Реферат: Военная политика США и цена на нефть - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Военная политика США и цена на нефть

Банк рефератов / Экономика и финансы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 361 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Вместо предисловия

 Само понятие «международный терроризм», было выпущены в широкие массы, сразу после 11/09/2001. Нет, оно, конечно существовало раньше, но те самые (которых называют дурацким словом «международное сообщество») не уделяли этому вопросу столько внимания, сколько безусловно уделяют ему сейчас. Смею утверждать, что сентябрь 2001 года это переломный момент в новейшей истории человечества. Именно в этот месяц страны стали перекраивать свою внешнюю (а как следствие и внутреннюю) политику, одни всё больше кроили её в звездно-полосатую ткань, другие эту ткань публично сжигали, не понимая, что тот – самый звездно-полосатый перекроит их всех. Конечно и третьи, те кто сразу оценили все плюсы борьбы с «международным терроризмом» и с головой окунулись искать у себя и у соседей исламские корни того самого терроризма, попутно решая свои, второстепенные задачи. Нет, ну вы только вспомните, о чём дискутировал мир, до падения башен в прямом эфире, на все возможных саммитах разных там «НАТО», «ООН», «больших семёрок» с каким – то плюсом, бесчисленные комиссии по правам человека ЕС, повторюсь, ООН, на всевозможных экономических форумах и т. д. Вспомнили? Конечно, вспомнили: непримиримые палестинцы, постоянно оспаривающие израильские территории, нарушение прав человека в Чечне, Грузия с вечной претензией к Абхазии, Шеварднадзе, перманентно оповещающий Запад о русском беспределе, Россия постоянно говорящая о Панкиссе, оправдываясь за Чечню и за деньги полученные от МВФ на восстановление экономики, нелегальная иммиграция, и на последок самое главное нефть, точнее цена на нефть, естественно, что говоря про нефть мы никак не можем позабыть про ОПЕК с его вечными ценовыми войнами, с многочисленными безмыслинными съездами, с малоэффективным (пережившим себя) методом борьбы за высокую цену, путём введение более низких квот на добычу и/или экспорт. А ведь никто про эти проблемы и не забывал, просто стали смотреть с другой стороны, теперь всё не выглядит, как нарушение чьих – то прав, будь – то чеченцев или палестинцев, теперь если ты доказал «мировому сообществу» (ещё раз прости читатель за дурацкое выраженьице), что твоя проблема имеет хотя бы малые намёки на экстремизм, можешь смело “мочить в сортире” (выраженье тоже конечно попахивает дурно, но прощенье просить не буду, ибо не ко мне это) свою «проблему». А ещё лучше не, что – то там доказывать, а добиться, чтобы твою «проблему» включили в «ось зла».

Немного из истории

История ОПЕК: рыночные законы против политических игр

ОПЕК была сформирована на международной конференции в Багдаде, состоявшейся 10-14 сентября 1960 г. Первоначально в эту организацию вошли пять стран: Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла. В период с 1960 по 1975 гг. было принято еще 8 новых членов: Катар, Индонезия, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон. В декабре 1992 г. Эквадор вышел из состава ОПЕК, а в январе 1995 г. из нее был исключен Габон.

Несмотря на огромное влияние на нефтяной рынок, ОПЕК производит всего 40% от объемов мировой добычи нефти. Однако страны, входящие в ОПЕК, владеют 77% всех разведанных мировых запасов нефти. Как следствие, страны, не входящие в ОПЕК, в частности, Канада, Великобритания, Норвегия, Мексика, Китай, Россия и США, добывают около 60% нефти, но при этом их собственные запасы быстро истощаются. В результате в последние десятилетия все острее ощущается необходимость освоения альтернативных источников энергии.

Задачей ОПЕК являлось представление единой позиции стран-производителей нефти в целях ограничения влияния крупнейших нефтяных компаний на рынок. Однако реально ОПЕК в период с 1960 по 1973 гг. расстановку сил на нефтяном рынке изменить не могла. Ситуация изменилась в первой половине 1970-х гг., когда западный мир столкнулся с усилением инфляционного давления и нехваткой сырьевых ресурсов. Особенно остро ощущался недостаток нефти: США, еще в 1950г. бывшие самодостаточными по добыче нефти, теперь были вынуждены импортировать около 35% нефтепродуктов. В это же время ОПЕК начала все жестче отстаивать свои позиции в отношении принципов разделения прибыли на нефтяном рынке.

Существенные коррективы в расстановку сил внесла внезапно начавшаяся в октябре 1973 г. война между Египтом и Сирией, с одной стороны, и Израилем, с другой. При поддержке США Израилю удалось довольно быстро вернуть утраченные территории и уже в ноябре подписать соглашения о прекращении огня с Сирией и Египтом.

17 октября ОПЕК выступила против политики США, введя эмбарго на поставки нефти в эту страну и увеличив на 70% отпускные цены для западноевропейских союзников Соединенных Штатов. В одну ночь баррель нефти поднялся в цене с $3 до $5,11. (В январе 1974 г. ОПЕК поднял цену за один баррель до $11,65). Эмбарго было введено в тот момент, когда уже около 85% американских граждан привыкли добираться до рабочего места на собственном автомобиле. Хотя президент Никсон ввел жесткие ограничительные меры по использованию энергоресурсов, ситуацию спасти не удалось, и для западных стран наступил период экономического спада. На пике кризиса цена галлона бензина в США поднялась с 30 центов до $1,2.

Реакция Wall Street была мгновенной. Естественно, на волне суперприбылей акции нефтедобывающих компаний пошли вверх, однако все остальные акции в период с 17 октября до конца ноября 1973 г. потеряли в среднем 15%. Индекс Dow Jones за это время снизился с 962 до 822 пунктов. В марте 1974 эмбарго против США было снято, однако эффект, который оно произвело, сгладить не удалось. За два года, с 11 января 1973 г. до 6 декабря 1974 г. Dow упал почти на 45% - с 1051 до 577 пунктов.

В течение 70-х годов цена нефти продолжала расти, также как и цена цветных металлов, резины, пшеницы и хлопка. Повышение цен на нефть вызвало эффект бумеранга и повлекло за собой удорожание практически всех товаров и услуг. В 1974 г. индекс потребительских цен вырос на 11%, так что в 1975 г. Президент Форд был вынужден принять программу борьбы с инфляцией.

Доходы от продажи нефти для основных арабских стран-производителей нефти в 1973-1978 гг. росли невиданными темпами. Например, доходы Саудовской Аравии выросли с $4,35 млрд. до $36 млрд., Кувейта - с $1,7 млрд. до $9,2 млрд., Ирака - с $1,8 млрд. до $23,6 млрд. Однако к концу 70-х потребление нефти начало сокращаться по целому ряду причин. Во-первых, на нефтяном рынке увеличилась активность стран, не входящих в ОПЕК. Во-вторых, стал проявляться общий спад экономики западных стран. В-третьих, определенные плоды принесли усилия по снижению энергопотребления. Кроме того, США, обеспокоенные возможными потрясениями в странах-производителях нефти высокой активностью СССР в регионе, особенно после введения советских войск в Афганистан, были готовы в случае повторения ситуации с поставками нефти использовать военную силу. В конечном счете, цены на нефть начали снижаться.

После эмбарго 1973 года Киссинджер и Никсон начали поиски партнера на ближнем Востоке. Их выбор пришелся на Иран, не принимавший участия в эмбарго против США. Иран разрешил заправлять суда в своих портах и поддерживал позицию США в отношении СССР. Тем не менее, несмотря на все принятые меры, в 1978 г. разразился второй нефтяной кризис. Главными причинами послужили революция в Иране и политический резонанс, который вызвали договоренности в Кемп-Девиде между Израилем и Египтом. К 1981 году цена на нефть достигла $40 за баррель.

В конечном итоге рыночные силы, активное развитие программ энергосбережения в западных странах и разногласия между членами ОПЕК привели к снижению нефтяных цен. С 1981 г. цена на нефть плавно падала, вплоть до недавнего времени. И хотя еще совсем недавно казалось, что уровень 1981 г. вряд ли будет достигнут в обозримом будущем, ситуация опять обострилась. Текущая цена барреля нефти приблизилась к $37 за баррель, и некоторые аналитики склонны полагать, что она даже может превысить "критический" уровень $40 за баррель. Похоже, необходимые уроки из прошлого извлечены не были.

Чуть – чуть подробнее о начале

Четырехкратное повышение цен на нефть, вызванное арабским нефтяным эмбарго и ощущением полного контроля производителей над ценами, привело к коренным переменам во всех сферах мировой экономики. Суммарные доходы стран-экспортеров выросли с 23 миллиарда долларов в 1972 году до 140 миллиардов долларов в 1977 году. У них образовались огромные финансовые активы, и опасения, что они не смогут израсходовать их, вызывали серьезную тревогу у международных банкиров и у экономических стратегов. Неизрасходованные десятки миллиардов долларов, лежавшие без движения на счетах, могли означать серьезное сокращение деловой активности и перекосы в мировой экономике.

Однако беспокойство оказалось излишним. Нефтяные экспортеры, внезапно разбогатев, причем так, что они и не мечтали разбогатеть, встали на путь бешеного расходования накопленных средств. Они тратили деньги на индустриализацию, создание инфраструктуры, субсидии и услуги, предметы первой необходимости и роскоши, покупку вооружений, компенсацию убытков и коррупцию. При таком урагане затрат порты перестали справляться с потоком грузов, и суда неделями ждали очереди на разгрузку. Оптовые фирмы и продавцы всевозможных товаров и услуг в промышленных странах бросились в страны-экспортеры, дрались за номера в переполненных гостиницах и локтями проталкивали себе путь в приемные различных министерств. Производителям нефти предлагали покупать буквально все - теперь у них были деньги, чтобы покупать.

В огромный бизнес превратились закупки вооружений. Для индустриальных стран Запада срыв поставок в 1973 году и возросшая зависимость от Ближнего Востока сделали надежный доступ к нефти стратегической проблемой первого порядка. Одним из путей обеспечить этот доступ и сохранить или даже приобрести влияние была настойчивая продажа оружия. Страны ближневосточного региона отвечали таким же горячим стремлением его купить. События 1973 года показали всю нестабильность этого региона. Помимо глубоких региональных и национальных противоречий, столкновения амбиций, события на Ближнем Востоке привели к возможности конфронтации между двумя супердержавами вплоть до объявления ядерной тревоги.

Но после 1973 года оружие, при всем изобилии закупавшихся товаров, было лишь одним из них. Приметой времени стало увеличение в Саудовской Аравии числа грузовых машин - небольших пикапов "Датсун". Как говорил один из руководителей автомобильной монополии "Ниссан", "содержать верблюдов крайне невыгодно, гораздо дешевле обойдется "Датцун". Конечно, в середине семидесятых "Датсун" стоил в Саудовской Аравии 3100 долларов, а за верблюда просили всего 760. Но при 12 центах за галлон бензина и растущих расходах на содержание верблюда, "кормить" "Датсун" оказывалось намного дешевле. Так что почти мгновенно "Ниссан" стал в Саудовской Аравии главным поставщиком этих машин, а "Датсун" - любимцем пастухов-бедуинов, отцы и деды которых в качестве кавалерии на верблюдах составляли костяк армий Ибн Сауда. В целом, колоссальные расходы стран-экспортеров плюс галопирующая инфляция при стремительном развитии их экономик гарантировали быстрое исчезновение их финансовых активов. И они действительно исчезли, причем полностью - вопреки первоначальным страхам банкиров. В 1974 году страны ОПЕК имели положительное сальдо в размере 67 миллиардов долларов платежного баланса по товарам и услугам и таким "невидимым" статьям как доходы от инвестиций. К 1978 году излишки обернулись дефицитом в 2 миллиарда долларов.

Для развитых стран индустриального Запада внезапный скачок цен на нефть означал глубокие перемены. Выплаты и ренты с нефти, известные как "налог" ОПЕК, которые пополняли казну экспортеров, привели к существенному сокращению их покупательной способности Введение этого "налога" вызвало в промышленных странах глубокий экономический спад Валовой национальный продукт США упал на 6 процентов с 1973 по 1975 годы, а безработица увеличилась вдвое и достигла 9 процентов. В Японии ВНП в 1974 году снизился впервые с конца Второй мировой войны. Японцы забеспокоились, что их экономическое чудо, по всей вероятности, подходит к концу. Тем временем присмиревшие студенты перестали выкрикивать на демонстрациях в Токио "К черту ВНП!" и признали достоинствами усердный труд, обещание пожизненной занятости. В то же время повышение цен привело к резкому скачку инфляции в тех экономиках, где уже и так шли инфляционные процессы и наблюдался спад. И хотя в 1976 году в индустриальном мире возобновился экономический рост, инфляция настолько прочно проникла во все поры экономик Запада, что ее стали рассматривать как неразрешимую проблему современности

Более всего страдали от повышения цен те развивающиеся страны, которые не были вознаграждены свыше месторождениями "черного золота" Повышение цен в семидесятые годы нанесло сокрушительный удар по их экономическому развитию. Оно вызвало не только усиление темпов спада и инфляцию, но и нарушило их платежный баланс, сдерживая экономический рост или вообще тормозя его. Кроме того, сильный удар нанесли им и ограничительные меры на мировую торговлю и трудности с притоком инвестиций. Для развивающихся стран выходом было получение займов, и таким образом приличное количество тех излишних долларов ОПЕК "возвращалось" через банковскую систему на денежный рынок и затем поступало к ним в виде займов Так, справляясь с нефтяным шоком, они залезали в долги. А для тех стран, которые находились на более низком уровне развития, пришлось придумать даже новый термин - "четвертый мир" - у них была полностью выбита почва из-под ног и они стали еще беднее, чем прежде.

Новые и очень сложные проблемы развивающихся стран поставили экспортеров нефти в затруднительное и даже неловкое положение. Ведь они тоже принадлежали к развивающимся странам, и они провозгласили себя авангардом "Юга", то есть развивающегося мира, в борьбе против "эксплуатации" "Севера", то есть индустриального мира. Их задача, говорили они, состоит в том, чтобы произвести перераспределение богатства, накопленного Севером и передать его Югу. И на первых порах другие развивающиеся страны, заботясь об экспорте своих товаров и общих перспективах развития, громко приветствовали победу ОПЕК и заявляли о своей солидарности с ней. Это было как раз в то время, когда широко обсуждался "новый мировой порядок". Но новые цены ОПЕК отбросили остальной развивающийся мир далеко назад. И в качестве помощи другим развивающимся странам некоторые экспортеры нефти приняли программы предоставления им займов и поставок нефти. Но их главным ответом на вызванную повышением цен реакцию были выступления за широкий "диалог между Севером и Югом", между развитыми и развивающимися странами, за увязку цен на нефть с другими вопросами развития, все с той же целью - способствовать глобальному перераспределению богатства.

В 1977 году в Париже состоялась конференция по международному экономическому сотрудничеству, которая должна была решить вопрос о диалоге между Севером и Югом. Некоторые промышленные страны согласились участвовать в ней, надеясь получить доступ к нефти. Французы, все еще кипевшие от негодования по поводу ведущей роли Киссинджера в период нефтяного эмбарго и давно завидовавшие позициям Америки на Ближнем Востоке, способствовали проведению этого диалога, видя в нем альтернативу американской политике. Другие страны относились к нему более спокойно. Они считали, что такой диалог может приглушить конфронтацию между экспортерами и импортерами и создать некий противовес повышению цен. Хотя диалог, поглощая массу усилий, шел в течение двух лет, в конечном счете он мало что дал. Участники не смогли договориться даже по вопросу о коммюнике. Для остального развивающегося мира гораздо важнее в практическом смысле оказалась не возвышенная риторика в Париже, а суровая реальность - неспособность западных рынков принять их товары.

Американская стратегия тогда

Независимо от борьбы внутри ОПЕК, позиции Эр-Рияда и Вашингтона по ценовому вопросу были одинаковы. При администрациях Никсона, Форда и Картера США последовательно выступали против повышения цен, считая, что с каждым разом оно еще более обостряет положение в мировой экономике. Но добиваясь снижения цен, Вашингтон не хотел прибегать к насильственным мерам. "Единственный путь радикально снизить цены - это начать широкомасштабную политическую войну против таких стран, как Саудовская Аравия и Иран, что в случае их отказа от сотрудничества заставит их рисковать своей политической стабильностью и, возможно, безопасностью, - пояснял в 1975 году Киссинджер, бывший во время администрации Форда государственным секретарем. - Это слишком дорогая цена, даже и для непосредственного снижения цен на нефть. Если в Саудовской Аравии это приведет с падению существующего строя и к власти придет новый Каддафи, или же будет разрушен имидж Ирана, как страны, способной противостоять давлению извне, то откроется путь для политических тенденций, которые похоронят все экономические задачи". К тому же были некоторые опасения, что экспортеры нефти внезапно сами резко снизят цены и таким образом подорвут работы над дорогостоящими новыми проектами, как, например, в Северном море. В результате в Международном энергетическом агентстве обсуждался вопрос об установлении "минимальной безопасной цены", которая обеспечила бы защиту дорогостоящих инвестиций по развитию энергетики в западном мире от резкого, возможно, вызванного политическими мотивами снижения мировых цен.

Главной задачей Вашингтона было обеспечение стабильности, и он решительно выступал против дальнейшего повышения цен, опасаясь, что оно поддержит инфляцию, нанесет урон мировой системе платежей и торговли и замедлит темпы экономического роста. Перед каждым совещанием стран ОПЕК Соединенные Штаты засылали к заинтересованным сторонам многочисленных эмиссаров. Вооруженные кипами телеграмм с последними статистическими данными по инфляции и энергопотреблению, они вели энергичную работу против дальнейших повышений. Конечно, иногда из огромных соперничавших ведомств, формировавших и внешнюю, и внутреннюю политику США, поступали и крайне противоречивые указания. Временами саудовцы даже подозревали, что Соединенные Штаты, тайно договорившись с шахом о повышении цен, намеренно вводят их в заблуждение. На деле же Никсон, Форд и Киссинджер, учитывая присутствие других стратегических соображений, не хотели слишком сильно давить на шаха. Более того, в американской внутренней политике не было не только консенсуса, но и шла ожесточенная борьба, в результате которой в середине семидесятых годов энергетика стала политическим вопросом первого плана. Однако на международной арене главной задачей политики США было вернуть ценам стабильность и позволить инфляции снижать их. В погоне за такой стабильностью Вашингтон использовал все словесные средства убеждения, от умасливания и лести до осуждения и открытых угроз.

Использовались и другие, менее явные подходы. Стремясь установить предел росту цен и обеспечить дополнительные поставки, Вашингтон подумывал и о партнерстве в нефтяном бизнесе ни более, ни менее как с Советским Союзом. И Киссинджер занялся заключением сделки "баррель за бушель", согласно которой Соединенные Штаты в обмен на свою пшеницу будут импортировать советскую нефть. В октябре 1975 года в Москве были подписаны предварительные договоренности. Вскоре после этого в Вашингтон прибыли советские официальные представители для проведения, как оказалось, весьма напряженных переговоров. Это был шанс Киссинджера одержать "победу" в его политике американо-советской разрядки, которая встречала все большую критику внутри страны и нуждалась в некоторых победах. К тому же это означало бы "поражение" ОПЕК, несмотря на всю иронию использования советской нефти, чтобы вырваться из-под ее власти.

После нескольких дней продолжительных обсуждений, в Вашингтоне наступил уик-энд, и русские оказались без каких-либо определенных дел. Для небольшой разрядки "Галф ойл", у которой имелись сделки по нефти с СССР, на корпоративном самолете перебросила их в "Уолт Дисней уорлд". Во время перелета во Флориду глава советской делегации рассказал, почему переговоры идут так трудно: Киссинджер настаивает на максимальном придании им гласности, желая поставить ОПЕК в затруднительное положение. Русские с удовольствием бы продали свою нефть, они были бы рады не тратить твердую валюту на покупку пшеницы, но сделка должна остаться если не секретной, то уже по крайней мере полностью незамеченной - они не могут позволить себе у всех на глазах подрывать позиции ОПЕК и национальные интересы стран "третьего мира". Существовала также и проблема расчетов. Киссинджер настаивал, чтобы американская пшеница оценивалась по мировым ценам, тогда как советская нефть - на двенадцать или даже более процентов ниже мировых нефтяных цен. На вопрос о причине такого неравенства американцы ответили, что их пшеница имеет уже сформировавшийся рынок, а у советской нефти такого рынка нет и чтобы его завоевать, СССР должен идти на скидки. В итоге сделка не состоялась. Зато советские представители прекрасно провели время в “Диснейленде”.

Стремление к стабильности цен ставило американцев на путь столкновения с Ираном. Ведь именно шах был самым громогласным и влиятельным из ценовых ястребов, и Соединенные Штаты периодически убеждали его изменить свою ценовую политику. Однако стоило президенту Форду выступить с критикой повышения цен, как шах не замедлил с ответным ударом. "Никто не может диктовать нам. Никто не смеет грозить нам пальцем - в ответ мы сделаем то же самое". Конечно, Иран не менее, чем Саудовская Аравия был политически и экономически привязан к Соединенным Штатам. Тем не менее, когда государственные министры, бизнесмены и торговцы оружием толпами прибывали в Тегеран, и когда шах продолжал отчитывать западное общество за его слабости и пороки и грозить ему всяческими бедами, некоторые в Вашингтоне задавались вопросом, кто был чьим клиентом.

В начале семидесятых годов Никсон и Киссинджер дали шаху "карт-бланш" в покупке американских систем вооружений, даже самых новейших, правда, за исключением ядерных. Это входило в "стратегию двух атлантов", принятую в целях обеспечения региональной безопасности после ухода Великобритании из Персидского залива. Атлантами были Иран и Саудовская Аравия, но Иран, как заметил один американский политик, был явно "главной опорой", и к середине семидесятых годов на его долю приходилась половина всех продаж американского оружия за границей. Неограниченная свобода закупок оружия вызывала тревогу в министерстве обороны - с его точки зрения, Ирану нужна была сильная армия, с обычными видами вооружений, а отнюдь не с ультрасовременными системами, которые ему трудно освоить и которые могут оказаться в руках у русских. Министр обороны Джеймс Шлесинджер лично предупредил шаха, что у Ирана нет технических возможностей освоить такое огромное число новых и сложных систем. "В Ф-15 он был просто влюблен", - сказал Шлесинджер. И если шах обычно отмахивался от всех предупреждений, то в отношении Ф-15 он послушался совета и отказался от его покупки.

Резкая критика шла и со стороны министра финансов Уильяма Саймона. "Шах, - сказал он однажды, - просто помешан". Неудивительно, что шах воспринял это как оскорбление, и Саймон быстро извинился: его слова были вырваны из контекста, он говорил "помешан на нефтяных ценах", имея в виду "был влюблен", как, например, иногда говорят "быть помешанным на теннисе или гольфе". В это время американский посол в Тегеране был в отъезде, и неприятная миссия объяснять значение слов Саймона досталась временному поверенному. Он повторил извинения Саймона министру двора, на что тот ответил, что "Саймон, возможно, и хороший торговец облигациями, но в нефти он ничего не смыслит". А шах, как говорят, сказал, что он знает английский язык не хуже министра финансов и отлично понимает "что именно имел в виду мистер Саймон".

Все же при всех интригах и критике во время президентства Никсона и Форда удерживался определенный консенсус. Иран был необходимым союзником, игравшим главную роль в обеспечении безопасности на Ближнем и Среднем Востоке, и престиж и влияние шаха никоим образом не следовало подрывать. Помимо личного расположения к шаху, у Никсона, Форда и Киссинджера имелись и стратегические расчеты. В 1973 году он не ввел нефтяное эмбарго для Соединенных Штатов, а теперь мог сыграть ключевую роль в геополитической стратегии. Саудовцы, говорил Киссинджер коллегам, это - "кошечки". А с шахом можно обсуждать вопросы геополитики: ведь у Ирана и Советского Союза общая граница.

В 1977 году с приходом в Белый дом Джимми Картера у шаха возникли основания для беспокойства. По словам британского посла в Тегеране, "расчетливый оппортунизм Никсона и Киссинджера гораздо больше устраивал шаха";

теперь же два главных направления политики Картера - соблюдение прав человека и ограничение на продажу оружия - непосредственно угрожали шаху. Однако новая администрация сохранила прошаховскую ориентацию своих предшественников. Как позднее писал Гари Сик, бывший при Картере советником по ближневосточным вопросам в Совете национальной безопасности, "у Соединенных Штатов не было готовой стратегической альтернативы сохранению близких отношений с Ираном".

Сближению способствовало и изменение позиции шаха в вопросе о ценах на нефть. К тому времени, когда Картер обосновался в Белом доме, шах уже сомневался в необходимости дальнейшего повышения цен. Фанатичность и эйфория, поток нефтедолларов и сам нефтяной бум разрушали структуру иранской экономики и всего иранского общества. Результаты были уже налицо: хаос, расточительство, инфляция, коррупция, а также усиление политической и социальной напряженности, расширявшее ряды растущей оппозиции. Росло и число противников насаждавшейся шахом Великой цивилизации.

В конце 1976 года шах удрученно подвел итоги: "Мы получили деньги, которые не можем потратить". Деньги, теперь он был вынужден признать, не являются лекарством, а скорее причиной бедствий страны. Повышение цен ему не поможет, так что зачем затевать конфликт с Соединенными Штатами, особенно теперь, когда с приходом Картера ему более, чем когда-либо, необходимо укреплять отношения с Америкой?! На первых порах администрация Картера решила следовать "наступательной тактике замораживания цен", как основной линии в политике США. Но после визита в Тегеран в мае 1977 года госсекретаря Сайруса Вэнса, заверившего шаха, что Соединенные Штаты вовсе не намерены отказаться от поддержки Ирана, иранское правительство, к удивлению всех экспортеров и даже собственных политиков, выступило за сохранение умеренности цен на нефть. А во время неофициальной встречи с министром финансов Майклом Блюменталем шах даже сказал, что Иран "не хочет, чтобы его считали ястребом в политике цен". Понял ли шах тенденции наметившихся на рынке перемен? И действительно ли главный "ценовой ястреб" стал "голубем"?

В ноябре 1977 года шах отправился в Вашингтон для встречи с Картером. В тот самый момент, когда шах прибыл в Белый дом, за оградой возникло настоящее сражение между сторонниками и противниками шаха, главным образом обучавшимися в США студентами. Полиция, применив слезоточивый газ, разогнала демонстрантов. Но пары слезоточивого газа дошли и до Южной лужайки, где президент приветствовал шаха. Картер начал моргать и тереть глаза, а шах носовым платком вытирал бежавшие по щекам слезы. Этот эпизод был показан во всех выпусках последних известий не только по американскому телевидению. Благодаря новой либерализации иранцы увидели своего монарха не в столь величественном виде, что ранее было абсолютно исключено. Плачущий шах, а также сам факт демонстраций убедили некоторых иранцев в том, что Соединенные Штаты предполагают отказаться от поддержки Мохаммеда Пехлеви. Почему бы еще, рассуждали они, не зная американскую систему, Картер "позволил" такие демонстрации?

Во время неофициальных бесед Картер упирал на необходимость соблюдения прав человека и стабильности в ценах на нефть. Шах понял, что Картер предлагает сделку: поддержка Саудовской Аравии в вопросе о ценах в обмен на продолжение потока оружия из Соединенных Штатов и отказ от давления по соблюдению прав человека. При этом Картер всемерно подчеркивал "изматывающее влияние растущих цен на экономики промышленных стран". Отказавшись от позиции, которую он занимал с конца 1973 года, шах принял условия и обещал убедить другие страны ОПЕК "дать странам запада передышку".

Теперь Иран выступал вместе с Саудовской Аравией за установление умеренных цен. На долю этих двух стран приходилось 48 процентов производимой странами ОПЕК нефти, и они могли оказывать давление на других экспортеров, так что контроль над ценами был установлен. Так закончилось сражение между шахом и саудовцами. Шах был побежден. На протяжении пяти лет, с 1974 по 1978 год, страны ОПЕК приняли только два небольших повышения: с 10,84 доллара, принятого в Тегеране в декабре 1973 года, до 11,46 в 1975 году и до 12,70 доллара в конце 1977 года. Но темпы инфляции опережали рост цен, и, как это и ожидалось, она размывала реальную цену. К 1978 году с учетом инфляции цена на нефть была на 10 процентов ниже, чем после отмены эмбарго в 1974 году. Короче говоря, при ограничении повышений только этими двумя случаями реальная цена на нефть фактически несколько упала. Нефть никоим образом уже не была дешевой, но и цены на нее, как многие опасались, не взлетели до небес.

Американская стратегия сейчас (прогноз до 2010 года)

Кому нужна дешёвая нефть? Ответ очевиден, после 11 сентября удачно найденный (в середине 90-х) олигополистический баланс потребителей и поставщиков стал рушится. Цена на нефть меньше 20 долл./бар. Устраивает только запад и никак не может устроить арабов уже плотно сидящих на нефтяной игле. Россия, скажите вы, пока её трогать не будем, пока без неё. Кое – кто уже начал поговаривать о том, что американская экономика не в состояние вылезти из рецессии. Но, бац, несколько самолётов, и ещё большее падение, и опять обвалы. Так как в те месяцы именно авиаперевозки пострадали больше всех. То впоследствии дешевеющая нефть привела к росту акций авиакомпаний в США и в Европе. Плюс рождественские покупки, т. е. потребительская активность осталась высокая, для этого Вашингтон пошёл на снижение кредитов (благо инфляция 2% это позволяет) и сокращения налогов. А так как потребление составляет до двух трети ВВП США, то можно говорить о том, что и Санта Клаус помог экономике. Для американской и европейской экономики низкие цены на энергоносители — одно из необходимых условий для выхода из состояния спада экономики. Более низкие цены на энергию снизят промышленные издержки и могут помочь увеличению прибылей транснациональных корпораций. Именно американцы жёстко указали ОПЕК на по их мнению слишком завышенный коридор 22 – 28 барр./долл. И цена упала до 18 барр./долл. И держалась там, вопреки любым принятым решениям, до тех пор пока в Америки не начался подъём, так кто контролирует ОПЕК…?

Формула стабилизации была найдена: низкая стоимость кредита и дешёвая нефть. Это дало ожидаемый результат, экономика США не только восстановилась, но и пошла вверх. Администрация Дж. Буша сделала вывод, но какой? Об этом чуть ниже…

Сравнительно высокие цены на нефть в целом соответствуют интересам и весьма влиятельных экологических организаций, так как стимулируют экономию нефтепродуктов, а, следовательно, снижение вредных выбросов в атмосферу, определяют вытеснение мазута и бензина экологичным газом, хотя и способствуют стабилизации использования угля и производства атомной энергии, но в целом ориентируют общество на экономию энергии и замену нефтепродуктов новыми, более экологичными энергоносителями, поскольку современная научно-техническая мысль развивается в жестких рамках, заданных ей парадигмой экологического сознания. Вспомним энергетическую политику Европы – это радикальная политика искусственного завышения цен на бензин с целью увеличить использование его альтернатив, поскольку нефтяная зависимость европейских стран в 70-х годах оказалась практически полной, а в США, имевших более слабую энергетическую зависимость, такая политика является умеренной. Поэтому в европейских странах цена на бензин в среднем на 80% состоит из косвенных налогов, а в США - только на 40%. Самые высокие налоги на бензин в Италии, поэтому 1,2 млн. автомобилей в Италии уже газифицированы, а в Германии, где налоги на бензин вдвое ниже, газифицировано всего несколько тысяч.

К 2010 году не менее пятой части американского, четверти европейского, трети японского автомобильного транспорта будет газифицировано. В последней трети первого десятилетия XXI века начнется революция топливных элементов. Уже в 2010 году топливные элементы будут установлены на 5% автомобилей в Европе, США и Японии.

 Но пока нефть даёт нам расклад сил такой какой он есть. Пока нефть занимает центральное место в бюджете многих стран – экспортёров. И пока кто – нибудь не внесёт ясность в происходящий передел, до тех пор будут экстренные заседания ОПЕК и уменьшение квот, а потом в обратном порядке. Так как мы видели ОПЕК не контролирует ни коем образом мировой рынок нефти. Пока ещё рынок реагирует на слова, так заявление Джорджа Буша, призвавшего обе стороны прекратить конфликт, в начале апреля уронило стоимость барреля более чем на 1 долл. Рынок воспринял эти слова как свидетельство того, что американцы серьезно настроены установить мир в Палестине. Дальнейшие события конечно вернули цену на отметку 26. Потерю сегмента рынка отмечает и Eurostat: “Доля ОПЕК на нефтяном рынке стран ЕС за период с 1995 года по 2001 год снизилась с 55% до 45%, отмечено в докладе статистического ведомства ЕС Eurostat. Таким образом, за семь лет ОПЕК потеряла в Европе 10% принадлежавшего ей рынка нефти. Поставки нефти из стран ОПЕК в страны ЕС за 2001 г. соответственно снизились до 90,7 млрд. евро со 103,0 млрд. евро в 2000 году.

В значительной степени потеря ОПЕК своей доли рынка в регионе ЕС вызвана увеличением поставок нефти из России и стран СНГ, считает аналитик лондонского Центра глобальных энергетических исследований Лео Дроллис. Россия и страны СНГ территориально ближе к странам ЕС, что значительно снижает транспортные издержки при поставке нефти. По этой причине российская нефть обходится европейским потребителям дешевле, чем нефть ОПЕК.

 РБК. 12.12.2002, Вена 19:16:18. ОПЕК принял сегодня решение сократить производство нефти, и восстановить дискредитированную систему квот, повысив официальный производственный лимит для поддержания цен на нефть. Министр энергетики Алжира Шакиб Халиль заявил, что картель с 1 января 2003г. увеличивает официальные квоты с 21,7 до 23 млн. баррелей в день.

"Мы согласились увеличить квоты на 1,3 млн. баррелей в день и снизить объем производства до уровня новых квот, что позволит сохранить цены на нефть на уровне между 22 и 28 долл. за баррель", - сказал Ш.Халиль.

По словам министра нефти Кувейта шейха Ахмед ас-Сабаха, соглашение подразумевает, что картель добился намеченной цели - сократить фактическое производство на 1,5-1,7 баррелей в день. Новые квоты будут действовать в течение I квартала 2003г. Следующая встреча министров стран ОПЕК намечена на конец марта будущего года, сообщает ABC News.

Между тем, решение ОПЕК было встречено на мировых нефтяных рынках со скептицизмом: дилеры задаются вопросом, смогут ли производители соблюдать новые квоты. "Саудовцы - авторы предложения и совершенно очевидно сократят производство нефти, но подчинятся ли этому решению другие страны - неизвестно", - отметил консультант Гэри Росс из нью-йоркской PIRA Energy.

Данные Eurostat по отдельным странам - экспортерам нефти свидетельствуют, что в настоящее время по итогам 2001 года на нефтяном рынке ЕС лидирует Норвегия. Ее доля рынка оценивается в 21%, а объем поставок в 19 млрд. евро. Вторым крупнейшим поставщиком нефти в страны ЕС считается Россия. Российская доля рынка оценивается в 17%, а объем поставок в 15,4 млрд. евро. Далее следуют Великобритания (11,6 млрд. евро), Саудовская Аравия (9,7 млрд. евро) и Ливия (9,2 млрд. евро).

Аналитики прогнозируют, что в перспективе поставки нефти из России и стран СНГ будут расти, а доля поставок из Норвегии и Великобритании будет падать. Доля ОПЕК в ближайшие несколько лет сохранится в пределах 45%, сообщает DJ Newswires.”

 В соответствии с распространенной (07.05.02) информацией секретариата ОПЕК, средняя мировая цена на нефть, рассчитываемая по методике картеля и выраженная через так называемую "корзину" ОПЕК, по состоянию на 6 мая понизилась до 24,52 (-0,46) долл./барр. С начала мая 2002г. ценовая динамика "корзины" ОПЕК выглядела следующим образом (долл./барр.):

Введенное в 1986г. понятие "корзина" ОПЕК (OPEC oil basket) является средневзвешенным показателем отпускных цен для следующих семи сортов нефти: Saharan Blend (Алжир); Minas (Индонезия); Bonny Light (Нигерия); Arabian Light (Саудовская Аравия); Dubai (ОАЭ); Tia Juana (Венесуэла) и Isthmus (Мексика). С 1999г. ОПЕК в целях контроля состояния мировых цен на нефть определила для "корзины" ценовой коридор 22-28 долл./барр. С 24 сентября 2001г. и по 8 марта 2002г. ее ценовые показатели почти 6 месяцев находились за нижней границей коридора. С 11 марта 2002г. цена "корзины" вновь восстановилась выше отметки 22 долл./барр.

 Я бы не называл это пессимистической оценкой, это бы я назвал тревожной ноткой, тем более что и в самом ОПЕКе не так уж гладко. С Венесуэлой найти договорённость не всегда удаётся. По оценкам аналитиков консалтингового агентства Platts, поставки нефти из 10 стран ОПЕК в марте в среднем составляли 22,94 млн. барр./день. По сравнению с февралем поставки нефти увеличились на 250 тыс. барр./день и на 1,24 млн. барр./день превышают официально установленную квоту поставок.

Platts приводит показатели добычи нефти по отдельным странам ОПЕК в марте. Так, наиболее существенно добыча нефти в марте по сравнению с предыдущим месяцем выросла в Саудовской Аравии и Иране - 7,37 (+0,130) млн. барр./день и 3,38 (+0,050) млн. барр./день, соответственно. Единственной страной ОПЕК, чья нефтедобыча в марте уменьшилась, была признана Индонезия - 1,14 (-0,010) млн. барр./день.

Поставки нефти Ираком, который формально остается 11-м членом ОПЕК, составили в среднем 2,51 млн. барр./день. В то же время Platts отмечает, что недельная статистика иракского экспорта не была стабильной. Экспорт нефти Ираком за неделю достигал минимум 6,7 млн. барр., а максимум - 16,7 млн. барр. Ну вы поняли, да… Как только цена пошла вверх и превысила 26 долл./бар. Экспортёры наплевали на свои же договорённости, все ринулись быстрее продавать подорожавшую нефть, скрывая это друг от друга, вопреки всем подписанным, и данным обещаниям. Вместо того, чтобы ввести конструктивную умеренную ценовую политику, в отношение Запада, они выигрывают мелочь, а проигрывают своё влияние. Это уже не тот картель, когда – то сплотивший 1/3 мировой нефти. После победы в 70х большие деньги вскружили экспортёрам голову. Они покупали себе дорогие автомобили, последних моделей, создавали искусственные оазисы в пустыне, покупали себе дорогие военные игрушки у Советского союза. Они получали 150 млрд. долларов ежегодно. Представьте себе эту сумму тогда, эти деньги были способны купить десять (10) крупнейших нефтяных компаний мира. В 1999 г. эта сумма была способна купить только одну компанию, стоящую в третям десятке. А ведь и в 1999 г. они получали эту сумму. Они привыкли к нефтяной подпитке своих бюджетов и завышенного уровня жизни, опутали себя сложной системой финансовых обязательств в исламском и в развивающемся мире, создали дорогую и технически сложную инфраструктуру нефте- и газотранспортировки, нефтепереработки, нефтехимии, водоснабжения, обороны, практически полностью зависящую от сотрудничества с Западом, разместили десятки миллиардов долларов в западных банках и на американском фондовом рынке. От них откупаются пресловутыми 120-200 миллиардами долларов (около 0,3-0,5% мирового ВВП) монопольной сверхприбыли и "позволяют" тратить на мечети, медресе, программы помощи, культурные исламские центры, на водоснабжение, искусственные оазисы, нефтепереработку и нефтехимию, нефтепроводы, танкеры, порты, акции западных компаний, современные вооружения (с точки зрения западных армий - по большей части лишь дорогие игрушки), гаремы, роллс-ройсы, личные самолеты… Все это разрозненно, часто бездарно (говорят, у одного из эмиров в 70-х годах несколько десятков миллионов долларов просто мыши съели), почти всегда дорого и всегда стратегически бесперспективно. Их победу, обратили в собственное поражение, они не поняли главного, деньги надо уметь вкладывать. Они жили по поговорке «деньги нужны для того, чтобы о них не думать» (не помню кто сказал, кто – то из великих). И что, же сейчас американский контингент в Афганистане Ираке, ближайшие планы: Иран и конечно же просто случай, что они экспортёры нефти и члены ОПЕК. Дж. Буш действует осторожно и нагло, пытаясь особенно не волновать «быков» на крупнейших биржах и без того играющих на войне с Ираком (ведь после начало бомбардировок и постоянных заявлений о высадке пехоты цена на мировых биржах и фьючерсных опционах стабильно держится в коридоре 24 – 26). 11 число послужило хорошим предлогом реализовать угловые цели – расположить контингент своих (НАТО) войск в Южной – Азии, и вновь появившаяся цель – нефть, теперь и Запад понял как привязан их экономический рост к цене на чёрное золото. Ошибки больше не будет, в этом я уверен, это показала вся история развития взаимоотношений (арабо – американских). Раньше от них откупались, как от назойливых детей, сейчас им нужно влияние. Тем более, что не далеко от тех мест Китай, единственный серьёзный соперник США и не потому что их много, и не потому, что Китай четвёртая ядерная держава. Китай это сильнейшая экономика вот уже 20 лет не дававшая сбоя, это крупнейший экспортёр многочисленных товаров, их дешёвая себестоимость продукции, а также огромное трудолюбие не даёт ворваться американцам на крупнейшие мировые рынки. Эта страна единственная способная обрушить доллар за один день, что не раз уже демонстрировала.

 Вернёмся к теме. Если американцы действительно расположат свой контингент в Ираке, под громким лозунгом борьбы с мировым террористами, тем самым получат полный контроль над Кувейтом, притом, что уже имеют большое влияние на Венесуэлу и Иран, ОПЕКу придёт конец, нет формально он будет существовать, никто из него выходить не будет. Но реально контролировать нефтяной рынок уже никогда не будет. ОПЕК уже сейчас запутался в механизмах принятие – осуществление собственных решений. Уже сейчас их попытки удержать цену выглядят по меньшей мере жалкими. Это начало конца. ОПЕК к 2010 году перестанет существовать или будет существовать на бумаге.

Война с Ираком съест годовой оборонный бюджет США

Отправка американского военного корпуса в Персидский залив будет стоить до 13 миллиардов долларов, каждый месяц боевых действий потребует от 6 до 9 миллиардов, а возвращение солдат обратно в США обойдется в сумму около 7 миллиардов. Кроме того, ежемесячно после войны придется тратить от 1 до 4 миллиардов на гуманитарную помощь, восстановительные работы и уничтожение иракского оружия массового поражения.

Такие цифры содержатся в докладе, который Конгресс США представил накануне дебатов с администрацией по поводу начала военной операции против режима Саддама Хусейна, передает агентство Associated Press.

По словам председателя бюджетного комитета Сената Кента Конрада (Kent Conrad), "эти дебаты не должны вестись вокруг того, сколько война будет стоить американским налогоплательщикам". В то же время Конрад заметил, что трехмесячная операция с широкомасштабным применением наземных сил и пятилетняя оккупация Ирака американским контингентом потребует около 272 миллиардов.

Между тем оборонный бюджет США составляет 366 миллиардов долларов, а на борьбу с терроризмом выделено 25 миллиардов.

Как сообщила Ранит Шмельцер, пресс-секретарь лидера сенатского большинства Тома Дэшла, дебаты в Конгрессе, вероятнее всего, начнутся в среду. Ожидается, что в итоге Конгресс примет законопроект в поддержку планов администрации Джорджа Буша начать вторжение в Ирак даже без соответствующей резолюции Совета безопасности ООН. Ранее Дэшл заявил, что демократы будут добиваться изменения некоторых формулировок, которые содержатся в законопроекте, однако так и иначе он наверняка будет принят.

Как содержать большую армию

 Бюджет каждой страны в своих расходах, хотя бы на четверть, состоит из финансирования собственной армии. Всегда есть, альтернатива, отдать хотя бы часть этих средств, скажем на социальные нужды. В некоторых странах стоит даже вопрос о численности. Впервые проблема масштабности возникла в СССР, в 45 гг., когда только танков насчитывалось 50.000, за невозможностью содержать такое количество, хотя бы одних танкистов и рем. бригад, ноги СССР подкосились, страна больше не могла накормить, обуть и выдать всем обмундирование. И армию стали сокращать, оказывая новым коммунистическим братьям и республикам, так называемую “братскую помощь”. Но тогда и сами военные это понимали, как понимали и после распада, того же СССР, и никто не был против сокращения госрасходов на вооружение. Но перед Генштабом, каждой страны стоит, тот же выбор, какую армию содержать: либо малую, но высоко проффисиональную, как скажем у Израиля, правда хорошо территория не большая, либо большую, но тогда надо постоянно доказывать своим гражданам, что ты не зря тратишь их налоговые отчисления, как скажем в США или в России. В последней кстати, с оговоркой, нисколько доказывать, сколько, как бы это сказать, распространять, своё, что - ли, влияние. Последние бюджеты принимаются в России, всё больше правительством и президентом. На мнение, которых (которого) можно только в какой – то степени повлиять или, ну вообщем вы поняли, да. А поскольку президент России, очень должен быть “благодарен” военным и самое главное войне. То вот, мы и подошли к решению проблемы Генштаба, война, вот оправданное расходование бюджетных, средств микровойна: небольшие вооружённые «конфликты», как между Израилем и Послестиной, «спецоперации» и уничтожение банд формирований как в случае с Россией и Чечнёй, Грузией, а про зрелищность, штатовских «операций», что и говорить. Вспомним, только двадцать первое столетие, Афганистан, сейчас Ирак, и только в ближайшем будущем Иран, КНДР. Говорю зрелищность, так как действительно, только массу (толпу) можно убедить, что масштабными бомбардировками возможно нейтрализовать террористов. А как убедить тех, кто понимает, что террористы не могут быть уничтожены с воздуха, или наземной пехотой, террористов уничтожают спецслужбы (на существование которых итак выделяются не малые средства) на их языке это называется, адресная работа, никак масштабных операций, постоянная слежка, работа с агентурой, вербовка, допросы, только так. А из пушки по воробьям, это для масс, для красоты, для размаха и массы не возражают против раздутых военных бюджетов. Ну, а для тех кто понимает, у них свой интерес в финансирование армии, своя цель, и эта цель, нефть. Америка не могла больше рисковать, на карту было поставлено многое, теракты вызвали большое потрясение экономики, как уже отмечалось пострадали большой частью грузоперевозки, и только дешёвая нефть могла быстро помочь дестабилизировать обстановку. Конечно, штатам не так уж и сложно, играть как раньше, по правилам, с ОПЕК. Но встаёт вопрос, а зачем? Если можно раз и навсегда решить проблему, с помощью насилия. Современная Америка, эта не та Америка 70-х гг. Эта не та страна, диктующая как раньше свою волю, с помощью инструментов рынка. Теперь, это ещё и мощный агрессор, который раздул проблему терроризма в действительности до мировых масштабов и всех заинтересовал в этой игре. В игре под названием – «международный терроризм». Утверждаю, что терроризм, а точнее борьба с ним, выгодна всем, кто с ней борется. Первое: Военные решают проблему с финансированием, либеральная оппозиция больше не будоражит общественное мнение, с правдивыми заявлениями о слишком большой армии, для страны, провозгласившей свободу и рынок главными целями своей политики. Теперь общество видит, что они не просто так отдают свои честно заработанные деньги, их армия борется «за мир во всём мире», и не время сейчас либеральным разговорам. Второе: решаются стратегические цели США, ведь военная машина в 1991 г. по ту сторону океана не развалилась, как в СССР. Они не смогли отказаться от идеи вечной борьбы с «красной чумой», теперь у них новый враг, они создали его сами, а от планов экспансии ближнего Востока и установления влияния там никто не отказывался. Третье: это как раз по нашей теме – нефть, точнее цена на нефть. Штаты согласны платить 22 – 23$ за баррель и даже выше, но внезапные неконтролируемые потрясения им не нужны. Теперь они получили реальную возможность подобраться ближе к осуществлению их контроля за ценой, повторюсь, это начало конца эры ОПЕК, теперь расклад мировых нефтяных цен на нефть уже будет зависеть не от них. От кого? Пока тоже не ясно, ведь игру развязанную Дж. Бушем поняли многие, и многие в неё активно играют…Но, расклад сил в мире, явно меняется, это мы наблюдаем уже целой год.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Обратился Порошенко к Западу за советом – кто может спасти укропскую экономику?
Оттуда ответили – это задача для камикадзе!
«Намек понял», - подумал Порошенко и велел своим нукерам: «Говорят, в Грузии есть какой-то чудесный Камикадзе – единственный человек, который может нас спасти! Быстро найдите и привезите сюда!»
Через какое-то время те возвращаются и докладывают: «Самого Камикадзе не нашли. Привезли с собой несколько бесхозных грузин, да еще Саакашвили за нами увязался!»
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по экономике и финансам "Военная политика США и цена на нефть", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru