Реферат: Американская агрессия во Вьетнаме. Преступление и наказание - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Американская агрессия во Вьетнаме. Преступление и наказание

Банк рефератов / Политология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 771 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание

Введение

Часть I. Крестовый поход американской демократии

Глава I. Начало вмешательтельства: 1961-65 гг.

Глава II. Сила и бессилие: 1965-1968 гг.

Глава III. “В трясине”: 1968-1973 гг.

Часть II. Вьетнам: вторая война Сопротивления

Глава I. Вьетнам накануне войны

§ 1 История национально–освободительной борьбы Вьетнама с иноземными захватчиками

§ 2 Женевские соглашения 1954 г. и их последствия

Глава II. Два Вьетнама: Север и Юг в борьбе за независимость

§ 1. Крах режима «Уинстона Черчилля Южной Азии»

§ 2. ДРВ и НФОЮВ: путь к национальному единству

Часть III. “Умиротворение” Юга и триумф Севера

Глава I. “Формула Сан-Антонио” и переговоры Париже

ГлаваII. Шанхайскоекоммюнике- a policy of New Thinking?

Глава III. Капитуляция Сайгона, конец агрессии

Заключение: Уроки Вьетнама

Глава I. Секрет победы вьетнамского народа

Инструментарий:

I. Список литературы

II. Условные обозначения и сокращения

III. Персоналии

IV. Приложения

Введение

«Горе тому государственному деятелю,

который не позаботится найти такое

основание для войны, которое и после

войны еще сохранит свое значение»

Отто фон Бисмарк, канцлер Германской империи, 1871г.

Вьетнам. Небольшое государство, протянувшееся на 1600 км. вдоль восточного побережья п-ова Индокитай. Сегодня это мирный край, а ужасы войны, которая бушевала здесь долгие годы, постепенно забываются, несмотря на то, что во Вьетнаме до сих пор многое напоминает о страшных событиях, потрясших эту небольшую страну. В истории Вьетнама много драматических страниц, но ничто не идет в сравнение с тем, что пришлось пережить его трудолюбивому и упорному народу в XX веке. Долгие 30 лет Вьетнаму пришлось вести ожесточенные и кровопролитные бои за независимость своей страны. Сначала вьетнамский народ оказывал сопротивление японским оккупантам, затем воевал с французами, стремившимися восстановить здесь свою колониальную власть. Французы потерпели сокрушительное поражение, но им на смену пришли Соединенные Штаты Америки. Именно о вьетнамо-американском конфликте и пойдет речь в данной работе.

Вьетнамский конфликт достаточно хорошо освещен не только в американской, но и в отечественной литературе. И это не случайно, поскольку в 60-70-е годы наша страна поддерживала Вьетнам, сражавшийся против американской агрессии. Это была не чужая нам война, о чем хорошо помнит старшее и, возможно, среднее поколение нашей Родины; они помнят о том, как гордились победами братского по духу народа, и как рассказывали друг другу о том, что во Вьетнаме есть и их соотечественники – советские офицеры, помогавшие вьетнамскому народу ковать победу. Многие из тех, кто воевал в Индокитае, как американцы, так и советские специалисты, отразили свои воспоминания в монографиях и брошюрах. Казалось бы, о Вьетнаме уже написано столько, что не должно остаться ни одного вопроса, касающегося событий тех лет. И тем не менее, эти вопросы возникают.

Я интересуюсь вьетнамским конфликтом уже 6 лет, и до определенного момента считала, что обладаю исчерпывающими знаниями о нем. Однако некоторое время назад в книге известного американского политика Г. Киссинджера “Нужна ли Америке внешняя политика?” я обнаружила интересное замечание, которое заставило меня вновь обратиться к событиям 60-70-х гг. в ЮВА. Киссинджер утверждал, что «поколение, родившееся после «холодной войны», мало интересуется дебатами по поводу войны в Индокитае, поскольку в массе своей оно незнакомо с деталями тех событий и считает эти рассуждения непонятными. Равным образом оно не гнушается исповедовать ориентацию на собственные интересы, хотя время от времени и призывает к национальному бескорыстию, чтобы успокоить собственную совесть…. Являясь продуктом системы образования, уделяющей очень мало внимания истории, это поколение нередко не видит перспективы развития международных отношений». Такой подход стал возможен лишь по причине почти полного исчезновения страха перед мировой войной.1

Речь здесь, конечно, идет об американской молодежи, однако правоту Киссинджера невозможно не признать: истории в современной системе образования действительно отводится более чем скромное место. И в самом деле, коль скоро страх перед новой мировой войной преодолен, есть ли необходимость учиться на ошибках прошлого? Но история для того и существует, чтобы делать выводы из ее ошибок, дабы впредь не повторять их. Однако основана она, большей своей частью, на общих и, временами, устаревших фактах, излагаемых с точки зрения, меняющейся в зависимости от государства, в котором ее преподают. А между тем, история должна быть объективной. К истории я имею непосредственное отношение и, более того, в силу своей специальности должна видеть перспективу развития международных отношений. Однако некоторые рассуждения, касающиеся событий в Индокитае, в наши дни и в самом деле устарели и уже не отражают всех причин конфликта, многие детали и суть их влияния на международную обстановку требуют уточнения. Тем паче, что события тех лет и по сей день находят свое отражение в американской политической жизни. Посему, в своей работе я предлагаю своеобразный взгляд «из XXI века» на события 60-70-х гг. в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Вьетнамскую войну можно рассматривать с разных сторон: в первую очередь, это была война двух противоположных идеологий – коммунистической и капиталистической, и один из этапов советско-американского противостояния, хотя борьба США и СССР в Индокитае имела заочный характер; с другой стороны, это была империалистическая, захватническая война США, стремящихся перекроить карту ЮВА; в-третьих, это была самоотверженная, героическая национально-освободительная борьба вьетнамского народа в борьбе с чужеземной агрессией. В данной работе я постараюсь раскрыть американо-вьетнамский конфликт с каждой из вышеперечисленных сторон. Кроме того, я ставлю перед собой задачу выявить уроки Вьетнама и показать, какие из них США учли и какие проигнорировали. И, наконец, в последней главе своей работы я постараюсь соотнести ряд международных событий, имевших место в истории международных отношений и истории США, в частности, а также рассказать, какие же вопросы стоят сегодня на повестке дня Соединенных Штатов Америки в их внешней политике. Таков круг задач моей научной работы…

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Тем не менее, большинство американцев на различных опросах отвечают, что, если бы можно было повернуть время вспять, они бы предпочли, чтобы вьетнамской войны никогда не было. Американцы предпочли бы стереть из памяти трагические события тех лет, в то время как вьетнамцы бережно хранят память о тех нескольких годах, которые едва не лишили страну независимости, которые и по сей день величайшей болью отзываются в сердцах миллионов людей. В эти полные драматизма годы мы и перенесемся прямо сейчас.

Часть I Крестовый поход американской демократии

Глава I Начало вмешательства: 1961-1965 гг.

«Мгновение – и исчезли плоды строительства социализма»

Р. Фрикланд, политолог

30 апреля 1975 г. на крышу американского посольства в г. Сайгоне приземлился американский вертолет. Мгновениями ранее Сайгон был взят войсками Освобождения. Остатки американского контингента во Вьетнаме в спешке покидали страну, и вертолет был призван их эвакуировать. Вьетнамские войска тем временем заняли президентский дворец Независимости, где лидеры проамериканского южновьетнамского режима поспешили передать всю полноту власти Демократической республике Вьетнам. Так была поставлена точка в затяжной, кровопролитной войне США во Вьетнаме. Но прежде были почти 10 лет непрекращающейся борьбы: жестокий спор бомбы и снаряда, самолета и ракеты. «Если война в Индокитае начата, ее необходимо выигрывать, а если ее нельзя выиграть, то от нее необходимо отказаться» , - говорил экс-госсекретарь США Г. Киссинджер. США были уверены, что не пройдет и полугода, как они уже пройдут победным маршем по Ханою; эта самоуверенность силы, по сути, и втянула Штаты во вьетнамскую войну.

Важной вехой в истории американского империалистического похода на Вьетнам стало подписание Женевских соглашений, согласно которым Вьетнам был поделен на 2 государства – Южный и Северный Вьетнам – по 17-ой параллели, которая, как говорил другой бывший госсекретарь США Д. Раск, «являлась границей между капитализмом и социализмом» и которой США не могли позволить разрушиться. К тому моменту американцы уже твердо уверовали в «теорию домино», согласно которой Вьетнам являлся стержнем всей ЮВА, с потерей которого могла пойти цепная реакция по всему региону . В результате Америка лишилась бы влияния во многих странах, которые она уже давно считала своей вотчиной. Именно поэтому администрация президента Кеннеди приняла решение о направлении во Вьетнам в 1961 г. первых военных советников. Однако планомерное вмешательство Америки в дела Индокитая началось задолго до того, как Кеннеди занял президентское кресло. Еще в период франко-вьетнамской войны 1946-1954 гг. США оказывали французам военную помощь, поскольку те были не в состоянии осуществлять крестовый поход в одиночку . Когда же стало ясно, что европейцы потерпят в ЮВА неминуемое поражение, США сначала пытались повлиять на ход мирных переговоров и сорвать подписание соглашений по Вьетнаму в Женеве, а после и вовсе решили взять на себя полномочия по «отбрасыванию коммунизма» в Индокитае. Об этом свидетельствуют документы Пентагона, рассекреченные в 1971 г., из которых следовало, что накануне совещания по Индокитаю в Берлине, где рассматривались условия для проведения встречи в Женеве, президент Эйзенхауэр утвердил документ «О задачах Соединенных Штатов в Индокитае и об их курсе в отношении с ЮВА», в котором говорилось о негативных последствиях «проигрыша войны в Индокитае». Одновременно с этим, США добивались расширения круга участников войны. Однако рост активности Соединенных Штатов в этом регионе не встретил энтузиазма со стороны их союзников; даже правительство Франции на совместном коммюнике с США подчеркнуло, что «не должно быть упущено ничего из того, что может содействовать успеху Женевы» . Европейские государства поддержали также страны-участницы Движения неприсоединения: они призывали к заключению безотлагательного соглашения о прекращении огня на основе признания полной независимости индокитайских государств . Очевидно, прогрессивные страны Европы и других регионов с поражением империалистической агрессии Франции в Индокитае посчитали инцидент исчерпанным, но у США на этот счет было другое мнение. Первым шагом Америки в ЮВА после заключения Женевских соглашений явилось создание агрессивного блока СЕАТО , нацеленного, в первую очередь, против социалистических стран, призванного подавлять любое национально-освободительное движение и служившего инструментом проведения агрессивного курса в отношении Индокитая. Уход французов из ЮВА окончательно развязал Америке руки, а посему новый президент США Д. Кеннеди, объявивший Вьетнам «подходящим плацдармом для демонстрации [американской] мощи» , дал старт проникновению американского контингента в Индокитай .

Сочетание миссионерского рвения (желания обеспечить народу ЮВ жизнь в условиях свободы и демократии) и неспособности даже представить себе возможность иного взгляда на мировое устройство, - наложение друг на друга этих факторов сыграло в данном случае роковую роль, предопределив участие

США во вьетнамской войне . Америка еще при Эйзенхауэре попыталась изменить состав южновьетнамского правительства, начиная с самой его верхушки, - в первую очередь, устранив бездеятельного Бао Дая. Император был заменен диктатором Нго Динь Зьемом. Время шло, число военных советников США во Вьетнаме возрастало, а дело все никак не двигалось с мертвой точки: мало того, что Зьем с неохотой выполнял распоряжения советников, он, к тому же, решил использовать свое положение для того, чтобы развернуть в ЮВ клановую диктатуру, опиравшуюся на реакционную элиту помещичье-компрадорских и бюрократических кругов. Подобная «самодеятельность» США не устроила, а потому Нго Динь Зьем был заменен военной хунтой, специально подобранной американцами , - после чего США стали способствовать созданию демократического строя и развитию капитализма в стране, совершенно лишенной среднего класса. Воистину, эта затея США с самого начала была обречена на провал! Причем поставленные задачи приходилось решать в условиях ожесточенного сопротивления вьетнамских патриотов, а также наличия в соседних странах [Лаосе и Камбодже] каналов неограниченного снабжения их всем необходимым.

США еще долго экспериментировали бы с образом южновьетнамского правительства, если бы в конце ноября 1963 г. в Далласе, штат Техас, трагически не оборвалась жизнь американского президента Д. Ф. Кеннеди, после чего бывший вице-президент Л. Джонсон стал временным исполняющим обязанности президента США. На 1964 г. были назначены президентские выборы, которые во многом определили дальнейшую судьбу вьетнамской кампании.

Стоит заметить, что все ключевые моменты вьетнамской войны, так или иначе, перекликались с президентскими выборами. В 1964 г. тогда еще кандидат в президенты США Л. Джонсон заверял избирателей, что «демократы не хотят, чтобы американские юноши сражались за азиатских юношей»; «они не собираются посылать американских юношей за 9-10 тысяч миль делать то, что должны делать для себя азиатские юноши», и, наконец, «пока он [Джонсон] президент, будет мир для всех американцев». То был момент, когда, отказавшись от курса Кеннеди, Джонсон мог ликвидировать присутствие США в ЮВА. На этом, вкупе с обещанием построить «великое общество», и строилась его предвыборная программа. Но за словами последовали открытое вмешательство и эскалация. Подобная история приключится и с Р. Никсоном в 1968 г., когда ситуация в Индокитае станет критической. Его предвыборная кампания также касалась Вьетнама: Никсон обещал «экономить американскую кровь и продолжать активно вмешиваться в дела мира» . Его политика «вьетнамизации» войны подразумевала уход из Вьетнама и замену местного армейского руководства США сайгонским режимом. Но между тем, война затянулась еще на 5 лет. Своего переизбрания в 1972 г. Никсон добился лишь благодаря некоторому улучшению ситуации - как ни странно, американское общество продолжало верить словам своих лидеров, несмотря на то, что за ними следовало жестокое разочарование. Другими словами, кандидаты своими сладкими речами усыпляли бдительность Нации, а затем старались «провернуть» как можно больше операций в Индокитае, прежде чем накатывала новая волна народного недовольства.

Но вернемся к выборам 1964 г. Джонсон уверял, что американцы не будут воевать за азиатов. Однако Джонсон, которого политические конкуренты по предвыборной кампании часто обвиняли в мягкотелости, прекрасно понимал, что ничто так не настраивает избирателя на хороший лад, как демонстрация военной мощи Соединенных Штатов. Уже в конце 1963 г. США проводили в Индокитае операцию под кодовым названием «34А», которая предполагала заброску на территорию ДРВ вооруженных банд с целью поднять там «восстание» . Министр обороны Р. Макнамара в компании ЦРУ решил претворить в жизнь концепции противопартизанских действий в рамках «психологической войны», на том этапе подразумевавшей действие во Вьетнаме вооруженных группировок.

Макнамара был вхож в круг приближенных братьев Кеннеди, так называемых «вундеркиндов» или «чудо-мальчиков». «Двор» президента Кеннеди составляли молодые, талантливые и перспективные политики, а пост военного министра являлся лакомым куском, особенно в условиях «холодной войны». Макнамара смог проявить себя в период Карибского кризиса, где работал бок-о-бок с президентом Кеннеди. Именно поэтому вьетнамский конфликт поначалу был отдан на откуп Р. Макнамаре.

После убийства Д. Кеннеди Макнамара, как и многие другие «придворные Камелота», перешел «по наследству» к Л. Джонсону. И, несмотря на то, что президент впоследствии утверждал, что «с самого начала выгнал бы все руководство, доставшееся от Кеннеди, за исключением Д. Раска», Макнамара сохранил свой пост. И дело было не только в репутации; скорее Джонсон не видел другой подходящей кандидатуры (других «придворных» Джонсон ненавидел), либо его устраивали результаты военного присутствия США в ЮВА, и Макнамара полностью вписывался в картину эскалационного процесса во Вьетнаме .

Разумеется, деятельность Макнамары на посту министра обороны Вьетнамом не ограничивалась. Удивительно, но уже в 1964 г., когда Вашингтон начал увязать в ЮВА, Макнамара, требовавший постоянных финансовых вливаний в ВС США, заявил, что «…цель США – создать достаточно большие ударные силы, чтобы обеспечить уничтожение вместе или порознь СССР, Китая и других коммунистических сателлитов и…в дополнение уничтожить их военных потенциал, чтобы практически ограничить ущерб США и их союзникам». А в 1967 г. он докладывал: «США располагают способностью даже после того, как им нанесут первый скоординированный удар, нанести неприемлемый ущерб нападающему» . Что же касается Советского Союза – одной из двух супердержав мира! - то Макнамара предлагал уничтожить 20-25 % его населения и половину промышленности. Планы невероятные по своей амбициозности. Что же тогда милитаристская «машина» США могла сделать с крошечным Вьетнамом? И что же тогда ей помешало?

В вопросах Вьетнама Макнамара на первых порах не стеснялся экспериментировать, развернув «психологическую войну» или, например, выстроив «пояс Макнамары» - своеобразный ответ «тропам Хо Ши Мина». Однако чем серьезней Америка увязала во Вьетнаме, тем ближе методы его приближались к грани. Вскоре Макнамара отдал распоряжение об «отчетности убитых» - расцененное обществом как неслыханный цинизм. Подстегнутый обвинениями в свой адрес некоторых участников и просто сторонних наблюдателей тех событий, Макнамара пояснил, что сей метод устанавливал критерий оценки эффективности военных действий. «…Такой подход действительно жутковат, но когда занимаешь пост министра обороны, когда заинтересован в военных успехах и когда идет «война с целью обескровить», тогда важно знать, пускают врагу кровь или нет» . Однако стоит заметить, что подобная отчетность развязывала руки американским убийцам в военной форме, поощряя их убивать направо и налево.

Зверства американских солдат в ЮВА Нация, так или иначе, связывала с именем военного министра. Выдвигались разные версии, например, о «проекте 100 тыс.», когда якобы по приказу Макнамары в армию США согнали 100 тыс. молодых людей с нездоровой психикой, криминальным прошлым, либо наркоманов, и что, мол, министр обороны превратил ВС США в исправительную колонию. По всей вероятности, населению Соединенных Штатов было трудно поверить, что чудовищные преступления в Индокитае совершали вменяемые люди – их соотечественники.

Как бы то ни было, в тот самый момент, когда положение США в ЮВА стало критическим, Макнамара подал в отставку, сменив министерское кресло на место в банке. Вот где по-настоящему пригодился острый аналитический ум политика. Работая в Мировом Банке, Макнамара, кажется, нашел себя. После прочтения его книги, посвященной всей его политической карьере и Вьетнаму в частности, складывается впечатление, что на посту министра обороны Р. Макнамара просто занимался не своим делом. Однако есть то, что отличало одного из «придворных «Камелота» от остальных (тоже не всегда сидевших по праву на своем месте). Один из немногих участников всей этой истории он сделал выводы из унизительного поражения США: в своей книге он шаг за шагом разбирает каждое предпринятое им лично (и не только) действие, в котором и были допущены ошибки. Но едва ли это означает, что Макнамара, как и другие «герои» вьетнамского конфликта, не жалеет о том, что США были биты в ЮВА.

Вооруженные группировки, действовавшие в ДРВ, были призваны «припугнуть» местное население, вынести им последнее предупреждение. Однако северовьетнамцы легко справлялись с бандами. Вашингтон не на шутку разозлился: действовать тайком уже не имело смысла, и США пошли на открытую интервенцию.

Сдержанная тактика перешла в откровенную провокацию: Вашингтон объявил, что два американских эсминца подверглись «нападению» в международных водах в Тонкинском заливе. Собственно, это и явилось поводом к началу прямого вмешательства США в дела Вьетнама. Задолго до этого в США (трудами аппарата М. Банди) уже подготовили резолюцию, согласно которой президенту делегировались полномочия вести военные действия против ДРВ.

NB 7 августа 1964 г. большинством (88 голосов против 2 в Сенате и единогласно в палате представителей) была принята печально известная Тонкинская резолюция. Именно принятие Тонкинской резолюции можно считать официальным началом самой неудачной, бесславной военной кампании США.

Поначалу Джонсон и компания опасались затевать эскалацию в ЮВА, ведь агрессия в отношении Вьетнама могла привести к столкновению с КНР (агрессия развивалась вблизи китайских границ) . И только когда Штаты полностью убедились, что такой угрозы не существует, пошли напролом. 8 марта 1965 г. в порту Дананг появились первые американские морские пехотинцы. В том же году США нанесли несколько массированных ударов по территории ДРВ. Против крошечного, по сравнению с США, государства была брошена вся мощь американского милитаризма: помимо того, что в Индокитай были отправлены отборные войска, обученные ведению боя в джунглях, США испытывали на Вьетнаме новое оружие и новые доктрины. Во вьетнамском небе действовала доблестная американская авиация, а количество вертолетов, которыми располагала армия, поражало воображение.

В Вашингтоне верили, что победа в ЮВА не за горами, поэтому задачи США в Индокитае были достаточно просто сформулированы:

«Суть стратегии США во Вьетнаме на этом этапе – подкрепить своими войсками местный режим, который и должен был вынести основное бремя войны за собственное самосохранение и в интересах американского империализма»

 В Вашингтоне решили не отказываться от курса, взятого Кеннеди. При этом Джонсон утверждал, что своем стремлении предотвратить захват коммунистами ЮВ он руководствовался моральными императивами, а вовсе не национальными интересами, ибо альтруизм является основой американской внешней политики: «Мы предоставим помощь любой стране в ЮВА, которая попросит нас защитить ее свободу.… В этом регионе нет ничего, за обладание чем мы могли бы бороться – будь то территория, военное присутствие или политического честолюбие. Единственным нашим желанием…является обеспечение народам ЮВА возможности жить в мире и созидать собственную судьбу своими руками» .

Но, как ни странно, южновьетнамцы не стремились строить свое будущее самостоятельно. Идея создания стратегических поселков провалилась. Американцы тщетно пытались заставить южновьетнамцев взяться за оружие и драться. И чем дальше, тем злее становился Джонсон (его идеи не работали) и тем больше солдат прибывало в ЮВА (идеи должны были быть реализованы любой ценой). Эскалация набирала обороты.

Однако уже на начальном этапе войны Америка столкнулась с непредвиденными трудностями, определявшимися тем, что американским руководителям в ЮВ приходилось постоянно заниматься ротацией состава сайгонской верхушки, приводя к власти то одну, то другую военную хунту. Еще одной проблемой неожиданно стала неспособность в короткие сроки разгромить вьетнамское национально-освободительное движение: вьетнамская освободительная армия к 1965 г. уже вплотную подобралась к Сайгону и нанесла армии США несколько чувствительных уколов. Силы США в десятки раз превосходили силы патриотов, но на деле все оказалось не так просто.

Глава II Сила и бессилие: 1965-1968 гг.

Вьетнамская война многое расставила по своим местам. Нельзя, конечно, утверждать, что она продемонстрировала миру «истинное лицо» Соединенных Штатов Америки: агрессивные нотки во внешней политике США прозвучали еще в период «корейского бума» 1950-53 гг. и даже раньше. Но она выявила глубинные проблемы американского государства, в частности, его излишнюю самоуверенность – доктринарную самоуверенность и самоуверенность силы. Американский историк Г. Колко, проанализировав причины поражения США во вьетнамской войне, пришел к следующему выводу: «Наша уверенность в своей правоте восходит к временам возникновения республики, однако, в те годы мы были слабы, мы сражались со слабыми народами – испанцами, мексиканцами, индейцами – на территории американского континента. Мы не привыкли подсчитывать издержки во внешней политике…. Кто бы мог подумать, что наша преобладающая мощь не восторжествует во Вьетнаме? Л. Джонсон выражает привычку избегать подсчетов и является жертвой американского требования успеха».1 Но в 1965 г. внешнеполитическое унижение еще не угрожало США, хотя неудачи на начальном этапе вмешательства в дела Вьетнама заставили Джонсона и его свиту частично пересмотреть свои взгляды на ситуацию в Индокитае.

О смене настроений в Вашингтоне свидетельствовал новый курс 1965 г.:

Как мы видим, поражения на первом этапе войны несколько отрезвили Вашингтон, заставив его отказаться от прежней демонстрации своего альтруизма, выраженной в заявлениях, что «единственным желанием [США] является обеспечение народам ЮВА возможности жить в мире и созидать собственную судьбу своими руками». Теперь этому компоненту доктрины Пентагона отводилось всего 10 %. А 70 %, отведенных на предотвращение унизительного поражения, демонстрируют тот факт, что США осознали, что война будет иметь затяжной характер и что уже на том этапе не могло быть стопроцентной уверенности, что она завершится в пользу Соединенных Штатов.

Вскоре Джонсона начали покидать знаменитые «вундеркинды»: в конце 1965 г. в отставку подал М. Банди, место которого тут же занял У. Ростоу; Маккоуна на посту директора ЦРУ вскоре сменил Р. Хелмс; а еще чуть погодя кабинет покинул и Макнамара, замененный А. Шлезингером.

Таким образом, Джонсон, в самом начале своего президентства желавший избавиться от «осколков Камелота» - наследства Д. Кеннеди, - умудрился наступить на те же грабли: избавившись от бесчисленных советников - «кеннедистов» (правда, не от всех), только мешавших ему, настаивая на эскалации войны во Вьетнаме, Джонсон в одночасье окружил себя новой армией советников - в основном, опять же, консультантами по Вьетнаму.

Кеннеди, кстати, также возводил Ростоу в ранг своих советников. Но, в отличие от Джонсона, который был в восторге, что наконец-то нанял «своего личного интеллектуала», Кеннеди так охарактеризовал профессора Ростоу: «У него бездна идей, но 9 из 10 приведут к катастрофе»3. Однако У. Ростоу, помимо всего прочего, был и главным специалистом «Камелота» по противопартизанской войне. Его внушительное творение «Партизаны и как с ними бороться» («Guerilla war: The Guerilla – and How to fight Him») разъясняло суть любого национально-освободительного движения и предлагало комплекс мер для осуществления контрпартизанских действий. Джонсон же находился у власти в то время, когда Кеннеди оставался превыше всего в национальном мышлении и эмоциях, да и сам президент пребывал в том же настроении.4 Иначе чем можно объяснить его увлечение противопартизанской войной и создание вокруг себя кружка «собственных интеллектуалов»? Дух «кеннедизма» был еще силен, но Джонсону очень хотелось отличиться чем-нибудь «своим». И если во внутренней политике президент по-прежнему развивал курс создания «Великого общества», то в политике внешней он, при активном содействии своих советников, отдал предпочтение эскалации конфликта в ЮВА. А это означало, что от стратегических изысканий США готовились перейти к применению «голой военной силы».5

На тот момент в Индокитае уже сражалась 600-ая армия США + порядка миллиона солдат ЮВ.6 Повсеместно применялось химическое оружие, в частности, препарат «орандж». Американское командование решило, что, раз в джунглях вьетконговцев превзойти не удается, то будет лучше просто уничтожить тропический лес вместе со всеми находящимися в нем живыми существами.7 После руководство армии США с удовольствием докладывало Вашингтону о жертвах среди вьетнамского населения в ходе этих операций, однако существовала и обратная сторона медали: многие американские военные сами пострадали от своего же химического оружия. В период с 1965 по 1968 гг. было проведено несколько крупных операций; на территорию Вьетнама американские бомбардировщики ежемесячно сбрасывали до 50 тыс. тонн бомб и до 1,7 млн. снарядов. К 1967 г. командование США имело под своим началом свыше миллиона американских солдат, а также солдат марионеточной армии. Что же касается общественного мнения, то вьетнамская кампания и прежде не вызывала симпатий даже у ближайших союзников США, так как в результате ожесточенных боев гибло мирное население. Однако вскоре случилось то, что потрясло весь мир.

NB 16 марта 1968 г. – кровавая расправа над общиной Сонгми

К тому моменту геноцид стал неотъемлемой частью ведения боя американскими солдатами: кровавые расправы вершились на каждом шагу; американцы не стеснялись использовать свое превосходство в вооружении над подчас безоружными, мирными жителями. После того, как стратегия истребления на долгие годы заклеймила позором Соединенные Штаты, действия американской солдатни стали объяснять приказом Макнамары, вводившим «отчетность по убитым», тем самым, выявляя эффективность военных действий. Генерал Уэстморленд, очевидно, одобрял такие зверские методы. «Лучший способ воевать – нападать и убивать вьетконговцев», говорил он.8 Вот под таким девизом американские морские пехотинцы в 1965 году сожгли 150 домов вьетнамской деревни южнее Дананга. И таких военных преступлений было множество. Трагедия Сонгми 16 марта 1968 г. стала не исключением, а скорее, рядовым эпизодом войны.9

Накануне судного дня лейтенанту У. Колли был отдан приказ провести «очистку» от вьетконговцев деревень Милай. Солдаты американской дивизии, высадившись в этом районе, партизан не обнаружили, однако приказ нужно было выполнять. Поэтому Колли распорядился согнать всех жителей к оросительному каналу на краю деревни, а после отдал приказ – палить без разбору…

Бойня длилась недолго: после уничтожения 567 жителей деревни и её сожжения убийц в военной форме и след простыл…

Правда о Сонгми стала известна благодаря письмам рядового Рэйденауэра, которые он разослал влиятельным чиновникам. На судебном процессе по Сонгми командир бригады Колли Хендерсон сквозь зубы бросил: «У каждой бригады во Вьетнаме была своя Сонгми, но не в каждой нашелся свой Рэйденауэр, болтавший про это». Сегодня на месте этого страшного преступления стоит монумент, напоминающий о том, насколько бесчеловечны и жестоки могут быть люди.

Разумеется, массовые убийства во Вьетнаме не могли не возмутить человечество. Поэтому Р. Никсон, сменивший впоследствии Л. Джонсона на посту президента США, решил не оставлять без внимания события в Милай, и вскоре У. Колли предстал перед судом – единственный из той самой 9-ой дивизии. Однако стараниями американских СМИ и с помощью некоторых видных политических деятелей США в 1974 году Колли (единственный американский военнослужащий, осужденный за военные преступления!) был освобожден, а после реабилитирован. Притом, взводный лейтенант был далеко не единственным военным, превратившимся из палача в героя. Сегодня У. Колли живет в г. Коламбус, штат Джорджия, он торгует ювелирными изделиями и спит спокойно по ночам.10 В отличие от солдат своего взвода…

Несмотря на то, что зверская расправа с Сонгми являлась лишь эпизодом всей вьетнамской трагедии, именно она продемонстрировала ту невероятную по своим масштабам силу армии Соединенных Штатов Америки, и в то же время отразила беспочвенность попыток американских военных «раздавить северовьетнамцев и вьетконговцев», чтобы впоследствии «маршем пройти по Ханою». Взбешенные своим бессилием, «крестоносцы демократии» рассылали удары направо и налево, обстреливая наугад джунгли, в надежде зацепить «ненавистного коммуниста», а если в руки им попадался вьетнамец – мирный житель или партизан – значения не имело, - расстреливали его очередью в упор.

Но даже эта демонстрация невероятной по своей разрушительности силы не изменила положения дел в войне: эскалация не дала ожидаемых результатов, а план Макнотона – Макнамары по предотвращению «унизительного поражения США», начиная с 1968 года, занял центральное место во внешней политике администрации нового президента Р. Никсона. Л. Джонсон, «жертва национального требования успеха» и безусловная «жертва Вьетнама», так и не смог выбраться из тени братьев Кеннеди, преследовавшей его на протяжении всего срока полномочий. Он просто не мог предать интересы Дж. Кеннеди, чей образ еще сохранялся в сознании нации; скорее всего, это и заставило его отказаться от своих взглядов и пойти на сохранение присутствия, а после и на эскалацию ВС США в ЮВА. Кроме того, к 1968 году Джонсон потерял добрую половину своего кабинета, в том числе и министра обороны Макнамару, –пожалуй, самого ярого, на тот момент, сторонника эскалации. Он знал, что его дни в Белом доме будут недолгими: «с самого начала я знал, что меня распнут, куда бы я ни пошел», - говорил он. Джонсон был уверен, что не пойди он в свое время на эскалацию, то был бы обвинен в том, что «позволил демократии попасть в руки коммунистов».11

Но эскалация не дала ожидаемых результатов, и вскоре администрация Джонсона оказалась перед дилеммой: либо продолжать увеличивать численность ВС США в ЮВА, либо начинать поиски выхода из вьетнамского тупика. Джонсон вынужден был отказаться от затребованного Пентагоном увеличения численности войск на 200 тыс. человек: новые шаги по эскалации спровоцировали бы новую волну протестов уже не только в американском обществе, но и во всем мире.12 Решающим стал тот факт, что уже к 1968 г. в США движение против войны во Вьетнаме обогнало негритянское движение. Недовольство войной проявлял не только народ, но и солдаты: многие из них совершали акты неповиновения, сопротивления офицерам (некоторые рядовые не гнушались убивать своих офицеров), а также мелкие саботажи, выраженные в необъяснимых поломках техники. В авангарде гражданского антивоенного движения шла студенческая молодежь. Благодаря развитию высшего образования в США в студенческих городках жили десятки тысяч студентов. В октябре 1967 г. в рамках борьбы против призыва на военную службу у здания Пентагона собралось более 50 тыс. демонстрантов. Призывники демонстративно уничтожали повестки, захватывали документацию призывных участков. Молодые люди, не желающие служить в «доблестной» армии Соединенных Штатов Америки, покидали страну: только в Канаде обосновалось до 10 тыс. американцев13. Социологические опросы среди студентов выявили взрывоопасную ситуацию в американских университетах и колледжах: 81 % выразили недовольство администрацией вузов, а более 50 % и вовсе заявили о серьезных сомнениях в правильности внешней и внутренней политике США. Правые организации, взявшие на себя обязательство дать отпор молодежи, не справлялись, пропаганда не работала.

Вскоре сам Мартин Лютер Кинг, идейный лидер «черного» движения, поддержал недовольных. Он назвал США «величайшим насильником в сегодняшнем мире», а испытание на Вьетнаме новых видов оружия и применение пыток сравнил с нацистскими экспериментами (концлагерями и пытками). «Поставить войну в Азии, преследующую сомнительные национальные интересы, выше нужд внутри страны… хуже, чем слепая политика, это провокационная политика», - заявил он в одном из своих выступлений14. Нарастание недовольства не только внешней, но и внутренней политикой государства заставило Л. Джонсона собрать чрезвычайное совещание политических деятелей, вместе с которыми он и начал вязнуть в Индокитае; среди них были М. Банди, М. Тейлор, Г. Лодж и другие. В свое время каждый из них поддерживал эскалацию конфликта во Вьетнаме, но теперь все они единодушно высказались за начало переговоров. В принципе, Джонсон мог закусить удила, что он делал уже не раз, и продолжать гнуть свою линию. Но он не стал этого делать.

31 марта 1968 г. Джонсон отдал приказ об ограничении бомбардировок территории ДРВ южнее 20-ой параллели, а вскоре и вовсе объявил о полном прекращении обстрела территории ДРВ с моря. Одновременно с этим было объявлено о готовности США начать переговоры с ДРВ, а уже 3 апреля руководство ДРВ дало свое согласие вступить в переговоры. Тем не менее, завершить войну самостоятельно Джонсону не удалось – закончился кредит доверия, выданный ему Нацией. Выборы 1968 г. прошли без его участия (Джонсон даже не стал выдвигать свою кандидатуру). Л. Джонсон был близок к завершению войны на том этапе, когда численность армии и недовольство в обществе еще не миновали своего пика, но при этом осознавал, что не оправдал возложенных на него надежд. Нация тем временем поверила словам нового президента о скором и, по возможности, достойном завершении конфликта. Тем не менее, война продолжалась.

Глава III «В трясине»: 1968-1973 гг.

К 1968 г. война во Вьетнаме приобрела для США особое значение как в рамках их азиатской политики, так и в глобальном масштабе. В связи с этим еще Л.Б. Джонсон заявлял: «Если нас выгонят из Вьетнама, ни одна нация никогда больше не поверит в американские обещания или в покровительство Америки»1. Неудачи Америки в Индокитае, неспособность США добиться ни военного, ни политического успеха в регионе – все это серьезно подрывало их престиж. Вместе с тем материальные затраты Соединенных Штатов на войну во Вьетнаме оказались настолько большими, что стали одной из причин кризисных явлений не только в экономике США, но и в системе валютно-финансовых отношений всего мира. Таково было наследие, оставленное Л. Джонсоном Р. Никсону на момент вступления последнего в должность президента Соединенных Штатов Америки в январе 1969 г.

Поражение политики эскалации явилось для Вашингтона отрезвляющим уроком: США осознали бесперспективность своих расчетов на победу в Индокитае, а посему администрация нового президента Р. Никсона вынуждена была начать поиски выхода из вьетнамского кризиса. В июле 1969 г. на о-ве Гуам Никсон изложил новую стратегию США в Индокитае, получившую название «гуамской доктрины», которая была призвана смягчить негативные последствия американского «сверхвовлечения» во Вьетнаме и спасти политический престиж США в глазах остального мира.

Знаменитая «гуамская доктрина» Никсона по отношению к Вьетнаму2, в целом, укладывалась в 3 тезиса:

1) вместо конфронтации – эра переговоров;

2) вывод войск из ЮВА;

3) «вьетнамизация» войны;

• «Вьетнамизация войны» - означала изменение военной стратегии США в Индокитае: США планировали, наконец, научить сражаться армию южновьетнамского марионеточного режима, чтобы после передать полномочия сайгонскому правительству и начать постепенный вывод своих ВС с территории Вьетнама. Параллельно с выводом войск рассматривалось также начало переговорного процесса о политическом урегулировании с СВ.

«Вьетнамизация» представляла собой комплекс военных, политических, и социально-экономических мероприятий, финансировавшихся США и призванный обеспечить сайгонскому режиму нормальное функционирование для продолжения борьбы с силами Освобождения даже после ухода американских войск из региона. Одновременно с этим, США старались маневрировать в четырехсторонних переговорах в Париже, совершая дипломатические демарши, стараясь навязать ДРВ выгодные США и Сайгону условия политического урегулирования3. Приоритет в политике «вьетнамизации» отдавался военному аспекту, так как Вашингтон еще не терял надежды добиться победы, пусть и руками марионеточного режима.

Очевидно, что на политическую программу новоиспеченного, 37-ого по счету президента США значительно повлияли выборы, в ходе которых он и был избран на этот пост. Однако народ США уже сполна хлебнул из чаши разочарования, когда предыдущий глава Белого дома, Л. Джонсон, заверив избирателей, что «не хочет, чтобы американские юноши сражались за азиатских юношей» и что «пока он президент, будет мир для всех американцев», не сдержал своего слова. Никсону крайне необходима была поддержка масс, а для этого нужно было успокоить эти массы, тем более, что накануне огласку получили кровавые события Сонгми.

И Никсон действительно начал вывод войск из Вьетнама! Уже весной 1969 г. в Штаты вернулось 65 тыс. солдат, а в апреле 1970 г. Никсон объявил о выводе в течение года еще 150 тыс. военнослужащих, а после без большой оттяжки и всех остальных4. Вашингтон пребывал в уверенности, что «вьетнамизация» войны проходит успешно: сайгонские ставленники должны были благополучно занять места американского командования, а возвращение солдат на родину – стабилизировать ситуацию в американском обществе. Сами же американцы надеялись, что эта тенденция сохранится, и что правительство приняло разумное решение, прекратив «домогаться» капитуляции Вьетнама. Но не тут-то было….

Администрация Никсона вовсе не отказалась от первоначальных целей; она просто пересмотрела методы их достижения, слегка дополнив доктрину:

4) «психологическая война»

5) «умиротворение южных районов»

• «Психологическая война» - состояла из ряда операций, подобных Сонгми. Именно при Никсоне США нанесли по Вьетнаму самый мощный удар, нанесший максимальный ущерб.5 Однако, как показывают цифры, Соединенные Штаты понесли и наибольшие потери в этот период. Можно смело утверждать, что этот метод психологической войны себя не оправдал: Хо Ши Мин так и не явился в Париж, «умоляя о мире»6. В программу «психологической войны» также входило планомерное «запугивание» руководства ДРВ, вплоть до угроз начала ядерной войны. Командующий армией США Уэстморленд предлагал использование «небольших тактических ядерных бомб», для того, чтобы «вернейшим способом что-то внушить Ханою». Однако в таком случае очень явно вырисовывалась перспектива ядерной конфронтации США и СССР, а возможно и новой мировой войны. Таким образом, руки Вашингтона были связаны.

Психологическая «обработка» проводилась так же и в рядах сайгонских офицеров (корпус численностью около 100 тыс. человек): личный состав муштровали в духе антикоммунизма, преданности идеалам свободного мира – американским идеалам. Однако, даже внушив южновьетнамцам необходимость сражаться, американское командование так их этому и не научило: несмотря на внушительную численность техники (артиллерийской, бронетанковой, военно-воздушной), возможности ЮВ были невелики. Постоянная опора на американскую помощь составляла их «самую большую слабость».7

• Еще одно средство - «Умиротворение» Юга – дало, пожалуй, куда больше результатов, чем любое из вышеперечисленных. «Умиротворение» южных, сельских районов Вьетнама заключалось во введении на территории ЮВ военно-полицейского режима. Силы местной полиции, отданные на откуп ЦРУ, к середине 70-х гг. возросли до 122 тыс. человек. Целью программы «умиротворения» стало ограничение деятельности патриотов на Юге. Планировалось лишить патриотов доступа к людским ресурсам, продовольствию, и тем самым заставить их отказаться от вооруженной борьбы. В то же время, американцы «боролись за умы и сердца» крестьянства8 и даже содействовали проведению аграрной реформы. К 1969-71 гг. политика «умиротворения» дала результаты: патриоты оказались в сложном положении, прежде всего из-за изменений в настроении крестьянства. Однако вопреки надеждам США и Сайгона, эта политика не повлияла на военно-политическую ситуацию во Вьетнаме и не привела к успеху «вьетнамизации» в целом.

В марте 1970 г. Вашингтон силами ЦРУ добился переворота в Кампучии – к власти там пришла проамериканская группировка Лон Нола. США обеспечили армию нового клиента в 220 тыс. человек, однако это не упрочило их позиций в ЮВА. Тогда Киссинджер предложил расширить масштабы войны, вторгшись в Камбоджу, и президент эту идею поддержал. Новая кампания Никсонджера оправдывалась, разумеется, вильсонианскими идеалами – содействием принципам свободы и уважением нейтралитета государства, а также горячим желанием США «излечить» его [государство] от «красной заразы». Вот так, желая Кампучии добра, армия США вторглась на изуродованную бомбардировками землю. А уже летом 1971 г. Вашингтон предпринял попытку изолировать патриотические силы ЮВ, Камбоджи и Лаоса от ДРВ, чтобы впоследствии расправиться с ними поодиночке. Лучшие силы сайгонской армии (почти 45 тыс. человек) при поддержке американской авиации вторглись на территорию Лаоса вдоль дороги № 9, стремясь перерезать пути, по которым осуществлялось людское и материальное снабжение из ДРВ – знаменитую «тропу Хо Ши Мина». Но благодаря активным действиям вьетнамских патриотов сайгонские интервенты были разбиты близ р. Бенхай по 17-ой параллели. Зимой того же года крупнейшая операция американо-сайгонских войск «Ченла - 2» завершилась их безоговорочным поражением.

Неудачи сайгонского оружия не могли не волновать Вашингтон: финансовые вливания в регион все возрастали, техника и персонал все прибывали, но успеха это не приносило. Недовольство в американском обществе усиливалось: народ не желал вкладывать средства в войну, которая не только не приносит желаемого результата, но и дискредитирует США в глазах остального мира! Ответ назревал, и Вашингтон его получил: к 1970 г. из-за студенческих волнений и демонстраций было закрыто 450 университетов и колледжей, в 21 студенческий городок введены войска.

NB 4 мая 1970 г. у университета в г. Кент, шт. Огайо, национальные гвардейцы расстреляли толпу студентов: 4 убитых, 10 раненых – вот итог попытки «успокоить» молодежь, не желавшей в будущем стать «пушечным мясом» для никому не нужной войны. Тем не менее, администрация Никсона приветствовала действия национальной гвардии, в кровавых событиях 4 мая были обвинены студенты, контроль над университетами был усилен. «Нужно было расстрелять и большинство профессоров», поговаривали в Штатах.9

Ко всему прочему, в 70-х гг. в страну каждую неделю стали прибывать тысячи тех, кто еще совсем недавно был тем самым «пушечным мясом» - солдат, которых Никсон, как и обещал, вернул на родину. Но как их встретили на родной земле? На улицах их приветствовали криками «Слабаки!», «Побитые!», спрашивали: «Сколько младенцев ты убил?» Кроме того, всплыла на поверхность история с приказом о подсчете убитых. Авторитет армии таял на глазах: служить не хотел никто, ведь уважения участие в такой непопулярной войне не добавило бы, да и далеко не у каждого молодого американца заветная мечта – увековечить свое имя на нескольких см². мрамора на Арлингтонском национальном кладбище10.

Всего же через ЮВА США прогнали почти 6,5 млн. своих солдат и советников. В общей сложности в Индокитае ВС США потеряли около 60 тыс. солдат11, остальные вернулись домой. Но что это были за люди!

Многие из солдат, прошедших Вьетнам, так и не смогли вернуться к нормальной жизни: кто-то спился, кто-то страдает наркоманией, кто-то и вовсе лишился рассудка, расшатав нервную систему, наблюдая бесчисленные казни и пробираясь по джунглям, то и дело вздрагивая от любого шороха в ожидании внезапного нападения [партизаны не раз устраивали американцам «радушный прием» в зарослях тропического леса]12. Американские герои, отправившиеся за океан воевать за справедливость, вернулись домой с клеймом безжалостных убийц. «Нас заставляли подсчитывать трупы, нас принуждали убивать», - рассказывали ветераны войны13. Множество военных преступлений в духе Сонгми были преданы огласке в США и за пределами страны, а факт массовых убийств вьетнамских младенцев (вьетконговцы?!) потряс весь мир.

Ветераны Вьетнама мысленно снова и снова возвращаются к событиям тех лет. Рядовой Симпсон признался: «Да, я убивал…меня мучают кошмары: перед глазами постоянно стоят убитые дети. Теперь я никого к себе не подпускаю и никого не люблю. Моя любовь умерла в Сонгми»14. «Я умер во Вьетнаме, - рассказывал другой ветеран, - раньше я был верен корпусу морской пехоты, теперь мне безразличны США». Около 100 тыс. солдат вернулись на родину искалеченными, а почти 50 тыс. живут в страхе перед смертью от рака: препарат «орандж», применявшийся для дефолиации джунглей, оказался смертельно опасен15.

Ситуацию усугублял тот факт, что воевали во Вьетнаме, как правило, представители несостоявшихся, низших классов. Впоследствии даже сложилась поговорка, мол, «воевали дураки, а самые умные пересидели войну, воспользовавшись отсрочками». Как прав был генерал Макартур, предупреждавший Л. Джонсона о том, что «опасно близко то время, когда многие американцы не захотят воевать за свою страну»16. Пророчество сбылось, но Джонсон в свое время это замечание проигнорировал, а Никсон, похоже, упустил момент начала развала армии. Но и без того уже было слишком поздно.

С таким багажом Р. Никсон в 1972 году подошел к очередным выборам. Уотергейт еще только маячил на горизонте, ситуацию нужно было спасать.

В первую очередь Никсон отказался, наконец, от идеи фикс - во что бы то ни стало завершить войну в свою пользу, - и счел переговоры единственным средством выбраться из трясины, в которую оказались втянуты США. Шутка ли, все предыдущие империалистические экспансии Соединенных Штатов заканчивались в кратчайшие сроки, и притом, безоговорочной победой. Война во Вьетнаме стала самой затяжной и неоднозначной в истории США, однако итоги ее подводить еще рано.

В ходе предвыборной кампании на руку Никсону сыграла «всезнающая статистика»: к исходу его первого президентства из Вьетнама на родину вместо 300 гробов в неделю (как это было при Джонсоне), доставлялись 3-4. Вывод американских войск из ЮВА спорился, да и переговоры с ДРВ, по словам Киссинджера, близились к успешному завершению. Был также установлен контакт и с Советским Союзом. Неудивительно, что Нация решила дать Никсону еще один шанс – он добился переизбрания.

Но триумфа для Никсона не получилось: последние месяцы вьетнамской войны, равно как и последние месяцы своего президентства, он проработал под прицелом телекамер (Уотергейт!). За это время Штаты предприняли последнюю бомбардировку вьетнамской земли, повлекшую за собой многочисленные жертвы, но при этом потеряли 16 самолетов Б-52, стоивших по 9 млн. долларов каждый – неприемлемый уровень потерь для американских ВВС! Тем не менее, Никсону удалось несколько стабилизировать позиции США во Вьетнаме. В мае 1972 г. Никсон волевым решением отдал приказ о морской блокаде побережья ДРВ и минировании ее портов с целью дезорганизовать тылы наступления патриотов. Это дало положительные для США результаты: они не просто приостановили продвижение вьетконговцев в направлении Сайгона, но и добились заключения мирного договора уже на собственных условиях. Однако заключительная встреча в Париже проходила уже без участия Никсона: для него, как и для Соединенных Штатов Америки, война была закончена.

NB 27 января 1973 г. подписание в Париже Соглашения о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме зафиксировало поражение американской империалистической агрессии в ЮВА, а также юридически оформило вывод войск США из ЮВ. 18 марта 1973 г. последний американский солдат покинул вьетнамскую землю17.

Итак, американские «крестоносцы демократии» потерпели сокрушительное поражение в Индокитае. Никсон, как и его предшественники, не смог его избежать, хотя и отдавал этой задаче приоритет. Но Никсону, с восшествием на пост президента, пришлось пересмотреть многое из предыдущего опыта, и вскоре ему удалось вывести для американской внешней политики новый универсальный рецепт:

Примечательно, что этот курс Никсон провозгласил еще в 1968 году, как часть своей внешнеполитической доктрины. Как мы помним, после этого он развернул масштабные операции в Камбодже и Лаосе, которые не принесли США ничего, кроме убытков. Означает ли это, что США просто физически не могут оставаться равнодушным к судьбам других государств, и им просто необходимо сражаться на чужой земле? Или же в этой войне США сражались за себя?

В 1985 г. Р. Никсон написал внушительную по размерам книгу, взяв в качестве заголовка лозунг антивоенного движения «Не бывать больше Вьетнаму». После продолжительных сетований по поводу того, что США были биты в ЮВА, повествование он закончил словами: «Во Вьетнаме мы сделали попытку и потерпели поражение, отстаивая справедливое дело. «Не бывать больше Вьетнаму» может означать, что мы не попытаемся еще раз. Это должно означать – мы не потерпим снова поражения»19. Никсон постарался сделать все возможное для того, чтобы уйти из Вьетнама достойно, но, как и его предшественники, не сделал ничего для того, чтобы народ Америки понял, зачем США воевали в Индокитае. Он завершил самую продолжительную и бесславную войну в истории США, но, как и многие до и после него, не извлек ничего поучительного из этого поражения. А это значит, что США еще не раз допустит подобную ошибку уже в других регионах. Это значит, что история повторится.

Часть II Вьетнам: вторая война Сопротивления

«Такой крошечный народ, обладавший,

наверное, одной десятитысячной мощи США!»

Дж. Дентон, сенатор шт. Алабама (1985 г.)

Глава I Вьетнам накануне войны

§ 1 История национально – освободительной борьбы Вьетнама с иноземными захватчиками

В своей истории Вьетнам пережил не одно вторжение: вьетнамский народ прошел через войны с китайскими династиями, пережил 3 монгольских похода и японскую империалистическую агрессию, несколько десятков лет находился под гнетом французского колониального господства.

Первым государством, обозначившим свои территориальные претензии в отношении Вьетнама, был, разумеется, Китай. Китайские императоры в течение многих тысячелетий считали вьетские земли частью своей обширной территории. Уже в 214 г. до н.э. император Цинь Шихуан совершил первый поход в южном направлении, который не увенчался успехом. Второй поход, возглавляемый полководцем Чжао То, ознаменовался в 179 г. до н.э. завоеванием Вьетнама. Цинь Шихуан планировал заселить присоединенные территории китайскими переселенцами, однако Чжао То решил править на вьетских землях самостоятельно: он отделился от империи, после чего основал на юге государство Намвьет. Однако пришедшая к власти в Китае династия Хань была категорически не согласна с таким положением дел, а посему в 112 г. до н.э. ханьский император У Ди двинул войска в Намвьет, а уже через год пала намвьетская столица Паньюй (совр. Гуанчжоу). Так началось продолжительное владычество китайских династий Хань, Ли и Тан, которое неоднократно прерывалось из-за частых восстаний, некоторые из которых приводили к изгнанию китайцев из страны. Однако китайские императоры вновь захватывали земли южного соседа. После восстания Кхук Тхыа Зу в 906 г. вьетнамцы в очередной раз изгнали китайских захватчиков из страны и больше не допустили установления на своей территории китайского владычества. Походы, предпринятые династиями Сун (960-1076), Мин (1368-1427), Юань (3 монгольских похода на Дайвьет 1257-1288) и Цин (1788), не увенчались успехом:1 в ответ на каждую агрессию вьеты разворачивали антикитайское движение, призывая воинов дать отпор оккупантам. 1788 г. подвел итог многовековой борьбе за независимость, в ходе которой были продемонстрированы лучшие черты нации: героизм, патриотизм, любовь к свободе и глубокое национальное самосознание. С 1788 г. для Дайвьета начался мирный этап развития государства, а уже в 1804 г. государство получило свое современное название – Вьетнам («Южный Вьет»)2.

Но спокойствие на вьетнамских территориях царило недолго: в 1858 г. Франция, завершившая накануне войну с Китаем, начала завоевание страны. В 1861 г. французские войска оккупировали юг Вьетнама, а 5 июня был подписан сайгонский договор, закреплявший за Францией ее приобретения. Тем не менее, вьетнамский народ оказывал колонизаторам ожесточенное сопротивление вплоть до 1883 г., когда французам удалось силой оружия навязать Вьетнаму кабальный договор, по которому он признавал протекторат Франции. В 1885 г. Франция добилась от Китая отказа от своего сюзеренитета по отношению к Вьетнаму. Так было завершено завоевание страны.

Вся история Вьетнама второй половины XIX и начала XX вв. проходила в упорной и мужественной борьбе против иноземных захватчиков; эта борьба носила национально-освободительный характер и объединяла широкие слои народных масс: крестьянство, ремесленников, интеллигенцию, патриотически настроенных феодалов. В период с 1886 по 1913 гг. во Вьетнаме то и дело вспыхивали очаги сопротивления (сопротивление в Бандине, бакшайское, хунглинское, хыонгшонское, иентхенское восстания) в рамках освободительной борьбы под девизом «кан-выонг» - «преданность императору»3. Однако все восстания жестоко подавлялись французскими оккупантами. С поражением движения «кан-выонг» завершилась эпоха сопротивления захватчикам, возглавляемого феодалами-националистами. Вьетнам превратился в сырьевой придаток Франции и на некоторое время оставил попытки вернуть себе независимость. Пробуждение национального самосознания у передовых, патриотически настроенных кругов вьетнамского общества связано с событиями, имевшими место на Дальнем Востоке и Восточной Азии, а именно с русско-японской войной и синьхайской революцией в Китае. В этот период, называемый также периодом «пробуждения Азии», во Вьетнаме развернулась пропаганда буржуазного развития. Однако среди патриотов не было единства: одна их часть настаивала на свержении монархии и установлении демократического строя, а другая – на первоочередном изгнании иноземных захватчиков. Большое влияние на дальнейший ход событий во Вьетнаме оказала Великая Октябрьская революция, ибо именно она подсказала первому вьетнамскому пропагандисту ее идей – Хо Ши Мину, - что организовать национально-освободительное движение народных масс сможет только коммунистическая партия.

NB 3 февраля 1930 г. под руководством Хо Ши Мина была создана единая Коммунистическая партия Вьетнама. Рабочий класс под руководством своего коммунистического авангарда взял на себя руководящую роль в национально-освободительном движении. Летом 1936 г. был развернут Народный фронт освобождения. Но партии не удалось в кратчайшие сроки организовать народные массы таким образом, чтобы создать условия для изгнания захватчиков: французский колониальный аппарат с началом Второй мировой войны развернул репрессии против демократических сил в Индокитае. Практически все демократические организации Вьетнама ушли в подполье. Казалось, что добиться независимости страны уже невозможно. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Японская империалистическая агрессия 1940-1945 гг.

Как мы знаем, Япония во II Мировой войне была одним из агрессоров вообще и главным агрессором в тихоокеанском регионе. Посему, когда в июне 1940 г. перед германским фашизмом капитулировало французское правительство, сложились «благоприятные» условия для фашизации французской администрации в Индокитае. 23 сентября 1940 г. японцы фактически оккупировали полуостров, хотя прежнее правительство оставалось на своих местах. Примечательно, что с самого начала французские власти выступили против антифашистского движения во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже и преследовали его участников. Поскольку французские колонисты не смогли защитить народы Индокитая от японской агрессии, вьетнамцы с первых же дней вторжения начали самостоятельную борьбу с японскими оккупантами. В октябре-ноябре 1940 г. развернулось партизанское движение, почти одновременно вспыхнули антияпонские восстания в ряде городов на юге страны. Вьетнам в очередной раз погрузился в свое ставшее уже привычным состояние Вьетнама в борьбе.

Важной вехой в японо-вьетнамском противостоянии и во всей дальнейшей истории Вьетнама стало создание в мае 1941 г. Лиги борьбы за независимость Вьетнама – Лиги Вьетминь, образованной по инициативе всех без исключения патриотических сил страны. Народ Вьетнама по своему опыту борьбы за независимость знал, что изгнать захватчиков можно только силой оружия, поэтому лига Вьетминь поставила задачу создать вооруженные силы народа. На базе нескольких партизанских отрядов была создана Армия национального спасения.

• 9 марта 1945 г. японские оккупационные власти ликвидировали во Вьетнаме французский колониальный аппарат. Во всех крупных городах японцы разоружили французские военные гарнизоны. Часть французских войск бежала в Китай. Таким образом, французские власти капитулировали пред японскими агрессорами, отдав им почти без сопротивления почти всю страну. Но вьетнамский народ не желал просто сменить французское господство на японское. Он желал свободы и независимости.

Героическая борьба вьетнамских партизан сплачивала народные массы, воспитывала в них ненависть к захватчикам и предателям, поднимала их на борьбу с врагом. Благодаря активной пропаганде тысячи людей устремились в партизанские отряды. К марту 1945 г. были созданы опорные вооруженные базы, за счет чего силы Вьетминь контролировали 6 провинций СВ. А в период с марта по август 1945 г. партизанское движение охватило ряд других провинций: Иенбай, Куангиен, Ниньбинь, Куангнгай. К середине 1945 г. силы Вьетминь, благодаря объединению Освободительной Армии и Армии национального спасения в единую Национально-освободительную армию Вьетнама, контролировали уже большую часть территории Вьетнама. Несмотря на то, что вьетнамский народ собственными силами освободил свою страну и изгнал с ее территории французов, на ход событий также в значительной степени повлияли успехи советской армии, которые ясно показали, что дни японских оккупантов сочтены.

16 августа 1945 г. в Танчао был созван Конгресс народных представителей, который принял историческое решение о всенародном вооруженном восстании. На том же конгрессе был избран Центральный комитет национального освобождения во главе с Хо Ши Мином. А уже 19 августа был освобожден Ханой. 23 августа вспыхнуло восстание в Хюэ. В ходе восстания император Бао Дай издал акт о своем отречении. 2 сентября 1945 г. в Ханое Временное революционное правительство провозгласило декларацию независимости Демократической республики Вьетнам. Таким образом, в результате 80-летней борьбы против французских колонизаторов и 5-летней войны с японскими оккупантами вьетнамский народ сверг колониальное иго и создал демократическую республику на основе национальной независимости, территориального единства и демократических свобод

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Из полицейского протокола: "Бросал лебедям хлебные крошки. Сорвал балет "Лебединое озеро".
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по политологии "Американская агрессия во Вьетнаме. Преступление и наказание", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru