясь к правым, чтобы провести одни меры, и к левым, чтобы осуществить другие. При многопартийности нет никакого настоящего органа, который мог бы взять на себя функцию официальной оппозиции.

Характерной чертой оппозиции при двухпартийном режиме является умеренность, т.к. сами условия политической борьбы, предполагающие чередование партий и возможность для сегодняшней оппозиции когда-то принять на себя ответственность за власть останавливают оппозицию от радикализации. Именно в силу противоположных обстоятельств, отличительной чертой оппозиции при многопартийных режимах является тяготение к демагогии, взаимным нападкам и преобладанию крайностей .

В условиях многопартийности М.Дюверже выделяет внешнюю оппозицию, представляемую партиями меньшинства, и оппозицию внутреннюю – между партиями самого большинства. Эту идею французского исследователя можно применить к анализу отношений между различными ветвями государственной власти. Например, между исполнительной и законодательной властью могут быть существенные различия по той или иной проблеме и эти две власти могут находиться в оппозиции друг к другу и представлять внутреннюю оппозицию, т.е. оппозицию внутри государственной власти. Другими важными моментами, определяющими характер и форму оппозиции, он считает ее численность, внутреннюю структуру, влияние ее союзов. Так, в роли оппозиции не могут вести себя одинаково большая партия, объединяющая множество интересов, и малая, представляющая какие-то специфические интересы. Следующий тезис М.Дюверже указывает на то, что характер оппозиции тесно связан с общими условиями борьбы партий. Он выделяет три различные ее типа: борьба без принципов (США, соревнование между партиями, не создающее раскола нации); борьба по второстепенным принципам (Великобритания и Северная Европа, где доктринальные разногласия конкурирующих партий совпадают с социальной стратификацией, но разногласий относительно фундаментальных принципов политического строя не возникает); и борьба вокруг принципов фундаментальных, вокруг самих основ государства и сущности режима .

По мнению отечественного исследователя Е.С.Дерябиной, можно выделить два подхода в вопросе о типологии политической оппозиции. Первый – аксеологический, – когда оппозиция делится на лояльную, конструктивную, непримиримую (радикальную), умеренную и т.д. Данный подход в большей степени учитывает поведенческое проявление оппозиционности политических партий по отношению к власти. Но при этом размывается качество (степень) оппозиционности, так как иерархия защищаемых ценностей не рассматривается . Однако, используя только аксеологический подход, трудно выявить степень оппозиционности двух близких по духу политических партий, найти отличительное качество двух, казалось бы, одинаковых позиций.

Онтологический подход учитывает степень соответствия стратегических целей оппозиционных политических партий и движений конституционным принципам политической системы. Таким образом, считает Дерябина Е.С., онтологический подход затрагивает проблему «власть-оппозиция» только на уровне политического режима. При данном подходе все политические силы, отрицающие политический режим и не имеющие реального доступа к власти, относятся к внесистемным (леворадикальные и праворадикальные партии в западноевропейских странах) .

Говоря об интегрированных типологиях и подходах, следует отметить типологии Д.Г.Красильникова и В.Гельмана.

Типология политической оппозиции Д.Красильникова носит системный характер, что позволяет более глубоко рассмотреть сущность политической оппозиции. С точки зрения теории систем, сущностным критерием определения и классификации политических сил может выступать соответствие стратегии партии или движения какому-либо системному качеству . Этот критерий подразумевает признание или отрицание политическим образованием фундаментальных, базовых ценностей системы. Например, для политической системы современной России таковыми можно признать рыночную экономику и частную собственность.

В этой связи Д.Г.Красильников делит все политические силы России на три типа:

1. Системные, которые принимают основные ценности существующей общественной системы и не принимают несистемность. Но, одновременно, системные политические образования могут находиться в противоречии друг с другом, а также с властью.

2. Несистемные политические образования – те партии, движения, организации, которые на стратегическом уровне отрицают данную систему. «Им свойственно неприятие, как отдельных институтов системы, отдельных ее элементов, так и всей общественной системы в целом с ее элементным составом и отношениями между отдельными элементами» .

3. Межсистемные политические образования могут принимать некоторые ценности той и другой системы.

Используемый критерий для создания данной типологии подвижен, поскольку содержит отношение политических образований к ценностям конкретной политической системы. При использовании этой типологии в отношении другого системного качества и выделении тех же типов будет иным, поскольку исследуется отношение к иной общественной системе .

Помимо этого существуют и внутритиповые различия в рассматриваемых типах политических образований. Как отмечает Д.Красильников: «поскольку все политические силы имеют дело с «ускользающей реальностью», с эволюционирующей политической системой, они вынуждены, так или иначе, модифицировать свои стратегию и тактику. Зависимость стратегии и тактики политических формирований от состояния системы позволяет выдвинуть в качестве критерия внутригруппового деления отношение политических образований к наличному состоянию системы» . Если рассмотреть с этой точки зрения системный тип политических сил, то внутри него можно выделить как сторонников, так и противников наличного состояния системы. Первых преимущественно устраивают те процессы, которые происходят в общественной системе в настоящий момент. И поскольку наличное состояние системы, как правило, олицетворяется с существующей властью, то, соответственно, эта группа системных политических сил и на стратегическом, и на тактическом уровнях поддерживает эту власть и предлагаемые ею «правила игры» . В первую очередь к ним стоит отнести собственно правящие партии, а также партии, которые условно можно назвать проправительственными.

Вторые же, стратегически принимая базовые ценности системы, негативно относятся к наличному состоянию, которое, по их мнению, следует изменить. Эта группа системных сил, как правило, несколько дистанцируется от политической линии, которую осуществляет власть. Следовательно, эту группу системных образований можно охарактеризовать как «системную оппозицию» . «Несмотря на общность системного происхождения, степень отрицания власти этой группой политических формирований существенно колеблется от критики власти по отдельным тактическим вопросам, до ее полного неприятия и стремления сменить политический режим» . В связи с таким довольно широким диапазоном отрицания власти системной оппозицией представляется возможным использовать деление политической оппозиции на лояльную, конструктивную и «непримиримую», включив ее в системную типологию политических сил. Д.Г.Красильников отмечает также, что «две последних, в свою очередь, могут быть подразделены на левую и правую» .

С одной стороны, такая дифференциация указывает на общую системную природу власти и оппозиции. С другой стороны, эта дифференциация важна потому, что указывает на разную степень оппозиционности системных политических сил. Так, Дерябина Е.С. считает, что для лояльной системной оппозиции в большей степени характерно наличие скрытой оппозиционности, нежели открытой . Следствием этого является то, что критика власти с ее стороны носит непостоянный характер. Скорее всего, лояльная системная оппозиция может быть отнесена к «проправительственным» политическим партиям. Власть критикуется за тактические «промахи», тогда как генеральная линия сомнению не подлежит.

В отличие от лояльной оппозиции конструктивная системная оппозиция имеет собственную программу, отличающуюся от программы власти. По мнению исследователей, чаще всего нишу конструктивной оппозиции занимают политические партии центристского толка . Наиболее радикальной в рамках системной оппозиции является системная «непримиримая» оппозиция. Существенным отличием является то, что политические партии такого толка, как правило, не идут на компромисс с властью.

Несистемные политические образования, стратегически отрицая систему, отрицают любое наличное состояние системы. Но степень этого отрицания может быть разной, как и тактика, используемая несистемной организацией для достижения своих целей. Следовательно, несистемные силы могут быть тоже разделены на две группы:

1. внесистемная оппозиция, т.е. те партии и движения, которые отрицают основополагающие ценности общественной системы, все ее элементы и структуры. При этом отрицается возможность использования каких-либо системных элементов для достижения своих целей. Данная оппозиция характеризуется скрытым политическим поведением.

2. Несистемная оппозиция, которая в своей стратегии отрицает существующее системное качество, но по тактическим соображениям при определенном состоянии системы считает возможным использовать некоторые системные элементы и институты для достижения своих целей. Д.Г.Красильников замечает: «Но такое участие в функционировании системных элементов не должно превратиться из тактической задачи в стратегическую цель» . Наряду с открытым политическим поведением у этой группы должно присутствовать и скрытое, причем в доминирующей форме.

Межсистемные политические силы, являясь промежуточными, могут выступать как межсистемная оппозиция. В этом случае межсистемные политические формирования находятся в оппозиции к системным силам, выступая за существенное реформирование системы через включение в нее ряда элементов иной системы. При этом межсистемная оппозиция признает системные элементы как своего рода «неизбежное зло» . Это обстоятельство указывает на самостоятельность межсистемной оппозиции, отличая ее от системной и несистемной оппозиций. Промежуточное положение межсистемных политических формирований «свидетельствует о существовании двух взаимоисключающих тенденций: к интеграции с системной оппозицией, с одной стороны, и несистемными политическими силами – с другой» .

Работы Е.С.Дерябиной и Д.Г.Красильникова относятся к переходному периоду – началу 90-х гг. ХХ в., более поздними являются исследования В.Я.Гельмана, который характеризует политическую оппозицию уже в новом политическом контексте.

Гельман пишет: «сейчас изучение политической оппозиции не относится к числу направлений, находящихся в фокусе современной политической науки» , и созданные классификации «либо представляют собой конструкции, созданные применительно к конкретному случаю, любо столь нагружены «измерениями», что, по сути, утрачивают объяснительную силу» . В связи с этим, В.Я.Гельман предлагает создать в частности для России не новую типологию, а «концептуальную карту» , которая позволит выявить различные виды политических оппозиций и проследить их динамику, т.к. Россия находится на стадии формирования своей политической системы, государственности, институтов, поэтому для классификации российской оппозиции необходима особая модель.

В качестве «сетки координат» исследователь предлагает использовать два основных измерения – цели и средства оппозиции. На одном конце шкалы необходимо расположить те организации, партии, которые не представлены в правительстве, но готовы при возможности войти в его состав без существенных изменений режима и политического курса, т.е. «полуоппозицию» . На противоположном конце окажется «принципиальная» оппозиция, т.е. те политические силы, которые способны достичь своих целей, обретя всю полноту власти. Данная шкала позволяет вместить все типы оппозиций – от неструктурной, ориентированной на изменение отдельных аспектов политического курса, до структурной, выступающей за смену политического режима.

Классифицировать средства политической оппозиции достаточно сложно. В этом случае Гельман использует типологию Линца, разделение оппозиции на лояльную, полулояльную и нелояльную. В самом общем виде критерии лояльности, по Линцу, принятие легальных рамок политической борьбы и отказ от применения насилия, в то время как опора на насильственные, либо незаконные методы и/или угроза их применения являются признаками нелояльной оппозиции .

В определении характеристики политических оппозиций и траекторий их изменения ключевую роль играют «особенности политических режимов – степень их состязательности и специфика господствующих политических институтов» . Состязательность политического режима связана со структурой политической элиты, акторов, влияющих на принятие политически значимых решений. Элементами этой структуры являются интеграция и дифференциация элит. Так, низкая интеграция элит стимулирует принципиальную оппозицию, тогда как высокая, напротив, подрывает ее возможности. Аналогично, низкая дифференциация элит не оставляет места для лояльной оппозиции, а высокая снижает потенциал нелояльности .

Среди институциональных факторов наибольшее влияние на характеристики оппозиции оказывает различие между парламентскими и президентскими системами. На снижение потенциала принципиальной оппозиции работают и пропорциональные избирательные системы, а также децентрализация и федерализм.

Таким образом, В.Я.Гельман видит в данной «концептуальной карте» основу для анализа оппозиций в России на современном этапе.

Необходимо отметить, что предлагаемые классификации оппозиции представляют собой лишь теоретическую модель. Как правило, реальная политическая жизнь трудно поддается включению в различные схемы, так как изучаемые явления многогранны и не могут быть рассмотрены только с одной точки зрения. В связи с этим исследователи постоянно сталкиваются с трудностями при идентификации политических партий и общественно-политических движений. Но это вовсе не означает, что схематические построения бесполезны. Создаваемые «идеальные типы» оппозиций выступают в качестве инструмента сравнения, который помогает выявлять специфику во взглядах тех или иных политических партий, а также в качестве общей модели концептуализации политической жизни.

Глава 2. Политическая оппозиция в России 1991 - 2008

Российская политическая оппозиция представляет собой сложный многосоставной феномен, претерпевший существенную трансформацию за период 1991 – 2008 гг. Характеристике отдельных партий, движений, лидеров посвящена обширная литература. В данной главе основные вопросы заключаются в том, как выстраиваются взаимоотношения оппозиции с властью, насколько реально ее противостояние и насколько сильно ее влияние.

Для анализа политической оппозиции в России автор использует типологиею Д.Красильникова, так как она позволяет довольно четко структурировать партии, реально участвующие в российском политическом процессе, по одному, наиболее для нас важному, критерию - отношение к наличному состоянию системы, что коррелирует с основным качеством оппозиции - противостояние и противопоставление себя власти. Из выделенных Д.Г.Красильниковым типов политической оппозиции для нашего исследования важно рассмотреть несистемные политические образования по понятным причинам; а также межсистемные политические силы, неоднородные и неоднозначные, склонные перейти на сторону сил, как системы, так и антисистемы .

Распад СССР сам по себе обозначил образование политической ситуации, которую Красильников характеризует, как межсистемную. Применительно к рубежу 1980-х – 1990-х гг. сложно говорить о наличии какой-то определенной политической системы, шло ее становление. Понятие «система», используемое в дипломной работе, подразумевает - существующую по сей день политическую систему, основанную на ценностях либерализма, рыночной экономики, политического плюрализма и т.д. Следовательно, под системными силами подразумеваются те силы, которые полностью поддерживают данные ценности, политику власти, президента.

Между тем, не будем забывать, что системные силы - это не только партия власти (рассмотрение феномена которой требует отдельного исследования), но и лояльная, конструктивная и непримиримая системная оппозиция. Это те политические силы, которые готовы участвовать в данном политическом процессе, но могут критиковать власть по тем или иным причинам, возможно даже противопоставляют свои тактические и стратегические цели целям системы; но при этом главным отличием системной оппозиции является желание действовать в рамках данной системы, а не ее слом.

Говоря о переходе от авторитаризма к демократии, отметим, что многие авторы понимают сам переход, как «появление политической конкуренции, имеющей институциональные последствия» , при этом появляются политические силы – оппозиция старому режиму, - готовые изменить систему. Рыженков отмечает: «Возможно, эта борьба закончится установлением, а в дальнейшем и упрочением демократических институтов. Но также возможно, что новые институты установить не удастся: конкуренция будет подавлена наиболее мощным актором, который установит диктатуру, или, напротив, сделается безграничной, порождая политический хаос» .

В России такая системная оппозиция возникает вместе с многопартийностью, становление которой прошло ряд этапов в своем развитии. Например, Коргунюк Ю.Г. и Заславский С.Е. в работе «Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие» выделяют шесть относительно коротких периодов: 1) развитие неформальных общественных организаций (1986-88 гг.); 2) период действия народных фронтов и создания протопартийных структур (1988-89 гг.); 3) «первая волна» партиобразования (1990-91 гг.); 4) «вторая волна» партиобразования после августовских событий 1991 г. (1991-93 гг.); 5) радикальная ломка сложившейся системы протопартий в результате политического кризиса 1993 г. и образования новых политических партий в период деятельности I Государственной Думы (конец 1993 - конец 1995 гг.); 6) период после выборов во II Государственную Думу (с конца 1995 г.). «Первые два периода составляют этап своего рода «внутриутробного» развития российской многопартийности, а последующие - этап ее функционирования и развития, отразивший качественные изменения в природе политических партий» . Их работа опубликована в 1996 г., на наш взгляд, шестой период можно продлить вплоть до 1999 (срок окончания президентства Б.Н.Ельцина). С 2000 начинается новый этап, ознаменованный пребыванием В.Путина в качестве президента РФ. В последнем этапе особо отметим 2007 год – выборы в Госдуму РФ.

Отметим, что в российском политическом процессе очень существенную роль играет личностный фактор, от отношения к оппозиции президента зависит и расстановка политических сил и отношение населения к ценностям политической системы.

Итак, в 1991 году ключевой для новой политической системы являлась личность Б.Н.Ельцина. В связи с крахом старой системы с ее коммунистическими ценностями Ельцин выдвигает на первый план демократические ценности. При этом процесс партообразования стал активно развиваться.

Еще в конце 80-х годов в СССР начали возникать различные политические партии и демократические движения. «В 1988 г. появились первые массовые политические организации с антисоветскими и антисоюзными платформами – «Народные фронты» в республиках Прибалтики. Они возникли при поддержке руководства ЦК КПСС и вначале декларировали цель защиты «гласности», постепенно, но, быстро переходя к лозунгам сначала экономического («республиканский хозрасчет»), а потом и политического сепаратизма» . Следует заметить, что далее развитие политических партий шло по нарастающей. Для политического деятеля создать «партию» или «общественно-политическое движение» считалось в то время почти признаком хорошего тона, принадлежностью к высшему слою политической элиты. Сама регистрационная процедура была упрощена до крайности под влиянием демократических преобразований. Практически каждый день в газетах появлялась информация о возникновении еще одной партии или объединения. Консервативная партия России, национально-республиканская партия, партия конституционных демократов, крестьянская партия, народная партия... и десятки им подобных. В какой-то мере это была реакция на долгие десятилетия засилья одной партии-гегемона - КПСС, в какой-то - отражала открывшиеся возможности после отмены 6 статьи конституции СССР.

Не будем также забывать, что до декабря 1993 г. в России не существовало механизма участия партий в формировании органов государственной власти, «поэтому представительство во властных структурах партии получали не в результате выборов, а путем вербовки сторонников в рядах уже сформировавшегося политического истэблишмента. Кроме того, множество политических партий создавалось зачастую только в качестве внепарламентской базы поддержки того или иного лидера, и в связи с этим практически исключалась возможность действенного влияния политических партий на представлявших их парламентариев. В силу указанных причин партийная структура общества не совпадала с фракционной структурой представительных органов власти. В условиях «беспартийности» депутатского корпуса фракции не имели стабильного состава и характеризовались отсутствием рычагов воздействия на своих членов, а, следовательно, - крайне низким уровнем сплоченности» .

Кроме большого количества политических партий на этапе становления новой системы можно отметить и определенную специфику участия партий в политическом процессе. Главные мотивы, которыми руководствовались учредители партий на этапе стихийной многопартийности - необходимость создания собственной политической базы и стремление занять идеологическую «нишу» в формирующемся политическом спектре.

Говоря о системных, хоть и оппозиционных силах до принятия конституции 1993 года и до созыва первой Государственной Думы, к ним, на наш взгляд, следует причислять всё многообразие существующих демократических партий и движений. Наиболее наглядно проступает их ориентация в отношении к президенту и политической системе. Например, созданная в 1990 г. Социал-демократическая партия РФ, которая, несмотря на свое название, была программно близка к прочим демократическим партиям . Главным аргументом принадлежности данной партии к системе можно выдвинуть то, что съезд партии поддержал кандидатуру Б.Ельцина на пост президента РСФСР . В ноябре 1991 г. СДПР на ряду с другими партиями демократической ориентации подписала протокол о сотрудничестве с Президентом России и конструктивной поддержке реформ, проводимых Б.Н.Ельциным. В ноябре-декабре 1991 г. СДПР приняла активное участие в работе Оргкомитета Комитета и Учредительного съезда Движения Демократических реформ (ДДР) . В целом, в программе СДПР не раз упоминается о приверженности либеральным принципам . Правда, на пленуме Правления СДПР 11 апреля 1993 было принято решение о фактическом переходе в оппозицию к президенту Ельцину .

Другие системные силы того периода - это партии, образованные так или иначе из «Демократической платформы в КПСС»: наиболее радикальная часть во главе с Н.Травкиным учредила в мае 1990 г. Демократическую партию России . Сегодняшний лидер партии А.Богданов пишет в своем блоге: «Когда у нас была ещё только учредительная конференция, я тогда же предлагал: давайте назовем ДПР «партия здравого смысла» и обозначим её (сразу же) как партию «переходного периода» . Партия создавалась как противовес КПСС и коммунистическому строю. При этом ДПР выступали даже с митингом за сохранение СССР, но как объяснил это В.Хомяков – тогдашний председатель исполкома ДПР, - «Мы не против Ельцина, мы за официально оформленный Союз» .

16 - 17 июня 1990 г. была создана Республиканская партия РФ (РПРФ), лидеры - В.Шостаковский, В.Лысенко, С.Сулакшин . В августе 1991 г. была создана Демократическая партия коммунистов России (в октябре 1991 г. переименована в Народную партию «Свободная Россия»; лидер - А.Руцкой) - в то время стоявшая на общедемократических позициях. В 2007 году партия была переименована в партию «Гражданская сила». «Гражданская сила» - более точное и энергичное название. Это то, что должно управлять государством. Граждане должны показать, что они - сила, - объяснил свое понимание нового названия Михаил Барщевский» . На официальном сайте партии в разделе «о партии» можно встретить следующие формулировки: «Партия «Гражданская сила» относится к праволиберальному крылу российских политических партий, поддерживая идеи свободы, развитого гражданского общества и либеральной экономики. Партия «Гражданская сила» ориентирована на выражение интересов среднего класса - представителей малого и среднего бизнеса, российских производителей, интеллигенции и молодежи» . Забегая вперед, отметим, что в 2007 году прошли выборы в ГД, чем и был обусловлен интерес к партии – изменилось не только содержание программы и название партии, но и цель существования. Иными словами, партия превратилась из оппозиционной в «псевдооппозиционную».

Наконец, последними «выходцами» из КПСС можно считать инициаторов создания Движения демократических реформ (А.Яковлева, А.Собчака, Г.Попова, А.Вольского, С.Шаталина, Э.Шеварднадзе и др.), создавших в июле 1991 г. оргкомитет учредительной конференции Движения демократических реформ. «ДДР замышлялось как своего рода «буфер» между «демократическими коммунистами», оставшимися в рядах КПСС, и прочими представителями демократического движения, к этому моменту перешедшими в жесткую оппозицию компартии» . И, наконец, в числе партий общедемократической направленности необходимо перечислить Партию Свободного Труда (учреждена в декабре 1990 г.; лидеры - И.Коровиков, В.Герман) – партия умеренно-либеральной ориентации. В 1998 г. Партия не прошла перерегистрацию, поэтому прекратила свое существование; Народную партию России (май 1991 г.; лидер - Т.Гдлян), которую можно охарактеризовать как карликовую центристскую партию; Крестьянскую партию России (лето 1991 г.; лидер - Ю.Черниченко) – также либерально-демократическую организацию.

В обстановке высокой общественной напряженности, в рамках новых политических правил, установленных президентом проходили выборы в Госдуму 1993 г. Выборы оказались далеко не традиционными со всех точек зрения, и в первую очередь, по времени их проведения и по их содержанию.

Отечественный исследователь С.Рыженков определяет политический режим того периода как «минимальную демократию»: «Такая позиция основана на признании многочисленных выборов, проходивших в 1990-х годах, по-настоящему состязательными, поскольку минимальную демократию определяют как «режим, в котором те, кто правит, избираются на конкурентных выборах» .

Уже через несколько дней после подавления сопротивления Белого дома началось формирование политических блоков для участия в выборах в Федеральное собрание. Блоки и политические партии сосредоточились на борьбе за депутатские места в его нижней палате, Государственной думе, половина мест в которой разыгрывалась по мажоритарной системе, а другая половина - по пропорциональной системе.

О праве выдвинуть списки кандидатов в депутаты Государственной думы по общефедеральному округу изначально заявили 35 общественных объединений. На регистрацию представили списки кандидатов уже от 21 избирательного объединения. Центризбирком зарегистрировал списки только тринадцати из них. Это - «Яблоко», «Будущее России - новые имена», «Выбор России», «Гражданский союз», Демократическая партия России, «Достоинство и милосердие», Российская коммунистическая партия, «Кедр», Аграрная партия России, Либерально-демократическая партия России, Партия российского единства и согласия, «Женщины России», «Российское движение демократических реформ». Остальные так и не смогли набрать в свою поддержку необходимые 100 тысяч подписей.

«Выбор России» - блок выступал под знаменем радикальных экономических реформ. В своей предвыборной кампании блок провозгласил необходимость жесткого монетаристского курса, как основы финансовой стабилизации и главного условия возрождения экономической активности. Лидером этого блока стал Е. Гайдар, кроме него в руководстве оказались такие влиятельные члены кабинета министров, как А. Чубайс, А. Козырев, Б. Фёдоров. Позже, в 1994 году на основе этого объединения была создана партия Демократический Выбор России.

 Некоторые сторонники Гайдара в 1993 году создали собственную Партию российского единства и согласия (ПРЕС), настаивавшую на необходимости корректив рыночных реформ. Избирательным козырем ПРЕС была ставка на укрепление экономических прав и возможностей регионов, возрождение семьи, нации и государства. Во время избирательной кампании ПРЕС представляла себя как консервативную альтернативу блоку «Выбор России». С.Шахрай провозгласил полную поддержку деятельности премьер-министра В.Черномырдина и обещал, что после выборов ПРЕС станет ведущей силой при формировании нового правительства. Несмотря на поддержку указа 1400 в документах ПРЕС, в руководстве партии и ее предвыборном списке были и сторонники разгона парламента (Ю.Калмыков), и центристы (К.Затулин), и участники парламентского сопротивления (Р.Абдулатипов) . В целом, ПРЕС можно охарактеризовать как одну из партий номенклатурно-бюрократического «центра», претендовавшую на политическое представительство субъектов Федерации. По происхождению - ведомственная партия Госкомитета по делам Федерации и национальностей. Партия просуществовала до 2000 года.

Российское движение демократических реформ тоже дистанцировалось от гайдаровской команды. Для этой партии и ее лидера Г. Попова оптимальным политическим течением являлся центризм.

 Еще один демократический избирательный блок «Яблоко», название которого возникло от фамилий его лидеров: Явлинский, Болдырев, Лукин, выразил свое несогласие с гайдаровским курсом. Программа «Яблока» была социал-демократической, ориентированной на работающую интеллигенцию. «Учредители решили, что если либеральных демократов в России представляет В.Жириновский с ЛДПР, а «демократический выбор» - Е.Гайдар с его схемой реформ для меньшинства, то название ЯБЛОКО отражает стремление сделать жизнь нормальной» . По официальным данным, избирательный блок юридически образован тремя политическими партиями: Республиканской партией Российской Федерации (РПРФ), Социал-демократической партией Российской Федерации (СДПР) и партией Российский Христианско-демократический союз - Новая демократия (РХДС-НД). Голосуя против экономической политики государства, «Яблоко» при этом поддержало существующую систему и ценности демократии как таковой.

На противоположном фланге избирательной кампании, можно сказать в оппозиции, главными участниками оказались Российская компартия (РКП-КПСС), Аграрная партия и ЛДПР. Общее в их лозунгах заключалось в державно-национальной позиции и в социально-экономическом развитии и восстановлении России в качестве сверхдержавы на мировой арене. Конечно, взгляды членов этих партий также различались.

Целый сектор в оппозиционных партиях занимали коммунистические партии. Инициатива создания Российской организации КПСС, членство в которой означало бы вхождение в Союз коммунистических партий - Коммунистическую партию Советского Союза (СКП-КПСС) как бы «напрямую», а не через «суверенные» компартии (КПРФ, РКРП, Союз коммунистов и др.) - была выдвинута в начале 1994 года секретарем ЦК Союза коммунистов (СК) Алексеем Пригариным, являвшимся одновременно заместителем председателя Совета СКП-КПСС. Пригарин был поддержан частью руководства СКП-КПСС (1-й заместитель председателя Совета Константин Николаев, член Политисполкома, депутат Государственной Думы Виктор Вишняков, Сажи Умалатова и др.), а также левым крылом. Так в 1995 г. появилась РКП , которая, в первую очередь, ориентировалась на защиту интересов малообеспеченных городских слоев «Войдя в Думу, мы потребуем принять законы, которые смогут сразу изменить жизнь страны. Эти законы будут вашими законами. Они оградят вас от ничтожного меньшинства крупной буржуазии - олигархов, банкиров, мафии. От трех процентов населения России, живущих за счет всех остальных.» .

Аграрная партия (АПР) создана по инициативе Аграрного союза России (АСР) (председатель – Василий Стародубцев), парламентской фракции «Аграрный союз» на Съезде народных депутатов России (Михаил Лапшин) и Профсоюза работников агропромышленного комплекса России (председатель ЦК – Александр Давыдов). АПР выражала интересы коллективных сельских товаропроизводителей. Если попытаться разобраться в отношении АПР как оппозиционной партии, то однозначно сказать сложно. Программа партии нисколько не противоречит основным ценностям системы. Больше того, Иван Рыбкин – член АПР стал председателем Госдумы 1 созыва, а впоследствии члены АПР пребывали на посту министра сельского хозяйства.

Под вполне либеральными лозунгами начала свою деятельность Либерально-демократическая партия Советского Союза В.Жириновского (учреждена в марте 1990 г.) . ЛДПСС поддерживала действия ГКЧП и осуждала Беловежские соглашения. Примечательно, что на президентских выборах РСФСР 1991 г. В.Жириновский набрал 7,81 % голосов, заняв третье место . Позже ЛДПС была переименована в ЛДПР . Многие политологи заявляли о несоответствии названия партии ее программе, некоторые критики открыто называли ЛДПР «фашистской». Правда, некоторые политологи не соглашались с этим определением, считая ЛДПР просто праворадикальной партией, т.к. она не была привержена расизму, антисемитизму и тоталитарным лозунгам.

Во время избирательной кампании ЛДПР запомнилась всем выступлениями ее лидера В.Жириновского, носившими популистско-националистический характер. В.Жириновский наиболее продуктивно использовал эфирное время в электронных СМИ для агитации. Лозунги В.Жириновского отличались простотой и эмоциональностью и были ориентированы на различные слои населения. Предпринимателям было обещано снятие ограничений со всех видов экономической деятельности; вооруженным силам - возрождение «лучших традиций царской и советской армии»; молодежи - работа, образование, материальное благополучие, абсолютная свобода реализации своих физических потребностей; рабочим - развитие социально ориентированной системы хозяйствования; интеллигенции - возрождение отечественной науки, культуры, образования . Особое значение в предвыборной кампании ЛДПР играл национально-патриотический мотив. Главной целью внешней политики Жириновский видел восстановление границ Российской империи. Лидер ЛДПР делал ставку на патриотические чувства россиян. В.Жириновский считает, что есть 4 направления идеологий: левое – «идеология бедных», идеология демократов – «повторяют ошибку большевиков», идеология партии власти. «Но партии сверху не делаются. – Говорит Жириновский, - Партия - это когда часть граждан объединяется на принципах общих убеждений, единой идеологии. Именно так, а не иначе, и можно надеяться на голоса избирателей» и, наконец, четвертый вариант – это ЛДПР. Он позиционирует ЛДПР так: «Нам почти 20 лет. Самая старейшая партия. У нас четкая экономическая программа, внешнеполитическая, национальная, по образованию и здравоохранению, словом, по всем жизненно важным позициям, позволяющим не просто вытащить Россию из «демократического» похмелья, но и сделать страну, всех её жителей достойными среди самых развитых государств мира, вернуть нам всеобщее уважение и почёт» . Позиционируя себя как оппозиционная партия, ЛДПР на самом деле является популистской партией, прежде всего, что и объясняет такое длительное стабильное существование и популярность.

Таким образом, отметим, что на демократическом фланге заметен явный разброд, нежелание выступить единым демократическим фронтом, и явное противостояние между разными партиями и блоками. Кроме того, до конца непонятна позиция партий – если в программных документах они позиционируют себя как оппозиционные партии, то на практике – получается иначе.

Партии коммунистического толка рассчитывали на голоса людей, активно недовольных гайдаровской шокотерапией и желающих вернуться назад в СССР. При этом их противники как раз и делали упор на возможность возврата старой системы, чего уже не хотели многие избиратели.

12 декабря 1993 г. прошли выборы. Было избрано 444 депутата, в их числе 225 по общефедеральному избирательному округу и 219 по одномандатным избирательным округам. В 5 округах выборы не состоялись, в одном выборы не проводились, также как и в Чеченской республике. Что касается избирательных объединений, то лишь 8 из 13 преодолели пятипроцентный барьер, давший право на получение мандатов по общефедеральному округу . Как считает Б.А. Исаев , к думским выборам 1993г. партийная система России представляла собой еще не вполне сформировавшийся конгломерат партий, движений, групп интересов, гражданских инициатив и т.д. Некоторые из них возникали и исчезали, даже не сумев зарегистрироваться. Другие не смогли обеспечить поддержку даже 200 тыс. избирателей, чтобы принять участие в выборах. Такие партии-аутсайдеры сходили на обочину партийной борьбы, так и не сумев перейти из потенциального в функционирующее состояние.

В состязании партийных списков уверенную победу одержала ЛДПР. В канун выборов аналитики газеты «Известия» прогнозировали, что Либерально-демократическая партия может набрать до 7% избирателей . Но ее партийный список получил 22,92 процента. Правда, когда подсчитали голоса, отданные за кандидатов, баллотировавшихся в Государственную Думу на индивидуальной основе, то обнаружилось, что ЛДПР лишилась своего преимущества и даже уступила лидерство «Выбору России». Но в общественном сознании выборы 1993 года запомнились именно победой партийного списка ЛДПР.

Из кандидатов, баллотировавшихся по одномандатным округам от «Выбора России», было избрано 24 человека, а от ЛДПР - всего 4. Если обратить внимание на эти цифры, то становится понятно, что члены «Выбора России» были популярны среди населения как личности, а не как приверженцы той или иной партии. ЛДПР могла завоевать такое огромное количество голосов только по партийным спискам, т.к. ее члены не имели такого авторитета, в отличие от представителей «Выбора России». Во-вторых, демократы потерпели поражение. Первой и главной причиной для этого была, как уже говорилось, разобщенность. Но демократам пришлось признать свое поражение, правда, они объясняли это чисто субъективными причинами: умелое проведение избирательной кампании Жириновским, фальсификацией результатов выборов и т.д. Самое главное, что итоги голосования существенно расходились с прогнозами демократических партий. В ночь после выборов, сторонники «Выбора России» решили устроить банкет, чтобы отпраздновать свою победу. Но по мере обработки голосов, результаты становились совсем удручающими для демократов. Победы не было - было поражение.

В состав Государственной Думы вошли представители 32 национальностей, что немаловажно для многонациональной страны. Две трети депутатов в возрасте от 20 до 50 лет, т.е. люди в основном молодые, и соответственно готовые к переменам. Около 95 процентов депутатов - это специалисты с высшим и незаконченным высшим образованием; свыше трети - имеют ученые степени докторов, кандидатов наук; почти каждый десятый - член-корреспондент академии наук или академик. Около 11% депутатов занимались предпринимательской деятельностью; 7% пришли из правоохранительных структур, 12% из профсоюзов. Остается добавить, что в V Государственную Думу было избрано 68 бывших народных депутатов Российской Федерации.

Подводя итоги, можно сказать, что в Думе оказались представлены практически все социальные слои и группы населения, отражен весь спектр общественно-политических настроений, преобладавших в тогдашней России.

Что касается отношения власти к оппозиции, то можно отметить, что «власть демонстрировала шумную борьбу с оппозицией непримиримой, к оппозиции же конструктивной она применяла тактику замалчивания, всяческого игнорирования» .

Надо сказать, Дума старалась решать многие насущные проблемы в контакте с Правительством, Минфином, силовыми ведомствами, Генеральной прокуратурой, Верховным судом. Правда, это не всегда получалось.

Между тем, Б. Ельцин добивался компромиссов и взаимопонимания с Госдумой, заключения своеобразного договора о гражданском мире и согласии между различными политическими и социальными силами общества. В марте Ельцин выступил с инициативой подписания основными политическими силами этого документа. Реакция на новый курс правительства была неоднозначной: с одной стороны, парламентарии не выказывали открытой оппозиции правительству, а с другой, не демонстрировали и поддержки его мероприятий. В конце апреля 1994 года президенту, правительству и их сторонникам все же удалось склонить подавляющее большинство политических и общественных организаций в России к заключению и подписанию Договора об общественном согласии. Договор заключался на два года, то есть фактически до следующих президентских и парламентских выборов.

Но позже стали накапливаться разногласия между исполнительной властью и нижней палатой парламента по ряду вопросов государственного устройства и социальной политики. Летом 1995 года, во время кризиса в Буденновске, депутаты выразили свое недоверие Правительству. Несогласие Б. Ельцина с этим решением, угроза роспуска палаты накалили обстановку в обществе.

 Президент в какой-то мере пошел навстречу отдельным требованиям Госдумы, сняв некоторых силовых министров. Таким образом, Дума смогла, не обладая на то конституционными полномочиями, найти способы воздействия на исполнительную власть. На повторном голосовании вотум недоверия Правительству был снят. Это событие стало первым опытом конституционного решения парламентом опасных политических барьеров.

Необходимо помнить, что весь период работы Госдумы 1 созыва был отмечен дальнейшей «атомизацией» политических сил и размежеванием демократов с линией власти. Кроме того, как отмечают исследователи, произошел переход «старых центристов» на антиреформистские позиции, деление обеих частей «непримиримой» оппозиции (коммунистической и «державнической») на оппозицию «респектабельную» («левоцентристов») и радикальную («внесистемную») . Действительно, в лагере системных сил произошли некоторые изменения – позиции ДВР потеснило движение НДР («Наш Дом Россия»). Движение было создано в 1995 году, по инициативе власти. Это центристская политическая организация административно-хозяйственной номенклатуры и чиновничества. Лидерами движения были В.Черномырдин, В.Рыжков и Д.Аяцков. В Политическом заявлении главными целями движения провозглашались: «достоинство и самоуважение России и россиянина»; «безопасность каждого человека, неотделимая от безопасности Отечества»; «сильное и эффективное государство, где под демократией понимается, прежде всего, законность и порядок, подконтрольность власти обществу через механизм свободных выборов, а не вседозволенность и произвол»; «развитие единой Федерации, свободных и равноправных народов и регионов, где инициатива субъектов Федерации и местного самоуправления подкрепляется политической волей федеральной власти» . Другими словами, власть решила создать очередную политическую силу «под себя», при этом обещания и цели объединения «вроде бы» демократические, но, главное, популистские и неконкретные, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше электората. Шевченко считает, что «К выборам 1995г. ЛДПР уже потеряла свой имидж оппозиционной партии. Следовательно, совпадение с протестной частью электората сохраняться уже не могло. В то же время, поскольку экономические позиции партии были неопределенными, она не смогла представлять и социально–экономический раскол. Если бы ЛДПР более определенно выразила свою экономическую позицию, она могла бы рассчитывать на привлечение лево- или право-ориентированных избирателей. Но поскольку этого не произошло, идеологическая программа партии была сориентирована относительно вопросов текущей политики, что внесло свой вклад в ее электоральное поражение» .

В оппозиции наметилось размежевание. Например, коммунисты не смогли выработать общей позиции по «чеченскому» вопросу. КПРФ, придерживаясь антивоенной позиции, была обвинена другими коммунистическими объединениями в «отходе от принципов», а некоторые оппозиционные силы и вовсе придерживались силового решения проблемы.

Поэтому оппозиционные силы так и не смогли договориться, что повлияло на итоги выборов в VI ГД и выборов Президента РФ. Но, заметим, что раздробленность в лагере оппозиции существовала в силу многих причин: переходность и незавершенность социальной стратификации и структуризации российского общества; стремительные изменения политической ситуации; оторванность политических организаций России, претендующих на роль выразителей тех или иных общественных интересов и настроений, от процесса формирования реальной власти в стране; итоги выборов 1993 г., создавшие в умах представителей различных политических организаций иллюзию возможности выжить на политическом пространстве России, занимая свой «клочок» электорального поля.

В целом, спектр политических сил, прошедших в Государственную Думу через выборы в одномандатных округах, оказался заметно шире, чем по федеральным спискам. На выборах в одномандатных округах прошли представители 23 избирательных объединений и блоков. Кроме этого многие депутаты, победившие как «независимые», по существу являются представителями еще целого ряда избирательных объединений и партий, не принимавших прямого участия в выборах.

Больше всего - 77 (34,2%) депутатских мандатов получили кандидаты, выступавшие как «независимые». При этом их доля почти в два раза снизилась по сравнению с 1993 годом, когда в Государственную Думу было избрано 62 процента «независимых» кандидатов.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Олимпийская чемпионка по прыжкам с шестом Елена Исинбаева заключила контракт за службу в рядах российской армии.

Яйценюх тут же заявил, что им придется стену на 2 метра выше строить...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru