Диплом: Рассмотрение судом дел об установлении отцовства в порядке искового производства - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Рассмотрение судом дел об установлении отцовства в порядке искового производства

Банк рефератов / Законодательство и право

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 968 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

О Г Л А В Л Е Н И Е

Введение

 ГЛАВА I. Предъявление иска об установлении отцовства и подготовка дела к судебному разбирательству.

 Общая характеристика исков об установлении отцовства.

 Возбуждение в суде дел об установлении отцовства.

Подготовка дел об установлении отцовства к судебному разбирательству.

ГЛАВА II. Лица юридически заинтересованные в исходе дела.

ГЛАВА III. Доказывание и доказательства по делам об установлении отцовства.

Выводы.

 Список использованных источников.

ВВЕДЕНИЕ

Практика показывает, что несмотря на длительный срок применения соответствующих норм суды все еще испытывают трудности при рассмотрении дел об отцовстве.

Следует отметить, что в судебном порядке могут быть установлены отцовство, факт отцовства и факт признания отцовства. Установление происхождения ребенка осуществляется не только в порядке искового, но и особого судопроизводства. По правилам искового судопроизводства рассматриваются дела об установлении, а по правилам особого судопроизводства – дела об установлении факта отцовства и факта признания отцовства. Разграничение этих категорий дел происходит, как отмечалось в юридической литературе, по следующим основаниям:

1) в случае смерти фактического отца ребенка исключается возможность судебного установления отцовства в исковом порядке;

в зависимости от времени рождения ребенка, в отношении которого устанавливается отцовство – до или после введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье – 1 октября 1968 года.

Основной задачей данной работы является рассмотрение теоретических и практических проблем, связанных с установлением отцовства в суде в исковом производстве, в частности, раскрытие характеристики искового производства по делам об установлении отцовства, особенности возбуждения этих дел, подготовка дел к судебному разбирательству и другие. Приводится также сравнение с решением российским законодательством некоторых сложных, и актуальных на сегодняшний день вопросов. Эффективность правового регулирования данных вопросов законодательством исследовалась на основе изучения, рассмотрения дел об установлении отцовства в суде Центрального района города Минска. Цель исследования заключается в обосновании предложений, направленных на совершенствование действующего законодательства.

Правильное определение категории дела об установлении отцовства имеет большое практическое значение, хотя материально-правовые последствия судебного установления отцовства по всем делам одинаковы. Они заключаются в возникновении родительских прав и обязанностей у фактического отца ребенка с момента вступления решения суда в законную силу (ч.3 ст.76 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь 1999г.).

На практике возникают некоторые проблемы при рассмотрении дел об установлении отцовства. Суды сталкиваются с проблемой разграничения подведомственности, определения предмета доказывания и оценки доказательств, определения состава сторон и других юридически заинтересованных в исходе дела лиц. В литературе по данным вопросам также нет единого мнения. Поэтому, несмотря на то, что законодательство об установлении отцовства прошло большой путь в своем развитии, некоторые его положения все еще нуждаются в доработке.

Среди норм брачно-семейного законодательства существенное значение имеют те, которые регулируют возникновение и дальнейшее развитие правоотношений между родителями и детьми. В жизни общества родительские правоотношения занимают важное место и поэтому придается большое значение рассмотрению и правильному разрешению дел об установлении отцовства в суде. В отдельных случаях при рассмотрении дел об установлении отцовства суды допускают ошибки, которые необходимо предупреждать.

Нужно отметить, что в нашей стране, к сожалению, с каждым годом возрастает число семей, в которых детей воспитывает одинокая мать. Много детей рождается у родителей, которые предпочитают не регистрировать свои отношения и живут в гражданском браке. Такие дети часто лишены заботы, внимания и материального обеспечения со стороны отца, который их не признает. Несмотря на то, что родители обязаны воспитывать детей, заботиться об их здоровье, развитии и обучении (ст. 32 Конституции Республики Беларусь 1994г. с изменениями и дополнениями), отцы часто предпочитают не признавать ребенка и оставаться безучастным к его судьбе. Именно поэтому как никогда актуален вопрос установления отцовства.

Материалами к диплому послужили работы Яковлевой Г.В., Матеровой М.В., Червякова К.К. и других исследователей данной темы, учебная и иная литература по семейному и гражданскому процессуальному праву, была рассмотрена судебная практика по делам об установлении отцовства. Использовались также некоторые не действующие в настоящее время нормативные акты: Гражданский процессуальный кодекс БССР 1964 г., Кодекс о браке и семье БССР 1969 г. и иные источники.

Цель исследования и ее задачи обусловили соответствующее построение. Работа состоит из введения, трех глав, выводов, списка использованной литературы.

В дипломной работе раскрываются наиболее сложные вопросы, которые актуальны в нашем законодательстве, излагаются основные результаты исследования и предложения по совершенствованию действующего законодательства.

ГЛАВА I. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ОТЦОВСТВА И ПОДГОТОВКА ДЕЛА К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ.

1.1 Общая характеристика исков об установлении отцовства.

Как правило, дела об установлении отцовства рассматриваются судами в порядке искового производства. В процессуальной теории принято деление исков на виды. Классификация исков может быть произведена по различным основаниям: по материально-правовому или процессуально-правовому признаку (в зависимости от предмета иска).

По данной категории дел наибольший интерес представляет классификация исков по процессуально-правовому признаку. Она осуществляется по истребуемому истцом способу (виду) судебной защиты или по процессуальной цели иска [26, с.230]. Это деление на иски о признании, иски о присуждении и иски о преобразовании. Чтобы определить к какому из указанных видов относится иск об установлении отцовства, следует раскрыть сущность каждого из них.

Иском о признании (установительным иском) является требование заинтересованного лица о подтверждении судом наличия или отсутствия определенного правоотношения между истцом и ответчиком.

Решениями судов по искам о признании подтверждается или опровергается наличие или отсутствие материальных правоотношений, определенное содержание прав и обязанностей сторон таких правоотношений, гарантируется осуществление и защита прав заинтересованных лиц. Суд должен защищать только реально существующие права и законные интересы, которые возникают не на основании судебного решения, а до суда и независимо от суда [32, с.94].

Иском о присуждении (исполнительным иском) является требование заинтересованного лица к суду присудить ответчика совершить определенные действия или воздержаться от совершения определенных действий.

Обязательным условием удовлетворения иска о присуждении является установление судом существования между истцом и ответчиком определенного правоотношения, принадлежности истцу спорного права. Таким образом, иск о присуждении всегда содержит в себе определенные черты иска о признании. Но если по иску о признании констатация судом наличия правоотношения между сторонами является конечной юридической целью лица, обращающегося в суд, то по иску о присуждении подтверждение наличия правоотношения является промежуточной целью, конечная же цель -¬¬ присуждение ответчика к исполнению обязанности.

Спорным в науке гражданского процессуального права является вопрос о существовании преобразовательных исков. Сторонники таких исков относят довольно широкий и разнообразный круг гражданских дел, по которым суд производит так называемое "преобразование" права [30, с.178; 67, с.154-155; 6, с.22].

Преобразовательным (конститутивным) иском является требование заинтересованного лица к суду об установлении нового, изменении или прекращении существующего правоотношения между истцом и ответчиком.

Суть теории преобразовательных исков заключается в том, что суд своим решением может изменить, прекратить и даже создать новое право. В силу этого судебное решение становится тем юридическим (конститутивным) фактом, на основе которого спорное правоотношение преобразуется.

В литературе нет единого мнения к какому виду исков относятся иски об установлении отцовства.

Одними авторами высказывается точка зрения о том, что иски об установлении отцовства - это иски о признании [32, с.86]. В обоснование своей позиции сторонники данной точки зрения высказывают следующие аргументы. Внутренняя классификация исков о признании определяется характером самой просьбы истца. Когда на рассмотрение суда ставится вопрос об установлении факта наличия между сторонами материального правоотношения, иск называется положительным (позитивным). Если же просьба состоит в том, чтобы установить факт отсутствия спорного правоотношения между ним и ответчиком, иск является отрицательным (негативным). Следовательно, иски по делам об установлении отцовства являются положительными. Единственная цель истца при предъявлении исков о признании - добиться определенности своего субъективного права, обеспечить его бесспорность на будущее. Ответчик в случае предъявления к нему иска о признании не понуждается к совершению действий в пользу истца.

Вместе с тем в ряде случаев иски о признании служат средством защиты права, которое нарушено, то есть когда необходимо не только внести определенность в спорное правоотношение, но и устранить нарушение субъективного права истца. Нарушенное право истца восстанавливается путем удовлетворения иска о признании, когда ответчик не обязывается совершить какие-либо действия в пользу истца. По искам о признании защита прав осуществляется самим судебным решением.

В иске об установлении отцовства защищаются уже нарушенные права ребенка, сами же обязанности предполагаемого отца, если факт отцовства будет установлен, закреплены в нормах материального права, и их подтверждения в судебном решении не требуется. В дальнейшем в случае уклонения лица, чье отцовство установлено судом, от выполнения обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка возможно вынесение решения о взыскании алиментов или о лишении родительских прав, то есть применение более сложного способа защиты субъективного права - присуждения ответчика к исполнению конкретных обязанностей.

Структурный анализ предмета любого иска показывает, что без установления факта наличия между сторонами спорного материального правоотношения невозможно решение вопроса о присуждении обязанного лица к совершению каких-либо действий в пользу истца, а также вопрос об изменении или прекращении правоотношения. Следовательно, положительный иск о признании сопутствует каждому иску заинтересованного лица о присуждении или преобразовании.

Признавая существование преобразовательных исков, отдельные авторы утверждают, что иски об установлении отцовства относятся к преобразовательным. Решение суда, вынесенное по такому иску, является тем юридическим (конститутивным) фактом, на основании которого возникает правоотношение отцовства и решение суда в данном случае имеет конститутивный характер. Так, И.А.Агабабовян пишет о том, что иски об установлении отцовства относятся к преобразовательным, поскольку нельзя считать, что правоотношения отцовства сложились и существовали до решения суда по данному делу [6, с.21].

Иски о преобразовании по мнению М.А.Гурвича отличаются существенными особенностями от исков о признании и о присуждении. Решение по преобразованному иску имеет материально-правовое действие - правообразующее, правоизменяющее или правопрекращающее [30; с.21-27]. По общему правилу правоотношение может быть изменено или прекращено по соглашению сторон. В иных случаях, в силу прямого указания нормы материального права правоотношение может быть изменено или прекращено волеизъявлением одной из его сторон. Однако чаще всего одностороннее изменение или прекращение правоотношения не допускается, так как это может нанести другой стороне значительный ущерб. Закон требует для реализации одной из сторон правомочия на изменение или прекращение правоотношения обращения в суд с соответствующим требованием [28, с.150]. Решение суда об удовлетворении иска в подобных случаях выносится при установлении правомерности изменения или прекращения правоотношения в сложившейся ситуации, является юридическим фактом, входит в юридический состав, содержащийся в конкретной норме материального права, и, в совокупности с иными фактами, влечет изменение или прекращение спорного правоотношения.

Теория преобразовательных исков критикуется некоторыми авторами. Например, профессор Треушников М.К. полагает, что все иски, которые именуются преобразовательными, могут быть отнесены либо к искам о признании (например, иски об установлении отцовства), либо к искам о присуждении [68; с.150].

А.А.Добровольский и С.А.Иванова, отрицая сам факт наличия преобразованных исков, утверждают, что никаких функций по преобразованию права, то есть функций создания, изменения и прекращения субъективных прав суд не выполняет [32; с.80]. По их мнению преобразовательные иски в конечном итоге могут быть отнесены к искам о признании или о присуждении. Главный аргумент данных авторов – суд в процессе не обладает правотворческими функциями, не может творить право, не выполняет функций по преобразованию (созданию, изменению или прекращению) субъективного права. Основанием для изменения или прекращения правоотношения является не судебное решение, а имеющееся у истца независимо от судебного решения права на такое изменение или прекращение. Судебное решение нельзя рассматривать как юридический акт, с которым связывается преобразование правоотношения.

 Суть возражений против преобразованных исков может быть сведена к тому, что суд призван защищать наличные права, а не изменять правоотношения; что все отношения изменяются до и вне процесса, а суд лишь констатирует это в судебном решении [52; с.443, 67, с.154].

Однако в соответствии со ст.7 Гражданского процессуального кодекса 1999 года1, ст.11 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1999 года2 защита гражданских прав осуществляется в том числе и путем обеспечения возникновения, изменения и прекращения правоотношения как один из способов защиты гражданских прав, и суд обязан применять его в надлежащих случаях. Существование преобразовательных исков обусловлено наличием указаний в некоторых нормах материального права на то, что определенное правоотношение не может возникнуть, измениться или прекратиться иначе, чем на основании судебного решения. Существующее право заинтересованного лица требует соответствующего преобразования правоотношения в этих случаях не может быть реализовано помимо обращения в суд. А в изменении отношений до и вне процесса нельзя ставить равенство между фактическим и правовым отношением. Пока суд не констатирует в судебном решении создание нового отношения, прежнее правоотношение существует.

Если решением по искам о признании или о присуждении суд никаких изменений в спорное правоотношение не вносит, то, разрешая преобразованный иск, суд изменяет и само спорное правоотношение. Решение суда по преобразованному иску служит юридическим фактом, завершая юридический состав, предусмотренный конкретной нормой материального права. Юридические факты, входящие в основание любого преобразовательного иска, возникают до процесса, и суд к ним ничего не добавляет, однако своим решением он принудительно реализует закрепленные в нормах материального права предписания и этим “замыкает” необходимый фактический состав.

Я разделяю мнение тех авторов, которые считают, что иски по делам об установлении отцовства относятся к преобразовательным. Основанием для подтверждения этого являются ст.7 ГПК, ст.11 ГК, объяснение которых уже дано, а также ч.3 ст.76 Кодекса о браке и семье 1999 года1, в которой сказано, что в случае установления отцовства в судебном порядке отец приобретает права и обязанности с момента вступления решения суда в законную силу. Следовательно, правоотношение отцовства возникает только после вынесения судебного решения в результате судебного преобразования и является соответственно юридическим фактом.

1.2 Возбуждение в суде дел об установлении отцовства.

Для решения вопроса о том, подлежит ли требование об установлении отцовства судебному рассмотрению, судья должен проверить ряд предусмотренных законодательством обстоятельств, имеющих процессуальное значение, некоторые из них выступают в качестве предпосылок права на обращение в суд по делам об установлении отцовства, другие имеют иное значение, например для определения вида судопроизводства, в котором должно рассматриваться дело. Возбуждение гражданского дела в суде - это акт реализации такого важного конституционного права, как право на судебную защиту (ст.60 Конституции Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями2) и закрепленного в ст.6 ГПК права на обращение за судебной защитой. Право на предъявление иска – это право заинтересованного лица на возбуждение и рассмотрение в суде первой инстанции конкретного дела искового производства с целью его разрешения. Это право не связано с наличием у лица, обращающегося в суд, материального права. Лицо может предъявить в суд даже явно необоснованное требование. Суд не вправе отказать в принятии иска к своему производству по тем основаниям, что требование бездоказательно либо субъективное право, о защите которого просит истец, у него не возникло и т.д.

В теории гражданского процессуального права наличие у лица права на предъявление иска связывается с определенными обстоятельствами процессуально-правового характера, называемыми предпосылками права на предъявление иска.

Состав и содержание предпосылок права на предъявление иска вытекает, в первую очередь, из соответствующих норм ГПК, регулирующих отказ в возбуждении гражданского дела и прекращение производства по делу.

Возможность возбуждения дела об установлении отцовства связывается с наличием общих для всех исковых дел предпосылок. К ним относятся:

 1) подведомственность дела суду;

 2) наличие процессуальной правоспособности сторон;

 3) отсутствие вступившего в законную силу принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения суда.

Правила подведомственности дела суду определяются ст.37-39 ГПК. Правовое регулирование установления происхождения детей от родителей не состоящих в браке, действующим законодательством поставило вопрос разграничения подведомственности дел суду и административным органам, то есть органам загса. Такой вопрос возникает при установлении отцовства в отношении ребенка, мать которого умерла, признана недееспособной либо неизвестно ее местонахождение. В ст.55 Кодекса о браке и семье 1969 года этот вопрос был точно разрешен – подобные дела были подведомственны органу загса, в который мог обратиться с заявлением отец ребенка в случае смерти матери, признания матери недееспособной, лишение ее родительских прав, а также при невозможности установления ее места жительства. Сейчас же в ст.52 КоБС вопрос об установлении отцовства в отношении детей, мать которых лишена родительских прав или которые отобраны у нее по решению суда, относит к подведомственности суда. Но остался без ответа вопрос о том, в каком порядке должно быть установлено отцовство в отношении детей, мать которых умерла, признана недееспособной или безвестно отсутствующей – в судебном или административном порядке. Анализ положений КоБС (ст.ст.52,55 КоБС) дает основание утверждать, что данные вопросы подведомственны суду. Но тогда возникает другой вопрос – в каком производстве эти дела должны быть рассмотрены – в исковом или особом. Если рассматривать их в исковом производстве, то ответчиком следует признать ребенка, который может действовать в суде через представителя. Однако в судебной практике по этой категории дел сторонами всегда выступают мать ребенка и предполагаемый отец, занимая положение соответственно истца и ответчика. Возможно ли рассматривать данные дела в особом производстве также как и установление факта отцовства? Это представляется неверным, так как в случае установления факта отцовства устанавливается правовая связь с умершим человеком, тогда как в делах рассматриваемой категории отец жив. На наш взгляд вопрос установления отцовства в отношении детей, чья мать умерла, признана недееспособной или безвестно отсутствующей, должен быть четко урегулирован в законодательстве.

Одним из условий установления отцовства является отсутствие между родителями ребенка брака, зарегистрированного в органах загса. Согласно закону исковой порядок установления отцовства применяется в отношении детей, родившихся после введения в действие Основ законодательства о браке и семье (с 1 апреля 1968г.). Такая необходимость возникает в том случае, если родители не подали в органы загса совместного заявления о признании отцовства, поскольку у одного из них имеются возражения против отцовства или один из них уклоняется от подачи в загс совместного заявления об установлении отцовства. Заявление об установлении отцовства может быть принято к производству суда после регистрации рождения ребенка в органах загса.

Если в актовой записи о рождении запись об отце ребенка произведена на основании ст.58 КоБС, ее наличие не препятствует обращению в суд за установлением отцовства и не может служить основанием для прекращения производства по делу. Подобная запись не порождает материально-правовых последствий.

Как и в любом другом исковом деле, иск об установлении отцовства предъявляется в связи с наличием спора о праве, с наличием спорящих сторон - участников спорного правоотношения. Иск об установлении отцовства направлен на установление наличия родительского правоотношения между ребенком и его предполагаемым отцом, уклоняющимся от регистрации отцовства в органах загса. Ответчик по такому иску не признал добровольно наличие родительского правоотношения между ним и ребенком, что и вызывает необходимость судебного установления указанного родительского правоотношения. Таким образом, производство по установлению отцовства в суде в данном случае отвечает важнейшему признаку искового производства: наличию спора, который ведется между сторонами спорного правоотношения - истцом и ответчиком. Из этого следует, что условием подведомственности дел об установлении отцовства судебным органам в исковом производстве является спорный характер правоотношения.

Запись об отце, произведенная в свидетельстве о рождении, является доказательством происхождения ребенка от указанного в нем лица. Пленум Верховного Суда в п.1 постановления №12 от 20.12.1991г. “О практике применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей” (с изменениями и дополнениями от 23.12.1999г.)1 разъяснил, что суды не должны принимать к своему производству заявления об установлении отцовства, если в записи о рождении ребенка отцом указано определенное лицо [3, с. 19]. При наличии спора запись может быть исправлена только на основании решения суда (ч.2 ст.225 КоБС). Если в книге регистрации актов гражданского состояния отцом записано не то лицо, которое фактически им является, то в таких случаях возможно оспорить актовую запись об отцовстве (ч.1 ст.56 КоБС). Обращение в суд с иском об установлении отцовства будет возможно только в том случае, если указанная запись будет признана судом недействительной в судебном порядке.

Следует обратить внимание на то, что в соответствии со ст.51 КоБС мать ребенка, родившегося в результате искусственного оплодотворения, не вправе предъявить иск об установлении отцовства к мужчине, явившемуся донором материала для искусственного оплодотворения. Но данное положение представляется неверным, так как нарушается право ребенка на судебную защиту. Установление того было ли в данном случае искусственное оплодотворение или нет – вопрос материального права, который должен исследоваться в судебном разбирательстве. А из содержания ч.6 ст.51 КоБС следует, что этот вопрос суд должен решать при принятии заявления. На мой взгляд суд обязан принять такой иск к своему производству, и если в судебном разбирательстве выяснится, что ребенок родился в результате искусственного оплодотворения, то отказать в удовлетворении требования лица об установлении отцовства. Поэтому представляется правильным изменить, содержание ч.6 ст.51 КоБС следующим образом: требование матери ребенка, родившегося в результате искусственного оплодотворения, к мужчине, явившемуся донором материала для искусственного оплодотворения, не может быть удовлетворено.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством суду неподведомственны дела об установлении отцовства в отношении детей, родившихся до 1 октября 1968 года или в результате искусственного оплодотворения, и в отношении детей, в актовой записи о рождении которых отцом указано определенное лицо. Если эти обстоятельства обнаруживаются на стадии возбуждения дела, суд в соответствии с пунктом 1 ст.245 ГПК должен отказать в принятии искового заявления в связи с отсутствием права на обращение в суд. Если эти обстоятельства будут выявлены на стадии судебного разбирательства, то судья должен вынести определение о прекращении производства по делу (п.1 ст.164ГПК). Последствия этих действий суда одинаковы: стороны не могут обратиться в суд с тождественным иском – иском по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

В соответствии со ст.209 КоБС регистрация рождения ребенка, зачатого в браке, но родившегося после расторжения брака или признания брака недействительным, если до дня рождения ребенка прошло не более 10 месяцев, производится в том же порядке, что и регистрация рождения ребенка, родители которого состоят в браке, за исключением случаев, когда мать ребенка заявляет о рождении ребенка то другого лица. Следовательно, суды не должны принимать к своему производству заявление матери об установлении отцовства бывшего мужа, если ребенок родился до истечения указанного срока.

Согласно п.13 Инструкции о порядке совершения записей актов гражданского состояния, если мать ребенка заявляет о рождении ребенка от другого лица (но не бывшего супруга), то в запись акта о рождении сведения об этом лице в качестве отца ребенка вносятся только после установления отцовства этим лицом и при наличии письменного заявления бывшего супруга о том, что он не является отцом ребенка, либо на основании решения суда. При отсутствии факта установления отцовства и заявления бывшего супруга сведения об отце в запись акта о рождении ребенка вносятся по факту регистрации брака в соответствии со ст.54 КоБС [5,с.61].

Наличие процессуальной правоспособности сторон согласно ст.58 ГПК – способность иметь гражданские процессуальные права и нести обязанности стороны и третьего лица. Процесс не может начаться и развиваться с участием субъектов, которые не могут быть стороной в процессе. В законе указано, что процессуальная правоспособность сторон возникает с момента рождения каждого человека, и поэтому подробного объяснения не требует.

Для осуществления права на предъявление иска необходимо соблюдение определенных, установленных законом условий, образующих порядок предъявления иска, то есть установив наличие предпосылок права на обращение в суд, судья должен проверить соблюдение порядка обращения в суд, это те условия, при которых данным судом, и в данное время дело может быть возбуждено. Указанные обстоятельства именуются условиями реализации права на предъявление иска.

Если отсутствие предпосылок права на предъявление иска является неустранимым препятствием для обращения в суд с тождественным иском, то несоблюдение условий реализации права на предъявление иска влечет отказ в возбуждении дела в связи с наличием к этому препятствий, но не является неустранимым. Когда будет устранено соответствующее препятствие, истец может повторно обратиться в суд с заявлением по тому же делу в соответствии с ч.2 ст.247 ГПК.

К числу важнейших условий реализации права на предъявление иска об установлении отцовства относятся следующие:

иск должен быть предъявлен по надлежащей подсудности (ст.46,47 ГПК);

лицо, предъявляющее иск должно быть дееспособным (ст.59 ГПК;

предъявление иска должно быть облечено в форму искового заявления оформленного с соблюдением его реквизитов и оплачено государственной пошлиной.

Подсудность дел об установлении отцовства является условием возбуждения дел в исковом производстве. Согласно ч.1 ст.46 ГПК заявление о возбуждении дела подается в суд по месту жительства ответчика, если не установлено иное.

Следует сказать, что иск об установлении отцовства может быть предъявлен не только по месту жительства ответчика, но и по месту жительства истца, т.е. по этим делам действует правило альтернативной подсудности, реализация которого значительно облегчает положение истца (ч.3 ст.47ГПК ). Этого положения ранее не было в Гражданском процессуальном кодексе Республики Беларусь. Заявление о возбуждении дела могло подаваться только по месту жительства ответчика. Однако и тогда, если одновременно с иском об установлении отцовства было предъявлено требование о взыскании алиментов на ребенка при соединении исковых требований, с иском об установлении отцовства и взыскания алиментов истец вправе был обратиться в суд по месту жительства ответчика либо по месту своего жительства.

Дееспособность лица как условие реализации права на предъявление иска по делам об установлении отцовства в суде подробно рассматривается в главе о лицах юридически заинтересованных в исходе дела.

Исковое заявление об установлении отцовства должно быть письменным (ст.242 ГПК) и содержать ряд обязательных сведений, предусмотренных ст.243 ГПК. В частности, в нем необходимо указать фамилию, имя, отчество предполагаемого отца ребенка, его адрес, основание заявления (происхождение ребенка от данного лица) и требование об установлении отцовства. К исковому заявлению должна быть приложена его копия для ответчика. Необходимо, чтобы в заявлении указывались достаточные основания, свидетельствующие о происхождении ребенка от данного лица. В частности, исковое заявление должно содержать конкретное указание на один из перечисленных в ст.53 КоБС обстоятельств, могущих служить основанием для установления отцовства, а также ссылку на доказательства, его подтверждающие: указание на свидетелей, письма, справки, документы и прочее.

К исковому заявлению по делам об установлении отцовства и взыскании алиментов должны прилагаться согласно п.8 постановления Пленума №12 копии свидетельств о рождении детей, справки о нахождении детей на иждивении истца, а в зависимости от других обстоятельств дела - другие, имеющие значение для дела, материалы. Должна быть также истребована справка о размере заработка ответчика.

Исковое заявление об установлении отцовства оплачивается государственной пошлиной как заявление неимущественного характера (ст. 119, 115 ГПК). Пленум Верховного суда в п. 17 постановлении №12 разъяснил, что заявление об установлении отцовства и взыскании алиментов оплачивается государственной пошлиной по ставкам, установленным для исковых заявлений неимущественного характера. Если к заявлению не приложена квитанция, подтверждающая уплату государственной пошлины, суд выносит мотивированное определение об оставлении заявления без движения (ст.ст.248,111ГПК). В таком случае истцу дается время на исправление недостатков заявления, в частности, предоставления квитанции в суд. Согласно п.5 постановления Пленума Верховного Суда от 28 июня 2001г. №7 “О применении норм Гражданского процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции” продолжительность срока для исправления недостатков определяется судьей в каждом конкретном случае с учетом характера недостатков заявления и реальной возможности исправления к указанному в определении сроку [4]. При исправлении недостатков в установленный судьей срок исковое заявление считается поданным в день его первоначального представления в суд. Срок рассмотрения дела в этом случае исчисляется со дня исправления недостатков (ч.2 ст.248 ГПК).

1.3 подготовка дел об установлении отцовства к судебному разбирательству.

Цель гражданского процесса в целом - восстановление нарушенного права, то есть вынесение законного и обоснованного судебного решения и его реализация (исполнение). Данную цель процесса суд не может достигнуть без такой стадии судопроизводства, как подготовка дела к судебному разбирательству.

Подготовка дел к судебному разбирательству во всех случаях, независимо от объема и сложности совершаемых судьей процессуальных действий, является не только обязательной, но и самостоятельной стадией процесса. Законом установлено, что к подготовке дела судья приступает после принятия заявления. Подготовка дела как стадия процесса начинается с момента вынесения судьей соответствующего определения (ст.264 ГПК) и продолжается до вынесения определения о назначении дела к разбирательству в судебном заседании (ст.265 ГПК).

С учетом особенностей того или иного дела при его подготовке должны быть решены следующие задачи (ст.260 ГПК):

1) уточнены позиции имеющих непосредственный интерес в исходе дела лиц, то есть должны быть уточнены их требования, возражения, обстоятельства, которыми они их обосновывают, иные факты, имеющие значение для дела, разъяснены им права и обязанности.

2) решен вопрос о дополнении или ином изменении круга юридически заинтересованных в исходе дела лиц.

3) приняты меры для того, чтобы во время разбирательства дела суд имел все необходимые доказательства, и определены те, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих утверждений.

Под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, понимается деятельность юридически заинтересованных в исходе дела лиц и суда по определению предмета доказывания, то есть совокупности фактов, имеющих юридическое значение, которые необходимо доказать сторонам, с тем, чтобы суд правильно применил нормы материального права, определил права и обязанности сторон.

На этой стадии рассмотрения дела суды обязаны разъяснить гражданам порядок установления отцовства по заявлению родителей, не состоящих в браке. С этой целью согласно п.1 ст.261 ГПК судья при подготовке дела к судебному разбирательству в необходимых случаях вызывает ответчика, опрашивает его по обстоятельствам дела, выясняет, какие имеются возражения против иска и какими доказательствами эти возражения могут быть подтверждены. Практика показывает, что по всем делам об установлении отцовства вызов ответчика для выяснения обстоятельств дела крайне необходим.

Согласно п.7 постановления Пленума №12 судье следует в необходимых случаях при подготовке дела к судебному разбирательству вызвать истца и ответчика на беседу. Если во время опроса ответчик признает себя отцом ребенка, судья должен разъяснить сторонам правила ст. 52 КоБС и при согласии родителей установить происхождение ребенка путем подачи совместного заявления в органы загса, предоставить срок для определения отцовства в добровольном порядке. В случае, если стороны в установленное время не оформят отцовства, дело после проведения соответствующей подготовки назначается к судебному разбирательству.

В литературе высказано мнение, что вызов ответчика по делам об установлении отцовства при подготовке дела необязателен, но некоторые авторы обосновано не разделяют его [31, с.72]. Опрос ответчика судьей в ходе подготовки дела может вообще устранить необходимость судебного разбирательства, если ответчик согласится подать в органы загс совместно с матерью заявление об установлении отцовства. Изучение мною судебной практики показывает, что суды проводят недостаточную работу в этом направлении. Невыполнение требования закона о вызове ответчика для предварительной беседы и выяснения обстоятельств дела нередко приводит в последующем к нарушению сроков рассмотрения дела и даже неправильному разрешению спора.

 Представляется, вызов ответчика по делу об установлении отцовства в стадии подготовки на беседу необходим во всех случаях. Поскольку он не подал совместного заявления в добровольном порядке, надо полагать, что ответчик возражает против иска и выяснение оснований его возражений даст суду возможность заранее истребовать необходимые доказательства для проверки их в судебном заседании.

По мнению Яковлевой Г.В. в случае, когда ответчик проживает в другой местности требуется направление судебного поручения для его опроса [79; с.77]. Возможность собирания доказательств путем выполнения судебных поручений – является исключительный способ собирания доказательств, который должен применяться лишь в том случае, когда это действительно необходимо. Например, не следует опрашивать ответчика в порядке судебного поручения, если ответчик, проживающий в другом городе, хотя и не мог явиться в судебное заседание, но мог представить в суде письменные объяснения.

Поскольку вопросы о составе юридически заинтересованных в исходе дела лиц и о доказывании по делам данной категории являются в силу их сложности и важности предметом исследования в самостоятельных разделах работы, в данной главе они не затрагиваются. Признав дело достаточно подготовленным, судья выносит определение о назначении его к судебному разбирательству (ст.265 ГПК).

ГЛАВА II. ЛИЦА ЮРИДИЧЕСКИ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ  В ИСХОДЕ ДЕЛА.

При возбуждении гражданского дела судья должен уточнить процессуальное положение лица, обратившегося за защитой прав, определить круг лиц, имеющих право обратиться в суд с иском об установлении отцовства. Здесь действуют общие правила гражданского процессуального законодательства, в соответствии с которыми всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (ст.6 ГПК).

Круг лиц , по заявлению которых может быть возбуждено дело об установлении отцовства в порядке искового производства, достаточно большой. Согласно ст.53 КоБС отцовство в судебном порядке может быть установлено по заявлению одного из родителей или опекуна, попечителя ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия. Инициатором установления отцовства в судебном порядке чаще всего выступает мать ребенка. Однако законодательство Республики Беларусь предусматривает возможность подачи заявления в суд об установлении отцовства и иными лицами. Это положение разъяснено также в п.2 постановления Пленума №12.

Ребенок сам может предъявить иск по достижении им совершеннолетия, когда он приобретает в полном объеме гражданско-процессуальную дееспособность и будет в состоянии самостоятельно выступать в защиту своих интересов.

Так, в суде Центрального района города Минска рассматривалось дело по иску Масловского В.Н.(совершеннолетнего ребенка) к его предполагаемому отцу Щеглову Н.А. об установлении отцовства. Мать Масловского В.Н. умерла и перед смертью сказала сыну, что у него есть отец, к которому и был заявлен впоследствии иск [11].

Судебный порядок установления отцовства означает принудительное осуществление права родившегося вне брака ребенка на установление отцовства. Это право ребенка ввиду отсутствия у него дееспособности осуществляется его законными представителями, как правило, матерью. Если она недееспособна, то иск может быть предъявлен опекуном (попечителем) ребенка. Такой иск не может быть предъявлен опекуном самой недееспособной матери, поскольку стороной семейного правоотношения по установлению отцовства является ребенок, а не мать ребенка. Опека над матерью установлена лишь для защиты ее прав и интересов [21, с.195-196]. Поэтому не соответствует законодательству высказанный по данному вопросу взгляд М.В.Матеровой, полагавшей, что опекун недееспособной матери вправе возбудить дело об установлении отцовства в порядке особого производства[55,с.36].

 Несовершеннолетние, защита прав и законных интересов которых осуществляется в гражданском судопроизводстве, должны участвовать в деле в качестве лиц с материально-правовым интересом: истца, ответчика, третьего лица, заявителя, заинтересованного лица. В тоже время по делам, в которых защищаются права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних, в соответствии с устоявшейся судебной практикой, они или вообще не участвуют в процессе, или вызываются в судебное заседание как свидетели.

В юридической литературе распределение процессуальных ролей по делам, связанным с защитой прав и интересов несовершеннолетних, по существу тяготеет к одной из двух концепций. Первая исходит из идеи, что несовершеннолетние, не обладающие гражданской процессуальной дееспособностью в полном объеме, по общему правилу не могут быть лицами, юридически заинтересованными в исходе дела, так как в соответствии с законом их права и интересы должны защищать в суде законные представители. При таком подходе истцами, ответчиками, третьими лицами вместо несовершеннолетнего с материально-правовым интересом признаются его законные представители или другие лица, защищающие его интересы [38, с.22-23; 73, с.42].

Вторая концепция, которая представляется наиболее правильной (Кострова Н.М., Яковлева Г.В., Иванова С.А., Кочиев Т.Д.), основана на том, что стороны и третьи лица – это действительные или предполагаемые субъекты спорного или связанного с ним материального правоотношения, ставшего предметом судебного разбирательства. Поэтому независимо от объема гражданской процессуальной дееспособности и непосредственного участия в деле, истцом, ответчиком, третьим лицом должен признаваться несовершеннолетний, чьи права и охраняемые законом интересы защищаются, оспариваются или затрагиваются в ходе рассмотрения дела [45, с.64-66; 80, с.101; 37,с.75-77; 48,с.16].

В литературе и судебной практике не было единого мнения по поводу того, вправе ли несовершеннолетняя мать самостоятельно обратиться в суд с иском об установлении отцовства, и может ли быть ответчиком по этим делам предполагаемый несовершеннолетний отец. Нормы о процессуальной дееспособности в ГПК не дают, по существу, четкого ответа на данный вопрос. Некоторые авторы утверждали, что несовершеннолетняя мать не обладает таким правом, не вправе самостоятельно требовать установления отцовства, поскольку возможность личной защиты в суде несовершеннолетними своих прав предусматривается только при наличии специального указания об этом в законе [38, с.23-24], а по общему правилу интересы несовершеннолетних в суде должны представлять их законные представители наряду с участием их самих [38, с.22]. Другие возлагают эту обязанность на органы опеки и попечительства [64, с.84-85], третьи считают, что родительские права и обязанности несовершеннолетними родителями должны осуществляться самостоятельно [58, с.66; 70, с.69-70], поэтому несовершеннолетняя мать вправе самостоятельно защищать и представлять интересы своих детей в суде, поскольку закон не предусматривает никаких ограничений родительских прав и обязанностей [79; с.74].

В судебной практике имели место случаи, когда суды не принимали заявлений таких матерей и разъясняли им, что с такими исками могут обратиться только их представители (родители, попечители). Эта позиция представляется неправильной, так как исходя из ст.73 КоБС, защита прав и интересов несовершеннолетних детей лежит на их родителях. Поскольку с личностью самих родителей тесно связано осуществление ими родительских прав, передоверие их другим лицам недопустимо.

На мой взгляд целесообразно закрепить в законе принцип самостоятельного осуществления родительских прав и обязанностей несовершеннолетними родителями. Согласно п.2 постановления Пленума №12 право на обращение в суд имеет только несовершеннолетняя мать, в то время когда таким правом должны обладать и мать ребенка, и предполагаемый несовершеннолетний отец.

Другое дело – суд обязан всемерно защищать интересы таких родителей, в частности, несовершеннолетней матери, предъявившей иск, или несовершеннолетнего ответчика, у которого также могут возникнуть родительские права и обязанности.

Когда брак не зарегистрирован, правовое положение несовершеннолетней матери осложняется. Одним из наиболее важных при этом является вопрос об установлении отцовства и взыскании алиментов. По ныне действующему законодательству несовершеннолетняя мать, не состоящая в браке, имеет такое же право на защиту интересов своих детей как и несовершеннолетняя мать, состоящая в браке. Согласно п.1 ст.73 ГПК представителями в суде не могут быть лица, не достигшие совершеннолетия, кроме несовершеннолетних родителей – по делам своих детей. Так как законодатель не конкретизировал каких именно несовершеннолетних родителей (состоящих или не состоящих в браке) можно считать представителями в суде, следовательно, те и другие вправе обратиться в суд на равных условиях.

В судебной практике встречаются иногда дела, по которым ответчик – предполагаемый отец – является несовершеннолетним. Законодательство о браке и семье не урегулировало этот вопрос. И суды при принятии таких заявлений испытывают некоторые затруднения. Но вопрос о приеме искового заявления в этом случае решается положительно. Сложнее дело обстоит, когда несовершеннолетние родители подают заявление в органы регистрации актов гражданского состояния. Мнения о возможности такого обращения в литературе расходятся.

 Согласно первой позиции это может быть сделано без каких-либо препятствий, на основании того, что хотя несовершеннолетние родители и не являются дееспособными в полном объеме в гражданском праве, но в семейном праве у них есть возможность подать заявление добровольно об установлении отцовства [47,с.103].

Другая позиция заключается в том, что несовершеннолетние могут подать заявление, но с согласия законных представителей [22, с.87].

 Затруднения вызывает также установление отцовства, если предполагаемым отцом является недееспособный. Общепризнанно, что недееспособный отец не имеет права вместе с матерью ребенка подать совместное заявление о добровольном признании отцовства. Он лишен способности осуществлять родительские права и обязанности. Однако недееспособность не исключает несение обязанностей, равно как и наличия субъективных прав. Установление же отцовства недееспособного лица преследует прежде всего цель возложения на отца соответствующей обязанности по содержанию ребенка. В загсе предъявление иска как от недееспособного, так и к недееспособному невозможно. В суде же исключено предъявление иска от недееспособного, но можно предъявить исковое заявление к недееспособному лицу [65,с.170].

Нельзя согласиться с мнением Е.М.Белогорской, что недопустимо судебное установление отцовства в отношении недееспособного лица [14, с.39]. Неубедительным в этой связи представляется довод, что недееспособное лицо не может заключить брак, а заключенный им брак признается недействительным. Следует различать способность заключить и способность иметь права отца. Заключение брака недееспособным лицом законом запрещено, но состоять в браке, обладать правами и обязанностями, вытекающими из брака, супруг может, если признание его недееспособным произошло после вступления в брак. Поэтому следует подчеркнуть, что допустимо установить происхождение ребенка от недееспособного лица. Однако отцовство в этом случае может быть установлено только в судебном порядке [21, с.198].

Мне представляется правильной именно та позиция, согласно которой недееспособное лицо не может подать исковое заявление в суд, а к недееспособному лицу можно предъявить исковое заявление по данной категории дел.

Существует два подхода к решению вопроса о том, кто должен защищать интересы несовершеннолетнего ответчика в возрасте от 14 до 18 лет. Наш законодатель говорит об этом в ч.2 и ч.3 ст. 59 ГПК. По мнению Червякова К.К., согласно ч.2 ст.32 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, интересы несовершеннолетнего ответчика должны защищать его законные представители с обязательным привлечением к участию в деле самого несовершеннолетнего [73, с.42], также сказано в ч.2 ст.59 ныне действующего ГПК Республики Беларусь. Веберс Я.Р. придерживается иной точки зрения, что несовершеннолетний отец должен обладать способностью самостоятельно участвовать в качестве ответчика по предъявленному к нему иску об установлении отцовства по тем же соображениям, по которым процессуальную дееспособность должна иметь несовершеннолетняя мать ребенка как истица. В данном процессе преследуется цель установления происхождения ребенка, поэтому ответчиком по делу является несовершеннолетний предполагаемый отец, хотя и у родителей в случае установления отцовства также могут возникнуть предусмотренные законом права и обязанности по отношению к ребенку. Родители в данном процессе могут выступать лишь в качестве законных представителей несовершеннолетних с целью оказания процессуальной помощи своим подопечным. Следовательно, в данном случае вопрос о процессуальной дееспособности несовершеннолетнего предполагаемого отца должен быть разрешен на основании ч.3 ст.59 ГПК. Указанный подход отражен также в п.3 постановления Пленума №12, в соответствии с которым при предъявлении иска об установлении отцовства к несовершеннолетнему лицу суд обязан обсудить вопрос о привлечении к участию в деле родителей, усыновителей или попечителей ответчика в качестве его законных представителей. Как видно из данного разъяснения Пленум Верховного Суда полагает, что практика относит этот случай к предусмотренным в ч.3 ст.59 ГПК, когда несовершеннолетний вправе лично защищать свои интересы в суде, а его законные представители привлекаются к участию в деле для оказания ему помощи по усмотрению суда.

Среди ученых нет единства в определении сторон по данной категории дел. Сторонами являются участники спорного материального правоотношения, имеющие материальную и процессуальную заинтересованность в исходе дела. В исковом производстве сторонами являются истец и ответчик.

Согласно ст. 53 КоБС отцовство может быть установлено по заявлению одного из родителей или опекуна (попечителя) ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия. Подача заявления недееспособным или неуполномоченным на это лицом влечет отказ в возбуждении дела в связи с наличием к этому препятствий.

Наиболее часто исковое производство начинается по требованию матери ребенка, которая подает заявление в суд, а ответчиком является то лицо, которое предполагается отцом ребенка. На практике таких родителей обычно и называют сторонами процесса по делу об установлении отцовства. Однако существует значительное расхождение в определении процессуального положения этих основных участников.

В юридической литературе является спорным вопрос о том, кто выступает истцом по делам об установлении отцовства. Одни считают, что истцом по делу об установлении отцовства является мать ребенка [79;c.72], другие полагают, что ими являются лица, указанные в ч.1 ст.53 КоБС [35,с.11-12; 74, с.61], третьи - мать и ребенок [51; с.23], четвертые - истцами могут быть отец и ребенок [67,c.242]. Существуют также мнения, что истец в любом случае - сам ребенок [55, c.65; 79, c.73]. Решение этого вопроса зависит от того, как определяется субъектный состав.

В теории семейные правоотношения по субъектному составу делятся на состоящие из двух или трех участников. При этом следует отметить, что для семейного права в силу строго индивидуальной природы регулируемых им отношений наиболее типичны двухсубъектные правоотношения. Трехсубъектные правоотношения возникают реже, например, между родителями и ребенком, однако и они могут быть рассмотрены как несколько простых правоотношений, в которых участвуют каждый из родителей и ребенок. Чаще всего такое рассмотрение правоотношений просто необходимо потому, что правовая связь ребенка с каждым из родителей строго индивидуальна. Ее возникновение, изменение и прекращение не связано с динамикой правоотношения с другим родителем, хотя осуществление родительских прав каждым из них соприкасается и в определенной степени ограничивается существованием второго родительского правоотношения. Поэтому, по мнению М.В.Антокольской родительское правоотношение следует рассматривать как трехстороннее только в определенных случаях, например когда решается вопрос об участии родителей в воспитании ребенка, поскольку в решении этого вопроса участвуют оба родителя и учитывается мнение самого ребенка, а реализация выработанного порядка участия родителей осуществляется как встречными действиями родителей, так и действием самого ребенка [9, с.94].

С учетом вышеизложенного существует точка зрения, что в делах об установлении отцовства имеет место трехсубъектный состав, то есть мать и отец связаны между собой в процессе по данной категории дел. В этом случае мать и ребенок с правовой точки зрения являются соистцами, и мать еще выступает как законный представитель ребенка.

Авторы, считающие, что истцом является мать, или мать и ребенок, обосновывают свой вывод, исходя из следующих соображений: в деле об отцовстве мать имеет материальную заинтересованность; мать, отец и ребенок являются субъектами родительского правоотношения. В частности, И.А.Агабабовян, признавая, что истцом во всех случаях является субъект спорного правоотношения, имеющий в деле материальную и процессуальную заинтересованность, полагает, что, предъявляя иск об отце, мать защищает одновременно как свои права, так и права ребенка. Поэтому мать и ребенок в данном правоотношении должны рассматриваться как процессуальные соучастники [6,с.13-14].

В.М.Кошкин считает, что правовое положение матери как субъекта родительского правоотношения, является основанием для признания ее стороной по делу об отцовстве наряду с ребенком и его отцом. Следовательно, в тех случаях, когда иск предъявляется матерью ребенка, имеет место процессуальное соучастие на стороне истца, где соистцами являются мать и ребенок [51,с.12-13]. Примерно те же аргументы приводит Д.М.Чечот, считая родителя, подавшего иск об отцовстве, соистцом ребенка, так как установление отцовства порождает правоотношения не только между ребенком и отцом, но и между родителями ребенка, поскольку они связаны взаимными правами и обязанностями в отношении ребенка (воспитание, содержание, ответственность за поведение и др.) [67, с.242].

Если придерживаться этих концепций, то, видимо, будет также правильным утверждать, что родители являются соистцами и по ряду других брачно-семейных дел (о взыскании алиментов в пользу несовершеннолетних, о лишении родительских прав, об отобрании ребенка без лишения родительских прав и т.д.). Однако такой вывод представляется не совсем правильным. Анализ норм семейного и процессуального законодательства не дает основания для подобных рассуждений. Для соучастия характерно, что каждое из лиц юридически заинтересованных в исходе дела на стороне истца или ответчика, находится в самостоятельных материальных правоотношениях с противоположной стороной [67, с.63-66; 52, с.259].

Все указанные авторы нечетко проводят грань между сторонами и другими участниками процесса (в частности, законными представителями сторон). Существенным признаком, отличающим стороны от других участников процесса (в преобладающем большинстве случаев) является наличие между ними материально-правовой связи [52, с. 242-250]. В данном правоотношении такая связь возможна лишь между ребенком и его отцом, ибо сущность решения об отцовстве сводится к подтверждению наличия или отсутствия материального правоотношения между ребенком и его кровным отцом [53, с.118].

А интерес матери по делам данной категории является не материально-правовым, а процессуальным, поскольку установление отцовства не порождает для нее ни прав, ни обязанностей.

Поэтому более верную позицию занимают ученые, считающие истцом непосредственно ребенка [73, с.73-74]. Все остальные лица, которым по закону дано право возбудить данное производство, действуют в интересах ребенка, поэтому являются заявителями лишь в процессуальном смысле [75, с.198].

Такая позиция соответствует и положению гражданского процессуального законодательства, устанавливающему, что истцом по делу является не лицо, возбудившее дело, а лицо, в интересах которого заявлен иск (cт.60 ГПК). C этих позиций не правы и авторы, считающие истцами лиц, предусмотренных в ст.53 КоБС.

Признание истцом самого ребенка по делам об установлении отцовства отражает известное в процессуальной литературе мнение о сторонах в материальном и процессуальном смысле [76, с.9-10].

Данная концепция (о том, что ребенок – истец) нуждается в некотором уточнении. В тех случаях, когда иск об установлении отцовства предъявляется отцом ребенка, надлежащим истцом следует признать его, защищающего свое право на отцовство [66,с.372].

Так, в суде Центрального района г.Минска рассматривалось дело по иску Попова В.С. к Ракуть Н.Н. об установлении отцовства. В обоснование иска истец указывал, что с ответчицей они состоят в фактических брачных отношениях около трех лет, ведут общее хозяйство, поддерживают супружеские отношения, а в 2001 году у них родилась дочь Елизавета отцом которой является он [10].

На практике иски об установлении отцовства отцами предъявляются редко. Такое положение, очевидно, объясняется тем, что, с одной стороны, женщины очень редко отказываются от установления отцовства в загсе, если мужчина добровольно готов это сделать, а, с другой, некоторые отцы не хотят обременять себя обязанностями по воспитанию и содержанию детей.

Некоторые авторы, считающие истцом ребенка, признавая право отца на предъявление иска, при этом истцом его не считают. В частности, Яковлева Г.В. подчеркивает, что даже тогда, когда иск об отцовстве предъявлен самим отцом, истцом является ребенок, а отец лишь возбуждает производство в защиту интересов ребенка [79, с.73].

Следует обратить внимание еще на один вопрос, касающийся круга лиц, имеющих, в частности, право на предъявление иска об установлении отцовства. Согласно п.4 ст.85 ГПК государственные органы и юридические лица могут обращаться в суд с заявлениями в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц по делам о защите иных интересов несовершеннолетних, а также интересов недееспособных. А по ст.87 ГПК граждане могут обращаться в суд с такими заявлениями в случаях, предусмотренных п.4 ст.85 ГПК. Таким образом, буквальное толкование указанных положений приводит к выводу, что обратиться в суд с иском об установлении отцовства вправе любое лицо. Очевидно, что это не так, и в судебной практике не должны приниматься заявления от любых лиц.

Мать ребенка, как уже отмечено, занимает в гражданском процессе положение законного представителя. Аналогично определяется процессуальное положение опекуна и попечителя (ст.74 ГПК ).

Под ответчиком понимается лицо, которое нарушает права или интересы истца либо неосновательно оспаривает его права и вследствие этого привлекается к ответственности по иску, то есть против которого возбуждается дело [Гражданский процесс учебник]. Следовательно, ответчиком по делам данной категории выступает предполагаемый отец ребенка, в отношении которого заявлено требование об установлении отцовства. В судебной практике это положение не вызывает сомнения, поэтому предполагаемый отец, как правило, и является ответчиком по делу.

Мнение о том, что по делам об установлении отцовства, кто бы не возбудил судебный процесс (кроме отца), ответчиком всегда является отец ребенка, а по иску отца – его мать широко распространенно в литературе. Однако как субъект спорного материального правоотношения, по иску отца ответчиком должен являться сам ребенок [66, с.372]. Но поскольку он не обладает процессуальной дееспособностью, его интересы в суде будут представлять его законные представители. С достижением же ребенком совершеннолетия, то есть когда он приобретает материальную и процессуальную дееспособность в полном объеме, ребенок будет сам отвечать по иску отца.

Отцовство предполагает кровную связь между ребенком и его отцом. С правовой точки зрения это есть правоотношение, субъектами которого является ребенок и его отец. В зависимости от того, кто из них первым предъявит иск (защищая право иметь отца или быть отцом), тот и должен быть признан истцом, а второй субъект - ответчиком. Такое “формальное” определение процессуального положения сторон встречается и по другим делам, например, о расторжении брака, когда между сторонами нет спора и первый подавший иск считается истцом.

Поэтому исходя из всего изложенного об истце и ответчике по делам об установлении отцовства, трудно согласиться с некоторыми высказанными в литературе мнениями. В частности с тем, что если иск об установлении отцовства предъявляется отцом, то соответчиками являются мать и ребенок [51, с.13] или мать и лицо, записанное в свидетельстве о рождении отцом ребенка [67, с.242]. В последнем случае фактическому отцу необходимо обратиться в суд с иском о признании записи об отце недействительной [41,с.114], а после возбудить производство об установлении отцовства.

Необоснован вывод о возможности привлечения по делам об установлении отцовства в качестве соответчиков двух и более мужчин [55, с.70; 51, с.14].

У ребенка может быть только один отец. Следовательно, недопустимо предъявление иска к нескольким ответчикам или привлечение на сторону ответчика других лиц [74, с.64]. Когда у суда имеются обоснованные данные о возможном происхождении ребенка не от ответчика, а от другого лица, то речь идет не о соучастии, а о замене ненадлежащего ответчика надлежащим.

Соучастие возможно по указанным делам в двух случаях: иск об установлении отцовства предъявляется в интересах двух или более детей (последние – соистцы); отец обращается с требованием об установлении отцовства в отношении двух и более детей (последние – соответчики).

Таким образом, истцами по делам об отцовстве являются ребенок, а в отдельных случаях и его отец. Все остальные лица, которым по закону предоставлено право предъявить иск об установлении отцовства, исходят из интересов ребенка и выступают как законные представители.

Я разделяю данную точку зрения и полностью согласна с теми аргументами, которые приводили сторонники этой позиции.

Следует затронуть также вопрос о возможности участия третьих лиц по этим делам.

В судопроизводстве по гражданским делам допускается участие третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, и третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора (ст.66 ГПК). На мой взгляд, участие третьих лиц с самостоятельными требованиями возможно и по делам об установлении отцовства. Так, если мать предъявляет иск к предполагаемому отцу, но в дело вступает лицо, которое говорит, что оно является предполагаемым отцом, то в результате судья должен привлечь его в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, к участию в деле. С правовой точки зрения это возможно.

В действующем семейном законодательстве не решен вопрос, связанный с привлечением в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. В частности, возникают проблемы с привлечением по делам об установлении отцовства в качестве таких лиц близких родственников предполагаемого отца.

Подтверждение родительского правоотношения между отцом и ребенком является также и признанием родственного правоотношения между ребенком и родственниками отца. В этой связи возникает вопрос: имеется ли основание для привлечения в процесс по делу об установлении отцовства близких родственников отца, то есть оказывает ли решение суда по делу об установлении отцовства влияние на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

Родственники отца так или иначе заинтересованы в исходе дела об отцовстве независимо от того, ведется ли оно в суде в порядке особого или искового производства. Между тем по делам особого производства родственники отца обязательно подлежат привлечению в качестве лиц, юридически заинтересованных в исходе дела, а по делам искового производства они не привлекаются. Из изложенного отдельные авторы делают вывод о том, что родственники отца должны привлекаться к делу об установлении отцовства в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований; признание родительского правоотношения между ребенком и его отцом влечет за собой признание родственных правоотношений между ребенком и родственниками отца [55,с.68-69]. Но с этим вряд ли можно безоговорочно согласиться.

В ранее действовавшем КоБС 1969г. ст.ст.97,98 закрепляли правоотношения между ребенком и родственниками отца, которые по отношению к ребенку могли занять положение деда и бабки, родных братьев и сестер, устанавливая их обязанность при определенных условиях содержать ребенка. В новом КоБС 1999г. эти положения исключены, а осталась только норма о том, что дед и бабка могут участвовать в воспитании своих внуков (ст.78 КоБС). Если родители расторгли брак между собой, то обязанность по предоставлению деду и бабке возможности общения с внуками лежит на том из родителей, при котором проживают дети. В случае отказа родителей от предоставления деду и бабке возможности общаться с внуками порядок такого общения определяет суд на основании заявления заинтересованного лица.

При решении вопроса о возможности участия по делам об установлении отцовства третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, исходным является наличие у заинтересованного лица только определенного интереса или интереса, закрепленного субъективным правом. Наличие одного лишь интереса недостаточно для того, чтобы участвовать в исковом производстве по делу об установлении отцовства.

С учетом вышеизложенного, на мой взгляд, есть правовое основание для участия в деле деда и бабки в качестве третьих лиц на стороне ответчика.

Это вытекает из ст.67 ГПК, согласно которой вступление или привлечение в процесс в качестве третьего лица на стороне ответчика возможно, если решение по делу может повлиять на их (третьих лиц) права и обязанности по отношению к одной из сторон.

Но, если к ответчику предъявлен иск об установлении отцовства, то мать ребенка не вправе участвовать в процессе в качестве третьего лица, так как решение по делу не может оказать влияния на ее субъективные права.

ГЛАВА III. ДОКАЗЫВАНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО  ДЕЛАМ ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ОТЦОВСТВА.

Большое значение для правильного разрешения дел об установлении отцовства имеет определение предмета доказывания.

По делам об установлении отцовства, как и по любому гражданскому делу, важно правильно и полно определить какие именно факты входят в предмет доказывания и те доказательства, с помощью которых их можно установить. В юридической литературе вопрос о предмете доказывания по делам об установлении отцовства является спорным.

Между вопросом определения предмета доказывания по иску об установлении отцовства и основанием этого иска существует тесная связь. Поэтому позиции авторов по одной и другой проблеме, как правило, совпадают. Рассмотрим имеющиеся точки зрения на эту проблему.

В литературе представлено мнение о том, что предмет доказывания по делам об установлении отцовства исчерпывающе определен в ч.2 ст.53 КоБС [46, с.107-109; 53, с.120].

Авторы, считающие правильной эту точку зрения обосновывали ее тем, что по законодательству судебное установление отцовства возможно лишь при доказанности хотя бы одного из обстоятельств, указанных в ныне действующем брачно-семейном законодательстве Республики Беларусь в ст. 53 КоБС:

1) совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка;

2) совместное воспитание ребенка;

3) совместное содержание ими ребенка;

4) доказательства с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства;

5) происхождение ребенка от ответчика.

В отношении каждого из этих обстоятельств даются объяснения в постановлении Пленума №12, подробное разъяснение которых будет осуществлено далее.

 Перечень этих обстоятельств является исчерпывающим. Но нужно сказать, что утверждение о том, что в предмет доказывания включаются только обстоятельства, указанные в ч.2 ст.53 КоБС, является не совсем правильным: при наличии этих обстоятельств ответчик может не быть отцом ребенка. Поэтому установление отцовства при отсутствии факта происхождения привело бы к ущемлению законных интересов ответчика.

Е.Н. Аюева полагает, что в предмет доказывания по делам об установлении отцовства следует отнести происхождение ребенка от предполагаемого отца, то есть установление наличия кровного родства между ответчиком и ребенком [13, с.34].

И.А. Агабабовян относит сюда происхождение ребенка от указанного матерью лица, подтвержденное наличием одного из обстоятельств в ст.53 КоБС [6, с.22].

Г.В.Яковлева в предмет доказывания по делам об установлении отцовства включает такие факты основания иска: факт принадлежности ребенка истице, происхождение ребенка и факты, указанные в ст.53 КоБС, а также факты возражения ответчика против иска, однако лишь такие, которые могут повлечь за собой отказ в иске (биологическая неспособность к оплодотворению, отсутствие между сторонами близких отношений в момент зачатия ребенка и другие) [79,с.79].

Примерно также определяют предмет доказывания указанных дел Кошкин В.М. и Кац А.К., но они не включают в него факт принадлежности ребенка истице [39,с.38-39].

Э.Салумаа сюда относит: происхождение ребенка; одно из условий ст.53 КоБС; отсутствие добровольного признания отцовства; а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела [66, с.376].

В предмет доказывания по рассматриваемой категории дел В.М.Матерова включает следующие обстоятельства: принадлежность ребенка истице и нахождение его в живых, рождение ребенка не ранее 1.10.1968 года; отсутствие зарегистрированного брака между матерью ребенка и ответчиком по делу; одно из условий ст.53КоБС [55,с.80-81].

Данные концепции спорны. Одни из них сужают предмет доказывания, другие, наоборот, расширяют его и тем самым сводят к деталям.

Специфика доказывания по делам об установлении отцовства заключается в том, что удовлетворение иска об установлении отцовства связано в законе не только с фактом кровного родства с ребенком, а также с обстоятельствами, указанными в ст.53 КоБС. Тогда в предмет доказывания по делам об установлении отцовства следует отнести: происхождение ребенка, как обстоятельство, имеющее материально-правовое значение; факты, установленные ст.53 КоБС, при доказанности которых можно делать определенные выводы об искомом факте - о происхождении ребенка (кроме предусмотренного ст.53 КоБС факта происхождения ребенка от данного лица с достоверностью, подтвержденного доказательствами).

При распределении между сторонами обязанностей по доказыванию регулирующее воздействие приобретают правила семейного законодательства, на основании которых происходит перераспределение этих обязанностей. В этих правилах, называемых юридическими предположениями или доказательственными презумпциями, отражается специфика защиты конкретных субъективных прав.

Следует отметить, что обстоятельства, перечисленные в ст.53 КоБС, играют в процессе двоякую роль. С одной стороны, они могут быть квалифицированы как юридические факты материально-правового значения, с наличием которых связывается возникновение правоотношения между отцом и ребенком. С другой, процессуальной, стороны, как доказательные факты либо факты основания презумпции. Именно такие мнения высказаны по данному вопросу в литературе. Одни считают, что обстоятельства, указанные в ст. 53 КоБС, являются доказательственными и достаточно хотя бы одного из них, чтобы установить биологическую кровную связь между ребенком и отцом. Другие относят их к фактам основания презумпции – происхождение ребенка от предполагаемого отца – ответчика, которая опровержима и считается истинной пока не доказано обратное.

От решения этих вопросов зависит определение круга фактов, которые суд должен проверить, а стороны обязаны подтвердить в судебном разбирательстве, а также должна ли мать ребенка, обратившаяся в суд с иском об установлении отцовства, доказывать факт происхождения ребенка от определенного лица, или ее обязанности по доказыванию ограничиваются обоснованием одного из тех обстоятельств, которые в соответствии со ст.53 КоБС принимаются судом во внимание при установлении отцовства.

В литературе высказано мнение, что истица по этим делам обязана доказывать не только одно из названных в семейном законодательстве обстоятельств, но и факт происхождения ребенка от ответчика, поскольку этот факт также входит в состав основания ее требования [51,с.16]. Другие авторы утверждают, что удовлетворение иска об установлении отцовства связывается в семейном законодательстве с подтверждением не факта кровного родства ответчика и ребенка, а обстоятельств, приведенных в ст.53 КоБС [44, с.107].

В обеих приведенных позициях не учитывается презумптивное значение обстоятельств, признанных в семейном законодательстве основаниями удовлетворения иска об установлении отцовства. Действительно, надо признать, что определенная устойчивость отношений между матерью ребенка и его предполагаемым отцом создает естественное предположение о том, что указанное матерью ребенка лицо является его отцом по происхождению [8, с.10].

Презумпция происхождения ребенка от лица, проживающего совместно с матерью или участвующего в воспитании либо содержании ребенка, воздействует на формирование предмета доказывания по делу, а также распределение обязанностей по доказыванию между сторонами.

Ввиду перераспределения обязанностей по доказыванию мать ребенка обязана доказать хотя бы одно из тех обстоятельств, которые признаются в законе основаниями удовлетворения иска об установлении отцовства. Поскольку подтверждение хотя бы одного из этих фактов создает презумпцию отцовства, истица освобождается от обязанности доказывать факт кровного родства ребенка и его предполагаемого отца, если ответчик не возражает против заявленного иска.

Положение изменяется в случае возражения ответчика против иска, причем на содержание и объем доказывания воздействует характер возражений ответчика. Ответчик может возражать против фактов, на основании которых отцовство презюмируется, либо, не опровергая этих фактов, например, совместного проживания с матерью ребенка, отрицать факт кровного родства с ребенком. Наконец, ответчик может опровергать всю совокупность фактов: и факты, перечисленные в ст.53 КоБС, и свое родство с ребенком. В зависимости от того, какие факты положены ответчиком в основание его возражений против иска, формируется предмет доказывания по этим делам.

Так, по одному из дел Макаренко Л.А. предъявив иск к Ковалевскому А.Е. утверждала, что находилась в фактических отношениях с ответчиком, проживала у его родителей, готовила пищу, ходила в магазин, убирала комнату, в которой они жили. Когда она была беременна и лежала в больнице ответчик приезжал к ней, покупал продукты и вещи для ребенка; родители ответчика приходили к ее родителям и говорили о свадьбе, обещали выделить комнату в своей квартире. Ковалевский А.Е. возражал против указанных доводов Макаренко Л.А., утверждая, что истица уже была беременна до того, как он с ней познакомился, добровольно ей не помогал и регистрировать брак не собирался [12].

В юридической науке позиция о презумптивном значении обстоятельств, являющихся основаниями удовлетворения иска об установлении отцовства, получает все большее признание [68,с.34-36; 64,с.243-245]. Правильные научные рекомендации положительно воздействуют на судебную практику об установлении отцовства. В ч.2 ст.53 КоБС разъясняется, что при рассмотрении дел об установлении отцовства суд должен установить совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, совместное воспитание или содержание ими ребенка либо доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком ребенка или происхождение ребенка от ответчика.

Однако нельзя сказать, что в судебной практике последовательно проводится признание презумптивного значения обстоятельств, при которых отцовство может быть установлено судом. Так, в одном из обзоров судебной практики отмечается, что многие суды ограничиваются выяснением обстоятельств, приведенных в ч.2 ст.53 КоБС, и не принимают мер к установлению происхождения ребенка. [16, с.14]. В приведенном обзоре сделанный вывод иллюстрируется примерами из судебной практики по делам, где имевшиеся возражения ответчика против кровного родства с ребенком достаточно полно не проверялись. Для указанных дел об установлении отцовства эти факты должны дополнительно проверяться [17, с.4; 18, с.3], тогда как при отсутствии возражений ответчика против кровного родства суду нет необходимости проверять эти факты при условии подтверждения хотя бы одного из тех обстоятельств, на основании которых формируется презумпция отцовства.

В судебном процессе по делам об установлении отцовства в подавляющем большинстве случаев иски удовлетворяются при подтверждении в судебном разбирательстве фактов совместного проживания отца и матери ребенка в течение менее или более продолжительного срока [19, с.6].

Специфика дел об установлении отцовства заключается в том, что наличие (доказанность) одного из обстоятельств, указанных в ч.2 ст.53 КоБС (кроме факта происхождения ребенка от ответчика) создает доказательственную презумпцию происхождения ребенка. Это означает, что истец освобождается от обязанности доказывать факт происхождения ребенка от ответчика, т.к. этот факт предполагается существующим. Ответчик может это предположение опровергнуть, доказав, что он не является отцом ребенка. Я разделяю данное мнение.

Своевременное и правильное разрешение гражданского дела во многом зависит от того, насколько полно собраны доказательства, подтверждающие наличие фактов, от установления которых зависит разрешение дела.

Лицо обязано представить все имеющиеся у него доказательства для обоснования заявленного требования.

В ранее действовавшем семейном законодательстве России предусматривались такие же обстоятельства для установления отцовства, как и в белорусском. Но ныне действующее российское законодательство предусматривает, что решение по исковому заявлению об установлении отцовства принимается судом с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица (ст.49 Семейного кодекса Российской Федерации). Таким образом, суд должен установить один-единственный факт – действительное происхождение ребенка.

Каждое из указанных в п.2 ст.53 КоБС обстоятельств носит самостоятельный характер и должно быть подтверждено достоверными доказательствами.

Судами неоднократно разрешаются споры, когда совместное проживание сторон, характерное для семейных отношений, прекращалось до начала беременности или до рождения ребенка.

В п.10 постановления Пленума №12 обращено внимание на то, что прекращение таких отношений сторон до рождения ребенка само по себе не может послужить основанием для отказа в удовлетворении иска об установлении отцовства, за исключением случаев, когда они были прекращены до начала беременности.

В связи с этим разъяснением при рассмотрении таких дел судам необходимо выяснить характер отношений сторон, устанавливать период их совместного проживания, время зачатия ребенка, в отношении которого возник спор об установлении отцовства.

Совместное проживание должно сочетаться с ведением общего хозяйства. Сам по себе факт совместного проживания без ведения общего хозяйства, как и факт ведения общего хозяйства без совместного проживания, недостаточен для вывода о предполагаемом отцовстве ответчика [40, с.66]. В соответствии с разъяснениями Пленума в п.10 постановления №12 совместное проживание и ведение общего хозяйства ответчика с матерью ребенка до его рождения могут подтверждаться наличием обстоятельств, характерных для совместных отношений: проживание в одном жилом помещении, совместное питание, взаимная забота друг о друге, приобретение имущества для совместного пользования из общего бюджета и так далее. При решении вопроса о том, имело ли место совместное проживание и ведение общего хозяйства в каждом отдельном случае суду необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела и объективных условий жизни сторон. Например, совместным может быть признано проживание в различных жилых помещениях, если ответчик систематически приходил к истице, принимал участие в расходах по ведению общего хозяйства.

Некоторые авторы считают, что фактическое совместное проживание почти во всех случаях является необходимым. А.И.Пергамент ошибочно полагает, что даже у законных супругов раздельное проживание вызвано обстоятельствами, носящими временный характер(например, проживание супруга в другом населенном пункте в связи с учебой) или свидетельствует о прекращении семейных отношений. Поэтому, когда речь идет о лицах, не состоящих в браке, о совместном проживании, как правило, можно говорить лишь тогда, когда стороны фактически проживали в одном жилом помещении [62, с.36].

Рассматривая как одно из условий установления отцовства совместное проживание родителей ребенка и ведение ими общего хозяйства, законодатель предусматривает тем самым защиту таких отношений между мужчиной и женщиной, которые приближаются к семейным: связывают мужчину и женщину общностью ведения хозяйства, взаимной заботой, материальной и моральной поддержкой.

По делам об установлении отцовства суд обязан проверить, к какому времени относится начало беременности и совпадает ли оно с периодом совместного проживания сторон или их общения. В законе не установлен срок совместного проживания сторон до рождения ребенка [40, с.66].

Совместное проживание в одном жилом помещении должно пониматься как постоянное проживание в течение какого-то периода времени, а не периодическое совместное пребывание в помещении истца или ответчика или в ином месте во время взаимных встреч.

Например, по иску П. к Р. об установлении отцовства в судебном заседании П. утверждал, что он является отцом ребенка Р., содержанием и воспитанием которого они занимались совместно, Р. против этого не возражала [10].

Питание может считаться совместным, когда стороны питаются в домашних условиях и приготовлением пищи занимается один из них либо когда они питаются в столовой, а расходы на питание осуществляются из общего бюджета.

Совместное проживание не обязательно должно подтверждаться пропиской или другими подобными обстоятельствами.

Продолжительность совместного проживания не имеет решающего значения, поскольку главное заключается в характере отношений сторон в этот период. Однако оно не может быть кратковременным, так как требуется некоторый период, чтобы сложилось общее хозяйство и стойко определились отношения, которые характеризуются как семейные. Решение этого вопроса передано на усмотрение судов. В судебной практике имелись случаи, когда проживание сторон на общей площади в течение месяца с учетом всех других обстоятельств суд посчитал достаточным для удовлетворения иска [56,с.4].

Совместное проживание и ведение общего хозяйства чаще всего доказывается свидетельскими показаниями. Это обычно соседи по квартире, знакомые или родственники, которым могут быть известны конкретные факты, свидетельствующие о совместном проживании сторон и ведении ими общего хозяйства (переезд ответчика на квартиру истицы, приобретение продуктов, совместное питание и т.п.).

Так, по одному из дел свидетель Д. показала, что знакома с М., предъявившей иск к К., они дружат семьями; ответчика последний раз видела на рождество, он приходил также к М., нянчил ребенка, вместе готовились к свадьбе. Также Д. утверждала, что работает с матерью ответчика и когда родилась девочка, она приносила фотографию и говорила, что у нее внучка [12].

Все свидетельские показания, особенно родственников и друзей матери и предполагаемого отца, должны тщательно проверяться путем сопоставления между собой и с другими доказательствами.

Совместное воспитание ребенка может иметь место прежде всего тогда, когда ребенок проживает с матерью и ответчиком [40, с.67]. Но оно возможно и без совместного проживания или ведения общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком.

При совместном проживании родителей ребенка участие отца в воспитании ребенка предполагается. Отец может проживать и отдельно от ребенка, однако, его регулярное общение с ребенком, проявление о нем родительской заботы и внимания, заботы о его духовном и физическом развитии должно рассматриваться как воспитание ребенка.

Доказывается оно систематическим посещением ребенка, совместными прогулками, устройством в детский сад, школу, посещением этих учреждений, собраний, приобретение игрушек, книг и т.д. Эти обстоятельства могут подтверждаться показаниями свидетелей, справками детских учреждений и другими доказательствами [40, с.67].

Совместное содержание ребенка матерью и ответчиком может проявляться в нахождении ребенка на их иждивении или в оказании ответчиком систематической помощи в содержании ребенка, независимо от размера этой помощи (ч.1 п.11 постановления Пленума №12).

Однако у судов вызывают затруднения вопросы о том, какая материальная помощь рассматривается, как содержание ребенка, является ли содержанием ребенка единовременное (единичное) оказание помощи. Из дел усматривается, что суды по-разному подходят к оценке фактов, подтверждающих участие ответчика в содержании ребенка. Одни суды находят достаточным для удовлетворения иска об установлении отцовства, предоставление ответчиком известных средств на содержание ребенка, другие считают, что оказываемая ответчиком помощь на содержание ребенка должна быть систематической, более или менее постоянной [60,с.12].

Согласно закону родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Доли родителей в этом содержании могут быть неравными. Однако постоянное обеспечение средствами, необходимыми для существования несовершеннолетнего ребенка, предполагает нахождение его на иждивении у родителей. Если при разбирательстве дела будет установлено, что ответчик добровольно оказывал материальную помощь ребенку и средства поступали от него на протяжении определенного времени более или менее постоянно, суд может признать это как оказание ответчиком систематической помощи на содержание ребенка. При этом не требуется доказывать, что ребенок был принят ответчиком на иждивение, что эта помощь была основным, единственным источником существования ребенка.

В одном из обзоров судебной практики отмечается, что иски об установлении отцовства по основаниям совместного воспитания либо содержания ребенка матерью и ответчиком, как правило, предъявлялись с указанием одновременно на другие предусмотренные законом основания [60,с.12].

По делам об установлении отцовства особое значение придается признанию ответчиком своего отцовства, доказанность которого рассматривается семейным законодательством как одно из оснований удовлетворения предъявленного иска. Признание ответчиком отцовства может проявляться не только в словесном утверждении (устном или письменном) о том, что он – отец ребенка, но и в совершении им определенных действий. Так, о признании отцовства свидетельствуют связанные с нежеланием иметь ребенка действия ответчика, принимавшего меры к прерыванию беременности истицы [40, с.67].

О признании отцовства свидетельствуют только такие действия, которые не оставляют сомнений в том, что лицо действовало как отец ребенка. Нельзя делать вывод о признании отцовства, например, в случае передачи продуктов для истицы, находящейся в роддоме, приобретении игрушек для ребенка и т.п.[40, с.67]

Суд устанавливает отцовство при доказанности обстоятельств, свидетельствующих о том, что ответчик признавал свое отцовство в отношении ребенка. Так, признание может быть выражено как в период беременности матери (например, желание иметь ребенка, забота о его матери), так и после рождения ребенка. Признание ответчиком своего отцовства может быть как судебным (признание иска), так и внесудебным (сделанным вне зала судебного заседания) [72, с.15].

По одному из дел Б. обратилась в суд с иском к З. об установлении отцовства в отношении ее дочери и взыскании алиментов на содержание девочки. Иск был удовлетворен, поскольку суд установил наличие доказательств, с достоверностью свидетельствующих о признании ответчиком своего отцовства в отношении дочери. Из объяснений в суде установлено, что Б. была поставлена на учет как одинокая мать. В беседе с судьей З. признавал свое отцовство и обещал зарегистрировать брак с Б. В период нахождения Б. в роддоме З. получил ее паспорт и справку о рождении ребенка с целью его регистрации на свое имя, однако впоследствии от этого намерения отказался. З. говорил своему брату, что любит Б., что она от него беременна, ездил к ней в роддом. О рождении дочери З. рассказывал свидетелю Д. Перечисленные доказательства были положены в основу решения об установлении отцовства. Для установления отцовства не требуется совокупности перечисленных в ст.53 КоБС обстоятельств, а достаточно лишь одного из них [60, с.52].

 Признание ответчиком отцовства, сделанное вне судебного процесса, может подтверждаться в суде с помощью любых средств доказывания, а судебное признание отцовства обязывает суд проверить его в соответствии с ч.4 ст.61 ГПК. В настоящее время согласно ч.5 ст.285 ГПК несмотря на признание иска ответчиком, любое юридически заинтересованное в исходе дела лицо вправе потребовать проведения исследования доказательств. Исследование доказательств может быть проведено также по инициативе суда (п.14 постановления №12).

Суд не вправе принять признание иска ответчиком, если установит, что оно противоречит закону или нарушает чьи-либо права или охраняемые законом интересы (ч.4 ст.61 ГПК).

Постановление Пленума №12 в п.12 не ограничивает круг доказательств, которые могут быть использованы в процессе установления отцовства. Доказательствами признания ответчиком отцовства могут быть любые фактические данные, признанные судом достоверными (письма, телеграммы, фотографии, анкеты, заявления в различные инстанции), другие его действия, свидетельствующие о том, что он признавал себя отцом ребенка, а также показания свидетелей. По одному из дел в качестве доказательства признания отцовства была предъявлена фотография ответчика с надписью “моей дочери Светлане” [15, с.98].

По другому делу в числе прочих доказательств суд учел, что ответчик сделал на руке наколку “сын Аркадий”. В качестве доказательств могут фигурировать завещание, составленное в пользу ребенка, договор страхования, договор дарения, при условии, что в них предполагаемый отец указывает на родственные отношения с ребенком [34,с.103].

По иску М. к К. об установлении отцовства суду были представлены записки К. в роддом, в которых он спрашивал о состоянии здоровья его дочери, на кого она похожа, просил назвать девочку определенным именем. Суд удовлетворил иск [34, с.103-104].

При установлении отцовства используются и свидетельские показания. Так, свидетели могут рассказать о разговорах с ответчиком, в которых последний признавал свое отцовство. В соответствии с п.9 постановления Пленума № 12 свидетелем по делу об установлении отцовства может быть любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу. Заинтересованность лиц (родство, дружба, служебное положение, приятельские или неприятельские отношения) не может препятствовать свидетельствованию в суде. Однако их показания в этом случае нуждаются в дополнительной проверке.

Разрешая конкретные дела об отцовстве, суды в связи с установлением происхождения ребенка нередко должны исследовать такие вопросы, разъяснение которых требует специальных познаний в биологии, медицине и других областях науки, а следовательно, назначения соответствующей экспертизы.

Ранее назначаемые судами в нашей стране экспертизы по делам о спорном отцовстве могли лишь с достоверностью, но и то в редких случаях исключить отцовство, а не устанавливать его. Однако в последнее время благодаря достижениям современной медицины стало возможным устанавливать отцовство, а именно, происхождение ребенка от ответчика, одним средством доказывания – генно-дактилоскопической экспертизой.

 В практике судебных органов встречаются дела, по которым безусловно необходима экспертиза. В стадии подготовки дела к судебному разбирательству экспертиза производится, если из обстоятельств, изложенных в заявлении и объяснениях сторон, а также иных представленных доказательств усматриваются данные, которые в соответствии со ст.53 КоБС суд принимает во внимание при установлении отцовства. В таких случаях с учетом мнения юридически заинтересованных в исходе дела лиц суд должен разрешить вопрос о производстве экспертизы в процессе подготовки дела к рассмотрению. Пленум в постановлении №12 в п.8 также разъяснил, что в таких случаях, судья выносит определение о назначении экспертизы, которая проводится с соблюдением требований ст.ст.216-228 ГПК.

В п.6 постановления Пленума №12 указано, что доказательствами, с достоверностью подтверждающими происхождение ребенка от ответчика, могут быть заключения судебно-медицинской и генно-дактилоскопической экспертиз.

Так, при рассмотрении дела в судебном заседании по иску М. к К., судом было вынесено определение о назначении генно-дактилоскопической экспертизе по просьбе М. [10].

Судебно-медицинская экспертиза, например, может быть назначена с целью определения времени зачатия ребенка (судебно-гинекологическая экспертиза), установления того, способен ли ответчик иметь детей, если он ссылается на неспособность к деторождению и т.д. Неспособность ответчика стать отцом ребенка является основанием для отказа в удовлетворении иска, если судебно-медицинской экспертизой будет установлено, что такая неспособность наступила до зачатия ребенка. Ввиду того, что момент зачатия еще не может быть определен экспертами с абсолютной точностью, при сомнении необходимо назначить повторную экспертизу с привлечением гинекологов и педиатров, которые в зависимости от степени доношенности ребенка помогут правильному решению вопроса о его происхождении.

Судебно-гинекологическая экспертиза производится с целью более точного определения времени зачатия ребенка. Ее назначение необходимо в случаях, когда ответчик утверждает, что в момент зачатия ребенка отсутствовал и не был в близких отношениях с матерью ребенка (например, находился в командировке и т.п.). При проведении экспертизы изучаются медицинские документы: индивидуальная карта беременной, которая ведется женской консультацией, история родов, история развития новорожденного. В этих документах содержатся данные о дате первичного обращения матери ребенка в женскую консультацию, данные о динамических параметрах новорожденного. Учитывая эти данные и результаты освидетельствования женщины, эксперты-гинекологи устанавливают доношенным или нет родился ребенок, и уточняют время его зачатия.

Суды часто назначают судебно-биологическую экспертизу крови. Еще сравнительно недавно – до начала 90-х годов – такая экспертиза могла только исключить отцовство ответчика, но не подтвердить его, т.е. экспертиза не могла дать точный ответ на вопрос, является ли данный мужчина отцом ребенка, но могла установить, что он отцом не является [34,с.104]. Вывод экспертизы об исключении отцовства является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска, хотя бы по делу и были установлены обстоятельства, необходимые для установления отцовства.

Если же в отношениях сторон будет установлено наличие обстоятельств, предусмотренных законом, и по заключению экспертизы отцовство ответчика в отношении ребенка не исключается, а он свое отцовство отрицает, суду следует тщательно исследовать все фактические данные, связанные с происхождением ребенка. Иногда, чтобы установить истину по делу, необходимо изучить целый комплекс вопросов.

Развитие судебно-биологической экспертизы пошло по пути открытия новых систем крови. В настоящее время их насчитываются десятки. Однако не все они имеют равноценное прикладное значение, что зависит от числа признаков, входящих в каждую из них и распределения этих признаков в популяции [43, с.39].

В настоящее время экспертиза крови может быть проведена методом геномной или генетической дактилоскопии (генно-дактилоскопическая экспертиза). Это принципиально новая возможность идентификации личности позволяет практически определить отцовство конкретного лица. Метод базируется на современных разработках молекулярной биологии, его научной основой являются различия в структуре ДНК различных индивидов [36, с.36].

В основе данной экспертизы лежит открытие, сделанное в первой половине 80-х годов ХХ века английским ученым Э.Джеффрисом на уровне анализа вариабельности структуры ДНК человека, потрясшее принципы судебной биологии. Метод анализа первичных последовательностей ДНК человека с помощью радиоактивных маркеров на повторяющиеся фрагменты – полосы на рентгенограммах – показал, что для каждого человека существуют индивидуальные комбинации нуклеотидов, встречающиеся от 14 до 500 раз. Эти повторяющиеся комбинации составляют рисунок, который характерен для каждого человека, подобно отпечаткам его пальцев. Вероятность того, что комбинации последовательностей совпадут для двух человек случайно, не превышает одной 30-миллиардной. В отличие от отпечатков пальцев, которые не наследуются кровными родственниками, структура ДНК передается от родителей к детям, так как ДНК является носителем генетической информации.

ДНК находится в ядре практически любой клетки организма и является генетическим материалом, из которого состоят гены. С точки зрения химической структуры ДНК – это макромолекула, представляющая собой длинную двойную полимерную цепь, составленную из мономеров (нуклеотидов) и являющихся строительными блоками ДНК. Нуклеотиды бывают четырех типов и сочетаются между собой в цепочке ДНК таким образом, что их последовательность строго индивидуальна для каждого организма, то есть последовательность нуклеотидов является генетической информацией, а ДНК ее носителем. А.Джеффрису удалось выявить особое семейство гипервариабельных по длине участков молекулы ДНК, общая структурная организация которых обладает индивидуализирующими свойствами. Данное открытие послужило научной основой для внедрения методов молекулярной генетики в судебную биологию [43, с.38].

В конце 1987г. английский уголовный суд впервые в мировой практике принял генетическое доказательство при установлении отцовства. А чуть позже советские ученые разработали собственный метод генетической дактилоскопии. И уже в 1987г. в Бюро главной судебно-медицинской экспертизы РСФСР была проведена первая экспертиза, по качеству ничем не уступающая английской [34,с.102].

До внедрения методов анализа ДНК в экспертную практику вопросы спорного отцовства решались только на основе исследования групповых характеристик эритроцитарных, сывороточных, ферметативных и лейкоцитарных систем крови. Как уже было сказано результаты такой экспертизы позволяли однозначно лишь исключить ответчика, проходящего по делу в качестве предполагаемого отца [43, с.46].

Установление кровного родства молекулярно-генетическими методами основано на сравнительном анализе полиморфных участков (локусов) ДНК ребенка и предполагаемых родителей. Родительство не исключается при наличии совпадения признаков ДНК ребенка и предполагаемого родителя по всем исследованным локусам. Несмотря на то, что генетические признаки высоко аморфны, они также являются групповыми. Поэтому существует вероятность случайного их совпадения у не родственных лиц. Но чем больше число локусов ДНК изучено и чем более редкие признаки установлены, тем меньше вероятность случайного совпадения [43, с.48].

Для однозначной идентификации человека при наличии образца его генетического материала достаточно изучить в среднем тринадцать участков ДНК.

Оценка достоверности метода связана скорее с опасениями чисто технических ошибок, чем с возможностями самого метода.

Однако следует помнить о том, что заключения любой экспертизы, не являются каким-то особым доказательством и должны быть оценены судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч.3 ст.241 ГПК). Согласно ч.2 ст. 226 ГПК – заключение экспертизы не является обязательным для суда. Несогласие с заключением эксперта должно быть мотивировано [40, с.69].

Пленум в п.16 постановления №12 разъяснил, что заключения судебно-медицинской и генно-дактилоскопической экспертиз являются одним из средств доказывания, поэтому они должны быть оценены судом наряду с другими доказательствами по делу в их совокупности.

На сегодняшний день в мире анализ ДНК признан одним из самых перспективных направлений в развитии судебных экспертиз. Это обусловлено тем, что ДНК обладает уникальными свойствами. Таким образом, результаты анализа ДНК – неопровержимое доказательство, которое окончательно поставит все на свои места [43, с.47 ].

Поскольку по делам об установлении отцовства ни один вид экспертизы не может быть принудительно осуществлен, на практике до недавнего времени возникало много проблем, связанных с уклонением сторон (или одной из них) от участия в экспертизе. Однако в соответствии со ст.221 ГПК 1999г. в случае уклонения стороны от участия в экспертизе, когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы и какое она имеет для нее значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Это означает, что суд может истолковать факт уклонения одной из сторон от участия в экспертизе в невыгодном для нее свете, расценить его как злоупотребление или нежелание участвовать в процессе. Неблагоприятные последствия такого поведения стороны могут выразиться в виде признания судом того, что сторона данное обстоятельство не доказала либо не опровергла (ст.221 ГПК). Поэтому, например, суд может прийти к выводу об отцовстве ответчика и вынести решение об установлении отцовства, если ответчик отказался от проведения генной дактилоскопии.

 Основанием иска по делам об установлении отцовства является кровное родство, биологическое происхождение ребенка от ответчика. Ранее, когда не было возможности с достоверностью установить отцовство, было невозможно установить происхождение ребенка, родившегося в результате случайной связи, принимались во внимание обстоятельства, которые свидетельствовали о семейных отношениях истицы и ответчика, такие как совместное проживание и ведение общего хозяйства, совместное воспитание и содержание ребенка. Сейчас, когда генно-дактилоскопическая экспертиза может почти с достоверностью установить отцовство (и подтвердить биологическое происхождение), представляется, что в случае проведения такой экспертизы, суды могут не уделять внимание вышеназванным обстоятельствам.

Однако не следует все-таки исключать эти обстоятельства вообще, так как сторона может отказаться от проведения экспертизы, а суд только вправе, но не обязан, признать факт, который может подтвердить или опровергнуть экспертиза, установленным или опровергнутым. Кроме того, следует помнить, что все же остается некоторая вероятность ошибки заключения эксперта.

Согласно п.13 постановления Пленума №12, если обстоятельства, указанные истцом в обоснование иска об установлении отцовства, не нашли подтверждения, суд по своей инициативе обязан выяснить имели ли место другие перечисленные в ст.53 КоБС обстоятельства или одно из них, и с согласия истца на изменение основания иска вправе обосновать решение ссылкой на иные установленные обстоятельства.

На мой взгляд, это разъяснение Пленума противоречит ГПК, а именно, принципам состязательности, равенства сторон и диспозитивности, которые с наибольшей полнотой характеризуют правовое положение сторон в гражданском процессе. Принцип состязательности предопределяет свойственное гражданскому процессу распределение обязанностей по доказыванию. В соответствии с ним каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ч.1 ст.179 ГПК). В конечном итоге принцип состязательности обуславливает такое построение гражданского судопроизводства, при котором вся процессуальная деятельность в суде происходит в форме состязания (спора) сторон. В состязательности сторон определенное участие принимает и сам суд, но он только координирует их действия. Можно предположить, что в данном постановлении следует изменить формулировку так, чтобы суд разъяснял сторонам возможность изменения фактов, обосновывающих ее правовую позицию, в пределах, предусмотренных ст.53 КоБС если обстоятельства, указанные истцом в обоснование иска об установлении отцовства, не нашли подтверждения в судебном заседании.

ВЫВОДЫ

На основании изучения такой актуальной на сегодняшний день темы, как рассмотрение в суде дел об установлении отцовства, можно сказать следующее: рассмотрение судом данной категории дел представляет собой сложный процесс, который требует подробного исследования и объяснения различных спорных вопросов для правильного и обоснованного разрешения дела.

Результат дипломной работы послужил выявлению некоторых недостатков и неразрешимых моментов в законодательстве по делам об установлении отцовства и необходимым добавить и изменить некоторые его положения.

Во-первых, является спорным вопрос о том, к каким искам относятся иски об установлении отцовства. На мой взгляд – это иски о преобразовании, так как правоотношение отцовства не может существовать до вынесения решения суда по делам об установлении отцовства. Решение по преобразовательному иску имеет материально-правовое действие – правообразующее, правоизменяющее или правопрекращающее, и выносится при установлении правомерности изменения или прекращения правоотношения в сложившейся ситуации, является юридическим фактом, входит в юридический состав, содержащийся в конкретной норме материального права и влечет изменение или прекращение спорного правоотношения. Данная точка зрения подтверждается на основании ст.7 ГПК, ст.11 ГК, ч.3 ст.76 КоБС.

Во-вторых, возникают спорные вопросы, связанные с подведомственностью дел об установлении отцовства, а именно, разграничение подведомственности указанных дел суду и административным органам загса, в отношении ребенка, который отобран у матери по решению суда, мать, которого умерла, признана недееспособной либо неизвестно ее местонахождение. По сравнению с ныне действующим законодательством, в Кодексе о браке и семье 1969 года подобные дела были подведомственны органам загса. Сейчас же эти дела решаются в судебном порядке, кроме установления отцовства, в отношении детей, мать которых умерла, признана недееспособной или безвестно отсутствующей, которые не указаны в ст.52 КоБС. На наш взгляд эти дела также должны решаться в суде. Однако, тогда не понятен вопрос в исковом или особом производстве они должны быть рассмотрены. Если это исковое производство, то ответчиком будет ребенок, который может действовать в суде через представителя, но кто тогда будет представлять интересы ребенка; в особом же производстве устанавливается правовая связь с умершим человеком, а в делах данной категории отец жив. Таким образом, этот вопрос должен быть четко урегулирован в действующем законодательстве.

В-третьих, согласно ст.51 КоБС мать не имеет права предъявлять иск об установлении отцовства к человеку, являющемуся донором материала для искусственного оплодотворения, то есть эти дела неподведомственны суду. Это положение неверно, поскольку в ст.51 КоБС суд приходит к выводу об искусственном оплодотворении еще до возбуждения дела, тогда как доказательства должны исследоваться только в судебном порядке. Следовательно нарушаются права ребенка и поэтому представляется правильным изменить положение ст.51КоБС во избежание последующих нарушений и затруднений при рассмотрении дел, сформулировав его следующим образом: требование матери ребенка, родившегося в результате искусственного оплодотворения, к мужчине, явившемуся донором материала для искусственного оплодотворения, не может быть удовлетворено.

В-четвертых, следует урегулировать в законодательстве спорный вопрос о защите прав и интересов несовершеннолетних родителей в суде при рассмотрении дел об установлении отцовства. Некоторые авторы считают, что права и интересы несовершеннолетних в суде должны защищать их законные представители. Но данное мнение представляется неправильным. На сегодняшний день точно урегулировано, что только несовершеннолетняя мать вправе самостоятельно обратиться в суд с иском об установлении отцовства (п.2 постановления Пленума №12), а в отношении несовершеннолетнего отца ничего не сказано. На мой взгляд необходимо закрепить принцип самостоятельного осуществления родительских прав и обязанностей несовершеннолетними родителями. Поскольку и мать, и отец пользуются равными правами и обязанностями в отношении своего ребенка, то несовершеннолетний отец тоже вправе обратиться в суд с иском об установлении отцовства самостоятельно. Поэтому следует внести данное положение в соответствующий пункт постановления Пленума №12.

В-пятых, среди ученых нет единства в определении сторон по делам об установлении отцовства. В частности неправильно определяется положение матери ребенка, так как ее называют истицей. По нашему мнению истцом должен быть сам ребенок, так как именно он имеет материальную и процессуальную заинтересованность. А мать ребенка должна выступать в суде как его законный представитель.

В-шестых, мнения авторов расходятся по вопросу отнесения обстоятельств, указанных в ст.53 КоБС, и входящих в предмет доказывания, к доказательственным фактам или фактам основания презумпции. Я полагаю, что это факты основания презумпции. Факт происхождения ребенка от ответчика считается установленным в законе, пока не доказано обратное. Истец освобождается от обязанности его доказывать, так как этот факт предполагается существующим. Ответчик же может опровергнуть это предположение, доказав, что он не является отцом ребенка.

В-седьмых, в отношении вопроса о предмете доказывания, об обстоятельствах, которые должны учитываться судом при установлении отцовства, а именно, совместное проживание и ведение общего хозяйства, совместное воспитание и содержание ребенка, происхождение ребенка от ответчика, доказательства с достоверностью подтверждающие признание ребенка ответчиком. Так как ранее не было такой судебно-медицинской экспертизы, которая могла бы с достоверностью решить вопрос о происхождении ребенка от определенного лица, проводившиеся экспертизы могли лишь исключить его, то было важным в определении семейных отношений по делам об установлении отцовства использование таких обстоятельств, как совместное проживание и ведение общего хозяйства, совместное воспитание и содержание ребенка. На сегодняшний день существует генно-дактилоскопическая экспертиза, которая может почти со стопроцентной точностью установить биологическое происхождение ребенка. Поэтому в России другие обстоятельства суд не принимает во внимание, если будет установлено биологическое происхождение ребенка при помощи указанной экспертизы. Однако наш законодатель не отказался от этих обстоятельств, это можно объяснить ссылаясь на ст.221 ГПК, где указано, что суд вправе считать обстоятельство, которое может быть подтверждено или опровергнуто с помощью экспертизы установленным или опровергнутым. Исходя из этого положения суд может и не поступить таким образом. Также следует учитывать, что при установлении отцовства с помощью проведения генно-дактилоскопической экспертизы остается доля вероятности, что ответчик не является отцом ребенка. Таким образом, наш законодатель поступил правильно и в данном случае не следует вносить изменения в ст.53 КоБС, но суды должны наибольшее значение уделять обстоятельствам с достоверностью подтверждающим происхождение ребенка от ответчика.

Данная тема интересна тем, что она является важной в жизни общества, связана с взаимоотношениями между родителями и детьми.

Вся деятельность суда по разрешению дел об установлении отцовства, направлена на усиление охраны интересов детей. Суды защищают и материнство, и отцовство, являющееся предметом особой заботы нашего государства. Эти важные задачи, осуществляемые в гражданском судопроизводстве, нацеливают на дальнейшее совершенствование законодательства о судебном установлении отцовства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь принят Палатой представителей 10.12.1998г., одобрен Советом Республики Беларусь 18.12.1998г. // НРПА Республики Беларусь от 17.03.1999г. №18-19.

Кодекс Республики Беларусь о браке и семье принят Палатой представителей 03.06.1999г., одобрен Советом Республики Беларусь 24.06.1999г. //НРПА Республики Беларусь №55 28.06.1999г.

Постановление Пленума Верховного суда от 20.12.1991г. №12 (с изменениями и дополнениями от 23.12.1999г.) О практике применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей //Судебный вестник 2000г. №1.

Постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 28.06.2001г. №7 О применении норм гражданского процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции //НРПА Республики Беларусь №68, 26.07.2001г.

Постановление Министерства Юстиции Республики Беларусь от 31.07.2000г. №16 Инструкция о порядке совершения записей актов гражданского состояния// Юстиция Беларуси 2000г. №4.

Агабабовян И.А. Теоретические проблемы и практика судебного установления отцовства по семейному праву: Автореф. дисс. … канд. юр.наук – Алма-Ата, 1973г.

Агашин В.М., Газетдинов П.В. Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел в суде //Учебное пособие: М.1989г.

Анисимова Л.И. Процессуальные особенности рассмотрения дел об установлении отцовства //Советская Юстиция 1979г. №18.

Антокольская М.В. Семейное право //М.2000г.

Архив суда Центрального района города Минска за 2001 год: дело №2 – 1247.

Архив суда Центрального района города Минска за 2001 год: дело №2 – 604.

Архив суда Центрального района города Минска за 2001 год: дело №2 – 36.

Аюева Е.И. Укрепление законности в области охраны брачно-семейных отношений //Советское государство и право 1971г. №8.

Белогорская Е.М. Основания возникновения родительских прав и обязанностей //"Вестник Моск. ун-та, Сер. Право" 1971г.№2.

Белякова А.М. Вопросы советского семейного права в судебной практике //М.1989г.

Беспалов Ю. Разбирательство дел об установлении отцовства //Российская юстиция 2000г. №6.

Бюллетень Верховного суда РСФСР 1983г. №8.

Бюллетень Верховного суда РСФСР 1984г. №6, №12.

Бюллетень Верховного суда РСФСР 1986г. №1.

Василевич Г.А. Ювенальная юстиция в Беларуси: вопросы развития //Судебный вестник 2000г. №1.

Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве //Рига, 1976г.

Веберс Я.Р. Установление отцовства// Ученые записки, Латвийский университет, т.107, Рига, 1968г.

Горохов А.С., Шахматов В.П. Установление отцовства судом при жизни отца // Советская юстиция 1979г. №14.

Гражданский процесс. Общая часть под ред. Т.А. Беловой, И.Н.Колядко, Н.Г.Юркевича //Амалфея, Мн.2001г.

Гражданский процесс под ред. Треушникова М.К. //М.1999г.

Гражданский процесс под. ред. Яркова В.В. Учебник//изд. 3-е, перераб. и доп. //М. 1999г.

Гражданский процессуальный кодекс БССР 1964г.

Гражданское процессуальное право России под ред. М.С.Шакарян //Былина М.1999г.

Гришин И.П. Судебное установление отцовства: Автореф. дисс. … канд. юр. наук: 12.00.03 //Ин-т государства и права - М.1976г.

Гурвич М.А. Учение объект иске(состав, виды)//М.1981г.

Демьяненко А. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства // Социалистическая законность 1982г. №7.

Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты прав //М.1979г.

Дятлов О. Назначение и производство судебных экспертиз в гражданском процессе //ж. Юстиция Беларуси 2000г.№4.

Егорчева Т.И. Установление отцовства в судебном порядке // Журн. росс. права 2000г. №1.

Иванов О. Дела объект установлении отцовства и факта признания отцовства //Советская юстиция 1969г.№12.

Иванов П.Л., Гуртовая С.В., Геномная дактилоскопия в экспертизе спорного отцовства //Судебно-медицинская экспертиза 1990г. № 12.

Иванова С.А. Реализация права возбуждения дел об установлении отцовства //Свердловск 1988г.

Ильинская И. Лесницкая Л. Судебное представительство по гражданским делам // Советская юстиция 1971г. №11.

Кац А.К., Кошкин В.М. Особенности рассмотрения судами дел, возникающих из семейно-брачных отношений: Уч.пособие – Свердловск 1982г.

Комментарий к кодексу о браке и семье Республики Беларусь под ред. Тихини В.Г., Голованова В.В. //УП"Светоч" Мн.2000г.

Комментарий к кодексу о браке и семье БССР// под ред. Н.Г.Юркевича, Мн.1990г.

Комментарий к семейному кодексу Российской Федерации // Л.М.Пчелинцева Изд. НОРМА, М. 1999г.

Кондрашов С.А. Возможности генетической экспертизы при идентификации личности и установлении отцовства (материнства) по уголовным и гражданским делам// ж. Гражданин и право 2001г. №10.

Кострова Н.М. Особенности возбуждения дел об установлении отцовства // Советская юстиция 1977г. № 17

Кострова Н.М. Правовое положение участников судопроизводства по семейным делам // Правоведение 1981г. №1

Кострова Н.М. Судопроизводство по семейным делам : Уч. пособие, Махачкала: Изд. Дагестан.ун-та 1978г.

Кострова Н.М. Теория и практика взаимодействия гражданского и семейного законодательства //Ростов-на –Дону: Издательство Рост. Ун-та 1988г.

Кочиев Т.Д. Установление отцовства в суде //Правоведение 1985г. №1.

Кочиев Т.Д. Эффективность норм, регулирующих порядок судебной защиты прав и интересов в сфере брачно-семейных отношений (на материалах туркмен. ССР): Автореф. дисс. … канд.юр.наук: 12.00.03 // Ленинград. Гос.ун-т / Л-д 1984г.

Кошкин В.М. Основания удовлетворения иска об установлении отцовства // Советская юстиция 1976г. №12.

Кошкин В.М. Судебное установление отцовства//Автореф.дисс….канд юр.наук // Свердловск 1972г.

Курс советского гражданского процессуального права //Т.1 – теоретические основы правосудия по гражданским делам //М.1981г.

Курс советского гражданского процессуального права //Т.2 –Судопроизводства по гражданским делам //М.1981г.

Максимович Л.Б. Правовое положение несовершеннолетних родителей // Правоведение 1990г. №2.

Матерова М.В. Судебное рассмотрение дел об установлении отцовства //М.1972г.

Методические рекомендации о представительстве адвокатом интересов граждан по делам об установлении отцовства //Гугель И.Г. Киев 1986г.

Нечаева А.М., Ершова Н.М. Правовое положение граждан в брачно-семейных отношениях// М.1975г.

Никольская Н.П., Пергамент Л.И. Дела об установлении отцовства // Науч.коментар. – М.1972г.

Никольская Н.П. Производство экспертизы по делам об установлении отцовства //Советская юстиция 1972г. №13.

Обзор судебной практики по делам об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей и других членов семьи. Верховный суд Союза ССР, Министерство юстиции Союза ССР//М.1982г.

Панюгин В. Установление отцовства в судебном порядке //Социалистическая законность 1982г. №7.

Пергамент А. Установление отцовства в судебном порядке //Социалистическая законность 1971г. №7.

Пчелинцева Л.М. Семейное право России // Уч. пособие – М.1999г.

Розенберг Я.Н. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже – Рига 1981г.

Рясенцев Н.М. Семейное право //М.1971г.

Салумаа Э. Процессуальные особенности рассмотрения дел об установлении отцовства //Советское право – 1979г. №5.

Советский гражданский процесс /под ред.Чечиной Н.А. – Л-д 1984г.

Треушников М.К. Особенности рассмотрения гражданских дел //М.1995г.

Трубников П. Я. Рассмотрение судами дел об установлении отцовства //Законность 1997г. №1.

Фадеева Т.А. Проблемы семейного права: Уч.пособие – Л-д 1976г.

Хаскельберг Ю.Л. Вопросы судебного установления отцовства //Вопросы совершенствования гражданско-правового регулирования – Томск 1983г.

Червяков К. Оценка доказательств по делам объект установлении отцовства //Советская юстиция 1981г. №23.

Червяков К.К. Установление и прекращение родительских прав и обязанностей //Юр. литература М.1975г.

Чечот Д.М. Применение нового брачно-семейного законодательства //Советское государство и право – 1970г.№10.

Шакарян М.С. Субъекты советского гражданского процессуального права //М.1970г.

Шакарян М.С. Участие в советском гражданском процессе органов государственного управления //М.1978г.

Шакарян М.С. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе // М.1990г.

Шакарян М.С. Учение о сторонах в советском гражданском процессе //Уч.пособие – М.: ВЮЗИ 1983г.

Яковлева Г.В. Охрана прав незамужней матери // Мн.1979г.

Яковлева Г.В. Установление отцовства (по материалам Белл-пост ССР): Дисс. … канд.юр.наук: 12.00.03 //АН БССР Ин-т гос. и права – М.1976г.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
А. Хлопонин: У горнолыжных курортов Чечни хорошие перспективы
- Местное население могло бы зарабатывать на каждом лыжнике до 2 млн долларов мелкими купюрами - радостно добавил Р. Кадыров
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по праву и законодательству "Рассмотрение судом дел об установлении отцовства в порядке искового производства", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru