Реферат: Франко-германские отношения в 60-70 гг - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Франко-германские отношения в 60-70 гг

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 272 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Оглавление

Введение.

1.Проблема западноевропейской интеграции во внешней политике Франции, Великобритании и Германии.

1.1. Концепции национальной внешней политики Франции и Германии.

1.2.Практическая и военная интеграция западноевропейских стран.

2. Позиция Великобритании в западноевропейском интеграционном процессе.

3. Влияние внешней политики Великобритании на франкогерманские отношения.

Заключение.

Список источников и литературы.

Введение

В условиях беспримерного мирового противостояния – «холодной войны», охватывающей большую часть второй половины ХХ века, Европа вынуждена была «искать себя», чётко определять способы взаимодействия с основными участниками этого процесса. Огромный исторический опыт большинства европейских стран, и в особенности крупнейших из них, подсказывал логику развития двухсторонних отношений Фундаментальной основой европейской интеграции, несомненно, были и остаются социокультурная близость европейских народов и общность их исторических судеб. Со времен средневековья Европа представляла собой культурное целое, объединявшееся христианской религией, привычным для образованных классов латинским языком, развитой торговлей и даже, как напоминают некоторые авторы, прецедентами единой военной политики например, во времена крестовых походов. Позднее Европа явилась народам других континентов как единый центр, откуда по миру распространились характерные для эпохи Просвещения идеалы гражданского общества и личной свободы, принципы государственного демократического устройства и уважения прав человека. В своем уникальном качестве создателя завоевавших общемировое признание новых ценностей и смыслов Европа стала подлинным творцом Истории; с этой точки зрения она представала перед человечеством как нечто целое и, тем самым, получала дополнительные стимулы к внутреннему единству.

 Однако все эти обстоятельства, способствовавшие европейской интеграции, не были ее актуальными причинами. Причины же активизации процессов объединения, начавшихся сразу по окончании Второй мировой войны, носили не столько культурный, сколько сугубо политический характер. Первой из них стало осознание катастрофичности результатов двух войн, прокатившихся по Европе на протяжении жизни одного поколения, и вывод о несовместимости перспектив возрождения Европы и нового военного конфликта между Германией и другими странами континента

Второй, не менее существенной причиной стало беспрецедентное ослабление позиций европейских стран на мировой арене. Тем самым следует со всей определенностью признать, что, в отличие от фундаментальных основ европейской интеграции, имевших в значительной степени социокультурную природу, ее непосредственные причины целиком и полностью лежали в политической плоскости. Более того; нельзя не отметить, что эти политические цели вряд ли могли быть решены политическими методами, серьезно дискредитировавшими себя в предшествующие годы; именно поэтому первыми шагами на пути интеграции стали шаги, сделанные в экономической сфере.

 Они были предприняты правительствами и политическими элитами европейских стран, которые и выступили движущими силами интеграционных процессов в первые послевоенные десятилетия. Практически на любом своем этапе европейская интеграция получала очередные импульсы от политиков на те или иные явления и тенденции: стремясь к хозяйственному восстановлению своих стран и активизации экономических связей между ними, лидеры Франции, Германии, Италии и стран Бенилюкса подписали в Риме 25 мая 1957 года. Договор об образовании Европейского экономического сообщества; руководствуясь представлениями об интересах Франции, президент Ш. де Голль 14 января 1963 года наложил вето на вступление Британии в ЕЭС; на фоне первого расширения Европейского экономического сообщества в октябре 1972 года была принята Парижская декларация, в которой в качестве основного ориентира провозглашалось создание Европейского Союза, эта цель была подтверждена в Фонтенбло 2526 июня 1984 года; в 1992 году руководителями стран ЕЭС был подписан Маастрихтский договор, ратификация которого продемонстрировала весьма прохладное отношение многих европейцев к предложенным в нем принципам и целям; и, наконец, в обстановке, далекой от единодушия, в странах ЕС была создана единая общеевропейская валюта, введенная сначала в безналичный (в 1999 году), а затем и в наличный оборот (в 2002 году).

Отнюдь не подвергая сомнению правильность предложенного правительствами подхода к европейской интеграции как к процессу, инициированному и направляемому «сверху», следует подчеркнуть, что он неизбежно оказывался весьма уязвимым в случае утраты такой политической поддержки, а подобная возможность становилась все более реальной по мере того как интеграция начинала угрожать суверенным правам национальных политических элит. Между тем, как уже подчеркивалось, при доминировании политических методов интеграции ее задачи оставались до поры до времени сугубо экономическими.

Создание Европейского объединения угля и стали в 1951 г., Европейского экономического сообщества в 1957м, расширения ЕЭС в 1973, 1981 и 1986 гг., Единый Европейский акт 1986 г. все эти успешно реализованные проекты прежде всего служили превращению Европы в единый хозяйственный организм, устраняли искусственные барьеры на пути движения товаров, капиталов и рабочей силы, расширяли европейский рынок, делали европейскую экономику более конкурентоспособной. Однако хотя экономическое единство континента и создавало предпосылки к политической интеграции, само по себе оно не формировало (да и не могло формировать) ни единой государственности, ни четкой европейской самобытности, способной отчасти включить в себя, отчасти преодолеть самоидентификацию европейцев с отдельными национальными государствами.

Предметом исследования настоящей работы является послевоенная внешняя политика Франции, Германии и Великобритании.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1963 по 1983 гг. так как именно в эти годы происходят значительные изменения внешнеполитического курса указанных стран.

Целью работы явилось изучение европейской внешней политики, причин и характера внешнеполитических перемен. В рамках поставленной цели решались следующие конкретные задачи:

определить приоритеты во внешней политике Франции, ФРГ и Великобритании;

рассмотреть инициативы по созданию Политического союза Европы;

рассмотреть основные причины экономикополитических разногласий между обозначенными странами в 19631983гг.

При написании работы привлекались отечественные и зарубежные монографии, тематические сборники и отдельные статьи.

К первой группе можно отнести общие работы по истории Европы и по истории европейской интеграции; вторая группа объединяет работы по новейшей внешнеполитической истории .

В отечественной историографии к первой группе работ, относятся исследования, принадлежащие представителям разных научных школ, в которых рассматриваются общие проблемы интеграционного процесса. В частности, в монографии А. О. Чубарьяна «Европейская идея в истории. Проблемы войны и мира» (Москва, 1987) исследуется развитие идей европейского объединения в их взаимосвязи с проблемами войны и мира. В работах «Проблемы западноевропейской интеграции» (Москва, 1987), А. И. Безрукова и П.А. Зубченко «Европейское сообщество на пути к единому рынку» (Москва, 1990); рассматриваются общетеоретические вопросы интеграции, ее экономические и социальные последствия для «больших» и «малых» стран Европы, а также проблемы вхождения европейского «Общего рынка» в мировую экономику.

К этой же группе относятся работы В. Г. Барановского «Политическая интеграция в Западной Европе. Некоторые вопросы теории и практики» (Москва, 1983), «Западная Европа в системе международных отношений» (Москва, 1986), «Западная Европа: военнополитическая интеграция» (Москва, 1988). В этих работах рассматриваются цели и задачи создания Политического союза Европы, дается анализ участия европейских стран в военнополитическом блоке НАТО. Приведенные оценки особенностей развития внешнеполитической интеграции Западной Европы в 1950х1960х гг. позволяют осмыслить направление интеграционного курса каждой из стран «шестерки».

В коллективных монографиях: «Западная Европа: политическая и военная интеграция» (Москва, 1984), «Западноевропейская интеграция: политические аспекты» (под общей редакцией Н. С. Кишилова, Москва, 1985) исследуются сложные проблемы, связанные с политической интеграцией западноевропейских стран, анализируются экономические, социальные и политические предпосылки создания Европейского Сообщества. При этом проводится анализ взглядов различных стран на проблему политической интеграции Европы.

Для настоящего исследования большой интерес представляют работы, Славенова В.П., Богословской О.В., Новикова Н.Г., Лебедева А.А. в которых рассматриваются различные аспекты реализации планов создания Политического союза Европы и другие проблемы рассматриваемого периода.

Ко второй группе отечественной историографии можно отнести работы, посвященные внешнеполитической истории изучаемого периода. В монографии И. А. Манфред «ПарижБонн. Франкозападногерманские отношения во внешней политике V республики 19581968» (Москва, 1970) проблема франкозападногерманских отношений в рамках «объединенной Европы» в период с 1958 по 1968 гг. исследуется в контексте их межгосударственного сотрудничества. В работах И. А. Колоскова «Внешняя политика V республики» (Москва, 1976), В. С. Шилова «Политические партии и внешняя политика Франции (19581969)» (Москва, 1977), В. П. Славенова «Внешняя политика Франции» (Москва, 1981) Н.Г. Новикова «Два этюда о де Голле и голлизме» (Иркутск, 2001) исследуется внешняя политика Франции в период V республики, анализируется деятельность французского президента в области внешней политики, и, в частности, в области «европейской» политики, рассматриваются трудности адаптации социальной сферы к новым требованиям общеевропейской экономики. Указанные монографии позволяют глубже изучить взаимосвязь европейского курса де Голля с другими направлениями внешней политики Франции.

Рассмотрению внешней политики Франции и Германии посвящена работа Симычева М.К. «Соседи по Рейну вчера и сегодня. Очерк истории франкогерманских и франкозападногерманских отношений». В ней использована обширная западногерманская и французская литература, документы, что, несомненно оказало помощь при написании работы.

Истории внешней политики Великобритании, рассмотрению движущих сил и приоритетов в ее формировании посвящены монографии Жигалова И.И. «Современная история Великобритании» (Москва, 1978),Лебедева А.А. «Очерки британской внешней политики(60 – 80е годы)» (Москва, 1988), Стреженовой М.В. «Великобритания и Западная Европа: политические аспекты» (Москва, 1988).

1.Проблема западноевропейской интеграции во внешней политике Франции, Великобритании и Германии

Идея объединения Европы была заложена в гуманитарных и военнополитических концепциях, высказывавшихся на протяжении многих веков различными европейскими мыслителями, учеными, политическими деятелями. Для реализации этой идеи предлагались как методы насильственного объединения европейских стран под властью наиболее сильного государства, так и лозунг создания Соединенных Штатов Европы.

1.1. Концепции национальной внешней политики Франции и Германии

Роль Франции в процессе учреждения первых европейских сообществ всегда практически напрямую зависела не только от ее внутреннего положения и внешнеполитической обстановки, но также и от позиции, занимаемой руководителями страны в этих вопросах. С момента своего освобождения от немецкофашистской оккупации в 1944 г. и до прихода генерала де Голля к власти в 1958 г., во Франции проводились в жизнь идеи «объединения Европы».

В течение первых пяти послевоенных лет Франция активно участвовала в подготовительном периоде европейской интеграции. Это было время мобилизации общественного мнения, создания и консолидации множества организаций в поддержку западноевропейского объединения.

После возникновения Пятой республики в 1958г. правительство Франции во главе с де Голлем все более решительно стало отходить от ставшей уже традиционной в годы Четвертой республики «политики равнения» на США. Раньше правительств других западных стран оно поняло необходимость пересмотра внешней политики, сложившейся в годы «холодной войны». Первой среди стран Западной Европы Франция вступила на путь освобождения от политической и экономической зависимости от США.

Проблема создания Политического союза Европы встала на повестку дня сразу после окончания второй мировой войны; она становилась все более актуальной по мере создания первых европейских сообществ и укрепления интеграционных связей между участниками объединительного процесса. При этом особое значение приобретала проблема политического взаимодействия «больших» и «малых» стран Европейского Сообщества. В этом взаимодействии наиболее ярко проявился весь спектр экономикополитических и военностратегических противоречий между разновеликими государствами, приведшими к невозможности учреждения политического объединения в 1960е гг.

Расклад экономических и военнополитических сил в Европе к началу 1960х гг. предопределил возможность возникновения новых инициатив по созданию европейского Политического союза. Со стороны стран ЕЭС они были неразрывно связаны с учреждением первых европейских экономических сообществ как базы последующего политического объединения. В указанный период цели «больших» стран «шестерки» лежали преимущественно в русле реализации великодержавных амбиций, а «малых» стран в укреплении своего суверенитета и значимости при решении общеевропейских проблем. В частности, правительство ФРГ, желая добиться от державпобедительниц полного восстановления германской независимости, поддерживало создание наднациональных европейских сообществ, в которых гарантировалось полное равенство прав их участников. Италия, надеясь получить «достойное место» в Европе, выступала за реализацию военнополитической интеграции стран ЕЭС по федералистской модели. Правительства стран Бенилюкса, постоянно заботясь о нахождении механизма противодействия установлению гегемонии ведущих европейских государств в европейском объединении, были приверженцами наднациональной формы интеграции.

Отношение к европейской политической интеграции Великобритании определялось ее желанием войти в ЕЭС и тем самым поддержать свои национальные экономические интересы. Позиция США была связана с их негативной оценкой европейской политической консолидации, ставящей под сомнение необходимость существования НАТО. СССР усматривал в учреждении европейских сообществ попытку создания нового антисоветского блока, являющегося противовесом политическому объединению Германии.

Франция не случайно оказалась инициатором европейского политического объединения. Ее экономика к началу 1960х гг. значительно превышала довоенный уровень. Наряду с сильнейшими мировыми державами она могла претендовать на политическую независимость в проведении своей собственной внешней политики в Европе и мире. Из стран Запада, Франция, первая восстановила самостоятельность в области дипломатии. В этом одна из самых больших заслуг генерала Де Голля .

Французские национальные традиции в выработке подходов к национальной безопасности сходны с американскими в части, касающейся их красочного идеологического оформления. Последнее объясняется “традиционной историколитературной культурой” французской дипломатии (на внешнеполитической службе состояли Руссо, Вольтер, Шатобриан, Стендаль и др.), а также глубокими революционными традициями страны. В связи с этим, находящиеся в прямой зависимости от политической практики концепции национальной безопасности Франции, фактически, определяются идеологическими установками национальной доктрины.

Среди прочих национальных особенностей формирования политики национальной безопасности можно отметить следующие. Во Франции существует устойчивое внутреннее согласие о том, что страна является великой мировой державой. В этом и состоит голлистская традиция, сформулированная де Голлем как “Франция лишь в том случае является подлинной Францией, если она стоит в первых рядах”1.

В отличие от многих стран, Франция не отягощена комплексом вины изза своего колониального прошлого, что дает ей повод для претензий на глобальную роль в мире, что выражается в стремлении играть роль посредника между ведущими западными странами и государствами “третьего мира”. В отличие от США, Франция никогда не стремилась к одностороннему гегемонизму. Традиционно обеспечение безопасности ею рассматривается посредством равновесия великих держав в рамках многополярного мироустройства. Отсюда и традиционное стремление Франции к проведению гибкой политики балансирования и отказ от какихлибо двусторонних союзов в пользу многосторонних.

Франция также рассматривает военные инструменты в качестве основы обеспечения политики безопасности, что находит подтверждение в обособленности (односторонности) в вопросах национальной обороны от НАТО и др. государств Европы, а также в проведении собственной ядерной политики.

В геополитическом плане Франция числит себя не только континентальной и морской державой одновременно, но и уточняет, что является единственной (исключая Испанию) европейской страной, одновременно выходящей к Атлантике и Средиземному морю. Такое положение Франции предопределило и как бы тройственность ее геополитической модели.

Внешняя политика Федеративной республики Германия с самого начала была направлена на достижение трех целей:

1. Обеспечение экономического и политического построения нового государства;

2. Военная безопасность;

3. Воссоединение отторгнутых частей Германии.

Для немцев федеративной Германии идея Европы была не только желанной заменой столь позорно разрушенного Гитлером идеала германской нации, но и пригодной для того, чтобы при одобрении США и Великобритании снова получить доступ в круг европейских наций. Всего за несколько лет Федеративная республика освободилась от оков оккупационного режима. Это стало возможно только потому, что она была готова осуществить свое равноправие и партнерство, к которому стремилась. также и в рамках новых международных объединений.

Впрочем, германская заинтересованность в строительстве объединенной Европы отнюдь не была столь альтруистской, как это иногда изображалось. Ведь если для других суверенных национальных государств отказ от своих суверенных прав означал своего рода жертву, то для Федеративной республики эти наднациональные объединения были путем к большей национальной самостоятельности и к большему собственному политическому весу. Поэтому мыслить и действовать поевропейски было вполне в национальных интересах Федеративной республики.

1.2.Практическая и военная интеграция западноевропейских стран

С приходом к власти генерала де Голля в 1958 г. на первое место в области внешней политики выдвинулась идея «национального величия» Франции, которой подчинялись все приоритеты государственной политики, включая европейскую. Выдвигая свою концепцию Политического объединения Западной Европы, де Голль отвергал существование наднациональных европейских институтов и выступал за приоритет межгосударственного принципа над наднациональным.

Отдельные аспекты своей концепции де Голль обсуждал с премьерминистром Италии А. Фанфани в июне 1959 г., с канцлером ФРГ К, Аденауэром на встрече в Рамбуйе 2930 июля 1960 г. Широкое обсуждение этой концепции состоялось на конференциях глав правительств европейской «шестерки» в Париже 10 февраля 1961 г. ив Бонне 18 июля 1961 г. Было достигнуто соглашение о создании Международной политической комиссии (МПК) для практической разработки вопросов создания будущего Политического союза Европы.

Важным этапом согласования голлистской концепции Политического союза явилось заседание МПК от 19 октября 1961 г., на котором был рассмотрен проект, предложенный главой французской делегации, соратником де Голля, К. Фуше. С его именем связано воплощение трех проектов Политического союза, получивших название «планов Фуше». Несмотря на различные модификации «планов Фуше», все они предусматривали образование такого союза, в рамках которого государства ЕЭС проводили бы единую внешнюю политику, общую политику обороны и безопасности в Европе, расширяли и укрепляли сотрудничество в области науки, культуры и просвещения, а также обеспечивали соблюдение прав человека, основополагающих свобод и демократии.

Первый проект Политического союза Европы, так называемый «План Фуше I» рассматривался на заседаниях МПК в октябреноябре 1961 г. Предложенный Францией конфедеративный механизм реализации Политического союза, не предусматривавший учреждение наднациональных органов, натолкнулся на противодействие со стороны как «больших» стран «Общего рынка», не желающих мириться с отводимой им второстепенной ролью в Сообществе, так и «малых» стран, боявшихся раствориться в будущем Союзе.

В декабре 1961 г. Францией был выдвинут «План Фуше II», в котором она пошла на ряд важных уступок. В частности, она согласилась придать будущему союзу наднациональный характер и учредить должность генерального секретаря, имеющего право принимать самостоятельные решения. Однако и этот план не был принят, т. к. бельгийское и голландское правительство посчитали, что он целиком соответствует голлистской идее межгосударственного объединения.

В январе 1962 г. МПК рассмотрела новый французский проект «план Фуше III». В нем де Голль последовательно продолжал бороться против принципа наднациональности в «европейском строительстве»1.

Неудачная попытка создания Политического союза Европы по французскому образцу в 19611962 гг. указала на отставание процессов интеграции в политической сфере от объединения в экономической области. Определенную роль в провале «планов Фуше» сыграли не только внутренние, европейские, факторы, но и факторы внешние. К последним следует отнести уже существующие взаимосвязи стран европейской «шестерки» в рамках НАТО, проблему отношения США к процессам европейской интеграции, а также постоянно муссируемый вопрос о вхождении Великобритании в «Общий рынок».

После провала «планов Фуше» де Голль разыграл «германскую карту» как средство косвенного давления на «малые» страны. Елисейский договор «О дружбе и сотрудничестве», заключенный в 1963 г. между Францией и ФРГ, стал важнейшим мероприятием в направлении создания Политического союза Европы в голлистском варианте. На этом пути возникли непредвиденные трудности в виде преамбулы, добавленной к договору боннским парламентом в одностороннем порядке. В преамбулу ФРГ ввела те вопросы, которых де Голль избежал при составлении Елисейского договора: тесное сотрудничество между Европой и США; объединение Европы на наднациональной основе; включение в процесс европейской интеграции Великобритании и других стран, желающих в нем участвовать. Указанные добавления сводили на нет все усилия голлистов по межгосударственному объединению стран Западной Европы.

Историческим фоном договора служила общеполитическая ситуация, позволившая поновому осознать реальность в Европе. В Германии царило ощущение угрозы, которое стало усиленно прогрессировать после возведения Берлинской стены в августе 1961 года. Во Франции оставила глубокие следы война в Алжире, ясно показавшая, что время европейских колониальных держав окончательно истекло. Силой, позволявшей принимать решения по вопросам мировой политики, обладали лишь Советский Союз и Соединенные Штаты Америки.

В этой ситуации произошло сближение между двумя поразному подраненными державами на Рейне, которое, правда, началось уже благодаря Европейскому объединению угля и стали и Римским договорам, но должно было еще политически оформиться. И здесь проявились дальновидность французского президента Шарля де Голля и реализм германского Федерального канцлера Конрада Аденауэра, проложивших путь не только к политическому сбалансированию интересов, но и к историческому примирению между народами. Франции и Федеративной Республике Германия надлежало выстроить привилегированное партнерство, которое могло бы стать сердцевиной новой конфигурации держав в континентальной Европе.

 На прессконференции, данной 14 января 1963 года, в канун подписания Елисейского договора, де Голль свел эту концепцию нового фундаментального устройства политических отношений между двумя соседями на Рейне к понятию “наметка магистрального исторического пути”. “Речь идет не только о вызванном обстоятельствами примирении, сказал он дословно. – Происходящее является в действительности своего рода взаимным открытием обоих соседей, при котором каждый заметит, насколько полезен, достоин и привлекателен другой”1.

В его представлении этот союз основан не на “слиянии народов”, а становится следствием “систематического сближения”. В конечной стадии однажды могла бы появиться “конфедерация” государств, связавших себя прежде всего под давлением угрозы стабильными узами солидарности.

Особым моментом в политике Франции следует считать ее стремление выступать в роли «протектора». Об этом писал известный западногерманский публицист П.Зете: «… генерал всегда знал, что Франция не в состоянии в одиночку стряхнуть опеку соединенных штатов. Поэтому он стал искать союзников и пришел к мысли, что сможет найти друга в лице Германии»1.

 Вскоре после заключения Елисейского договора отношения между ФРГ и Францией осложнились в связи с противоречиями в экономической сфере. Они касались установления единой сельскохозяйственной политики участников ЕЭС. Франция, имевшая низкие цены на зерновые культуры, намеревалась обеспечить благоприятные условия для их экспорта в страны ЕЭС, в первую очередь, в Западную Германию. Это шло вразрез с интересами монополий ФРГ, которые предпочитали ввозить зерно из стран третьего мира по более низким ценам. Добиваясь от Германии согласия со своей сельскохозяйственной политикой, Франция была готова поддержать ФРГ по ряду военнополитических вопросов на основе Елисейского договора.

Вето, наложенное генералом де Голлем в январе 1963 г. на вступление Великобритании в «Общий рынок», способной помешать зарождавшейся франкогерманской оси внутри Европейского Сообщества, привело к дальнейшей поляризации позиций, занимаемых странами «шестерки», обособившей Францию от остальных участников ЕЭС и еще больше затормозившей процесс политической интеграции.

Сильным расхождением с голлистской концепцией «Европы отечеств» явились предложения Комиссии ЕЭС о расширении прерогатив наднациональных органов Сообщества и о переходе к новой процедуре принятия решений в Совете министров квалифицированным большинством. В знак протеста французский президент с июня 1965 г. в течение семи месяцев был вынужден проводить политику «пустого кресла», не участвуя в организуемых Сообществом конференциях и временно отозвав постоянного представителя Франции при ЕЭС.

Кризис, затронувший институциональное равновесие в ЕЭС и практическое функционирование его органов, был преодолен в январе 1966 г. путем нахождения в Люксембурге компромиссного соглашения, во многом удовлетворявшего французские требования: урезать полномочия КЭС в пользу Совета министров и урегулировать проблемы, связанные с принципом голосования в Совете. Таким образом, был впервые найден и успешно опробован новый механизм разрешения политикоэкономических противоречий, возникающих между странами ЕЭС. Его сущность заключалась в выработке компромиссных решений путем взаимных согласованных и сбалансированных отказов от части национальных интересов отдельных стран в пользу проведения общеевропейской политики. Эффективность подобного политического механизма как средства разрешения конфликтов, постоянно возникающих в процессе интеграции, была впервые подтверждена найденным в Люксембурге взаимовыгодным компромиссом.

Сменивший де Голля Ж.Помпиду (1969–1974 гг.) в основу национальной доктрины ввел формулу “преемственность и обновление”. В ее основе попрежнему были национальные интересы Франции и укрепление ее роли прежде всего в Европе, а также Средиземноморье и на Ближнем Востоке. Помпиду отошел от идеологической формулы де Голля о Франции как великой державе. Его национальная доктрина смещается в сторону большего реализма.

Политика национальной безопасности Помпиду базировалась на необходимости выравнивания экономических потенциалов Франции и ФРГ посредством создания европейского валютного союза, расширения связей с США (“нейтральная и благожелательная Америка”), поддержания ровных отношений с СССР и усиления позиций Франции на Ближнем Востоке при пассивном третьем мире.

В отношении Европы была выдвинута идея “завершения, углубления и расширения ЕЭС”, но только на конфедеративной основе, и усиления политического влияния Европы в ключевых регионах мира. При Помпиду предпринимались попытки активизации Западноевропейского союза (1973–1974). А предоставление ядерных гарантий ФРГ выдвигалось в качестве основы сотрудничества с двумя странами1.

Военная доктрина Франции также претерпела изменения (доктрина НГШ М.Фурке 1969 г.). Она снимала вопрос о применении ядерных сил в глобальном масштабе (“по всем азимутам”), перенацелив их на Восток. Обозначались три круга обороны: национальная территория, Европа с “ее подступами” и Средиземноморьем, отдаленные территории в Африке. Основным театром войны рассматривалась Европа – “зона жизненных интересов”. При этом предполагалось согласование стратегических планов в Европе с планами ОВС НАТО, что предполагало использование элементов стратегии “гибкого реагирования” Альянса.

В целом концепция национальной безопасности Франции Помпиду имела выраженный европоцентризм при выборочном вмешательстве в мировые дела.

К середине 70х гг. Франция вошла в экономический кризис, похоронивший мечту о экономическом паритете с ФРГ. Кроме того, политическую власть в стране голлисты окончательно уступили правоцентристам. Лидер “независимых республиканцев” Валери Жискар д’Эстен занял президентский пост.

В. Ж .д’Эстен (1974–1981 гг.) радикально изменил голлистскую формулу о великодержавности Франции, отводя ей роль во главе держав, непосредственно следующих за сверхдержавами. Вместо “величия” выдвигался лозунг “влияние”. Национальная доктрина д’Эстена основывалась на следующих положениях: Европейский союз, глобальная вовлеченность, расширение двусторонних связей со странамипоставщиками энергии и роль Франции как посредника между развитыми странами и третьим миром. Это предполагало добиваться уступок со стороны СССР, отказа США от претензий на гегемонию и переориентацию третьего мира на более тесное сближение с Францией.

В основе политики национальной безопасности Франции д’Эстена лежали экономические приоритеты и, в первую очередь, дальнейшее расширение европейской интеграции. При этом был сделан крен в сторону атлантизма, т.е. допущения активной вовлеченности США в европейские дела. Последнее можно связать с растущим отставанием Франции от ФРГ по экономическим показателям и усиливающейся необходимостью сбалансировать мощь западногерманских сил общего назначения в Европе.

В политическом плане д’Эстеном была подтверждена концепция поиска равновесия во взаимоотношениях Восток–Запад. Он поддерживал политику разрядки 70х гг. и теории конвергенции двух систем.

 Значительному пересмотру подверглась и военная доктрина Франции, доктрина “расширенной неприкосновенной территории”, предложенная Начальником Генерального Штаба Г.Мери в 1976 г1. Она исходила из того, что отставание экономики Франции от ФРГ значительно снижает значение французского ядерного потенциала и стратегические преимущества Франции в Европе. Для компенсации этого вызова расширялась зона “прикрытия” французским ядерным “зонтиком” всей территории Европы и зона ответственности ВС Франции в случае войны. Указывалась возможность задействования ВС в случае крупномасштабной войны в Европе по планам НАТО. В военном строительстве основной упор был перенесен на силы общего назначения.

В целом, по оценкам французских политологов, политика национальной безопасности Франции д’Эстена занимает промежуточное положение “между голлистским наследием и обольщением атлантизма”.

Во второй половине 60х годов в связи с всеобщей разрядкой напряженности между сверхдержавами готовилось и постепенное изменение германской внешней политики. Суть этого изменения состояла в том, чтобы, не ставя под вопрос осуществленную Аденауэром западную интеграцию, искать соглашения с Востоком.

Первые зачатки этой политики проявились при министре иностранных дел в правительстве Эрхарда Шредере: он договорился с некоторыми восточноевропейскими государствами о более тесных экономических отношениях. Еще решительнее ее продолжило правительство Большой коалиции. В 19661969 годах ее министр иностранных дел Вилли Брандт стремился (хотя не без известного торможения со стороны христианскодемократического канцлера Кизингера, бывшего парламентского «матадора» аденауэровской внешней политики) достигнуть взаимопонимания с Востоком на базе статускво, не предвосхищая пока еще заключения мирного договора. И наконец, эта политика увенчалась при правительстве Брандта — Шееля подписанным летом 1970 г. Федеративной республикой Германия и Советским Союзом договора об отказе от применения силы во взаимоотношениях между ними, а также заключением в декабре того же года договора с Польшей о признании границы по ОдеруНейссе. Этим договорам было суждено открыть путь к разрядке международной напряженности в Европе и к улучшению отношений Федеративной республики со странами советского блока, особенно с ГДР. Они считались с созданной итогами второй мировой войны международной ситуацией и расстановкой политических сил в Европе1.

2. Германский вопрос

После разделения Германии подходы Великобритании и Франции к ней определялись, с одной стороны, установкой на воссоединение, с другой небезопасностью для Европы форсирования вопроса о воссоединении и боязнью рецидивов германского национализма.

Что касается отношений с ФРГ, то здесь Франция и Великобритания были активны, так как их целью было становление ФРГ мирным, демократическим государством, и в то же время (изза её расположения в центре Европы) она должна была стать важным звеном в обороне Запада. Контроль за ФРГ осуществлялся через включение её в натовские структуры безопасности, западноевропейскую экономическую интеграцию. Лондон и Париж официально всегда поддерживали стремление ФРГ к воссоединению Германии (это было записано в Конституции ФРГ). Официальная формулировка позиций Великобритании и Франции по вопросу воссоединения Германии к 1957 году формулировалась следующим образом: свободные общегерманские выборы; членство Германии в НАТО по решению выбранного правительства; при решении германского правительства сохранить членство в НАТО это не будет использоваться для получения Западом военного превосходства.

Де Голль считал, что воссоединённая Германия “нормальное будущее для немецкого народа”, если границы в Европе не будут изменяться. Действительно, в 1990 году Германия воссоединилась на основе нерушимости границ, но в то время ФРГ не признавало границы, находя в этом поддержку США. Вот отличие французского подхода к объединению Германии от западногерманского и американского.

Ядерная монополия Парижа по отношению к Бонну, включение Германии в процесс интеграции по де Голлю давали предпосылки против возрождения немецкого национализма.

Были расхождения между официальными позициями западных держав в пользу воссоединения Германии и рядом неофициальных заявлений. Двойственность подходов к воссоединению Германии была обусловлена невозможностью этого в тех условиях. В 50х годах толькотолько началась европейская экономическая интеграция (она была определённой гарантией против национализма).

Второй берлинский кризис (случившийся уже после кризиса 40х годов), являвшийся одной из проблем, вызванных расколом Германии, поставил мир на грань термоядерной войны.

В тот период точки зрения США и Франции относительно Берлина были почти единодушны, но когда обсуждался вопрос о боевых действиях против СССР в случае перехода его к блокаде Западного Берлина, де Голль дал понять, что французские войска воевать не будут.

Изза военных приготовлений США Хрущёв не ввёл блокаду западного Берлина, не подписал мирный договор с ГДР и после лета 1961 года Берлинский кризис сошёл на нет. Но до 1971 года, когда было подписано четырёхстороннее соглашение по Берлину, неурегулированность ряда связанных с ним вопросов оставалась одной из главных проблем европейской безопасности.

В 60х годах Аденауэр в своей политике исходил из формулы: “Никакой разрядки без прогресса по германскому вопросу” (ставил условием одобрения разрядки со стороны ФРГ воссоединение Германии). Это способстволвало сближению ФРГ и США.

Де Голль пытался в свою очередь перетянуть Западную Германию на сторону “антиамериканского европеизма”. Как указывалось выше, в 1963 году был подписан Елисейский договор. Этот договор сулил множество перспектив Франции и ФРГ: Бонн рассчитывал получить доступ к тогда ещё создаваемому французскому ядерному оружию (хотя де Голль этого и не допустил); Франция создавала альтернативу атлантическим структурам безопасности, кроме того, вовлечение ФРГ в западноевропейское сотрудничество де Голль считал способом сковывания возможного германского национализма. За счёт этого союза ФРГ повышала свой мировой статус.

Договор предусматривал сотрудничество в разных областях (политической, военной, культурной). Целью военного сотрудничества была выработка совместных стратегических и тактических концепций. Особое положение договора рассмотрение его сторонами как ступень на пути к объединению Европы.

Этот договор вызвал недовольство Вашингтона. Сработал механизм западногерманской военнополитической зависимости от США, бундестаг в одностороннем порядке сформулировал преамбулу к договору, где заявил о своей приверженности обороне в рамках НАТО. Таким образом, договор был сведён лишь к регулярным консультациям между Францией и ФРГ.

После победы на выборах в ФРГ В. Брандта произошли знаменательные события, такие, как: признание итогов второй мировой войны, отказ от “доктрины Хальштейна” и признание ГДР. Правительство Брандта исходило из того, что конфронтационный курс усиливал раскол Германии1.

ФРГ подписала четырёхстороннее соглашение по Западному Берлину и ряд договоров со странами Восточной Европы, что позволило закрепить послевоенные границы в Хельсинки в 1975 году окончательно.

Согласно соглашению по Западному Берлину СССР не препятствовал транзитному сообщению на территории ГДР, правительства Франции, Англии и США заявили, что связи между Западным Берлином и ФРГ будут поддерживаться, учитывая то, что Западный Берлин не является составной частью ФРГ.

США, поддерживая восточную политику Брандта, надеялись, что СССР станет сдержанным на глобальном направлении. Франция хотела разрядки напряжённости в Европе. Самостоятельного сближения ФРГ и СССР Париж и Вашингтон боялись, так как ради перспектив воссоединения Западная Германия была готова пожертвовать многими преимуществами союза с Западом, могла появиться агрессивная единая Германия. Гарантиями против таких угроз служили: отсутствие у ФРГ ядерного оружия, её членство в НАТО. Присутствие американских, французских войск на западногерманской территории, вовлечение ФРГ в систему взаимосвязи Запада.

Движение Западной Германии к разрядке побудило Францию и США к такой же политике (чтобы контролировать Бонн). Париж был обеспокоен за судьбу буфера, отделявшего Францию от ОВД. В этот период французское правительство более осторожно высказывалось по поводу опасностей блоковой системы. Беспокоясь за удержание ФРГ в системе атлантизма и о сохранении американского военного присутствия.

Ко второй половине 70х годов советскоамериканские отношения ухудшились, что тормозило разрядку. Это сближало Париж и Бонн, так как оба были за разрядку (Париж желал стабильности в Европе, а второй понимал невозможность объединения Германии без разрядки).

В начале 80х годов ситуация изменилась: Франция опасалась размягчения западногерманского буфера изза поляризации сил в ФРГ. Как и в 70х годах возникли опасения самостоятельного движения ФРГ по пути разрядки. Кроме того, в 80х годах в вопросе воссоединения Германии чувствовалась двойственность, так как никто не был уверен в результате процесса воссоединения. При всех недостатках блокового противостояния ситуация в Европе была относительно стабильной, перемены же таили в себе опасности.

3. Влияние внешней политики Великобритании на франкогерманские отношения

 Экономически ослабленная войной и политически нестабильная Западная Европа времен «плана Маршалла» к началу 60х годов уже представляла собой не только экономический, но и в определенном смысле политический «полюс притяжения». Экономическая интеграция, начавшаяся со скромных шагов в виде ЕОУС, вылилась в 1958 году в создание ЕЭС, давшего серьёзный стимул росту производительных сил входивших в неё стран, на фоне которого хозяйственный застой в Англии выглядел все более мрачным.

Было бы не совсем правильным отрицать заинтересованность Великобритании в западноевропейской интеграции. Одними из её адвокатов были У.Черчилль и Э.Бевин. В Лондоне часто находили поддержку идеи превращения Западной Европы в «третью силу», однако официально заинтересованность Англии не шла дальше призывов к континентальным союзникам. Когда же вставал вопрос о прямом участии в интеграции, то Лондон недвусмысленно давал понять, что «сотрудничество с Европой – желательно, интеграция в нее – нет»1.

 В течение всего послевоенного периода Великобритания избегала брать на себя больше обязательств в военнополитической сфере в Западной Европе, чем Вашингтон. Эволюция НАТО свидетельствовала о том, что англичане продолжали придерживаться традиционного мнения: Америка и Британия отнюдь не сравнимы со странами европейского континента. Двусторонние англоамериканские отношения в военнополитической сфере развивались на неформальной основе и увенчались «замкнутым» ядерным партнерством, доступа в которое не имели другие западноевропейские члены НАТО, в первую очередь Франция.

Процесс экономической интеграции Западной Европы на первых порах не вызвал стремлений Лондона вступить в «Общий рынок»: появлению «шестёрки» в лице стран «Общего рынка» была противопоставлена в 1959 году «семёркой» из стран, вошедших в ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли). К началу 1960х годов Англия все еще считала, что она в состоянии, в случае необходимости, блокировать любые западноевропейские экономические группировки. Однако по мере усиления поддержки Соединёнными Штатами западноевропейской интеграции эта самонадеянность постепенно исчезала. Вашингтон всё чаще вставал на сторону «шестёрки», когда возникали серьёзные разногласия между ней и аморфной «семёркой» во главе с Великобританией. В случае политической интеграции ЕЭС имело шансы стать первым союзником Америки, что привело бы к тому, что «особые отношения» с Англией были бы, в конце концов, заменены еще более «особыми отношениями» с Сообществом1.

Проблема включения Англии в процесс западноевропейской интеграции неизбежно ставила Лондон перед необходимостью сделать принципиальный выбор между «особыми отношениями» с Вашингтоном и более тесной взаимозависимостью с Западной Европой в целом. С другой стороны, Соединённым Штатам было далеко не безразлично, какая страна или группа стран возглавит интегрирующуюся Западную Европу: от этого во многом зависела судьба будущих трансатлантических отношений. Политическая интеграция западноевропейских стран вокруг «оси» Париж – Бонн была менее желательным явлением изза своей либо антиамериканской, либо неопределённой направленности, а Англия в Западной Европе вместе со странами Бенилюкса и Италией могла бы бесспорно сыграть роль противовеса политической гегемонии Франции и Западной Германии и легко противодействовала бы благодаря «особым отношениям» всем попыткам коренным образом изменить структуру межатлантических взаимоотношений, обеспечивая в тоже время известное постоянство трансатлантического союза наперекор всем соблазнам, ведущим к появлению европейской «третьей силы»1.

Подтверждением тому послужило двустороннее англоамериканское соглашение в Нассау 21 декабря 1962 года. Поэтому вполне закономерным результатом Нассаусского договора и явились два вето де Голля на вступление Лондона в «Общий рынок» в январе 1963 года и в ноябре 1967 года. В третье десятилетие «холодной войны» Англия вступила, таким образом, в роли своеобразного европейского «изгоя».

 Но к концу 1960х годов времена уже изменились. Уход де Голля с европейской политической арены разблокировал наиболее явную оппозицию вступления Англии в ЕЭС. С другой стороны, США в начале 1970х годов находились не в лучшем внутри и внешнеполитическом положении. Обе стороны сделали для себя очевидный вывод: «особые отношения» являются камнем преткновения на пути достижения долгосрочных политических целей как Америки, так и Англии в Западной Европе. Изза неучастия Британии в общеевропейских процессах Соединённым Штатам трудно было создать (на приемлемых для себя условиях) объединённую Западную Европу и полнее реализовать свои трансатлантические концепции.

 Итак, происшедшие на рубеже 6070 –х годов переключение внимания британских правящих кругов на европейские дела позволяло говорить о переходе Лондона от доктрины «трех кругов» к концепции «зоны сосредоточения». Иначе говоря, о переносе внимания в первую очередь на «европейский круг».

С начала очередной, третьей попытки Англии вступить в «Общий рынок» в англоамериканских отношениях стали наблюдаться более контрастные по сравнению с прошлым изменения. В первую очередь они были связаны с постепенным перенесением приоритета в политической ориентации Лондона на отношения с западноевропейскими странами – членами «Общего рынка». Великобритания отныне была не столько особым партнёром Соединённых Штатов, не столько главой ЕАСТ, сколько рядовым членом ЕЭС, более того, членом, к которому европейские партнеры относились с известной подозрительностью и которому необходимы определенные усилия, направленные на сближение с Бонном и Парижем, чтобы эту подозрительность рассеять1.

 Как отмечает известный советский исследователь данной проблемы В.Давыдов, «столкнувшись с сильной экономической конкуренцией со стороны партнёров по ЕЭС – ФРГ и Францией, английские правящие круги предпочитали иногда по отдельным вопросам блокироваться с Соединёнными Штатами, чтобы с их помощью усилить свои позиции в Западной Европе. Но было бы неверным утверждать, что эта политика носила исключительно проамериканский характер. Политика Лондона разрабатывалась исходя из учёта в первую очередь английских экономических интересов, однако, в ее проведении Англия как член ЕЭС была вынуждена, прежде всего, считаться с мнением своих западноевропейских партнёров, а не с Соединёнными Штатами»2.

 Политика Британии, направленная на перераспределение глобального материального бремени США, привело к тому, что ко второй половине 1970х годов 90% сухопутных вооруженных сил НАТО, 75% военновоздушных и 80% военноморских сил были укомплектованы европейцами /8,сс.5556/. В определенном смысле курс на «европеизацию» внешней политики вступил в противоречие с желанием Англии сохранить прежний тип отношений с Соединёнными Штатами. Тесное двустороннее сотрудничество с Америкой в рамках НАТО поставило Лондон в двойственную позицию в острых столкновениях между Америкой и ЕЭС по политическим проблемам трансатлантических отношений в течение 197374 годов.

С одной стороны, Британия не могла не считаться с мнением своих партнёров по ЕЭС, и в первую очередь с Францией, в вопросах отношений Западной Европы с США. В течение так называемого «года Европы» (197374) в её политике начали даже появляться некоторые признаки «европеизма», наделённого антиамериканскими чертами французского образца. С другой стороны, инерция традиционных англоамериканских отношений и роль главного партнёра США и НАТО вынуждали Лондон в его поддержке позиций стран ЕЭС действовать с оглядкой на Соединённые Штаты, опасаясь, как бы «европеизм» не разрушил ту систему приоритетов, которую создал послевоенный «атлантизм» Соединённых Штатов и Великобритании, не представив ничего взамен. В итоге тактика «шаг вперед – два назад» стала характерной чертой «европеизма» внешней политики Англии. В напряжённых межатлантических дебатах, развернувшихся в начале 1970х годов по поводу роли объединяющейся Западной Европы в мире и её будущих отношениях с Америкой, Лондон на первых порах отстаивал точку зрения своих партнёров по ЕЭС, однако вскоре изменил свою позицию.

Этот факт, равно как и проатлантическая позиция некоторых других западноевропейских стран, в определённой степени способствовала подписанию 15 июня 1974 года в Брюсселе на сессии Совета НАТО декларации «Об атлантических принципах», в которой констатировалась необходимость сотрудничества между Штатами и странами Западной Европы в военнополитической сфере и в которой отсутствовали первоначальные утверждения западноевропейцев об особых, не идентичных американским, интересах интегрирующейся Западной Европы. Аналогичную метаморфозу претерпела позиция Лондона и по вопросам острых разногласий внутри НАТО, связанных с политикой Вашингтона на Ближнем Востоке в период арабоизраильского конфликта осенью 1973 года.

 Чем же объясняют подобные колебания Англии в своей внешнеполитической ориентации? На это можно ответить следующим образом. Для укрепления английской позиции в интегрирующейся Западной Европе перед лицом ФРГ, превосходящей Англию в экономическом отношении, и Франции, сильной в политическом отношении, обратив их в свою пользу в складывании новых трансатлантических отношений. Проведение этой тактики объективно предполагает в качестве необходимого условия более проатлантический характер внешнеполитического курса стран ЕЭС по отношению к Соединённым Штатам. «Нельзя строить Европу в противовес США», таково политическое кредо Лондона было в 197080х годах, таким оно во многом осталось и на современном этапе.

 Однако если Великобритания пыталась в это время использовать дальнейшее развитие англоамериканских связей в своих интересах перед лицом ФРГ и Франции, то Вашингтон в свою очередь стремился оказать влияние через Англию на политику интегрирующейся Западной Европы, на придание ей более проамериканской направленности.

 Таким образом, можно говорить о том, что заложенная в ходе «холодной войны» модель диктовала «равнение на сильного», и Великобритания успешно шла по этому пути. С другой стороны, все виды интеграции, в том числе и военной (через НАТО), служили и продолжают служить взаимодополняющими условиями к ходу традиционных двусторонних отношений западных держав по обе стороны Атлантики.

 Роль Великобритании в этих планах постепенно уменьшалась, центр внимания заокеанской сверхдержавы перемещался в сторону Западной Германии и тем самым происходил классический политический манёвр, называемый «сменой основного союзника».

Заключение

 В рассмотренный выше период во франкогерманских отношениях были выработаны основы механизма, призванного дать возможность заблаговременно выявлять разногласия и расхождения между странами в ряде конкретных областей международной политики. К предотвращению открытых конфликтов между Францией и ФРГ подталкивали как соображения классовой солидарности, так и необходимость отстаивать свои жизненные интересы в сузившейся в итоге второй мировой войны сфере, находившейся к тому же почти под полным господством США. Учрежденная Елисейским договором система двусторонних консультаций имела своей целью облегчить поиски компромисса до того, как противоречия прорвутся наружу. Однако осознание факта, что «абсолютное противостояние» ослабляет и Францию, и ФРГ, не вызвало разработки единой внешнеполитической линии.

Франкозападногерманская косультационная система доказала определенную эффективность в том, что касается второстепенных, не затрагивающих «болевых точек» партнеров вопросов.

Однако, как оказалось, долговременные стратегические цели Франции и ФРГ различны, во многом даже противоположны. Франция, как держава – победительница во второй мировой войне заинтересована прежде всего в сохранении положения, созданного разгромом «третьего рейха», даже если у отдельных французских политиков классовое «усердие» пересиливало национальный рассудок. Напротив, ФРГ делала ставку на пересмотр существующего положения.

В целом переход европейских стран к новой внешней политике не стал одномоментным актом. Определенное влияние оказывали и еще продолжают оказывать, вопервых, внутриполитические проблемы, вовторых, относительная инерция прежнего внешнеполитического опыта.

 К основным внешнеполитическим направлениям в деятетельности западноевропейских стран можно отнести:

Европейскую политику, концентрирующеюся на проблемах углубления, расширения и дифференциации интеграционного процесса и ориентирующейся на формирование европейского "центра силы". Стержнем здесь являются франкогерманские отношения, преследовавшие разные цели. Поиск нового баланса сил с усиливающейся Германией привел Францию к стремлению углубить участие ФРГ в ЕЭС и тем связать его свободу действий. Эта политика ведет и саму Францию к большей интеграции в ЕЭС. Сама Германия выступает за проведение институциональных реформ, которые должны усилить властнополитические полномочия структур ЕЭС, упростить и демократизировать процесс принятия решений.

  Трансатлантическое партнерство, развивающееся в контексте противоречий между атлантизмом и европеизмом.

Список источников и литературы

1. Бирюков Н.С. Мос через Рейн?.М.: 1968.

2. Ватлин А.Ю. История Германии в ХХ веке.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Сидя на классном собрании, мама нацарапала на парте сыну:
"ТИБЕ ХАНА, ПАДОНАГ!!!"
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по истории "Франко-германские отношения в 60-70 гг", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru