Диплом: Криминалистика как наука и как учебная дисциплина - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Криминалистика как наука и как учебная дисциплина

Банк рефератов / Законодательство и право

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 882 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание

Введение.

Глава 1. Криминалистика как наука.

 1.1 Понятие криминалистики как науки.

 1.2 Система, задачи, методы и источники криминалистики как науки.

Глава 2. Место криминалистической науки в системе научного знания.

 2.1 Развитие научных представлений о природе криминалистики как науки.

 2.2 Место криминалистики как науки в системе юридических наук.

 2.3 Связь криминалистической науки с естественными и техническими науками.

Глава 3. Криминалистика как учебная дисциплина.

 3.1 Понятие и отличие криминалистики как науки от криминалистики как учебной дисциплины.

 3.2 Значение систематики и классификации в криминалистике как учебной дисциплине.

 3.3 Развитие научных представлений о системе криминалистической дисциплины.

Заключение.

Библиография.

Введение

Выбирая данную тему, мы ориентировались на её вчерашнюю, сегодняшнюю и очевидно завтрашнюю актуальность. Преступность была всегда и везде. Всегда и везде преступность отражала в себе какие – то социальные проблемы общества. Меняется общество – меняется преступность. Преступность пост – советского общества приобрела доселе невиданные качественные черты. Между тем методы изучения преступности, как и методы реагирования на преступность остались прежними. Это привело к тому, что мы не только не можем эффективно противодействовать преступности, но и не знаем в должной мере саму преступность. Статистика показывает устойчивое, хотя и небольшое снижение преступности за 1997 – 1999 гг.

Криминалистика изначально была создана для того, чтобы вооружить знаниями борющихся с преступностью. Когда простого житейского опыта и здравого смысла стало недостаточно, для защиты общества от преступности оно сделало социальный заказ на отрасль знания, которая дала бы адекватный ответ на это негативное социальное явление. Криминалистика возникает как наука, вобравшая в себя достижения других наук и преломившая их в свете своих задач.

Становление криминалистики как науки складывалось на протяжении многих лет, формировалось представление о ней, разрабатывались новые идеи, доказывались существующие. Весь этот процесс становления ставил перед собой одну цель - создание науки, которая воплотила бы в себе нужные элементы иных наук, накопленный опыт покололений и сформировалась для одной цели – систематизировать имеющиеся знания в одну науку – криминалистику.

Результаты многолетних криминалистических исследований позволили сформировать прочные научные основы борьбы с преступностью уголовно-правовыми средствами.

На этот и другие важные вопросы мы постарались дать ответ в дипломной работе.

Помимо этого, заслуживает внимания сама актуальность выбранной темы, сам вопрос, что же представляет из себя криминалистика как наука, ведь представление о ней менялось на протяжении долгого периода времени, ставились догадки, выдвигались теории и т. д.

Дать определение криминалистики как науки можно только предварительно исследовав объект, природу, предмет, функции науки криминалистики.

Следует подробно остановиться на месте криминалистической науки в системе наук, поскольку она исследует взаимодействие, как материальных объектов, так и людей. В отличие от других смежных наук, криминалистика изучает не только социальные явления в сфере уголовно – правовых отношений, но и органическую и неорганическую природу – объект познания естественных и теоретических наук.

Определение предмета криминалистической науки неразрывно связано с юридической природой, задачами, целями исследования.

Деятельность по раскрытию и расследованию имеет различные аспекты и изучается не только криминалистикой, но и уголовно – процессуальным правом, судебной психологией и т. п. Каждая из наук и дисциплин обладает в этом объекте своим предметом изучения.

Именно по этому заслуживает внимание вопрос о месте криминалистической науки, её предмете задачах и т. п.

Понятие и изучение криминалистики как учебной дисциплины так же заслуживает внимания вследствие сложности стоящих перед ней задач: систематизировать имеющийся научный опыт в систему курса, который позволит обучить желающих с максимальной пользой при получении новых нужных знаний.

Для подготовки будущих специалистов, следователей, прокуроров и т. д. криминалистика – одна из незаменимых важнейших дисциплин, призванная своими рекомендациями способствовать оптимальному применению норм уголовного и уголовно – процессуального закона, комплекса юридических и иных наук при обнаружении, раскрытии, предупреждении преступлений.

Но изучение криминалистики осложняется рядом причин подробно на которых мы остановимся в данной дипломной работе.

Учебная дисциплина призвана научить студентов, слушателей криминалистически мыслить и действовать с учётом приобретённых знаний, навыков и умений при реализации положений соответствующих законов и подзаконных актов в рамках той же юридической специальности в правоохранительных органах, с которыми их свяжет судьба после окончания вуза.

Курс криминалистики, как учебной дисциплины, по ряду признаков существенно отличается от криминалистики как науки. На этом вопросе также мы подробно остановились в дипломной работе.

Криминалистика как учебная дисциплина имеет свою систему, структуру и цели, ради которых она существует.

Последних два – три десятилетия криминалистика в юридических учебных центрах изучалась по схеме, зеркально отражающей систему данной науки. Сыграв положительную роль в своё время, этот подход уже не является актуальным теперь, поскольку отражает даже не вчерашний, а позавчерашний уровень развития и состояния современной науки и образования.

Двухчасовая модель курса криминалистики, построенная на базе изложенных подходов, представляется более оптимальной по сравнению с традиционной моделью, состоящей из пяти разделов, для продуктивного усвоения криминалистических знаний и их использование на практике.

Одним из позитивных её моментов является то, что предлагаемая конструкция рассчитана не только на подготовку будущих следователей, но и профессионалов других юридических специальностей. Этому способствует включение в курс материалов, отражающих структуру практического следования в уголовном судопроизводстве. Содержащиеся в ней общие положения могут оказаться полезными для прокуроров, оперативных работников органов дознания, судей, экспертов и других участников уголовного процесса.

В процессе написания дипломной работы, нами были использованы различные источники и нормативные материалы, а также труды известных криминалистов: Ароцкера Л. Е., Белкина Р. С., Винберга А. И., Митричева С. П. и других известных теоретиков криминалистики. На основе собранного материала мы строили выводы о развитии, структуре криминалистической науки и криминалистической дисциплины. При написании данной дипломной работы, автор использовал литературу, как правило, сугубо теоретического содержания в связи с особенностью самой темы, требующей анализа различных взглядов различных авторов в процессе развития криминалистических идей.

Дипломная работа состоит из введения, заключения и глав. В введении освещается актуальность выбранной темы, вопросы, которые будут освещены в самой дипломной работе. В каждой из глав подробно освещаются вопросы, касающиеся того или иного аспекта криминалистической науки и криминалистической дисциплины. В главах подробно освещаются вопросы системы, места и развития криминалистической науки и дисциплины, соответственно. В заключении подводятся итоги, делаются выводы о проделанной работе, даются пожелания по улучшению системы преподавания.

Таким образом, основной целью стоящей перед нами в написании дипломной работы, стоит выяснение всех выше перечисленных вопросов имеющих своей целью определить роль и значение криминалистики как науки и криминалистики как учебной дисциплины.

1 Криминалистика как наука

1.1 Понятие криминалистики как науки

Как всякая самостоятельная область научного знания криминалистика имеет свой предмет, решает свои специфические задачи, с помощью обширного арсенала методов научного исследования. Ее развитие происходит по определенным законам, представляющим собой модификацию общих законов развития научного знания: закон непрерывности накопления научного знания, закон интеграции и дифференциации научного знания, закон связи и взаимного влияния науки и практики и т.п.

Понятие криминалистики может быть определено предварительным ис-следованием объектов, природы, предмета и функций науки. Под объектом науки понимается конкретная сфера, объект действительности; под предметом - определенный срез (часть) объекта познания. Проблема предмета науки приобретает остроту тогда, когда один и тот же объект исследуется различными науками. Если объект познания изучает только одна наука, то надобности в разграничении объекта и предмета науки не возникает, достаточно определить объект науки.

Ученые выделяют два вида основных объектов науки. К первому отнесены преступление , преступная (криминальная) деятельность и поведение преступника. В криминалистическом аспекте (поведение преступника) - это динамичная система поведенческих актов до, во время и после совершения преступления, направленных на подготовку, совершение, сокрытие преступления, использование криминального результата, содействия или воспрепятствование раскрытию преступного деяния либо относящихся к различным вариантам деструктивного поведения (уликам поведения), свидетельствующих о пристрастности субъекта к преступлению

Смещение акцента на исследование поведения преступника вполне зако-номерно, поскольку криминалистическая характеристика в современном понимании есть синтез информации о преступном и некриминальном. Понятие поведения преступника вбирает в себя обе стороны поведенческих актов лица, совершившего преступление.

Таким образом, криминалистика изучает поведение преступника наибо-лее полно, во всех вариантах и на всех этапах поведения, а область знаний, именуемая криминалистической характеристикой преступления, связана с ис-следованием проблем моделирования поведения преступника.

От выявления в полном объеме объектов науки зависит в значительной мере адекватное определение природы науки. Каждая наука, в том числе и криминалистика, представляет собой информационную модель познаваемого объекта. Идентичные по сути науки вместе с тем различаются по природе. В структуре научной деятельности специфика усматривается в объектах познания и, следовательно, в используемых методах. Значит, объекты и методы познания определяют природу той или иной науки. Фундаментальное деление наук на три класса проведено по объекту познания (естественные, технические и социальные).

Криминалистика занимает особое место в системе наук, поскольку исследует взаимодействие как материальных объектов, так и людей . В отличие от смежных юридических наук, криминалистика изучает не только социальные явления в сфере уголовно-правовых отношений, но и органическую и неорганическую природу - объект познания естественных и теоретических наук. Специфика познаваемого комплекса объектов обуславливает необходимость активного использования в криминалистике данных иных наук.

Криминалистика возникла на стыке общественных, естественных и тех-нических наук, ввиду действия общей закономерности их интеграции. Г.А. Матусовский проследил связь криминалистики более чем с 64 науками: философией, математикой, естественными, техническими и юридическими науками, в том числе с дисциплинами, расположенными на стыке «материнских» и юридических наук (судебная этика, психология, медицина, психиатрия и др.) .

Все сказанное свидетельствует об интегративной природе криминалистики, концепция которой была предложена Р.С. Белкиным в 1994 году . Как правильно пишет В. Д. Лаврухин, « интегративная природа криминалистики настолько всеобъемлюща, что есть все основания отнести ее к особому - четвертому классу наук мультинтегративного типа. Однако, - пишет он дальше, - это не означает, что криминалистика - конгломерат сведений, заимствованных из иных наук; данные наук криминалистика использует не механически, а творчески приспосабливая их к решению своих задач. Криминалистика - самостоятельная наука, поскольку имеет свои специфические объекты, предмет, методологию и задачи исследований» .

Таким образом, наиболее удачное определение криминалистике дал, А.А. Эйсман: криминалистика - «это наука интегративного типа, изучающая поведение преступника, процесс и результаты отражения расследуемых событий в окружающей среде, познавательную деятельность сотрудников правоохранительных органов и разрабатывающая с учетом установленных закономерностей методологические теории, научно-технические средства, приемы и методы в целях оптимизации взаимосвязанных процессов ис-пользования собранной информации в доказательствах по уголовному делу, обнаружения, раскрытия и предупреждения преступления» .

1. 2 Система, функции, методы, источники криминалистики как науки

Научное знание не есть случайное, разрозненное, интуитивное, обыденное знание. Научное знание отличается от других видов знания рядом существенных признаков. Во-первых, это обобщенное на ряде уровней типологическое знание. Во-вторых, это — целостное знание о всем комплексе существенных сторон, аспектов, связей и отношений объекта науки. В-третьих, это систематизированное на основе принятой интегративной идеи (системообразующего фактора) знание.

Система науки строится с целью выявления и описания достигнутых результатов научного познания и конструирования во всей их полноте, а также для продуктивного использования накопленного знания на пути продвижения к новым результатам.

 Сложившаяся система криминалистики как науки состоит из пяти частей (разделов): 1) теории и методологии криминалистики; 2) криминалистической техники; 3) криминалистической тактики; 4) криминалистической методики; 5) организация и раскрытие преступлений. Первый раздел криминалистики — теория криминалистики — открытая, непрерывно развивающаяся система. Она подразделяется на общую теорию и совокупность частных теорий и учений.

Общая теория криминалистики — это идеальная информационная модель, содержащая описание и объяснение объектно-предметной области данной науки на уровне общего знания об этой сфере практического следоведения. Эту область криминалистики можно даже назвать общей типовой информационной моделью практического следоведения в уголовном судопроизводстве.

Каждая из частных криминалистических теорий (учений) также представляет собой систему теоретических положений (представлений), но более низкого уровня. Главная отличительная черта частной криминалистической теории заключается в том, что она содержит не полномасштабное знание об объекте криминалистики, а лишь знание о какой-то стороне, аспекте, части объекта (о том или ином виде, направлении ППД в уголовном производстве, о том или ином элементе, компоненте этой деятельности). Сказанное не означает того, что общая теория криминалистики, как считают некоторые ученые, представляет собой арифметическую сумму знаний, добытых в рамках частных теорий (учений). Общая теория несет в себе принципиально новый, более высокий тип научного знания об объекте познания, формирующийся не путем механического соединения частей, а на основе творчески осмысленных, переработанных и систематизированных результатов, полученных при научной разработке частных проблем. Качественно новое системное образование не может быть построено либо выведено из эклектического соединения систем более низкого порядка. Любая сущность тождественна только себе и ничему другому.

Для создания общей теории, подчеркнем это еще раз, совершенно недостаточно простого сложения частных теорий. Впрочем, в этом ко-личественно-арифметическом подходе нет никакой необходимости, поскольку выход на более высокий уровень знания требует принципиально иной методологии.

Из сказанного отнюдь не вытекает того, что общая и частные теории криминалистики — две полностью независимые системы, непохожие во всех отношениях. Они органично, можно сказать, родственно связаны между собой. Их корни одной природы. Они уходят в общий фрагмент реальной действительности. Взаимосвязанные, взаимозависимые и взаимообусловленные, эти две части одного целостного образования находятся в состоянии постоянного взаимодействия, взаимовлияния и взаимообогащения. Развитие идей в области общей теории стимулирует развитие идей в системе частнокриминалистических теорий. И наоборот — развитие последней системы способствует развитию общей теории, содействует выходу последней на более высокий уровень знаний.

В последние годы отмечено бурное развитие частнокриминалисти-ческих теорий по самым различным направлениям. Совершенствуются традиционные теории и учения, формируются новые, ранее отсутствовавшие теоретические концепции и конструкции. Одни из них имеют отношение к формированию и развитию знания преимущественно о тех или иных сторонах познаваемой в уголовном судопроизводстве системы. (Учения о криминалистической характеристике преступлений, о способе совершения преступления, о следах преступления, криминалистическая виктимология, теория криминалистического признака и т.д.)

Другие теории и учения непосредственно связаны с разработкой проблематики, характеризующей криминалистические аспекты уголовного судопроизводства (теории предварительной проверки, тактической операции, криминалистического моделирования, криминалистической идентификации и т.д.).

Еще одну подсистему первого раздела криминалистики образует методология данной науки. Методологию можно определить как систему средств, методов, процедур, методического инструментария, используемых в ходе научных исследований для получения знания о познаваемых объектах и его использования при разработке научной продукции теоретического и прикладного характера.

Второй раздел криминалистики — криминалистическая техника состоит из двух частей: общих положений криминалистической техники; отдельных отраслей технической криминалистики (трасология, криминалистическая баллистика и др.).

В третьем разделе криминалистика рассматривает проблемы криминалистической тактики, который в свою очередь состоит из двух частей: общей и особенной.

В общей части (в общих положениях) криминалистической тактики рассматриваются основные понятия, приемы, правила, которые могут применяться при подготовке и производстве различных следственных действий, а также приемы и правила подготовки и производства определенных (криминалистически сходных) групп следственных действий. Вторая часть раздела посвящена организационно-тактическим аспектам подготовки и производства отдельных видов следственных действий (например, тактика проведения очной ставки и т.д.).

В четвертом и пятом разделах криминалистики рассматриваются проблемы соответственно криминалистической методики расследования и организации раскрытия преступлений.

Заключительный (пятый) раздел криминалистики состоит из общих положений (теоретических основ данного раздела), а также методик организации раскрытия преступлений, методик расследования определенных категорий (групп, видов и разновидностей) преступлений.

Криминалистика — «живая», динамично развивающаяся область научного знания, чутко прислушивающаяся к запросам практики, все время держащая руку на пульсе ее потребностей и адекватно реагирующая на них. Она не подвержена конъюнктурным влияниям, в меньшей степени, чем другие юридические науки, зависит от смены политических режимов, экономических курсов, социальных катаклизмов. Она не умозрительна, а естественна и объективна по своей сути и реальна, как реальна преступность и необходимость борьбы с ней. Этим и объясняется непрерывность криминалистических исследований теоретического и прикладного характера.

Познание криминалистикой комплекса перечисленных объективных за-кономерностей и объективно действующих факторов необходимо для решения стоящих перед ней задач.

Как отмечает Н.А. Селиванов, «задачи криминалистики определяют смысл существования и направления развития криминалистической науки» . Различаются общая (или главная) задача, специальные и конкретные задачи. Общая задача, которую решает криминалистика вместе с другими науками родственной группы, исследующие преступность как социальное явление, - это как пишет Н.И. Порубов, «обеспечение быстрого и полного раскрытия преступления, изобличение виновных, предотвращение и пресечение всех уголовно наказуемых посягательств, то есть содействие борьбе с преступностью своими специфическими криминалистическими средствами и методами» . Из этой общей задачи вытекают специальные задачи, характерные именно для данной науки, отражающей ее специфику. Обобщив перечисленные в литературе, к их числу отнесем: изучение закономерностей возникновения, собирания, исследования оценки и использования доказательств как необходимое условие развития теоретических основ криминалистики и повышения эффективности ее рекомендаций; разработка и совершенствование технических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств; разработка и совершенствование организационных такти-ческих и методический основ предварительного следствия и судебного разбирательства; разработка и совершенствование криминалистических средств, приемов, методов предупреждения преступления; изучение криминалистики зарубежных стран, использование положительного опыта, накопленного за рубежом, установление двусторонних и многосторонних связей с целью борьбы с преступностью.

Общая и специальные задачи криминалистики реализуются через решение конкретных задач науки.

Конкретная задача — это та, которую наука решает на данном этапе, которая носит более или менее временный характер. Конкретную задачу может решать криминалистика в целом, т. е. все ее разделы; решением конкретной задачи может заниматься один из разделов науки или даже одна из частей этого раздела. Иными словами, объем конкретных задач может быть различным, причем сами задачи могут относиться как к теории науки, ее связям с другими областями знания, так и к научной «продукции», по-требность в которой возникла у практики.

Наряду с конкретными задачами, стоящими перед криминалистикой в целом, на этом этапе ставятся и более узкие задачи: разработка методики расследования хищений государственного и общественного имущества, научных основ отдельных видов криминалистической экспертизы (С. П. Митричев), изыскание способов применения физических методов в криминалистике, исследования микрочастиц (А. И. Винберг), разработка проблем криминалистической версии и планирования расследования (Г. Н. Александров) и др.

В начале современного этапа развития криминалистики — этапа создания общей теории науки — наряду с задачами чисто теоретического характера формулируются конкретные задачи практического содержания: расширение объема используемых в криминалистической тактике данных психологии и логики, применение достижений кибернетики, разработка вопросов предварительного исследования объектов экспертизы следователем, методики установления в процессе расследования причин и условий, способствующих совершению преступлений .

Наконец, в настоящее время называют такие конкретные задачи науки, как пересмотр системы тактических приемов, классификация способов совершения преступлений, разработка тактики судебных действий, рекомендаций по использованию в расследовании помощи общественности, тактики новых следственных действий и др.

Помимо детализации направлений научных исследований, конкретные задачи имеют значение для определения потенциала криминалистической науки, т. е. наличия у нее определенных возможностей для решения этих задач. Эти возможности, разумеется, во многом зависят от общественных запросов и интересов, определяющих не только выделение средств на научные исследования, но и общественную оценку их результатов. «Однако, — как правильно указывает И. Г. Герасимов, — какую бы важную роль ни играла «общественная атмосфера», складывающаяся вокруг науки, ее возможности существенно зависят от особенностей самой науки, от состояния и уровня ее развития» . Комплекс параметров, характеризующих и определяющих собственные возможности науки, обычно и обозначается как потенциал науки.

Общая и специальная задачи криминалистики реализуются через решение на данном этапе ряда конкретных задач, которые носят более или менее временный характер. Конкретная задача может решаться криминалистикой в целом (то есть всеми ее разделами) или одним из ее разделов или даже одной из частей этого раздела. Таким образом, объем конкретных задач может быть различным, а сами задачи могут относится как к теории науки, ее связями с другими областями знания, так и к научной «продукции», заказ на которую науке дает практика борьбы с преступностью. Конкретные задачи играют значительную роль при определении направлений развития криминалистики, сосредоточения научного потенциала на разработке действительно актуальных для практики проблем.

Методы криминалистики — это способы решения научных задач в процессе криминалистических исследований теоретического и прикладного характера. По своему названию, процедурным моментам и некоторым другим признакам методы криминалистики нередко совпадают с теми методами, которые используются в практике правоприменительных органов. Однако методы науки нельзя путать с методами практики, нельзя подменять методами практики методы науки и наоборот, поскольку одни от других отличаются целями и задачами, формой, субъектами применения, кругом и характером познаваемых объектов, условиями получения и использования знаний о них. Нельзя также не учитывать, что часто то, что является методом решения какой-либо задачи на практике, относится к числу продуктов, результатов научного творчества, знания, полученного на основе применения каких-либо методов науки.

В криминалистических научных исследованиях применяются: 1) общенаучные познавательные методы, теоретически осмысленные философской и некоторыми другими науками (к их числу относятся наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование, математические методы и т.д.); 2) отраслевые методы, теория которых разрабатывается в физике, химии, социологии и в других конкретных отраслях науки (они подразделяются на естественно-научные и методы гуманитарных наук); 3) специфически криминалистические (специальные методы криминалистики). Причем последние чисто криминалистическими не являются. Они представляют собой специфические модификации каких-либо более общих методов, которые соответствующим образом адаптированы, приспособлены для целей криминалистических исследований с учетом их специфики.

Как показывает анализ практики научных криминалистических ис-следований, в них наиболее часто в последние годы используются следующие методы: логико-юридический анализ; системно-структурный подход; принципы целостности, системности, историзма, интервьюирование и анкетирование; гипотеза; наблюдение; измерение; описание; эксперимент; моделирование; идентификация.

Основными источниками информации криминалистических иссле-дований являются:

— законы и другие нормативные акты (включая подзаконные), ре-гулирующие борьбу с правонарушениями, иные сферы деятельности и отношения, исследуемые в уголовном процессе;

— данные уголовной, моральной и народно-хозяйственной статистики;

— материалы уголовных и иных дел, различных проверок, проводимых правоохранительными органами, другие документы прокурорской, следственной, экспертной, оперативно-розыскной, судебной практики, а также документы и данные контролирующих органов, используемые в работе по выявлению, раскрытию, предупреждению преступлений;

— теоретическая, методическая, справочная литература, научно-технические достижения, иные продукты научного творчества в сфере юридической и неюридической, а также данные, характеризующие опыт и результаты их практического использования в различных областях народного хозяйства, оборонительного комплекса, в следственной практике;

— мнения, оценки, выводы, идеи, предложения, иные инициативы определенных групп населения (следователей, прокуроров, экспертов, судей, работников органов дознания, свидетелей, потерпевших, обвиняемых и т.д.), полезные с точки зрения оптимизации научных исследований и внедрения полученных результатов в практику борьбы с преступностью.

Система указанных источников сформировалась отнюдь не случайно. Их круг и характер находятся в органичной взаимосвязи с принципами научных криминалистических исследований (иначе говоря, законами развития данной науки). В число специфических принципов включаются такие:

— обусловленность криминалистических исследований потребностями практических органов, ведущих борьбу с противоправными, общественно опасными деяниями;

— принцип связи и преемственности между ранее существовавшими, существующими, возникающими в криминалистике концепциями;

— принцип активного, целенаправленного, творческого изучения криминалистами достижений других наук юридического и неюридического профилей, приспособления их для целей своей науки и поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе;

— принцип изучения достижений и передового опыта оперативно-розыскной, экспертной, следственной, судебной практики и использования его в научных разработках;

— принцип использования и учета в криминалистических исследованиях данных о состоянии, структуре, динамике, тенденциях развития общественно опасных проявлений в нашей стране и за ее пределами, данных о других изучаемых социальных процессах;

— принцип использования в научных разработках положений законов и другого нормативного материала, регулирующего борьбу с преступностью и другими негативными явлениями, а также данных об эффективности результатах его применения на практике.

Плодотворному решению криминалистических задач способствуют научно-технический прогресс, достижения в различных областях научной и практической юриспруденции, других отраслях науки и практики.

Отслеживая позитивные процессы, протекающие в окружающей научной и практической среде, криминалисты истребуют и соответствующим образом адаптируют их достижения применительно к нуждам, задачам и условиям решения последних в уголовном судопроизводстве.

После этого, уже как продукт криминалистического творчества, они рекомендуются для использования работникам правоохранительных органов.

Познание криминалистической науки невозможно без определения её предмета, функций и задач стоящими перед этой наукой. Ведь на основе имеющихся данных можно прогнозировать дальнейшее развитие криминалистической науки, строить криминалистические теории и понять само назначение криминалистической науки. Таким образом, в этой главе даны основополагающие начала, от которых следует отходить при дальнейшем изучении данной темы.

2. Место криминалистической науки в системе научного знания

2.1 Развитие научных представлений о природе криминалистики

Развитие любой конкретной науки в известной степени определяется представлением о ее месте в системе научного знания. В истории криминалистической науки решение этого вопроса имело существенное значение как для определения ее служебной функции и роли в уголовном судопроизводстве, так и для уяснения источников тех данных, за счет использования которых растет арсенал криминалистических средств и методов борьбы с преступностью.

Рассматривая формирование научных представлений о природе криминалистики и ее месте в системе наук, можно выделить несколько концепций решения этого вопроса, либо исторически сменявших друг друга, либо сосуществовавших на протяжении какого-то периода развития науки.

Криминалистика — техническая или естественно-техническая наука. Взгляды на криминалистику как на техническую или естественно-техническую науку характерны для этапа ее становления как самостоятельной области знаний. Как нам представляется, причиной такой оценки природы криминалистики являлось стремление отмежеваться от классической правовой уголовно-процессуальной науки. Подчеркивая, что криминалистика — это прикладная техническая дисциплина, сторонники этой концепции тем самым хотели доказать невозможность существования и развития криминалистических и процессуальных знаний в рамках одной науки и необходимость их отпочкования. С позиций решения этой задачи рассматриваемая концепция известное время играла прогрессивную роль. Ее наиболее откровенными сторонниками в отечественной криминалистике были Г. Ю. Манне и Е. У. Зицер.

Г. Ю. Манне, рассматривая криминалистику как прикладную техническую дисциплину, подчеркивал ее происхождение от уголовно-процессуальной теории и связь с уголовно-процессуальным правом . E. У. Зицер придерживался аналогичных взглядов .

Опровергая взгляд на криминалистику как на техническую дисциплину, но избегая называть ее правовой наукой, Б. М. Шавер несколько двусмысленно утверждал, что она изучает неправовые приемы и методы работы с доказательствами , чем дал повод для некоторых ученых-процессуалистов присоединиться к позиции Г. Ю. Маннса и E. У. Зицера уже в более позднее время.

Для доказательства технической природы криминалистики некоторые ученые избрали другой путь. На долю криминалистики они оставляли только криминалистическую технику, а также и методику включали в науку уголовного процесса. Таким образом, криминалистика опять оказывалась пресловутой «полицейской техникой» или «научной полицией», как ее понимали Ничефоро, Рейсе и некоторые другие зарубежные криминалисты. Так, М. С. Строгович пришел к выводу, что «криминалистика строится как уголовная техника», тактика же должна включаться в общий курс уголовного процесса, а методика расследования — в его специальный курс .

К точке зрения М. С. Строговича присоединился другой видный отечественный процессуалист — М. А. Чельцов, который писал: «Кри-миналистика является неправовой наукой и не может заниматься разработкой методов проведения процессуально правовых действий. Вся так называемая криминалистическая тактика есть тактика процессуальная. Область же криминалистики — это техника обнаружения, закрепления и обработки вещественных доказательств, построенная на применении методов естественных и технических наук, приспособленных к специальным целям уголовного процесса» .

Криминалистика – наука двойственной природы (естественно-технической и уголовно-правовой). Взгляд на криминалистику как на техническую дисциплину сковывал ее развитие и ограничивал сферу ее рекомендаций. Практика борьбы с преступностью настоятельно требовала разработки тактики и методики расследования; ведущие представители уголовно-процессуальной науки, объявившие о намерении разрабатывать эти вопросы, дальше деклараций в этой области не пошли. Сама жизнь поставила на повестку дня вопрос о пересмотре оценки криминалистики как дисциплины только технической. Практически одновременно возникли две новые концепции природы криминалистики. Одна из них заключалась в том, что криминалистика рассматривалась в одной своей части как техническая, а в другой — как правовая наука. Согласно второй концепции криминалистика признавалась правовой наукой.

Наиболее отчетливо взгляд на криминалистику как науку, которая имеет двойственную природу, был сформулирован П. И. Тарасовым-Родионовым. Он писал: «Продолжающийся еще и в настоящее время спор по вопросу о природе криминалистической науки объясняется в известной мере наличием в этой науке двух направлений, что игнорируют не только процессуалисты, но и часть криминалистов. Первым и основным в криминалистической науке является направление о раскрытии и расследова-нии преступления. В этой своей основной части отечественная крими-налистика является правовой наукой, вооружающей следователя в его почетной и ответственной работе по борьбе с преступностью. Но в криминалистике есть и второе направление — о методах исследования отдельных видов вещественных доказательств, причем эти исследования производятся на основе переработанных и приспособленных в этих целях данных естественных и технических наук. Это второе направление криминалистической науки носит технический, а не правовой характер» . Отличие позиции П. И. Тарасова-Родионова от позиции его предше-ственников заключается, таким образом, в том, что если последние рассматривали как технические все рекомендации криминалистики, в том числе и рекомендации в области тактики, которые затем были отнесены процессуалистами к их науке, то он «вернул» криминалистике тактику и методику расследования, объявил их правовой частью или направлением криминалистики, но в то же время в рамках единой науки усмотрел наличие и технической части или направления.

Можно полагать, что взгляды П. И. Тарасова-Родионова в известной степени оказали влияние на позицию некоторых процессуалистов. Например, Н. Н. Полянский также, правда с оговорками, придерживается мнения о двойственной природе криминалистики , а М. С. Строгович теперь уже признает наличие в криминалистике и правовой части, «уголовно-процессуальной дисциплины», как он ее называет . Эти высказывания перечисленных авторов уже можно расценивать как известное отступление в пользу криминалистики.

Половинчатое решение вопроса о природе криминалистики П. И. Тарасовым-Родионовым, как уже отмечалось, по времени совпало с возникновением представления о ней только как о правовой науке. Естественно, что сторонники этой концепции подвергли критике как причисление криминалистики к техническим дисциплинам, так и взгляды П. И. Тарасова-Родионова. «В концепции П. И. Тарасова-Родионова о двух направлениях в криминалистике, — писал в те годы А. И. Винберг, — неправильно отображаются действительно имеющиеся в криминалистической науке два неразрывно связанных раздела: криминалистическая техника и тактика... Криминалистическая техника вне криминалистической тактики беспредметна. Все достижения криминалистической техники реализуются в правовой деятельности органов суда и следствия через криминалистическую тактику. Криминалистическая техника и криминалистическая тактика в значительной степени определяют научное содержание методики расследования преступлений, в которой они синтезируются» .

Если взгляд на криминалистику как на техническую науку повлек за собой попытку некоторых ученых «изъять» из нее вопросы тактики и методики, то концепция П. И. Тарасова-Родионова дала повод для предложений о выделении из криминалистики в самостоятельную дисциплину криминалистической экспертизы. Несмотря на то, что эти предложения были подвергнуты резкой и обоснованной критике С. П. Митричевым, А. И. Винбергом и другими авторами, они оказались весьма живучими и вновь были выдвинуты уже в конце 50-х годов .

Криминалистика — юридическая наука. Взгляд на криминалистику как на юридическую науку сформировался в 1952—1955 гг. и впоследствии стал господствующим как в криминалистике, так и в правовой науке в целом. Первыми с обоснованием этой концепции выступили С. П. Митричев , А. И. Винберг, Г. Б. Карнович, В. Г. Во время дискуссии о предмете криминалисти-ческой тактики (1955) концепция юридической природы криминалистики была поддержана А. Н. Васильевым, А. А. Пионтковским, Г. Н. Александровым, Н. В. Терзиевым, С. А. Голунским и другими участниками дискуссии.

Содержание этой концепции и ее обоснование в настоящее время заключаются в следующем:

1) криминалистика является правовой наукой, ибо ее предмет и объекты познания лежат в сфере правовых явлений;

2) криминалистика является правовой наукой, так как ее служебная функция, решаемые ею задачи относятся к правовой сфере деятельности государственных органов, к правовым процессам (расследование, судебное разбирательство);

3) все рекомендации, разрабатываемые криминалистикой для практики, носят строго выраженный правовой характер, основаны на законе, соответствуют его духу и букве; они вызваны к жизни потребностью ликвидации в нашей стране преступности и «развивались в советском уголовном процессе лишь с единственной целью оказания научной помощи следственным и судебным органам в отыскании истины по делу» ;

4) криминалистика связана со многими науками — как общественными, так техническими и естественными, но связи эти носят преимущественно частный и локальный характер, тогда как основной «питательной средой» для криминалистики является право, правовые науки, следственная, судебная и экспертная практика; наконец, исторически криминалистика зародилась в рамках именно правовой — уголовно-процессуальной — науки.

Полностью разделяя эту концепцию, следует отметить, что в отличие от предыдущих она подтвердила свою жизненность. Мы не видим, в данном случае, оснований для ее пересмотра ни в настоящее время, ни в обозримом будущем, несмотря на процессы дифференциации и интеграции научного знания, которые не могут не затронуть криминалистику. Основанием для такого вывода служит анализ взглядов некоторых ученых, пытающихся в последнее время несколько изменить или «исправить» представление о правовой природе криминалистики.

Так, например, в 1963 г. А. А. Эйсман высказал мнение о возможности характеризовать криминалистику одновременно и как юридическую и как естественно-техническую науку . В подтверждение этого взгляда он сослался на мнение специалиста в области теории государства и права А. Ф. Шебанова, который включил криминалистику в группу таких юридических наук, которые «по своему содержанию... относятся в большей своей части к наукам естественным и техническим» , и на тезис С. П. Митричева о том, что криминалистика является юридической наукой, изучающей, помимо прочего, и технические средства выполнения процессуальных действий . Двойственный характер криминалистики, по мысли А. А. Эйсмана, объясняется двойственностью ее содержания, а также тем, что она является переходной, или пограничной, наукой, подобно физической химии, химической физике, биохимии и т. п.

Едва ли можно согласиться как с данной точкой зрения А. А. Эйсмана, так и с ее обоснованием.

Начнем с того, что А. Ф. Шебанов, относя криминалистику в большей ее части к наукам естественным и техническим, явно придерживается изложенной выше концепции двойственной природы криминалистики, которая исходит не из двойственной оценки криминалистики в целом, а из различной оценки различных частей данной науки.

То, что, по мнению С. П. Митричева, криминалистика, являясь юридической наукой, изучает технические средства, вовсе не дает оснований считать криминалистику не только юридической, но и технической наукой по следующим причинам. Во-первых, термин «техника» в криминалистике в значительной степени имеет условное значение; во-вторых, даже если отвлечься от этого, то и тогда нельзя не учитывать, что технические средства составляют только часть, и притом небольшую, содержания криминалистики и уже поэтому они не могут определять природу всей науки; и, наконец, в-третьих, из сказанного С. П. Митричевым вовсе не следует, что юридическая наука, изучающая некоторые технические средства, в силу этого становится и технической. Технические средства изучают, например, и археология, и науковедение, которые, несмотря на это, отнюдь не считаются техническими науками.

Нам кажется, что бездоказательным является и сравнение криминалистики с биохимией или физической химией. Это действительно переходные, а точнее — промежуточные, науки, расположенные на стыках между биологией и химией, физикой и химией. Но понятие переходной науки вовсе не тождественно понятию науки пограничной. Пограничная наука не соединяет в себе начал двух разнородных наук. Она лежит на границе двух родов наук, но принадлежит только одному из них, а не обоим сразу. Криминалистика граничит с естественными и техническими науками, но принадлежит к юридическим наукам. Точно так же если бросить взгляд «с другой стороны», например со стороны естественных наук, то можно сказать, что судебная медицина является пограничной наукой — лежит на границе между медицинскими и юридическими науками, но остается медицинской наукой и не приобретает в силу своего «территориального» положения качеств науки юридической. Использование же криминалистикой методов других наук еще не дает основания пересматривать вопрос о ее природе.

Противоречивую позицию в вопросе о природе криминалистики занимает А. Н. Васильев. Наряду с многочисленными утверждениями о том, что это наука юридическая, в его выступлениях иногда выражается солидарность с взглядами М. С. Строговича, о которых уже говорилось выше , или содержатся высказывания о том, что криминалистика «не чисто юридическая» наука . К чему это приводит, автор постарался показать при анализе предложенных А. Н. Васильевым определений предмета криминалистики.

Мнение о юридическом характере криминалистики в настоящее время разделяется большинством процессуалистов и ученых других юридических специальностей. Правда, иногда еще предпринимаются попытки как-то отделить криминалистику от других правовых наук, объявляя ее не правовой, а юридической наукой, усматривая различие в этих терминах вопреки элементарной логике. Однако эти попытки не заслуживают серьезного внимания.

В настоящий момент среди отечественных криминалистов сформировалось следующее мнение.

Криминалистика является отраслью юридической науки. На это указывает ряд обстоятельств:

—объектно-предметная область криминалистики самым непосредственным образом связана со сферой правовых явлений и отношений;

 — реализация практических функций, целей и задач криминалистики направлена на удовлетворение потребностей правоприменительной деятельности, практики государственных органов, ведущих борьбу с преступностью;

— разрабатываемая в криминалистике научная продукция носит четко выраженный правовой характер, основана на законе, соответствует закону и ориентирует практиков на безусловное выполнение законов;

— правовые науки, следственная, прокурорская, оперативно-розыскная, экспертная и судебная практика — основная «питательная среда» для криминалистики, зародившейся в недрах уголовно-процессуальной науки.

Как составная часть юридической науки, криминалистика входит в группу наук так называемого уголовно-правового (криминального) цикла (наряду с криминалистикой сюда же отнесены уголовно-правовая и уголовно-процессуальная науки, криминология, судебная статистика, судебные медицина и психиатрия, теория оперативно-розыскной деятельности и ряд других дисциплин).

Большое значение для развития криминалистики, совершенствования ее научной продукции как теоретического, так и прикладного характера, имеют достижения естественных, технических, общественных наук. В криминалистике активно и плодотворно реализуются многие идеи, теории, подходы, методы философской науки (в частности, логики), психологии, медицины, науки управления, социологии, физики, химии, других наук неюридического профиля.

2.2 Место криминалистической науки в системе юридических наук

Для того чтобы правильно определить место криминалистики в системе юридических наук и ее связи со смежными науками этого рода, следует вначале хотя бы вкратце остановиться на классификации юридических наук.

Юридические науки относятся к классу общественных наук. В теории государства и права юридические науки обычно делятся на общетеоретические (теория и история государства и права) и конкретные. Последние подразделяются на отраслевые, т. е. те, которые изучают отдельные отрасли права (государственное, финансовое, административное, уголовное, процессуальное и др.), межотраслевые — типа жилищного, хозяйственного, транспортного права, и специальные.

В соответствии с этой классификацией криминалистика относится к числу специальных юридических наук, которым не соответствует какая-то определенная отрасль права или группа норм из разных отраслей права. Вместе с криминалистикой в эту группу входят криминология, судебная статистика и некоторые другие науки. Однако принадлежность кримина-листики к этой группе наук вовсе не означает, что она наиболее тесно связана именно с ними. С точки зрения интенсивности связей, криминалистику следует отнести к группе криминально-правовых наук, изучающих преступность и меры борьбы с ней. Формирование этой группы выходит за пределы приведенной выше классификации и поэтому в нее включаются как отраслевые, так и специальные юридические науки: уголовное право, уголовный процесс, исправительно-трудовое право, криминалистика, криминология, теория оперативно-розыскной деятельности, уголовная ста-тистика .

Характеризуя место криминалистики в системе научного знания, следует руководствоваться ее предметом, значением для практики борьбы с преступностью, тем влиянием, которое на криминалистику оказывают другие юридические науки и которое, в свою очередь, она оказывает на них. В связи с этим определенный интерес представляет решение вопроса о том, как следует понимать отнесение криминалистики к числу прикладных наук и не лишает ли это ее права называться самостоятельной наукой.

И. Н. Якимов, раскрывая понятие криминалистики, именуемой им тогда уголовной техникой, писал, что она, «не будучи самостоятельной научной дисциплиной... является прикладной наукой, преследующей практические цели» . Таким образом, между понятиями «прикладная наука» и «несамостоятельная наука» он ставил знак равенства. В дальнейшем такое же значение термину «прикладная наука» придавала В. Е. Коновалова , а С. П. Митричев отождествлял понятие «прикладной науки» с понятием «науки вспомогательной».

Предпочтительнее поэтому не отделять теоретические части наук от экспериментальных, что неизбежно происходит, когда первые под именем «теоретических наук» группируются независимо от вторых. Эта классификация представляется такой же устарелой, как и термины «созерцательные» или «описательные» науки».

Теми же соображениями руководствовался и Б. М. Шавер, когда возражал против отнесения криминалистики к числу прикладных наук в первоначальном смысле этого термина. Он писал: «Прикладных наук нет, а есть прикладные дисциплины, под которыми понимается совокупность знаний, определяющих порядок практического применения теоретических принципов той или иной науки. Криминалистику никак нельзя отнести к разряду прикладных дисциплин. Прикладная дисциплина всегда есть частное применение общих принципов той науки, из которых она вытекает. Принципы какой же науки выражает криминалистика? Обычно ее считают вспомогательной наукой по отношению к науке уголовного процесса, вытекающей из принципов последней, но это — полный абсурд, так как разрабатываемые криминалистикой данные вовсе не вытекают из теоретических принципов уголовного процесса, криминалистика не есть практическое применение этих принципов. Данные криминалистики всегда согласуются с данными уголовного процесса, ибо практически они применяются в процессе расследования, который регулируется уголовно-процессуальным правом, но эти данные не вытекают из теоретических принципов уголовного процесса» .

Криминалистика, разумеется, не является вспомогательной наукой по отношению к науке уголовного процесса. Этот тезис Б. М. Шавера получил развитие в работах С. П. Митричева, А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской и других криминалистов и не нуждается в дополнительной аргументации.

Выяснение связей криминалистики со смежными юридическими науками одновременно есть и отграничение ее предмета от предметов этих наук, что представляет особый интерес, если учесть нашу попытку по-новому определить предмет криминалистической науки.

Понятие предмета криминалистики взаимосвязано с понятиями предметов смежных областей знания. Поэтому, для того чтобы убедиться в отличии предмета криминалистики от предмета других наук, необходимо решить вопрос о том, являются ли специфическими именно для криминалистики круг исследуемых ею объективных закономерностей и аспект их исследования. Что касается естественных, технических и общественных неправовых наук, о которых речь еще впереди, то в этих случаях положительный ответ на этот вопрос можно получить в процессе сопоставления предмета криминалистики и предметов всех этих областей знания: ни одна из них не изучает той специфической группы закономерностей, которые составляют предмет криминалистики и это положение достаточно очевидно, чтобы не вызывать сомнений. То же самое можно сказать и об отличии криминалистики от общетеоретических наук о государстве и праве, административно-правовых, государственно-правовых и гражданско-правовых наук. С этими науками криминалистика связана через общую систему правовых наук, но они не являются ее ближайшими «соседями».

Криминалистика должна быть отграничена от тех правовых наук, с которыми она непосредственно взаимосвязана, т. е. от других наук «криминальной» группы: криминологии, уголовной статистики, уголовного права, уголовного процесса и теории оперативно-розыскной деятельности.

Предметом науки криминологии являются закономерности, определяющие состояние, динамику, формы и причины преступности и меры ее предупреждения . Из этого определения следует, что криминология и криминалистика изучают разные объективные закономерности и совпадение в этой части их предметов отсутствует.

Как видно из сказанного, криминология изучает и меры пре-дупреждения преступности. Криминалистика также занимается разработкой мер предупреждения преступлений. Однако и в этой области нет дублирования между предметами криминалистики и криминологии. Предметом криминалистики являются такие меры предупреждения преступлений, которые относятся к техническим и тактическим. Их разработка основывается на познании закономерностей возникновения доказательств и работы с ними (например, технические меры по охране определенных объектов от преступных посягательств разрабатываются на основе изучения способов совершения соответствующих преступлений, т. е. в конечном счете, на изучении определенной разновидности процессов возникновения доказательств). Предметом криминологии является разработка системы предупредительных мер, «направленных на окончательную ликвидацию преступности и иных правонарушений и всех порождающих их причин». В эту систему криминология включает и криминалистические меры предупреждения отдельных видов преступлений, но пользуется ими как данными науки криминалистики, т. е. сама разработкой таких мер не занимается.

Так, по нашему мнению, должен решаться вопрос о соотношении и связи предметов криминалистики и криминологии.

Уголовное право, как наука изучает закономерности, определяющие виды и формы преступных посягательств, процесс развития преступной деятельности, виды наказаний и условия их применения к лицам, виновным в совершении преступлений. Из этого следует, что и в данном случае речь идет не о тех закономерностях, которые изучаются криминалистикой. Пользуясь принятой нами терминологией, можно сказать, что уголовное право изучает закономерности возникновения, формирования и развития самого отражаемого объекта, но не процесса его отражения в среде и тем более не процесса обнаружения и использования этого отражения в доказывании. Из этого, конечно, не следует, что криминалистика не связана с наукой уголовного права. Эта связь существует, и она выражается в том, что криминалистика использует разрабатываемые в уголовном праве характеристики отражаемого объекта, пользуется ими как данными. Дублирование в предметах наук отсутствует потому, что криминалистика не разрабатывает вопросов уголовного права, а берет готовые решения этой науки точно так же, как наука уголовного права не разрабатывает, а использует для своих теоретических построений уже разработанные иными науками, например медициной, отдельные положения, не включая их при этом в свой предмет. Налицо обычный процесс взаимопроникновения научных знаний в целях их взаимного обогащения и развития.

Самым сложным вопросом в рассматриваемом аспекте является вопрос о связи и разграничении предметов криминалистики и науки уголовного процесса. Криминалистика, как область научного знания, возникла в рамках уголовно-процессуальной науки. А. А. Эйсман, по моему мнению, прав, когда пишет, что «формирование самостоятельных, специфических знаний, составляющих предмет криминалистики, нетрудно проследить исторически. Первоначально эти знания, касающиеся приемов собирания, обнаружения и исследования доказательств, выходящие за пределы собственно процессуальной теории, фигурируют в трудах процессуалистов... Лишь постепенно, возрастая по объему, накапливаясь и приобретая внутреннее единство, эти сведения оформляются в самостоятельную науку — криминалистику» .

Правда, при ознакомлении с работами известных криминалистов может сложиться неверное мнение, что криминалистика возникла независимо от уголовно-процессуальной науки, так как многие ее теоретические положения появились на свет в процессе создания научно обоснованных регистрационно-учетных систем в связи с разработкой научных методов идентификации вначале для удовлетворения нужд сыскной и пенитенциарной практики и значительно позднее — собственно уголовного судопроизводства, когда эти положения стали разрабатываться в более или менее тесной связи с наукой уголовного процесса. Иными словами, можно подумать, что связь между криминалистикой и уголовно-процессуальной наукой (связь, но не происхождение первой от второй!) возникла лишь тогда, когда сложилась некоторая система специальных знаний, поставленных на службу борьбы с преступностью.

Такое представление, еще встречающееся среди некоторой части криминалистов, представляется неверным по следующим причинам. Во-первых, зарождавшиеся криминалистические положения не исчерпывались теми, которые касались методов идентификации. Они касались в большей степени тактики отдельных следственных действий и разрабатывались именно процессуалистами. Во-вторых, учитывая особенности уголовного судопроизводства XIX в. Англии, Франции, Германии и других стран, где велись интенсивные поиски научных методов идентификации, нельзя считать, что учетно-регистрационная деятельность находилась там за рамками уголовного процесса и что научные методы уголовной регистрации, разрабатываемые криминалистикой, не имели, таким образом, отношения к процессуальной науке. Да и сами авторы этих методов всячески подчеркивали их значение именно для правосудия.

Возникнув в недрах уголовно-процессуальной науки, элементы криминалистической науки по мере их развития и усложнения становились все более чужеродными по отношению к этой «материнской» области знаний. Наконец, когда степень этой чужеродности стала критической, произошел естественный акт их вычленения, отпочкования в новую науку—криминалистику. Однако как в силу происхождения от уголовно-процессуальной науки, так и в связи с тесным соприкосновением с этой наукой в процессе дальнейшего развития, отграничение криминалистических знаний от науки уголовного процесса сопряжено со значительными сложностями. Эти сложности обусловлены не только указанными причинами, но и известной общностью целей и объектов исследования обеих наук.

При разграничении криминалистики с уголовно-процессуальной наукой, как и в иных случаях разграничения наук, следует исходить из различия тех объективных закономерностей, которые составляют ядро предметов этих наук.

 Обычно полагают, что предметом науки уголовного процесса являются нормы уголовно-процессуального права, основанная на них деятельность следственных, прокурорских и судебных органов по их применению и возникающие при этом правоотношения . Учитывая все сказанное ранее о понятии предмета науки вообще, представляется, что правильнее считать предметом уголовно-процессуальной науки специфические закономерности, которые определяют характер, содержание, последовательность и формы реализации норм уголовно-процессуального права и регулируемых ими уголовно-процессуальных правоотношений. Эти закономерности проявляются в такой системе таких процессуальных норм, в такой деятельности суда, прокуратуры, органов дознания и следствия, в таких правоотношениях, т. е. во всем том, что является не предметом науки, а объектом научного исследования, материалом для познания данных закономерностей и в то же время объектом приложения познанного, результатов познания.

Среди этих специальных закономерностей есть и такие, которые относятся к процессу доказывания. Они проявляются в системе норм доказательственного права, форм их реализации и в возникающих при этом правоотношениях. Проявление таких закономерностей заключается в том, что от них зависят выраженные в нормах закона условия, формы, общий порядок и последовательность процессуальных действий по собиранию, исследованию и оценке доказательств, права и обязанности участников доказывания.

Чем же отличаются специфические закономерности предмета уголовно-процессуальной науки от тех, которые изучает криминалистика?

Начнем с того, что вне сферы воздействия закономерностей, изучаемых уголовным процессом, лежит весь процесс возникновения доказательств. Механизм возникновения доказательств «действует» вообще за рамками уголовного процесса. И доказательственное право и уголовно-процессуальная наука имеют дело только с результатом этого процесса — с возникшими доказательствами как уже существующими объективными явлениями действительности. Поэтому закономерности возникновения доказательств не являются предметом науки уголовного процесса.

Собирание доказательств есть часть доказывания, и поэтому оно является объектом исследования уголовно-процессуальной науки. Но в этом случае ее предмет составляют не те закономерности, которые проявляются в самом содержании процесса собирания доказательств, в его механизме, которые обусловливают ''обнаруживаемость'' доказательств – это предмет криминалистики, а те закономерности, под воздействием которых формируются процессуальный порядок этого этапа доказывания, его формы и средств а, т. е. процессуальные действия.

Этапами доказывания являются также исследование и оценка доказательств. Поэтому и они находятся в поле зрения процессуальной науки. Применительно к исследованию доказательств ее предметом являются те закономерности, которые проявляются в специфических условиях, целях и формах познания содержания доказательств. Однако закономерности, обусловливающие само содержание этого процесса познания, его динамику и методы, т. е. криминалистически интерпретированные общие закономерности познания, — это уже не предмет науки уголовного процесса, а предмет криминалистической науки. То же можно сказать и о закономерностях оценки доказательств: уголовный процесс изучает те из них, которые определяют условия этой стадии доказывания и его цель — возникновение внутреннего убеждения оценочного характера, но не криминалистически интерпретированные закономерности этого логического процесса. Что же касается использования доказательств, то здесь предметом науки уголовного процесса являются те закономерности, которые обусловливают возможность и порядок принятия процессуальных решений на основе «состояния доказанности», т. е. достижения истины оперированием доказательствами; содержание же такого оперирования доказательствами в целях установления истины подчинено закономерностям, изучаемым криминалистикой.

Различие в предметах криминалистической науки и уголовно-процессуальной науки вовсе не исключает частичного совпадения объектов исследования. Такое совпадение имеет место в отношении норм закона.

 Известно, что среди некоторой части криминалистов получила распространение концепция, согласно которой предметом уголовно-процессуальной науки являются нормы процессуального закона, а предметом криминалистической науки — разработка технических и такти-ческих рекомендаций, не имеющих обязательной силы. Так, например, с точки зрения С. П. Митричева, различие между криминалистикой и уголовно-процессуальной наукой «заключается в том, что наука уголовного процесса изучает правовые нормы, соблюдение которых обязательно для всех участников процесса, криминалистическая наука же на основе этих норм разрабатывает технические и тактические рекомендации, применение которых зависит от их целесообразности в том или ином конкретном случае, исходя из интересов расследуемого дела» .

Но не следует поддерживать данную концепцию по следующим причинам. Во-первых, даже если считать предметом науки уголовного процесса нормы уголовно-процессуального права, то, помимо них, к предмету этой науки относят еще и основанную на этих нормах деятельность суда, прокуратуры и других органов государства и возникающие в процессе этой деятельности уголовно-процессуальные отношения между ее участниками. Во-вторых, при таком разграничении науки возникает перспектива сведения криминалистической науки к небольшому числу частных технических приемов и средств работы с доказательствами, ибо процесс непрерывного улучшения и пополнения уголовно-процессуального законодательства закономерно приводит к включению в него наиболее значи-тельных и эффективных криминалистических рекомендаций.

2.3 Связь криминалистической науки с естественными и техническими науками

Следует различать активное, творческое использование криминалистикой данных естественных и технических наук от ее взаимодействия с этими науками. Использование данных других на есть проявление одного из законов развития криминалистики выражается в разных формах: от использования данных об изучаемых естественными и техническими науками закономерности объективной действительности до создания на базе этих данных или на базе специальных методов этих наук специальных метод криминалистики либо ее рекомендаций практике. При этом следует подчеркнуть, что никакое использование данных иных наук означает лишения криминалистики значения самостоятельной области знаний. Криминалистика никогда не выступала только роли проводника чужих знаний. На этом неоднократно акцентировал внимание А. И. Винберг, который писал, что криминалистика — это не конгломерат разрозненных данных из области физики, химии, биологии и других наук, а знание, отличающееся качественно, новое знание . Как правильно отмечает А. А. Эйсман, «основным и главным источником знаний, образовавших содержа-ние криминалистики, была непосредственная практика раскрытия и расследования преступлений» . Между тем отдельные юристы игнорируют эти принципиальные положения, что принижает значение криминалистики как науки.

Взаимодействие криминалистики с естественными и техническими науками не означает поглощения этих наук криминалистикой и включения их в ее содержание либо, наоборот, поглощения ими криминалистики. Однако подчас высказываются именно такие мнения. Так, например, ряд криминалистов европейских стран (Я. Пещак, В. Солнарж, Л. Виски и др.) полагают, что судебная медицина, судебная психиатрия, судебная психология, судебная химия и некоторые другие науки, как и криминалистическая наука, содействующие своими положениями борьбе с преступностью, являются составными частями криминалистической науки. Отечественные криминалисты не разделяют этих взглядов и в большинстве своем рассматривают судебную медицину, судебную психиатрию и другие подобные отрасли знаний как отрасли соответствующих «материнских» наук, призванные обслуживать своими данными практику борьбы с преступностью.

Данные таких наук учитываются криминалистикой при разработке ею своих рекомендаций практике. Так, например, разрабатывая тактику осмотра трупа на месте происшествия, принимают во внимание характеристику трупных явлений и их изменения во времени, признаки, позволяющие судить об орудии, которым причинялись повреждения; при разработке методики расследования убийств, изнасилований, телесных повреждений и некоторых других преступлений — возможности судебно-медицинской экспертизы и т. д. Эти данные именно учитываются, а не преобразуются криминалистикой, и оттого, что они упоминаются в соответствующих криминалистических разработках, они отнюдь не становятся криминалистическими, а их источники – частью криминалистической науки.

Точно так же применение в криминалистике некоторых методе медицины и химии не дает основания считать те или иные разделы криминалистики или такой основывающейся на ее положениях разновидности практики, как криминалистическая экспертиза частью, например, судебно-медицинской науки или судебно-медицинской экспертизы. С равны успехом можно было бы тогда считать криминалистику (и не только ее) математической наукой только на том основании, что в ней все шире начинают использоваться математические метод. Если бы даже «математизация» криминалистики шла более быстрыми темпами и более широким фронтом, то и в этом случае криминалистика осталась бы (и остается) юридической наукой. Аналогично обстоит дело с применением в криминалистике данных такой науки, как теория информации, и др.

Научно-технический прогресс влечет за собой расширение сферы взаимодействия криминалистики с естественными и техническими науками и их специальными отраслями. В эту сферу включаются все новые и новые науки, такие, как бионика, квантовая электроника, кибернетика, биофизика и др. Возникает и «обрати связь»: достижения криминалистики начинают использоваться другими науками — археологией, археографией, палеопатологи и др.

Основной вопрос этой главы состоит в рассмотрении места криминалистической науки в системе научного знания. В главе анализируется на основе имеющегося теоретического опыта развитие научных представлений о природе криминалистической науки с момента её становления до наших дней. На основе этих данных мы можем производить дальнейшее прогнозирование развития криминалистической науки с учётом сегодняшних реалий. В главе акцентируется внимание на особом месте криминалистической науки, её юридической природе, заблуждениями, которые преследовали теоретиков криминалистов касательно места криминалистической науки в системе юридических наук.

Особое место в главе отведено вопросу связи и соотношения криминалистического научного знания и естественно-технических наук, что в свою очередь позволяет с большей уверенностью определить место криминалистической науки.

Таким образом криминалистическая наука является наукой двойственной природы: естественно-технической и уголовно правовой, являясь в свою очередь юридической наукой, занимая там своё обособленное место и в тоже время тесно переплетаясь с другими юридическими науками.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Зря грешили на мобильные телефоны. Рак мозга на самом деле вызывает телевизор.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по праву и законодательству "Криминалистика как наука и как учебная дисциплина", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru