Диплом: Бандитизм - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Бандитизм

Банк рефератов / Правоохранительные органы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 1001 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение

1. Общие подходы к квалификации бандитизма и разграничению его со смежными составами преступлений

2. Разграничение бандитизма и разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия

3. Разграничение бандитизма и преступного сообщества (преступной организации)

4. Разграничение бандитизма и незаконного вооруженного формирования

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

«Всеобщая декларация прав человека» провозглашает, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность . Эти положения также устанавливаются Конституцией Российской Федерации. Ответственность за преступления против жизни и здоровья предусматривается Уголовным кодексом Российской Федерации.

Защита жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних угроз предполагает создание системы правовых норм, обеспечивающих нормальное существование личности, общества, и безопасные условия для трудовой деятельности и отдыха граждан, их жизнедеятельности, а также нормальное функционирование общественных и государственных учреждений и организаций.

Основными объектами обеспечения безопасности являются: личность, ее права и свободы, общество, его материальные и духовные ценности, государство, его конституционный строй, обороноспособность и территориальная целостность. Наиболее опасные случаи нарушения, выражающиеся в преступном посягательстве на общественную безопасность и общественный порядок, пресекаются с помощью уголовно - правовых норм.

В настоящее время высокая эффективность вооружённых посягательств, большое число жертв, успешное сопротивление сотрудникам правоохранительных органов выделяют вооружённую преступность из массы остальных насильственных деликтов. Вооруженная преступность оказывает определенное влияние на состояние правопорядка в стране, моральный климат в обществе, настроение граждан и их готовность противостоять нарушителям закона. Применительно к теме настоящей дипломной работы вооружённая преступность представляет интерес в связи с тем, что современный бандитизм является её важным элементом.

Давно доказано, что уровень преступности зависит от общего состояния государства. Обеспечение общественной безопасности и общественного порядка – одна из важнейших задач государства. В условиях роста организованной преступности, в том числе вооруженной, все большую остроту приобретает проблема борьбы с бандитизмом как одним из опаснейших ее проявлений. Бандитизм сопряжен с вооруженными нападениями на организации и граждан. Последние особенно уязвимы, так как под угрозу становится не только их собственность, но и жизнь.

Общественная опасность бандитизма характеризуется тем, что данные группы оснащены современным транспортом и вооружены.Высокая степень его общественной опасности обусловлена целым рядом факторов:

1) эта форма преступной деятельности изначально ориентирована на применение насилия, которое в последние годы все чаще становится универсальным инструментом совершения самых различных по своему характеру преступлений: терроризма, захвата заложников, разбойных нападений, вымогательства и т.д. Это обстоятельство усугубляется еще и тем, что бандитизм, по самой своей природе предполагает вооруженное нападение, что делает насилие более жестоким и чреватым более тяжкими последствиями.

2) при бандитизме причиняется или создаётся реальная угроза причинения вреда различным группам общественных отношений: общественной безопасности, интересам личности, собственности и многим другим.

3) бандитизм представляет собой групповую преступную деятельность, что означает, с одной стороны, усиление дальнейшей криминализации общества и, с другой, – увеличение степени общественной опасности совершаемых преступлений.

4) создание банды, равно как и участие в ней, предполагает, как правило, совершение не одного, а нескольких или многих преступлений, т.е. длительную преступную деятельность.

5) бандитизм характеризуется явно неблагоприятными тенденциями его развития.

Практика работы органов внутренних дел показывает, что современные банды очень часто совершают дерзкие разбойные нападения, сопровождая свои действия убийствами, поджогами, похищениями людей. "По своему характеру эти преступления имеют такое яркое общественное звучание, что в литературе и у практических работников они получили наименование «резонансных».

От того, как быстро и качественно раскрываются и расследуются эти преступления в обществе, формируется мнение об эффективности работы правоохранительных органов».

Перед правоохранительными органами соответственно поставлена задача оптимизировать процесс разработки, совершенствования и внедрения в практику отвечающих современным реалиям методик расследования преступлений против общественной безопасности, одним из которых является бандитизм.

 «Обстановка совершения бандитизма в современных условиях характеризуется рядом обстоятельств, в частности:

-рост преступности вообще и организованной в частности. Как следствие этого увеличение «воров в законе», «авторитетов», способных организовать банду и привлечь в нее лиц, ранее судимых;

-недостатки в деятельности правоохранительных органов, ведущих борьбу с бандитизмом. В частности на стадии предварительного расследования бандитские нападения нередко квалифицируются как разбойные, суды в ряде случаев выносят бандитам неоправданно мягкие приговоры;

Таким образом общественная опасность бандитизма чрезвычайно велика. И, тем не менее, проблема создания бандитских формирований и бандитизма остается актуальной и требует дальнейшего изучения, объяснения и решения. Отсюда вытекает констатация актуальности, практической значимости и злободневности темы данной дипломной работы. Актуальность разработки данной проблемы объясняется тем, что не всегда правильно понимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и участие в бандитских нападениях. Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности. Допускаются ошибки как в отграничении рассматриваемого деяния от других, внешне схожих преступлений, так и в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не все преступления, в которых приняла участие банда, охватывается понятием бандитизма.

Важными показателями, раскрывающими суть указанной проблемы, являются, в первую очередь, низкое качество предварительного следствия, несовершенство законодательной базы, посвященной бандитизму, в которой не в должной мере учитываются складывающиеся по делам проблемы при разграничении бандитизма со смежными составами преступлений. Если к сказанному прибавить достаточно частые случаи переквалификации преступлений судами (в частности бандитизм - на разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, или наоборот), то решение проблем разграничения бандитизма со смежными составами преступлений становится особо актуальным.

Целью написания работы является определение основных признаков бандитизма и его отличительных особенностей от смежных видов преступлений, а так же обобщение предложений и разработка рекомендаций по совершенствованию законодательства, практической деятельности, правоохранительных органов, обеспечению реализации уголовно-правовых предписаний. Объектом исследования является бандитизм, как одно из самых опасных преступлений. К предмету исследования можно отнести понятие, признаки состава преступления, уголовная ответственность и отличительные признаки бандитизма.

Теоретической основой исследования послужили частные уголовно-правовые учения о квалификации преступлений, квалификации групповых преступлений таких авторов как: Б.В. Волженкина, М.В. Геворкяна, Л.Д. Гаухмана, А.И. Долговой, B.C. Комиссарова, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, М.А. Шнейдера, и др.

В ходе написания данной работы были проанализированы нормативно-правовые акты и иные источники, в том числе монографии известных ученых: Р.Х. Кубова, В.М. Быкова, Р.Р. Галиакбарова, Н.В. Колотова, Н.В. Дейнеги, Т.Д. Устиновой и других.

Кроме юридической литературы использовались работы по философии, логике, психологии, криминалистики и криминологии.

Структура дипломной работы определена с учетом задач исследования. Она состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы.

Глава 1. Общие подходы к квалификации бандитизма и разграничении его со смежными составами преступлений.

Квалификация преступления - одно из важнейших понятий науки уголовного права. Квалифицировать – значит относить некоторое явление по его качественным признакам, свойствам к какому-либо разряду, виду, категории. В области права квалифицировать – значит выбрать и применить ту правовую норму, которая предусматривает данный случай. Квалифицировать преступление – значит дать ему юридическую оценку, указать соответствующую уголовно-правовую норму, содержащую признаки этого преступления.

В указанной выше монографии В.Н. Кудрявцев говорит о том, что правильная квалификация исключает неосновательное осуждение лица, действия которого не представляют общественной опасности и не являются противоправными, и обеспечивают наказание действительного преступника. Правильная квалификация преступления весьма существенна и для обвиняемого в вопросе назначения ему справедливого наказания. Например, на практике достаточно часто возникают трудности в разграничении таких составов как бандитизм и разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору с применением оружия. А ведь от этого будет напрямую зависеть отнесение преступления к той или иной категории преступлений (тяжкое или особо тяжкое) и назначение наказания за него.

Б.А. Куринов также справедливо пишет о том, что правильно квалифицировать преступление означает установить тот факт, что конкретное рассматриваемое общественно-опасное деяние содержит в себе все те особенности, которые указал законодатель в определенной статье Особенной части УК РФ в качестве типовых и существенных признаков всех преступлений данного вида. Правильная квалификация преступления – это единственно возможный вариант уголовно-правовой оценки деяния. Правильная квалификация – это полное, исчерпывающее применение всех уголовных законов, охватывающих данное общественно-опасное деяние.

Квалификация преступления основывается на определенных положениях, сформулированных в законе и в теории уголовного права. В свою очередь эти положения не могут не исходить из методологических предпосылок, из философских взглядов и принципов. Поэтому для правильного понимания сущности квалификации необходимо прежде всего остановиться на некоторых положениях философии.

Один из основоположников общей теории квалификации преступлений В.Н. Кудрявцев, (труды других ученых в основном совпадают с его учением), в качестве методологической основы процесса применения правовой нормы, в том числе и квалификации, выделяет диалектический метод, а также положения философии, которые характеризуют отношения единичного и общего, конкретного и абстрактного, а также учение об объективной, абсолютной и относительной истине.

Отношение единичного и общего (философская основа квалификации).

Под единичным понимается отдельный предмет, отдельное явление, процесс или событие, встречающиеся в природе или обществе. Под общим в философии понимают объективно существующая общность черт, свойств, признаков единичных предметов и явлений объективной действительности, сходство отношений, связей между ними.

Ю.Н. Личман считает, что всякое конкретное преступление может быть отражено массой признаков:

1) отношение к лицу, совершившему преступление, так и конкретному деянию;

2) признаки конкретного деяния – вся бесчисленная совокупность признаков.

Кроме того, он выделяет 4 категории таких признаков:

1) все деяния, которые практически неисчерпаемы;

2) признаки, которые имеют значение для расследования и разрешения уголовного дела;

3) только те признаки, которые имеют уголовно-правовые значения;

 4) признаки, имеющие значение для квалификации преступления.

Между общим и единичным есть всегда обособленное. Общее содержание процесса квалификации состоит в сопоставлении конкретного и абстрактного, единичного и общего. «Таким образом, - считает Ю.Н. Личман, - подводя совершенное деяние под правовую норму, мы устанавливаем, что государственно-правовая оценка относится и к данному случаю, следовательно, имеются все основания для наступления тех правовых последствий, которые установлены в законе».

Квалификация и объективная истина.

С точки зрения материализма, истина - это соответствие наших представлений, восприятий с предметной природой воспринимаемых вещей, объективному миру, то есть не зависит от человеческого сознания.

Выделяют такие элементы истинности, как:

 1) представление о фактических обстоятельствах дела;

2) представление о содержании уголовно-правовой нормы;

3) представление об отношении между фактическими признаками дела и признаками деяния, предусмотренного в уголовно-правовой норме.

Вывод юриста о фактических обстоятельствах дела является истинным, как полагает Ю.Н. Личман, если он точно отражает фактические обстоятельства дела. Он отражается в дескриптивном (описательном) описании дела.

 Логические формы.

Логическая категория дедуктивного умозаключения – имеет наибольшее значение при квалификации. Значение логики в юриспруденции, в том числе и для правильной квалификации преступлений, не может вызывать сомнений.

При глубоком исследовании нередко оказывается, что одни и те же по внешнему виду действия содержат составы различных преступлений, имеют неодинаковое содержание и направленность, могут и должны получать различную правовую квалификацию. Формальная логика по сравнению с диалектической несколько ограничена. Формальность логики состоит в том, что она абстрагируется от непосредственного содержания тех понятий и суждений, с которыми имеет дело. Логика учит лишь о том, как следует связывать уже установленные истинные понятия и суждения в процессе вывода, какие при этом следует соблюдать правила и условия, чтобы с необходимостью получить надлежащие результаты.

Стоит отметить, что в области уголовного права возможности и научные достижения науки логики, как и методы, выработанные на ее основе, в настоящее время используется далеко не достаточно.

В общем понятии отражается закономерность, свойственная объективной действительности. Уголовно-правовая норма, будучи общим понятием, предусматривает такие наиболее существенные признаки деяния определенного вида, которые в совокупности характеризуют его общественную опасность и наказуемость, а также отграничивают его от смежных преступлений. Совокупность этих признаков, предусмотренных законом, принято именовать составом преступления. Куринов Б.А. считает, что состав преступления - это научная абстракция, включающая всего лишь совокупность наиболее существенных и типичных признаков преступлений того или иного вида. Это минимальный объем признаков, отражающий фактические особенности конкретных преступлений. В реальной действительности их значительно больше. Установление признаков состава достаточно для привлечения лица к уголовной ответственности, для квалификации преступления и совершенно не достаточно для решения других вопросов, например индивидуализации наказания. Квалификация преступлений - это процесс установления тождества (подобия) признаков понятия преступления определенного вида, содержащегося в уголовном законе, с фактическими признаками, характеризующими конкретное общественно опасное деяние.

В уголовно-правовой науке и практике расследования и рассмотрения уголовных дел, сложилось мнение, что квалификацию преступлений следует производить по элементам состава преступления, последовательно начиная этот процесс с объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. Иногда предлагается несколько иная схема: объект, субъективная сторона, объективная сторона и субъект, которая по нашему мнению является менее удачной, до выяснения субъективной стороны (психическому отношению лица к совершенному деянию) необходимо установить психическое состояние и возраст субъекта, что в последующем поможет в решении вопроса о субъективной стороне.

По мнению Б.А. Куринова, в процессе квалификации общественно опасного деяния важнейшее место занимает поиск той уголовно-правовой нормы, применительно к которой будет осуществляться процесс сопоставления фактических обстоятельств деяния с признаками состава преступления. Процесс поиска правовой нормы проходит следующие четыре стадии: первая стадия состоит в том, чтобы упорядочить полученные данные и выделить из них юридически значимые признаки, т. е только те, которые могут иметь значение для квалификации; вторая стадия состоит в выявлении всех возможных законодательных конструкций, моделей, которым соответствует имеющийся фактический материал; третья стадия – выявление группы смежных составов преступлений, которые соответствуют фактическим обстоятельствам, имеющимся по делу. После формирования группы смежных составов наступает четвертая, завершающая стадия – выбор из этой группы одного состава, признаки которого соответствуют совершенному преступлению. Такого же мнения придерживается Л.Д. Гаухман в своей работе «Квалификация преступлений: закон, теория, практика».

Вследствие того, что каждое преступление имеет ряд общих черт с другими преступлениями (в частности, бандитизм и такие составы преступлений как вымогательство, совершенное вооруженной группой; незаконное вооруженное формирование; организация преступного сообщества; террористический акт, совершенный группой лиц; разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору с применением оружия), то трудности при квалификации главным образом и объясняются этим обстоятельством. Наличие таких конкурирующих признаков, как применение насилия, завладение имуществом с корыстной целью, групповой характер действий, а также нередко и использование оружия, и вызывает определенные затруднения при разграничении указанных составов преступлений.

Для того, чтобы правильно квалифицировать преступление, необходимо очень четко представлять себе разграничительные линии между ним и смежными составами. Устанавливая свойственные данному деянию признаки, отбрасывая те признаки, постепенно углубляя анализ правовой нормы и фактических обстоятельств содеянного, мы приходим к единственно правильной совокупности фактических и юридических признаков, которая характеризует именно данное дело.

Я.М. Брайнин пишет: «Признаками состава преступления являются те признаки, которые указаны законодателем в диспозиции уголовного закона». Приведенная точка зрения достаточно правильна, т.к. она в полной мере обеспечивает однообразное понимание закона и его применение. «Очень просто пользоваться любым законодательным актом, если исходить из того, что все признаки соответствующего деяния перечислены исчерпывающим образом в этом акте, и при том только в нем одном». В действительности же все происходит намного сложнее, ведь в большинстве статей Уголовного Кодекса РФ ничего не говорится о субъекте преступления и о субъективной стороне. В основном, в диспозиции указывается признаки лишь объективной стороны преступления, да и то не в полном объеме. Так, например, в ст. 209 УК РФ, посвященной ответственности за бандитизм, не разъяснено понятие «нападение».

Л.Д. Гаухман под квалификацией преступления понимает установление и юридическое закрепление точного соответствия между фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовного закона, а также другими законами и (или) иными нормативными правовыми актами, ссылки на которые содержатся в бланкетных диспозициях статей Особенной части УК РФ.

Большинство юристов-теоретиков (Куринов Б.А., Кудрявцев В.Н., Глистин В.К., Г.Б. Виттенберг и др.) проводят разграничение смежных составов преступлений путем поэтапного анализа элементов состава преступления.

На данном методе и будет построено дальнейшее рассмотрение состава бандитизма с другими смежными составами преступлений.

Квалифицировать преступление по объекту, значит, установить, какой объект нарушен данным преступлением. Под объектом преступления в уголовном праве понимается то, против чего направлено преступное деяние и чему причиняется или может быть причинен вред. Решение данного вопроса сопряжено с тем, что объект преступления, как правило, не доступен для прямого исследования.

Общий объект преступления - это совокупность всех общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств.

По мнению Л.Д. Гаухмана, чем глубже познана и точнее отражена в законе природа общественных отношений и соответствующих им интересов, тем данная правовая норма является более обоснованной и поэтому эффективнее служит охране этих отношений.

При взятии общественных отношений под защиту уголовным правом, они объявляются объектом уголовно-правовой охраны и признаются возможным (при определенных условиях) объектом преступления, причем отдельный вид общественных отношений – объектом одного или нескольких преступлений. Нужно отметить, что наряду с господствующей концепцией, согласно которой объектом преступления признаются общественные отношения, в науке уголовного права высказываются и другие точки зрения. Из них в качестве основных можно выделить три, согласно которой к объекту преступления относятся:

1. Общественные отношения и правовая норма;

2. Общественные отношения и производительные силы общества, то есть люди, орудия и средства производства;

3. Предмет преступления; Родовой объект - это группа однородных и взаимосвязанных между собой общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступлений, которые по своей юридической природе образуют однородную группу. Действующее уголовное законодательство относит бандитизм к числу преступлений против общественной безопасности, где родовым объектом посягательства выступают основы общественной

безопасности. В юридической литературе имеются различные толкования понятий «безопасности» и «общественной безопасности». Так, В.С.Комиссаров определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от негативных последствий явлений социального, природного или технического характера, а также поддержание уровня этой защищенности. Г.В.Овчинникова под общественной безопасностью, как объектом преступлений, понимает систему «общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов». По мнению В.С.Егорова, общественная безопасность в узком смысле слова это «совокупность общественных отношений, обеспечивающих охрану и защиту основных наиболее важных общественных интересов – неприкосновенности личности, общественного спокойствия, нормальный режим функционирования государственных органов» .

Общим для множества определений понятия «общественной безопасности» является то, что сущностной ее составляющей выделяется система общественных отношений по поводу создания и поддержания состояния защищенности жизнедеятельности общества и его интересов. Причем, как справедливо отмечает Г.В.Овчинникова, особенность этого объекта заключается в том, что «безопасные условия существования общества слагаются из безопасности, неприкосновенности каждого члена общества, его имущества, нормальной безопасной деятельности государственных и общественных институтов» .

В.С. Комиссаров пишет, что «юридическая природа бандитизма заключается в том, что он объединяет действия, имеющие разные непосредственные объекты посягательства и направленность, в результате чего образуется качественно новое преступление. В силу этого бандитизм имеет и качественно новый объект, сложный по своему содержанию и не сводящийся ни к одному из составляющих его компонентов». По его мнению, общественная безопасность включает в себя следующее:

1. установление и поддержание общественного порядка и спокойствия;

2. обеспечение необходимых условий труда и отдыха граждан;

3. моральную и физическую неприкосновенность личности.

Таким образом, общественную безопасность можно определить как систему общественных отношений по поводу создания и поддержания состояния защищенности нормальной жизнедеятельности личности, общества и его институтов.

 Так же, по мнению B.C. Комиссарова (мы присоединяемся к этой точке зрения),общественная безопасность выступает в качестве самостоятельной ценности общества, которая включает в себя совокупность общественных отношений, обеспечивающих

неприкосновенность личности, собственности, нормальное функционирование государственных, общественных учреждений и институтов, частных структур, поддержания общественного спокойствия. Дополнительным объектом бандитизма может быть жизнь и здоровье граждан, отношения собственности, нормальное функционирование органов власти, а также иные объекты в зависимости от совершаемых бандами преступлений: установленный порядок осуществления экономической деятельности, общественная нравственность и другие. Определение объекта преступного посягательства имеет большое значение при квалификации преступления.

В связи с этим возникает потребность выявить ту качественную часть общественных отношений, которой причиняется или может быть причинен ущерб при совершении конкретных общественно-опасных деяний.

К предметам преступного посягательства при бандитизме относятся деньги (в том числе и валюта), ценные бумаги, драгоценности, предметы антиквариата, промышленные изделия, жизнь человека, его свобода, половая неприкосновенность, общественный порядок в том или ином регионе.

Непосредственный объект - это конкретное общественное отношение, на которое направлено посягательство и которому преступник причиняет вред либо создает угрозу причинения такого вреда.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 17 января 1997 года " О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм " говорится, что непосредственным объектом бандитизма является как реальная угроза личной безопасности граждан и их имущества, так и нормальное функционирование государственных, коммерческих или иных организаций. Так же дается более подробное разъяснение банды: " Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения. Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды» . Поскольку оконченный состав бандитизма образует сам факт создания устойчивой вооруженной группы, объединившейся для совершения нападений, наступления каких-либо последствий от действий банды не требуется. Под оружием следует понимать предметы и устройства, специально предназначенные для поражения живой цели. Оружие может быть как заводского изготовления, так и самодельное, а том числе газовое и пневматическое. Согласно ст. 1 Федерального закона «Об оружии» от 13.12.1996 г. № 150-ФЗ - это устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов . В этом определении законодателем акцент сделан на особом предназначении оружия и неразрывно связанных с ним конструктивных особенностях устройств или предметов. По принципу действия оружие в Федеральном законе «Об оружии» подразделяется на огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое, газовое и сигнальное (ст. 1 Федерального закона «Об оружии»). Кроме того, в ст. 3 Федерального закона «Об оружии» упоминаются электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, имеющие выходные параметры, соответствующие требованиям государственных стандартов РФ и нормам Министерства здравоохранения РФ, а в ст. 6 оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов; оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения и которые имеют выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами Российской Федерации и соответствующими нормами федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения, а также указанные оружие и предметы, произведенные за пределами территории Российской Федерации. Другое подразделение оружия на виды осуществляется в Федеральном законе «Об оружии» в зависимости от целей его использования, а также по основным параметрам и характеристикам его функционирования: боевое, служебное и гражданское.

Преступное сообщество, не обладающее оружием, не представляет собой вооруженной банды, в чем бы ни заключалась преступная деятельность такого сообщества. Для того чтобы считать банду вооруженной, не имеет значения, было ли использовано имевшееся у нее оружие при нападении. При этом не имеет значения также и характер оружия: оно может быть и огнестрельным, и холодным.

Если имеющееся у банды оружие не было применено при нападении, это обстоятельство не имеет значения для квалификации: состав бандитизма налицо.

Суммируя изложенное, полагаем дать следующее понятие вооруженности при бандитизме. Организованную группу следует признавать вооруженной (бандой), если у ее членов имеются предметы или устройства, конструктивно предназначенные для поражения живой цели и вследствие этого имеющие определенный правовой статус (запрещены к гражданскому обороту или ограничены в обороте в силу специального разрешения).

Наличие непригодного к использованию оружия, например или предметов, имитирующих оружие, не может считаться вооруженностью. В этих случаях преступная группа может привлекаться к ответственности за разбой или иные преступления, но не за бандитизм. Целью банды является нападение на граждан или организации. В прошлом бандитизм совершался в

целях получения материальной выгоды и по существу представляют собой наиболее опасные случаи группового вооруженного разбоя. Однако возможны случаи организации банды и в целях совершения изнасилований или иных преступлений против личности, порядка управления и общественной безопасности. В этих группировках имеются специальные вооруженные подразделения, которые совершают вооруженные налеты, убийства и другие преступления, связанные с применением насилия.

 Бандитизм может совершаться во многих сферах общественной жизни, затрагивать наиболее важные интересы в области обеспечения нормальных и безопасных условий жизни для всего общества. Нападение вооруженных банд сопряжено, как правило, с совершением тяжких преступлений против жизни и здоровья граждан. Кроме того, они нередко причиняют большой ущерб государственной и общественной собственности, а также личной и частной собственности граждан. В соответствии с действующим уголовным законодательством непосредственный объект посягательства носит сложный характер, то есть основным объектом выступает общественная безопасность, а в качестве дополнительного могут выступать отдельные отношения, определяемые характером конкретно совершаемых преступлений в процессе бандитских нападений, например, жизнь и здоровье граждан, собственность и т. п.

На наш взгляд, отношение бандитизма к преступлениям против общественной безопасности ярко отражает общественную опасность данного преступления, так как нападения банд, как это указано выше, могут быть направлены и на другие объекты. Именно от неприкосновенности основ общественной безопасности зависит безопасность других объектов.

В результате того, что одно преступление посягает не на одно, а на несколько смежных общественных отношений, возникают трудности при разграничении смежных составов преступлений. Поэтому очень важно определить, какие именно признаки объекта преступления входят в число элементов состава и имеют значение для квалификации. Из-за неполного и потому неправильного представления нередко возникают серьезные ошибки при квалификации преступлений. Поэтому при неверном определении объекта преступного посягательства, меняется квалификация преступления. Таким образом, акцент необходимо делать на непосредственный объект преступления.

Квалификация преступления по объективной стороне представляет собой не менее проблемную ситуацию в случаях, когда установлено, что смежные составы деяний посягают на одну и ту же область общественных отношений (например, бандитизм и организация преступного сообщества).

Объективная сторона бандитизма характеризуется только действием. С объективной стороны для наличия состава бандитизма необходимо совершения хотя бы одного из трех действий, указанных в диспозиции ст. 209 УК РФ. Это формальный состав, который считается оконченным при наличии хотя бы одного из следующих признаков:

1) создание устойчивой вооруженной группы (банды);

2) участие в устойчивой вооруженной группе (банде);

3) участие в совершаемых ею нападениях.

Для установления в процессе расследования каждой формы бандитизма важно учитывать понятие банды. Закон указывает на три признака банды: группа, устойчивость и вооруженность. Исходя из закона, статей 35 и 209 Уголовного кодекса, а также постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», банду можно определить как устойчивую вооруженную группу или организованную вооруженную группу из двух или более лиц, предварительно объединившихся для совершения одного или нескольких вооруженных нападений на граждан или организации. Для правильного понимания природы банды необходимо уяснить точное содержание ряда признаков банды, содержащихся в этом определении.

Из всех сторон бандитизма определенные сложности представляет объективная сторона, предусмотренная ч. 2 ст. 209 УК РФ, поскольку, во-первых, как свидетельствует практика, она является наиболее распространенной, а во-вторых, представляет особый вид соучастия, не закрепленный в Общей части УК РФ.

Часть 2 ст. 209 УК РФ предусматривает ответственность за участие в банде или совершаемых ею нападениях. Если действия по организации преступления по общему правилу являются наиболее опасными видами соучастия в преступлении, что находит подтверждение в санкциях ч. 1 и 2 ст. 209 УК РФ (как и других статей, содержащих сходные по характеру составы, например ст. 208, 210 УК РФ), то участие в банде или в совершаемых ею нападениях выступает основной формой совершения данного преступления.

Для ответственности за бандитизм достаточно одного участия в банде, т.е. факта вступления в нее и выполнения определенных действий, обязательно в интересах банды, даже если вступивший в нее непосредственно не участвовал в нападениях. Под участием в банде, в частности, понимается: финансирование, снабжение оружием, подыскание объектов нападения, обеспечение транспортом, предоставление помещения для встреч членам банды, укрывательство имущества, добытого преступным путем, привлечение новых членов и т.п.

В соответствии с ч. 2 ст. 209 УК РФ не требуется, чтобы все члены банды принимали непосредственное участие в нападениях. Действия таких лиц квалифицируются как участие в банде, а не как пособничество, т.е. по ст. 209 УК РФ, поскольку формы соучастия предполагают не только соисполнительство, но и распределение ролей, которое в банде осуществляется в уголовно-правовых рамках соисполнительства, и потому не требуют ссылки на ст. 33 УК РФ.

Действия лиц, не состоящих членами банды и не принимавших участия в совершенных ею нападениях, но оказавших содействие банде в ее преступной деятельности, квалифицируются по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 209 УК РФ.

Особое внимание необходимо обратить на момент, с которого лицо может считаться членом банды. Одним из основных принципов, на которых основывается уголовное право, является ответственность за деяния, поэтому ответственность за участие должна наступать, только если лицо, вступившее в банду, совершит какие-то действия в интересах банды, которые могут выразиться не только в совершении нападения, но и в обеспечении оружием, транспортом, подыскании объектов для нападения, финансировании и т.д. Поэтому нельзя признать верной позицию специалистов, считающих оконченным это преступление уже с момента вступления в банду, «даже если оно (членство) не было связано с участием в нападениях или оказанием содействия» только на основании того, что факт вступления в банду предоставит возможность использовать ее члена в соответствии с планами банды.

Под участием в банде в уголовно-правовой литературе традиционно понимается как снабжение банды оружием, подыскание подходящих для нападения объектов, сокрытие членов банды и оружия, хранение и сбыт приобретенного бандой преступным путем имущества, предоставление помещений и т.д. В то же время совершение нападения членами банды не всеми учеными признается в качестве формы участия в банде. В частности, по мнению отдельных авторов, участие в той или иной роли в организуемых бандой вооруженных налетах как для членов банды, так и для лиц, не являющихся участниками банды, образует самостоятельную форму бандитизма - участие в совершаемых бандой нападениях .

Другие ученые, напротив, считают, что участием в банде охватывается не только членство, но и непосредственное участие членов банды в совершаемых нападениях, а такая форма бандитизма, как участие в организуемых бандой нападениях, предполагает непосредственное участие в совершаемых бандой нападениях только лица, «не являющегося «постоянным» участником банды.

Таким образом, систематическое толкование текста ч. 2 ст. 209 УК РФ и разъяснений высшей судебной инстанции позволяет прийти к выводу, что правильное определение бандитизма в настоящее время должно основываться на том, что: во-первых, под участием в банде необходимо понимать участие в узком смысле слова, т.е. членство в банде; во-вторых, принимать участие в совершаемых бандой нападениях могут как члены банды, так и иные лица (как показало изучение уголовных дел, именно таким образом суды подходят к уголовно-правовой оценке действий членов банды, участвовавших в совершении конкретных преступлений: как участие в банде и в совершаемых ею нападениях. Таким образом, самостоятельно учитываются и факт членства в банде, и факт участия в совершении конкретных преступлений); в-третьих, лица, непосредственно принимавшие участие в любой форме в совершаемых бандой нападениях, не являющиеся членами банды, должны нести ответственность по ч. 2 ст. 209 УК РФ и по статьям Особенной части УК об ответственности за конкретно совершенные преступления.

Субъективная сторона преступления, говоря самым общим образом, представляет собой отражение в сознании субъекта объективных признаках содеянного. Субъективная сторона она предполагает только умышленную вину, так как только в умышленном преступлении возможно сознательное соединение усилий нескольких лиц. Субъективная сторона бандитизма характеризуется прямым умыслом. Субъект должен сознавать, что организовывает устойчивую вооруженную группу или входит в состав такой группы и что эта группа создана для совершения вооруженных нападений на учреждения и граждан. Как известно, в неосторожных преступлениях лицо не в состоянии предвидеть, а тем более, предотвратить последствия неосторожного преступного поведения других лиц. Считается, что организаторы, подстрекатели и исполнители преступного деяния, а также пособники бандитских нападений действуют умышленно.

Такая позиция, является доминирующей в литературе, и нашла закрепление в статье 32 УК РФ. Полагаем, что совершение преступления хотя бы и несколькими лицами по неосторожности не может рассматриваться как совершение преступления в соучастии. В этом случае нет необходимого для банды субъективного признака совместности преступной деятельности, в связи с чем каждое лицо в отдельности отвечает за причиненный им по неосторожности вред.

Каждый из участников банды принимает на себя определенные обязательства, вытекающие из его целей. Любой акт преступной деятельности того или иного участника, совершаемый в направлении достижения общей для соучастников цели, является актом индивидуальной воли того или иного участника и в то же время является выражением согласованных преступных устремлений участников сообщества в целом. Поэтому если все эти фактические обстоятельства не были известны субъекту и не охватывались его умыслом, его действия нельзя квалифицировать по ст.209 УК РФ. Так, например, члены банды Петров и Сергеев, подготовив нападение на коммерсанта Титова, склонили к участию в совершении преступления Сваровского, который должен был подвезти их к гаражу Титова, местонахождение которого они узнали до этого, проследив за ним, и подождать Титова. При этом Сваровскому было сказано, что Петров и Сергеев идут «брать коммерсанта» Титова и чтобы он ждал их с похищенным. В такой ситуации Сваровский не мог предполагать, что перед ним члены банды, совершающие одно из очередных бандитских нападений. Томский областной суд, рассматривающий это дело, правильно усмотрел в действиях Сваровского состав разбоя, а не бандитизма.

Дискуссионным в литературе является и вопрос о том, каким должен быть умысел при бандитизме: только прямым или может быть косвенным. Большая часть юристов считает, что умысел при бандитизме может быть как прямым, так и косвенным. Однако судебная практика показывает, что совершение любой из предусмотренных законом форм бандитизма возможно лишь с прямым умыслом. Нельзя согласиться с мнением о том, что лицо, не являющееся членом банды, участвуя с ней в нападении, может действовать с косвенным умыслом, т.е. только сознательно допускать, что группа, в преступной деятельности которой он принимает участие, представляет собой банду. Обязательным условием ответственности за бандитизм является осознание всеми членами банды факта того обстоятельства, что банда владеет оружием и может использовать его при совершении нападений. Если лицу, участвующему в нападении, совершаемом бандой, по каким-либо причинам не были известны все фактические обстоятельства дела, и оно не осознавало, что действует вместе с бандой, то состав бандитизма в его действиях исключается: ответственность в таких случаях должна наступать за то преступление, которое фактически было совершено (убийство, разбой и т.п.).

Содержание умысла зависит от преступной роли виновного. Так, организатор банды считает, что он объединяет усилия других лиц в целях создания банды или руководит их деятельностью и желает совершить эти свои действия. Член банды сознает, что он вступает в стойкую вооруженную группу, создаваемую в целях нападения на организации или граждан, и желает принять участие в ее деятельности. Лицо, участвующее в нападении банды без вступления в нее, сознает, что оно действует вместе с участниками банды в осуществлении нападения и желает совершить такие действия.

Вменять в вину преступнику можно те последствия, которые охватывались субъективной стороной.

 Или, например, если устойчивая преступная группа занимается торговлей оружием, наркотиками, но не ставит целью совершение нападений на кого-либо, однако при попытке задержания члены этой группы оказали вооруженное сопротивление работникам правоохранительных органов, их действия нельзя квалифицировать как бандитизм. Такого рода преступления должны квалифицироваться как незаконный сбыт оружия (ст. 222) или наркотиков (cт. 228) и применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318) или посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317) по совокупности.

Поскольку оконченный состав бандитизма образует сам факт создания устойчивой вооруженной группы, объединившейся для совершения нападе-ний, наступления каких-либо последствий от действий банды не требуется. Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 названного постановления указал: "Судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответст-венность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоя-тельные преступления, в связи, с чем в этих случаях состава следует руково-дствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соот-ветствующей статье или части статьи УК РФ, ответственность за организацию вооруженных банд, участие в них и в совершаемых ими нападениях, не пре-дусматривает ответственность за возможные последствия преступных дейст-вий вооруженных банд, в связи с чем требуют дополнительной квалификации преступные последствия нападения, образующие самостоятельный состав тяжкого преступления (ст. 7 УК РСФСР)".

По смыслу ст. 15 УК РФ тяжкими преступлениями являются преступные деяния, за которые может быть назначено наказание от 5 до 10 лет лишения свободы.

В соответствии с указанием Пленума Верховного Суда РФ, если в процессе бандитского нападения кому-либо будет умышленно причинен тяжкий вред здоровью (ст. 111), то эти деяния следует квалифицировать по совокупности ст. 209 и 111 УК, а если умышленно причинен вред здоровью средней тяжести, то совокупности не требуется и все содеянное охватывается составом бандитизма. Такое решение вопроса представляется нелогичным.

Поскольку закон предусматривает ответственность за вооруженное на-падение, то, естественно, в процессе такого нападения может быть причинен вред личности различной тяжести. Нападение совершается не как самоцель, а для получения каких-либо выгод, чаще материальных, осуществления каких-либо интересов. Возникает вопрос, нужна ли квалификация по совокупности бандитизма и вооруженного группового разбоя? По приведенному указанию Пленума Верховного Суда РФ такая совокупность необходима.

Квалификация по субъекту преступления на практике в основном не вызывает затруднений при решении вопроса о разграничении бандитизма со смежными составами. Субъектом бандитизма могут быть любые физические, вменяемые лица, достигшие на момент совершения преступления возраста 16 лет (ч. 1 или 2 ст. 209 УК РФ), либо должностные лица или представители власти, например работники милиции и других подразделений безопасности, входящие в состав банды и использующие свое служебное положение для обеспечения преступных актов либо безопасности участников банды.

 Законодателем установлен возраст уголовной ответственности за бандитизм - 16 лет. В то время как возраст лица, подлежащего уголовной ответственности за совершение, например, террористического акта, - 14 лет. Возраст виновного имеет значение для разграничения составов лишь в тех случаях, когда совершены преступления, включающие признаки грабежа, разбоя, вымогательства. Так, например, если несовершеннолетний участвовал в банде, совершившей несколько нападений на граждан, вопрос о том, достиг ли он 16-летнего возраста, имеет существенное значение при квалификации. Если в момент совершения преступления ему уже исполнилось 16 лет, он может нести ответственность за бандитизм. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста (ст. 20 УК РФ). А именно, уголовная ответственность этих лиц должна наступать по соответствующим статьям об умышленном убийство или умышленном телесном повреждении, или за кражу, грабеж и разбой. Поэтому лица невменяемые, а также малолетние не могут быть членами банды и нести ответственность по статье 209 УК РФ (бандитизм). Состав бандитизма также невозможен при одном участнике, достигшем 16- летнего возраста.

Также сложности возникают при квалификации преступлений по признаку совершения организованной группой, когда этот же признак одновременно оценивается как обстоятельство, отягчающее ответственность в некоторых составах преступлений. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии, при разграничении бандитизма со смежным составами преступлений, представляется наиболее затруднительной, т.к. данный признак (совершение преступления группой лиц), является квалифицирующим в некоторых составах преступлений (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, вымогательство, совершенное вооруженной группой и др.). Анализ понятия «организованная группа» применительно к смежным составам свидетельствует о том, что таким группам, так же как и при бандитизме, присущи признаки устойчивости, распределения ролей при совершении преступлений, неоднократность совершения преступных действий. Представляется, что разграничение должно проходить по другим направлениям. В частности, должны быть проанализированы в первую очередь объективная сторона преступлений, а также непосредственный объект преступного деяния.

Юридическим основанием уголовной ответственности лица за бандитизм является наличие в его действиях состава преступления, предусмотренного статьей 209 УК РФ. В ходе расследования необходимо установить, что банда является разновидностью организованной группы. Статья 209 УК, устанавливающая ответственность за бандитизм, не предусматривает ответственности за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений. Гораздо сложнее обстоит дело с пределами ответственности лиц, когда ими совершены преступные действия в результате нападения, образующие самостоятельный состав преступлений. Так, на практике встречаются случаи совершения устойчивой вооруженной группой (бандой) разбоев, грабежей и других преступлений. При этом отдельные члены банды могут не принимать участия в непосредственном выполнении объективной стороны составов таких преступлений. По мнению П.Ф. Тельнова, не допускается ответственность за деяния, не охватываемые умыслом участника группы.

В связи с этим требуется дополнительная квалификация преступных последствий нападений, образующих самостоятельный состав преступления. Верховный Суд не раз указывал, на то, что такие преступления, совершенные участниками банды при нападении, надлежит квалифицировать по совокупности с бандитизмом.

 Так в п.11 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) от 27 января 1999 года №1 сказано: «Как сопряженное с разбоем вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «З» ч.2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм» . В этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ, под нападением следует понимать действие, направленное на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создание реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось. Так, по делу, рассмотренному судебной коллегией по уголовным делам Свердловского областного суда, осужденные по ст. 77 УК РСФСР Пивоваров и Шумихин, создав вооруженную банду с целью нападения на таксистов и изъятия у них денег, в 2 часа ночи, пытаясь добраться из города Асбест в г. Екатеринбург, напали на водителя автобуса. Нападение выразилось в том, что на остановившегося водителя один из бандитов направил пистолет и приказал везти их в город. Водителю было сказано, что в противном случае к нему будет применено оружие. Принудительное воздействие на водителя автобуса под угрозой применения оружия является характерным видом нападения при бандитизме.

Именно вероятность, готовность использовать насилие наряду с фактом существования устойчивой вооруженной группы (банды) и обусловила отнесение бандитизма к числу преступлений с усеченным юридическим составом. Бандитизм считается оконченным преступлением уже с момента создания устойчивой вооруженной банды либо участия в ней, то есть с момента готовности применить насилие для достижения целей банды.

По мнению Севрюкова В.В., при участии в совершаемых бандой нападениях лиц, не состоящих членами банды, изменяется форма бандитизма. В судебной практике она встречается весьма редко. Это самостоятельная форма бандитизма, за которую несут ответственность лица, не являющиеся членами банд, но, тем не менее, сознательно участвующие в отдельных нападениях. В данном случае лицо не вступает в банду, но вместе с ее участниками принимает личное участие в исполнении нападения. В этом случае лицо участвует не во всех нападениях, а только в тех, которые его интересуют по тем или иным мотивам. Под участием в нападении, по мнению B.C. Комиссарова, следует понимать действие лиц, которые не только, например, применяли оружие или изымали похищенное, но и непосредственно обеспечивали нападение (доставка членов банды к месту нападения и так далее). Обязательным признаком этой формы бандитизма является непосредственное участие в исполнении нападения. По нему данная форма бандитизма отличается от пособничества. Помощь в приобретении оружия, выяснение условий готовящегося нападения, предоставление информации и иное содействие банде, «лицами, не состоящими членами банды и не принимавшим участия в совершенных ею нападениях, но оказавших содействие банде в ее преступной деятельности следует квалифицировать по статье 33 и 209 УК РФ, как соучастие в бандитизме».

В отличие от ранее рассмотренных форм бандитизма, данная форма преступления характеризует действия лица, не состоящего в банде, но участвующего хотя бы в одном ее нападении.

Таким образом, подытоживая вышесказанное, можно сделать вывод, что для некоторых преступлений, характерно, что они совершаются только в соучастии, основой которого является организованная группа. Они имеют ряд общих постоянных признаков:

 1) объективные – множественность исполнителей, объективная сторона всех составов состоит из тождественных действий, которые охарактеризованы законодателем как «создание», «руководство» и «участие», общий для всех соучастников результат, наличие причинной связи между действиями соучастников и общим для них результатом;

2) субъективные – прямой умысел на совершение преступления, совместность умысла участников, предварительная соорганизованность. Кроме того, для рассматриваемых преступлений момент окончания состава перенесен на более раннюю стадию – создание преступной группы с определенными признаками.

Отсюда следует, что для правильной квалификации и преодоления трудностей вследствие совпадения некоторых элементов составов смежных преступлений, необходимо проводить разграничительные линии не только по отдельным элементам составов преступлений, но рассматривать их в совокупности. Лишь только тогда мы сможем прийти к единственной и правильной квалификации содеянного.

И, наконец, исключение из текста ст. 209 указания на "участие в совершаемых бандой нападениях" позволит соблюсти системность в построении смежных с бандитизмом норм УК РФ.

На основании вышеизложенного, представляется целесообразным изложить ч. 2 ст. 209 УК РФ в следующей редакции: "Статья 209. Бандитизм. 2. Участие в банде - наказывается...".

Внесение изменений в уголовное законодательство позволит устранить имеющиеся противоречия и повысить эффективность уголовно-правовой борьбы с бандитизмом.

Глава 2. Разграничение бандитизма и разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору

В силу некоторой внешней схожести действий, составляющих объективную сторону бандитизма, сопряженного с вооруженным нападением и применением насилия или угрозой его применения, возникает необходимость отграничить бандитизм от некоторых смежных составов, которые также посягают на неприкосновенность личности, её жизнь, здоровье и имущественные права.

Наиболее часто проблемы возникают при разграничении бандитизма и разбойного нападения, осуществленного по предварительному сговору группой лиц с применением оружия (п. п. «а», «г», ч.2 и 3 ст. 162 УК РФ).

Наличие таких конкурирующих признаков, как применение насилия, завладение имуществом с корыстной целью, групповой характер действий, а также нередко и использование оружия, и вызывает определенные затруднения при разграничении указанных составов преступлений.

В настоящее время и среди ученых нет единства во взглядах на этот вопрос. В учебнике уголовного права, изданном Саратовским юридическим институтом МВД России совместно с Саратовской государственной академией права в 1999 году, авторы разных глав решают его неодинаково.

Так, автор главы о преступлениях против собственности Г. Верина считает, что грань между разбоем и бандитизмом практически стирается, если разбой совершает организованная группа (особо квалифицирующий признак), оснащенная оружием. Таким образом, автор признает, что разграничить бандитизм и разбой в этих случаях практически невозможно.

В главе этого же учебника о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка, написанной А. Красиковым, делается попытка разграничить рассматриваемые составы. Автор считает, что по действующему УК названные преступления все же возможно различить по ряду признаков: бандитизм - это всегда применение оружия, а разбой может быть совершен и без оружия; разбой может быть совершен одним лицом, а бандитизм — только вооруженной группой; при разбое, в отличие от бандитизма может применяться не только оружие, но и другие предметы, используемые в качестве такового; специальным признаком банды является создание вооруженной группы для совершения нападений; и в отличие от группы разбойников банда - это устойчивая группа.

Думается, что предпринятая А. Красиковым попытка разграничить бандитизм и разбой, совершенный организованной вооруженной группой, представляется не вполне удачной. Дело в том, что, обозначив вначале одну проблему, в ходе аргументации он произвел подмену тезиса: первоначально проблема была обозначена как необходимость отличать бандитизм от вооруженного группового разбоя, а доказывание идет другого тезиса - отличие бандитизма от разбоя вообще. Кроме того, в рассуждениях содержится принципиальная ошибка, заключающаяся в том, что А. Красиков считает, что в отличие от группы разбойников банда - это устойчивая группа, а группа разбойников, продолжая мысль автора, устойчивой быть не может.

Интересна в этом вопросе позиция В. Быкова. Поскольку в п. "а" ч. 3 ст. 162 УК законодатель указал такой квалифицирующий признак, как со-вершение разбоя организованной группой, то при его анализе следует обратиться к содержанию ч. 3 ст. 35 УК РФ, которая как раз и определяет, что такое организованная преступная группа. В уголовном законе указывается достаточно четко и определенно, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или не-скольких преступлений. Следовательно, разбойная группа, как и банда, может обладать признаком устойчивости, и в этом случае она признается уголовным законом организованной. Банда же является разновидностью организованной группы и в этом смысле ничем не отличается от органи-зованной группы, совершающей разбой.

Так можно ли в принципе отграничить бандитизм от вооруженного разбоя, совершенного организованной группой? Чтобы разрешить этот вопрос, следует проанализировать сходство и различия указанных составов.

Непременным условием квалификации деяния по ст.209 УК является наличие особого преступного сообщества - банды, которую характеризует только строгая совокупность перечисленных в законе обязательных при-знаков. Отсутствие хотя бы одного из них исключает состав бандитизма.

Из законодательного определения бандитизма следует, что он является только групповым преступлением. При этом устойчивость как обязательный признак банды предполагает сплоченность и относительно постоянный состав участников, объединенных общей преступной целью для совершения одного или нескольких нападений. Причем если разбой совершается только с корыстной целью - для завладения имуществом, то цели бандитского нападения этим не ограничиваются и могут быть направлены на совершение убийств, изнасилований, завладения оружием либо формой и документами работников милиции, угона транспортных средств и других преступлений.

В отличие от разбоя, совершаемого по предварительному сговору группой лиц, при организации банды всегда отсутствует элемент стихийности или случайности образования преступной группы. Как показывает следственная практика, серьезные затруднения вызывает установление такого обязательно признака банды, как ее устойчивость. Этот квалифицирующий признак, по мнению практиков и научных работников, характеризуется прежде всего ориентацией на постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность существования и стабильность состава банды, тесную взаимосвязь между ее членами и согласованность их действий, наличие внутренней жесткой дисциплины с применением жесткого наказания за ее нарушение.

Важное значение для признания группы бандой имеет степень согласованности, субъективной связанности всех участников, которые можно определить понятием организованности, хотя этот критерий требует расшифровки. Организованность как признак бандитизма, выражается в установлении определенных организованных форм связи между всеми участниками, которые выражаются в иерархическом строении и распределении функций, согласованности действий, готовности к выполнению общих задач в соответствии с ролью в банде.

При более высокой степени организованности и устойчивости присутствует более строгая внутригрупповая дисциплина, уже само по себе членство в банде означает беспрекословное выполнение приказов руководителей банды. У сформировавшихся банд существуют свои особые приемы и методы преступной деятельности, предварительное подыскание объектов нападения, особый стиль их совершения.

Так, Томским областным судом по ст.209 УК РФ были осуждены Башков, Файзулин и другие к различным срокам лишения свободы за совершение ряда бандитских нападений в период с мая 1997 года по февраль 1998 года. Данная банда избирала объектами своих нападений круглосуточные магазины и киоски. Нападения, как правило, совершались в 4-5 утра, когда в киосках и поблизости находилось минимальное количество людей. Между участниками банды были четко распределены обязанности: один, угрожая оружием, удерживали продавцов и охранников, другие забирали из кассы денежную выручку и товары, третьи ожидали неподалеку с транспортом для безопасного ухода. Всего данной бандой было совершено более десяти бандитских нападений.

Интересно мнение М. Гринюка, который ставит под сомнение точку зрения В. Быкова, считающего, что вооруженная группа, совершившая разбой, и банда – одно и то же. М. Гринюк же полагает, что «…при разбое, совершенной организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная организованная группа, совершившая разбой, и банда - вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч. 3 ст. 35 УК РФ, упуская при этом содержание ч. 4 данной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждениям некоторых авторов конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, и бандитизмом нет. Налицо разные составы». Но почему же тогда на практике так часто допускаются ошибки?

Так, вследствие того, что указанные обстоятельства (наличие признака устойчивости) не были учтены следователем СУ при УВД Ханты Мансийского автономного округа при расследовании уголовного дела в отношении группы Стрельчука, члены которой в 1999г. совершили 16 различных преступлений, в том числе разбойных нападений с применением охотничьего ружья, газовых пистолетов и ножа, суд Ханты-мансийского автономного округа оправдал всех участников по ст. 209 УК РФ в связи с отсутствием доказательств устойчивости вооруженной группы. В ходе судебного следствия, как отмечено в приговоре суда, не установлены обстоятельства создания банды, порядок вхождения в нее членов, наличие умысла на участие в совершаемых бандой преступлениях с конкретизацией роли каждого участника, элементы планирования, противоправной деятельности и другие не менее важные признаки, присущие составу бандитизма. В результате обвиняемые были осуждены за совершение разбойных нападений и других менее тяжких преступлений.

Наличие оружия в банде - обязательный признак данного преступления. При этом имеется в виду оружие только в прямом смысле слова, то есть предназначенное в соответствии с Законом РФ "Об оружии" для поражения живой или иной цели, подачи сигналов, а не любые предметы, используемые в качестве оружия. Состав разбоя может образовать и нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия, если они предназначены или приспособлены членами группы для нападений на людей, имитации или негодного оружия.

Законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия при нападении, тогда как наличие состава бандитизма связывается лишь с наличием оружия хотя бы у одного из членов банды даже без его применения, если об этом было известно остальным участникам банды, и они были готовы его применить.

Так, примером изменения судом квалификации, может явиться уголовное дело, расследовавшееся СЧ СУ при УВД Томской области, по обвинению Плотникова и Белоруса в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 209, ч.3 ст. 222, п. а, ч. 3 , ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный организованной группой). Плотников и Белорус обвинялись в создании устойчивой организованной группы (банды) с целью быстрого и незаконного обогащения путем нападения на граждан и организации. Указанные лица по предварительному сговору незаконно приобрели, неоднократно перевозили, носили обрез, признанный огнестрельным оружием, Белорус хранил обрез у себя в квартире. Имея на вооружении обрез, Плотников и Белорус, в мае 2002 г. в г. Томске и в с. Сугот Колпашевского района Томской области совершили ряд разбойных нападений на автостоянки и кафе.

Данное уголовное дело было рассмотрено Томским областным судом. Согласно приговора Плотников и Белорус были осуждены по ст.ст. 162 ч.2. п.п. «а», «б", 222 ч.2. УК РФ. Из обвинения Плотникова Белоруса был исключен признак совершение разбоя с применением оружия, так как при разбоях использовался заведомо для Плотникова и Белоруса незаряженный обрез, но использовался не по прямому назначению, а в целях оказания психического воздействия на потерпевших. Кроме того, судом из обвинения был исключен признак совершения преступления организованной группой. По мнению суда, изготовление шапок-масок, использование скотча для связывания потерпевших, перчаток для сокрытия следов преступления, а также заведомо незаряженного обреза не свидетельствует о высоком уровне организованности, как и прибытие на место преступления на собственном автомобиле. Ст. 209 ч. 1 УК РФ была также исключена из обвинения, так как суд не усмотрел признака вооруженности, не был доказан признак устойчивости в связи с тем, что никто никого не принуждал к участию в нападениях, каждый мог свободно отказаться от участия в совершении преступления, как и то, что руководителя организованной группы также не было.

Показателен и такой пример из судебной практики, когда приговор, по которому действия виновных были квалифицированы как разбой, по протесту прокурора был отменен ввиду необходимости вменения статьи, предусматривающей ответственность за бандитизм, в чем они наряду с разбоем обвинялись на предварительном следствии из сложившейся судебной практики. Московским городским судом 9 сентября 1999г. братья Мельничуки были осуждены за совершение разбойных нападений, незаконное хранение, ношение и перевозку огнестрельного оружия. Государственный обвинитель в кассационном протесте поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с необоснованным исключением из предъявленного обвинения состава преступления – бандитизм.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ 10 ноября 1999г. протест удовлетворила, указав следующее. Органы предварительного следствия наряду с разбоем предъявляли Мельничукам обвинение в создании устойчивой вооруженной группы (банды) и участие в совершаемых ими нападениях. При этом, как видно из обвинительного заключения, квалифицируя действия Мельничуков по ч. 1 ст. 209 УК РФ, они учли, что братья в процессе организации банды изготовили маски с прорезями для глаз, приобрели револьвер, являющийся ненарезным огнестрельным оружием, пистолет, представляющий собой стандартное газошумовое оружие, и складной нож «бабочку», которые потом применяли для совершения разбоев, вовлекли в банду других лиц, распределили между собой роли, обсуждали планы нападения на граждан и совершали нападения в течение длительного времени. По нашему мнению, это решение необоснованно, поскольку суд не указал, на основании каких данных он пришел к такому выводу, а также почему перечисленные в обвинительном заключении револьвер, пистолет и нож, которые осужденные применили при нападениях, по количеству недостаточны для признания организованной Мельничуками группы вооруженной.

При новом рассмотрении дела 23 декабря 1999г. Московский городской суд осудил Мельничуков по ч. 1 ст. 209 и п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ за бандитизм и разбой, совершенный организованной группой.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 июля 2000г. этот приговор оставила без изменения.

Если применение оружия является обязательным признаком ква-лифицированного разбоя, то для признания преступления бандитизмом не имеет значения, использовалось оно участниками банды при нападениях или нет. Разбойное нападение всегда соединено с насилием или угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению. При бандитизме фактическое применение любого насилия или угрозы насилием не обязательно, если преступный результат достигается без его применения. Так, еще судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР в одном из своих определений прямо указывала на возможность нападения при бандитизме без применения насилия, "когда ее участники не будут нуждаться в нем для достижения своих целей"

Образование банды предполагает, что её участники специально договорились о создании именно вооруженной банды, т.е. знают, что их группа обладает оружием, и знают, что оно может быть использовано при совершении нападения. Банда признается вооруженной, если оружие имеется хотя бы у одного из её участников. Это считается общепризнанным и не вызывает сомнений в судебно-следственной практике. Это положение также подтверждено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о бандитизме» от 17.01.1997 г. №1, п.5.

Так, Томским областным судом в ходе судебного разбирательства было установлено, что в середине сентября 1996 г. Карпов, Сыгин, Голованов — все они ранее знали друг друга, по обоюдной договоренности сорганизовались в устойчивую вооруженную группу (банду) для совершения разбойных нападений. С этой целью Карпов передал членам банды для использования при разбойных нападениях веревку, маску резиновой морды обезьяны, две маски-шапки, скотч-ленту, пластырь, перчатки. Сыгин с целью вооружения банды приготовил огнестрельное оружие — револьвер «Орбеа Эрманос», приобретенный у неустановленного следствием лица в мае 1994 г., и 4 патрона к нему калибра 7,62 мм. Голованов и Сыгин в конце сентября 1996 г. арендовали квартиру № 14 в доме №12 по улице Набережной р. Ушайки, где до февраля 1997 г. собирались члены банды и: намечали объекты нападения, распределяли роли, обговаривали способы нападения на квартиры, хранили оружие и предметы для своей маскировки и для подавления сопротивления потерпевших, свозили похищенное имущество и сбывали его. В конце октября 1996 г. Голованов с целью вооружения банды приобрел у неустановленного следствием лица газовый пистолет 6П42 №762 НКО 5198 т четыре патрона к нему. В середине октября 1996 г. Фатхирахманов, ранее знакомый с Головановым и Сыгиным, узнав о существовании банды, с согласия её членов вошел в банду.

В декабре 1996 г. Неизвестных С., зная также о существовании вооруженной банды, куда входили ранее её знакомые Голованов, Фатхирахманов и Сыгин, с которым она сожительствовала, согласилась и приняла участие в разбойных нападениях. Все члены банды были осведомлены о наличии оружия у Сыгина и Голованова.

За период с сентября 1996 г. по январь 1997 г. указанной бандой в разном составе было совершено 8 преступлений .

Разбой предполагает обязательно нападение, которое в п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. определяется как "действие, направленное на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения" . Иными словами, нападение можно представить как действие, состоящее из двух последовательных этапов: создание реальной опасности применения насилия и непосредственно насилие. Реальная возможность применения насилия и степень его опасности для потерпевшего могут оцениваться самим потерпевшим (в случае, когда нападение носит открытый характер), а могут быть лишь объективно реальными, исходя из конкретной обстановки, независимо от того, осознавал ли этот факт потерпевший или нет. Действия должны быть направлены против жизни и здоровья потерпевшего с целью завладения имуществом, бандитизм кроме корыстных целей, может преследовать и иные цели. Нападение при бандитизме может выражаться в разнообразных формах и совершаться по различным мотивам (месть, создание массовых беспорядков и т.д.), тогда как разбой совершается только с корыстным мотивом. Различается и статус нападения: в разбое оно - необходимый элемент объективной стороны, в бандитизме - представляет собой цель создания банды, то есть является прежде всего элементом субъективной стороны или необходимым элементом объективной стороны (участие в нападениях).

Справедливо отмечает по этому поводу Гаухман Л.Д., что «нападение», в частности в составе бандитизма, «употребляется в широком смысле и охватывает различные по характеру действия, в том числе любое по интенсивности насилие и его последствия в виде телесных повреждений или смерти. В Уголовном кодексе 1960г. термин «нападение» использовался при описании шести составов преступлений, в действующем Кодексе – употребляется в ряде статей: 162, 209, 227. При этом в статье 162 УК (разбой) говорится о нападении, которое соединено с насилием, опасного для жизни и здоровья подвергшегося нападению лица, или с угрозой применения такого насилия. Применительно к составу бандитизма в ст. 209 УК РФ подобной оговорки не содержится. Следовательно, законодатель не исключает при бандитском нападении возможность применения насилия, не опасного для жизни и здоровья или угрозы применения такого насилия. Законодатель определяет насилие, не опасное для жизни или здоровья, а также насилие, опасное для жизни или здоровья. При этом к насилию, не опасному для жизни или здоровья потерпевшего, относится причинение легкого вреда здоровью, не вызвавшего кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности. Таковыми могут быть поверхностные повреждения в виде небольших ран, кровоподтеков, ссадин, а также побои и иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему лишь физической боли, незначительных скоропреходящих последствий, слабых недомоганий без видимых следов. К неопасным для жизни и здоровья относятся и такие виды насилия, как лишение или ограничение свободы потерпевшего.

Опасным для жизни и здоровья насилием является такое, которое при-чинило тяжкий вред здоровью потерпевшего, вред средней тяжести либо повлекло кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, а также насилие, которое хотя и не причинило указанного вреда, но создавало реальную опасность для жизни потерпевшего.

Кроме физического насилия, при нападении применяется и психическое насилие, то есть угроза смертью, нанесением телесных повреждений, побоями и т.д. Угроза применения насилия должна быть реальной и не должна вызывать сомнений у потерпевшего в том, что в случае сопротивления она будет реализована.

Бандитские нападения, как правило, сопряжены с применением насилия. Таким образом, позволим согласиться с мнением А.М. Абдулатипова, полагающего, что то или иное конкретное нападение на организации или граждан может и не сопровождаться насилием.

Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, считается оконченным преступлением с момента применения оружия при нападении, бандитизм - с момента создания банды, но это касается лишь формы, предусмотренной ч.1 ст. 209 УК РФ. Оконченным же нападение вооруженной банды (ч.2. ст. 209 УК РФ) будет считаться и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось.

Необходимо отметить и различие в возрасте виновных, с которого наступает уголовная ответственность за рассматриваемые преступления. Уголовной ответственности за разбой подлежат лица, достигшие 14 лет, в то время как ответственность за бандитизм наступает с 16 лет. Но по данному вопросу, как правило, проблем не возникает.

«Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, - довольно старая проблема в теории уголовного права. При решении этой проблемы следует исходить из понимания вопроса о правилах квалификации самостоятельных преступлений, обусловленных членством в банде». В специальной литературе высказываются два диаметрально противоположных мнения. Одни авторы полагают, что необходима квалификация по совокупности ст. 209 и соответствующих статей Кодекса . В период действия Уголовных кодексов 1926 и 1960 гг. большинство авторов исходило из правила, что совершение бандой иных преступлений охватывается бандитизмом и не требует дополнительной квалификации по совокупности . То есть сложность здесь состоит в том, считать ли бандитизмом только создание банды и участия в ней, или включать туда и совершаемые бандой преступления.

В п. 13 Постановления от 17 января 1997г. Пленум указал: "Судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ".

И.Шмаров, Ю.Мельникова, Т.Устинова, чьего мнения придерживаемся и мы, поддерживают указанную позицию судебных органов, мотивируя это тем, что "Бандитизм, как оконченный состав преступления не предполагает наступления определенных последствий".

Иные правила квалификации предлагают А.Андреева, Г.Овчинникова: "Совокупности преступлений не может быть, если объективная сторона второго состава, даже тяжкого преступления, как и бандитизм, выражается только в нападении. Таким образом, поглощаются составом бандитизма акты "разбойного нападения" как для завладения имуществом, так и оружием, поскольку и вооруженность, и нападение в целях завладения - это элементы бандитизма, который, как более опасный состав, поглощает ч. 3 ст. 218 УК .

Справедливо указывает Е.В.Прохорова, что "совокупность диф-ференцирующих признаков состава бандитизма позволяет более четко от-граничивать его от других насильственных преступлений и в соответствии с законом правильно решать вопросы квалификации действий виновных лиц и определения подследственности уголовного дел».

Таким образом, на основании вышесказанного, можно сделать вывод, что бандитизм отличается от разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по следующим признакам:

 1. банда - это сплоченная устойчивая группа, при разбое же группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение;

 2. бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие;

 3. при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, то есть предметов, специально предназначенных для поражения живой цели;

 4. состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

 5. Понятие «нападение» при бандитизме несколько шире, чем «нападение» при разбое, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Чинганчук Петрович, а ваш папа любил смотреть кино?
- Да.
- А какой у него был любимый фильм?
- Догадайтесь сами, до вас ещё никто не ошибался.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru