Курсовая: Основные модели макроэкономического равновесия - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Основные модели макроэкономического равновесия

Банк рефератов / Экономика и финансы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 4681 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание:

Введение

1. Макроэкономическое равновесие: его виды и модели

1.1. Понятие макроэкономического равновесия

1.2. Классическая модель макроэкономического равновесия

1.3. Кейнсианская модель экономического равновесия

1.4. Модель В. Леонтьева

2. Применение теорий макроэкономического равновесия

2.1. Институциональная концепция соотношения рыночного и государственного регулирования экономики

2.2. Теория макроэкономического равновесия в контексте проблем современной экономической науки

Заключение

Литература

Введение

Макроэкономическое равновесие – это центральный вопрос курса макроэкономики. Его достижение - это проблема номер один для государственной макроэкономической политики. Рассмотрение макроэкономического кругооборота позволяет сделать вывод о существовании двух возможных состояний экономики: равновесном и неравновесном.

Макроэкономическое равновесие – это такое состояние экономической системы, когда достигнута совокупная сбалансированность, пропорциональность между экономическими потоками товаров, услуг и факторов производства, доходов и расходов, спросом и предложением, материально-вещественными и финансовыми потоками и пр.

Нарушение равновесия означает, что в сферах, секторах, отраслях экономики отсутствует сбалансированность. Это приводит к потерям валового продукта, снижению доходов населения, появлению инфляции, безработицы. Чтобы достигнуть равновесного состояния экономики, не допустить нежелательных явлений, специалисты используют макроэкономические модели равновесия, выводы из которых служат для обоснования макроэкономической политики государства .

Поскольку функционирование государства обеспечивается посредством деятельности людей, наделенных волей, сознанием и равнонаправленным интересом, равновесие не достигается стихийно и имеет свои специфические признаки и условия.

Можно выделить следующие признаки макроэкономического равновесия:

- соответствие общественных целей реальным экономическим возможностям;

- полное использование всех экономических ресурсов общества – земли, труда, капитала, организации, информации;

- равновесие спроса и предложения на всех основных рынках на микроуровне;

- свободная конкуренция, равенство всех покупателей на рынке, неизменность экономических ситуаций;

- постоянное движение, непрерывное развитие экономики.

Целью данной работы являются основные модели макроэкономического равновесия.

Задачи, которые необходимо решить в процессе подготовки работы:

раскрыть основные понятия макроэкономического равновесия;

рассмотреть классическую модель, кейсианкую модель, модель Лентьева;

показать теорию макроэкономического равновесия в контексте современной экономической науки.

1. Макроэкономическое равновесие: его виды и модели

1.1. Понятие макроэкономического равновесия

Равновесие отражает тот выбор, который устраивает всех субъектов хозяйствования. Различают идеальное и реальное равновесие.

Идеальное (теоретически желаемое) равновесие достигается через экономическое поведение субъектов хозяйствования при полной оптимальной реализации их интересов во всех структурных элементах, секторах, сферах национального хозяйства.

Достижение такого равновесия предполагает соблюдение сле-дующих условий воспроизводства:

- все потребители должны найти на рынке предметы потребления;

- все предприниматели должны найти на рынке факторы про-изводства;

- весь продукт прошлого года должен быть реализован.

Идеальное равновесие исходит из предпосылок совершенной конкуренции и отсутствия экстерналий (побочных эффектов для других хозяйствующих субъектов). В реальной экономике наблюдаются различные нарушения этих требований. Опыт показывает, что не существует таких явлений, как совершенная конкуренция и "чистый рынок". Велика роль положительных и отрицательных побочных эффектов предпринимательской деятельности. Циклические и структурные кризисы, инфляция выводят экономику из состояния сбалансированности. Вместе с тем даже в условиях этих диспропорций экономическую систему можно привести в динамическое равновесие, которое будет отражать рыночные реалии со всеми их противоречиями.

Реальное макроэкономическое равновесие — это равновесие, устанавливающееся в национальной экономике в условиях несо-вершенной конкуренции при согласовании внешних и внутренних факторов воздействия на рынок.

Экономисты различают частное и общее равновесие.

Частным называется равновесие на отдельно взятом рынке товаров, услуг, факторов производства.

Общее равновесие есть одновременное равновесие на всех рынках, равновесие экономической системы в целом, или макроэкономическое равновесие.

Несовпадение реального равновесия с идеальным не умаляет важности теоретического анализа закономерностей общественного воспроизводства и выработки абстрактных схем и моделей макроэкономического равновесия. Эти модели помогают понять механизм саморегуляции национальной экономики, выявить факторы отклонения реальных процессов от идеальных, сформировать оптимальную экономическую политику.

Каждая экономическая система представляет собой взаимосвязь различных субъектов хозяйствования или, иначе говоря, хозяйственных (производственных) единиц. Их поведение однотипно: они приспосабливаются к платежеспособному спросу, и в то же время стремятся обеспечить себе постоянный и устойчивый доход. Предприятия связаны между собой поставками, денежными отношениями. В этих условиях возможности увеличения производства в одной хозяйственной единице должны корреспондироваться с такими же процессами в смежных производствах, в транспортном обеспечении. Если учесть, что производство какого-либо конечного продукта предполагает взаимосвязь от 200 до 500 предприятий, то можно представить, каков общий масштаб взаимосвязей хозяйственных единиц. Эти связи в условиях рынка очень подвижны, тем более что каждая производственная единица обладает известной автономностью. Если при сохранении такой подвижности в условиях действия рыночных механизмов обеспечивается стабильное развитие всей экономической системы, то мы говорим о сбалансированном, равновесном росте экономики.

Равновесный, сбалансированный рост достижим при различных комбинациях ресурсов. Результат получается разный, поэтому сбалансированность может быть достигнута при разной эффективности производства. Таким образом, сбалансированный рост и эффективный рост — не тождественные понятия, хотя они предполагают друг друга.

Сбалансированность, или равновесие, характеризует состояние экономической системы как целостного организма, как совокупность локальных взаимосвязанных подсистем, которые характеризуются необходимыми, устойчивыми, повторяющимися причинно-обусловленными связями между экономическими явлениями, и регулируются законами локального характера (например, законом замещения факторов производства). Эти законы обычно характеризуют развитие отдельной подсистемы или движение ее внутренних элементов.

Полное экономическое равновесие — структурный оптимум хо-зяйственной системы, к которому общество стремится, но никогда его полностью не достигает в связи с постоянным изменением самого «оптимума» как идеала пропорциональности.

Чтобы экономика развивалась сбалансированно, она должна опираться на резервы, которые необходимы для экономического маневра. В этом случае насыщенный рынок, предполагающий некоторый избыток товаров над спросом, создает в стране стабильность хозяйственных связей. Наличие запаса необходимых ресурсов локализует сбои производства, не дает им распространиться на широкую цепь связанных между собой разделением труда хозяйственных звеньев. Такой вид перепроизводства блокирует возникшую диспропорциональность, что, естественно, укрепляет устойчивость экономической системы.

При насыщенном рынке возрастает роль хозяйственного до-говора. В ситуации, когда трудность состоит не в том, чтобы купить товар, а в том, чтобы его продать, нарушение хозяйственного договора означало бы уменьшение возможностей продаж, т.е. вело бы к потере доходов и лишило бы предприятие конкурентоспособности. Следовательно, в условиях насыщенной экономики хозяйственный договор строго соблюдается и становится реальным координатором деятельности предприятий.

Если насыщенный рынок чрезмерно накапливает запасы ресурсов, то наблюдается их омертвление. В такой ситуации не все производительные силы общества используются достаточно эффективно. Рост материальных запасов становится сигналом, который говорит о том, что равновесный рост происходит при неэффективном использовании ресурсов. Про такую экономическую систему говорят, что ее структура избыточна, а потому не обеспечивает эффективный рост.

Может наблюдаться и другой вариант развития, когда умень-шаются запасы в каждом производственном звене. Если этот процесс происходит на научной основе (пример — Япония, которая имеет на предприятиях всего лишь суточный запас оборотных средств) при соблюдении четкой координации работы предприятий, то страна добивается увеличения выхода конечного продукта.

Слабость функционирования организованной таким образом экономической системы заключается в том, что небольшие сбои в координации дадут общее падение производства, ибо эта система не защищена запасами. Ее характеризует так называемая недостаточная структура, которая хрупка и недостаточно защищена от сбоев производства. В те моменты, когда ее составляющие сбалансированы и система развивается стабильно, она дает более высокий экономический рост.

Эти особенности развития экономических систем порождают противоречие: стремление добиться стабилизации хозяйственных процессов, их устойчивого согласования и в то же время не отстать в научно-техническом прогрессе, что требует новых производственных решений, новых хозяйственных связей и одновременно отказа от устаревших.

Итак, без равновесия, сбалансированности развитие общества как системы невозможно. НТП эту систему подрывает, но одновременно выводит страну на новые рубежи экономического роста, которые опять-таки требуют обеспечения общего равновесия. Таким образом, проблемы равновесного сбалансированного роста и эффективного роста не всегда решаются одновременно. Но в долгосрочном периоде для общества характерно стремление к равновесию различных блоков экономической структуры при поступательном движении НТП.

Макроэкономический анализ равновесия осуществляется при помощи агрегирования, или формирования совокупных показателей, называемых агрегатами. Важнейшими агрегатами являются:

- реальный объем национального производства, объединяющий равновесные количества товаров и услуг;

- уровень цен (агрегатные цены) всей совокупности товаров и услуг

1.2. Классическая модель макроэкономического равновесия

Первое направление, исследующее механизм равновесия эко-номической системы, связано с классической экономической школой. Она зародилась на первых этапах развития капитализма. В тот период рынок медленно насыщался, не приводя к кризисам перепроизводства. Классики считали, что рынок способен сам, без экономических спадов восстанавливать равновесие. Эта мысль образно была выражена А. Смитом как закон «невидимой руки», который распределяет ресурсы сообразно потребностям общества и спросу, создавая тем самым порядок среди хаоса экономической жизни. Общество защищено от спада, поскольку механизм саморегулирования приводит объем выпускаемой продукции к уровню, соответствующему полной занятости. Если экономика сама справляется со своими проблемами, то государственное вмешательство в хозяйственные процессы должно быть сведено к минимуму, обеспечивающему развитие страны как единого целого.

Классическая модель рассматривается как сложная система, состоящая из взаимосвязанных подсистем, каждая из которых характеризует состояние того или иного рынка. После завершения анализа каждого из рынков определяются условия микроэконо-мического равновесия и вырабатываются практические рекомендации по его сохранению и поддержанию.

Основой классической модели является модель Ж.Б. Сея, предполагающая равенство совокупного спроса и совокупного предложения (рис. 1). Если отложить показатели совокупного спроса AD и совокупного предложения AS на осях координат, то можно получить графическую базу для изучения уровня и динамики общественного производства, характеристики совокупного спроса и совокупного предложения, определения условий общего равновесия экономики.

В современных условиях реальный объем производства обычно характеризуют при помощи показателей валового национального продукта, или национального дохода. Однако для оценки состояния и перспектив развития экономики не так важен абсолютный размер ВНП, как темпы его роста. Поэтому по горизонтали откладывают годовые темпы прироста ВНП, или национального дохода (см. рис. 1). По вертикали ведут отсчет дефлятора ВНП, или годовых темпов прироста цен. Таким образом, полученная система координат дает представление как о количестве материальных благ в обществе, так и о средней цене (уровне цен) этих благ, что в итоге позволяет строить кривые спроса и предложения применительно к национальной экономике в целом.

Совокупный спрос показывает различные объемы товаров и услуг, т.е. реальный объем национального производства, который потребители, предприятия и правительство готовы купить при любом возможном уровне цен.

Совокупное предложение — это уровень наличного реального объема производства при каждом возможном уровне цен.

Пересечение кривых совокупного спроса и совокупного предложения дает точку общего экономического равновесия.

Аналогично основным выводам из микроэкономики макро-экономический анализ позволяет заключить, что более высокие цены создают стимулы к расширению производства, и наоборот. Одновременно рост цен при прочих равных условиях ведет к снижению уровня совокупного спроса. В нашем примере равновесие экономики достигается при нулевой инфляции и 4%-ном годовом приросте реального ВНП. Такое состояние экономики можно считать оптимальным. В действительности равновесие может происходить в условиях, весьма далеких от идеальных.

Классический закон Сэя, согласно которому предложение само, автоматически рождает спрос, так как, реализуя свой товар, продавец превращается затем в покупателя, безусловно, справедлив, но только для натуральной экономики. В условиях развитого денежного обращения и денежной политики связь между спросом и предложением не имеет такого непосредственного характера, поскольку блага здесь обмениваются не. друг на друга, а на деньги. Современные сторонники Сэя считают, что этот закон будет действовать и сейчас, если учитывать сбережения и инвестиции.

Для того чтобы осуществить равновесие между совокупными спросом и предложением на товарном рынке, достаточно соблюдать условие равенства национального дохода и совокупных расходов:

Последнее равенство представляет собой так называемую модель I = S (равенство инвестиций и сбережений).

Для исследования механизма, уравновешивающего сбережения и инвестиции, классики анализируют денежный рынок, в котором предложение представлено сбережениями, спрос — инвестициями, а цена — нормой процента.

Динамика ВНП и кривая совокупного предложения дают также представление об изменении величины занятости в обществе. При прочих равных условиях рост ВНП сопряжен с увеличением количества рабочих мест и сокращением безработицы, тогда как в периоды депрессии и кризиса безработица быстро растет. Изменения уровня занятости происходят обычно в том же направлении, что и изменения реального ВНП, хотя и проявляются с некоторым временным отставанием (лагом).

Пересечение кривых совокупного спроса и совокупного пред-ложения определяет равновесный объем выпуска и уровень цен в экономике. При нарушении равновесия в экономике, близкой к полной занятости, например в результате изменения совокупного спроса, вслед за непосредственной реакцией и установлением краткосрочного равновесия продолжается движение к состоянию устойчивого долгосрочного равновесия. Этот переход осуществляется через изменение цен и учитывается неоклассиками в модели AS—AD. Неоклассическая точка зрения, т.е. точка зрения современных классиков, также состоит в том, что рыночная экономика не нуждается в государственном регулировании совокупного спроса и совокупного предложения. Эта позиция основана на тезисе о рыночной системе как самонастраивающейся структуре.

Рыночная экономика защищена от спада, поскольку механизмы саморегулирования постоянно приводят объем выпускаемой продукции к уровню, соответствующему полной занятости. Инструментами саморегулирования служат цены, заработная плата и процентная ставка, колебания которых в условиях конкуренции уравняют спрос и предложение на товарном, ресурсном и денежном рынках и приведут к ситуации полного и рационального использования ресурсов.

Рассмотрим рынок рабочей силы как один из важнейших ре-сурсных рынков. Поскольку экономика функционирует в режиме полной занятости, то предложение рабочей силы есть вертикальная прямая, отражающая имеющиеся в стране трудовые ресурсы.

Предположим, что произошло сокращение совокупного спроса. Соответственно падают объем производства и спрос на рабочую силу (рис. 2). Это, в свою очередь, ведет к образованию безработицы и понижению цены труда. Более низкая цена труда понижает издержки предпринимателей на производство единицы продукции, что позволяет им: во-первых, понизить цены на товарном рынке (в результате реальная заработная плата останется прежней) и (или), во-вторых, нанять большее количество более дешевой рабочей силы и увеличить объем производства и объем занятости до прежнего уровня (предполагается, что безработные согласятся скорее на более низкую заработную плату, чем на ее полное отсутствие в условиях безработицы). Таким образом, объем производства вновь достигает прежнего уровня, соответствующего полной занятости, а спад производства и безработица становятся кратковременными явлениями, преодолеваемыми самой рыночной системой.

Аналогичные процессы протекают на рынке товаров и услуг. При сокращении совокупного спроса объем производства падает, но в силу описанного выше процесса понижения затрат на оплату труда предприниматель может без ущерба для себя понизить товарные цены и вновь увеличить объем производства до уровня, соответствующего полной занятости.

На денежном рынке равновесие достигается за счет гибкости процентной ставки, которая балансирует количество накопленных у домохозяйств денег (сбережения) и величину спроса (инвестиции) со стороны предпринимателей (рис. 3). Если потребители сокращают спрос на товары и увеличивают сбережения, то при данной процентной ставке появляются нереализованные товары. Производители начинают сокращать производство и снижать цены. Одновременно падает процентная ставка, поскольку спрос на финансовые ресурсы для инвестиций сокращается. В этой ситуации сбережения начинают сокращаться (процентная ставка падает, а низкие цены на товары стимулируют текущее потребление), а инвестиции растут благодаря удешевлению кредита. В результате при новой процентной ставке общее рыночное равновесие восстановится на прежнем уровне объема производства, соответствующем полной занятости.

Основной вывод классической (неоклассической) теории состоит в том, что в саморегулируемой рыночной экономике вмешательство государства в воспроизводственные процессы может принести только вред.

Основателем лозаннской школы, являющейся ветвью матема-тической школы, является швейцарский экономист и математик Леон Вальрас (1834—1910). Экономическая система Вальраса носит замкнутый характер и не связана с внешним миром. Экономика представлена фирмами и домохозяйствами. Фирмы покупают услуги факторов производства и сырье, необходимое для производства товаров. Домашние хозяйства продают свои услуги и покупают товары различных фирм. Роли продавцов и покупателей постоянно меняются, формируются доходы и расходы участников обмена.

Вальрас поставил задачу выяснить условия равновесия для всей экономической системы, так как только после этого могли быть установлены цены на товары и услуги, уровень выпуска продукции и издержек производства. Он сделал заключение, что состояние равновесия предполагает ряд условий:

- спрос и предложение факторов производства равны, на них устанавливается постоянная и устойчивая цена;

- спрос и предложение товаров и услуг равны и реализуются на основе постоянных и устойчивых цен;

- цены товаров соответствуют издержкам.

Первые два условия предполагают равновесие в обмене, последнее условие — равновесие в производстве. Вальрас признавал, что его экономическая система выступает как идеальное хозяйство, хотя считал, что именно к такому экономическому устройству идет общество в условиях свободной конкуренции.

Модель Вальраса позволяет сделать некоторые выводы.

1. Существует взаимосвязь и взаимообусловленность цен на всех рынках. Цены на потребительские товары устанавливаются во взаимосвязи с ценами на факторы производства. В свою очередь, цены на факторы производства определяются ценами на потребительские товары. В результате взаимодействия всех рынков устанавливаются равновесные цены.

2. Равновесие в экономической системе доказывается мате-матически в нескольких системах уравнений: в уравнении спроса, выражающем спрос в виде функции цен потребительских благ в целом; в уравнении издержек производства и в уравнении, выражающем равенство цен затратам на элементы производства; в уравнении, выражающем количественное соотношение между общей величиной доступных производственных услуг и используемыми количествами этих услуг, и т.д. Итогом является построение абстрактной экономической модели, отражающей условия всеобщего экономического равновесия.

3. Условием равновесия должна быть равная выгода, извлекаемая участниками обмена. Отношение предельных полезностей товаров к их ценам должно быть примерно одинаковым для всех товаров. Равновесные цены устраняют дефицит или излишек товаров на рынке, общая сумма цен товаров равна совокупным издержками.

Экономическое учение Вальраса было продолжено его учеником Вильфредо Парето (1848—1923), профессором Лозаннского университета. Безусловно, можно заметить сходство суждений Вальраса и Парето, объединенных теорией общего равновесия и математическим методом.

Однако, в отличие от своего учителя, В. Парето рассматривал ряд состояний равновесия во времени, но брал лишь краткосрочные отрезки времени. Он стремился создать всеохватывающую систему экономического равновесия, на основе которой можно разработать экономические теории, применимые к обществу свободной конкуренции, к обществу, где господствует монополия, и т.д.

Парето поставил вопрос об оптимальном распределении ресурсов и производимых благ для достижения наибольшей эффективности. Согласно его теории всеобщего благосостояния критерием оптимальности является максимум пользы для каждого члена сообщества в соответствии с наличными ресурсами и экономическими возможностями.

С точки зрения общества в целом, максимальная полезность имеет место тогда, когда лицо, совершающее те или иные действия, не уменьшает полезности, извлекаемой другими лицами. «Оптимумом Парето» называют такое увеличение производства какого-либо блага, которое не вызывает снижения производства другого блага.

1.3. Кейнсианская модель экономического равновесия

Кейнсианская модель общего экономического равновесия по-строена на принципах, отличных от постулатов классической школы. Она опирается на эмпирические данные, демонстрирующие, что экономика развивается не так гладко, как полагают классики, а заработная плата, цены и процентная ставка не настолько гибки, как хотелось бы.

Действительно, последние десятилетия подтвердили основные теоретические выводы Кейнса: цены вовсе не обязательно будут падать при кризисном сокращении производства; снижение цен не может автоматически вывести экономику из спада; даже в условиях значительной безработицы возможно сохранение прежнего уровня заработной платы или его повышение; сбережения зависят не столько от колебаний процентной ставки, сколько являются функцией располагаемого дохода.

Нашел подтверждение и основной вывод Кейнса: равновесие экономики не обязательно достигается в точке, соответствующей объему ВНП при полной занятости. В период депрессии рыночная система может долго сохранять большую безработицу и недоиспользование производственных мощностей. Это тоже будет равновесным состоянием, хотя и не оптимальным с точки зрения использования ресурсов.

В своем анализе Кейнс исходит прежде всего из факта не-изменности уровня заработной платы, закрепленного коллективно-договорной Системой и официальным законодательством (рис. 4). При таком условии падение совокупного спроса приведет к падению объема производства и сокращению спроса на труд. Другими словами, уровень заработной платы не снизится, хотя и появятся безработные.

Поскольку заработная плата не меняется и не происходит снижения издержек производства, вряд ли стоит ожидать изменения цен на товары и услуги, равно как и увеличения объема производства. Экономика приходит в устойчивое равновесие при новом уровне производства, соответствующем неполной занятости (рис. 5, точка А1).

Когда все дешевые ресурсы будут исчерпаны, а дальнейшее увеличение объемов производства вслед за увеличивающимся спросом необходимо, расширение производства произойдет за счет использования более дорогих ресурсов. Кроме того, цены на ресурсы будут расти вследствие увеличения спроса на них. Рост издержек производства приведет к росту цен, и новая точка равновесия на этой фазе развития установится в точке А2. Поскольку производство развивается и доходы населения растут, то рост цен не снижает спроса, а стимулирует дальнейшее развитие производства. Наконец, при полном использовании всех имеющихся ресурсов в обществе дальнейшее увеличение объемов производства становится невозможным и равновесие устанавливается в точке А3. Доходы в обществе достаточно большие, и при стабильном предложении растущий спрос удовлетворяется по более высоким ценам Р4, т.е. на вертикальном отрезке кривой предложения AS точка равновесия будет определяться только уровнем спроса и цен.

Однако в пределах наличных производственных ресурсов у экономики есть неограниченные возможности установления равновесия в неоптимальной точке, в которой объем национального производства будет меньше, чем при полной занятости. Поэтому кейнсианцы полагают опасным снижение уровня совокупного спроса и обосновывают идею необходимости государственного регулирования в целях поддержания совокупного спроса (а, следовательно, объема производства и занятости) на желательном уровне.

1.4. Модель В. Леонтьева

Из современных моделей общего равновесия выделяют меж-отраслевой баланс В. Леонтьева, который в западных публикациях называют шахматной таблицей «затраты—выпуск». Ее смысл состоит в определении натуральных потоков ресурсов (затрат) для создания единицы конечного продукта. Модель «затраты—выпуск» показывает взаимосвязь производства и конечного продукта и представляет собой систему линейных уравнений, где отображены различные отрасли со специфическими технологическими коэффициентами. Такая система позволяет определить удельные затраты какого-либо ресурса на выпуск конечного продукта.

Общее равновесие складывается из совокупности микро-, мезо- и других равновесий, где на практике возможны различные виды диспропорций. В модели В. Леонтьева все сбалансировано, так как в ней отражаются только состоявшиеся сделки, реальные рыночные потоки. Это означает, что в ней отражена хотя и важная, но только часть проблемы макроэкономического равновесия: в модели не учитываются предприятия-банкроты, спады, дефицитное состояние экономики и т.п. Отраженное статическое, краткосрочное равновесие не объясняет того, как обеспечить равновесный рост в течение длительных периодов. Впоследствии в ходе доработки модели ряд этих проблем был снят.

Применение модели «затраты—выпуск» увеличивает аналитиче-ские возможности экономических служб государства, ибо появляется возможность проследить, каким образом рост производства какой-либо отрасли вызывает адекватный рост остальных отраслей .

2. Применение теорий макроэкономического равновесия

2.1. Институциональная концепция соотношения рыночного и государственного регулирования экономики

В экономической истории ХХ-ХХI веков выделяются четыре концепции о соотношении рыночного и государственного регулирования - классическая (либерально-монетарная), марксистская, дирижистская и институциональная. В современной России радикальные представители монетарной и дирижистской концепции продолжают острую дискуссию и неоправданно толкают экономическую политику то в ту, то в другую сторону, мешая выработке устойчивой национальной стратегии.

Классическая теория саморегулирующейся рыночной экономики исходит из того, что рыночные механизмы автоматически приводят конкурентную систему к равновесному состоянию; колебания цен, процентной ставки и эластичность соотношения цен и заработной платы обеспечивают полную и эффективную занятость, успешный экономический рост. Государство должно лишь охранять конкурентную систему, поддерживать покупательную способность денег и бездефицитность бюджета, не вмешиваясь в функционирование экономики. Даже изменение денежной массы в обращении, налогообложения и системы государственных закупок в обычных условиях (если нет войны, стихийных бедствий, массовых эпидемий и т.д.) не оказывает существенного воздействия на равновесный уровень национального дохода и занятости, изменяя лишь общий уровень цен.

При этом следует отметить, что ведущие представители этой концепции вовсе не были радикальными либералами. Так, Адам Смит, возлагая большие надежды на "невидимую руку рынка", вовсе не считал, что корыстные действия людей ведут к всеобщему благу. Наоборот, он показывал, что рыночная коммерция подавляет устремления человека, его ум сужается и теряет способность к возвышению, а человеческие амбиции ведут к хитроумным решениям, усиливающим хаос. Эти мысли, как подчеркивает современный экономист Дж. Кэй, особенно актуальны для XXI века. Монетарист Дж. С. Милль еще в середине XIX века писал: "Наиболее оживленно обсуждаемым в настоящее время вопросом: является вопрос о разумных пределах функций в сфере деятельности правительств; ни один другой вопрос не вызывал в наш век столь жарких споров". По его мнению этот вопрос не допускает универсального решения и предусматривает два вида вмешательства государства - директивное и рекомендательное. В первом случае запрещается или разрешается деятельность отдельных производств, во втором - выдаются рекомендации и предоставляется информация без ограничения свободы действий в достижении общественной пользы наряду с созданием собственной государственной фабрики или почтового ведомства для тех же целей. Он приходит к вполне дирижистскому выводу: "все, что при частной инициативе может быть выполнено только акционерными компаниями: все это может быть также хорошо, а порой и лучше выполнено государством: Несмотря на то, что в поговорку вошла недобросовестность, небрежность и неэффективность ведения дел правительством, тем же страдает и управление акционерных предприятий; у частных директоров, так же как и у государственных чиновников, причитающаяся им доля выгоды от хорошего ведения дел не равняется выгоде, какую они могли иметь от плохого ведения".

В современной экономике экономическая эффективность не определяется исключительно формой собственности, а зависит от качества управления. При соблюдении равных условий конкуренции государственное предпринимательство, как свидетельствует опыт Норвегии, Франции, Италии и других стран, имеет такое же право на жизнь, как и частное предпринимательство .

Нобелевский лауреат М. Фридман, который считается основоположником современного монетаризма, выступая против системы социального иждивенчества, вовсе не считал, что государство может устраниться от управления не только денежной массой, но и социально-экономическим развитием страны в целом. Он резко критиковал безоговорочное принятие Россией и рядом других стран рекомендаций МВФ о шоковой либерализации экономики.

Нобелевский лауреат 1974 г. Ф. Хайек полагал, что ценовой механизм информирует индивидов не только о состоянии спроса и имеющихся возможностях его удовлетворения, но и об изменениях в предпочтениях потребителей, новых средствах их удовлетворения. Поэтому свободу человека, исключающую его подчинение воле государства, но сообразующуюся с законами гражданского общества, он считал высшей и беспрекословной ценностью. В то же время ареной "прорыва в будущее" он считал зону наибольшей неопределенности рыночной информации, где уникальное "неявное знание" индивидуума (знание людей, конкретных обстоятельств, времени и места), "обнаруживающая процедура" конкуренции должна дополняться активной ролью государства в экономике, поскольку предложение вопреки теории Ж.Б. Сэя и других рыночных классиков автоматически не создает спрос.

Либерально-монетарная теория исходит из того, что лишь экономическая свобода как антитеза регулирования способна обеспечить устойчивый рост. Индекс экономической свободы, исчисляемый канадским институтом по методологии М. Фридмана, учитывает пять факторов: 1) размер государственного сектора экономики, бюджетных расходов и правительственного участия; 2) структура правовой системы, защита прав собственности; 3) доступ компаний к инвестиционным ресурсам; 4) степень открытости экономики; 5) развитие хозяйственного, банковского и трудового права. Российские либералы - радикалы - считают главным условием устойчивого экономического роста сокращение расходов государства.

По расчетам А. Илларионова общий объем фактически собираемых государственных доходов в России составлял в конце 90-х гг. 35-36% ВВП, что выше, чем в США (31,7%), Японии (32,3%), Австралии (33%), хотя и меньше, чем в Швеции (60%), а фактические (с учетом налоговых кредитов и займов) расходы государства - в России 47-48%, в США, Японии, Австралии - 33,5-37,4%, в Швеции - 69% ВВП. В 2000-2006 гг. государственные расходы на оборону, правоохранительную деятельность, образование, здравоохранение и науку резко возросли, хотя по отношению к ВВП сократились, благодаря высоким темпам его роста.

В качестве положительного примера приводится Сингапур, Гонконг, Тайвань, Ю. Корея, Таиланд, Чили, Маврикий, а также Китай, где государственные расходы не превышают 20-25% ВВП. Шведская модель, по мнению А. Илларионова, погубила ее экономику и привела страну в группу аутсайдеров среди развитых стран.

Против этой концепции следует выдвинуть ряд возражений.

Во-первых, нельзя сравнивать Россию ни с какими государствами, которые не имеют протяженных и опасных границ, не претендуют на роль в геополитике, энергетическую независимость, не имеют ядерных сил сдерживания и т. д. Китай, в отличие от России, не имеет системы пенсионного обеспечения сельского - преобладающего населения.

Во-вторых, неубедительна критика Швеции, где ставки местного подоходного налога (не считая налогов на доходы от акций и банковских вкладов, на недвижимость, собственность, наследство, дарение и личный транспорт) составляют 32-35%. Эти деньги жестко контролируются и идут на социальную защиту - бесплатное образование, в том числе для взрослых, субсидируемое региональными властями медицинское обслуживание, страхование от безработицы, оплачиваемый отпуск в случае рождения или болезни ребенка, пособие на оплату жилья, пенсию, достигающую 70-75% зарплаты. При этом все жители, независимо от уровня своего дохода, имеют доступ к равному набору одинаковых по качеству социальных услуг, государство выравнивает доходы между различными группами населения. Результатом этой политики является наименьшая в мире разница в зарплатах между различными профессиями. Разрыв в оплате уборщицы и высшего менеджера в компании составляет всего 1 : 3.

А. Илларионов отмечал, что темпы экономического роста в Швеции намного ниже, чем в странах либеральной ориентации. Однако эти данные относятся к 90-м гг. ХХ в. В 2003-2005 гг. Швеция, наряду с другими странами Северной Европы, где роль государства особенно высока (в Норвегии, например, ему принадлежит главная нефтегазовая и другие компании), лидирует по уровню конкурентоспособности, хотя незначительная разница в оплате представителей одной профессии и высокий уровень пособий увеличили число уклоняющихся от работы. В последние годы в Швеции сократили пособия больным, уклоняющимся от реабилитации, безработным, не желающим искать работу, и т. д.

Активное государственное регулирование не препятствует рыночной инициативе. Государство стремится не забивать `корову капитализма`, а доить ее на благо народа. Наряду с крупными корпорациями в стране с населением около 9 млн человек зарегистрировано около 700 тыс. компаний, причем две трети из них состоят из одного человека. 8 из 10 шведов владеют акционерным капиталом, что является своеобразным мировым рекордом.

В-третьих, в США, Японии и других наиболее развитых странах, в отличие от России, имеются негосударственные инвестиционные, пенсионные, страховые и другие фонды. В России лишь `Газпром` достиг в 2006 г. капитализации, сопоставимой с зарубежными ТНК (200 млрд долл.).

Проблема состоит не в размере государственных расходов, а в их структуре и эффективности использования, а также в развитии негосударственных финансовых институтов, способных инвестировать науку, образование и здравоохранение, модернизацию инфраструктуры, внешнеэкономическую экспансию и международную кооперацию, массовое предпринимательство и социальные услуги. С радикальными либералами яростно спорят российские дирижисты.

Государство, по мнению дирижистов, как агент гражданского общества, должно действовать на равных правах со всеми другими. При этом государственное социальное обеспечение придает всеобщий и гарантированный характер реализации неотчужденных прав человека на достойное жизнеобеспечение (социальная справедливость) и получение современного образования (экономическая эффективность). Система государственных социальных гарантий не должна мешать развитию институтов, мобилизующих и инвестирующих личные сбережения.

Д. Львов и ряд других экономистов предложили новую систему управления госсобственностью - систему национального имущества, при которой значительная доля ресурсов признается коллективным достоянием всего общества и передается в хозяйственную эксплуатацию на конкурентной рыночной основе. Национальный дивиденд, т.е. часть предпринимательского дохода и вся рента от коммерческой эксплуатации национального имущества присваиваются обществом, становятся главным источником фонда социальных гарантий. Национальный дивиденд воплощается в доходы всех членов общества.

Однако расчеты МЭРТ показали, что раздел природной ренты между всеми гражданами увеличит их доходы всего на несколько сот долларов в год, что не позволит принципиально улучшить качество жизни, но подорвет инвестиционные возможности нефтегазового комплекса. В 2003-2005 гг. налоги, изымаемые у этого комплекса, и экспортные пошлины были резко повышены (изымается 95% доходов от реализации нефти по цене выше 25 долл. за баррель), что привело в 2005 г. к существенному снижению темпов роста добычи нефти (с 7-8 до 2%) и газа (до 0,5%).

Радикальные дирижисты выступают за превращение титульного собственника "в символическую фигуру оборота имущественных прав". Ее связь с частным лицом (физическим или юридическим) выступает скорее как неизбежное бремя для экономики, оплачивающей фиктивную "услугу собственника". Предлагается "постепенное замещение честных лиц - в чисто символической функции титульного собственника – государством", поскольку в этой роли "государство выступает как предпочтительный субъект".

Однако в современных условиях противопоставление государственной и частной собственности неправомерно. Акционерные компании с участием государства могут и должны хозяйствовать на рыночных условиях. Главными собственниками крупных корпораций являются уже не частные лица, а финансовые институты. Противопоставление планомерности и рыночного хозяйства в современных условиях также неправомерно. Это доказывают как теоретические исследования, так и практический опыт Японии, Франции, стран Скандинавии, не говоря уже о Китае.

Дирижистская концепция имеет общие черты с марксистской. Как показал Дж. Гелбрейт, Кейнс, разумеется, не был марксистом в политической смысле, но считал целесообразным планирование, сочетание общественной власти и частной инициативы, государственный контроль за инвестициями, деловым циклом, рынком труда и благосостоянием народа.

Рынок в марксистской традиции рассматривается как сфера обмена, где косвенным путем (с помощью денег) и задним числом (уже после завершения производства) выявляется качество воплощенного в товаре общественного необходимого труда. Собственность трактуется как выданное государством временное право на хозяйственную деятельность, приносящую прибыль, которое в любой момент может быть отозвано.

Согласно теории трудовой стоимости все другие факторы производства, кроме труда, не создают, а лишь перераспределяют прибавочный продукт в соответствии с законами рынка. Разработанная на этой основе система цен до сих пор сказывается на занижении стоимости энергоносителей и их чрезмерном расходе (утрата плодородных земель, рыбных богатств, загрязнение воздуха должным образом не учитывается), занижении цены труда и высокой трудоемкости производства.

Рынок рассматривается как антипод планомерности, которая трактовалась как пропорциональность, поддерживаемая центром путем установления обязательных заданий по производству и распределению и потреблению ресурсов. Между тем, рынок как социальный институт - всего лишь информационная система, соединяющая производителей и потребителей товаров и услуг без посредства единого центра. Планомерность (сознательно поддерживаемая пропорциональность) реализуется на основе хозяйственных контрактов, защищаемых и регулируемых с помощью государства. Объектом планирования являются не только материально-вещественные пропорции, но прежде всего социально-институциональные условия воспроизводства, его субъектами - все независимые хозяйственные субъекты, вступающие друг с другом в договорные отношения. Наряду с договорным планированием со стороны собственника ресурсов особое значение приобретают такие формы планирования, как маркетинг, прогнозирование и программирование.

В итоге "без развитой системы институтов, защищающих права производителей, населения и государства, современный рынок не может эффективно функционировать. Директивное регулирование, будучи альтернативой рыночной самонастройке, не является, тем не менее, антиподом рынку. Это его продукт и важный конституирующий элемент".

Создание сильного дееспособного и демократического государства предполагает формирование правовой экономики, где конкурентное поведение хозяйственных субъектов гарантируется не только развитым законодательством и действенной судебной властью, но и высокой информированностью населения, детально проработанными административными процедурами, развитым гражданским обществом, некоммерческими негосударственными организациями, уравновешивающими и контролирующими власть.

Институциональная концепция соотношения государственного и рыночного регулирования исходит из трех основных предпосылок. Во-первых, экономика рассматривается как подсистема общества, наряду с культурной, политической, демографической и экологической подсистемами. Экономический рост - не самоцель, а средство повышения качества жизни, включающее не только материальное благосостояние, но и развитие творческой активности людей.

Эволюционная теория рассматривает неравновесные процессы как объективно необходимый элемент развития, а способность хозяйствующих субъектов к согласованному действию как важнейший экономический ресурс общества. При этом экономическое развитие выступает не как самоцель, а как средство социального развития, а экономика - как функциональная подсистема общества, как система высшего порядка. Рыночное саморегулирование представляет собой лишь инструмент управления социально-экономическим развитием.

Во-вторых, развитие общества определяется не жестко определенными общими законами, а деятельностью формальных (законодательных) и неформальных (добровольно принятых) ограничений и факторов принуждения во взаимоотношениях между людьми.

Экономические институты – "общественно признаваемые, устойчивые функциональные и организационные формы коллективной экономической деятельности, через которые реализуются системные функции экономики и которые являются ее структурными единицами". К таким институтам относятся и рынок, и государство.

В-третьих, социально-экономические институты в каждой стране специфичны и зависят от ступени ее исторического развития, национального менталитета и традиций.

Такой подход позволяет рассматривать экономику как сложную социально-экономическую систему, т. е. упорядоченный комплекс взаимосвязанных элементов (подсистем). Социальные институты представляют собой совокупность правил, механизмов их реализации и норм поведения, которые превращают множество индивидов, хозяйствующих субъектов и сегментов общества в упорядоченную, хотя и стохастическую социально-экономическую систему. Из-за недостаточной гибкости товарных цен и цены труда (контракты заключаются на длительный период), несовершенной конкуренции, невозможности стоимостной оценки многих важнейших факторов производства рыночный механизм неспособен его регулировать без участия государства.

Однако государство, регулируя рынок, должно руководствоваться интересами общества, а не чиновничьих кланов, связанных с крупными корпорациями.

2.2. Теория макроэкономического равновесия в контексте проблем современной экономической науки

В основе понятия равновесия в экономической теории лежит представление о внутренней стабильности рыночной системы, то есть о ее способности "гасить" внешние возмущения, вызванные экзогенными факторами. Источником этого представления является стабильность реальных рыночных систем. Рыночная экономика, основанная на децентрализованной активности экономических субъектов, может стабильно функционировать, только эффективно согласуя их деятельность и блокируя внешние шоки. Поэтому изменение параметров рыночной системы должно быть конечным, то есть вести к их стабилизации, при условии, что это движение не будет прервано новыми изменениями экзогенных факторов. Теория макроэкономического равновесия претендует на объяснение динамики макроэкономических показателей и определение закономерностей их колебаний в рыночной экономике.

Отказ от понятия равновесия ставит перед экономистами проблему объяснения устойчивости рыночной системы: любое изменение параметров экономической деятельности (объемов производства, цен, доходов и т. д.) в рыночной системе создает условия для извлечения спекулятивного дохода и неизбежно вовлекает в этот процесс значительную часть экономических субъектов, стремящихся увеличить свою выгоду или, в неблагоприятных условиях, снизить потери. Если эти импульсы, постоянно возникающие под влиянием многообразных факторов, не будут "затухать", параметры рыночной системы будут неограниченно колебаться, и она разрушится.

В этих условиях рыночные сделки будут сопряжены с таким риском, что натуральное хозяйство, несмотря на более низкую эффективность, окажется предпочтительнее рыночного обмена. Теория макроэкономического равновесия позволяет объяснить, как субъекты рыночной экономики, преследующие свои индивидуальные цели, не разрушают экономическую систему, а способствуют ее устойчивости. В этой теории рыночная экономика предстает как система, в которой обратные связи преобладают над прямыми, то есть тенденция к усилению внешних возмущений подавляется тенденцией к стабилизации, любые процессы носят затухающий характер и в конечном счете являются движением к стабильному состоянию. Для этого рыночная система должна обладать стабилизирующими (равновесными) механизмами, к исследованию и теоретическому конструированию которых сводятся различные теории макроэкономического равновесия.

Альтернативное объяснение, заключающееся в признании циклического воздействия внешних факторов, менее правдоподобно. Поэтому большинство экономистов склонно соглашаться с Ф. Ханом, утверждающим что "никакая правдоподобная последовательность экономических состояний не завершится, если она вообще завершится, состоянием, отличным от равновесия". Однако это не значит, что они должны завершаться именно так. Воздействие внешних факторов может ограничивать колебания, генерируемые неравновесной системой. Поэтому, как справедливо заметил И. Шумпетер, "теоретическая система для краткосрочного периода может быть взрывной... тогда как соответствующая система для долгосрочного периода - нет". Отсутствие уверенности в стабильной цикличности внешних факторов, а также наличие нециклических факторов заставляют большинство исследователей предпочитать равновесные модели.

Между тем методологические проблемы, порождаемые анализом экономики с позиции равновесия, достаточно серьезны, ведь макроэкономическое равновесие является ненаблюдаемым. Предполагается, что рыночная система обладает устойчивостью первого рода (в терминологии П. Самуэльсона), которая заключается в том, что "при любых начальных условиях все переменные достигают своих равновесных значений в пределе, когда время стремится к бесконечности".

Однако в реальности можно наблюдать лишь некое отдаленное подобие устойчивости второго рода, то есть колебания параметров системы вокруг равновесного уровня, который также подвержен смещениям. Макроэкономические показатели находятся в постоянном движении, причем невозможно определить, являются ли их изменения результатом движения экономической системы к равновесию или результатом воздействия внешних факторов.

Поэтому методологический статус теории макроэкономического равновесия проблематичен. Анализ фактов не позволяет ни подтвердить теорию равновесия, ни опровергнуть ее, поскольку она совместима с любым ходом событий. Если рассматриваемая динамика макропоказателей является затухающей и движется к конечному состоянию, это можно объяснить стремлением к равновесию, а если произойдет резкое ускорение динамики, то подразумевается воздействие экзогенных факторов. Очевидно, что такая интерпретация произвольна и не связана с фактами.

Можно ли в таком случае считать макроэкономическое равновесие априорным понятием в духе неоавстрийской школы? Согласно Л. фон Мизесу, "если мы определяем понятие или утверждение как априорное, то ...отрицание его содержания немыслимо для человеческого разума и воспринимается им как нонсенс". Исходя из этого, отрицание равновесного характера рыночной экономики должно представляться абсурдным, что, впрочем, не мешает таким взглядам существовать в экономической науке. Их разделяют сторонники австрийской школы, к которой принадлежал сам Мизес, и многие представители институционального направления. Также невозможно признать абсурдными экзогенные теории цикла, объясняющие устойчивость рыночной системы циклической сменой влияния экзогенных факторов. Эти теории широко представлены в экономической науке, и любая из них может соперничать с теорией макроэкономического равновесия в объяснении устойчивости рыночной системы. Хотя в современной экономической теории эти концепции не играют заметной роли, рассматривать их как изначально противоречивые неправомерно. Ведь если наблюдаемая нами устойчивость рыночной системы относится ко "второму роду", в терминологии Самуэльсона, то можно предположить, что она "аналогична "принудительному" периодическому движению, где экономическая система мгновенно реагирует на внешний движущий импульс".

Признание макроэкономического равновесия в качестве эмпирического понятия приводит к необходимости рассматривать его в рамках современной эмпирической методологии. Для этого необходимо обосновать правомерность его использования в экономическом анализе. Главным требованием эмпирической методологии является подтверждение теорий наблюдаемыми фактами.

Единственным оправданием макроэкономического равновесия, с точки зрения эмпирической методологии, является то, что оно может служить основой для выведения "операционально содержательных теорем" в том смысле, в каком это понятие ввел и использовал Самуэльсон, то есть как "гипотезу об эмпирических данных, которая может быть предположительно опровергнута, но только при идеальных условиях".

Большинство теорий макроэкономического равновесия, созданных в ходе развития экономической науки, являются операциональными, то есть могут служить для предсказания изменений макропараметров рыночной системы. Однако при эмпирической проверке таких предсказаний неизбежно возникает проблема интерпретации этих изменений как результата движения системы к равновесию либо как результата изменения параметров равновесия под влиянием экзогенных факторов.

При попытках операционального использования теорий макроэкономического равновесия исследователи сталкиваются с дилеммой верификации и фальсификации, которая подробно исследовалась представителями философии логического позитивизма и постпозитивизма. Понятие верификации совпадает с понятием операциональности в экономической науке. Предполагается, что "предложение верифицируется, когда все те его следствия, которые можно было использовать, оказываются истинными". То есть можно считать теорию макроэкономического равновесия приемлемой, если ее предсказания подтверждаются фактами. С точки зрения принципа верификации такая теория может рассматриваться как истинная для данных условий.

Принцип верификации заменяет вопрос об истинности теории вопросом о границах ее применимости. В экономической теории этот подход представлен Дж. М. Кейнсом, утверждавшим, что "экономическая теория - это наука мыслить в терминах моделей в сочетании с искусством выбирать модели, релевантные в современном мире". Исходя из этого, весь теоретический арсенал экономической науки можно рассматривать как набор инструментов ("ящик с инструментами", по меткому выражению Дж. Робинсон), каждый из которых является эффективным в определенной ситуации. В таком случае несоответствие предсказания теории наблюдаемым фактам всегда можно объяснить не дефектами самой теории, а неправильным определением области ее применения (релевантности).

С этой точки зрения любая теория, объясняющая те или иные явления экономической жизни, может рассматриваться как модель, соответствующая определенным условиям, которые в принципе могут существовать. Так, понятие макроэкономического равновесия может рассматриваться как удобный инструмент, применяемый к анализу определенного набора ситуаций, в которых динамика макроэкономических показателей является затухающей, то есть они стремятся к каким-то конечным значениям.

Однако использование принципа верификации как критерия отбора научных теорий сопряжено с серьезными трудностями. Количество альтернативных теорий, которые соответствуют наблюдаемым фактам, не ограничено. Нет гарантий, что не может существовать более одной теории, одинаково хорошо объясняющей фактические данные. При помощи введения вспомогательных допущений (гипотез ad hoc) можно любую теорию адаптировать к тому комплексу данных, которые необходимо объяснить. В экономической науке такая ситуация встречается очень часто и представляет собой существенную методологическую проблему. Применительно к понятию макроэкономического равновесия проблема в том, что в принципе можно разработать достаточно корректные теории, объясняющие одну и ту же последовательность экономических событий с позиций равновесия и с позиций какой-либо эндогенной теории цикла. Например, периодические кризисы, возникавшие в XIX в., одинаково хорошо объяснялись различными экзогенными теориями цикла, в которых предполагался неравновесный характер рыночной системы, и теорией "торговых кризисов" Д. С. Милля, которая объясняла кризисы сбоями в механизмах равновесия. Можно рассматривать теорию Милля как гипотезу ad hoc, введенную для защиты "закона рынков", однако нельзя не признать, что она объясняла фактическую сторону кризисов не хуже, чем альтернативные теории.

В современных методологических дискуссиях сформировались два пути решения этой проблемы, которые не позволяют исследователям выходить за рамки принципа верификации и игнорировать дилемму верификации и фальсификации. Первый путь сводится к признанию сложности и неоднозначности экономической сферы как объекта исследования, что предопределяет возможность существования различных теорий, одинаково хорошо объясняющих одни и те же факты. Этот вариант представлен теориями "реализма" и "методологического плюрализма". В теории экономического реализма, нашедшей отражение, например, в работах Т. Лоусона, постулируется многоуровневый характер экономической реальности и делается акцент на исследовании скрытых механизмов экономического процесса, действие которых ограничено влиянием случайных факторов. В целом эту концепцию можно охарактеризовать как возвращение к использованию законов-тенденций, которые составляли основу экономической методологии в трактовке У. Н. Сениора и Д. С. Милля.

"Методологический плюрализм", представленный в работах Б. Колдуэлла, исходит из несоизмеримости различных методологических подходов и предполагает оценку каждой конкурирующей теории на базе ее собственных методологических оснований. Очевидно, что несоизмеримость теорий, построенных на разных методологических принципах, может быть оправдана только сложностью объекта исследования. Поэтому "методологический плюрализм" весьма близок к "методологическому реализму".

В отечественной экономической науке схожую концепцию выдвигает О. Ананьин. Его тезис о "многомерности" экономической реальности открывает простор для "мирного сосуществования" конкурирующих теорий. Такой подход привлекателен, однако его практическое применение затруднительно. Вернемся в этой связи к проблематике равновесия: можно ли считать, что различные теории отражают разные стороны одного и того же экономического процесса и устойчивость рыночной системы может одновременно обеспечиваться как внутренними механизмами, так и внешними факторами? Конечно, в рамках равновесного подхода нельзя исключить, что упомянутая устойчивость обязана своим существованием каким-то экзогенным параметрам, но нельзя рассматривать ее как истинную устойчивость. Ведь тогда надо предполагать, что при отсутствии этих факторов рыночная система не смогла бы быть стабильной, а это противоречит принципу равновесия. С точки зрения экзогенной теории цикла внутренние механизмы стабильности рыночной системы не имеют значения, поскольку влияние внешних факторов удерживает ее в рамках, обеспечивающих стабильность. Если циклический механизм внешних факторов стабилен, то вопрос о том, смогла бы рыночная система поддерживать стабильность без него, является несущественным. Поэтому нельзя совместить альтернативные "видения" рыночной системы и одновременно рассматривать ее как равновесную и неравновесную.

Другой вариант решения рассматриваемой методологической проблемы в рамках принципа верификации связан с влиянием философии постмодернизма на экономическую методологию. В рамках данного философского направления наука рассматривается как разновидность "языковой игры", в которой главная цель не поиски истины, а искусство убеждения. Проявлением постмодернизма в экономической методологии является риторическая концепция Д. Макклоски, рассматривающей экономические теории как средство убеждения сообщества экономистов в правильности тех или иных практических выводов. С этой точки зрения наличие конкурирующих теорий объясняется существованием конфликта интересов в экономической жизни, который переходит в риторическое состязание теорий, оправдывающих эти интересы. Набор конкурирующих теорий формирует "рынок" идей, на котором социальные и политические группы подбирают подходящую аргументацию для социальной легитимации своих интересов.

С точки зрения такого подхода макроэкономическое равновесие может рассматриваться как риторическая конструкция, позволяющая убедить научное сообщество в том, что рыночная система является наиболее стабильной и эффективной моделью экономики, а неравновесные концепции призваны посеять сомнения в устойчивости подобной системы. Обе концепции отражают интересы определенных социальных групп и служат для обоснования определенной политики.

Такой подход представляется упрощенным, поскольку экономисты-теоретики занимаются решением конкретных научных проблем и убедительность тех или иных аргументов оценивается ими с точки зрения их эффективности в научной практике. Даже если решение теоретических проблем связано с интересами каких-либо социальных групп, научный уровень аргументации имеет первостепенное значение по сравнению с риторической убедительностью. Представители конкурирующих направлений быстро обнаружат бреши в системе аргументов и используют их в собственных риторических конструкциях, которые упрочат их авторитет и усилят влияние. Поэтому условия конкуренции на "рынке идей" предполагают внимание к научному уровню теоретических концепций не в меньшей степени, чем к их риторической убедительности. И следовательно, нельзя рассматривать риторические достоинства как основной критерий выбора между конкурирующими теориями.

Проблема такого выбора на основе принципа верификации представляется неразрешимой. Если каждая из конкурирующих теорий подтверждается фактами, то на первый план выступает принцип фальсификации, сформулированный К. Р. Поппером. В соответствии с этим принципом, теория должна четко обозначить область возможных явлений и отделить их от невозможных. Последние становятся фальсификаторами теории: их появление в ряду наблюдаемых фактов опровергает предсказания теории и свидетельствует о ее ложности.

В экономической науке принцип фальсификации принял две альтернативные формы - радикального ультраэмпиризма, провозглашенного Т. Хатчисоном, и умеренного фальсификационизма, наиболее крупными представителями которого являются М. Фридмен и Ф. Махлуп. Ультраэмпиризм Хатчисона требует жесткого тестирования на опровержимость всей структуры экономического знания, начиная с исходных предпосылок и заканчивая выводами и прогнозами. Применительно к теории макроэкономического равновесия это требование заключается в том, чтобы доказать, что рыночная экономика действительно способна достигнуть равновесия. Как утверждает сам Хатчисон, "чтобы обосновать особое внимание, уделяемое состоянию равновесия, необходимо принять в качестве эмпирически проверяемой истины то, что наша экономическая система тяготеет к этому состоянию или что возвращение к нему происходит скорее, чем появляются новые возмущения". То есть состояние макроэкономического равновесия должно реально наблюдаться хотя бы в отдельные промежутки времени. Причем это должно быть не случайным стечением обстоятельств, а результатом действия равновесных механизмов, описанных теорией. В противном случае говорить об операциональном значении теории макроэкономического равновесия вообще не имеет смысла. Ведь если мы исходим из того, что реальные экономические системы могут никогда не достичь равновесия, то мы можем любое состояние экономики рассматривать как промежуточный этап на пути к равновесию, а любое последующее движение в сторону от равновесия объяснить влиянием внешних факторов, которые привели к изменению самих параметров равновесия. В этом случае любая теория макроэкономического равновесия становится неопровержимой и с точки зрения принципа строгой фальсификации не может быть включена в состав научного знания.

Однако требования ультраэмпиризма оказываются невыполнимыми. Даже если можно разработать модель, которая позволит определять параметры равновесия для конкретных условий, и сравнение ее результатов с фактическими данными покажет, что в отдельные моменты времени система близка к равновесию, невозможно доказать, что система приблизилась к равновесию благодаря действию внутренних механизмов, а не внешних факторов. Ведь в отличие от макропараметров экономической системы, которые можно с определенной степенью погрешности отслеживать на базе национальной статистики, действие равновесных механизмов ненаблюдаемо, а конечный результат, отделенный от процесса его достижения, может интерпретироваться по-разному.

Впрочем, несмотря на то что понятие макроэкономического равновесия не выдерживает требований жесткой версии принципа фальсификации, их не выдерживают большинство теорий не только в экономической теории, но и в других науках, имеющих более мощную эмпирическую базу. Поэтому имеет смысл не отбрасывать сразу понятие равновесия, а рассматривать его в рамках умеренного фальсификационизма, с акцентом на опровержимости предсказаний теории, а не ее предпосылок. Так, Фридмен полагает, что "вопрос о "предпосылках" теории состоит не в том, являются ли они "реалистичными" описаниями... но в том, являются ли они достаточно хорошими приближениями к реальности с точки зрения конкретной цели. А на этот вопрос можно ответить только на основании эффективности теории, то есть ее способности давать достаточно точные предсказания". Такой подход близок к мягкой версии фальсификационизма, сформулированной в работах И. Лакатоса. Используя его терминологию, можно сказать, что понятие макроэкономического равновесия относится к "твердому ядру" ряда научно-исследовательских программ экономической теории и потому не является опровержимой концепцией. Оно представляет собой лишь удобный инструмент для упорядочения представлений о функционировании экономической системы и упрощенного описания количественных соотношений ее параметров. В современной экономической науке теория равновесия предстает как универсальный синтез микроэкономических концепций, описывающих поведенческие реакции отдельных субъектов экономического процесса на изменение макропараметров системы, и макроэкономических теорий, рассматривающих динамику макроэкономических показателей как результат реакции микроэкономической среды на изменения макропараметров системы.

Но эти достоинства понятия макроэкономического равновесия не могут оправдать его научную значимость. Выше было сказано, что экономику можно представить как неравновесную систему, которую стабилизирует циклическое изменение внешних факторов. Поэтому использование понятия равновесия может быть оправданным только при том условии, что на его основе можно вывести более точные предсказания о динамике макроэкономических показателей. Такой принцип можно применить для рационального выбора как между равновесными и неравновесными макроэкономическими моделями, так и между различными моделями равновесия.

Однако надо учитывать, что фальсификационизм, даже в умеренной версии, имеет ограничения, связанные с тезисом Дюгема-Куайна, согласно которому ни одна теория не подвергается эмпирической проверке "в чистом виде", она всегда совмещается с рядом вспомогательных гипотез, позволяющих применить ее к определенной ситуации, а также с методами сбора и анализа данных. Поэтому если проверка дает отрицательный результат, ответственность за него может быть возложена на любой из элементов этого сложного комплекса и не обязательно - на теорию. Опровержение теории не может быть окончательным, поскольку каждый метод проверки можно таким образом подвергнуть критике. Ситуация осложняется, если в результате эмпирических проверок получены как опровержения, так и подтверждения теории. В этом случае окончательный вывод о ложности теории невозможен.

Тезис Дюгема-Куайна выдвинут для естественных наук, но он также применим к социальным наукам, и в частности к экономической теории. Неоднородность и изменчивость объектов экономического исследования порождают те же проблемы, причем в большей степени. Теорию макроэкономического равновесия невозможно проверить непосредственно, а лишь наряду с конкретной моделью равновесия, где макроэкономические параметры приведены в систему, позволяющую прогнозировать их изменения. Однако и такую модель нельзя непосредственно протестировать на фактическом материале. Модель обычно является абстрактной, дает лишь общие описания зависимостей между макропараметрами системы, поэтому ее надо специфицировать, задав определенные значения постоянных параметров. Если модель представлена в математической форме, а проверка ее данными статистики требует именно такой формы, то нужно с необходимой степенью точности определить постоянные параметры всех функций модели. Однако эти параметры, как правило, не являются непосредственно наблюдаемыми, поэтому невозможно проверить, имеют ли они предсказанный теоретически знак и укладываются ли в предполагаемые интервалы. В современной экономической науке существуют два пути решения этой проблемы. Первый, традиционный, путь характерен для вербального и математического типов теоретизирования, второй связан с так называемой "вычислительной экономикой".

Традиционный путь заключается в получении из построенной модели предсказаний об изменении наблюдаемых параметров экономической системы при данных условиях, которые также должны быть наблюдаемыми. Такого рода предсказания являются недостаточно конкретными, что ограничивает их опровержимость. Например, известное утверждение кейнсианской теории о том, что предельная склонность к потреблению принимает значения больше нуля и меньше единицы. Такое предсказание может быть опровергнуто только в двух случаях: если потребительские расходы не реагируют на изменение дохода и если они имеют тенденцию возрастать быстрее, чем доход, то есть имеют место отрицательные сбережения. И та и другая ситуация является маловероятной, и, следовательно, опровержение кейнсианской теории предельной склонности к потреблению также маловероятно. Однако подобные гипотезы не способны существенно расширить наше знание. Обеспечить прогресс науки могут только гипотезы, которые можно с высокой вероятностью опровергнуть, если они выдерживают проверку.

Новейший путь, связанный с развитием "вычислительной экономики", заключается в определении структурных параметров системы путем эконометрического анализа статистических данных. Это повышает вероятность опровержения выдвигаемых гипотез, но создает проблемы другого порядка. Параметры вычисляются на основе эконометрических методов, применимость которых в экономическом анализе сама нуждается в обосновании. Кроме того, оценка параметров линейной регрессии производится исходя из данных национальной статистики, качество которых также может подвергаться сомнению. Главным же аргументом против эконометрических тестов является то, что у них нет универсального значения. Как заметил Кейнс, анализируя первые попытки эконометрических исследований: "...сущность модели в том, что мы не подставляем в нее реальные значения переменных. Сделать это означало бы потерять смысл модели. Ибо, как только это сделано, модель теряет свою универсальность и ценность как схема рассуждения" [29]. Еще более жесткую оценку эконометрических проверок можно найти в работах М. Алле, также отрицающего универсальность результатов, полученных на основе конкретных данных.

Любая проверка представляет собой сложный многоступенчатый процесс, при котором исходные теоретические принципы не соприкасаются с наблюдаемыми фактами, поскольку между ними стоят модели, вспомогательные гипотезы и методы сбора и анализа фактических данных. В случае неблагоприятных результатов проверки огонь критики может быть обращен на любое из этих промежуточных звеньев. Можно усомниться в достоверности статистических данных или в корректности применения соответствующих эконометрических процедур либо поставить под сомнение вспомогательные гипотезы, которые неизбежно вводятся для адаптации теоретической модели равновесия к статистическим данным. Наконец, можно усомниться в адекватности конкретной модели равновесия, на базе которой производится эта проверка, или, признав общий результат проверки корректным, заявить, что он не имеет универсального значения, поскольку в его основу положены данные, описывающие специфическую ситуацию.

Интересно, что понятие макроэкономического равновесия обладает достаточной степенью абстрактности и универсальности, для того чтобы, будучи опровергнутым в виде одной теории, затем возродиться в другой, рассматривающей рыночную экономику как внутренне стабильную систему. Определение этого понятия как элемента "твердого ядра" научно-исследовательских программ экономической науки дает возможность избавиться от бесплодных попыток доказательства или опровержения принципа равновесия. Однако оно не избавляет от необходимости тщательной разработки и эмпирической проверки моделей равновесия, поскольку без теоретической конкретизации и сопоставления с фактами понятие равновесия будет пустой абстракцией. При этом любая модель макроэкономического равновесия - это лишь теоретическая конструкция, которая выведена из произвольно принятых предпосылок, что предполагает наличие теоретических альтернатив, одинаково хорошо объясняющих те же факты на основе других предпосылок.

Выбор между конкурирующими моделями макроэкономического равновесия совершается только на почве эмпирических исследований, но при этом окончательное разрешение теоретических споров на этой основе невозможно. Эмпирический материал не дает достаточных оснований для универсальных выводов, а изменчивость экономической действительности создает возможность частичного подтверждения практически любой теории, но полностью подтвердить нельзя ни одну из них. Вот почему развитие эмпирических методов, которое рассматривается как одно из главных достижений экономической науки XX в. [31], привело ее к состоянию, которое многими исследователями расценивается как кризисное.

Быстрая эволюция экономики приводит к тому, что теория, получившая эмпирическое подтверждение в одних условиях, затем может быть опровергнута в других. Попытки адаптировать теоретические модели к конкретной ситуации, вводя дополнительные факторы, чреваты тем, что на основе одной и той же модели делаются различные прогнозы. Как отмечает В. Полтерович, "экономические заключения оказываются неустойчивыми относительно "малых" вариаций исходных данных". В такой ситуации теории утрачивают универсальное значение и прогностическую ценность. Ведь если, внеся небольшие изменения в исходные предпосылки, можно адаптировать теорию к любому набору фактов, то ее способность предсказывать новые факты оказывается под вопросом. Если прогнозы, сформированные на основе теории, сбываются, то мы можем считать, что она верно учитывает те факторы, которые определяют ситуацию в данный период. Однако многообразие и изменчивость экономической жизни не позволяют утверждать, что в данный момент или в ближайший период не появятся новые факторы, которые снизят релевантность модели и ухудшат качество прогнозов. Ограниченная релевантность экономических теорий ставит под сомнение способность экономической науки создать универсальную теорию экономического процесса. Поэтому наиболее продуктивным направлением развития экономической науки представляется разработка прикладных теорий для объяснения экономических процессов, происходящих на ограниченных участках социального пространства - времени. Остается надеяться, что выявление локальных закономерностей приведет к познанию каких-то более общих законов, управляющих их изменениями.

Теория макроэкономического равновесия не избежала общих методологических проблем экономической науки. Она также рискует превратиться в набор прикладных теорий. Многообразие моделей, каждая из которых описывает свой экономический "мир", в методологическом плане совместимо с принципом верификации. И хотя само понятие макроэкономического равновесия не поддается непосредственной верификации, любая теоретическая модель, построенная на его основе, может проверяться на соответствие реальным условиям. Но эта модель будет существовать наряду с другими моделями равновесного и неравновесного объяснения экономических явлений. Конкуренция макроэкономических доктрин сведется к определению их применимости в каждом конкретном случае. Борьба конкурирующих теорий станет борьбой за расширение сферы применимости.

В результате такой конкуренции каждая теоретическая концепция будет применяться для анализа наиболее подходящих для нее экономических условий. Правда, и в этом случае невозможно будет избежать "конфликта интерпретаций", поскольку несколько теорий могут претендовать на создание адекватного объяснения одних и тех же фактических данных. Однако в условиях, когда комплекс фактов локализован, то есть представляет собой определенную область социального пространства-времени, выбор релевантной теоретической модели оказывается гораздо более простой задачей, чем попытка выбора универсальной теории, пытающейся сформулировать общие законы функционирования рыночной системы. Простая адаптация теоретических предпосылок к имеющимся данным не поможет созданию адекватных объяснений и предсказаний в сходных условиях. Поэтому в данном случае можно продуктивно использовать фальсификационистские методы оценки теорий на основе их способности давать верные предсказания новых фактов, характеризующих развитие экономической ситуации при сохранении сходных условий. Однако при этом надо учитывать, что использование принципа фальсификации всегда будет ограничено потенциальной возможностью изменения условий, которое смещает границы применимости теории. Следовательно, ни одну теорию невозможно считать полностью опровергнутой, если она перестанет давать верные предсказания. Это один из основных уроков при анализе методологического статуса ключевых экономических понятий, и в частности понятия макроэкономического равновесия .

Заключение

Проблемы, связанные с местом, ролью, функциями государства в экономики занимали умы ученых с самого возникновения экономической науки.

В мировой экономической литературе прошлого столетия представлен довольно разнообразный спектр мнений относительно возможностей государственного вмешательства в рыночную экономическую систему.

При этом взгляды ученых существенно менялись в зависимости от конкретных условий развития мирового хозяйства - был ли это период мира или войны, бурного экономического роста или затяжного циклического кризиса, галопирующей инфляции или дефляции и др.

Объективные процессы, эволюции мирового хозяйства, способствовали существенному возрастанию роли экономической теории в познании закономерностей и тенденций развития экономики и разработке научно обоснованной экономической политики государства.

В западной макроэкономической теории в прошлом столетии сформировались две альтернативные концепции экономического регулирования, получившие название кейнсианство и монетаризм.

Кейнсиансты исходили из того, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие. Поэтому поощряется активное вмешательство государства в экономику посредством дискреционной фискальной политики.

В основе концепции монетаризма, лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия.

Согласно классической экономической теории равновесное значе-ние реального объема национального производства полностью опре-деляется факторами предложения и прежде всего объемом имеющихся производственных ресурсов и их производительностью. Совокупный спрос влияет лишь на уровень цен. Если совокупный спрос растет, то уровень цен повышается, а сокращение, совокупного спроса ведет к снижению уровня цен. Отсюда делается вывод о нецелесообразности государственного вмешательства в экономику, поскольку экспансионистская политика государства может привести лишь к инфляционному росту цен, а рестрикционная (направленная на уменьшение совокупного спроса) — вызвать дефляцию в экономике.

Современные представители неокейнсианского и неоклассического направлений экономической мысли считают, что в краткосрочном периоде на формирование равновесного объема национального производства оказывают влияние как совокупный спрос, так и совокупное предложение.

Это соответствует ситуации, при которой поведение фирм на рынке благ описывается восходящей краткосрочной кривой совокупного предложения. В этом случае процесс приспособления к равновесию связан с изменениями как реального объема производства, так и уровня цен.

Следовательно, можно заключить, что рестрикционная политика государства будет иметь своим следствием дефляцию и сокращение объема производства, а экспансионистская — стимулировать не только рост деловой активности, но и развитие инфляционных процессов в экономике.

Взгляды неоклассиков и неокейнсианцев по вопросу о целесообразности проведения государственной политики различны. Представители неоклассического направления полагают, что экономика не может далеко отклоняться от полной занятости и в такой ситуации государственное вмешательство в экономику малоэффективно, поскольку его следствием будет в основном изменение уровня цен, а не реального объема производства и занятости. С точки зрения неокейнсианцев государственная экспансионистская политика в краткосрочном периоде может дать значительный эффект в виде прироста реального объема национального производства и уровня занятости в экономике .

Литература

Галаева Е.В., Корсакова А.А., Марыганова Е.А., Назарова Е.В., Юрьева Т.В. Макроэкономика. Учебное пособие. / Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, - М., 2003. – 267 с.

Греков И.Е. Обоснование целей и структуры государственной макроэкономической политики с позиции устойчивого развития // национальные интересы: приоритеты и безопасность, № 19, 2009

Ершов М. Как обеспечить стабильное равновесие в условиях финансовой нестабильности? // Вопросы экономики, № 12, 2007

Ивашковский С.Н. Макроэкономика: учебник. – М.: Дело, 2002. – 472 с.

История экономический учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н.Макашевой: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 784 с.

Карпова Е.А. Экономическое равновесие в глобальной экономике: миф или реальность? // Финансы и кредит, № 13, 2008

Лихачев М. Теория макроэкономического равновесия в контексте методологических проблем современной экономической науки // Вопросы экономики, № 7, 2008

Николаев М.В. О критериях равновесия – неравновесия экономической системы // Проблемы современной экономики, № 1, 2006

Попкова Н.А. Антикризисная политика России в контексте кейсианских концепций макроэкономического регулирования // Финансы и кредит, № 26, 2009

Попкова Н.А. Наиболее актуальные вопросы современной макроэкономической политики // Финансы и кредит, № 9, 2010

Прищепа Ю.П. Государственное регулирование открытой национальной экономики: необходимость, методы, модели // Проблемы современной экономики, № 2, 2007

Сажина М.А. Экономическая теория: учебник. – М.: Норма, 2007. – 672 с.

Сухарев О.С. Эффективность экономической политики: методы оценки // Экономический анализ: теория и практика, № 11, 2009

Тагаров Ж.З. Некоторые особенности развития экономической науки в новое и новейшее время // Историко-экономические исследования, № 3, 2007

Шакуров И.Г. Институциональная концепция соотношения рыночного и государственного регулирования экономики // Проблемы современной экономки, № 1, 2006

Экономическая теория: учебник / под ред. И.П.Николаевой. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. – 527 с.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Лев - царь зверей. Пока не проснулась львица.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по экономике и финансам "Основные модели макроэкономического равновесия", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru